Традиции и история пчеловодства у марийцев

 Команда Кочующие - марийское пчеловодство

 

История  пчеловодства:

Пчеловодство являлось одним из древнейших хозяйственных занятий марийцев. В форме бортничества оно было широко распространено среди населения лесной зоны и следы его, по археологическим данным, известны с эпохи поздней бронзы [Сепеев, Андреев, 1979. С.104].

 

         (марийский художник - Тимофеев В.К. - марийская  бортьевая  пасека)          

                                            Традиции  и история пчеловодства у марийцев 

 

В актовых материалах XIV–XVII вв. и разнообразных исторических документах, относящихся к истории Марийского края, встречаются многочисленные упоминания «о черемисских бортных ухожаях» и об уплате марийцами в государеву казну «медвяного оброка» и пошлины [Там же. С.105–106]. Например, в «Книге черемисским бортным ухожаям Яранском уезду» 1685 года писцами было зарегистрировано 742 бортных дерева, принадлежавших марийцам [НРФ МарНИИ. Оп.1. Д. 346. Док. 8].

В конце XIX - начале ХХ веков на территории марийского края коренные жители превосходили представителей других народов по удельному весу дворов, занимающихся пчеловодством, средним размерам пасек и количеству ульев.
 

     (приспособления марийского  пчеловода - у д. Фадеевка)                                                                      

Марийцы-пчеловоды знали и применяли различные способы и приемы привлечения пчел в приготовленные искусственные борти и колоды (например, натирали воском внутренние стенки борти или колоды, помещали в них растения - медоносы). Ими использовались способы защиты бортей и колодных ульев от птиц, медведей, ветра и мороза, врагов-грабителей.

Добывание меда диких пчел (ир мÿкш, текте мÿкш), живущих в дуплах бортных деревьев (вопш), сохранилось среди марийцев вплоть до начала XX века. Помимо поиска естественных бортных деревьев пчеловоды делали искусственные борти. Для влезания на бортные деревья использовались специальные веревки (вопш кандыра, вопш керем) длиной до 15 м. Их вили из пеньки, лыка, а также делали и из сыромятных кожаных полосок. Другим оригинальным средством подъема на бортное дерево, применяемым пчеловодами-марийцами, служила гнутая деревянная обувка с острыми железными шипами, называемая маскайол (медвежьи лапы) или кÿртньыйол (железные ноги) [Сепеев, Андреев, 1979. С.110]. Она напоминает когти электромонтера.
 

(марийский художник Егоров К.Ф. - переход с бортьевых  пасек  на  рамочно-ульевое  пчеловодство)                      

Переход на  рамочное (пасечное) пчеловодство:

Указом Лесного департамента Министерства госимуществ от 11 января 1804 года запрещалась выделка новых бортей. Министерство, заинтересованное в увеличении своего дохода, приняло меры к тому, чтобы пчеловоды перешли на пасечное содержание пчел, которое было легче контролировать. Поощрялся перевод пчел с бортей на ульи, на специально заведенные пасеки среди лесов, полян или на огородах. Таким пчеловодам отменялась плата оброка за содержание пчел сроком на 5 лет, а за успехи в пасечном пчеловодстве учреждались специальные награды [РГИА. Ф. 398. Оп. 2. Д.172. Л.158 об.]. Таким образом, постепенно на смену бортничеству пришло колодное пчеловодство. Пчел стали содержать в специально приготовленных ульях-колодах (кашка омарта, пундыш омарта).

 

 

В конце XIX века стали появляться рамочные ульи, которые по сравнению с колодными давали в полтора-два раза больше меда. По данным на 1910 год в Мари-Турекской волости было 990 колодных и рамочных ульев, в Биляморской - 356, в Косолаповской - 256, в Хлебниковской - 153.

 

 

                          (марийский пасечник в лесу)                                                                                           

Появление ульев-колод в практике пчеловодства имело два важных последствия для его дальнейшего развития. Во-первых, оно способствовало переходу к пасечному содержанию пчел, концентрации пчелосемей на компактной территории, во-вторых, оно послужило основой развития домашнего пчеловодства. Наряду с колодными ульями в Марийском крае стали распространяться рамные улья, которые пропагандировались земскими учреждениями.
 

 В начале XX века в Марийском крае рамочно-ульевое пчеловодство получило значительное распространение. Так, Царевококшайский уезд, по данным А.Е. Хабачева, занимал в 1908 году второе место в Казанской губернии по количеству рамочных ульев вслед за Казанским уездом (в последнем количество рамочных ульев составляло 59%, в том числе в Ильинской волости с преобладающим марийским населением – 75%, в Царевококшайском уезде – 50,9%) [Пчеловодство, 1911. С. 69–72].

  

                                          (современная пчелиная борть  в языческой роще)          

 

Религиозно-этические нормы пчеловодства:

К пчеловодам предъявлялись особые морально-этические требования. Считалось, что пчелы очень чувствительны к грязи, резким и острым запахам (лука, табака, спиртного, навоза, пота и др.), не любят темный цвет. Поэтому пчеловоды-марийцы приходили на пасеку опрятными, одетыми в чистую белую одежду, старались бережно, аккуратно выполнять все операции по уходу за пчелами. Пчела пользовалась у марийцев особым почетом и уважением. Она олицетворяла в представлении народа такие положительные качества, как трудолюбие и мастерство, усердие и неутомимость, дружбу и взаимопомощь. Самой лучшей оценкой человека как труженика является выражение «трудолюбив как пчела» [Сепеев, Андреев, 1979. С.120].

 

                             (художница Е.Д.Атлашкина  -  на пасеке - молитва  перед работой)           

 

Пчеловодство – традиционное марийское занятие. Оно из тех, которые, формируют уклад, образ жизни. Пчел называют «Юмын икшыве» (дитя Бога, божественные птички). Марийский Бог Ош Кугу Юмо щедро вознаграждает всех, у кого есть пчелы, поскольку считается, что ты держишь пчел не для себя, а для Бога, для Юмо.

  Но есть у марийцев и «специальный» Бог пчел, покровитель пчеловодов Мюкш Юмо. Ему молятся и благодарят за хороший медосбор.

   Мед входит в число продуктов, традиционно освящаемых на молении в Священной Роще.

 

                                       (Советский р-н РМЭ  -  пчелиная борть)                                                

Продукты пчеловодства – мед (мÿй) и воск (шыште) – считались одними из самых почитаемых, необходимых при проведении бытовой и религиозной обрядности (медовые напитки, восковые свечи).

Полагали, что мед как чистый продукт питания исцелял от различных болезней. Марийская пословица гласит: «У того, кто держит пчел, никогда не ноют кости». Просьба о благополучии пчел, о достатке и прибыли на пчел и их продукции занимает одно из главных мест в языческих молитвах марийцев [Яковлев, 1887. С.14, 44, 73; Евсевьев, 1928. С. 57–58]. В пантеоне языческих божеств имеются покровители пчел и пчеловодства: Мÿкш Шочын (Создатель пчел), Мÿкш Пÿрышö (Предопределитель пчел), Мÿкш Суксо (Хранитель пчел) и другие.
 

Перед роением пчел марийцы-пчеловоды проводили специальное моление, во время которого приносились в жертву домашние животные и птицы [Фукс, 1840. С. 255; Яковлев, 1887. С.10; Смирнов, 1889. С.152].
 

                (борть с рогами-оберегами у  восточных  мари  в  Башкирии)                                               

 

Марийцы считали пчеловодство самым чистым и святым занятием. Оно не давалось людям нечестным, нечистоплотным, с дурными наклонностями. Очень бережно марийцы относились к пчелам, боготворили пчеломатку, убийство пчелы считали большим грехом. Они почитали божество пчел, в честь которого молились в самые ответственные моменты ухода за ними и во время медосбора. В языческих молитвах просьба в прибыли пчел (мукш перке) произносится непосредственно после просьбы прибыли хлеба и скота.

  

                                (пасека  Кисилёвых  - Килемарский р-н РМЭ)                            

В советское время, когда велась борьба с кулачеством, пасеки зажиточных пчеловодов перешли в коллективную собственность. В 30–50-е гг. колхозники получали мед за трудодни. Но впоследствии, с началом массовой химизация сельского хозяйства, из-за неумелого и небрежного применения минеральных удобрений, гербицидов и средств борьбы с вредителями на полях и в лесах республики пчеловодство пришло в упадок. В целью развития пчеловодства было создано республиканское объединение «Мÿкш» с одноименным пчелосовхозом. Кроме того, пасеки имеют отдельные колхозы, совхозы и сельхозпредприятия во всех районах республики. Как и прежде, районами наибольшего распространения пчеловодства в Марий Эл остаются лесные юго-восточные и южные районы.

 

 

                               (пасека  Кисилёвых  - Килемарский р-н РМЭ)                          

Медопродукты и мед:

Мед (муй) марийцы считали одним из самых чистых продуктов питания и относились к нему с особой почтительностью и уважением. Ели его с хлебом, употребляли с чаем, ставили в отдельной посуде на праздничный и обрядовый стол. Каждый пчеловод обычно приглашал на первый мед ближайших родственников и соседей. Эта традиция сохранилась до наших дней: мед первого сбора пчеловод раздает всем соседям и родственникам, которые, в свою очередь, должны пожелать хорошего урожая в следующем году. Мед добавляли в начинку для пирогов из плодов и ягод, в сладкое блюдо из пареной калины (полан торык), в тесто для лепешек-пряников (мугинде).

На меду изготавливали марийцы и крепкие алкогольные напитки (пуро, пуйыр, шорва) - медовщины, известные многим народам, проживающим в лесной зоне. Способы приготовления браги-медовщины были разнообразные. Ее ставили на кипяченой или холодной родниковой воде, применяли свежий сотовый, очищенный или старый мед, использовали хмелевую или хлебную закваску, ставили на непродолжительную или длительную выдержку, хранили в открытом месте или закопанной в землю. Хранили мед обычно в бочонках из дубовой клепки, стянутых обручами, или в крупных глиняных корчагах, перекрестно стянутых обмазанными глиной или смолой берестяными лентами. Легкие, маловыдержанные медовые напитки потреблялись во время праздников, семейных обрядов. Для молений и жертвоприношений готовили на сотовом меду и длительно выдерживали хмельной напиток - шорва.

 

 

               (пасека  Кисилёвых  - Килемарский р-н РМЭ)                                                                    

 

Марийские народные приметы о пчеловодстве

Если зимой шум в улье напоминает журчание родника, пчелы здоровы, если же он напоминает шуршание сухого банного веника - голодны или больны.

Если на вощинах зародыши рядышком - матка молодая, если зародыши разбросаны или их мало - она старая или больная.

Чтобы заставить пчелиный рой сесть, надо ударять по железному предмету.

У пчелы есть своя определенная дорога.

Поймаешь вылетевший рой и следишь: пчелы спокойны - матка тут, не успокаиваются - нет ее.

Начинают цвести липы - перестанут роиться пчелы.

Распустились почки вербы - для пчел есть пища.

Пчелы перестают работать, двигаются лениво - скоро им роиться.

Весеннюю грязь облепили бабочки - хороши будут рои.

Зимой на деревьях иней - к урожаю меда.

Теплая зима во вред пчелам.

Тепло в январе - меда будет мало.

Морозы накануне Нового года - к урожаю меда.

Кукушка летом кукует долго - пчелы роятся допоздна.

От зимнего солнцестояния до Крещения стоит ясная погода - к хорошему медосбору. Если в Вербное воскресенье почки вербы пушистые, в этом году будет урожай меда.

  

             (пасека  в Волжском р-не  РМЭ  -  на  реке  Петьялке - Илеть)                            

 История пчеловодства в Поволжье и в  Казанской губернии:

По данным палеоклиматологии, в эпоху неолита климат среднего Поволжья был несколько мягче  современного, следовательно, более благоприятным для жизни диких пчел. Не отличалась существенно от современной и  растительность эпохи неолита, если не считать более значительной в то время облесенности территории, что создавало для пчел  более благоприятные кормовые условия. Производительные силы неолитических племен, их производственные навыки и орудия  труда были достаточно развитыми и совершенными для того, чтобы человек мог добывать и использовать продукты диких пчел. Так называемая "охота за медом", характерная для эпохи неолита, представляла собой важный источник средств существования человека, так как являлась единственной формой обеспечения его легкоусвояемой углеводной пищей, необходимой ему для физического и интеллектуального совершенствования.
 

Дальнейшее развитие производительных сил создает условия для превращения собирательства продуктов пчеловодства (охота эа медом) вначале в организованный упорядоченный промысел, в котором уже имеют место элементы производственного характера (бортничество), а затем в такую отрасль хозяйства, в которой производственные элементы играют определяющую роль (бортевое пчеловодство).

Эпоха бортничества совпадает по времени с эпохой классового расслоения общества и возникновения частной собственности. В это время возникает право собственности на борть и появляется знак этой собственности — знамя (клеймо, тамга), которым владелец борти отмечал право на нее.

В среднем Поволжье бортничество существовало уже на рубеже нашей эры, а к концу X века оно превращается в бортевое пчеловодство, при котором функционирует не только право на борть, но и право на бортный ухожей — ту лесную территорию, на которой располагались бортные деревья, определенного лица, иными словами, бортевое пчеловодство возникает одновременно с частной собственностью на землю.

 

                                      (И.Шишкин  -  пасека  в  Казанской  губернии)             

При бортевом пчеловодстве элементы производственного характера играют определяющую роль. Владелец пчел заботится не только об охране своих бортей, но и об отборе меда, о заселении бортей пчелами. Он уже специально подбирает, деревья, пригодные для поделки искусственных дупел — бортей, делает их, заселяет пчелами, способствует их размножению и т. д.

 У татар и местных народов мед был предметом обязательного обихода при брачных обрядах и свадебных пирах. По свидетельству историков, "с самого дня помолвки жених должен почти ежедневно посылать своей невесте подарки, а в день свадьбы обязан непременно послать ей кадку меда и кадку коровьего масла. С окончанием брачных формальностей начинался свадебный пир. Прежде всего подавались на блюдах масло и мед, которые намазывались на хлеб и съедались каждым из присутствующих с торжественным видом. После продолжительного обеда гостям подавали кружку разведенного в воде меда (щербета); каждый из гостей выпивал из кружки по глотку или по два и клал на поднос деньги — по возможности". Пчеловодство у татар считалось священным занятием и многие муллы имели пчел.

У чувашей пчеловодство также было очень важной отраслью хозяйства и по значимости шло сразу за земледелием.

 

                                   (И.Шишкин  -  на  пасеке)                                                             

В описании быта мордвы говорится так: "Пьет мордва квас и свой национальный напиток из меда — пурэ, представляющий собой род сыченого пива". Пурэ был непременным угощением на девичнике (перед свадьбой) и на свадьбах. Местное население было убеждено в существовании особых хранителей возделанных человеком полей и устроенных им пчельников.

 

Князь Курбский писал о марийской земле времен XVI—XVII веков: "Медов на той земле не вем, где б под солнцем больше было". До начала производства сахара из сахарной свеклы в прошлом веке мед был единственным сладким продуктом у местного населения. Ячменную кашу и овсяный кисель ели в праздники с медовой сытой. Из муки, и меда пекли всевозможные домашние печенья. Из меда и перги приготовляли сладкие и хмельные напитки. Медом поминали умерших.

По мнению Н. И. Воробьева (1967), "пчеловодство — старинное занятие, известное еще с булгарских времен, и оно, несомненно, явилось наследством местных финно-угорских предков, у которых использование и разведение пчел началось с весьма отдаленных времен". Мед в значительном количестве шел из Мордвы и Кадома, близ земли Черемис, а также из областей Северской, Рязанской, Муромской, Казанской и Смоленской.

И. П. Сырнев (1896), описывая промыслы и занятия населения, пишет, что пчеловодство в Поволжье развито довольно значительно, хотя в большинстве местностей ведется первобытным способом, и только местами благодаря заботам земств начинают прививаться разборные рамочные ульи, искусственная вощина, посев медоносных трав и прочие приемы рационального пчеловодства. По данным первых земских подворных переписей, в конце 80-х, годов прошлого столетня в Казанской губернии числилось 70 000 ульев. Однако следует заметить, что сведения эти недостаточно точны и далеко не полны.

 

 

 

Из "Русской правды" видно, что в то время кобыла стоила 3 гривны, корова — 2 гривны, а за разграбление княжеской борти взимался штраф — 3 гривны, крестьянской — 2 гривны. Пчеловодство было крупным источником доходов государственной казны. Владельцы пчел вплоть до 1775 г. облагались всевозможными пошлинами, оброками и налогами как в натуральном виде (в виде определенного % роев, меда и воска), так и в денежном выражении. И эти сборы были настолько весомым источником доходов княжеств и государств, что позволяли не только удовлетворять собственные потребности, но и служили одним из основных товаров для обмена или продажи в другие государства, а следовательно, и одним из основных источников, на который можно было приобретать необходимые товары в заморских странах. Поэтому бортевые угодья даже московскими царями передавались по наследству, а в завещаниях стояли следом за людьми (деревнями) и землей.

 

Так, за самовольный захват чужих бортей, срубку или повреждение бортного дерева с пчелами и без пчел виновник обязан был платить большие штрафы. Характерно и то обстоятельство, что даже владелец леса не имел права трогать или нарушать имевшиеся в его лесу, но принадлежавшие другим лицам (бортникам) бортевые деревья с пчелами. Если он срубал свой лес, то и в этом случае бортное дерево должно было остаться нетронутым. По Уложению царя Алексея Михайловича (судебник 1646 г.), за умышленное уничтожение или порчу бортевого дерева с пчелами налагается пеня в 3 руб., а без пчел — 1,5, пеня за приготовленное же бортевое дерево, в котором еще не жили пчелы, — 25 алтын. За покражу или выдранне бортевых пчел без порчи бортей — 1,5 руб., за кражу пчел в доме или в пчельнике, или в лесу улья с пчелами — пеня в 3 рубля и, кроме того, наказание кнутом; за умышленную же подрубку дуплистого дерева с пчелами и выдранне из него меда назначается в пользу истца пеня в в руб.

Первым, кто приказал произвести перепись бортей в казенных лесах, был царь Федор Алексеевич. Пчеловодство для наших предков являлось серьезным источником доходов государственной казны, поэтому русские цари начиная с Петра I проявляют к пчеловодству особое внимание. Так, Петр I подтвердил многие из статей этого Уложения о неприкосновенности бортевых угодий, об отдаче их в оброк и, наконец, сделал распоряжение о новой переписи бортей. Как видно из наставления писцам (1685 г., ст. IV), эта перепись была распространена на мордовские, черемисские, чувашские, вотяцкие деревни, поселки, пустоши и бортные угодья с указанием, "в каких местах они находятся, сколько в них дерев с пчелами и без пчел, и какое у которого бортника на деревьях знамя накладываю". Там же было сказано: "Бортннчьи земля н угодья, которые исстари запустели, отдавать на исток охочим людям из льготы, а льготы давать им на год или два".
В этом указе строго карается укрытие бортей: "В случае открытия утаенных при прежней описи бортей и ульев взыскивать пошлину втрое". Однако все эти меры предпринимались правительством не в целях развития пчеловодства, в в целях упорядочения поступлений средств в государственную казну, в связи с чем они и не смогли остановить дальнейшего упадка русского пчеловодства, начавшегося уже в конце XVII века.

К концу XVII! века пчеловодство как отрасль народного хозяйства и как источник государственных доходов настолько потеряло свое значение, что Екатерина II вынуждена была отменить с него наложения. В манифестве, изданном в 1775 г., сказано: "...где еще есть сбор с бортевого или пчельного угодья повелеваем впредь оного не сбирать н не платить". Упадку пчеловодства способствовало уничтожение лесов, увеличение населения, развитие винокурения и сахароварения и другие причины,

 

 

 

Далее марийская  сказка про пчел.

 

«Сторож пчел» Марийская сказка

 

Когда-то у моего отца была пасека. Всем своим пчёлам отец давал имена: одну звал Анной, другую — Майрой, третью — Тайрой. Всем дал он какое-нибудь имя. Однажды послал меня отец караулить пчел. А пасека, надо сказать, была за речкой Вяткой.

Подошёл я к речке и вижу: на том берегу Вятки огромный медведь поймал пчелу Тайру и раздирает её на части. Что делать? Я туда, сюда. Бегал-бегал, искал лодку — не нашёл. Схватил я себя за волосы и перебросил на другой берег. А медведь совсем уж Тайру разодрал, только валяются на земле её крылья.

Собрал я пчелиные кости и стал складывать из них поленницу. Складывал-складывал — выросла моя поленница до самого неба, упёрся я головой в облако. Тут подул ветер, и я рухнул вниз, на землю. Упал я вниз, угодил в болото и увяз в нём по пояс. Барахтался-барахтался — никак не могу выбраться. Что делать, думаю? Сбегал домой за железной лопатой, еле-еле откопал себя. А если бы не откопал, наверно, там и погиб бы я.

А медведь к этому времени съел Тайру, объелся — пошевелиться не может. Развалился он на лужайке да греет своё толстое брюхо на солнышке.
— А-а-а! — закричал я. — Попался!

 

Медведь вскочил — и бежать! Медведь бежит, я — за ним, медведь — бегом, я — скоком, медведь — скоком, я — бегом. Вот-вот догоню его. Да тут оказался на пути дуб, а в том дубу — дупло. Медведь-туда! Подошёл я к дубу, смотрю: дупло-то маленькое, даже мой палец — и тот не лезет. Что делать? Тогда разбежался я и прыгнул в дупло с разбега — прямо к медведю. Схватил его за бороду и говорю:
— Вот теперь попался!
Хотел его оттуда вытащить, да дыра в дупле мала: и самому не выйти, и медведя не вывести. Что делать? Подумал, подумал я, сбегал домой, принёс пилу с топором, свалил дуб и вышел из дупла. Вышел сам и медведя вытащил.

 

Стал медведь со мной бороться. Я тогда ещё маленьким был, силёнки было мало. Разодрал меня медведь и проглотил.

Вот сижу я в животе у медведя и задыхаюсь. Что же делать? Сбегал домой, принёс острый нож и распорол медвежье брюхо. Распорол его, снял шкуру, внутренности вытащил, разрезал кишки. Еле-еле отыскал себя в медвежьем желудке. Если бы не нашёл, наверно, там бы и сдох.

Спас себя от медведя и пошёл на пасеку пчёл сторожить.
Пришёл и вижу: летает Тайра вместе с другими пчелами, как ни в чём не бывало. Наверное, и сегодня летает.

Сказка туда, а я сюда.

 

 

 

 

ИСТОЧНИК ИНФОРМАЦИИ И РИСУНКОВ:

Марийцы. Историко-этнографические очерки/Коллективная монография - Йошкар-Ола: МарНИИЯЛИ, 2005./ Традиционное хозяйство.

Художники  И.Шишкин, Атлашкина Е.Д., Егоров К.Ф., Тимофеев В.К.

http://fumuseums.ru/

http://mari.ter12.ru/

http://b-narodnye-promysly.by.ru/

http://merjamaa.ucoz.ru/

http://www.kot-bayun.ru/

http://dryzjba.pressarb.ru/

http://d5.fermer.ru/

 

 

 

 

 

 

ВложениеРазмер
марийская пасека - бортьевое пчеловодство219.13 КБ
марийская пасека - бортьевое пчеловодство96.18 КБ
марийская пасека - бортьевое пчеловодство125.84 КБ
марийская пасека - бортьевое пчеловодство202.96 КБ
марийская пасека - бортьевое пчеловодство107.7 КБ
kiselev-kilemar2.jpg132.34 КБ
kiselev-kilemar4.jpg80.47 КБ
kiselev-kilemar5.jpg88.37 КБ
марийская пасека - пчеловодство195.77 КБ
napaseke-2.jpg233.26 КБ
paseka_kolodnyh_ulev_bg.jpg215.2 КБ
roga-oberegi.jpg86.2 КБ
shishkin.jpg193.4 КБ
shishkin3.jpg125.86 КБ
teslo.jpg91.96 КБ
99.JPG24.35 КБ

Комментарии

аватар: Кэп

кстати!

пью чай с марийским медом!

очень вкусно!

аватар: Кэп

Марийский мёд!

Министерство сельского хозяйства и продовольствия РМЭ собирается зарегистрировать официальный бренд -
МАРИЙСКИЙ МЁД!!!

аватар: Кэп

марийский медовый бренд!

Зимние каникулы у марийских пчеловодов закончились, народ  впрягся в работу. На старте сезона представители  гильдии рыцарей дымарей и медогонок провели свой большой сбор, на котором решали, как им жить дальше.  Пасечников на селе не перечесть и становится все больше, подсчитано, что эта вольная армия  в нашей республике насчитывает самое малое 2,5 тысячи человек, которые обладают  империей из  40 тысяч пчелосемей.

         Впрочем, проблема реализации продукции и сейчас остается главной, особенно среди владельцев крупных пасек, которые мед качают тоннами. Тут есть явные парадоксы - в республике полно своего отличного меда, но вы его не встретите ни в одной крупной торговой сети Йошкар-Олы!  Есть башкирский, вятский, но нет марийского. Чтобы разрулить эту ситуацию, пчеловоды создали производственный кооператив, который, как ожидается, нынче займется расфасовкой меда и завершают работу над брендом «Мари отар» (марийская пасека). С серьезными объемами  качественного меда, возможно,  удастся пробить дорогу и в супермаркеты. Ну а пока каждый, как умеет, сам мостит себе дорогу на рынок.

         Кстати, пчеловоды народ по природе своей  настырный и изобретательный.  Вот в Параньгинском районе местный умелец  завел колодно-бортевую пасеку - образец древнего пчеловождения и это не экспонаты, а  действующие борти, в  каких получали мед наши предки сотни лет тому назад. А в Оршанском районе летом намерены лечить людские хвори методом целебного сна  на пасеке. Оказывается, вибрация от гудения пчел штука очень полезная, поэтому вздремнуть  в «обнимку» с ульем для здоровья все равно, что бальзам, особенно, если закрепить это порцией цветочной пыльцы и маточного молока.  Называются эти процедуры аэроапитерапия, считается, что они восстанавливают биополе человека.

аватар: Кэп

пчелиная прописка

По данным инвентаризации, в Марий Эл порядка 20 тысяч гектаров диколесья. Минлесохоты готово помочь владельцам пасек обзавестись собственным участком для ведения пчеловодства. 

Самыми первыми в сельском хозяйстве Марий Эл сезон начинают пчеловоды. Едва только уйдут холода, появятся первые прогалины, марийские пасечники торопятся вытащить из зимовников – омшаников, а то и из подвалов, ульи со своими трудолюбивыми летучими армиями. Люди даже ускоряют события – многие сгоняют снег – заранее рассыпают на территории пасек золу – так снежный покров быстрее тает. 

Пчелам надо в полет

Важно не запоздать со стартом, ведь после долгой зимы пчелы первым делом должны облетаться. Дело в том, что все это время они кушают, но… "в туалет не ходят". Поэтому им позарез нужно очистить кишечники, что и происходит во время первых полетов. Ну а у пчеловодов начинается новый цикл забот: надо проверить сохранность роев, если нужно подкормить, пролечить, почистить жилплощадь. Эта зимовка, по отзывам пасечников в целом прошла благополучно, потери или, как еще говорят, «отход» есть, но он невелик. Такую убыль можно легко восполнить во время роения.

Американские засланцы

Однако, если гибель пчел связана с болезнями, тут ухо нужно держать востро, иначе, неровен час, потеряешь всю пасеку, да и соседских пчел заразишь. Инфекция она и у насекомых инфекция. По информации ведущего специалиста республиканского комитета ветеринарии Людмилы Богдановой, у нас хватает опасных заболеваний добытчиц нектара и пыльцы, их даже становится все больше - от уже ставшего привычным варроатоза до американского гнильца. Увы, засланцы с этого континента нередко приносят нам пакости – как тут не вспомнить колорадского жука.

По информации ветеринаров, чаще всего на марийских пасеках встречаются такие болезни как браулез и варроатоз – такой диагноз получили 2,6% обследованных пасек, а также нозематоз. В нескольких районах по результатам испытаний даже вводились ограничительные мероприятия. Два случая особо опасных заболеваний пчел специалисты республиканской ветеринарной лаборатории выявили уже и нынче – оба в Медведевском районе. Другое дело, что далеко не все пасечники представляют своих крылатых работниц на «диспансеризацию», и выявить реальную картину состояния их здоровья достаточно сложно. По существующим правилам, каждый пчеловод должен иметь ветеринарно-санитарный паспорт на свою пасеку, но между желаемым и действительностью в нашей стране огромная дистанция. 

Спрячь за высоким забором…

Кстати, этот год принесет пчеловодам немало перемен и не всегда для них приятных. Дело в том, что ужесточились требования к содержанию пчел в населенных пунктах: теперь на одной сотке площади пасеки не должно находиться больше двух ульев. Кроме того, пчелиный «микрорайон» должен быть огорожен глухим забором высотой не менее двух метров, а пчелиные домики могут выставляться от «границы» на расстоянии не ближе трех метров. Все эти нововведения, по замыслу авторов документа, должны защитить соседей пасечника от пчелиных ужалений. Конфликтных ситуаций, к сожалению, хватает, и пчеловодам тоже не стоит забывать, что рядом живут люди, которым, естественно, не нравятся болезненные «поцелуи». 

На природу

Ну, а если в деревне совсем уж тяжко, то можно податься в леса, тем более что по информации министра лесного и охотничьего хозяйства Марий Эл Алексея Шургина, застолбить там местечко теперь будет проще. По данным инвентаризации, бесхозных, заросших древесной растительностью земель, диколесья, по республике порядка 20 тысяч гектаров. Это возможность помочь владельцам пасек обзавестись собственным участком для ведения пчеловодства. Такие земли, по словам Алексея Ивановича, есть практически в каждом районе Марий Эл, и Минлесохоты готово помочь людям найти подходящую фазенду. И хозяйствуйте на здоровье уже без риска конфликта с соседями. 

Охранная грамота для липы

Алексей Шургин на недавно прошедшей республиканской пчеловодческой конференции озвучил еще одну хорошую новость. Речь в частности идет о липовых лесах, за судьбу которых уже много лет воюют пчеловоды, ибо это самая лучшая медоносная база. Так вот в лесном законодательстве происходят изменения, и появилось такое понятие, как «сохранение объектов биоразнообразия», под которое вполне подпадают зрелые липовые рощи, и на этом основании лесники могут сберегать их от топора дровосека. По сути дела, этот параграф не что иное, как охранная грамота для липняков. 

Подружиться с интернетом

А еще пчеловодам нужно подружиться с компьютером и старательно осваивать интернет, поскольку с первого января 2018 года ветеринарно-сопроводительные документы на пчеловодческую как, впрочем, и другую сельскохозяйственную продукцию, будут оформляться только в электронном виде. Правда, это касается главным образом тех, кто реализует свой провиант за пределами республики и через торговые сети. Ну а если у человека всего пара-тройка ульев, медком от которых он обеспечивает себя и родственников, то тогда с этим нечего и заморачиваться.

Мед к Спасу посчитают

Ну, а насколько успешным окажется наступивший сезон одному Богу известно, хотя прогнозы есть. Например, председатель республиканского общества пчеловодов Вячеслав Южаков считает, что по медопродуктивности год будет средним. Впрочем, последнее слово, конечно, за погодой и природой, хотя при любом раскладе совсем в пролете толковый хозяин все равно не останется.

аватар: Кэп

лучший пчеловод

Итоги ежегодного конкурса

В рамках прошедшей 23 декабря в Йошкар-Оле научно-практической республиканской конференции по пчеловодству был проведен ежегодный конкурс продукции пчеловодов Марий Эл.

В самой престижной номинации «Лучший марийский мед» победил пасечник из Куженерского района Юрий Грязин. Помимо диплома ему вручили костюм пчеловода.

Лучшим медовым напитком комиссия признала медовуху Владимира Примечаева. Кроме того, Владимир Борисович получил еще один приз - как хозяин лучшей выставки пчелопродукции.

Ну а мастером - золотые руки признан Михаил Лежнин, его продукция была вне конкуренции в номинации «Лучший марийский улей и инвентарь».

аватар: Кэп

медведь-сладкоежка

Житель села Илеть Параньгинского района Марий Эл Алексей Кислицин жалуется на распоясавшегося топтыгина-сладкоежку.

Дело в том, что Алексей Иванович увлекается бортевым пчеловодством, у него есть своя пасека из бортей и дуплянок, кроме того, он использует лесные борти, которые были выдолблены людьми возможно несколько столетий назад.

Мед в них, правда, всегда приходилось делить с другими лесными обитателями вроде медведей или куниц, но до последнего времени все было как-то по божески.

А вот нынче мишки словно с цепи сорвались, по словам Алексея Кислицина хозяин леса разорил уже как минимум три борти, возможно и четыре. Причем, судя по всему, орудует один и тот же ненасытный топтыгин.

Проблема же в том, что лесное бортничество законодательно у нас не урегулировано и пчеловод не имеет права устанавливать защиту у бортей. Такие способы существуют, например, на дереве с роем люди подвешивают бревно, которое не дает топтыгину возможности подобраться к борти и выгрести оттуда медовые соты.

аватар: Лоцман

Это просто журналисты до

Это просто журналисты до пчеловода добрались.

Мы с ним в 2014 году общались, когда фильм делали, уже тогда он жаловался что проблемы с медведем, и показывал разоренные борти.

Колоритный мужик, ну и пчеловод, мое почтение, до 4 тонн меда за сезон собирает.

Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.

Фотографии на сайте размещены в качестве научного, информационного, учебного и культурного материала без цели извлечения прибыли.

Контактная информация:

Капитан команды Кочующих (он же главный по сайту):
Хафизов Ахат - Hafizow@yandex.ru

Продвижение сайта в интернете:

Лоцман команды Кочующих
Бортяков Андрей - abortyakov@yandex.ru