Усть-Ветлужский (Юринский) могильник

Усть-Ветлужский (Юринский) могильник — археологический памятник, грунтовый могильник бронзового века, сейминско-турбинского типа. Расположен на левом берегу реки Волги, в районе места впадения в неё реки Ветлуги, рядом с марийским поселением Юрино. Открыт краеведом Шалаховым Евгением Геннадьевичем в ходе археологических разведок и сборов, предпринятых осенью 2000 года. Частично разрушен Чебоксарским водохранилищем.
  

Могильник состоит из двух частей: прибрежной площадки, расположенной непосредственно на берегу Волги, частично разрушенной абразивными процессами Чебоксарского водохранилища, а также площадки на холме, обнаруженной в 2004 году, расположенной к северу-востока от прибрежной, характеризуется более богатым инвентарем. Последнее относят к «княжеским» или «воинским» погребениям.
 
При раскопках обнаружены захоронения, медно-бронзовые и кремнёвые артефакты (бронзовые наконечники копий, топоры-кельты, ножи, чекан, тесло, наконечники стрел, браслеты и др.). Судя по анализу захоронений, население в указанном районе составляли носители сейминско-турбинских традиций, а также абашевско-покровских традиций. Возможность их взаимодействия  отражает появление нового синкретического населения.
  
 
НАХОДКИ ЮРИНСКОГО МОГИЛЬНИКА
Юринский (Усть-Ветлужский) могильник, открытый автором настоящей статьи в ноябре 2000 г. на левом берегу Чебоксарского водохранилища (Юринский район, Республика Марий Эл) [1, с. 91–92; 2, с. 188; 3, с. 230], ныне является одним из базовых памятников сейминско-турбинского типа в археологии бронзового века Северной Евразии [4, с. 92, 96]. Древний некрополь раскопан Б.С. Соловьевым (Марийская археологическая экспедиция) в 2001–2006 гг. [3, с. 230; 4, с. 92]. Кроме погребений на нижней площадке (у подножия самой высокой дюны близ современного устья р. Ветлуги), подтопленной водохранилищем, изучены «княжеские» или статусные воинские захоронения, обнаруженные на вершине холма. В могилах собрано бронзовое оружие, принадлежавшее знатным воинам или вождям из сибирско-алтайских кланов [5, с. 108–109; 6, с. 168–174], проникших в Волго-Ветлужское междуречье после XX в. до н. э. [7, с. 112].

Медно-бронзовый инвентарь Юринского могильника состоит из ножей (22 экз.), топоров-кельтов (9 экз.), наконечников копий (4 экз.), браслетов (3 экз.), тесла и чекана. Почти весь металл из прослеженных в раскопе и разрушенных водохранилищем захоронений подробно описан и проанализирован в работах Б.С. Соловьева [1, с. 92–93; 5, с. 110–111; 8, с. 57–61].

На мой взгляд, наступило время познакомить археологическое сообщество с материалами сборов на Юринском некрополе, которые не вошли в научные отчеты об исследовании памятника. Речь идет о каменных изделиях сейминско-турбинского облика, которые происходят из размытых погребений. Кремневые изделия. В 2000–2008 гг. на памятнике собрано 29 кремневых предметов, имеющих непосредственное отношение к погребениям эпохи бронзы. Численно преобладают наконечники стрел – 27 экз. (рис. 1). Найдены также ножи-вкладыши (один из них является фрагментом сломанного орудия). Часть коллекции кремня опубликована Б.С. Соловьевым [1, рис. 1, 13; 2, рис. 2, 1–4; 5, рис. 5, 1–7, 10, 11; 6, 6, 7; 8, рис. 5, 3]. Обработанные сплошной двухсторонней уплощающей ретушью, наконечники стрел Юринского могильника подразделяются на четыре типа: 1) наконечники треугольной или подтреугольной формы с прямоусеченным основанием – 22 экз. (рис. 1, 3); 2) наконечники треугольной формы с вогнутым основанием – 2 экз. (рис. 1, 1); 3) наконечники с вытянуто-треугольным пером и широким черешком подпрямоугольной формы – 2 экз. (рис. 1, 2); 4) наконечник треугольно-черешковой формы с жальцами – 1 экз.

Большинство наконечников изготовлено на отщепах коричневого, светло-серого, розовато-серого, бордового, молочно-белого и чёрного кремня. Длина самого крупного наконечника, поднятого в размытой части Юринского могильника осенью 2008 г., – 6 см. Рис. 1. Юринский (Усть-Ветлужский) могильник. Кремневые наконечники стрел. Подъемный материал 2002 г. Наконечники стрел первого типа (их часто называют «турбинскими») имеют полные аналогии в кремневом инвентаре Турбинского I, Сейминского и Решенского могильников [9, рис. 90; 10, рис. 60, 4–7; 11, рис. 1, 2–7].

Второй тип наконечников с Усть-Ветлуги обнаруживает некоторое сходство с метательными орудиями Решенского могильника [11, рис. 1, 1] и могильника Бор-Лёнва [12, рис. 3, 6, 8]. Кремневые наконечники третьего типа идентичны крупным экземплярам из решенской коллекции [13, рис. 104, 8–11]. Единственный «сейминский» наконечник (четвертый тип в Юринском могильнике) по своим пропорциям и технике обработки широких граней находит весьма близкие аналогии в вещевом комплексе Сейминского могильника [10, рис. 60, 1, 2].

Изделия из нефрита. Украшения в виде колец (3 экз.) из коричневато-жёлтого (рис. 2, 1) и полупрозрачного светло-зелёного и зеленоватого нефрита (рис. 2, 2, 3) обнаружены нами 8 июля 2001 г. в разрушенном береговыми осыпями погребении на нижней площадке могильника. Наружный диаметр изделий варьирует от 3,9 до 4,4 см, внутренний диаметр – от 2,7 до 3,2 см, толщина колец – 2 и 3 мм. Все кольца имеют шестигранное сечение. Рис. 2. Юринский (Усть-Ветлужский) могильник.

Нефритовые кольца. Подъемный материал 2001 г. Нефритовые кольца присутствуют в вещевых комплексах всех крупных европейских некрополей сейминско-турбинского типа [9, с. 93–96; 10, с. 120; 13, с. 244, рис. 109]. Кольца из Юрино аналогичны изделиям турбинской коллекции, рассмотренной О.Н. Бадером [9, рис. 88]. Кремневый комплекс Юринского некрополя, представленный значительной серией наконечников стрел «турбинского» типа, и уникальный набор нефритовых колец с Усть-Ветлуги, характеризующие собой высокий уровень развития кремнеобработки и камнерезного дела у носителей сейминско-турбинских бронз, заслуживают подробной публикации в ближайшем будущем.
  
 
  Се́йминско-ту́рбинский межкульту́рный (транскульту́рный) фено́мен — 
термин в археологии, которым определяют резкие изменения в материальной культуре лесостепной полосы Евразии в середине II тысячелетия до н. э.

Термин охватывает характерные металлические изделия, обнаруженные в большом количестве погребений на огромной территории лесостепной полосы Евразии, протянувшейся от Финляндии до Монголии. Формы оружия и орудий, костяные пластинчатые доспехи, нефритовые украшения ранее вообще были неизвестны в большинстве культур Северной Евразии. 
Фактически все основные сейминско-турбинские некрополи приурочены к крупным водным магистралям и часто к устьям больших рек, однако до сих пор неизвестны поселения, которые были бы связаны с этими могильниками воинов-кочевников, владевших металлообработкой, использовавших конницу и двухколёсные колесницы. Сложение феномена происходило, по-видимому, на основании синтеза двух компонентов: «алтайского» (степи, лесостепи и предгорья Алтая) — племён металлургов и коневодов, и «таёжного» — племён подвижных таёжных охотников и рыболовов, населявших пространство от Енисея до Байкала, с которыми связан богатый каменный и костяной инвентарь, а также украшения из нефрита.
Носители сейминско-турбинского феномена были недостаточно сильны, чтобы нападать на существовавшие тогда развитые культуры бронзового века, например, в Средней Азии.
Ранее существовавший термин «сейминско-турбинская культура» признан несостоятельным, поскольку сейминско-турбинские бронзовые изделия одновременно охватили большой регион с совершенно различными археологическими культурами, и достаточно быстро исчезли, тогда как культуры продолжили существование.
  


Этноязыковая атрибуция 
О. Н. Бадер считал, что язык населения, оставившего Сейминский могильник, был финно-угорским. Е. Н. Черных и С. В. Кузьминых отрицают индоевропейскую языковую принадлежность сейминско-турбинского населения. А. Х. Халиков полагает, что носители сейминско-турбинской культурной традиции были прототюрками или тунгусо-маньчжурами — представителями ещё не расчленённой алтайской языковой общности. К. Карпелан и А. Парпола считают сейминско-турбинские сообщества самодийцами. В. В. Напольских и А. В. Головнёв связывают источник распространения сеймо-турбинцев с афанасьевской культурой. По мнению В. В. Напольских, данные лингвистики и археологии свидетельствуют о заметном участии прототохарского (точнее — уже паратохарского) компонента в сейминско-турбинском транскультурном феномене.
И. В. Ковтун обосновывает индоарийские истоки и ведийские сюжетные параллели сейминско-турбинской металлопластики, скульптуры и орнаментальных идеограмм самусьской культуры, зооморфных жезлов Северной и Центральной Азии II тыс. до н. э 
 
   
________________________________________________________________________________________
ИСТОЧНИК ИНФОРМАЦИИ И ФОТО:
Команда Кочующие
Шалахов Е. Г. Погребальный инвентарь Юринского (Усть-Ветлужского) могильника сейминско-турбинского типа: кремень и нефрит [Текст] // История и археология: материалы Междунар. науч. конф. (г. Санкт-Петербург, ноябрь 2012 г.). — СПб.: Реноме, 2012. — С. 75-77. — 
moluch.ru/conf/hist/archive/61/2921/
Памятники археологии Марий Эл
Газета Марийская правда.
Соловьев Б.С. К вопросу о взаимодействии населения раннего бронзового века лесной полосы Среднего Поволжья // Взаимодействие культур в Среднем Поволжье в древности и средневековье. Йошкар-Ола, 2004. 
Никитин В.В., Соловьев Б.С. Атлас археологических памятников Марийской ССР. Вып. 1. Эпоха камня и раннего металла. Йошкар-Ола, 1990. 
Архипов Г.А., Никитина Т.Б. Атлас археологических памятников Республики Марий Эл. Вып. 2. Ранний железный век и средневековье. Йошкар-Ола, 1993. 
Архипов Г.А., Никитин В.В. Археологические исследования в 1976–1980 годах (экспедиции Марийского НИИ и университета) // Материальная и духовная культура марийцев. Йошкар-Ола, 1981. 
Выборнов А.А., Вискалин А.В., Королев А.И., Ставицкий В.В. Сутырское V поселение (раскопки 2000 года) // Взаимодействие культур в Среднем Поволжье в древности и средневековье. Йошкар-Ола, 2004. 
Соловьев Б.С., Шалахов Е.Г. Воинское погребение Юринского могильника // Исследования по древней и средневековой археологии Поволжья. Чебоксары, 2006. 
Шалахов Е. Г. К истории изучения древностей Приветлужья // Молодой ученый. — 2010. — №1-2. Т. 2. — С. 49-51. 

  

ВложениеРазмер
Yurinsk (1).png958.37 КБ
Yurinsk (2).png1.09 МБ
Yurinsk (3).png1 МБ
Yurinsk (4).png973.42 КБ
Yurinsk (11).png981.85 КБ

памятники археологии РМЭ

продолжаем статью про памятники археологии Марий Эл, 

все статьи по данной тематике можно посмотреть тут - 

ПАМЯТНИКИ АРХЕОЛОГИИ

на территории Марий Эл и сопредельных областей много интересных исторических мест, 

постараемся рассказать про них, про историю Марийского края и марийского народа, 

отчасти эта история связана с историей булгар и татар, а также с историей чувашей и удмуртов.

историю каждого народа отразим в отдельных статьях!

 

Юрино же ж совсем не

Юрино же ж совсем не марийское поселение ;).

Юрино

тут имеется в виду, что раньше оно было марийское, 

так как все междуречье Ветлуги и Керженца было заселено марийцами - 

про это говорят памятники археологии, 

также и мы ещё расскажем про памятники в Приветлужье.

Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.