История Марийского края

 

 

                

Происхождение марийского народа

Вопрос о происхождении марийского народа является спорным до сих пор. Впервые научно обоснованную теорию этногенеза марийцев высказал в 1845 г. известный финский языковед М.Кастрен. Он попытался отождествить марийцев с летописной мерей. Эту точку зрения поддержали и развили Т.С.Семенов, И.Н.Смирнов, С.К.Кузнецов, А.А.Спицын, Д.К.Зеленин, М.Н.Янтемир, Ф.Е.Егоров и многие другие исследователи II половины XIX – I половины ХХ вв. С новой гипотезой в 1949 г. выступил видный советский археолог А.П.Смирнов, который пришел к выводу о городецкой (близкой к мордве) основе, другие археологи О.Н.Бадер и В.Ф.Генинг в то же время защищали тезис о дьяковском (близком к мере) происхождении марийцев. Тем не менее археологи уже тогда сумели убедительно доказать, что меря и мари хотя и родственны друг другу, но не являются одним и тем же народом. В конце 1950-х гг., когда стала действовать постоянная Марийская археологическая экспедиция, ее руководители А.Х.Халиков и Г.А.Архипов разработали теорию о смешанной городецко-азелинской (волжскофинско-пермской) основе марийского народа. Впоследствии Г.А.Архипов, развивая эту гипотезу дальше, в ходе открытия и исследования новых археологических памятников доказал, что в смешанной основе марийцев преобладал городецко-дьяковский (волжско-финский) компонент и формирование марийского этноса, начавшееся в первой половине I тысячелетия нашей эры, в целом завершилось в IX – XI вв., при этом уже тогда марийский этнос начал делиться на две основные группы – горных и луговых марийцев (на последних, по сравнению с первыми, более сильное влияние оказали азелинские (пермоязычные) племена). Эту теорию в целом поддерживает сейчас большинство ученых-археологов, занимающихся данной проблемой. Марийский археолог В.С.Патрушев выдвинул иное предположение, согласно которому формирование этнических основ мари, а также мери и муромы происходило на базе населения ахмыловского облика. Лингвисты (И.С.Галкин, Д.Е.Казанцев), которые опираются на данные языка, полагают, что территорию формирования марийского народа следует искать не в Ветлужско-Вятском междуречье, как это считают археологи, а юго-западнее, между Окой и Сурой. Ученый-археолог Т.Б.Никитина, учитывая данные не только археологии, но и лингвистики, пришла к выводу, что прародина марийцев находится в приволжской части Окско-Сурского междуречья и в Поветлужье, а продвижение на восток, к Вятке произошло в VIII – XI вв., в процессе которого осуществилось соприкосновение и смешение с азелинскими (пермоязычными) племенами.
Сложным и невыясненным остается и вопрос о происхождении этно­нимов «мари» и «черемис». Значение слова «мари», самоназвания марийского народа, многие лингвисты выводят из индоевропейского термина «мар», «мер» в различных звуковых вариациях (переводится как «человек», «муж»). Слово «черемис» (так называли марийцев русские, а в несколько иной, но фонетически сходной огласовке – многие другие народы) имеет большое число различных трактовок. Первое письменное упоминание этого этнонима (в оригинале «ц-р-мис») встречается в письме хазарского кагана Иосифа сановнику кордовского халифа Хасдаю ибн-Шапруту (960-е гг.). Д.Е.Казанцев вслед за историком XIX в. Г.И.Перетятковичем пришел к выводу, что название «черемис» дали марийцам мордовские племена, и в переводе это слово означает «человек, живущий на солнечной стороне, на востоке». По мнению И.Г.Иванова, «черемис» – это «человек из племени Чера или Чора», иначе говоря, название одного из марийских племен соседние народы впоследствии распространили и на весь этнос. Широкой популярностью пользуется версия марийских краеведов 1920 – начала 1930-х годов Ф.Е.Егорова и М.Н.Янтемира, предположивших, что данный этноним восходит к тюркскому термину «воинственный человек». Ф.И.Гордеев, а также поддержавший его версию И.С.Галкин отстаивают гипотезу о происхождении слова «черемис» от этнонима «сармат» при посредничестве тюркских языков. Было высказано и ряд других версий. Проблема этимологии слова «черемис» осложнена еще и тем обстоятельством, что в средние века (вплоть до XVII – XVIII вв.) так называли в ряде случаев не только марийцев, но и их соседей – чувашей и удмуртов.

 

                    

                                          ПРЕДИСЛОВИЕ - ДРЕВНОСТЬ

 В глубокой древности, когда происходило заселение и освоение человеком Восточно-Европейской равнины, территория современной Марийской республики представляла собой приледниковую зону и даже была частично занята ледниками. При их таянии образовались обширные водоемы, занимавшие низменные равнины по северным отрогам приволжской возвышенности и Вятскому увалу. В эти места, покрытые обильной растительностью, представлявшей собой хороший корм для древних диких животных, характерных для ледникового периода (мамонты, шерстистые носороги, олени и т.д.), и проникали вслед за животными группы первобытных охотников с юга.

Именно так началось заселение территории нашего края. У деревни Юнга Кушерга Горномарийского района, на берегу речки Юнга, обнаружены следы стоянки первобытных людей древне-каменного века, живших примерно 20-30 тысяч лет тому назад. Это – самый древний известный археологический памятник Марийского края.

В послеледниковое время природно-климатические условия края существенно изменились. Постепенно освобождаясь от воды, левобережная приволжская равнина стала пригодной для обитания человека. Именно к этому времени (12-5 тысячелетия до нашей эры) относится значительное количество обнаруженных учеными археологических памятников. Находки Русско-Луговой стоянки, что обнаружена недалеко от устья Илети, свидетельствуют о том, что она оставлена не бродячими охотниками, а людьми уже оседлыми. Археологи отмечают, что местные культурные традиции складывались из сложного переплетения черт, привносимых переселенцами с юга и с востока. Формировались признаки, общие для финно-угорских народов, прародина которых располагалась на лесном севере Европы, от Зауралья до Скандинавии, включая и территорию современной Марийской республики.

Сложившаяся к началу 1 тысячелетия древняя основа марийского народа подвергалась новым воздействиям, смешениям, передвижкам. Но преемственность основных черт материальной и духовной культуры сохранялась и закреплялась.

На рубеже I и II тысячелетий, когда древне-марийская народность в основном уже сложилась, тесные взаимосвязи с родственными финно-угорскими племенами фактически прекратились и установились довольно близкие контакты с вторгшимися на Волгу ранними тюрками. Уже с того времени (середина I тысячелетия) марийский язык стал испытывать сильное тюркское влияние.

Сформировавшиеся народы, кроме самоназвания, обычно имеют и названия, полученные от других народов. Достоверно известное первое упоминание о марийцах относится к середине X века: в письме хазарского кагана Иосифа в числе народов, плативших ему дань, упоминается «цармис».

В русских летописях «черемисы» впервые упомянуты в начале XII века. «Повесть временных лет», рассказывая о событиях середины IX века и соседях восточных славян, сообщала: «На Белеозере сидят весь, а на Ростовском озере меря, а на Клещине озере меря же. А по Оце реце, где втечеть в Волгу, мурома язык свой, и черемиси свой язык, мордва свой язык».

Оказавшись еще на заре своей истории в зоне политических интересов славянского и тюркского миров, древние марийцы рано потеряли свою самостоятельность и стали развиваться в системе государственности других народов. При этом большая часть территории их проживания была под влиянием тюркского Востока. Вместе с волго-камскими булгарами и другими приволжскими и приуральскими племенами древние марийцы были покорены татаро-монгольскими завоевателями, и их земли были покорены татаро-монгольскими завоевателями, и их земли непосредственно вошли в состав Золотой Орды, став ее крайней северной периферией. Марийцы обязаны были участвовать в военных походах золотоордынских ханов. Параллельно этому в течение длительного исторического периода происходило вовлечение западных групп марийцев в зону русского влияния и владычества.

  

Марийцы в IX – XI вв.

В IX – XI вв. в целом завершилось формирование марийского этноса. В рассматриваемое время марийцы расселялись на обширной территории в пределах Среднего Поволжья: южнее водораздела Ветлуги и Юги и реки Пижмы; севернее реки Пьяны, верховьев Цивиля; восточнее реки Унжи, устья Оки; западнее Илети и устья реки Кильмези.
Хозяйство марийцев было комплексным (земледелие, скотоводство, охота, рыболовство, собирательство, бортничество, ремесла и другие виды деятельности, связанные с переработкой сырья в домашних условиях). Прямых доказательств о широком распространении земледелия у марийцев нет, существуют лишь косвенные данные, свидетельствующие о развитии у них подсечно-огневого земледелия, причем есть основания полагать, что в XI в. начался переход к пашенному земледелию.
Марийцам в IX – XI вв. были известны почти все зерновые, бобовые и технические культуры, возделываемые в лесной полосе Восточной Европы и в настоящее время. Подсечное земледелие сочеталось со скотоводством; преобладало стойловое содержание скота в сочетании со свободным выпасом (разводили в основном те же виды домашних животных и птиц, что и сейчас).
Охота являлась значительным подспорьем в хозяйстве марийцев, при этом в IX – XI вв. добыча пушнины стала носить промысловый характер. Орудиями охоты были лук и стрелы, применялись различные капканы, силки и западни.
Марийское население занималось рыболовством (вблизи рек и озер), соответственно, развивалось речное судоходство, при этом природные условия (густая сеть рек, труднопроходимая лесная и болотистая местность) диктовали первоочередное развитие именно речных, а не сухопутных путей сообщения.
Рыболовство, а также собирательство (в первую очередь, даров леса) были ориентированы исключительно на внутреннее потребление. Значительное распространение и развитие у марийцев получило бортничество, на бортяных деревьях даже ставили знаки собственности – «тисте». Наряду с пушниной мед был основным предметом марийского экспорта.
У марийцев не было городов, получили развитие только деревенские ремесла. Металлургия из-за отсутствия местной сырьевой базы развивалась за счет переработки привозных полуфабрикатов и готовых изделий. Тем не менее кузнечное ремесло в IX – XI вв. у марийцев уже выделилось в особую специальность, при этом цветной металлургией (в основном это кузнечно-ювелирное дело – изготовление медных, бронзовых, серебряных украшений) занимались преимущественно женщины.
Изготовление одежды, обуви, утвари, некоторых видов земледельческого инвентаря осуществлялось в каждом хозяйстве в свободное от земледелия и животноводства время. На первом месте из отраслей домашнего производства стояли ткачество и кожевенное дело. В качестве сырья для ткачества использовались лен и конопля. Наиболее распространенным изделием из кожи была обувь.

В IX – XI вв. марийцы вели меновую торговлю с соседними народами – удмуртами, мерей, весью, мордвой, муромой, мещерой и другими финно-угорскими племенами. Торговые связи с булгарами и хазарами, находившимися на относительно высоком уровне развития, выходили за рамки натурального обмена, здесь имели место элементы товарно-денежных отношений (в древнемарийских могильниках того времени найдено немало арабских дирхем). На территории, где проживали марийцы, булгары даже основывали торговые фактории типа Мари-Луговского селища. Наибольшая активность булгарских купцов приходится на конец Х – начало XI вв. Каких-либо явных признаков тесных и регулярных связей марийцев с восточными славянами в IX – XI вв. пока не обнаружено, вещи славяно-русского происхождения в марийских археологических памятниках того времени единичны.

По совокупности имеющихся сведений трудно судить о характере контактов марийцев в IX – XI вв. с их волжско-финскими соседями – мерей, мещерой, мордвой, муромой. Однако согласно многочисленным фольклорным произведениям напряженные отношения у марийцев складывались с удмуртами: в результате целого ряда сражений и мелких стычек последние были вынуждены покинуть Ветлужско-Вятское междуречье, отступив на восток, на левый берег Вятки. Вместе с тем среди имеющегося археологического материала никаких следов вооруженных конфликтов между марийцами и удмуртами не найдено.

Отношения марийцев с волжскими булгарами видимо, не ограничивались только торговлей. По меньшей мере, часть марийского населения, граничившая с Волжско-Камской Булгарией, платила этой стране дань (харадж) – вначале как вассалу-посреднику хазарского кагана (известно, что в Х в. и булгары, и марийцы – ц-р-мис – были подданными кагана Иосифа, правда, первые находились в более привилегированном положении в составе Хазарского каганата), затем как независимому государству и своеобразному правопреемнику каганата.

 

                                Этнографические группы

 Горные марийцы живут на правобережье Волги в пределах современного Горномарийского района Республики Марий Эл, а также по бассейнам рек Ветлуга, Рутка, Арда, Парат в левобережье р. Волги. Горных мари объединяет общность территории, культур, языка, социально-экономической истории, менталитета, ярко выраженное этническое самосознание. Они раньше других этнографических групп оказались втянуты в товарно-денежные отношения. Традиционными занятиями левобережных горных мари в дореволюционный период преимущественно были рубка, сплав леса и другие лесные промыслы. Правобережные горные марийцы занимались земледелием, животноводством, огородничеством, садоводством. Широкое распространение здесь получили крестьянские промыслы. Горные марийцы выделялись не только особенностями в языке, народном костюме, но и большей, чем луговые мари, приверженностью к православию.

Всю центральную и восточную часть Республики Марий Эл населяет многочисленная этнографическая группа – луговые марийцы. Основу группы составили компактно проживающие в междуречье Малой Кокшаги и Вятки в IX-XVI вв. территориальные земляческие  союзы, идентифицирующие себя с названием рек. Так, жители по р. Кокшага называли себя «какшанмари», по р. Илети – «элнет мари» и т.д. В ходе многовекового совместного проживания с удмуртами, татарами у луговых мари выработались общие, отличные от горных мари, особенности в языке, хозяйственной деятельности, быту, образе жизни, психологическом складе, менталитете. Однако хозяйственная разобщенность, родоплеменная неоднородность локальных подгрупп, отсутствие необходимых социально-политических факторов для их этнической консолидации долгое время не позволяли им осознать себя как единую этнокультурную общность. В XI веке границы Северно-Восточной Руси вплотную приблизились к древнемарийской земле. В этот период заметно усилилось влияние русской культуры на культуру марийцев, особенно в западной части края.

     Политика русского самодержавия в течение XVI-XVIII веков привела к значительной миграции на восток луговой части марийского населения. В результате этой миграции выделилась третья этнографическая группа – восточные марийцы, проживающая за пределами коренной этнической  территории.

     Восточные марийцы оказались в соседстве с татарами, башкирами, русскими, удмуртами. В этом окружении желание обособиться привело к консервации некоторых архаичных культурных и бытовых явлений. Вместе с тем восточные марийцы восприняли отдельные черты культуры и быта местных народов.

     Таким образом, под влиянием исторических обстоятельств единая марийская народность распалась на три этнографические группы: луговых, горных и восточных марийцев.

 

Марийцы и их соседи в XII – начале XIII вв.

С XII в. в некоторых марийских землях начинается переход к паровому земледелию. Унифицировался погребальный обряд марийцев, исчезла кремация. Если раньше в обиходе марийских мужчин нередко встречались мечи и копья, то теперь везде их вытеснили лук, стрелы, топоры, ножи и другие виды легкого холодного оружия. Возможно, это было вызвано тем, что новыми соседями марийцев оказались более многочисленные, лучше вооруженные и организованные народы (славяно-русы, булгары), с которыми можно было бороться лишь партизанскими методами.
XII – начало XIII вв. ознаменовались заметным ростом славяно-русского и падением булгарского влияния на марийцев (особенно в Поветлужье). В это время появляются русские переселенцы в междуречье Унжи и Ветлуги (Городец Радилов, впервые упомянутый в летописях за 1171 г., городища и селища на Узоле, Линде, Везломе, Ватоме), где еще встречались поселения марийцев и восточных меря, а также на Верхней и Средней Вятке (города Хлынов, Котельнич, поселения на Пижме) – на удмуртских и марийских землях.
Территория расселения марийцев, по сравнению с IX – XI вв., существенных изменений не претерпела, однако продолжалось постепенное ее смещение на восток, что во многом было обусловлено продвижением с запада славяно-русских племен и славянизирующихся финно-угров (в первую очередь, меря) и, возможно, продолжавшимся марийско-удмуртским противостоянием. Передвижение мерянских племен на восток происходило небольшими семьями или их группами, и дошедшие до Поветлужья переселенцы, скорее всего, смешались с родственными марийскими племенами, полностью растворившись в этой среде.

Под сильным славяно-русским влиянием (очевидно, при посредничестве мерянских племен) оказалась материальная культура марийцев. В частности, согласно археологическим исследованиям, вместо традиционной местной лепной керамики приходит посуда, изготовленная на гончарном круге (славянская и «славяноидная» керамика), под славянским влиянием изменился облик марийских украшений, предметов обихода, орудий труда. Одновременно среди марийских древностей XII – начала XIII веков становится гораздо меньше булгарских вещей.

Не позднее начала XII в. начинается включение марийских земель в систему древнерусской государственности. Согласно «Повести временных лет» и «Слову о погибели Русской земли», «черемисы» (вероятно, это были западные группы марийского населения) уже тогда платили дань русским князьям. В 1120 г., после ряда нападений булгар на русские города в Волго-Очье, имевших место во II половине XI в., началась ответная серия походов владимиро - суздальских князей и их союзников из других русских княжеств. Русско - булгарский конфликт, как принято считать, разгорелся на почве сбора дани с местного населения, и в этой борьбе преимущество неуклонно склонялось на сторону феодалов Северо-Восточной Руси. Достоверных сведений о непосредственном участии марийцев в русско-булгарских войнах нет, хотя войска обеих противоборствующих сторон неоднократно проходили по марийским землям.

 

Марийцы в составе Золотой Орды

В 1236 – 1242 гг. Восточная Европа подверглась мощному монголо-татарскому нашествию, значительная ее часть, в том числе все Поволжье, оказалась под властью завоевателей. При этом булгары, марийцы, мордва и другие народы Среднего Поволжья были включены в состав Улуса Джучи или Золотой Орды, империи, основанной ханом Батыем. Письменные источники не сообщают о непосредственном вторжении монголо-татар в 30 – 40-е гг. XIII в. на ту территорию, где проживали марийцы. Скорее всего, нашествие задело марийские поселения, расположенные близ районов, подвергшихся наиболее жестокому разорению (Волжско-Камская Булгария, Мордовия) – это Правобережье Волги и примыкающие к Булгарии левобережные марийские земли.
Марийцы подчинялись Золотой Орде через булгарских феодалов и ханских даруг. Основная часть населения была разделена на административно-территориальные и податные единицы – улусы, сотни и десятки, которыми руководили подотчетные ханской администрации сотники и десятники – представители местной знати. Марийцы, как и многие другие подвластные золотоордынскому хану народы, должны были выплачивать ясак, ряд других податей, нести различные повинности, в том числе воинскую. Они преимущественно поставляли пушнину, мед, воск. Вместе с тем марийские земли находились на лесной северо-западной периферии империи, вдали от степной зоны, не отличался он и развитой экономикой, поэтому здесь не было установлено жесткого военно-полицейского контроля, а в наиболее труднодоступном и удаленном районе – в Поветлужье и на прилегающей территории – власть хана была лишь номинальной.

Данное обстоятельство способствовало продолжению русской колонизации марийских земель. Появилось больше русских поселений на Пижме и Средней Вятке, началось освоение Поветлужья, Окско-Сурского междуречья, а затем и Нижней Суры. В Поветлужье русское влияние было особенно сильным. Судя по «Ветлужскому летописцу» и другим заволжским русским летописям позднего происхождения, многие местные полумифические князья (кугузы) (Кай, Коджа-Яралтем, Бай-Борода, Кельдибек) принимали крещение, находились в вассальной зависимости от галицких князей, заключая иногда против них военные союзы с золотоордынцами. Видимо, схожая ситуация была на Вятке, где развивались контакты местного марийского населения с Вятской Землей и Золотой Ордой.
Сильное влияние одновременно и русских, и булгар ощущалось в Приволжье, особенно в его горной части (в Мало-Сундырском городище, Юльяльском, Носельском, Красноселищенском селищах). Однако здесь русское влияние постепенно росло, а булгарско-золотоордынское ослабевало. К началу XV в. междуречье Волги и Суры фактически стало частью Московского великого княжества (до этого – Нижегородского), еще в 1374 г. на Нижней Суре была основана крепость Курмыш. Отношения между русскими и марийцами складывались сложно: мирные контакты сочетались с периодами войн (взаимные набеги, походы русских князей на Булгарию через марийские земли с 70-х гг. XIV вв., нападения ушкуйников во второй половине XIV – начале XV вв., участие марийцев в военных акциях золотоордынцев против Руси, например, в Куликовской битве).

Продолжались массовые переселения марийцев. В результате монголо-татарского нашествия и последующих набегов степных воинов многие марийцы, жившие на правом берегу Волги, перебрались на более безопасный левый берег. В конце XIV – начале XV вв. в более северные районы и на восток были вынуждены переселиться левобережные марийцы, проживавшие в бассейне рек Меша, Казанка, Ашит, поскольку сюда устремились прикамские булгары, спасавшиеся от войск Тимура (Тамерлана), затем от ногайских воинов. Восточное направление переселения марийцев в XIV – XV вв. было обусловлено также русской колонизацией. В зоне контактов марийцев с русскими и булгаро-татарами протекали и ассимиляционные процессы.

 

Экономическое и социально-политическое положение марийцев в составе Казанского ханства

Казанское ханство возникло в период распада Золотой Орды – в результате появления в 30 – 40-е гг. XV в. в Среднем Поволжье золотоордынского хана Улу-Мухаммеда, его двора и боеспособного войска, которые в совокупности сыграли роль мощного катализатора в деле консолидации местного населения и создания государственного образования, равносильного пока еще децентрализованной Руси.
Марийцы не были включены в состав Казанского ханства насильственным путем; зависимость от Казани возникла в силу стремления предотвратить вооруженную борьбу с целью совместного противостояния Русскому государству и в порядке сложившейся традиции выплаты дани булгарским и золотоордынским представителям власти. Между марийцами и казанским правительством установились союзные, конфедеративные отношения. Вместе с тем существовали заметные различия в положении горных, луговых и северо-западных марийцев в составе ханства.

У основной части марийцев экономика была комплексной, с развитой земледельческой основой. Лишь у северо-западных марийцев из-за природных условий (они проживали в районе почти сплошных болот и лесных массивов) земледелие играло второстепенную роль по сравнению с лесными промыслами и скотоводством. В целом основные черты хозяйственной жизни марийцев XV – XVI вв. не претерпели существенных изменений по сравнению с предшествующим временем.

Горные марийцы, проживавшие, как и чуваши, восточная мордва и свияжские татары, на Горной стороне Казанского ханства, выделялись активным участием в контактах с русским населением, относительной слабостью связей с центральными областями ханства, от которых они были отделены крупной рекой Волгой. Вместе с тем Горная сторона находилась под достаточно жестким военно-полицейским контролем, что было связано с высоким уровнем ее экономического развития, промежуточным положением между русскими землями и Казанью, ростом влияния России в этой части ханства. В Правобережье (в силу его особого стратегического положения и высокого хозяйственного развития) несколько чаще вторгались иноземные войска – не только русские ратники, но и степные воины. Положение горных людей осложнялось наличием магистральных водных и сухопутных дорог на Русь и в Крым, поскольку постойная повинность была весьма тяжкой и обременительной.

Луговые марийцы в отличие от горных, не имели тесных и регулярных контактов с Русским государством, они в большей степени были связаны с Казанью и казанскими татарами в политическом, экономическом, культурном отношении. По уровню своего хозяйственного развития луговые марийцы не уступали горным. Более того, экономика Левобережья накануне падения Казани развивалась в относительно стабильной, спокойной и менее жесткой военно-политической обстановке, поэтому современники (А.М.Курбский, автор «Казанской истории») описывают благосостояние населения Луговой и особенно Арской стороны наиболее восторженно и красочно. Размеры выплачиваемых податей населения Горной и Луговой сторон тоже сильно не отличались. Если на Горной стороне сильнее ощущалось бремя постойной повинности, то на Луговой – строительной: именно население Левобережья возводило и поддерживало в надлежащем состоянии мощные фортификационные сооружения Казани, Арска, различные остроги, засеки.

Северо-западные (ветлужские и кокшайские) марийцы были относительно слабо втянуты в орбиту ханской власти из-за удаленности от центра и из-за относительно низкого хозяйственного развития; в то же время казанское правительство, опасаясь русских воинских походов с севера (с Вятки) и северо-запада (со стороны Галича и Устюга), стремились к союзническим отношениям с ветлужскими, кокшайскими, пижанскими, яранскими марийскими предводителями, также видевшими выгоду в поддержке захватнических действий татар по отношению к окраинным русским землям.

 

«Военная демократия» средневековых марийцев.

В XV – XVI вв. марийцы, как и другие народы Казанского ханства, кроме татар, находились на переходной стадии развития общества от первобытного к раннефеодальному. С одной стороны, происходило выделение в рамках поземельно-родственного союза (соседской общины) индивидуально-семейной собственности, процветал парцеллярный труд, росла имущественная дифференциация, а с другой – классовая структура общества не обрела своих четких очертаний.
Марийские патриархальные семьи объединялись в патронимические группы (насыл, тукым, урлык), а те – в более крупные поземельные союзы (тистэ). Их единство основывалось не на кровнородственных связях, а на принципе соседства, в меньшей степени – на хозяйственных связях, которые выражались в разного рода взаимных «помочах» («вÿма»), совместном владении общими угодьями. Поземельные союзы являлись, кроме всего прочего, союзами военной взаимопомощи. Возможно, тисте были территориально совместимы с сотнями и улусами периода Казанского ханства. Сотнями, улусами, десятками руководили сотники или сотенные князья («шÿдöвуй», «лужа»), десятники («лувуй»). Сотники присваивали себе какую-то часть ясака, взимаемого ими в пользу ханской казны с подчиненных рядовых общинников, но при этом пользовались среди них авторитетом как умные и мужественные люди, как умелые организаторы и военные предводители. Сотники и десятники в XV – XVI вв. еще не успели порвать с первобытной демократией, вместе с тем власть представителей знати все более приобретала наследственный характер.

Феодализация марийского общества ускорялась благодаря тюрко-марийскому синтезу. По отношению к Казанскому ханству рядовые общинники выступали как феодально-зависимое население (фактически они были лично свободными людьми и входили в состав своеобразного полуслужилого сословия), а знать – как служилые вассалы. Среди марийцев стали выделяться в особое военное сословие представители знати – мамичи (имильдаши), богатыри (батыры), которые, вероятно, уже имели некоторое отношение к феодальной иерархии Казанского ханства; на землях с марийским населением стали появляться феодальные владения – беляки (административно-податные округа, даваемые казанскими ханами в награду за службу с правом взимания ясака с земельных и различных промысловых угодий, находившихся в коллективном пользовании марийского населения).

Господство военно-демократических порядков в средневековом марийском обществе явились той средой, где были заложены имманентные импульсы к набегам. Война, которую раньше вели только для того, чтобы отомстить за нападения или чтобы расширить территорию, теперь становится постоянным промыслом. Имущественное расслоение рядовых общинников, хозяйственная деятельность которых затруднялась недостаточно благоприятными природными условиями и невысоким уровнем развития производительных сил, приводило к тому, что многие из них начинали в большей мере обращаться за пределы своей общины в поисках средств для удовлетворения своих материальных потребностей и в стремлении поднять свой статус в обществе. Феодализировавшаяся знать, которая тяготела к дальнейшему увеличению богатства и своего социально-политического веса, тоже стремилась за пределами общины найти новые источники обогащения и усиления своей власти. В результате возникала солидарность двух различных слоев общинников, между которыми формировался «военный союз» с целью экспансии. Поэтому власть марийских «князей» наряду с интересами знати все еще продолжала отражать и общеплеменные интересы.

Наибольшую активность в набегах среди всех групп марийского населения проявляли северо-западные марийцы. Это было обусловлено их относительно низким уровнем социально-экономического развития. Луговые и горные марийцы, занятые земледельческим трудом, принимали менее активное участие в военных походах, к тому же местная протофеодальная верхушка имела иные, кроме военных, способы усиления своей власти и дальнейшего обогащения (в первую очередь, за счет укрепление связей с Казанью)

 

Присоединение горных марийцев к Русскому государству

Вхождение марийцев в состав Русского государства было многоступенчатым процессом, и первыми были присоединены горные марийцы. Вместе с остальным населением Горной стороны они были заинтересованы в мирных отношениях с Русским государством, в то время как весной 1545 г. началась серия крупных походов русских войск на Казань. В конце 1546 г. горные люди (Тугай, Атачик) предприняли попытку установления военного союза с Россией и вместе с политическими эмигрантами из числа казанских феодалов добивались свержения хана Сафа-Гирея и возведения на престол московского вассала Шах-Али, чтобы тем самым предотвратить новые вторжения русских войск и покончить с деспотичной прокрымской внутренней политикой хана. Однако Москва в это время уже взяла курс на окончательное присоединение ханства – Иван IV венчался на царство (это свидетельствует о выдвижении русским государем своей претензии на казанский престол и другие резиденции золотоордынских царей). Тем не менее московскому правительству не удалось воспользоваться успешно начавшимся мятежом казанских феодалов во главе с князем Кадышем против Сафа-Гирея, а помощь, предложенная горными людьми, была отвергнута русскими воеводами. Горная сторона продолжала рассматриваться Москвой в качестве вражеской территории и после зимы 1546/47 гг. (походы на Казань зимой 1547/48 и зимой 1549/50 гг.).
К 1551 г. в московских правительственных кругах созрел план присоединения Казанского ханства к России, предусматривавший отторжение Горной стороны с последующим превращением ее в опорную базу для захвата остальной части ханства. Летом 1551 г., когда был возведен мощный военный форпост в устье Свияги (крепость Свияжск), удалось осуществить присоединение Горной стороны к Русскому государству.

Причинами вхождения горных марийцы и остального населения Горной стороны в состав России, по всей видимости, явились: 1) ввод многочисленного контингента русских войск, возведение города-крепости Свияжска; 2) бегство в Казань местной антимосковской группы феодалов, которая могла бы организовать сопротивление; 3) усталость населения Горной стороны от опустошительных вторжений русских войск, его стремление установить мирные отношения путем восстановления московского протектората; 4) использование русской дипломатией антикрымских и промосковских настроений горных людей в целях непосредственного включения Горной стороны в состав России (на действия населения Горной стороны серьезно повлияло прибытие на Свиягу вместе с русскими воеводами бывшего казанского хана Шах-Али в сопровождении пятисот татарских феодалов, поступивших на русскую службу); 5) подкуп местной знати и рядовых воинов-ополченцев, освобождение горных людей от налогов на три года; 6) сравнительно тесные связи народов Горной стороны с Россией в предшествующие присоединению годы.

По поводу характера присоединения Горной стороны к Русскому государству среди историков не сложилось единого мнения. Одна часть ученых считает, что народы Горной стороны вошли в состав России добровольно, другие утверждают, что это был насильственный захват, третьи придерживаются версии о мирном, но вынужденном характере присоединени. Очевидно, в присоединении Горной стороны к Русскому государству свою роль сыграли как причины и обстоятельства военного, насильственного, так и мирного, ненасильственного характера. Эти факторы взаимно дополнили друг друга, придав вхождению горных марийцев и других народов Горной стороны в состав России исключительное своеобразие.

 

 

                             Период «Черемисских войн»

 

Большая часть марийской территории, входившая в состав Золотой Орды, при ее распаде в XV веке оказалась в подчинении Казанского ханства.

В Восточной Европе на длительный период установились отношения военного соперничества и противостояния между двумя крупными феодальными государствами: Великим княжеством Московским и Казанским ханством. Непрерывные войны разоряли оба государства. Особенно от этих разорительных походов и взаимных опустошений страдали районы Марийско-Чувашского Поволжья, оказавшиеся как бы между молотом и наковальней. Поэтому население этих районов кровно было заинтересовано в том, чтобы военному противостоянию Москвы и Казани был положен конец.

Земли горных марийцев находились ближе к русским, чем луговых. Поэтому русское продвижение на восток раньше коснулось их. Еще в 1523 году в устье реки Суры на месте горномарийского поселения Цепель был воздвигнут город Васильсурск  для усиления натиска на Казанское ханство. В связи с этим уже тогда ближние марийцы стали подданными московского царя.

В декабре 1546 года представители «горной черемисы» во главе с сотником Тугаем прибыли в Москву просить Ивана IV принять их под свое подданство и обещали помогать русским войскам в завоевании Казани. И, действительно, в следующих московских походах принимали участие и горномарийские отряды.

Земли луговых марийцев оказались в иных условиях по сравнению с горным правобережьем. Они были расположены в непосредственной близости от центра ханства, связи их с Казанью были развиты сильнее. В 1551 году новая граница между Русским государством и Казанским ханством стала проходить по середине реки Волги, т.е. земли луговых мари остались под властью казанского хана.

2 октября 1552 года после кровопролитных боев Казань была захвачена русскими войсками, Казанское ханство перестало существовать.

В декабре 1552 года в Луговой стороне вспыхнуло восстание местного ясачного населения. Марийцы части Луговой стороны, не уплатив ясак, перебили его сборщиков и направились к Казани. Высланные им навстречу отряды казаков и стрельцов были разбиты. Так началось восстание, с марта следующего года переросшее в мощную национально-освободительную войну, которая растянулась на 30 с лишним лет (с перерывами). Три всплеска этой войны получили общее название – «черемисские войны». Три всплеска этой войны получили общее название «черемисские войны». Во главе восставших стояли луговой сотник Мамич-Бердей, предводителем малмыжских марийцев – Болтуша. Первый этап национально-освободительного движения на Луговой стороне потерпел поражение. В 1572 году вновь вспыхнуло восстание. В ходе его подавления в между устьем рек Большая и Малая Кокшага был поставлен город-крепость Кокшайск (1574 г.). Но спокойствие оказалось непрочным и непродолжительным. В 1582 году новое мощное народное восстание охватило весь край. И вновь на помощь местным гарнизонам были направлены войска из центра России. Одни из них отправились по Волге, другие по суше. Во время весенне-летнего похода 1583 года основана крепость Козьмодемьянск. А летом следующего года были разгромлены основные силы мятежников («воров перевешали») и заложен Царев город на Кокшаге (современный Йошкар-Ола). Примерно в то же время были основаны «в Черемисе» города Царевосанчурск, Яранск, Уржум, Малмыж. Города с самого начала были исключительно русскими. Марийцам не разрешалось в них селиться. Более того – они должны были освобождать территорию вокруг городов в радиусе до пяти верст. Эти события означали окончательное покорение Марийского края, установление и упрочение здесь власти Московского государства. Таким образом, во второй половине XVI века Марийский край был включен в состав Российского государства. Это имело важные исторические последствия. Прекратились опустошительные войны между Москвой и Казанью на марийских землях. Создались более благоприятные возможности для хозяйственного развития.

 

 

                                       Период «Смуты»

 

«Смута» как своеобразная форма гражданской войны была обусловлена обрушившимся на страну в начале XVII века природно-экологическим бедствием (резкое похолодание и проливные дожди, неурожаи, массовый голод) и вызвана династическим, социальным и политическим кризисом в Российском государстве. Бурные события «Смуты» охватили и многонациональный регион Среднего Поволжья, в том числе и марийские земли. Борьба за собственные крестьянские интересы была наиболее характерной чертой участия марийцев в «Смуте».

В ходе бурных событий «смутного» времени, марийцы в условиях безвластия не только не платили ясак и не выполняли повинности, расправлялись с царскими воеводами и приказными людьми, участвовали в сражениях на той или иной стороне, но и сами терпели ущерб от воюющих сторон. Стремлением обезопасить свою жизнь и имущество можно объяснить формирование марийцами крупных военных сил. Так, в 1610 г. под началом марийского сотника Ялпая Токшейкова в Царевосанчурском уезде стоял отряд марийских ратников численностью около 2 тысяч человек. Характерно, что подобные вооруженные отряды марийских ратников принимали в последующем заметное участие и в борьбе с польско-литовскими интервентами, захватившими в 1610 г. власть в Москве и бесчинствовавшими в стране.

 

 

Участие марийцев в крестьянской войне под предводительством С.Т. Разина.

 

Усиление закрепостительной политики в ясачной деревне по Соборному Уложению 1649 года, рост ясачных платежей и повинностей, повсеместный произвол и злоупотребления воеводской власти и приказных людей, обман купцов и ростовщиков, дальнейшее расхищение русскими феодалами и казной общинных владений ясачных марийцев, общее ухудшение положения ясачных людей неизбежно велик обострению социальных отношений в марийском крае.

Осенью 1670 года разинское движение охватило Марийский край. Разинскому атаману Прокопию Иванову при поддержке восставших ясачных марийцев, чувашей, русских крепостных крестьян, посадских людей, ямщиков, стрельцов и бобылей 1 октября 1670 г. удалось овладеть городом Козьмодемьянском. Но уже третьего ноября 1670 г. царские войска штурмом овладели Козьмодемьянском. В бою погибло много восставших, немало оказалось в плену. Брошенные в тюрьму, пленные повстанцы в ходе жестокого расследования были подвергнуты мучительным истязаниям, а 60 человек казнено. Тем не менее, поражение не смогло стереть в народной памяти эти героические страницы вооруженной борьбы за социальную справедливость.

 

 

                                    Марийцы в Российской империи

 

В XVIII веке марийцы, как и абсолютное большинство народов Российской империи, по роду своей хозяйственной деятельности и социальной принадлежности относились к крестьянству. Основной компактный массив их традиционно размещался в междуречье Ветлуги и Вятки, а в Правобережье Волги – между реками Сура и Большой Сундырь. По административному делению первой половины XVIII века марийские поселения компактно располагались в Козьмодемьянском, Царевококшайском, Кокшайском, Царевосанчурском и Яранском уездах Свияжской провинции; Казанском (Алатская и Галицкая дороги) и Уржумском уездах Казанской провинции Казанской губернии. Небольшая часть марийских селений размещалась по Вятке и ее притокам, а также в Прикамье по Арской и Зюрейской дорогам Казанского уезда. Немало марийцев проживало в Приуралье. Большая часть – в Южном Приуралье в пределах Уфимского уезда Оренбургской губернии.

Изменилась численность марийцев. В годы петровских реформ из-за непосильных казенных податей и повинностей, резкого падения уровня жизни, массовых болезней, неурожаев и голода общая численность марийцев в целом сократилась. Лишь с конца первой четверти XVIII века начался постепенный прирост марийского населения.

В системе жизнеобеспечения крестьянских общин главенствующее положение занимало хлебопашество. Благополучие марийской крестьянской семьи, крестьянского двора во многом определялось размерами, агротехническим уровнем обработки и урожайностью полей. Не случайно в середине XVIII века участники Академических экспедиций отмечали, что все «все черемиса земледельцы. Свое благополучие они измеряют величиной пашни и размерами стада». В XVIII веке у марийцев, как и в предшествовавшем столетии, существовала «лесопольная» система земледелия. Выращивали в основном рожь и овес, все большее распространение получало выращивание хмеля.  В огородах сажали лук, капусту, редьку, чеснок, свеклу, огурцы и морковь. На новорочистях высевали репу, которая была одним из основных продуктов питания. Вслед за хлебопашеством  следующим по важности и значимости выступало домашнее животноводство. По свидетельству академика И.П. Фалька, нерусские народы Казанской губернии, в том числе марийцы, содержали лошадей, коров, быков, коз, свиней. Имелась домашняя птица – куры, гуси, утки. В жизнеобеспечении марийских крестьян немаловажную роль играли различные неземледельческие промыслы. Важное место занимала домашняя промышленность, связанная с изготовлением ткани, одежды, деревянной, глиняной посуды и утвари. С переработкой земледельческих и животноводческих продуктов крестьянского хозяйского хозяйства были тесно связаны мукомольный и кожевенный промыслы. В рассматриваемое время традиционная добыча пушнины у марийцев еще сохраняла свое промысловое значение. «Звериною ловлей» повсеместно занимались преимущественно зимой. Охотились на белок, зайцев, волков, медведей, куниц, горностаев, рысей, норок и других зверей. Важным подспорьем была рыбная ловля. Древнейшее занятие марийцев – бортничество во второй половине XVIII века постепенно переходило в пасечное пчеловодство.

В XVIII веке управление деревней во многом обуславливалось принадлежностью марийцев к социальной категории государственных крестьян. Они не находились в личной зависимости и не являлись крепостными русских помещиков, монастырей и собственно царской семьи. Их права определялись законодательными актами государства. В начале XVIII века управление марийской деревней было сосредоточено в руках уездных воевод, подчинявшихся Приказу Казанского дворца.

Русское государство в конце XVII – первой четверти XVIII веков прилагало заметные усилия по внедрению православной христианской веры в среду нерусских крестьян-язычников. Царские указы 1720-1722 годов, направленные казанскому митрополиту Тихону, обещали трехлетнее освобождение от податей, повинностей и отдачи рекрутов всем крестившимся «иноверцам». Однако проповеди священников среди языческого населения почти не находили отклика. Основная масса марийцев продолжала придерживаться традиционных языческих верований. Положение резко изменилось в 1740 году. Царский указ от 11 сентября провозгласил политику и конкретную программу действий по массовой христианизации нерусских крестьян. Ее проведение было поручено большому штату проповедников, попов, чиновников и военных Новокрещенской конторы. Проведение христианизации преимущественно принудительными средствами и методами, образование новых церковных приходов в новокрещенских селениях в 40-60-х годах XVIII века обернулись для марийских крестьян чрезвычайным усилением социального и национального гнета. Массовая насильственная христианизация вызвала упорное сопротивление крестьян. Марийские язычники, несмотря на угрозы миссионеров и приходских священников, продолжали стойко придерживаться традиционных верований своих предков. В некоторых новокрещенских приходах были даже попытки расправ с православными священнослужителями. В целом крещение марийцев для них насильственным вторжением иной веры в их традиционно сложившуюся систему языческого миропознания. Но в то же время с началом христианизации связано распространение письменности, грамотности и открытие школ.

 

 

Участие марийцев в крестьянской войне под предводительством Е.И. Пугачева.

 

Усиление социального и национального гнета, насильственное крещение, произвол воевод, чиновников, духовенства, алчность купечества явились важнейшими причинами, толкнувшими марийцев Приуралья и Поволжья под знамена защитника народных интересов Емельяна Ивановича Пугачева. Е.И. Пугачев возглавил мощное народное движение, начавшееся с яицких казаков. За короткий срок к нему примкнули многие сотни и тысячи обездоленных людей из числа народов Приуралья, приписные работные люди уральских заводов и крестьяне. Совместно с другими повстанцами многие уфимские, кунгурские и прикамские марийцы мужественно сражались за свои интересы против карательных отрядов царских войск. Из своей среды марийские восставшие выдвинули умелых вожаков Изибая Акбаева, Оску Оскина, Байкея Тойкеева, Ахмера Агеев, Тиляка Денисова и других.

В ходе ожесточенных сражений с регулярными войсками 12-15 июля 1774 г. Пугачев вынужден был отойти из-под Казани и направиться в сторону Кокшайска.  Вечером 15 июля он со своими людьми в 300 конников достиг Кленовой горы, где и заночевал. Во время следования Пугачев принял окончательное решение переправиться в Правобережье и идти в низовья Волги и Дона. Еще до переправы он начал собирать свои распыленные силы. К вечеру 16 июля ему удалось собрать войско до тысячи человек. Большую помощь пугачевцам оказывали местные марийские крестьяне: показывали безопасные дороги, собирали лошадей и фураж, сами записывались в повстанцы, расправлялись со своими приходскими священниками, уничтожали чиновников и лесных смотрителей. Марийцы оказали помощь Пугачеву и в переправе через Волгу под Кокшайском 16-17 июля 1774 г. Выход главного пугачевского войска в Правобережье привел к массовому повстанческому движению во всем Поволжье, и в частности, в  Козьмодемьянском уезде. Но в ходе кровопролитных боев повстанческие силы были разбиты. Попавшие в плен жестоко наказаны. Тем не менее, отголоски крестьянской войны долго еще не затихали. В народной памяти Пугачев остался защитником, даровавшим народу вольность и свободу. Сложено немало марийских преданий, связанных с его именем, как например, о «дубе Пугачева» на Кленовой горе. Участие восставших марийцев в пугачевском движении запечатлено в драме С.Г. Чавайна и первой марийской опере «Акпатыр», написанной композитором Э.Н. Сапаевым.

 

До Октябрьской революции марийцы не имели своей государственности и были разбросаны в составе Казанской, Вятской, Нижегородской, Уфимской и Екатеринбургской губерний. И сегодня из 670 тысяч марийцев только 324,3 тысячи проживает в Республике Марий Эл. Исторически сложилось так, что 51,7% мари проживают вне пределов своей республики, в т.ч. 4,1% вне пределов России.

После Октябрьской революции, 4 ноября 1920 года, была образована Марийская автономная область.

В 1920-е годы были установлены две равноправные языковые литературные нормы: луговомарийский язык и горномарийский язык. Эти годы, как и в других национальных республиках, ознаменовались активным развитием национальной культуры. Однако в 1930-е годы с началом массовых репрессий этот процесс затормозился, практически вся национальная интеллигенция была уничтожена. Постепенно марийцы становятся меньшинством населения республики, а под политическим давлением марийский язык был вытеснен русским.

5 декабря 1936 года Марийская автономная область преобразована в Марийскую АССР. 22 октября 1990 года – Марийская Советская Социалистическая Республика (МССР). С 8  июля 1992 года – Республика Марий Эл.

 

 

ТАКЖЕ  СМОТРИ ОБЩУЮ ИНФОРМАЦИЮ ПРО РЕСПУБЛИКУ МАРИЙ ЭЛ

 

 

ИСТОЧНИК  ИНФОРМАЦИИ И ФОТО:

http://arh-mari.ru/

http://www.mari-el.name/

 

 

 

 

 

 

 

 

ВложениеРазмер
Парс.jpg136.6 КБ

Комментарии

аватар: Лоцман

Мдя

 Вот читаешь про марийцев, и диву даешься - до чего Сталин народ довел. (с)
 Ни тебе своей волости, ни языка, ни веры. Ясак плати, священнику плати, один Шереметьев чего стоит!
 
  Хорошо, что были в то время народные герои! Вечная память Ак Парсу, Акбаеву, Оскину, Тойкееву, Агееву, Денисову, и всем остальным!
 
  Я очень надеюсь, что потомки будут достойны памяти предков...

аватар: Гость

Чудесный край, прекрасные

Чудесный край, прекрасные люди, сильно верующие и следовательно порядочные, а по поводу что Сталин довел..... Еще поспорю!!!!! Дети поголовно знают родной язык!!! А вот с историей своего края туговато, только это ни Сталин виноват а мы родители и сташие родственники! Самим ни до этого было, и детей не приучили!!!!

аватар: Лоцман

Согласен

 Здравствуйте, Рада!
 
 Про Сталина, это шутка такая, заезженная.
 Жалко, что у нас с историей туговато, а то обратили-бы внимание, как жилось народу в определенные года. Когда появился "Марийский Пушкин", когда стали преподавать в школах, когда наконец эти самые школы появились. Ну и как мы отплатили руководству страны, при котором все это стало возможным.
 
 Жалко еще, что у народа без прошлого - будуещее эта... того короче - расплывчатое.
 
 С уважением, Андрей.

аватар: Гость  малый

вот он какой,этот славный народ

вообще уважаю свой народ!никаких преград не боится!

аватар: гость

никто не сказал большое

никто не сказал большое спасибо дедушке Ленину, который и построил Марий Эл, отобрав часть земель у казанской. вятской и нижегородской губерний. поэтому памятники в оле ему будут стоять долго.
Русскую эл он не сделал.

аватар: Кэп

и не только

не только Ленину, а ещё и Сталину -

и вобще то, что Россия выжила в 20 веке - это чудо!

по планам Запада - мы должны были быть разделены и колонизированы ещё сто лет назад...

независимо от национальности...

аватар: Итмен

Марийский народ, сильный народ!!!

Марийский народ очень сильный народ, и я уважаю свой народ!!!

аватар: Кэп

мы тоже

и мы уважаем марийский народ, а также и татарский и русский, и любой народ населяющий нашу страну!

нам надо быть вместе!

наше разделение - это наша смерть!

аватар: Римма

Помогите найти настоящего марийского колдуна.

 Живу от Марий-Эл далековато, но говорят марийцы сильны в магии, мне требуется помощ,, подскажите пожалуйста в каком районе Марий-Эл такие люди проживают. Обратиться больше не к кому. Если у вас люди добрые есть такая информация, пишите мне на почту venksi@yandex.ru

аватар: Люда

Римма,во первых,зачем вам

  Римма, во первых, зачем вам нужен колдун. Если для плохого дела, то поймите,что вы и ваш род до конца дней своих будет расплачиваться за ваше(легкомыслие).

  Осознавать это очень страшно, ведь колдун на себя никакого греха не берёт. ВЕСЬ ГРЕХ НА ЗАКАЗЧИКЕ и он аукнется на всём роде. Ну а если вы хотите попросить за благие дела или здоровья у КУГУ ЮМО то идите в священную рощу. Но не во всякую, а в ту где вас примут.

  Это зависит от ВАС.

аватар: Кэп

про колдунов...

уважаемая Римма!

крайне не рекомендуем Вам обращаться к каким-либо колдунам!

независимо от национальности!

мы также избегаем этого!

злая сила - есть злая сила!

аватар: Истина

Римме

 Уважаемая Римма! Если у вас какие-то проблемы, то обратитесь за советом к священнику. Не надо привлекать темные силы!!! Это грешно, и даже противно Богу

аватар: Гость

Почему Вы считаете колдовство

Почему Вы считаете колдовство темной силой? ведь она не бывает только белой или темной, она едина, как Мать природа!

аватар: Кэп

???

это очень глобальная тема!

и спор тут может быть не на одну неделю!

аватар: Катерина

я горжусь...

знаете..так получилось что корней своих я не знала звоих марийских корней...языка не знала..не учили меня...а ведь фамилия Изергина довольно известная марийская фамилия...вот только откуда она пошла...?)))Я много читала про предков...горда за них...хотя бы просто за это..

Еще в древности славянские племена, проживавшие бок о бок с предками современных мари, мордвы, коми, удмуртов, саамов, хантов, манси и, отчасти, чувашей (народ тюркской языковой группы на 2/3 имеющий финно-угорские традиции и обычаи), знали, что их соседи владеют загадочной силой природы: умеют приманить зверя, заговорить кровь, сварить приворотное зелье, ведают разные травы и корения. «Чудь белоглазая» - так называли поморы низкорослых и тонкокостных соседей, обладавших характерным светло-светло-серым («водянистым») цветом глаз и волос. «Чудь» - то есть чудесный, магический народ, а потому опасный, как все иное и непонятное. Да и в легендах и сказаниях самих мари есть повод для подобных страхов....

аватар: Кэп

а ведь...

а ведь от вашей фамилии - есть и населенные пункты в Марий Эл...

аватар: Василий

История Марий Эл в лицах

Нашел на просторах интересный сайт, посвященный истории Кировской области, Марий Эл и Удмуртии. Называется "Вятка : православное прошлое" http://urzhum-uezd.ortox.ru/ Сайт мне очень понравился. Здесь можно найти сведения не только о всех храмах в этих областях, но и найти сведения о людях, живших в Марий Эл, есть подробные пофамильные списки прихожан и духовенства до 1917 г. Здесь можно, основываясь на этих данных, и заказать родословную. Пожалуй, это единственный генеалогический сайт по РМЭ. Рекомендую заглянуть !

аватар: Кэп

Хорошо!

обязательно заглянем на сайт!

аватар: Кэп

история Марийского края

В Марий Эл вышел в свет еще один том из серии книг «История Марийского края в лицах», над которым работали специалисты МарНИИЯЛИ им. В.М.Васильева.

Работа по составлению серии книг «История Марийского края в лицах» ведется в МарНИИЯЛИ с 2010 года. Первый том этой книги содержит очерки о жизни и деятельности людей, живших в период с XIV по начало ХХ века. Третий том, изданный к юбилею Победы в 2015 году, повествовал о героях фронта и тыла во время Великой Отечественной войны 1941-45 годов. И вот теперь издан второй по хронологии том, куда вошли очерки о 89 личностях, живших в период с 1917 по 1940 годы. По словам директора МарНИИЯЛИ Евгения Кузьмина, эти личности внесли значительный вклад в развитие национального самосознания, науки и просвещения, а также культуры и здравоохранения в Марий Эл.

Евгений Кузьмин также отмечает, что описанные в книге события не оторваны от истории России. Очерки о жизни и творчестве именитых личностей Марийского края рисуют картину жизни людей в России 20-30-х годов.

Кроме самих очерков издание содержит 40 занимательных историко-справочных статей, а также подробную хронологическую таблицу об основных событиях 1917-1940 гг.

По словам Евгения Кузьмина, эта книга будет полезна для педагогов, учащихся, краеведов, а также для широкого круга читателей, интересующихся историей родного края.

Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.

Фотографии на сайте размещены в качестве научного, информационного, учебного и культурного материала без цели извлечения прибыли.

Контактная информация:

Капитан команды Кочующих (он же главный по сайту):
Хафизов Ахат - Hafizow@yandex.ru

Продвижение сайта в интернете:

Лоцман команды Кочующих
Бортяков Андрей - abortyakov@yandex.ru