СВЯЩЕНЫЕ РОЩИ НАРОДА МАРИ (КРАЕВЕДЕНИЕ)

 

   []

 

   В первый же день я встретился с народным целителем, очень уважаемым в республике. Целитель заодно осмотрел меня, помассировал, болевшую руку, время от времени вдувая мне в рот воздух, приговаривая что-то по-марийски и заключая каждый период словами: '...раба Божия Льва'. Мое имя он знал: в свое время мы защищали диссертации в один день и в одном месте.

   Он читал заклинания и излагал свои мысли:

   - Язычество наше созрело для реформации. Организовать его нужно, организовать. И кажется мне, что есть уже реформатор.

   На прощание он точно поставил мне диагноз.

   Говорил я с художником, выпускником Петербургской Академии художеств. Человек он молодой, у него трое маленьких детей.

   - Недавно,- говорит, - всех троих крестил, нехорошо как-то без Бога. Мы-то марийцы моркинские, у нас в церковь ходят. Но в рощу тоже. А вот теща у меня - сернурская. Мы к ней на праздник ездим - Шорык йол называется, Овечья нога, по-нашему. Значит, икону вешают, перед ней - большую свечу ставят, чистый воск, руками катанная. Еще одну свечу - перед домом. Привязывают овцу и водой поливают. Овца-то вздрагивает, так смотрят - куда брызги пойдут: от этого весь успех зависит. Налево - дак одно, направо - другое дело.

 

 

 

   - А икона зачем?

   - Теща говорит: раньше вешали, чтоб урядник, если заедет, не понял, что тут языческий обряд творят.

   Уж семьдесят лет, как урядников нет, больше даже, а привычка осталась.

   У другого художника - очень заслуженного человека - дед был церковный староста, мать пела в хоре. Это уже Горномарийский район, там православие много раньше приняли. Но два раза в год - это художник помнит - ходили к источнику, приносили жертву.

   - А вы как считаете: есть два языка или один? - спрашиваю.

   - Ну, даже если это диалекты, пусть хоть будут две литературные нормы. Наше наречие все-таки сильно отличается. У нас и звуки есть, которых луговые мари и произнести не могут. На Общемарийском съезде мы только начнем об этом говорить, луговые собратья нас аплодисментами захлопывают. Так ни до чего и не договорились.

   Я понял, что ничего не понял. Но понял, что по обоим вопросам нужно встретиться с наиболее знающими людьми. Или, по крайней мере, с такими, которые решатся ответить. Но пер|ед тем, как рассказать читателю об этих встречах, я позволю себе - в самой краткой форме хотя бы - пролить свет на судьбу финно-угорских народов России, ибо только в этом контексте может стать яснее судьба небольшого, но стойкого и упрямого народа мари.

  

    []

  

   "Великий бог, бог мира, мать солнца, мать луны, мать звёзд,бог грома, бог молнии, мать земли!

   Наш непочатый хлеб - соль любезно отведайте, нашу молитву любезно примите.

   Мы люди маленькие:

   Может быть переднее мы сказали после, а последнее сказали раньше.

   Ты, мать огня, своим запахом дыма доведи об этом до великих богов.

   Пусть будет все искренне."

   ----------------------------------------------------------------------------

   ----------------------------------------------------------------------------

   Далеко в лесах центральной России, старая бабушка бормочет молитву, обращенную к Богу Солнца Кугу Юмо и молится она о своей семье. А когда она хватает за шею белого гуся, стоящие за ее спиной дочери украдкой крестятся.

   Несколькими часами позже птица обезглавлена, ощипана и сварена, а семья собирается разделить трапезу со своими богами.

 

 

 

 

 

   Все происходит так: на поляне в священной роще люди собираются, чтобы отведать традиционную пшеничную кашу, пиво, хлеб и просто отдохнуть. Главное действие происходит в центре поляны, где уже подготовленную птицу ждут закопченные котлы с кипящей водой. Рядом, в небольшой импровизированной хижине, освещенной свечами, приносят жертву богам. ---------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------- -----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

 

 

 

 

 

  

    []

  

   Наконец, птица готова. Ее раздают по кругу всем участникам праздника, которые сначала пробуют печень, а потом уже и мясо жертвенного гуся.

 

 

 

 

 

   Это обычное семейное жертвоприношение происходит на священной поляне в Республике Мари-Эл. Дальние родственники финнов и угров - мари осели на Волге, тогда как другие отправились дальше на Запад. Ведя скромное существование на протяжении веков на этих обширных территориях, они остаются одним из самых бедных и самых аграрных народов края.

 

 

 

 

 

   Их главное богатство - девственные леса, огромные площади, на которых в большом количестве растет сосна и береза. Они поклоняются деревьям, вознося им молитвы на многочисленных священных полянах.

  

   Фактически, Чимари Юла, так они называют свою веру, это дохристианская форма язычества. Мари верят в то, что получают энергию от своих предков. У них много богов - также как и деревьев, например, мстительный Керемет-Тумо (дуб), Кугу Юмо - всемогущий бог Солнца и Чумбылат Он - великий король-воин и защитник народа мари.

   Они служат своим богам, как устраивая домашние жертвоприношения или родовые сборища наподобие описанного выше, так и проводя ежегодные массовые богослужения в период сева (май-июнь) или сбора урожая (сентябрь-октябрь). Такие богослужения ведет жрец или выбранный общиной уважаемый человек. Он читает молитвы вслух, часто включая в текст свои собственные мысли и высказывая свое мнение по разным вопросам, также как это делает и христианский священник, читающий проповедь.

  

    []

   В то время как соседние племена ассимилировались и вошли в христианский мир, географическая отдаленность мари послужила естественным барьером, позволившим сохранить первоначальный характер народа. Русские пришли на эту землю в 16-ом веке, когда Иван Грозный двинулся на татар. Тогда народ мари, живший в мире со своими мусульманскими соседями, впервые почувствовал угрозу языческой вере сначала со стороны захватчиков, а потом и от миссионеров, суливших всевозможные блага новообращенным христианам.

 

 

 

 

 

   Русские построили первые крепости на земле мари. Эти крепости оказались своеобразными очагами цивилизации, способствовавшими зарождению промышленности в регионе. Религия Чимари Юла начала воспринимать некоторые поверхностные признаки христианства. Так, например, марийцы позаимствовали крестное знамение и добавили "Христос Юмо" в список своих богов. Христианские богослужения в церкви и поклонения языческим богам на священных полянах продолжались параллельно, не вступая в очевидные противоречия.

 

 

 

 

 

   После революции язычество в Республике Мари-Эл пострадало также как и другие религии. В два приема Советская власть провела кампании по вырубке священных рощ, но все инициаторы этих акций внезапно умерли вскоре после совершенного святотатства. Так Чимари Юла продемонстрировала и свою темную сторону - силу колдуний и "бабок" и действенность их проклятий.

   Сегодня, с исчезновением тотального государственного контроля, некому больше преследовать народ мари за их веру, хотя на смену государственным карательным органам пришли миссионеры с Запада, довольно успешно несущие "слово Божие" язычникам. И наибольшее сопротивление, как ни парадоксально, они встречают со стороны местной православной церкви.

   У марийцев есть некоторая автономия, свой собственный президент, парламент и национальный флаг. Но как и в большинстве автономных республик, в столице Мари-Эл - Йошкар-Оле, также как и в некоторых сельских районах, преобладает русское население.

  

   Когда-то финно-угорские народы населяли обширнейшую территорию, поросшую лесами, - практически всю северную часть европейской России, доходя к югу до устья Камы. Занимались финно-угры земледелием и охотой, и поселения их были сильно разбросаны. Нигде они не создали государств - о причинах этого можно было бы рассуждать долго и спорить еще больше, но это не позволяет не только размер настоящих заметок, но и то, что в нашу задачу это не входит. Нам важен результат: не имея государств, следовательно, нужных для своей защиты армий и всего прочего, свойственного государствам, они стали входить в состав соседних организованных и постоянно расширяющихся держав.

  

   Платили они дань хазарам (потому и первые упоминания о них в письменных документах сделаны на языке иврит - государственном в Хазарском каганате - и, увы, как там принято, почти без гласных: 'црмс' - 'черемисы', 'ариза', 'мкша' - эрзя и мокша), булгарам, входили в состав Казанского ханства и - в последние несколько сот лет - России. На земли их устремились переселенцы из различных русских княжеств и областей, причем заселение это чаще всего бывало мирным, ибо славяне и финны уживались на обширных, и слабо заселенных пространствах. Иногда же вхождение того или иного края было не столь уж мирным. Со временем крещение, письменность, более высокая городская культура, принесенные русскими, вытесняли местные языки и верования, огромное количество людей начинало чувствовать себя русскими - и действительно становились ими. Иной раз для этого достаточно было креститься. Писали же крестьяне мордовской - деревни в своей челобитной: 'Предки наши, бывшая мордва', искренне полагая, что только предки-язычники были мордвой, а вот уж православные потомки - никак к мордве не относятся. Шло смешение, переселялись люди в города, уезжали далеко - в Сибирь, на Алтай. Язык у всех становился единый - русский, имена же и фамилии после крещения ничем (или почти ничем) от обычных русских не отличались. И кто впоследствии обращал внимание на то, что в фамилиях вроде Шукшин, Веденяпин, Ведев или Веденкин ничего славянского в корне нет, а есть или название племени - 'шукша' - или слово 'вода' - 'ведь'? Каких, в конце концов, фамилий не бывает! Да и звучит - прислушайтесь! - Веденяпин или Пияшева куда как более по-русски, чем, скажем, Вилленбахов или Асламазов.

  

   Но, растворяясь в массе русских, составив среди них весьма заметный процент, финны распространили свой антропологический тип: очень светлые волосы, голубые глаза и - зачастую - широкое, скуластое лицо. И тип 'пензенского мужичка' во многом стал восприниматься как типично русский. А иногда и утверждался в чужеземном мнении как вообще славянский. И пошли гулять по страницам западной литературы фразы вроде 'типично славянские выпуклые скулы' - при описании чехов или поляков, коим эти скулы, как к примеру, и западным украинцам и белорусам, вообще не свойственны. Русскую рубаху-косоворотку, лапти, баню - не найдешь ни у кого из других славянских нардов. Но найдешь у всех финнов. (Конечно, финский элемент - не единственный, который в сложном смешении лег в создание великорусского этноса. Перечислять их можно долго, но, конечно, славянский элемент - самый мощный. Русские - несомненно, один из величайших народов мира и, наверное, самый великий - по вкладу в мировую цивилизацию и влиянию на судьбы мира - из славянских народов. Но происхождение их очень смешанное. И финский элемент тут - весьма заметен.)

  

   Какая-то часть угро-финнов отатарилась: приняла ислам, татарский язык, мусульманские имена. Они тоже совершенно забыли о своем происхождении. Этот процесс шел совсем в не столь благоприятных условиях, как распространение православия и русского языка. Законы Российской империи категорически запрещали обращать язычников в любую другую веру, кроме государственной. Наказание за это уголовное (именно: уголовное) преступление было весьма суровым. Да и мечеть татары даже для своих нужд имели право строить только с разрешения казанского архиерея. Архиерей же такового разрешения - особенно в марийской деревне, где поселились несколько татарских семей, - никогда бы не дал, учитывая особую страсть казанских татар к распространению учения Мухаммеда. Однако татары, поселившись, могли иметь молитвенное помещение и при нем - школу. Для своих детей, разумеется. Но они весьма радушно привечали там сыновей зажиточных марийцев: учиться письму, в конце концов, никому не запрещено.

  

   В сознании же многих народов Поволжья прочно укоренился образ татарина - удачливого и образованного купца. Детей посылали в школу, чтобы они обучились всем татарским премудростям. Окончивший ее обычно предпочитал говорить по-татарски - на 'городском' языке, принимал ислам. Через два поколения вся деревня становилась мусульманской и татаро-язычной. Разве что старики еще говорили между собой по-марийски и ели иногда свинину, но за пазухой уже носили татарскую ермолку-тухью, чтобы, встретив какого-нибудь ревностного мусульманина (из своих же молодых), быстро напялить ее на макушку, благочестиво произнося: 'Ас-салям алейкум!' Так же бывало и с мордвинами, и с удмуртами.

  

   Не потому ли среди наших соседей татар, так много светловолосых и голубоглазых, да и чертами лица ничем не отличающихся от поволжского мужичка?

   Не будем разбирать всех причин, но языки восточных финнов звучали только в деревне или в первом поколении городских жителей. Второе, родившееся в городе, говорит обычно только по-русски.

   Все сказанное выше вполне относится к мордве и к удмуртам, к коми и к марийцам.

   Разве что марийцы яростнее всех сопротивлялись присоединению края при Иване Грозном, упорнее всех держались своей веры. Еще в те далекие времена родилась пословица: 'Слева черемиса, справа берегися!' Летописец пишет, что 'реки красны стали от черемисской крови'. В XVI веке заложен был на высоком берегу Волги город Космодемьянск и возведен первый храм. В основание его положили связанного марийского старшину - на глазах согнанных со всех окрестных деревень марийцев-черемисов.

  

   ------------------------------------------------------------ фото и статья Валерия Нистратова и Льва Минца (журнал "Вокруг света"). -----------------------------------------------------------

Комментарии

Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.

Фотографии на сайте размещены в качестве научного, информационного, учебного и культурного материала без цели извлечения прибыли.

Контактная информация:

Капитан команды Кочующих (он же главный по сайту):
Хафизов Ахат - Hafizow@yandex.ru

Продвижение сайта в интернете:

Лоцман команды Кочующих
Бортяков Андрей - abortyakov@yandex.ru