Священная марийская роща деревни Мари-Возжай

Священная марийская роща недалеко от деревни Мари-Возжай в Граховском районе может претендовать на статус первого в регионе этнологического памятника. Это решил экспертный совет при Агентстве по государственной охране объектов культурного наследия республики, рассказал ИА «Удмуртия» руководитель ведомства Юрий Перевозчиков.
Он отметил, что по традиции на охрану ставят памятники, связанные с историей, но и в данном случае экспертный совет оценил историко-культурную ценность объекта.  

 
 Священная роща «Юмылан пумаш» (букв.: «место для жертвований Богу»). Местонахождение объекта: Удмуртская Республика, Граховский район, окрестности д. Мари-Возжай, в 800 м к юго-западу от населенного пункта. 
Географические координаты: N56° 00’ 04.0” E52° 05’ 49.1”.
Объект не связан напрямую с конкретными историческими событиями, но важен с точки зрения этнографии народа, сохранения марийских общин.
Юрий Перевозчиков также добавил, что в регионе есть и удмуртские, и бесермянские священные рощи, пусть большинство из них и сохранились, к сожалению, только как топонимы и живы лишь предания о проведении там молебнов. Однако законодательство устанавливает заявительный характер признания их этнологическими памятниками. В случае с рощей у деревни Мари-Возжай в Агентство по государственной охране объектов культурного наследия республики обратился Союз марийцев Удмуртии. Всего в ходе научного исследования они выявили в регионе 10 таких объектов.
 
После поступления заявления у ведомства было 90 дней, чтобы оценить историко-культурную ценность объекта. После решения экспертного совета 4 октября рощу включили в реестр выявленных объектов. Теперь в течение года Агентство должно организовать экспертизу.
Поддержание благосостояния объекта и живой этнографической традиции станет заботой местного сообщества, а ведомство пропишет в регламенте такие традиционные для священных рощ запреты, как рубка деревьев, земляные работы, шум. За их нарушение предусмотрена административная и уголовная ответственность.
Сакральный объект «Юмылан пумаш» (д. Мари-Возжай) находится в пределах островного лесного массива площадью около 2 га и занимает его северо-западный участок с поляной. Лесной массив образован как естественными насаждения хвойных и лиственных пород, так и молодыми посадками ели и березы (со стороны населенного пункта). В древесном ярусе доминируют темнохвойные породы – пихта и ель, также присутствуют мелколиственные породы – осина и береза, из числа широколиственных пород встречается липа. На опушке с западной стороны массива растет несколько молодых лиственниц. В формировании кустарникового яруса участвуют рябина, орешник, бересклет, жимолость. Травяной покров образован типичными лесными видами, характерными для смешанных лесов юга республики. Центральным священным деревом является крупная липа обхватом ствола на уровне груди 110 см. На территории лесного массива ведется выборочная рубка деревьев, а также изъятие молодых елей с корнями для пересадки на садовые участки.
 Священные рощи и другие почитаемые объекты играют важную роль в числе этнически значимых элементов культуры марийцев Удмуртии, выражения этно-конфессиональной специфики, в качестве актуального объекта культурного наследия, инструмента сохранения исторической памяти. Проводимые на почитаемых местах моления являются одним из главных событий для консолидации сельского и этнического сообщества.
Деревенские святыни являлись и остаются уникальными памятниками историко-культурного и природного наследия. Обряды, проводимые на культовых местах, имели не только религиозное значение. Моления на святилищах, на которые приезжают марийцы не только из ближайших окрестных селений и городов, но и из далеких регионов, выступали в качестве эффективной формы приобщения к культурному наследию предков, являлись одним из способов сохранения и трансляции самобытных народных обычаев и традиций, проявления национального самосознания, способствовали этнической консолидации марийцев.
Вопрос об изучения марийских священных мест, их выявления, проведения работ по постановке их на учет как объектов природного и историко-культурного наследия остается актуальным и требует скорейшего продолжения в связи с их значимостью для идентичности марийского сообщества Удмуртии.
       


 МАРИЙЦЫ УДМУРТИИ:
КРАТКИЕ ИСТОРИКО-ЭТНОГРАфИчЕСКИЕ СвЕДЕНИя Марийцы (мари, марий) – один из финно-угорских народов России. Ранее в источниках и документах они известны под названием черемис. Удмурты называют марийцев пор. Численность марийцев в России 547 605 человек (данные 2010 г.) [8]. Более половины из них проживает в Республике Марий Эл. Остальная часть расселена преимущественно в Поволжье и Приуралье. По итогам Всероссийской переписи населения 2010 г. в Удмуртии проживало 8 067 марийцев [9], исторически расселены в южных районах республики. Марийцы, проживающие в Удмуртии, относятся к восточным марийцам, а именно к её прикамской группе.
В статье приведены общие сведения о расселении, численности, культуре марийцев Удмуртии. Источником послужили статистические сведения – списки населенных мест, материалы по статистике Вятской губернии, итоги переписей населения, архивные документы, полевые этнографические материалы, собранные в селениях марийцев Удмуртии в разные годы.


История формирования и расселения, численность Основная территория формирования и расселения марийцев – это УралоПоволжье. Большая часть проживает в пределах Республики Марий Эл и в сопредельных областях и республиках. Рассматривая этно-культурную специфику марийцев Удмуртии как части восточных марийцев, необходимо остановиться на истории их появления на этой территории, формировании группы, общих сведениях. Это позволит представить культурную специфику марийцев Удмуртии.
Марийцы делятся на три этнографические группы – горные, луговые и восточные. Горные марийцы проживают на правом высоком берегу Волги, луговые марийцы – на левом луговом берегу и занимают Волго-Вятское междуречье. Восточные марийцы как этнографическая группа образовались в результате переселения из района междуречья Волги и Вятки за Каму, в Приуралье [16, с. 110].
  Марийцы, проживающие в Удмуртии, относятся к этнографической группе восточных марийцев, а именно к прикамской – наиболее западной группе из перечисленных четырех. Селения прикамской группы расположены в южной части Камско-Вятского междуречья [34, с. 17]. Прикамский массив является ближайшим к коренной этнической территории – поволжскому ареалу. Указанный район, как считают исследователи, был первым по времени местом расселения марийцев-переселенцев и служил своего рода плацдармом, откуда началось их движение еще восточнее, в Закамье и Приуралье [36, с.116]. По сословному составу среди восточных марийцев наряду с государственными, выделялась значительная группа тептярей, которые облагались ясаком [30, с. 139]. Приведенные ниже источники свидетельствуют, что такая группа марийцев-тептярей была, наряду с государственными крестьянами, и среди марийцев, проживающих в селениях, расположенных ныне в Удмуртии. Об этом свидетельствуют источники, статистические документы, топонимика, тексты исторических преданий.
В конце XIX – начале XX в. прикамские марийцы входили в состав Елабужского и Сарапульского уездов Вятской губернии. Деревни марийцев были сосредоточены преимущественно в Новогорской, Пьяноборской, Кураковской и Граховской волостях Елабужского уезда и Чегандинской волости Сарапульского уезда [21; 23; 36, с. 116]. Селения марийцев правобережья Камы (Елабужский и Сарапульский уезды), по мнению исследователей, территориально и родственными узами связаны с некоторыми марийскими деревнями Мензелинского уезда [36, с. 125].
Марийские селения, расположенные на территории современной Удмуртии, входили прежде в Елабужский и Сарапульский уезды Вятской губернии. Эти селения возникли в период с XVI по XVIII вв. Они располагаются вдоль Камы и ее правых притоков в Вятско-Камском междуречье на юге, юго-западе Удмуртии.
Несколько марийских селений, входящих в состав современной Удмуртии, находятся на левобережье Камы и ныне входят в Камбарский район Удмуртской Республики (д. Шолья).
Между локальными группами есть незначительные различия в говорах, одежде, обрядах, что связано с историей заселения и формированием групп. Например, они наблюдаются между марийцами Удмуртии, проживающими на правобережье и левобережье Камы. В культуре марийцев левобережья (Камбарский район Удмуртской Республики) много общего с марийцами прилегающих районов Башкирии. Некоторые различия в говоре, обрядах, музыкальной и песенной культуре, отчасти в одежде, есть между марийцами, компактно живущими и на правобережье Камы (юг, юго-запад Удмуртии) и прежде входившими Елабужский и Сарапульский уезды. Общие черты в культуре, языке, исторически сложившиеся родственные связи свидетельствуют о близости марийцев, проживающих в Удмуртии, с марийцами из прилегающих районов Татарстана, Кировской области. Так, в культуре марийцев Граховского района Удмуртии встречается много общих черт с марийцами сопредельных селений Менделеевского района Татарстана, с которыми они входят в одну этнографическую группу прикамских марийцев. Марийцы этого круга селений исторически поддерживают родственные и деревенские связи, в том числе в культовой сфере [ПМА 2; 24, с. 166].
  
По итогам предварительного изучения священных рощ марийцев Удмуртии, выявлено несколько почитаемых объектов: 
роща в окрестностях д. Мари-Сарамак, роща около д. Мари-Возжай, капище «Булда» у д. Варали, родовое святилище «место моления Юмо» в черте д. Варали, святилище «гора для проведения праздника сохи» и отдельно священная роща в окрестностях д. Усть-Сакла, святилище у д. Быргында и две почитаемые рощи в окрестностях д. Быргында, сакральное место «Керемет» в д. Быргында [15]. Сведения о некоторых из перечисленных объектов встречались уже в ранних источниках. 
В окрестностях д. Черемисский Возжай (Мари-Возжай), где вместе жили русские, крещеные и некрещеные марийцы, документы отмечали две почитаемые рощи: «В окрестностях деревни есть в двух местах рощи «Керемети», где совершаются моления черемис-язычников, которые составляют около половины населения деревни» [21, прил., с. 34]. 
В одной роще молились добрым верховным божествам, приносили в жертву животных. В другой, состоящей из хвойных деревьев, обращались к кереметам, совершая жертвоприношение монетами, кусочками тканей или одеждой. В рощи не позволяли заходить без повода, ломать ветки, спиливать деревья, сквернословить, пасти скот. В последние годы в д. МариВозжай провели несколько молений под руководством Верховного жреца Республики Марий Эл А.И. Таныгина [24, с. 169].
Некоторые святилища посещали жители нескольких марийских деревень.
 
Общественное моление марийцев проходило в июне-июле около в д. Большая Ерыкса, куда съезжались из восьми деревень – дд. Верхний Выселок, Тайшинер, Мари-Возжай (Граховская волость), дд. Актазики, Текашево, Карманково, Марийское Гондырево, Нижний Выселок (Кураковская волость). Моление проходило в роще, где ранее росли деревья разных пород. В настоящее время сохранились в основном липы. Роща прежде имела ограждение. В молении участвовали мужчины, мальчики. Посещали рощу и крещеные марийцы. Во время обряда совершали заклание домашних животных, обычно упоминаются жеребец, бык, баран.
Средства на покупку животного собирали жители всех участвующих в молении деревень [27; цит. по: 26, с. 168–169; ПМА 3]. Большое общественное моление мер кстымаш проходило в марийской деревне Бима (современный Агрызский район, Татарстан), куда также приезжали жители нескольких деревень [1, с. 249–251].
По некоторым сведениям съезжались более чем из десяти марийских селений, в том числе, из некоторых ближайших деревень Удмуртии. Моление проходило в священной роще Куго кс (букв.: Большая священная роща), такое название обычно носило и моление.
Марийцы вместе с удмуртами посещали священную рощу Булда в удмуртской д. Вотское Гондырево (ныне д. Гондырево Алнашский район). Это одно из многолюдных и важных молений для жителей нескольких селений округи, устраиваемое раз в несколько лет. Документы конца XIX в. так описывают это событие: «В полуверсте от селения, в поле, есть рощица «Кереметь», где совершаются моления вотяков-язычников. Кроме того в четырех верстах в лесу находится священная роща «Булда» (то же, что Кереметь). Сюда съезжаются вотяки и черемисы через каждые три года на четвертый (съезд будет в 1892 году около Петрова дня) из уездов Елабужского и Сарапульского. Моление продолжается десять дней» [21, прил., с. 37–38].
 Инициатива по возрождению обрядов, сохранению почитаемых мест часто исходит от самих местных жителей и активистов марийского движения. В д. Мари-Возжай (Граховский район Удмуртской Республики) возобновлены общественные моления в священной роще «Юмылан пумаш» по инициативе бывшего учителя истории А.И. Искакова В д. Мари-Сарамак (Кизнерский район Удмуртской Республики) местные жители возрождают моление в «ксото» – священной роще, одним из инициаторов и руководителей моления был С. Губернаторов.
В последние годы в д. Мари-Возжай провели несколько молений под руководством Верховного жреца Республики Марий Эл А.И. Таныгина [13, с. 169].
Восстановление и сохранение элементов традиционных молений поднимает и такие вопросы как статус руководителя моления «карта», многие из них являются и активистами общественного движения, сохранения обрядовой практики и её восстановления.
 
 
 Информация про деревню
Мари-Возжай — деревня в Граховском районе Удмуртии, входит в состав Новогорского сельского поселения.
 Географическое положение
Деревня расположена на реке Ерыкса, в 8 км от центра сельского поселения — села Новогорское и 9 км от районного центра — села Грахово.
История
По итогам десятой ревизии в 1859 году в 40 дворах казённой деревни Возжай Ахмашной (Возжай Черемиский) при речке Ерыксе проживало 269 жителей, работала водяная мельница.
До 1921 года деревня входила в состав Граховской волости Елабужского уезда Вятской губернии, в 1921 году образована Вотская АО и деревня вместе с Граховской волостью отошла в состав Можгинского уезда. В 1924 году, при укрупнении сельсоветов, деревня вошла в состав Верхнеигринского сельсовета. 
Но уже в следующем 1925 году Верхнеигринский сельсовет разукрупнён и образован Каменский сельсовет, в состав которого отошла деревня. Решением Граховского райисполкома от 14 января 1932 года Каменский сельсовет упразднён. С 1932 по 1959 годы в деревне располагался административный центр Мари-Возжайского сельсовета, в его состав входили деревни: Мари-Возжай, Большая Ерыкса, Иж-Бобья, Кряшен-Тыловай, Тайшинер, Новая Полянка и Верхний Выселок. В 1959 году Мари-Возжайский сельсовет был ликвидирован и деревня присоединена к Новогорскому сельсовету.
22 июня 2002 года в деревне отмечалось 420-летие, «дата основания села» была назначена волевым решением местной администрации, реальных документов подтверждающих выбор даты не существует. В 2004 году Новогорский сельсовет, в состав которого входит деревня, преобразован в Новогорское сельское поселение.
 
Объекты социальной сферы
МОУ «Мари—Возжайская средняя общеобразовательная школа» — в 2003 году, 19 учителей и 94 ученика.
Мари-Возжайский фельдшерско-акушерский пункт
Мари-Возжайский филиал центральной библиотечной системы
МДОУ Мари-Возжайский детский сад
Мари-Возжайский сельский дом культуры
  


Улицы
улица Бельского
улица Кооперативная
Северный переулок
улица Советская
улица Школьная
Люди, связанные с деревней
Бельский, Пётр Ильич — полный кавалер ордена Славы, родился в Мари-Возжай
Халитова Прасковья Семеновна - кавалер ордена "Знак Почета"
   
 
Праздник нового хлеба
2 августа коллективы Ильнетского СДК Менделеевского района, Больше-Ерыксинского СДК, Мари-Возжайского СДК, Иж-Бобьинского СДК Граховского района  в  Музее-Центре марийской культуры деревни Мари-Возжай  провели совместное мероприятие "Праздник нового хлеба".Директор Музея-центра ветеран труда Морозова Анастасия Степановна провела  ознакомление с экспозицией Музея , посвященными к празднику Нового хлеба. 
Заведующая Ильнетской сельской библиотеки Семякова  Татьяна  провела ознакомление с новой литературой. Также ознакомились с экспозициями и личными вещами Кавалера  Орденов Славы 3-х степеней Бельских Петра Исаковичи.
 


 СТАТЬЯ ПРО КРАЕВЕДОВ
Её имя означает слово «бессмертная»
    Анастасия Степановна Морозова умерла нынче 16 марта. Хоронили её в день Парижской Коммуны. Есть в этом совпадении что-то загадочное. Она же была женщиной с характером и манерами революционерки, всегда с кипучей энергией, всегда сражающейся за свои идеалы. Последний раз видел её за неделю до кончины, встречались как историки-архивисты, обсуждали наши общие проблемы. Она собирала материал об истории своей деревни Мари-Возжай и с горечью говорила о том, что слишком рано ушел из жизни её соратник по краеведению А.И.Искаков, с которым она участвовала в создании первого в районе музея, открывшегося в 70-х годах прошлого века в доме раскулаченного односельчанина, а затем в строительстве и формировании Мари-Возжайского филиала Граховского районного краеведческого музея имени Ашальчи Оки.
     Будучи научным сотрудником, за неделю она приезжала из Мари-Возжая в Грахово по музейным делам по три-четыре раза.
     Статус филиала районного краеведческого музея в связи с противопожарными проблемами изменился, и Анастасия Степановна около 10 лет возглавляла центр марийской культуры, открывшийся в том же здании,  сохраняя музей, выполняя одновременно обязанности научного сотрудника, не требуя каких-то доплат к своей маленькой зарплате. Это не её тема, она могла работать и совершенно безвозмездно. Никогда не забуду, как творчески, как интересно она принимала венгерского ученого Петера Домокоша, ученых из Канады и Финляндии во главе с профессором Сеппо Лаллука и как гости остались довольны её приемом, как она восхитила их умением на равных общаться, произнося красноречивые, доступные для их понимания выражения на русском и марийском языках. Интересно, что тогда мне как представителю администрации района  Лаллука вскоре прислал письмо со словами благодарности за тот любезный прием, в чем иностранцы признали устоявшуюся традицию, присущую марийской диаспоре Граховского района.
     Вместе с подружками по самодеятельности она прославляла деревню Мари-Возжай на различного рода фестивалях как исполнительница марийских песен и танцев и даже как спортсменка, до последних дней жизни участвуя в лыжных, легкоатлетических состязаниях.
    Нынче 1 июля Анастасии Степановне исполнилось бы 78 лет. К этому дню её дочь Людмила Васильевна в музей передала воспоминания матери о школьных годах, прочитав которые, каждый представитель нашего поколения в мыслях непременно перенесется  в свое прошлое и вспомнит такие же эпизоды из своего детства, какие были у Анастасии Степановны. Как воспримут их нынешние дети, современная молодежь, смогут ли понять, в каких условиях воспитывались настоящие патриоты Отчизны?
    Послевоенный 1947 год. Учительница Мари-Возжайской школы Грахова Анна Александровна в первый класс приняла 41-го ребенка – в лапоточках, в сотканных матерями детей национальных платьицах. Её верными подругами были Тамара Халитова и Рая Заплаткина. Последней в том году повезло – она, в отличие от других, в школу пришла в сандалиях, сшитых отцом, колхозным шорником. Сумку школьницы Насти Савельевой, т.е. свою, Анастасия Степановна сохранила и принесла на хранение в Мари-Возжайский музей. «1947-год был тяжелым», –  так она запомнила начало учебы, так как все жили впроголодь – печеную картошку, боясь съесть вечером, ученица откладывала в сумку для обеда на завтра. «Мать варила нам кашу из семян конского щавеля, – вспоминает она, –  так как никакой крупы в доме не было».
    Эти трудности, конечно, известны всем детям войны тех лет, начавшим трудиться с первого класса. Сбор колосьев, теребление льна, заготовка веточного корма – дело для всех нас знакомое. А потом и любая работа в поле в первую и во вторую смену была, помнится, привычной и даже желанной. Время было такое. Записи Анастасии Степановны о её послевоенной жизни исполнены на четырех страницах. Конечно, мы их будем использовать на экскурсиях по музею – с учетом того, что они отражают историю района. В 15 лет Анастасия впервые официально устроилась на работу в Грахове уборщицей и охранницей, одновременно обеспечивала водой строящееся здание детского садика. Впервые в жизни за работу получила 27 рублей. Такие деньги она видела впервые. А другой раз получка составила 40 рублей. Но и про учебу не забывала, в Новогорске окончила 10 классов. Потом работала пионервожатой, одновременно училась в Можгинском педучилище, позже закончила пединститут, отдала школе 33 года жизни. В те же годы много сделала для сохранения родного языка и развития марийской культуры.
    Трудно теперь представить без неё эту другую жизнь – работу марийского национально-культурного объединения, в котором она всегда была боевой единицей. Обо всем этом говорили и на траурном митинге на её похоронах. Жаль только, что о настоящих героях принято говорить только после их смерти. Между прочим, у греков имя Анастасия означает «Бессмертная». В Мари-Возжае и других селениях Граховского района её будут помнить многие десятилетия как активную общественницу марийского народа.

      

 
  
_________________________________________________________________________________________________________________________________
ИСТОЧНИК ИНФОРМАЦИИ И ФОТО:
Команда Кочующие
Списки населенных мест Российской империи. Том X. Вятская губерния. Список населенных мест по сведениям 1859—1873 годов.
 Справочник по административно-территориальному делению Удмуртии / Составители: О. М. Безносова, С. Т. Дерендяева, А. А. Королёва. — Ижевск: Удмуртия, 1995. — С. 109. — 744 с. — 2000 экз. — ISBN 5-7659-0425-4.
 Справочник по административно-территориальному делению Удмуртии / Составители: О. М. Безносова, С. Т. Дерендяева, А. А. Королёва. — Ижевск: Удмуртия, 1995. — С. 127. — 744 с. — 2000 экз. — ISBN 5-7659-0425-4.
 Сектор архивной работы Администрации МО «Граховский район». Фонд Р-131. Архивная коллекция видеодокументов (недоступная ссылка). ЦГА УР. 
Произведения народной словесности, обряды и поверья вотяков Казанской и Вятской губернии / сост. Б. Гаврилов. Казань, 1880. С.152.
 Эскизы преданий и быта инородцев Глазовского уезда. Эскиз I-й. Древняя религия вотяков по ее следам в современных преданиях / Сост. Н. Первухин. Вятка. 1888. С. 26; Эскиз II–й. Идоложертвенный ритуал древних вотяков в рассказах стариков и в современных обрядах / Сост. Н. Первухин. Вятка. 1888. С. 6-8.
 Егоров, Е. К. Дневник этнографической экспедиции института в Пермскую и Кировскую области // Научно-отраслевой архив УИИЯЛ УрО РАН. Ф. РФ. Оп. 2-Н. Д. № 437. С. 47.
 Атаманов, М. Г. История Удмуртии в географических названиях. Ижевск, 1997. С. 175.

 

 

ВложениеРазмер
4411432345 (1).jpg62.94 КБ
4411432345 (2).jpg428.03 КБ
4411432345 (3).jpg244.98 КБ
4411432345 (4).JPG278.14 КБ
4411432345 (5).jpg83.31 КБ
4411432345 (6).jpg195.35 КБ
4411432345 (7).jpg220.57 КБ

Комментарии

аватар: Гость

Перевод слова "ПУМАШ"

Перевод слова "ПУМАШ" -приношение. У марийцев нет понятия жертва. Мы говорим "чес полек" - дар угощением - дословно. Переводят - жертвоприношение. Рощу называют ЮМЫЛАН ПУМАШ - переводят - жертвоприношение богу. ПОЧЕМУ?

Отправить комментарий

Фотографии на сайте размещены в качестве научного, информационного, учебного и культурного материала без цели извлечения прибыли.

Контактная информация:

Капитан команды Кочующих (он же главный по сайту):
Хафизов Ахат - Hafizow@yandex.ru

Продвижение сайта в интернете:

Лоцман команды Кочующих
Бортяков Андрей - abortyakov@yandex.ru