Река Кудьма


Кудьма — река в Нижегородской области России, правый приток Волги.

Устье реки находится в 2182 км от устья Волги по правому берегу.

Длина — 144 км, площадь бассейна — 3220 км². Питание преимущественно снеговое. Средний расход в 54 км от устья — 5,75 м³/сек, наибольший — 236 м³/сек, наименьший — 0,21 м³/сек.

На реке стоит город Кстово.

________________река Кудьиа, Хвощёвка     Река Кудьма Исток реки находится в 15 км от села Селитьба. Река течёт на север, затем на северо-восток и восток.

Впадает в Волгу возле села Кадницы. Кудьма протекает через Богородский и Кстовский районы Нижегородской области. Крупнейшие населённые пункты на реке помимо Кстова — сёла Хвощёвка и Новоликеево, центры сельсоветов. На Кудьме расположены санатории, дома отдыха курортного посёлка Зелёный город.

Притоки (км от устья 2,8 км: река Шава (пр) 27 км: река Озёрка (пр) 32 км: ручей Шелокшонка (пр) 75 км: река Ункор (пр) 87 км: река Великая (лв) 94 км: Чижково (пр) 111 км: Шилокша (лв) 120 км: Сетчуга (пр) 127 км: Пава (лв)

__________устье реки Кудьма, река Волга Река Кудьма Данные водного реестра

По данным государственного водного реестра России относится к Верхневолжскому бассейновому округу, водохозяйственный участок реки — Волга от устья реки Ока до Чебоксарского гидроузла (Чебоксарское водохранилище), без рек Сура и Ветлуга, речной подбассейн реки — Волга от впадения Оки до Куйбышевского водохранилища (без бассейна Суры). Речной бассейн реки — (Верхняя) Волга до Куйбышевского водохранилища (без бассейна Оки).

По данным геоинформационной системы водохозяйственного районирования территории РФ, подготовленной Федеральным агентством водных ресурсов:

Код водного объекта в государственном водном реестре — 08010400312110000034202

Код по гидрологической изученности (ГИ) — 110003420

Код бассейна — 08.01.04.003 Номер тома по ГИ — 10 Выпуск по ГИ — 0 Река Кудьма
ОПИСАНИЕ РЕКИ КУДЬМА

Река Кудьма является естественной южной границей лесного массива Зеленый Город. Кудьма - правый приток первого порядка реки Волга. Почти по на всем своем протяжении она протекает по двух районам Нижегородской области: Богородскому и Кстовскому. Истоки находятся в Дальнеконстантиновском районе. В основе названия реки лежит мордовское слово "кудо" - "дом". Часть "ма", свойственная многим финно-угорским названиям рек, переводится как "земля", "край".

(Трубе, Достопримечательные названия земли Нижегородской, 2001). Исходя из названия можно предположить, что Кудьма протекала по издавна заселенной местности.

Река Кудьма берет своё начало из системы прудов, созданной на лесных ручьях в 16 км к западу от станции Суроватиха Дальнеконстантиновского района. Кудьма впадает в Волгу возле села Кадницы Кстовского района. У Кудьмы имеются притоки: Сетчуга, Великая, Ункор, Озерка, Шава, и другие, менее значительные.

Общая длина реки Кудьма - 144 километра, площадь бассейна — 3200 кв.км. У Кудьмы довольно широкая пойма. Её берега имеет разные высоты Есть обрывистые и крутые, есть пологие и низкие, с удобным подходом к воде. Многие берега заросли. Питание у Кудьмы, так же, как у других рек Центральной России, смешанное: подземное - зимой, преимущественно снеговое — в время весеннего половодья, преимущественно дождевое - летом. Лед встает на Кудьме в середине ноября.

Река освобождается от него в начале апреля. По рекреационной классификации водных объектов (Полянский, 2010) реку Кудьму в районе Зеленого города можно отнести ко 2-му классу, так как купание в ней возможно, хотя река не глубокая. Река Кудьма
ОТЧЕТ О СПЛАВЕ ПО РЕКЕ КУДЬМА

Регион: Нижегородская область Туризм и путешествия: В

одный Категория сложности: ПВД (поход выходного дня) Сроки: 09.04.2011 - 10.04.2011

Мысль посетить Кудьму возникла задолго до описываемых ниже событий - было обидно, что рядом все еще остается нехоженной речка с удобной заброской/выброской и многочисленными точками аварийного схода с маршрута. И тут подвернулась удобная возможность претворить планы в жизнь - паводок в этом году выдался поздним, и большинство речек к началу апреля оставались скованными льдом (в том числе и заветная Кутра), а на Кудьме уже 2го апреля было обнаружено полное отсутствие льда в районе Хвощевки, что давало хорошие шансы на прохождение нижележащего участка реки по прошествии еще одной недели плюсовой температуры. Смелая девушка Lialkonosta согласилась немножко поматросить, к тому же практичеси сразу объявился еще один отчаянный экипаж в лице братьев Андрея и Саши (как выяснилось, весьма опытных байдарочников), также жаждавших знакомства с Кудьмой, что и позволило окончательно определиться с выбором реки для открытия сезона. В качестве точки заброски была выбрана деревня Ключищи, а выброска планировалась с моста арзамасской трассы.

___плотина на реке Кудьма, Зеленый город, байдарки Река Кудьма
Река Кудьма
Общий километраж: 54 км.

Старт: 09.04.2011 г. 11.30 мост перед д. Ключищи Финиш: 10.04.2011 г.

20.30 мост объездной трассы Имеющаяся информация по реке на данном маршруте: - Леса мало, в основном река течет полями, отсюда проблема с дровами. Решается наличием газовой горелки. - Вода грязная, в верховьях имеются стоки с животноводческих ферм, в низовьях к ним добавляются еще и отходы промышленных производств Богородска, отсюда проблема с питьевой водой. Решается наличием питьевой воды в канистрах. - Поскольку данный участок преимущественно луговой, завалы не должны быть проблемой, и запланированный километраж должен проходиться нормально. - Населенки достаточно много, большую часть пути река течет вдоль трассы.

Летом этот фактор скорее отрицательный - слишком людно. Сейчас же, учитывая полную неизвестность с характером русла и ходом паводка, он был крайне желателен, ибо давал великое изобилие аварийных точек схода с маршрута. - На реке гарантированно нет льда в районе моста в дер. Хвощевка. Это было выяснено неделю назад в ходе разведывательного лыжного похода вдоль р. Сетчуга.

Правда, учитывая близость фермы чуть выше по течению, имелось подозрение, что река вскрылась лишь локально и временно, благодаря органическому загрязнению. О наличии льда на прочих участках Кудьмы информации не было, равно как и о начале выраженного паводка на ней (по данным кстовского гидропоста, уровень воды лишь к концу недели начал медленно повышаться, на 2-3 см в день. По этой причине поход выглядел весьма авантюрным предприятием :)

Отсюда, оставался открытым вопрос, стоит ли стартовать от гарантированно свободной ото льда Хвощевки или же рискнуть заброситься в Ключищи, находящиеся километрах в десяти выше по реке. После недолгих колебаний было решено рискнуть :) Данное решение подпитывалось еще и тем соображением, что в своем истоке Кудьма вытекает из нескольких связанных между собой озер (Кудьминских), т.е. изначально уже имеет вполне нехилый для истока расход воды, и далее течет километров 15-20 через лес. Данный участок был нами разведан осенью прошлого года и определен как большей частью неподходящий для сплава ручей. Но по идее, он должен собирать достаточно талой воды, чтобы русло К

удьмы ниже Ключищ было сколько-нибудь ходимым. К тому же хотелось заиметь как можно более полный GPS-трек Кудьмы :) Итак, поход по Кудьме был запланирован на 9-10 апреля. Предполагаемый маршрут: дер. Ключищи - пос. Дружный Предполагаемая протяженность: 60-70 км. Река Кудьма Поход 9 апреля, 9.00 утра,

мы стоим на мосту перед Ключищами после примерно двухчасовой достаточно комфортной автобусной заброски. Под мостом сухо, а метрах в двух после него начинается длинная уходящая за поворот лужа надледной стоячей воды, в которую байда вроде как вполне должна уместиться в ширину, и не вполне - в глубину. Стапелимся, перекусываем, фоткаемся, свозим лодки в воду с крутого бережка, покрытого метровым слоем снега. Светит солнце, погодка шепчет, настроение оптимистичное. В 11.30 стартуем. С первых же метров мне становится понятно, что передвигаться с помощью гребли не получится - слишком мелко (к тому же на нашей байде выявлен приличный дифферент на корму, за счет сильной разницы в весе между гребцами, чего не скажешь о втором экипаже, имеющем одну весовую категорию на двоих), ну да ничего страшного, несколько метров можно и побурлачить, благо, на мне все равно болотники :)

Время от времени глубина водного покрова становится достаточной, чтобы пройти метров 10-15 с помощью весельной тяги, но потом снова приходится бурлачить. Все еще не совсем понятно, иду ли я по льдине, или по обледенелому дну, но буквально через 20 минут после старта по данному вопросу наступает полнейшая ясность, когда я вдруг проваливаюсь на очередном шаге почти на метр под воду, хорошо черпанув воды в оба болотника - забавное начало маршрута :) Выходит, все же по льду бурлачим, впредь нужно быть осторожнее. Слив воду и отжав носки, впрягаюсь снова, и мы весело продолжаем путь. И вот, ровно через час после старта надледная вода сменяется надледным снегом, и перед нами простирается заснеженное поле, покрытое густым кустарником, быстро сокрывшем всякие намеки на русло реки.

Принимаем решение вытаскивать байды на берег и тащить через поле волоком за веревочки до тех пор пока не появится вода, но поскольку вблизи предполагаемого русла глубина снежного покрова достигала метра, и наст абсолютно не держал, тащим байды примерно на 100 метров в сторону трассы, где сугробы были не столь глубокими (немногим меньше, чем по колено) и вот тут-то и началась изюминка первого сплавного дня - трехкилометровый волок через поле, длившийся в общей сложности 4 часа.

О том, чтобы пройти запланированные на сегодня 30-40 км, даже и не мечтаем, дойти бы до Хвощевки, и то слава Богу. Промоченные ноги в болотниках от постоянного пребывания в снегу довольно-таки подмерзают, что не добавляет радостных эмоций, да и солнышко уже давно спряталось, но несмотря на испытание холодом (у всех резиновые сапоги) и периодически начинающимися глубокими сугробами, народ держится молодцом, и наша цель в виде ближайшей деревни Макарихи неумолимо приближается. Ах, да! Стоит упоминания еще одно весьма примечательное событие, случившееся примерно на середине волока, и несколько поднявшее всем нам настроение.

Мы вдруг заметили, что на трассе остановилась легковушка, и от нее к нам наперерез весьма бодренько направился человечек в гражданском, прямо через поле (метров 100-150), по сугробам. Интересно, что понадобилось от нас этому храбрецу, - думали мы, - может, время узнать, или стрельнуть закурить... честно говоря, фантазии явно не хватало придумать даже три вразумительные гипотезы, и любопытство все сильнее одолевало. Наконец, он с нами поравнялся. Наступил миг предвкушения - ведь сейчас нам предстояло наконец узнать истинную причину его героических усилий!

Мы весело поздоровались, после чего с горящими глазами и радостной ухмылкой он триумфально изрек: "БРАКОНЬЕРИМ?!!" .... Честно говоря, я не возьмусь предположить, чего и сколько нужно выкурить, чтобы принять четырех измученных бурлачащих туристов с байдами посреди заснеженного поля за банду злостных браконьеров :)) Река Кудьма - В смысле? - В прямом! (и предъявляет корочки какого-то там Богородского егерьства или что-то в этом роде) - А, собссно, что в нашем облике может явно указывать на нашу принадлежность к браконьерам? - А лодки?!! (победоностно потирая ладоши)...

Сети ставили, да? - А тут разве есть где ставить сети?

- Есть, есть... - Да мы реку-то найти не можем, одни снега вокруг, какие уж тут сети...

- Зачем тогда лодки? После чего пришлось ему объяснить, что привело нас в сей унылый заснеженный край, и как мы оказались с байдами посреди поля. Мужик явно был разочарован, и сразу заторопился обратно к машине, но напоследок все же пожелал нам удачи, ну и мы ему пожелали наловить побольше браконьеров :)) Волок продолжился. Периодические разведвылазки к реке показывали, что возвращаться на нее пока еще рановато. Наконец мы достигли Макарихи и вышли к какому-то мелкому ручью, куда можно было скинуть байды и попытаться продолжить водную часть сплава, чему мы были несказанно рады. Нафигатор уверял, что никакой реки в данном месте нет, а русло Кудьмы проходит метрах в ста правее, огибая деревню с востока. Впрочем, ручей уходил прямо на восток, и я подумал, что возможно, это какой-то мелкий приток, по которому мы сейчас благополучно дойдем до Кудьмы.

Характер русла данного ручья был таким же, как и в начале сплава - не вполне целый ледяной покров и стоячая надледная вода. К тому же стали попадаться разного рода завальчики и закольчики Сразу же возникла безумная мысль "мы что, вверх по течению идем?", но джипиэсник уверял, что этого не может быть, и что мы неумолимо приближаемся к руслу Кудьмы.

Пришлось прогнать данную мысль как абсолютно дикую и несостоятельную и объяснить данный феномен тем, что в Кудьме, видимо, сейчас больше воды (тем более, где-то совсем рядом должно было быть устье Сетчуги), вот она и подпирает сей ручеек, создавая обратный ток воды. Порожек обнесли, снова вернулись в речку, съехав с неплохой горки и погрябали дальше на восток. Наконец, джипиэсник явно дал понять. что русла Кудьмы мы уже достигли и теперь плывем по нему, но уже на юг - к месту старта (!!?). Пытливый ум и тут нашел рациональное объяснение: "просто река петляет сильно", и смело поплелись дальше. Но преодолев очередных метров 500, выяснилось, что прибор по-прежнему настаивает на том, что мы идем вверх по Кудьме. Что за фигня, как такое возможно...

Иду на разведку, и действительно, Макариха оказывается на правом берегу, хотя должна быть на левом, мы действительно все это время двигались вверх по руслу!!! Кляня джипиэсник на чем свет стоит, возвращаемся обратно к тому месту, где был окончен волок и за первым же поворотом после него обнаруживаем мост На все эти плутания и поиски русла ушло еще бог знает столько времени, и в результате несчастную

Макариху оставили за спиной лишь в семь вечера. К счастью, ниже макарихинского моста река уже вскрылась, и можно было наконец-то приналечь на весла. Через 20 минут достигли устья Сетчуги, текуха заметно усилилась, а еще минут через пять река вдруг разлилась в нехилое озеро (которого на карте нет) Наконец-то достигли Хвощевки! Начали подумывать, а не перекусить ли чего (предыдущий перекус был в 10 утра, на стапеле). Но решили, что сперва дойдем до того самого моста, благо, он должен быть уже совсем рядом. Однако, недолгой была наша радость, сразу же после выхода из водоохренилища уперлись в нехилый ледовый затор. Джипиэсник уверял, что мост находится прямо за ним. Делать нечего - снова бурлачим по льду...

И вот, пройдя с километр, обнаруживаем, что мы в тупике :) К счастью, перетащив байды через холм, у его подножия обнаруживается продолжение заледенелой старицы (стало понятно, что мы опять потеряли русло - видать, из озера оно выходило совсем не там, где указывал проклятый джипиэсник) Немного волока и наконец-то снова вода, теперь-то уже наверняка окончательно! Ровно в восемь вечера мы под мостом в Хвощевке. Тем не менее, идем дальше, пока деревня не остается позади. Наконец-то заветный перекус!

На часах девять, сгущаются сумерки. Я предлагаю народу насладиться радостями ночного сплава, и дойти до ближайшей лесной стоянки, где и заночевать, но тут выясняется, что оказывается среди нас есть немного уставшие и озябшие, и не очень жаждущие грябать еще пол-ночи :)))) Посему решено ночевать прямо тут, где и перекусывали. Итого, за первый день пройдено аж целых 13 километров, из них наверное половина пешком - ну да ничего, за завтра наверстаем :)) Река Кудьма
Второй сплавной день порадовал почти полностью вскрывшемся руслом, ледовые заторы встретились всего пару раз. Вышли на воду пол-одинадцатого, довольно бодро промчали пару километров, наслаждаясь широкой и глубокой рекой, пока не свернули случайно в одну из коллатералей, закончившуюся заболоченным мелководьем. Я пошел разведать пути выхода из ситуёвины, и на обратном пути. не доходя пару метров до байды вдруг провалился по грудь под лед, таким образом открыв еще и купальный сезон :)

Пришлось потратить еще некоторое время на отжим одежды, после чего продолжили поиски русла. В этот раз навигатор честно оправдал возложенные на него надежды. Через некоторое время сплава, напротив деревни Кубаево, обнаружилась неплохая стоянка в сосновом бору, с удобным спуском к воде - вот где можно было бы заночевать!

Еще через пару километров, напротив Ионовки, встретился ледовый затор с рыбаком, пытавшемся напугать нас тем, что дальше плыть не надо, что там-дескать сильное течение, шлюзы, и прочие ужасы. Река обходила данный затор боковой узкой коллатералью (начинавшейся с мощных труб, обнос которых занял еще некоторое время), делая затейливую петлю. Промчались с ветерком по этому слаломному каналу и вернулись в широкое спокойное русло. Участок реки от Еловиц до Лукино здорово напомнил мне последние километры Ункора перед мостом в Каменках - такое же узкое (метров 5-6) русло, безбожно петляющее в каньоне из обрывистых луговых берегов (одетых в это время в большие снежные шапки, иногда откалывающиеся и падающими в воду внушительными айбергами) и так же заканчивающееся мощным автомобильным мостом, который мы обнесли (в нашу воду он был не ходим, но через пару дней уже наверняка можно было бы пройти)

Поскольку темпы продвижения были вполне уверенными, закралась мысль, а не попробовать ли дойти все-таки до арзамасской трассы. Приятно было видеть, как деревни проносятся мимо одна за другой, и вот наконец за спиной остался мост в Крашово. Дальше река километров 30 течет уже вдали от населенки. Характер русла также несколько изменился, стало больше деревьев и кустарника, река стала несколько уже, течение усилилось. В одном месте встретили очередной ледовый затор (последний в этом походе), который река обтекала по очень узенькой извилистой кустистой коллатеральке с приличным уклоном и, соответственно, текухой - прохождение ее стало своего рода репетицией перед Кутрой, в какой-то момент даже была опасность киля, но все обошлось. А вот под перекус кусочек пологого склона пришлось искать долго - оба берега довольно крутые почти на всем протяжении. В целом, мне этот последний участок Кудьмы (ниже Крашово) понравился больше всего, для покатушек в самый раз.

К сожалению, до арзамасской трассы так и не дошли, решили выбрасываться раньше - с моста объездной дороги (которой, кстати, нет на километровках, и тут спасибо навигатору), заказав машину из города. На антистапель встали пол-девятого вечера (если бы шли до Дружного, то домой вернулись бы уже заполночь, а этого никому особо не хотелось), пройдя за второй сплавной день 42 километра.

Открытие состоялось! Выводы и рекомендации - Если паводок еще толком не начался (как в нашем случае, когда кудьминский гидропост показывал уровень воды всего на 10 см превышающий зимнюю межень), то от Ключищ сплав лучше не начинать, река в этом месте еще мало отличается от того лесного ручейка, что она представляет из себя выше. Зато от следующей деревни, Макарихи, сплав уже был вполне комфортным, а после впадения Сетчуги русло стало просто проспектом, к тому же почти целиком свободным ото льда. Таким образом, наиболее оптимальными пунктами заброски будут являться мосты в Макарихе и Хвощевке, куда без проблем можно заброситься как заказным, так и общественным транспортом (в Хвощевку можно добраться еще и на оранковском автобусе) - Расстояние от Хвощевки до объездной дороги - 45 км, вполне проходимо за один день даже без паводка. До арзамасской трассы будет около 60. Если идти от Макарихи, то это еще плюс 4 км. - С лесными стоянками, как и предполагалось, проблема.

На всем протяжении встретили лишь одну, в остальных местах лучше иметь при себе горелку. - Тем не менее на речке полно всякой живности - на уток быстро перестали обращать внимание, а один раз даже видели цаплю (в том месте, где была ночевка). Несколько раз попадались на глаза шустрые черные зверьки (предположительно, выдры), нырявшие в воду прямо перед байдой.

Ниже Лукино все чаще встречаются погрызенные бобрами деревья, особенно много их ниже Крашово. - Берега достаточно живописны и на большем протяжении маршрута довольно обрывисты, что при повышении уровня воды на 1-2 метра должно обеспечить неслабую текуху. Кстати, в следующие 10 дней после похода уровень воды на Кудьме поднялся больше, чем на 2,5 метра Река Кудьма
Отчет о рыбалке: 07 февраля 2009 - 08 февраля 2009, Кудьма, река

Дата рыбалки: 07 февраля 2009г. - 08 февраля 2009г. Водоем: Кудьма, река База: - не указано - Место - область/район: Нижегородская обл.

Подробное описание места: река Кудьма, приток Волги, участок за 5-6 км до впадения в Волгу.

Описание дороги: до Нижнего Новгорода далее через город, точно не знаю, меня везли. Погода: Погода полный финиш, от -21 до 0 Состояние водоема: лед от 10 см на русле, до 35 см ближе к берегу. На русле сильное течение. Способ ловли: Мормышка Моя снасть: балалайка, леска от 0,09 до 0,12

Мои приманки: вольфрамовые мормышки, мелкие и средние блесны, балансиры Насадка: мотыль Прикормка: нет Какую рыбу ловил : окунь Активность клева/рыбы: не активна Мой улов: до килограмма Самая большая рыба окунь, 100 гр. Замечания по технике ловли, лучшие приманки. все виды проводок Как успехи у других рыболовов? не очень

Подробный отчет о рыбалке за день погода изменилась от -21 до 0 градусов, Я еще такого не видел,соответственно рыба клевала очень плохо и маленькая. Очень обидно, ехали за крупным окунем, а получили....., смотрите отчет. прошли по реке 4 км вверх и вниз по течению, обошли все заливы и впадения ручьев, ничего.

Но, собрались вместе, природа супер, так, что отдохнули хорошо. Общее резюме: Правильно говорят, что гидрометцетр точно выдает прогноз погоды только на позавчера. Попробуем еще раз, благо точно знаем , крупная рыба есть. Река Кудьма
Река Кудьма
ЛЕГЕНДА ПРО РЕКУ КУДЬМА

Давно, очень давно, когда Вере-Пазу и Нишке-Пазу поклонялся народ мордовский, а в урочищах жили авы и кильды, в одном из селений проживал Ичал-атя*. Во все концы обширной земли мордов­ской раскатилась слава о старике Ичале. По всему среднему Поволжью распространились мордовские поселения. Поселки мордвы гляделись и в воды Оки, и в просторы великой Ра**.

В огромных лесах, куда укрылась мордва от князей московских, велось богатое бортевое пчеловодство, и крепкие мордовские меды, настоянные на пахучей мяте, калуфере и других ароматных тра­вах, были известны даже при дворах иностранных правителей. Еще пушным промыслом занимался по лесам народ мордовский... И везде и всюду, от берегов великих рек и от берегов малых рек, изливающих свои воды в большие реки, от глухих лесных озер, где в травяных зарослях гулко стонала вещая птица бугай, от всех племен мордовских — эрзи, мокши и терюхан—ве­ли тропы к избе Ичала-ати.

По тропам этим шли люди к Ичалу, чтобы послушать дивную игру его на гуслях, сделанных Ичалом из звонких досок сто­летней лиственницы. Никаких денег и никаких до­рогих вещей не жалели люди, чтобы приобрести себе гусли, сработанные великим мордовским мастером Ичалом. Но не любил денег Ичал и не прельщали его золото и камни-самоцветы. Без всякой платы дарил Ичал гусли тому, кто, играя на них, заставлял слушателей или плакать, или вдохновляться на великий подвиг.

Была еще и другая причина, которая заставляла людей торить тропы к Ичаловой избе. У старика была дочка, дочка Кудьма, — красавица, какой не видывала еще земля мордовская. Целая туча чер­ных волос окружала матовое лицо девушки, на котором, как васильки, горели большие голубые глаза, а конец заплетенной, в руку толщины, косы достигал самой земли. Река Кудьма
Помимо красоты своей, славилась Кудьма еще и тем, что никто не мог так петь песни, как дочка Ичала. Чтобы послушать пение Кудьмы, приезжали и приходили люди из самых отдаленных селений. По вечерам часто выходила Кудьма к опушке леса, где собиралась молодежь для летних гуляний, одетая в цветной сарафан, с прикрепленным к нему пулагаем***.

На голове ее гордо высилась «со­рока» — кокошник, а ноги украшали сафьяновые сапожки на высоких подборах. И всегда там, где на гулянье была Кудьма, было особенно людно. Молодежь окружала девушку, а больше всех и чаще всех смотрел на Кудьму молодой Дамай, отважный зверолов. Никто не умел затравить хищного зверя лучше Дамая. Стрела, выпущенная Дамаем из лука, неизменно разила наповал и юркую лису, и великана лося, и дикую рысь, что таилась в гуще деревьев, готовая в любой момент ринуться сверху на голову тому, кто без опаски проходил около места, где было логовище громадной дикой кошки. Никто лучше Дамая не умел подманивать к себе птицу или подкрасться к ней, и всякий раз Дамай возвращался домой с охоты обремененный богатой добычей.

Знал Дамай, где водится редкая голубая белка, добыть которую он уходил в далекие леса полуночных стран. Каждая мордовская девушка с радостью отдала бы себя всю целиком смелому зверолову, и немало горьких слез пролили красавицы, отвергнутые Дамаем. Ни одна из них не была люба его сердцу. Кроме Кудьмы. Возвратившись с большой охоты за пушным зверем, раскладывал Дамай шкуры перед Кудьмой. Блестящие, бесценной красоты меха соболя, шкурки голубой белки, куниц и ярко-рыжих лисиц — все это предлагалось Кудьме. — Все это твое, Кудьма. А если и этого мало, то я принесу тебе в десять раз больше... Я дам тебе столько мехов, что ими можно будет укрыть не только твой стан, но и всю твою избу и даже луговину перед ней. Вот эту шкуру росомахи я брошу тебе под ноги. Шкура медведя, на которого я вышел с одним только ножом, будет служить тебе вместо половика в сенях твоего дома, а покры­ваться ты будешь одеялом, сшитым из белок и ото­роченным мехом речной выдры. Только полюби меня, Кудьма! — Я люблю тебя, Дамай! Ни с кем так я не люблю петь песни, как вдвоем с тобой... И когда мы поем, я чувствую, как голоса наши сливаются вместе и уносятся ввысь к небесным звездам. Ничьих рассказов я так не слушаю, как твоих, и, когда ты говоришь о своих схватках с хищным зверем в лесу, я чувствую, что во всей земле мордовской не сыщешь зверолова отважнее и искуснее тебя. Ни одного парня красивее тебя я не видела и знаю, что не увижу никогда. Я знаю, что никто не может побороть тебя и каждого своего противника ты валишь на землю, как слабую девушку. Разве я не видела своими глазами, как легко ты поборол Итмана, сила которого известна до самых больших вод? Да, я люблю тебя, Дамай, но сейчас не могу я пойти в твою избу, чтоб поселиться в ней с то­бой. Настанет время, когда я без всякого зова приду в твой дом и скажу тебе: «Я твоя, Дамай, а ты принадлежишь только мне!» Река Кудьма
С грустью отходил Дамай от девушки. Не хоте­лось ему идти на гулянье, где его прихода ждали и старики, и молодежь: старики, чтобы послушать рассказы Дамая о его охоте, о его скитаниях по лесам и урочищам, а молодежь, чтобы вместе со смелым звероловом попеть песни. Опять уходил в лес Дамай, забирался в самую глушь его, туда, где еще не ступала нога человека, и, унылый, меч­тал там о Кудьме, о том дне, когда придет к нему девушка и он заключит ее в свои объятия. Однажды повстречал Дамай в лесу молодого мужчину. Ехал тот верхом на статном коне, и сам наездник был так же статен и красив, как и его конь. Дорогая, из парчи и бархата, одежда его указывала, что не мордвин этот человек и что приехал он сюда от берегов великой Ра, где жили чужие мордовскому народу люди. А когда взглянул Дамай в глаза незнакомца, то увидел в них, что недобрый человек повстречался ему в лесу. Играя шелковыми кистями конского убора, спросил всадник Дамая: — Чей ты, откуда, охотник?

Разве нет для тебя другого занятия, кроме рысканья по лесам и оврагам, в особенности сейчас, весной, когда всюду молодые парни и девушки собираются на веселые гулянья и когда сердца их бьются так, что колышутся рубахи? Не скажешь ли ты мне, охотник, где здесь находится селение, в котором проживает старик Ичал? Сказывают, великий он мастер гус­ли строить, а еще лучше играть на них... Хочу купить я у него самые лучшие его гусли...

А затем хочу я заодно посмотреть на дочку... Кудьмой, кажется, зовут ее. Говорят, шибко красива девка и до сих пор будто бы ни один парень не мог добиться от нее не только поцелуя, но даже простой улыбки. Никто из мордовских парней не су­мел найти доступа к сердцу девушки.

Или ты не знаешь, охотник, ни Ичала, ни Кудьмы? Рассказал Дамай всаднику, как проехать ему к Ичалу, а сам опять углубился в лес выслеживать звериные тропы. Всем сердцем рвался он домой, но разве не вчера только был у него разговор с Кудьмой? И разве не вчера она сама сказала ему, что не пришло еще то время, когда она пойдет за ним, за Дамаем, в его избу? А когда настанет это время, — не сказала. Несколько дней пробыл Дамай в лесу, а когда пришел в свое селение, то молодежь тесной толпой окружила его, чтобы вперебой передать волнующую всех новость о том, что в селение приезжал богатый гость.

— Как только приехал он к нам, — рассказывала Дамаю молодежь, — сейчас же спросил, где живет Ичал. А когда вышел к нему старик, то гость вынул из-за пазухи богатый кисет, полный серебра и золота, и предложил это богатство за Ичаловы гусли... Но не взял старик предложенных ему денег. — За деньги души не купишь, всадник! — сказал старик гостю.

— В гуслях, сделанных мною, живет живая душа. Только тот может получить мои гусли, кто будет петь под их игру, и петь так, что­бы слушатели забыли все: и горе свое, и болезни, и сердечные боли. Если ты можешь так петь, то вот эти гусли будут твоими без всякой платы. А кошель твой спрячь, ибо золото приносит несчастье.

— О, тогда я вперед скажу тебе, что твои гусли я увезу с собой! Там, у себя, в большой земле, я считаюсь лучшим певцом. Тогда старик взял гусли в руки, сел на камень, что лежит среди площади, и заиграл. Долго слушал его приезжий. Наконец подстроил свой голос к Ичаловой музыке и запел. Чистый высокий голос певца сразу заполнил собою всю площадь. Приезжий пел о себе.

Он пел, что он Сабан, которого люди за его удачи прозвали Шайтаном, потому что он приносит беду людям. Не успел еще Сабан кончить песни, как бросил вдруг играть на гуслях Ичал-атя и, обхватив свою голову обеими руками, низко наклонился над гуслями.­ — Гусли мои! — вскричал Сабан и потянулся было за ними, но старик неожиданно поднял их кверху и что было силы ударил ими о камень. В последний раз вскрикнули струны, застонали про­тяжно и страшно, и гусли разлетелись в мелкие щепки.

— Хорошо ты поешь, всадник, но песни твоей должны бояться люди. Должны они бояться и те­бя, ибо недобрый ты человек и вслед за собой несешь несчастье мирным людям. Уходи ты от нас! На эти слова старика дико захохотал Сабан, захохотал так, что мороз по коже прошел у всех, бывших на площади.

— Да, я уйду, старик! Но скоро я вернусь обратно! Прощай пока! И всадник скрылся в лесу. Спустя некоторое время Сабан опять появился в селении Ичала. На этот раз приехал он не один. Целая толпа таких же богато одетых молодых лю­дей, как и он сам, сопровождала его.

Приехал он к вечеру, когда после дневных работ молодежь схо­дилась на гулянье, а старики вели мирные беседы у своих изб. Холодно встретила молодежь Сабана и его спутников. Не нравился молодежи чужезе­мец. Разве не по его вине Ичал-атя разбил о ка­мень свои гусли и с тех пор затворился в своем доме и никуда не выходит? Разве не из-за чуже­земца Кудьма бросила петь свои песни? Река Кудьма
Но Сабан и спутники его привезли с собой так много угощений и сладких вин, которыми щедро угощали всех, что мордовские парни и девушки скоро забыли свою нелюбовь к приезжим и погру­зились в веселье и пение. Одна только Кудьма не разделяла общего веселья и держалась особняком. Сабан везде и всюду следовал за ней и всем и каж­дому давал понять, что на этот раз он приехал за­тем, чтобы быть около Кудьмы. Увиваясь около девушки, нашептывал ей льстивые слова:

— А ведь и правду говорят о тебе, что нет и не было девушки красивее тебя. Много раз я видел утренние зори — и ты прекраснее их. Видел я лу­ну, когда она движется ночью по небу, и лицо твое нежней этой луны. Видел я дорогие черные шелка, которые вытканы за далекими морями, и волосы твои чернее самого черного шелка, а глаза голубее лазури.

Ах, Кудьма! Если бы обрядить тебя в пар­чу и бархат, то красотой своей ты затмила бы солнце! Хочешь, девушка, я разукрашу тебя так, как одеваются одни только царицы? — Нет, я не хочу этого! И не теряй ты напрас­но слов, чтобы обольстить меня! Ибо я знаю, что в сердце твоем лежит черный камень и что та­кие люди приносят смерть и несчастье другим лю­дям! И Кудьма вырвалась из объятий Сабана. И потом много раз приезжал Сабан в Ичалово селение. И всякий раз подстерегал он Кудьму, когда была она одна, и притязания его с каждым разом становились все настойчивее и настойчивее. Со страхом убегала Кудьма от своего преследователя. Она бежала к Дамаю и умоляла его:

— Дамай, я чувствую, что скоро умру. Никакая сила не может спасти меня!

— Я спасу тебя, Кудьма, так как я люблю тебя! — Нет, Дамай! Не спасти тебе меня! В глазах пришельца я вижу свою гибель... Как горят его глаза, когда он смотрит на меня! О, Дамай, убей его! Поникал головой зверолов: — Не могу нападать на гостя. За это все будут презирать меня. Но если хочешь, я вызову его на борьбу и, если выйду победителем, то скажу ему: «Уходи и больше не приходи к нам!» Приближались весенние гулянья молодежи. По лугам и перелескам собирались парни и девушки для состязания в пении, борьбе, стрельбе из луков и беганье. На эти гульбища прибыл и Сабан со своей ватагой.

В свите его были уже не только чу­жеземцы: богатыми дарами и угощениями склонил Сабан на свою сторону немало и мордовской мо­лодежи, и сам силач Итман щеголял в расшитом золотыми позументами кафтане. Пришел на гулянье и Дамай. Никогда ему так не хотелось принять участие в состязании борьбы, как сейчас, ибо знал он, что придется ему биться с Сабаном, и только накануне сказала Дамаю Кудьма: — Если победишь ты Сабана, то, как покорная собака, последую я за тобой, куда ты прикажешь. Чувствовал и Сабан, что сегодня ему придется встретиться с Дамаем, так как сознавал* что, кроме Итмана и Дамая, нет ему подходящих противни­ков. И вот уже подошел Сабан к Дамаю.

— Знаю я, что ловок ты и силен, охотник, и что трудно победить тебя. Но я буду бороться с тобой. Если я одолею тебя, я потребую у тебя только то­го, чтобы уступил ты мне девушку Кудьму, а если ты окажешься победителем надо мной, требуй от меня чего хочешь! Начал Сабан сперва состязаться с Дамаем в стрельбе из лука. Искуснейшим стрелком считал себя Сабан.

Приказал он врыть в землю высокий столб и на вершину его положить яблоко и, отойдя сто шагов, легко сбил это яблоко стрелой. Гул одо­брения прошел по рядам зрителей. Притихли сто­ронники Дамая. Со страхом ждала Кудьма выступ­ления Дамая. Уверенно вышел из толпы зверолов. Коротко и решительно подманил к себе Итмана-силача. Передавая ему яблоко, сказал: — Бросай его как можно выше! И когда яблоко взвилось ввысь и сделалось ма­леньким, как горошина, тогда пустил в него Дамай стрелу, и, запев, стрела разрезала в небе яблоко пополам, и обе половины его упали к ногам Сабана. Бурными криками приветствовала толпа победу Дамая над противником.

Потом начали они состязаться в бросании тяже­лого камня. Первым бросил камень Сабан. Со свистом разрезая воздух, камень полетел вдаль. Уле­тел он далеко, и там, где он упал на землю, образо­валась яма. Все замерли, ибо еще не было другого примера, чтобы кто-либо метнул камень на такое расстояние. Опять вышел из толпы Дамай и сказал Сабану:

— Крепка у тебя рука, чужеземец, но я попы­таюсь сделать то же самое! Закрутил Дамай камень над головой и, резко повернувшись, пустил его. Еще сильнее засвистел воздух, и камень упал на двадцать шагов дальше.

— Довольно! Довольно! Дамай вышел победи­телем! Но не хотел сдаваться Сабан. Подготовил он свою ватагу, и те начали требовать продолжения состязания между Сабаном и Дамаем. И вот вышли они на единоборство. Плотной сте­ной стояла вокруг них толпа. С нетерпением ждали начала схватки. Слышно было, как сердца при­сутствовавших колотятся часто и громко. Неужели чужеземец победит Дамая? Соперники вышли на круг. Как только взглянул Сабан на Дамая, невольно задрожали ноги чужеземца и сбежала краска с лица. На выточенное из белой крепкой березы, что растет в высоких гривах, походило тело Дамая. При каждом движе­нии упруго ходили мускулы его обнаженных рук и ног. И были мускулы эти подобны клубку сплет­шихся между собой больших змей.

Грудь Дамая дышала высоко и ровно, подобно кузнечному меху. Сразу же почувствовал Сабан, что и здесь не одо­леть ему зверолова, и решил пуститься на хитрость: ждал, когда подойдет к нему Дамай, чтобы обхва­тить его тело, и в этот самый момент хотел быстро подставить ему ногу и решительным натиском оп­рокинуть противника, а затем уже торжествовать свою победу. Но знал все уловки борьбы Дамай. Недаром же еще не было борца, который кинул бы Дамая на землю.

Да разве не выходил Дамай не­давно еще победителем Итмана? И не потому ли задрожали ноги Сабана, что испугался он Дамая, и не почувствовал ли он вперед своего пораже­ния? В два прыжка был Дамай около своего против­ника, и не успел еще тот привести своего замысла в исполнение, как уже почувствовал, что железные тиски сжали его тело, и он беспомощно забился в крепких объятиях зверолова. Необъятное небо над головой Сабана начало все более и более су­живаться и уже не казалось ему голубым и блещу­щим, а темным и маленьким. Но изо всех сил за­щищался Сабан: сильно жал Дамая, упирался ему в горло своей головой, стараясь прервать дыхание у Дамая для того, чтобы воспользоваться моментом и вырваться из тисков зверолова, но все крепче и крепче прижимал его к себе Дамай, и уже слы­шал охотник, как лопались в груди Сабана какие-то пузырьки, и увидел, что кровавая пена с клокотом выступает на губах противника.

И еще сильнее сжал его Дамай. И тогда померкло совсем солнце в глазах Сабана, и не слышал он, как бурно зашу­мела толпа, в то время как Дамай высоко взметнул его вверх и через бедро резко грянул о землю... Грянул так, что застонал луг от этого удара и два каблука красивых сапог Сабана отлетели в сторону и упали у ног свиты Сабана. — Убил его Дамай! Смотрите, не дышит чужеземец! Склонился Дамай над поверженным врагом. Видит, как тонкая струйка алой крови льется изо рта и теряется в пышных усах Сабана. Приложил руку к груди его: колотится сердце лежащего. Бесчувственного Сабана отнесли в сторону и по­ложили на траву, чтобы пришел он в себя. В не­мом молчании расходилась толпа.

Тогда бросилась Кудьма к зверолову и, указывая ему рукой на Са­бана, сказала:

— Дамай! О, мой Дамай! Теперь не боюсь я его! И припала девушка к груди его, а он говорит ей: — Сегодня, Кудьма, сыграем мы свою свадьбу! Когда ляжет ночь на землю, выходи, Кудьма, вон туда, на лесную луговину, где растет черемуха и где по ночам поет соловей. Вот ночь легла на землю, тихая, ясная, какие бы­вают только весной, когда томится природа в сладких муках материнства. Нарядившись в лучшие одежды свои, пошла Кудьма к Дамаю. Надела она свой лучший пулагай, сплошь убранный бахромой, цветистыми лен­тами, блестящим бисером, позументами и яркими блестками, которые горят и светятся даже при лу­не. Голову девушки украшала высокая сорока — го­ловной убор, который умеют носить только мор­довские девушки и молодые женщины.

В косе Кудьмы, что стлалась до самой земли, горели ярко алые ленты, а на ногах красовались ковровые са­пожки. Ибо на свадьбу свою шла Кудьма. А вот и Дамай... И девушка стрелой кинулась к тому, кто стоял под цветущей черемухой и ожидал ее. И вдруг девушка заломила руки над головой своей, и громкий крик ее огласил окрестности:

— Дамай! О, где ты, Дамай! Вместо Дамая к Кудьме приближался Сабан. Не могла летняя ночь скрыть от девушки блеска его горящих глаз. — Я говорил тебе, что не уйдешь ты от меня, Кудьма! Я говорил тебе, что ты будешь моей!

Не противься же мне сейчас, когда никого нет вокруг и никто не услышит твоих криков! Тогда кинулась прочь Кудьма от Сабана, и крупные слезы потоком полились из ее глаз. И сей­час же вслед за девушкой понесся бурный поток, преграждая дорогу преследующему Кудьму Са­бану. Но не хотел он отставать от девушки... Он уже протягивал вперед руки, чтобы схватить ее, но она ловко увертывалась от него, и сейчас же поток, ограждая девушку, устремлялся туда, куда бро­салась бежать Кудьма. Бежала она по кустам, обрывая одежды свои и оставляя клочки на ветвях.

И рассыпался би­сер ее пулагая, и бахрома и ленты устилали землю. Кидалась она и в долины и оставляла здесь на вы­сокой траве пряди своих длинных волос. — Дамай! Дамай! Что же ты не спешишь спасать меня? Разве ты не чуешь, что я изнемогаю? — Не придет твой Дамай! — злобно отвечал девушке Сабан и еще бешенее устремлялся за ней.

Так мчались они по лугам и перелескам, по оврагам и урочищам, и поток за Кудьмой превращал­ся уже в реку. Река затопляла уже низкие берега, на которых пышно расцветали белые лилии и желтые кувшинки. Река устремлялась за девушкой, которая мчалась уже к берегу великой многоводной Ра, воды которой засинели на востоке. И чуть ли не по пятам продолжал преследовать ее Сабан, отставая только тогда, когда на поворотах река преграждала ему путь.

Ослабевать стала девушка. Все медленнее и медленнее бежала она, и все полноводнее и тише текла за ней река по низинам. Еще раз бросился преследовать Кудьму Сабан и уже совсем был готов схватить ее, как Кудьма выбежала на крутой берег Ра и с размаху бросилась в воды могучей реки.

Запенилась Ра, заходила круговоротом вода, как вокруг могилы девушки, и, застилая ее песком и илом, закружилась в крутых берегах.

* Вере-Паэ — по древним верованиям мордовского народа — доброе божество. Нишке-Паз — алое божество. Авы и кильды — меньшие божества, вроде древнеславяиских леших и русалок. Атя—старик.

** В далеком прошлом Волга называлась Ра.

*** Полагай — национальный костюм мордвы. Река Кудьма
___________________________________________________________________________________________________ ИСТОЧНИК ИНФОРМАЦИИ И ФОТО:

Команда Кочующие.

http://nnov.ec/

http://www.turizmvnn.ru/

Сайт Википедия.

Водный реестр реки Кудьма.

http://toureducation.ru/zelenygorod/zgkudma.htm

фото Александра Негина. Нижегородские предания и легенды / Сост. В.Н. Морохин. - Горький: Волго-Вятское кн. изд-во. - 1971. - С. 135-151. Кудьма. Легенда, с небольшими сокращениями, дается в вольном пересказе Н. Н. Нардова. Текст перепечатан из журнала «Натиск» за 1935 год, № 7, стр. 69—76.

http://www.n52n.ru/shtml/legends/legends-047.shtml

http://fion.ru/kylinar/7669/

http://kedr-club.narod.ru/

http://club.foto.ru/ 

 

Комментарии

аватар: Кэп

отметим также...

что и с марийского Кудо - дом, жилище, 

то есть Кудьма может получить название и из марийского языка!

Также следует учесть, что бассейн нижней Кудьмы занимали племена меря - которые и участвовали в этногенезе современных мари - 

то есть скорее всего название реки меря-марийское...

Отправить комментарий

Фотографии на сайте размещены в качестве научного, информационного, учебного и культурного материала без цели извлечения прибыли.

Контактная информация:

Капитан команды Кочующих (он же главный по сайту):
Хафизов Ахат - Hafizow@yandex.ru

Продвижение сайта в интернете:

Лоцман команды Кочующих
Бортяков Андрей - abortyakov@yandex.ru