История Свято-Никольского храма с. Кожла-Сола

Статью про историю Никольского храма хочется начать небольшой историей от лица редактора сайта Кочующих. Дело было летом 2010 года, когда в наших краях стояла небывалая жара и засуха! В июле, в самый пик жары, я с семьёй отдыхал и лечился в санатории на Кленовой горе, ну, и заодно собирал краеведческий материал по родному краю.
Зной был ужасный, сохли не только поля, но и заливные луга, и даже деревья в лесу. Пересыхали озера и болота, а в окрестных лесах полыхали пожары.
Днем с крыши санатория было видно, как с разных сторон встают дымы и марево от дальних пожаров, а ночью даже виднелось зарево. Иногда было трудно дышать от дыма и настоящей тропической жары! Душно было вечером и даже ночью…  От такого небывалого зноя спасались только в Илети, где была прозрачная и холодная вода, что давала облегчение, хоть и ненадолго.

 

И вот, однажды в тихий час, когда в самый палящий зной никого на улице не было, мы пытались уснуть и перетерпеть эту жару, и вот я как бы издалека слышу церковное пение. Пение сперва тихое, но понемногу становится громче, но я-то думаю, что мне это кажется, или же кто-то в номере включил телевизор или радио. А когда я выглянул в окно, то вижу настоящий крестный ход, священник, дьякон и женщины в платочках подошли к санаторию, потом с пением обошли его по периметру, и снова ушли по Кленовой горе в сторону пос. Илеть.

Оказывается, что приход Никольского храма из п. Красногорский проводил Крестный ход на Илети и Кленовой горе. Всё бы и забылось, но на следующий день налетел мощный ливень, который шёл почти час, мы стояли у центрального входа и радовались прохладе и дождевым струям!
После этого ливня несколько дней жара была не такая изнуряющая!
Что интересно, но ливень не дошёл до Казани, он примерно остановился около границ Марий Эл, и там прекратился. Из-за этого ливня удалось избежать крупных пожаров в районе Кленовой горы, и в Марий Чодре.
Есть ли связь между Крестным ходом и этим ливнем – гадать не буду – судите сами, а дальше настоящая история Никольского храма в Кожла-Соле (в п.Красногорском).
************************************************

ИСТОРИЯ ПОС.  КРАСНОГОРСКИЙ - ТУТ!

ПРО КОЖЛА-СОЛУ И КОЖЛАСОЛИНСКОЕ ОЗЕРО!

 

                                                    озеро Кожласолинское                               

Среди глухих марийских лесов в XVII веке, рядом с богатыми рыбой реками Ишут (Юшут) и Илеть, возникла деревня Кожла-Сола, что в переводе с марийского означает «еловая деревня». В народе это место называли еще «медвежьим углом». Так было в XVIII-XIX веке. На много верст раскинулся сосновый бор с мшистыми болотами. В низине на берегу большого озера стояла деревушка. В ней было две достопримечательности — деревянная церковка да покосившаяся от времени школа. Жители деревни с трудом сводили концы с концами, ковыряли бесплодную землю деревянной сохой, промышляли в лесу, охотились, собирали ягоды и грибы1.
В клировой ведомости церкви от 1869 года говорится, что храм в селе Кожла-Сола Царевококшайского уезда Казанской епархии во имя св. Чудотворца Николая Мир-Ликийского построен в 1861 году на средства государственного крестьянина Василия Николаевича Атлашкина, а помогали ему в строительстве крестьяне близлежащих сел и деревень (Атлашкин был уже купцом и имел хлебную торговлю, владел мельницами, в честь его назвали речку - Атлашка). Церковь — однопрестольная, теплое здание — деревянное, с одной колокольней, теплое. Иконостас был трёхъярусным, утвари было достаточно.

                                                  речка Атлашка,  тут стояла мельница                 

Церковный штат в 1869 году состоял из священника, диакона и псаломщика. Земли при церкви ни усадебной, ни пашенной, ни сенокосной не было. Священнослужители пользовались от прихожан ругой, собирая с каждого венца пудовку ржи, в ту же меру — овса, и копну сена. Дома для священнослужителей были выстроены за счет прихожан. Зданий, принадлежащих церкви, не было. Расстояние от храма до Духовной консистории в г. Казани составляло 75 верст, до г. Царевококшайска — 70 верст, до местного благочинного, проживавшего в с. Арино, — 35 верст2.
Приходское попечительство существовало с 1876 года. Приписных храмов не было, домовых — тоже. Опись церковного имущества была сделана в 1863 году. Сельского училища, за неимением средств, по бедности прихожан и отсутствия помещения, не было.
Количество дворов в приходе в 1869 году составляло 13. Общее количество прихожан: 38 мужского пола и 38 — женского.
В 1899 году в приход входили населенные пункты: Шигаково, Памаштур, Шоло-Энер, Ташнур, Кожла-Сола, Кюшнур, Ишутьял, Пимьял, Яныж-Беляк, всего 373 двора, 1204 души мужского пола и 1271 — женского.
Через 30 лет после открытия храма крещений за год было — 110, венчаний — 19, погребений — 87. Служились панихиды, молебны3.
Первым настоятелем церкви был Петр Трофимович Азановский (1848 г.р.). Он закончил Казанскую семинарию, в 1866 году был назначен псаломщиком, в 1878 году рукоположен во диакона, в 1884 году — во священника. Настоятелем храма батюшка стал с 1890 года, в 1898 году был награжден набедренником. Диаконом в храме служил Василий Павлович Асьянов (1872 г.р.). Он окончил Казанскую учительскую семинарию, рукоположен был в 1896 году.


Послушание псаломщика нес с 1896 года Павел Петрович Монастырев, работавший также учителем Кожла- Солинской школы. Церковным старостой был крестьянин Максим Иванов4.
Старожилка п. Красногорский Т.Н. Тихомирова вспоминает: «Кожла-Сола была бедной деревушкой, люди жили скудно, но каждое воскресенье все старались ходить в церковь. На всю округу была одна церковно-приходская школа. Многим из детей приходилось переправляться через Илеть на пароме, состоявшем из 2 лодок, соединенных дощатым настилом. В школе матушка (жена священника) преподавала математику, славянский язык, который давался детям с трудом. Матушка приходила на уроки с толстой линейкой. Помолившись и перекрестившись, дети проходили в класс и тихо садились за стол. Рисования, физкультуры, труда не было. Занимались при свете лампад и свечей, писали на маленьких досках грифелем. После занятий пели молитвы. По пятницам приходил батюшка, учил читать и петь. Никаких концертов, бесед, других мероприятий не проводили. Каникул не было, оценок не ставили, был один класс на всех, перед Пасхой не учились. В большие праздники все посещали церковь. Обучение длилось 3 года. Все годы обучения носили одни и те же книжки».
А вот что вспоминает Т.Ф. Губина: «Мой дедушка, Балабанов Николай Иустинович (1860-1927) был сыном священника и уроженцем г. Арзамаса Нижегородской губернии. Семья у них была многодетной, и он был 18 ребенком, причем 17 детей были девочки. Отец хотел, чтобы он стал священником, но он не пошел по стопам отца и уехал учиться в Санкт-Петербург, в Лисецкую лесную школу, по окончании которой в 1880 г. был послан на работу в Лушмарское лесничество Царевококшайского уезда Казанской губернии в должности помощника лесничего, с местом пребывания в Кожла-Соле Болыше-Шигаковской волости.
Здесь он стал лесничим Лушмарского лесничества. Был попечителем храма и церковно-приходской школы в с. Кожла-Сола. У него было трое детей: Алексей, Вера и Нина, которые учились в этой школе. Сам он был глубоко верующим человеком и каждое воскресенье посещал храм.
С 1911 г. в школе преподавала почтенная вдова лет 55, у которой было 6 детей. Это была солидная, деликатная, умеющая хорошо преподавать женщина.
Кожла-Сола была сугубо марийской деревней и состояла из 32-х дворов, 3-х церковных домов и одной школы. В деревне имелась телефонная связь, в 3-х км. в деревне Озерки были почта и телеграф; лавки Вязелыцикова и Корюкина, где было все — от иголки до смолы. Русских детей было очень мало, учились все вместе, и со временем русские дети смогли освоить и марийский язык.
Все дети крестьян и священнослужителей жили дружно. Время шло. После революции в 1917 году сменилась политика государства по отношению к Церкви. Начались гонения на Церковь и верующих. Эти гонения не обошли стороной и церковь в Кожла-Соле.
19 февраля 1930 года священник Иоанн Иванов и группа крестьян были осуждены на 3 года с конфискацией имущества.
В Кожласолинском храме служба продолжалась до конца 1939 г.; последний настоятель храма священник Сергий Жирнов скончался в 1940 году, 30 января. Церковь пытались закрыть несколько раз; в 1938 году были сброшены колокола, самый большой из которых был утоплен в Кожласолинском озере. Всех жителей заранее об этом оповестили. Последний раз звонили громко, собирая народ со всей округи. Люди реагировали по-разному: одни плакали, другие молчали. По воспоминаниям, «в 1940 году, в день Рождества Христова верующие стали собираться возле церкви на службу. Люди стояли и ждали, когда откроют храм, но храм не открыли. Обратились в сельсовет, чтобы открыли церковь, пришли представители советской власти села и начали бесчинство... Открыли церковь, стали выносить церковную утварь: иконы, книги и прочие священные предметы. Обратились к прихожанам, чтобы помогли, но никто не тронулся с места. Одни молчали, а другие плакали. Затем позвали детей на помощь, они выносили из церкви книги и иконы. Во дворе церкви разожгли большой костер, в котором стали сжигать церковные иконы и книги. Дети и взрослые, кто посмелее, потихоньку, тайком уносили книги и иконы домой. Со всех концов села, из пос. Красногорский и д. Мушмари к церкви бежали люди, потому что дым был виден издалека. Народу на базарной площади собралось очень много. Люди плакали, особенно когда увозили все крупное из иконостаса в котельную мыльно-канифольного завода, на “Колодку”».


И.Ф. Клюкина вспоминает: «В то время жила я возле котельной мыльно-канифольного завода, на «Колодке» и видела все своими глазами. Из церкви на бортовой машине привозили большие, в человеческий рост, старинные иконы и прямо с машины сбрасывали на землю или в горящую топку. Людей к иконам не подпускали, и вся территория была оцеплена, так что нельзя было что-то унести или спрятать. Во время войны, когда в церкви сделали школу, люди продолжали приходить и ставить свечи. Школьники собирали эти свечи и приносили в класс, чтобы поставить их на школьной доске. Когда зажигали свечи, дети приговаривали: «Святой Никола, спаси нас от кола». Учительница, увидев горящие свечи, гасила их и убирала, потому что свечи капали на школьную доску».
Л.М. Целищева вспоминает: «Мой дедушка, Никанор Николаевич Атлашкин, жил рядом с церковью. Когда в 1940 году стали разрушать храм и выносить иконы для уничтожения, мой дедушка решил хотя бы часть икон спасти. Для этого он переоделся не в свою одежду и ночью от храма унес иконы через овраг, через железную дорогу и через лесок к верующим соседям и к своему брату Атлашкину Семену Николаевичу. Иконы тщательно скрыли в омшаннике: выкопали в земле яму, завернули все иконы в полотенце, положили на хвойные ветки и сверху закрыли хвоей. Затем сделали деревянный потолок. На потолок уложили дерн. Когда же стали искать унесенные иконы, то не смогли их найти.
Поразительно то, что незадолго до разорения церкви одной прихожанке приснился сон, как иконы одна за другой выходили из закрытого храма. Тогда она заплакала и спросила: «Куда вы все уходите от нас?» А святые отвечали: «Мы уже здесь не нужны».
Известно и другое чудо, когда в церкви после войны был клуб. После очередного сеанса кино внутри осталась закрытой уснувшая маленькая девочка. Проснувшись среди ночи, она стала плакать и звать на помощь. Вдруг ей явился седовласый старичок и сказал: «Не бойся, девочка, я тебе помогу выйти на улицу». Старичок вывел ее на улицу и исчез. Прибежав домой, она рассказала родителям обо всем, и все поняли, что это был Святитель Николай.
После закрытия храма, во время Великой Отечественной войны, в связи с увеличением численности учащихся в здании церкви была открыта Кожласолинская семилетняя школа. Начальные классы с 1 по 4 размещались в бывшем доме священника, 5-6 классы — в здании церкви, а 7-й класс — на колокольне. В 60-е годы из верхнего этажа церкви сделали школьный спортзал. Позднее здание церкви переоборудовали под клуб совхоза “Кожласолинский”».
По воспоминаниям А.И. Максимчевой, «в 1937 году в Кожла-Солу приехали инокиня Евдокия и монахиня Нектария. Они поселились в съемном доме возле церкви. В то время монахиня Нектария наладила переписку со своими племянницами Анной и Клавдией Вишневыми, жившими в Казани. По приглашению монахини Нектарии трое ее родственников — Анна, Клавдия с дочерью Александрой — в 1940 году переехали в образовавшийся в то время поселок Красногорский. Теперь они уже впятером переносили все трудности — то жили в насыпушке около церкви, то переезжали на другие съемные квартиры. Монашествующие по-прежнему, до закрытия церкви, посещали службы и оказывали помощь священнику. После закрытия Кожласолинского храма, чтобы прокормить себя и спастись от гонений, им пришлось шить одеяла, для чего у них имелся станок. Стегали они одеяла по лекалам разными узорами, чем и зарабатывали себе на жизнь. Заработанных средств им хватило на покупку маленького ветхого домика на улице Лесной, где они и прожили всю оставшуюся жизнь. В этот дом к ним тайно ночью приезжали священники из Йошкар-Олы, которые и проводили службы. Православные жители поселка и окрестных деревень могли посещать эти службы, причаститься, покрестить своих детей. Монахини пекли просфоры, плели четки и вышивали пояса с молитвой «Живый в помощи...» для священников. Клавдия, Анна и Александра многим новокрещеным становились крестными».

                    Пугачев в Кожла-Соле - картина Атлашкиной (внучки основателя церкви)                

В конце 80-х годов местные жители решили восстановить поруганный храм. Активная группа верующих, среди которых были Бердникова Екатерина Николаевна, Са моделкина Раиса Яковлевна, Атлашкина Зоя Ивановна и другие, обратились к епископу Казанскому и представи-телям местной власти.
Верующие вспоминают: «К тому времени в стенах Кож- ласолинской церкви уже успели побывать школа, зерновой склад и клуб. Повсюду были горы мусора и свалка всевоз-можного хлама. Работа предстояла огромная и тяжелая. Ночевали, обессилев, тут же, в щепках и стружках... Ник¬то не верил, что восстановление возможно. Постепенно стали появляться помощники. Уходили одни, приходили другие... Но наступил момент, когда стало ясно, что работа, за которую они взялись, просто неподъемна... И тог¬да о. Николай Андреев, настоятель храма сказал: «Мы так никогда не управимся, если будем только расчищать и строить. Не хватит наших сил и средств. Надо начинать служить, и Господь быстрее поможет».
Первая служба в храме состоялась в 1989 году, в праздник Покрова Божией Матери. Кто-то принес из дома стол, кто-то скатерть. У отца Николая была церковная утварь, иконы Спасителя и Святителя Николая. Больше не было ничего».
Так началось возрождение церкви. Машиностроительный завод (ММЗ) помогал техникой, поднимали крест над храмом. Купола сделали чебоксарские мастера, затем построили колокольню. Установили иконостас, переданный в дар Волжским храмом, иконы пожертвовала Петьяльская церковь. Ходили по всем близлежащим деревням для сбора пожертвований на строительство храма.
С 1998 года по указу епископа Йошкар-Олинского и Марийского Иоанна настоятелем церкви был определен молодой священник Алексий Никитин. В том же году была открыта воскресная школа и образован детский хор.
С каждым годом внутреннее убранство храма становилось краше. Построена новая воскресная школа, завершено строительство нового двухэтажного здания, в котором расположились трапезная, библиотека, ризница, комнаты для отдыха и спортивный зал. С 2012 года при храме действует секция бокса. Ребята с удовольствием занимаются в двух возрастных группах. Учащиеся воскресной школы участвуют в богослужениях, готовят праздничные представления, принимают участие в республиканских и районных фестивалях. Летом организуются многодневные походы, православные лагеря и сплавы на катамаране по реке Илети. Каждый год прихожане и учащиеся принимают активное участие в крестных ходах: Волжск—Mopки в день обретения Казанской иконы Божией Матери 21 июля по маршруту Кожласола — деревня Озерки (к часовне Казанской иконы Божией Матери) — санаторий «Кленовая Гора» — поселок «Илеть» — поселок «Трубный». С каждым годом растет число прихожан.
Приход активно сотрудничает со средними учебными заведениями в п. Красногорском. В школах проводятся Рождественские и Пасхальные фестивали, различные праздничные мероприятия, в которых принимают активное участие учащиеся воскресной школы и детских садов «Сказка» и «Теремок». Приходом окормляется Кожласолинский психоневрологический дом-интернат и дом- интернат для престарелых в п. Трубном, Красногорская больница и детский санаторий «Дружба». В детско-юно-шеской библиотеке п. Красногорский открыт православный уголок с духовной литературой. Каждый месяц при¬ход пополняет библиотечный фонд новыми изданиями книг и православных газет.
Хочется особо отметить, что огромную помощь в восстановлении храма оказали, и по сей день оказыва¬ют местные заводы КАФ, ММЗ, совхоз «Звениговский» п. Шелангер, Кожласолинский дом-интернат, местные  
предприниматели и просто верующие люди, многие из которых уже отошли от нас в жизнь вечную.
Мы надеемся, что с Божией помощью и по молитвам Святителя Николая в нашем приходе будет больше православной молодежи. Возродится церковно-приходская жизнь во всем ее многообразии, и люди возвратятся к своим духовным истокам.

 

________________________________________________________________________________________________________

ИСТОЧНИК МАТЕРИАЛОВ И ФОТО:
Автор статьи: АФОНИНА Татьяна Ивановна, псаломщица при храме свт. Николая Мирликийского с. Кожла Сола
Команда Кочующие.
 Токтаров В. Н., краевед п. Красногорский. «Из прошлого с. Кожла-Солы».
 Никольский Н.В. К истории христианского просвещения черемисов в XIX веке. Казань, 1915. С. 49.
 Архивные данные «Царевококшайский и Казанский уезды». С. 115.
 Справочная книга Казанской Епархии. Справки № 115479, № 115442. 

 

ВложениеРазмер
dscn9218.jpg171.27 КБ
dscn9145.jpg124.82 КБ

Комментарии

аватар: Кэп

маленькое добавление...

в статье есть ссылки на историю поселка и про наше Кожласолинское озеро - 

бытовало много легенд как про храм, так и про события, что произошли после закрытия.

Стойким было поверие, что разрушение церкви - предвестник страшных катастроф и войны, что и произошло в 1941 году, как правило, так и есть, духовно-нравственное состояние народа прямо связано с теми катаклизмами и бедствиями, что на него обрушаются! Вероятно, что и распад СССР также как-то связан с определенным нравственным состоянием советского народа, как связан - неизвестно, но события такого масштаба просто так не происходят...

Также ещё из детства помню как ходили смотреть легендарный фильм "Белое солнце пустыни" в здание церкви, где был клуб...

аватар: Гость любовь

Вопрос

Здравствуйте, Кочующие! Я не первый раз попадаю на ваш сайт. Сейчас ищу следы своего деда -Ефимова Николая Лукича, который в 1938 году переехал с семьей из Казани в Кожла-Сола по направлению на службу в Никольский храм Казанской духовной семинарией. В Никольском храме он был протоиереем. Мой дед-священник с 1930 года, скуфья с 1933. Несколько лет его семья жила в Красногорском. Дед был осужден и отбывал наказание в лагерях на Дальнем Востоке.А когда вернулся в поселок, был призван на фронт. Это была поздняя осень 1942 года.
Я хотела спросить у вас, есть ли об этом какие-то сведения? Буду очень благодарна за ответ.

аватар: Кэп

очень сложно...

думаю, что найти какую-то информацию будет очень сложно,  во-первых очень короткий срок его жизни в Красногорском, вряд ли кто-то это помнит.

Сейчас очень мало осталось жителей, кто что-то расскажет о довоенных годах поселка.

Очень большой материал у краеведа Аксёновой Г.А. - но она в основном занималась погибшими солдатами, вела переписку с ветеранами, исследовала жизнь комсомольцев и героев труда, руководила поисковым отрядом.

Скорее всего, священикаи она не интересовалась, да и период очень малоизученный.

в истории церкви даже фамилия такая не упоминается...

Вероятно, что искать снова надо в архивах...

аватар: Кэп

ярмарка для ремонта храма!

из Марийской правды - 

Прихожане храма Святителя Николая в поселке Красногорском провели Сретенскую ярмарку, чтобы на собранные средства отремонтировать его купол.

В день празднования Сретения Господня в поселке Красногорском Звениговского района Марий Эл прошла благотворительная православная ярмарка. Впервые ее провели не на территории храма, а в районе рынка. Именно здесь в воскресенье обычно собираются жители поселка и соседних деревень. Многие из них сначала с удивлением смотрели в сторону ярмарочной площадки. Но веселая музыка, яркие платки, дымок от самовара, звонкие голоса зазывал сделала свое дело – привлекли народ.

Потянулись покупатели к столам с угощением, сувенирами, православной утварью. Гости ярмарки с удовольствием покупали поделки учеников школы №2, детского сада «Сказка», учащихся воскресной школы, прихожан храма и других жителей поселка. Угощались румяными пирогами, горячими блинами, оладьями и другой выпечкой, пили ароматный чай. Приобретали домашние заготовки. Здесь же каждый желающий мог купить освященные иконы, духовную литературу.

Почти все товары быстро раскупили, а блинов не хватило. Для нашего прихода это было первое крупное мероприятие, которое прошло вне храма. И готовились к нему основательно. В итоге еще больше сдружились его участники, и больше стало тех сельских жителей, которые сделали первый шаг к православной вере.

Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.

Фотографии на сайте размещены в качестве научного, информационного, учебного и культурного материала без цели извлечения прибыли.

Контактная информация:

Капитан команды Кочующих (он же главный по сайту):
Хафизов Ахат - Hafizow@yandex.ru

Продвижение сайта в интернете:

Лоцман команды Кочующих
Бортяков Андрей - abortyakov@yandex.ru