Ветлужский край (Поветлужье, марийская история, археология, топонимика)

Команда Кочующие - Ветлуга

 

Народы, в глубокой древности обитавшие в Поветлужье

     На этой территории обнаружены памятники глубокой старины: каменные сверленые, костяные, бронзовые и ранней эпохи железа орудия труда, военное оружие, предметы быта и домашнего обихода, включая круглодонную и плоскодонную керамику - глиняную посуду.

     Здесь сохранились следы древних городищ, расположенных на крутых берегах рек и впадающих в них оврагов: на Вятке, при впадении в нее реки Пижмы - Пижемское, на Ветлуге - Чортово, Спасское, Паново, Одоевское и др. Все перечисленные городища были укреплены высокими земляными валами, глубокими рвами, сооружаемыми в целях зашиты от нападения врагов, что свидетельствует о войнах, происходивших между племенами и народами.

     Кто же первым заселил междуречье Вятки и Ветлуги? Обратимся к одному из письменных документов - русской летописи под названием «Повесть временных лет», относящемуся к концу XI века н.э. Этот документ (автором его считают монаха Киево-Печерского монастыря - Нестора) рассказывает, какие народы в историческую эпоху были соседями древней Руси:

     «На Белоозере седят Весь, на Ростовском озере Меря, на Клещинс озере Меря же, на Oцe реце, где потече в Волгу, Мурома язык свой. Черемиси язык свой, Мордва язык свой. А вси инии языцы, иже дань дают Руси, Чюдь, Меря, Весь, Мурума, Черемиси, Мордва, Пермь, Печера, Ямь, Литва. Зимгола, Корсь, Норова, Либь (Ливь), си суть свой язык имуще».

 

 дополнительные ссылки:

СТАТЬЯ ПРО НИЖЕГОРОДСКИХ МАРИЙЦЕВ

СТАТЬЯ ПРО БЛИЗОСТЬ НАРОДОВ МАРИ И МЕРЯ - ТУТ!

СТАТЬЯ ПРО ЧЁРТОВО ГОРОДИЩЕ - ТУТ!

СТАТЬЯ ПРО ПОВЕТЛУЖЬЕ И ВЕТЛУЖСКИХ МАРИЙЦЕВ - ТУТ!

ДРЕВНЕЕ МАРИЙСКОЕ ГОРОДИЩЕ ЦЕПЕЛЬ - ТУТ!

МАРИЙСКИЕ ЛЕГЕНДЫ НА РЕКЕ ЮРОНГА - ТУТ!

СВЯЩЕННЫЕ МАРИЙСКИЕ МЕСТА ОКОЛО ВАСИЛЬСУРСКА - ТУТ!

СВЯЩЕННЫЕ РОЩИ ТОНШАЕВСКОГО РАЙОНА - ТУТ!

СВЯЩЕННЫЕ МЕСТА ШАРАНГСКОГО РАЙОНА - ТУТ!

СВЕТЛОЯР - СВЯЩЕННОЕ ОЗЕРО В КРАЮ ДРЕВНИХ МАРИ!

 

                                                 РЕКА   ВЕТЛУГА       

 

     Археологи и антропологи, путем исследования древних находок, обнаруженных археологическими раскопками или случайно найденных населением предметов, рассказывают нам о том, когда первые люди появились в междуречье Вятки и Ветлуги, каков был их способ производства, а также и общественный строй на разных этапах человеческого развития.

     Среди населения нашего края, исходя из многих марийских названий рек и населенных пунктов, сложилось мнение, включая и автора настоящих строк, что коренным населением междуречья Вятки и Ветлуги являются марийцы. Правда, в междуречье Вятки и Ветлуги марийцы появились очень давно, но, тем не менее, как выясняется при более тщательном изучении географических названий, они не были первыми его обитателями. Дело в том, что многие здешние реки свои названия получили от народов, обитавших здесь еще до появления марийцев, но последние, а потом и русские, исказили первоначальные названия рек и населенных пунктов. Остановимся на этом более подробно.

     На основании изучения собранного материала при Казанском государственном университете был издан Историко-географический очерк «Черемисы», автором которого значится член экспедиции И.Н.Смирнов.

 

 

     В одной из глав очерка автор писал: «Страна, в которой окончательно осели черемисы, не была пустыней, когда они в ней поселились. Главные воды территории от Волги до Вятки были известны человеку задолго до начала черемисской колонизации. Все они имели названия, не соответствующие по своему составу черемисским. Мы видим реки: Ветлуга (Вытла), Кокшага (Какшан). Пижма, Унжа. Уртьма, Орья, Крутья, Турья, Курья, Сурья. Названия эти не могут не считаться вотяцкими, т.к. ныне вполне определенные следы вотяков мы имеем рядом с этими названиями. Во всех этих названиях звучит или имя вотяков, или вотские слова для обозначения реки, поля, деревни. Из того обстоятельства, что вотские названия носят мелкие речки, можно заключить, что вотяки, подобно черемисам, застали край если не заселенным, то уже со следами человека.

     Общеизвестно, что для изучения заселения любого края люди давно стали пользоваться исследованием топонимики, т.е. географических названий и их происхождения (рек, озер, населенных пунктов, урочищ и т.д.) И в самом деле, поскольку реки возникли ранее заселения их человеком, следовательно, и названия им даны тем народом, который первым поселился на берегах этих рек. Этим же народом даны названия своим населенным пунктам. В процессе дальнейшею расселения людей - одни народы, теснимые другими, уходили с обжитых мест, оставив свои следы в названиях рек и населенных пунктов, другие приходили, создавая новые поселения и придавая им свои названия.

     Но здесь необходимо сказать, что географические названия далеко не всегда точно передаются, потому что зачастую происходит искажение звукового облика слов при переводе одного языка на другой, а иногда, например реке, придается свое, другое название. Подобное явление происходит по ряду причин, одна из которых состоит в том, что заселивший местность народ старым названиям придает свои, несколько созвучные. Так, например, в Шахунском районе есть деревня Щербаж, возникшая около ста лет тому назад на речке с марийским названием Шерваж (шер - источник, важ - корень), а новоселы русские и речке, и своей деревне придали созвучное, полурусское - полумарийское название Щербаж.

При постройке в 1922-23 годах Вахтанской железнодорожной ветки на речке Нулговаж (нулго - пихта, важ - корень) возник небольшой поселок, которому русские рабочие, строившие ветку, придали свое название - Долговяж.

 

 

 

 

 

Старожилы рассказывают, что там, где сейчас расположено село Тоншаево, у местных марийцев находился административный центр, где решались общественные вопросы. Он имел название - Туньшо, что в переводе на русский язык - комель, основание или основной, главный, а русские, исказив его, переложили на свой лад, назвав Тоншаево, с русским окончанием суффиксом - ево.

     Помимо этого в языках некоторых народов имеются звуки, которые отсутствуют у других. Например у марийцев А, О. У них же у старшего поколения отсутствовали звуки Ф и X. Слова Федор и хлеб они произносили - Ведор, клеб.

     Попытаемся исследовать названия некоторых рек нашего края. Оказывается река Уста - приток Ветлуги - носит удмуртское название, произошедшее от слова усто, что в переводе на русский язык - мастер, искусный в каком-либо деле. Марийцы же, заселившие позднее эту местность, удмуртское название несколько исказили, придав свое - Уста, что в переводе на русский язык то же, что и усто. У реки Усты среди ее притоков есть река Вая. Это название также произошло от удмуртского слова вай, в переводе на русский язык ветка, притока. Искажение произошло по той причине, что марийцы ею заменили своим созвучным словом вая, которое имеет другое значение - кайма или оторочка.

 

     Среди притоков Ваи имеются речки Синьга и Курдома, названия которых произошли от коми-зырянских слов. Слово синьга в переводе на русский язык - черная утка, одна из пород уток. Слово курдома происходит от коми-зырянского глагола курдыны - горкнуть, прогоркнуть, прошедшее время этого глагола будет курдома - прогоркла. Удмуртские названия рек обнаружены на стыке Шахунского и Тоншаевского районов. В своем верхнем течении река Пижма имеет притоки Черный Курнуж и Пинал. Названия рек Курнуж, надо полагать, произошло от удмуртского слова кырныж - ворон. По-марийски ворон - курныж, а русские рекам придали название - Курнуж. Слово пинал в переводе с удмуртского - ребенок, отсюда дети, ребята - пиналъёс.

 

     Коми-зырянское название, по-видимому, носит река Малая Какша, а от нее и Большая Какша.

 

Малая Какша берет начало в непосредственной близости от рек с коми-зырянскими названиями Синьга и Курдома. Марийцы название этой реки считают производным от слова кокша - фурункул, что маловероятно. В коми-зырянском языке существует, подобно марийскому, слово кукша, с ударением на первом слоге, означающее «развилка». Дело в том, что Малая Какша начинается слиянием двух ручьев, которые, сходясь, как бы образуют развилку. Очевидно, марийцы, придав реке существовавшее коми-зырянское название, изменив ударение, восприняли его в своем понимании - фурункул.

     Говоря об удмуртских названиях рек нашего края, уместно будет сказать об одном из населенных пунктов Тоншаевского района - деревне Одошнур, что в непосредственной близости от реки Пижмы. Не положены ли в основу названия деревни Одошнур марийские слова: одо - вотяк, нур - поле, т.е. в переводе на русский язык - Вотяцкое поле. Здесь вместо марийского нур - стоит русское шнур. О подобных искажениях русскими марийских названий уже говорилось. Не подтверждается ли этим наличие в прошлом удмуртских поселений на реке Пижме. Следует отметин, что если река Уста носит удмуртское название, а некоторые реки ее бассейна - коми-зырянские, то можно сделать вывод, что удмурты в наш край проникли ранее коми-зырян.

     Несколько слов о названии реки Пижмы. Как уже упоминалось, по исследованиям экспедиции Казанского университета, название реки Пижмы к марийскому языку не относится. На северо-востоке Европейской части СССР имеются четыре реки, носящие название Пижма. Это притоки рек Печоры, Мезени, Вятки и Ветлуги. Исследователи северо-восточной части Европы - И.Н.Смирнов (автор очерка «Черемисы»), А.К.Матвеев (Уральский государственный университет) и другие, изучив топонимику ряда областей, пришли к выводу, что в глубокой древности через этот край прошел поток людей, язык которых не сохранился. Они-то и придали более или менее крупным рекам свои названия, включая и Пижму, хотя местные марийцы название Пижмы переводят на русский язык как вязкая (существительное пижман от глагола пижаш - вязнуть).

 

 

 

 

 

 

     Некоторые исследователи Среднего Поволжья, как например, Л.М.Каптерев (автор книги «Нижегородское Поволжье в X-XVI веках»), считают, что у древних племен, обитавших по среднему течению Волги и в бассейне Оки, ма означало - река. Что касается мелких рек нашего края, то они носят марийские названия.

     Следы пребывания в нашем крае коми-зырян сохранилось не только в названиях рек, но и населенных пунктов. Если посмотреть карту современной Коми, то на ее территории, а также близ границ, мы найдем следующие топонимы: Ошкурья, Турья, Унья, Юрья и др. На территории же Шахунского и соседних с ним Уренского и Кикнурского районов мы найдем ряд географических названий, подобных коми-зырянским: Шахунья, Зубанья, Арья, Уртьма, Крутья-Исупово, Турья Марийская.

 

 

 

 

Городища междуречья Вятки и Ветлуги и материальная культура их населения.

     Какой же была материальная культура народов, обитавших в междуречье Вятки и Ветлуги? Ответ на этот вопрос нам дают археологи. Они, подвергнув раскопкам городища Ветлуги, Прикамья, включая Вятку, и изучив орудия труда, предметы быта, военное оружие, обнаруженные в процессе раскопок, определили не только культуру обитателей городищ, но и общественное развитие их в эпоху бронзы и раннего железа, а также время заселения этими народами междуречья Вятки и Ветлуги и время колонизации его марийцами.

     Городища междуречья Вятки и Ветлуги относятся к числу так называемых костеносных и расположены по Каме, Вятке и Ветлуге. Одно из них - Пижемское городище является последним из числа костеносных вверх по течению Вятки. По мнению археологов «... оно дало изумителыю богатые и разнообразные находки; почти нет таких предметов, из числа найденных на костеносных городищах, которые не встречались бы на Пижемском».

 

 

 

Пижемское городище.

     Пижма являлась одним из путей переселения народов с Востока на Запад. Городище находится при впадении ее в Вятку. Оно расположено на высоком мысу правого берега Вятки, при слиянии с ней Пижмы - реки, берущей начало в окрестностях деревни Щербаж Шахунского района. Городище ограничено с одной стороны крутым обрывом к Вятке, с другой - крутым оврагом, а с напольной стороны - земляным валом, высотой 4,5 метра, и рвом, глубиной 1,5 метра.

     Выбор места для городища предусматривал его обороноспособность, и хороший обзор рек Вятки и Пижмы, которые, в свое время, являлись единственными торговыми и военными путями. Оно неоднократно подвергалось раскопкам: в 1866 году - Алабиным, в 1888 году - А.А.Спипыным, в 1906 году - А.С.Лебедевым и в 1928 году - Институтом антропологии Московского государственного Университета, экспедицией руководил Б.С.Жуков.

     Но еще до первых раскопок площадка городища была изрыта местными крестьянами, искавшими здесь клады и добывавшими кости животных, которых здесь было очень много, от чего подобные городища и называются костеносными. Эти кости десятками пудов сдавались в Кукарку (ныне Советск), что в шести верстах от городища, для переработки. Количество находок на городище по подсчету А. А. Спипына, не считая костей животных и обломков керамики (черепков), свыше тысячи, а по подсчетам других - до двух тысяч.

 

     Обилие костей животных, черепков, орудий труда и предметов быта свидетельствуют о длительном пребывании здесь людей, причем на нем отсутствовал нейтральный слой, т.е. не было перерыва в обитании примерно до X-XI вв. нашей эры.

     В нижнем слое обнаружены кости диких животных, количество которых, несмотря на размыв водами, составляло половину, и принадлежало лосю, оленю, медведю, зайцу, бобру и др. Кости домашних животных принадлежали лошади - 72% и свинье - 28%. В нижнем слое кости крупного и мелкого рогатого скота отсутствовали. В верхнем слое количество костей диких животных уменьшается, а домашних - увеличивается, появляются кости коровы, овцы. Кроме костей животных найдены и кости рыб. Из приведенного материала видно, что на первых порах источником существования обитателей городища в первую очередь была охота, а потом - скотоводство и рыболовство. Наличие костей бобра свидетельствует о том, что охота носила и промысловый характер - пушнина служила предметом торгового обмена.

     Большой интерес представляют орудия груда и предметы быта. На протяжении длительного времени существования городища они изготовлялись, главным образом, из костей животных. Например, раскопками обнаружены в большом количестве костяные наконечники стрел, а так же копий, гарпунов, ножей, острог, удочек, шильев, вязальных игл, кодочигов, пряслиц и т.д. Найдены, так же, изделия из кремня: наконечники стрел, скребки, бруски, точила и пр. Среди костяных изделий обнаружены наконечники боевых молотов, состоящих из полых трубчатых костей крупных животных, скошенных и заостренных с одного конца, прикрепляемых к деревянным рукояткам. Подобные боевые молоты обнаружены в Поветлужье на Одоевском городите и О.Н.Бадером определены как мотыги. К этому следует добавить, что на городище найдены зерна полбы, колосовых культур, семена конопли. Можно сделать вывод, что у населения городища существовало примитивное земледелие. Наличие пряслиц и конопли - свидетельствуют о ткачестве.

     На костеносных городищах была развита и металлургия. На пижемском городище была вскрыта каменная кладка очага, состоящая из небольших обожженных камней. Глубина очажной ямы достигала одного метра. В очаге и вокруг него найдены кусок железа, шлак, глиняная льячка, небольшое железное кольцо, металлический перстень. Здесь же обнаружены костяное пряслице, волокна грубой ткани, зерна хлебных злаков.

 

     Судя по найденным костяным предметам, обитатели городища плели сети и работали с лыком и берестой.

     Принадлежность городища какому-либо народу, обитавшему, в бассейне Вятки, не установлена, но поскольку марийцы на Вятке появились примерно в X-XI веках н.э., то оно могло принадлежать в ранней стадии его существования вотякам, чуди или коми-зырянам. «По всем признакам костеносные городища относятся к очень отдаленному времени и стоят ближе к бронзовому веку, чем ко времени преобладания железных орудий» отмечает А.А.Спицын.

 

 

 

Городища Поветлужья.

     В Поветлужье более подробно исследованы городища: Руссенихинское, что в 7 км от с. Воскресенское, Богородское - на территории Варнавинского района, Чортово - в 7 км вниз по течению от г. Ветлути, Спасское - в 6 км вверх по течению от г. Ветлуги, Одоевское - в 30 км вверх по течению от г. Ветлуги, Паново - близ села Рождественское и более молодое - Шангское, что при впадении р. Шанги в Ветлугу.

 

     Перечисленные городища, за исключением Шангского, неоднократно подвергались раскопкам, в том числе и в 1925 г. Институтом Антропологии Московского университета. Экспедицию возглавлял Б.С.Жуков (см. «Человек Ветлужского края», Н.Новгород, 1926 г.). В состав экспедиции входили Е.И. Горюнова и О.Н. Бадер. В 1926 году О.Н. Бадером произведены дополнительные раскопки Одоевского городища. Е.И. Горюнова и О.Н. Бадер впоследствии принимали участие в раскопках городищ Прикамья.

     «Ветлужские городища представляют собой достаточно типичные укрепленные поселения, но не вполне однородные. Хронологическим диапазон Ветлужских городищ велик и достигает двух тысяч лет. При том древнейшие городища расположены на Ветлуте довольно равномерно по всему нижнему и среднему течению. Часть городищ имеет по два, три и даже четыре разновременных культурных слоя, распадающихся на несколько хронологически последовательных групп, отражающих исторические процессы». «Культурная принадлежность Ветлужских городищ относится к ананьинской культуре, центром распространения, которой, было Прикамье, включая бассейн Вятки».

 

 

     Из исследований О.Н.Бадера видно, что Одоевское городище расположено на мысу обрывистого правого берега Ветлуги и крутого оврага, с напольной стороны огражденного земляным валом и рвом. Городище имеет четыре слоя. Культура нижнего слоя представлена чрезвычайно слабо, вследствие чего определить его принадлежность к какой-либо из известных культур не представляется возможным. Однако следует «... лишь сказать, что в технике первых поселенцев достаточное место занимали каменные орудия». Третий слой отнесен к VII-V вв, а второй - к IV-III вв до н.э.

 

     Керамика раннего периода Одоевского городища, а также других городищ Поветлужья близка к вятско-камским городищам, включая Пижемское. Второй слой отнесен к поздне-ананьинской и ранне-пьяноборской культурам. Керамика второго и третьего слоя близки между собой. Между вторым и первым слоем прослеживается увеличение вала, что, очевидно, вызвано угрозами нападения со стороны других племен.

 

 

     Одоевское городище так же, как и Пижемское, богато орудиями труда и предметами быта из кости, включая боевые молоты из полых костей крупных животных с коленчатыми деревянными рукоятками. По обилию костей животных городище относится к вятско-камским костеносным городищам.

 

     Среди обнаруженных костей животных в нижних слоях 75% принадлежит диким и только 25% -домашним животным (из них 74% - свинье). Найдены также кости рыб. Отсюда можно сделать вывод, что основой жизни населения были охота, рыболовство, примитивное земледелие и слабо развитое скотоводство (свиньи, коровы и лошади). Судя по костям, лошадь принадлежала сибирской или монгольской породе. Мелкий рогатый скот отсутствовал.

 

     «Представляется очень важным, что верхний слой Одоевского городища и аналогичных ему городищ Поветлужья в культурном отношении не связан с предшествующим ему вторым слоем, относящимся к позднеананьинскому и раннепьяноборскому времени. В частности, керамика первого слоя никоим образом не может быть поставлена в генетическую связь с керамикой второго слоя. В более восточных районах на Вятке и Каме, где такая связь налицо, и где керамика до позднего времени (XIV век) продолжает оставаться круглодонной, с примесью раковины в глине и т.п., что указывает на ее продолжение от древнейшей ананьинской»[4, 155]. Такой же точки зрения придерживаются и другие исследователи ветлужских городиш, как например, Чортова.

     Чортово городище расположено на высоком мысу (21 м над поймой) правого берега Ветлуги и глубокого оврага. С напольной стороны сохранился деформированный вал высотой около двух метров и ров. Оно четыре раза подвергалось раскопкам: в 1903 году Н.М.Бекаревичем, в 1908 году В.И. Каменским, в 1925 году экспедицией Антропологии Московского университета и в 1957 году экспедицией Марийского научно-исследовательского института языка, культуры и истории, совместно с Горьковским краеведческим музеем. Экспедицию возглавляли А.Х.Халиков и А.Е.Безухова. После изучения 931 предмета, найденных Каменским, а также двух топоров из камня диорита, хранящихся в Ветлужском краеведческом музее, Халиков и Безухова пришли к выводу, что городище имеет «... по крайней мере, четыре разновременных археологических памятника»[5, 7], причем нижний слой относится к эпохе бронзы - к фатьяновской культуре ярославской группы. «Очевидно, к этому времени относятся и несколько кремневых ножевидных пластинок, обнаруженных при раскопках Каменского. Можно полагать, что на месте Чортова городища в первой половине II тысячелетия до н.э. (дата ярославской группы фатьяновских могильников) существовал фатьяновский памятник, скорее всего могильник, разрушенный более поздними поселениями» [5, 8].

     При раскопках вала и площадки Чортова городища еще Каменским около вала был вскрыт нижний слой, в котором встретилась глиняная посуда с примесью толченой раковины и шнуровым орнаментом, а также кости животных, рыб и отдельные костяные орудия: гарпуны, наконечники стрел. Все эти находки подобны находкам второго слоя Одоевского городища. Здесь также найден медный топор-кельт. Судя по этим находкам, население городища принадлежало к ананьинской культуре Прикамья. В верхнем слое были обнаружены в большом количестве глиняная посуда с примесью в тесте шамота, груды шлака, камни и различные изделия: льячки, литейные формы и тигли, железные ножи, рыболовный крючок, несколько наконечников стрел и обломки медных изделий. При сопоставлении находок в нижнем и верхнем слое усматривается некоторая разница, а именно: если глиняная посуда из нижнего слоя имеет примесь толченой раковины, то из верхнего слоя - примесь шамота3a. При этом необходимо отметить появление признаков обработки металла и изделий из него. Следовательно наблюдается как бы смена одной культуры - другой. Эту смену культур устанавливают и Халиков и Безухова при раскопках в 1957 году. Между прочим, они отмечают, что так же, как и на Одоевском, на Чертовом городище между нижним и верхним слоями прослеживаются следы земляных работ по увеличению вала.

 

     В процессе раскопок на Чортовом городите обнаружен могильник, относящийся к концу существования городища - началу IV века. На городище вскрыты три погребения. Одно из них со следами трупосожжения. В местах погребения обнаружено много украшений из меди, латуни и серебра: нагрудные подвески, серебряные браслеты, латунные колечки, медные пронижи. Вместе с украшениями найдены костяные наконечники стрел, глиняные льячки, каменные литейные формы и т.д. Наличие в местах захоронения серебряных вещей свидетельствует о некотором экономическом неравенстве населения.

 

 

     Судя по погребальным обрядам и украшениям, найденным в местах захоронений, археологи полагают, что верхние слои Одоевского и Чортова городищ принадлежат предкам марийцев.

     Путями колонизации предков современных марийцев, пришедших с Правобережья Волги, была не только река Ветлуга. «Заселение страны идет по рекам обособленными группами. Подобно тому, как славяне южной России назывались по рекам, на которых осели, черемисы разделяются на группы, обозначающиеся именем какой-нибудь реки. Севшие на Ветлуге - вытля-марэ, по Пижме - пижман-марэ, по Рутке - рэд-марэ, по Кундышу -кундыш-марэ...».

     Следовательно, марийцы двигались и по другим притокам Волги - Рутке, Кокшаге, и ее притоку Кундышу, не говоря уже о Пижме, подвергая ассимиляции обитавших в междуречье Вятки и Ветлуги удмуртов, коми-зырян и чудь. Пожалуй, только этим и можно объяснить сохранившиеся в памяти марийцев и потомков народов, подвергшихся марийской ассимиляции, названия не только рек нашего края, но и угодий, урочищ, а, может быть, и населенных пунктов.

 

     Что касается заселения марийцами реки Вятки, то исследователи марийского края отмечают: «Заселение Вятского края черемисами шло одновременно и с разных сторон. Яранский уезд, нужно думать, заселен черемисами, проникшими с Унжи и Ветлуги на среднее течение р. Вятки и спустившимися по этой реке в нынешний Котельнический и Яранский уезды».

     Необходимо отметить, что как ветлужские, так и вятские марийцы до сего времени говорят на горном диалекте, в отличие от лугового диалекта, на котором говорят марийцы Марий-Эл. Паново городище. Если Руссенихинское и Богородское городища имеют много общего с Одоевским и Чортовым городищами, то Паново - более древнее, относящееся к неолиту (новому каменному веку).

     Здесь следует кратко коснуться расселения с востока на запад в глубокой древности племен угро-финской языковой группы. Общеизвестно, что эта группа племен обитала где-то в Приуралье, включая восток и северо-восток Европы. Задолго до нашей эры часть этих племен двинулась на запад, заселив впоследствии север Европы (чудь заволоцкая, коми), Поволжье (мордва), часть бассейна Балтийского моря (эсты, финны), даже Тиссо-Дунайскую равнину (мадьяры-венгры). О местностях, заселенных племенами черемис-марийцев, мери, печоры, зырян, перми уже говорилось. По пути движения эти племена в отдельных случаях вступали с местным населением в войны, или вытесняли их, или ассимилировали, как черемисы-марийцы ассимилировали племена ананьинской культуры Поветлужья.

 

 

 

Веселовский могильник.

     В 1957 году Марийским НИИ и Горьковским Краеведческим музеем также были подвергнуты раскопкам Веселовский могильник и Черемисское кладбище.

     Веселовский могильник расположен на дюнном всхолмлении левого берега Малой Какши близ деревни Семеново. На могильнике вскрыто 15 погребений, причем два из них произведены после сожжения трупов, но вещи, полагающиеся по обычаю при погребении, положены. В погребальном обряде древнего населения Поветлужья захоронение осуществлялось в полном одеянии, с украшениями, орудиями труда, предметами быта, оружием и посудой. По найденным вещам можно восстановить костюмы захороненных. На голову одевалась кожаная повязка, украшенная медными бляшками и медная цепочка из мелких колечек. На шее были украшения из серебряной витой проволоки, так называемые гривны. Грудь украшалась оригинальными бронзовыми подвесками. Бронзовые и серебряные браслеты покрывали руки, в некоторых погребениях найдено 15-17 браслетов. На пальцах рук были серебряные перстни. Хоронили обычно в меховой одежде. Сверху она подпоясывалась кожаным поясом с серебряными или медными накладками. На поясе висел кинжал в деревянных ножнах с латунной оправой. В специальном кожаном мешочке находились трут, кремни и кресало для высекания огня. Названные вещи встречены не во всех погребениях. Наряду с богатым захоронениями были и бедные, однако в каждом из них археологи нашли посуду - железный или медный котел или глиняный горшок. Помимо перечисленных предметов обнаружены орудия труда - лесорубные широколезвийные топоры, тесла, шилья, а также оружие - копья, колчаны со стрелами .

     При повторных раскопках в 1958 году на могильнике обнаружены две серебряные чаши восточной работы с чеканным орнаментом и серебряные монеты - диргемы. Одна из них отчеканена в Булгаре в 987 году. Исследователи Веселовского могильника установили, что он принадлежал марийцам и относится к IX-XI векам н.э. К этому времени основой жизни населения были земледелие, скотоводство, охота и рыболовство. Земледелие было пашенным и подсечным. Основным орудием подсечного земледелия являлся топор, найденный в семи погребениях. При раскопках в 1929 году в одном захоронении найден мешочек с просом и полбой. Для обработки продуктов земледелия пользовались ручным каменным жерновом. Судя по обнаруженным остаткам шкур и тканей из шерсти скотоводство состояло из коров и овец. Широко был распространен пушной промысел, меха служили предметами торгового обмена. В могилах найдены орудия рыболовства - остроги, крючки, остатки костей рыб. Во всех могилах попадалась льняная ткань.

     Находки Веселовского могильника красноречиво рассказывают о высокоразвитых ремеслах. Наличие однородных предметов свидетельствует об обособленности ремесел. Кузнецы занимались изготовлением топоров, тесел, наконечников стрел, ножей и т.д. Они знали приемы ковки, сварки, и клепки. Обработка дерева состояла из изготовления чаш, рукояток, изделий из бересты. Население было знакомо с обработкой кож и мехов для обуви, одежды, перчаток, различного рода сумок, кошельков, ножен и т.д.; изготовляли льняные и шерстяные ткани, умели окрашивать их; встречались изделия из кости - гребенки, рукояти ножей и шильев. Больших успехов достигли в ювелирном деле, изготовлении украшений из меди, бронзы, латуни, олова, свинца и серебра. Ремесленникам была известна техника литья, ковки и чеканки цветных металлов. Материал для этих изделий, по мнению исследователей, привозился из Прикамья, где в это время складывались народности коми и удмуртов.

     Среди предметов попадались и такие, что были близки к предметам из мерянских курганов, могильников муромы и мордвы. Они свидетельствуют о связях марийцев с населением Волго-Окских районов - мерей, муромой, мордвой, волжскими болгарами, удмуртами и славянами. От волжских болгар к марийцам попадали серебряные украшения - серьги и витые браслеты с каменными вставками, серебряные монеты - диргемы и серебряные изделия восточных мастеров.

 

 

 

 

 Ветлужские марийцы

 

     Итак, марийцы являются древнейшими жителями междуречья Вятки и Ветлуги. Разложение родового строя у них произошло в V-VШвеках6 н.э. С этим разложением у них возникли племенные княжества, управлявшиеся старейшинами князьками, избираемыми из своей среды. Используя свое положение, князьки с течением времени стали самовольно захватывать власть над племенами, обогащаясь за счет них, а также за счет соседних племен, путем грабежей-набегов. Судя по богатым захоронениям и серебряным изделиям, обнаруженным при раскопках на Веселовском могильнике, богатства были сосредоточены в руках верхушки племени.

     В VIII веке марийцы подпали под власть кочевых племен - хазар, обитавших в Нижнем Поволжье, Приазовье, Подонье и Крыму, и совершавших набеги на своих соседей, включая и славян. В конце IX века марийцы попали под влияние волжско-камских болгар. Болгары с марийцами вели торговлю. Основными товарами у марийцев были пушнина, мед, воск, которые не только служили предметами торговли, но и уплаты дани. На свои товары марийцы выменивали железные и другие изделия. Поскольку болгары к тому времени достигли значительных успехов в экономике и культуре, марийцы позаимствовали у них много полезного для себя, что характеризуется раскопками на Веселовском могильнике.

     На основании предметов, обнаруженных на Веселовском могильнике и Черемисском кладбище, можно сделать вывод, что по среднему течению реки Малой Какши и по среднему и нижнему течению Большой Какши марийцы жили с VIII века н.э.

 

     Исследователи Среднего и Верхнего Поветлужья, на основании галичских летописей, архива бывшей Костромской губернии, архива Кажировского монастыря, а также «разных рукописей, обретенных в церквах Ветлужского уезда и сел, соседних с Ветлужским уездов Котельнического, Яранского, и Никольского», события в XII-XV веках излагают следующим образом.

     «В древней галичской рукописи в первый раз война черемис под Галичем упоминается в 1170 году, где черемисы ветлужские и вятские являются как нанятое войско для войны между ссорящимися между собой братьями. Как в этом, так и в следующем 1171 году черемисы были разбиты и прогнаны от Галича Мерьского». Об этом же говорят и другие исследователи: «Воевавшие между собою князья галичские нанимали себе в помощь чудь и луговую черемису». Но вскоре марийское население само подверглось нападению: «В 1174 году новгородские повольники завоевали у черемис их город Кокшаров на реке Вятке и назвали его Котельничем, а черемисы ушли со своей стороны к Юме и Ветлуге. С того времени у черемис укрепляется Шанга. Когда в 1181 году новгородцы завоевали черемис на Юме, то многие жители ушли на Ветлугу - осели на Якшане и Шанге.

     В 1240 году юмский черемисский князь Коджа Ералтем ставит на Ветлуге город Якшан. Коджа принимает христианство и строит церкви, допуская в свои пределы русских поселенцев с Галичской земли и Вятской стороны.

     В 1245 году по жалобе галичского князя Константина Ярославича Удалого (брата Александра Невского) хан (татарский) приказал правый берег Ветлуги - галичскому князю, а левый - черемисам. Возобновляется Якшан и вновь построены Булаксы и Юр.  Жалоба галичского князя, очевидно, вызвана непрекращающимися набегами ветлужских черемис.

     В 1246 году Поветлужье подверглось нападению монголо-татар, внезапно нагрянувших на край и разоривших его. Часть населения была убита или взята в плен, а другая - разбежалась по лесам, в том числе и галичане, разоренные в 1247 году теми же татарами и бежавшие на берега Ветлуги.

     С 1247 года Ветлужскими землями владел Александр Невский, с 1280 - галичские князья, а с середины XIV столетия по 1392 год Поветлужье входит в состав Нижегородского удельного княжества. Пользуясь удаленностью Верхнего Поветлужья от Нижнего Новгорода, в этот период ветлужс-кие марийцы совершали частые набеги на галичские земли - в 1351, 1352, 1358,1360, 1366 и 1372 годах.

     После присоединения Нижегородского княжества в 1392 году к Москве земли на Ветлуге управлялись марийскими князьями. В этот период вятские и ветлужские марийцы под предводительством князя Кильдебека предприняли поход на русский город Великий Устюг на реке Сухоне и разорили его. В 1423 году побережье Ветлуги переходит во владение Великого Новгорода и из Корельско-Николаевского монастыря, разоренного шведами, монахи переходят на место Якшан, где основывается Корельско-Николаевский монастырь на земле черемисской, на левой стороне Ветлуги.

В 1436 году, после распада Золотой Орды, Поветлужье попадает под влияние Казанского ханства с центром в Казани, образовавшегося вместе с Астраханским и Сибирским ханствами на развалинах Золотой Орды. Поветлужье, являясь пограничным районом Московского княжества и Казанскою ханства, служило исходным пунктом для набегов татар на Унжу, Кострому, Галич и другие города. Татары с целью грабежа вовлекали в эти набеги и марийских князей, а через них и простой народ, играя на национальных чувствах и разжигая вражду к русскому народу, что в свою очередь вызывало гнев русских по отношению к марийцам. Так в 1427 году Галич выдержал четырехнедельную осаду казанских татар и черемис, в 1428-29 годах ими же совершен набег в район Костромы, в 1463 году «казанцы с черемисами приходили в Устюжанский уезд и пленили много людей. Устюжане догнали и побили их». В том же году «Против их Иван III отправляет соседних устюжан, вологжан и галичан». Подобное положение было не только в районе городов Костромы и Галича, а и в Поволжье, где казанские ханы совершали набеги на поволжские города и даже на Нижний Новгород - самый крупный русский город на восточной окраине, прикрывавший Москву с Волги.

     Общность интересов татарских ханов и марийских князей объясняется тем, что после покорения татарами марийцев они остались под властью своих князей, собирающих в ханскую казну ясак (дань), людей и лошадей для пополнения ханского войска, а потому те способствовали упрочению марийской знати среди ее народа.

     Положение в Поволжье, а также и на других окраинах Московского княжества резко изменилось со вступлением в 1462 году на московский престол Ивана III (1440-1505 гг.), сына Василия II Васильевича (Темного), положившего начало образованию Русского государства и сыгравшего огромную роль в освобождении страны от насилия татар. В 1468-69 годах им были предприняты походы из Нижнего Новгорода и Москвы на Казань.

     Одновременно, для отвлечения сил татар и для ослабления давления со стороны марийцев, галичскими князьями был организован поход через верхнее Поветлужье к Казани по землям, заселенным марийцами. Как описывает Д.П.Дементьев в очерке «Краткие сведения о Кажировской пустыни», галичское войско завоевало марийские укрепленные пункты - Ветля-Шангон (Шанга) и Ветля-Юр, расположенные на Ветлуге.

     Об этом походе нам рассказывает одна из русских летописей: «Послал Князь Великий на черемису воевати ... князя Семена Романовича и с ним детей боярских, двор свой и совокупишася все пойдоша из Галича на Николин День декабря 6 лесы без пути, а зима была вельме студена. Тоя же зимы в 6 генваря на Крещение Господне рать Великого Князя, приде в землю черемисскую, и много зла учинила земле той, людей иссекоша, а иных в полон поведоша, а иных изожгаша, а кони их и всякую животину, что нельзя с собой имати, то все иссекоша, а что животы их, то все взяша и повоеваша землю их за один день до Казани не доходили». Русские же войска, вышедшие из Нижнего Новгорода и Москвы нанесли несколько поражений орде хана Ибрагима. После походов в 1468-69 годах нападения казанских ханов как в Поволжье, так и в Поветлужье временно были прекращены. Татарское иго, продолжавшееся более 250 лет, было свергнуто в 1480 году.

     Казань же еще продолжала угрожать жизненным интересам Руси, нападая на восточные окраины с Поветлужья. Были совершены набеги на Унжу - в 1522 году, на Солигалич - в 1532 году, на Кострому и Галичскую волость в 1539 и 1540 годах.

     В царствование Василия III Ивановича для защиты от татар в разных местах были созданы крепости: на Ветлуге, близ современного с. Воскресенское, у Солигалича, Галича, Чухломы, Кологрива.

     Имеются сведения о походе в 1542 году казанской рати из татар и вятских марийцев на Великий Устюг. Пробравшись незаметно по Вятке и ее притоку Моломе они взяли и разграбили Великий Устюг, население было пленено. Вятичи, узнав о набеге татар на соседей - устюжан, решили напасть на захватчиков. С этой целью они устроили засаду в устье Моломы. Как только казанцы появились на плотах с пленными и награбленным, вятичи внезапно напали на них. В бою татары были истреблены полностью, только марийцы ушли лесами в свои поселения на Пижме. Надо полагать, что их по-соседски просто выпустили, понимая, что в набеге они участвовали по принуждению.

     О нападениях марийцев писал немецкий дипломат и путешественник Сигизмунд Герберштейн (1486-1556 гг.), выпустивший в 1549 году книгу «Записки о московских делах», «...до нея [Вятки] можно добраться, правда более коротким, но зато более трудным путем через Кострому и Галич. Ибо помимо того, что путь затрудняется болотами и рощами, которые находятся между Галичем и Вяткою, там повсюду бродит и разбойничает народ - черемисы». Следует заметить, что обвинение Герберштейном всего народа в разбое не совсем верно, т.к. многое свидетельствует об отсутствии вражды между марийским и русским народом. Нападения на русские окраины совершались татарами, а марийские князья действовали заодно с Казанью.

     Для русского государства, как по политическим, так и по экономическим мотивам было необходимо разгромить Казанское ханство. С этой целью Иван IV Васильевич Грозный в 1552 году предпринял поход на Казань, закончившийся победой над Казанским ханством.

     В войне против Казани, помимо главных сил во главе с Иваном Грозным, принимали участие и другие отряды. По пути следования главных сил у реки Пьяны к ним присоединился отряд Якова Чевсеева, следовавший южнее главных сил. В осаде Казани принимал участие большой отряд горных марийцев под началом князя Акпарса. В тыл Казани на судах по Вятке и Каме вышел отряд вятичей из г. Хлынова (Вятка, Киров).

 

     Среди Тоншаевских марийцев сохранилось предание о походе рати со стороны Ветлуги через наш край. «Когда Иван Грозный воевал с Казанью - рассказывали старики, - при переходе через реку Вахтан рать использовала поваленные дубы». В представлении марийцев рать была настолько велика, что когда она переправлялась через реку, то кора деревьев была стоптана до древесины. А дубы еще долго после этого продолжали служить переправой населению.

      Это предание подтверждается названием местечка Перелазы на реке Вахтан, в трех километрах от поселка Вахтан. Перелазами в старину называли переправы через реки на больших дорогах.

     Не исключено, что этой дорогой пользовались татары и марийцы для набегов на Унжу, Галич и Поветлужье. Надо полагать, что этой дорогой воспользовались и русские, совершая ответные походы на Казанское ханство. Следы этих походов в виде оружия и снаряжения обнаружены в пределах современных Шахунского и Тоншаевского районов.

 

     Торгово-производственные связи с Русским государством поднимали культуру производства, сельского хозяйства, ремесел. Хитрость Ивана IV в отношениях с местной знатью (марийскими князьями и татарскими мурзами) - раздача государственных должностей, поместий с крестьянами, различных льгот позволила мирно снизить накал народной борьбы с русскими и укрепить власть царя на окраинах.

 

 

 

Тысячу лет назад марийцы жили богато и дружили с соседями.

Раскопки на правобережье Ветлуги в Нижегородской области - исторической родине марийской культуры - позволили нашим ученым из научно-исследовательского института сделать новые открытия и выводы о культуре, быте и достатке предков, живших за тысячу лет до нас. Археологические исследования древнемарийского памятника X-XI веков ведутся второй год. Ученые называют эту территорию местом формирования марийского этноса, напоминая, что именно на правом берегу Ветлуги марийцы жили уже в VI веке.

Большой достаток
- Изучаемую эпоху можно назвать "серебряным веком" нашего народа, - говорит доктор исторических наук, руководитель археологической экспедиции Татьяна Никитина. - Прежде всего потому, что наши предки предпочитали белый цвет металла для изготовления своих украшений. Главным образом они использовали серебро либо его сплавы с цинком, свинцом или другими белыми металлами. Обилию украшений, найденных в древних захоронениях, остается только удивляться. Их сохранностью мы обязаны особенностям грунта, в котором за тысячу лет металл смог уцелеть. А если характеризовать достаток наших предков, живущих за тысячу лет до наших дней, то эпоху и вовсе можно назвать "золотой". Это был период стабилизации. Марийцы жили в большом достатке.
Кроме множества украшений мы находим большое количество меха, который, кстати, сохранился еще лучше серебра и его сплавов. Теперь у нас сложилось полное представление о зимнем костюме марийцев. Мы откапывали захоронения, где уцелели шуба, шапка и даже рукавицы, изготовленные из меха.
Ученые нашли на правобережье Ветлуги самую древнюю вышивку мари, известную сегодня. Оказалось, что вышивали предки проволокой, а основой орнамента был все тот же косой крест, дошедший до наших дней.

Уникальное захоронение
Особенно уникальным Татьяна Багишевна называет захоронение женщины-литейщицы.
- В то время каждая женщина носила большое количество серебряных украшений, - рассказывает собеседница. - Отливали их древние модницы сами - в маленьких формочках. Конечно, занятию этому обучали не всех девушек. В роду были одна или две мастерицы, и по всему видно, что их очень ценили. Об этом как раз свидетельствует обнаруженное погребение 28-летней литейщицы, захороненной в зимнем костюме из меха бобра. На ней надето 12 браслетов: по 6 на каждой руке, восемь перстней и два слоя нагрудных украшений: 1-й - на платье, 2-й - на кафтане. К головному убору прикреплены височные кольца (серьги в то время носили в основном мужчины).
Очень богатые захоронения на правобережье Ветлуги - безусловное свидетельство большого достатка народа.

Древний костюм
Интересно, что археологи встретили много привозных вещей, по которым можно судить, что культурно-торговые связи у марийцев были налажены с русскими, булгарами, народами Прибалтики. Среди таких находок выделяются удивительно богатые наборные пояса.
- Последние находки позволяют нам сделать полную реконструкцию древнемарийского костюма, - продолжает Татьяна Никитина. - Эти знания могут пригодиться нам и в наши дни, например, театральным художникам. Ведь, к сожалению, далеко не всегда костюмы на артистах в исторических постановках соответствуют истине. Более точно теперь можно судить и об украшениях костюма X-XI веков. Чаще всего они были в форме коня (он присутствует в марийской вышивке и сегодня). Например, на традиционной женской рубахе вышиваются парные обереги, так называемые "сторожа грудей". В древности же на груди носили пару коньковых металлических подвесок, перекинутых на веревочке через шею. Это еще одна видоизмененная традиция, перешедшая в наши дни.

Чем питались предки
Татьяна Багишевна говорит, что много нового о предках марийским археологам довелось узнать за последние два года благодаря Российскому фонду гуманитарных исследований, финансово поддержавшему их работу в Нижегородской области. Этот же фонд способствовал и другим открытиям. Так, сотрудники Марийского научно-исследовательского института совместно с антропологом из нашего государственного университета начали изучение костных остатков и уже выяснили, чем питались наши предки в X-XI веках. Преимущественно - рыбой и животной пищей. Дальнейшая работа позволит установить род занятий древних марийцев, а также много других любопытных фактов.  Очень богатые захоронения на правобережье Ветлуги - безусловное свидетельство большого достатка народа.

 

 

 

Древнейшие захоронения марийской культуры были обнаружены в ходе экспедиции в Воскресенский район Нижегородской области

Древнейшие захоронения марийской культуры были обнаружены в ходе экспедиции в Воскресенский район Нижегородской области. Члены экспедиции работали в районе села Русениха, где открыт природный историко-археологический "Музей эпох".

Русениха – одно из самых старый поселений Воскресенского района. Рядом с этим селом находится древнее городище, открытое и впервые обследованное в 1925 году экспедицией Московского госуниверситета. Члены экспедиции определили тогда, что наиболее вероятной датой ветлужских городищ нужно считать III-I века до нашей эры, а сами ветлужские городища в культурном плане необходимо отнести к ананьинской культуре.

 

 

 

ИСТОЧНИК МАТЕРИАЛА И ФОТО:

http://azaryj.narod.ru/

http://www.marpravda.ru/

http://www.photosight.ru/

http://forum.snar-e.com/

http://www.niann.ru/

Алексей Козлов

Ирина Козлова

Анатолий Фролов

 

 

 

 

Комментарии

Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.

Фотографии на сайте размещены в качестве научного, информационного, учебного и культурного материала без цели извлечения прибыли.

Контактная информация:

Капитан команды Кочующих (он же главный по сайту):
Хафизов Ахат - Hafizow@yandex.ru

Продвижение сайта в интернете:

Лоцман команды Кочующих
Бортяков Андрей - abortyakov@yandex.ru