Памятники археологии Белгородской области

Белгородская область образована 6 января 1954 года, входит в состав Центрально-Черноземного экономического района (ЦЧР) и в Центральный Федеральный округ Российской Федерации. Её площадь составляет 27,1 тыс. кв. км, протяженность с севера на юг - около 190 км, с запада на восток - около 270 км.  
На юге и западе она граничит с Луганской, Харьковской и Сумской областями Украины, на севере и северо-западе - с Курской, на востоке - с Воронежской областями РФ. Общая протяженность границ - около 1150 км, из них с Украиной - 540 км.

 

Область расположена на юго-западных и южных склонах Среднерусской возвышенности, в бассейнах рек Днепра и Дона, в лесостепной зоне на приподнятой всхолмленной равнине. Средняя высота над уровнем моря 200 м. Самая высокая точка, 277 м над уровнем моря - находится в Прохоровском районе. 
Самая низкая - в днище долин рек Оскола и Северского Донца. Область относится к числу маловодных: реками, озерами, болотами занято около 1% ее территории. Здесь протекает более 480 малых рек и ручьев. Наиболее крупные из них: на северо-западе - Северский Донец, Ворскла, Ворсклица, Псёл, в восточных районах - Оскол, Тихая Сосна, Черная Калитва, Валуй. Общая протяженность речной сети - 5000 км. Кроме того, в области насчитывается 1100 прудов и 4 водохранилища. Территория изрезана балками (логами), оврагами, по склонам которых произрастают дубравы. 
   
ДРЕВНИЕ ГОРОДИЩА БЕЛГОРОДСКОЙ ОБЛАСТИ
В 50-80-ых годах прошлого столетия Белгородская область становится излюбленным местом археологических экспедиций. И это вполне нормально, так как на тот момент еще сохранились народные предания о прекрасных белокаменных замках и крепостях, украшавших берега рек бассейна Северского Донца, и белые меловые холмы были наглядным тому подтверждением. Естественно, приходилось брать во внимание, что Белгородская область - арена тяжелейших и кровопролитнейших боев Великой Отечественной Войны, после которой многие города Белгородщины превратились в самые настоящие руины.

Памятники археологии Белгородской области
Само собой, что руины древних городов, располагавшихся на холмах и высотах, были обречены на более "основательное уничтожение", так как холмы и высоты - это места наиболее упорных боев, сопровождавшихся усиленным артиллерийским огнем. Логично предположить, что древние руины белокаменных крепостей превратились в груды белых камней, а культурный археологический слой глубиной в несколько метров был попросту уничтожен. Но даже несмотря на столь суровые начальные условия, археологические раскопки в Белгородской области дали достаточно интересные и неожиданные результаты - были обнаружены десятки городищ, о существовании которых не упоминает ни одна "древнерусская летопись" Например - Дмитриевское Городище близ города Щебекино Белгородской Области. Хотя была исследована достаточно небольшая часть предполагаемого городища, результат раскопок был достаточно очевиден - это был достаточно большой город-крепость, построенный из каменных меловых блоков. Вокруг крепости располагалось значительное количество небольших построек из того-же мелового камня.
 
Одним словом - классический славянский вариант - белокаменный детинец-крепость и посадский город вокруг него. Неподалеку от Городища находился могильник, причем характер захоронений и обнаруженных предметов также не оставлял особых сомнений - типичный скифо-сарматский могильник. Во-общем, можно было праздновать победу, разливать шампанское, переписывать исторические учебники и рисовать новую карту Древней Руси, разительным образом отличающуюся от карт "древнерусских летописей".

Более того, многие обнаруженные городища располагались в пределах так называемой Белгородской Укрепленной Черты и, более того, неподалеку от предполагаемых мест нахождения городов-призраков Слободского Казачьего Войска, якобы уничтоженных в первой половине 18 века странной "эпидемией пожаров". Вполне логичным было бы предположение, что все эти белокаменные города могли быть построены в 8-10 веках, или даже ранее, и были уничтожены или сильно разрушены во время казачье-романовских войн 17-18 века (восстания Разина, Булавина, Некрасова). Однако, в таком случае получается, что все эти белокаменные города и крепости на протяжении всего периода своего существования находились под контролем Казачьего Войска. 
Однако по результатам археологических исследований 50-80-ых годов 20 столетия были сделаны совершенно сногсшибательные выводы!
  
ВСЕ БЕЛОКАМЕННЫЕ КРЕПОСТИ В БЕЛГОРОДСКОЙ ОБЛАСТИ БЫЛИ ПОСТРОЕНЫ В 7-8 ВЕКАХ РИМЛЯНАМИ-ВИЗАНТИЙЦАМИ для своего союзника - Хазарского Каганата. Получается, что все эти крепости принадлежали изначально Хазарскому Каганату, затем их отобрали у хазар печенеги, потом половцы, далее татаро-монголы. Причем кто-то из вышеперечисленных кочевников попутно разрушил эти крепости, но почему-то как-то плохо и лениво разрушил, так как даже в первой половине 20 века руины белокаменных крепостей все еще существуют.
 
Кстати, в "древнерусских летописях" почему то нет никакого упоминания про "хазарские города" на Слобожанщине, более того, свой "хазарский поход" князь Святослав Игоревич начинает со взятия Белой Вежи (Саркела). Хотя, если следовать логике официальной истории, Святослав должен был для начала сокрушить пару десятков хазарских крепостей на Северском Донце и его притоках, затем еще столько же в верховьях Дона, и только после этого идти брать Саркел. Но про это нет ни слова ни в одной "древнерусской летописи"!

Так на что же опиралась официальная историческая наука, отписывая откопанные города в наследие Хазарского Каганата? Ровным счетом ни на что! А чтобы не возникало никаких вопросов, во второй половине 80-ых годов прошлого века ВСЕ ОТКОПАННЫЕ ГОРОДА БЫЛИ ЗАКОНСЕРВИРОВАНЫ, то есть заново погребены под слоем земли. Якобы до лучших времен!
  

Скифское поселение возле села Петропавловка                                                                          Памятники археологии Белгородской области
Городище расположено возле с.Петропавловка в Ольшанском сельском поселении Чернянского района Белгородской области. Также был обнаружен могильник скифов, похожий на современные погребения.
Историки предполагают, что здесь в VI-IV веке до нашей эры находились укрепления древних жителей региона. По информации “Белгородской археологической экспертизы”, найденный могильник относится к грунтовым. Это первый скифский могильник, найденный на территории Белгородской области.
Археологические работы на месте этого городища идут не первый год. Древняя оборонительная система здесь представлена двумя валами и рвом между ними. Пока у специалистов нет единого мнения, какого характера поселение было здесь в древности и какие именно племена его населяли: Белгородская область и в те времена была пограничной, поэтому на территории региона встречаются следы пребывания разных скифоидных племён, пришедших с лесов Севера и со степей Юга.
 
" Во время этих раскопок мы проверяем наличие культурного слоя, его мощность, насыщенность, после чего мы должны сделать вывод по характеру этого городища – было оно жилое либо здесь только прятались во время опасности. После первых дней раскопок можем сказать, что здесь при возведении укреплений широко использовалась обожжённая глина. В принципе, на самом оборонительном валу находок маловато, что говорит о том, что здесь проживало мало народу. Также в наших планах и раскопки вокруг вала в надежде найти следы древних селищ, то есть неукреплённых поселений."-  Татьяна Сарапулкина консультант управления государственной охраны объектов культурного наследия Белгородской области.
Пока наиболее частые находки – древние «кирпичи» (куски обожжённой глины), фрагменты керамической посуды, кости животных. Самой запоминающейся находкой стали куски одного сосуда и часть конского черепа, которые лежали в одном месте, в основании вала. По характеру залегания руководители раскопок предположили, что это часть языческого ритуала своеобразного освящения древнего сооружения.
 В могильнике были обнаружены останки молодой женщины и ребенка в уникальном могильнике скифов. Возраст женщины - 25-35 лет, ребенка - 12-14 лет. Под черепом около уха женщины нашли сережку-"гвоздик". Как предполагают специалисты, украшение сделали в V веке до нашей эры.
  
По словам главного археолога Андрея Божко, обычно скифы оставляли курганные могильники, однако найденный под Чернянкой – грунтовый. Главное отличие между ними состоит в том, что грунтовые не имеют внешних опознавательных признаков на поверхности земли. Поэтому открытие каждого такого могильника – настоящая удача для специалистов и огромная находка для науки.
  

 
СКИФСКИЙ МОГИЛЬНИК
Единственный в области грунтовый могильник скифов нашли в Чернянском районе Белгородской области
Уникальные захоронения обнаружили археологи ООО «Белгородская археологическая экспертиза». Ещё в 2016 году археолог и консультант управления государственной охраны объектов культурного наследия Белгородской области Татьяна Сарапулкина обнаружила на территории Ольшанского сельского поселения древнее погребение, предположительно, скифского периода. Археологи тогда обследовали округу древнего городища у села Петропавловки и искали поселенческие комплексы скифов.
В этом году исследования были продолжены, на поселении был заложен археологический раскоп площадью 50 м2. В результате экспедиция обнаружила два новых погребения. Антропологический анализ, выполненный антропологом Института этнологии и антропологии РАН Виталием Безбородых, показал, что одно погребение принадлежит женщине 25-35 лет, другое – ребёнку 12-14 лет. При этом под черепом погребённой женщины исследователи нашли бронзовую гвоздевидную серьгу. Предположительно, эта серьга датируется V веком до н. э.
По словам главного археолога ООО «Белгородская археологическая экспертиза» Андрея Божко, особенность находки заключается в том, что это единственный на сегодняшний день грунтовый могильник скифского времени на территории Белгородской области.
Андрей Божко, главный археолог: "В сознании большинства людей скифы чаще всего связываются с курганными могильниками. В последнее время воронежские исследователи обратили внимание на то, что количество обнаруженных поселенческих памятников скифского времени несопоставимо с количеством курганных некрополей – последних значительно меньше. Данный факт подталкивает исследователей к версии о преобладании грунтовых погребений скифского времени над курганными. Вместе с тем, в Донской лесостепи количество известных грунтовых могильников скифского времени не превышает десяти, и практически все они были выявлены случайно при исследовании других памятников археологии. Дело в том, что грунтовые могильники, в отличие от курганных насыпей, не имеют внешних опознавательных признаков на местности, что затрудняет их выявление. В этой связи открытие каждого нового грунтового могильника скифского времени исключительно важно для понимания исторической ситуации и культурных особенностей населения раннего железного века на нашей территории. "
Всего в экспедиции участвовали пять человек. Сейчас археологи уже закончили археологические работы и приступили к другому этапу исследования – они обрабатывают полученную информацию и готовят отчёт. После этого артефакты передадут в Чернянский музей.
 
 
Крапивенское городище
Расположено к северу от села Крапивное,
Шебекинского района, на территории бывшего мелового карьера, на правом берегу реки Корень. Изучение памятника археологии затруднено его сильным повреждением в процессе меловых разработок.   Как видим, с западной и юго-западной стороны мыс основательно «надгрызан» промышленными меловыми разработками, начавшимися еще в 1837 году, для нужд сахарного завода.
Археологический памятник состоит из детинца, межградья, окольного города, нескольких посадов и грунтового могильника.

Памятники археологии Белгородской области
В разное время здесь проживали:
*Скифы - с 5 века до н.э. (ранний железный век)
*Северяне (роменская культура) – с 9 века н.э. и примерно по середину 10 века, пока не был разрушен пожаром, предположительно связанным со вторжением печенегов.
*Древнерусское время – начало 12 века. Очень мощное, интенсивное заселение и развитие территории городища. Подавляющая масса находок в процессе археологических раскопок относится к этому времени. За примерно полтора столетия здесь успел развиться очень крупный по тем временам город, но был разрушен монгольским нашествием в середине 13 века.
*16-18вв. – обнаружены остатки жилищ этого времени.
 
Местным жителям, вероятно, давно было известно о том, что на этом живописном холме издревле селились люди. Они называли это место «Турецкая крепость», а пещерные гроты и ходы, которых, по слухам тех же местных, здесь было много до разрушения (кое-что сохранилось и по сей день), называли «турецкими погребами». Но С.А. Плетнева в своей книге «На славяно-хазарском пограничье. Дмитриевский археологический комплекс» пишет, что славянские и скифские поселения, «турецкими» никогда не называли. Возможно, здесь произошла путаница в головах местных жителей, так как совсем рядом, в восьми километрах к востоку, и находится тот самый Дмитриевский археологический комплекс, где в 8-9 вв. на похожем мысу действительно стояла крепость, хозяевами которой были, в том числе, и представители тюрко-язычных народов – болгары, и имевшие восточные черты внешности – аланы.
Краевед А.Д. Жучков считает, что в недрах Крапивенских холмов сокрыт целый подземный монастырь. Но это длинная и «мутная» история.
Дошли слухи и до ученых-археологов. В 1962 году в составе Северо-Донецкого отряда Нижне-Донской археологической экспедиции ИА АН СССР здесь побывала и произвела разведку на местности С.А.Плетнева.
Изучив подъемный материал, после свежей и глубокой распашки почти до материка, она определила, что на площадке мыса в 12-13 веке было очень большое по меркам того времени поселение, зафиксировала следы рва и вала, в виде полос на поле, заметных только после распашки: оранжевая(глина) -вал, и ,обрамляющая ее, черная (гумус) – ров.
Что удивительно, во время разведки не было найдено таких типичных для древнерусских поселений предметов быта, как шиферные пряслица - это пряслица, изготовленные из красного сланцевого камня – шифера. Они производились в городе Овруче в 10 – 13 веках, на территории современной Украины. Их отсутствие натолкнуло ученого на мысль о том, что окраинное положение города, лежащего в стороне от торговых путей, не способствовало развитию торговли. Вместо них, на поверхности удалось найти более примитивные пряслица, выточенные из обломков разбитой керамической посуды. Такие приспособления для пряжи часто находят на памятниках салтово-маяцкой культуры. Как уже было указано выше, всего в каких-то восьми километрах к востоку от Крапивенского городища, находится одно из крупнейших поселений салтово-маяцкой культуры – Дмитриевское городище. Наличие пряслиц, выточенных из обломков керамической посуды, дали основание С.А Плетневой предположить, что все-таки определенную часть населения Крапивенского городища составляли аланы.
До более серьезных работ на памятнике дело дошло только в 1995 и 2003 годах, после того, как территорию городища глубоко распахали, и по приказу администрации собирались отдать под дачные участки, что могло бы если не уничтожить, то сделать практически невозможным продолжение изучения городища. По инициативе археолога Дьяченко А.Г. на площадке мыса, были произведены спасательные раскопки, в процессе которых было вскрыто около 200 кв. м. культурного слоя на территории окольного города. И среди находок оказались те самые шиферные пряслица, которые С.А. Плетнева по каким-то причинам не смогла найти во время своей работы на городище. Так же были найдены типичные для древнерусского быта фрагменты стеклянных браслетов. Возможно, перед работой Дьяченко распашка мыса была глубже (более современная агротехника), и наружу поднялось больше культурного слоя, чем во время работы Плетневой.
Совокупность находок отмела предположение Плетневой, что город был плохо развит. Металлургические шлаки, обломки жерновов, рыболовные грузила и крючки, глиняные и меловые литейные формы для изготовления лунниц и монетовидных украшений – все это признаки большого и развитого поселения. Железное писало, как считает Дьяченко, свидетельствует о том, что здесь были грамотные люди из низших сословий. Количество наконечников стрел и прочих предметов военного дела достаточное, что бы утверждать, что в городе была своя дружина.
 
В связи со сложной политической ситуацией в отношениях с народами, проживавшими в степях южнее территории древней Руси, требовалось хорошо укрепить пограничный  город. Поэтому наличие крепостных стен вокруг посада, укрепление его валом и рвом, постройка детинца в самом защищенном, неприступном с трех сторон месте, было обязательным.
Детинец располагался на северо-восточном отроге мыса, который отрезан от остальной части глубокой лощиной - это освобождало защитников крепости от рытья рва с напольной стороны. Крутизна трех других сторон площадки укрепления составляла около 40°, что в совокупности с ее высотой над уровнем реки (40-50 метров), делало крепость очень выгодным местом для отражения атак противника. Краевед Жучков А.Д. пишет в своей книге «Тайны Земли Бояновой»:
«4 июля, капитально собравшись, ездил на городище в Крапивное. Ехал поездом до Топлинки, а там шел через лес. Погода выдалась неудачная: облачность и уже пахло дождем. Цель поездки – раскопать насыпь у останца и обнаружить наличие меловой стены. Ширина раскопа около метра: останец около 50 см и еще по сторонам прихватил сантиметров по 30. Да, стена показалась сразу же, когда сбросил слой почвы с проросшими корнями травы. Начал копать дальше, почему-то мне захотелось расчистить побольше. Засыпка по-над стеной была из крупных кусков чистого мела».
Но краевед оказался не прав, он наткнулся на что-то иное. В процессе дальнейших археологических исследований, которые во многом благодаря  Жучкову и состоялись, не было выявлено каких либо признаков того, что крепость была каменной (меловой). Руководитель полевых работ на городище в 1995 и 2003гг. А.Г. Дьяченко считает, что крепость была деревянной, а через лощину-ров пролегал подъемный мост.
Размеры детинца: по линии С–Ю (длина) 95 м, ширина у стрелки 48 м, ширина напольной стороны 52 м. Площадь около 0,47 га. С напольной стороны сохранились остатки вала. Площадка укрепления имеет форму неправильного прямоугольника с закруглённым северо-восточным углом. Юго-западная половина её относительно выположена, северо-восточная часть характеризуется существенным (до 12°) понижением в северном и северо-восточном направлениях. Находки представлены в основном древнерусской, а так же роменской и скифской керамикой.
 
По мнению Жучкова, как уже говорилось выше, на территории древнего города располагался большой подземный монастырь, и около 200 лет назад  его засыпали  по приказу графа А.И. Мусина-Пушкина. В пользу его версии свидетельствует то, что рельеф площадки, на котором находился детинец, довольно странный – неровный, с резким понижением в восточных и северо-восточных частях (см. фото 14). Также А.Г. Дьяченко отмечает, что на территории детинца культурные слои сильно перемешаны. Все это наводит на мысль что, возможно, какие-то земляные работы там все-таки проводились.
Окольный город расположен к юго-западу от детинца, на обширном плато, и имеет площадь приблизительно 8,8 га. Третья часть его территории уничтожена меловым карьером, а сохранившаяся -  многократно распахивалась. Основная часть находок, как и на месте детинца, датируется древнерусским домонгольским временем. Ниже под древнерусским слоем, находились, уже  смешанные, роменский и скифский культурные слои. Так же при раскопках были найдены полы и развалы стен разрушенных наземных глинобитных жилищ 16-18 вв.
 
Сведений о могильнике крайне мало, в отчетах Дьяченко, которые есть в открытом доступе указано только то, что он есть. Жучков в своей книге о Крапивенском городище пишет, что показывал археологам могильник. В комментариях к одному посту в Живом Журнале кто-то анонимно пишет, что ему тоже Жучков показывал «древние захоронения».
Историк В.В. Овчинников в книге «Легенды, тайны, чудеса, загадки, были, небыли, сказы земли Белгородской» пишет что: «Много веков катит свои воды река Корень, берега которой  усыпаны черепками глиняных сосудов, в которых в прошлом хранился пепел сожженных умерших славян-язычников». Логично, что рядом с таким большим поселением не могло не быть места, где живые хоронили умерших, но, скорее всего, археологические работы на могильнике по каким-то причинам еще не проводились, потому о характере захоронений пока остается только гадать.
Несмотря на размеры и значение древнерусского города, его названия до нашего времени летописи не донесли. Существует карта арабского географа Мухаммада аль-Идриси за 1154 год, на которой захвачен район верховий Северского Донца с его притоками с указанием названий шести городов: Абкада, Сарада, Бусара, Баруна, Лука, Астракуза. Одно из них, возможно, и есть арабское название нашего Крапивенского городища. В сети есть информация, что А.Г. Дьяченко делал какие-то предположения по этому поводу, пытался определить, какой из этих городов конкретно можно соотнести с искомым, но обоснования к этим версиям пока что не встречаются.
На территории села Крапивное зарегистрирован еще один многослойный памятник археологии Крапивное селище - 1. Он расположен на левом берегу реки  Корень в 1 км к северо-западу, от северо-западной окраины села, в непосредственной близости от  Крапивенского городища. В 1985 году на нем проводил разведку А.М. Обломский, обнаружил материалы эпохи бронзы, черняховской, киевской археологических культур. Это говорит о том, что, как минимум, начиная с эпохи бронзы, жизнь в этом, судя по всему, благоприятном районе поддерживалась постоянно.

 

 Холковское городище (ГОРОДИЩЕ "ХОЛКИ-I")                                                                                                     Памятники археологии Белгородской области
Хо́лковское городище — археологический комплекс Древнерусской археологической культуры. Городище расположено на правом берегу реки Оскол у села Холки Чернянского района Белгородской области на высоком мысу, образованном слиянием двух глубоких балок. Предположительно, это была пограничная крепость, так как ни окольного города, ни посада не было. Городище разделено на две части, каждая из которых имела вал и ров.
Пещеры Холковского скита существовали в качестве храмового комплекса уже в VIII веке. Это подземный монастырь с храмом, в котором престол примыкает к внутренней стене апсиды, а над его северной (правой) частью в апсиде высечена небольшая ниша, напоминающая жертвенник. Обводная галерея вокруг престола, видимо, бывшего некогда лежанкой христианского отшельника, построена точно так же, как обводная галерея под синтроном Николаевской базилики в Мирах Ликийских в Малой Азии.
Городище датируется XI—XIII веками. Не позднее XI века на Холковских холмах была сооружена мощная крепость Черниговского княжества. Именно здесь проходила граница княжества, за которой простирались половецкие степи. Стены были сооружены в виде сруба, заполненного землёй. Перед стенами в меловой породе был выдолблен ров шириной до 8 метров и глубиной 4 метра.
 
Характерно, что умерших хоронили в самой крепости, а не за её пределами, как это водилось обыкновенно. Также не обнаружены следов посада. Это указывает на то, что городище постоянно находилось под угрозой набегов.
Жителями городища были не только славяне-русичи, но и потомки аланов. Об этом говорили их юртообразныепостройки с открытыми очагами, нехарактерные для древнерусского населения. И в керамике присутствуют алано-болгарские признаки: в форме горшков, в составе глиняного теста, орнаментации.
  
 
  Ютановское городище (древний город Арса)                                                                                      
Юта́новское городище — археологический комплекс салтово-маяцкой культуры. Расположен на правом берегу р. Оскол в Волоконовском районе Белгородской области. Название получило по селу Ютановка (морд. ютамо «проход», «переход»). Комплекс состоит из городища, трёх селищ (Ютановка I, Ютановка II, Средне-Лубянское), посёлка металлургов, и двух катакомбных могильников (Ютановский и Нижнелубянский).
На территории комплекса располагался, возможно, крупнейший для того времени в Восточной Европе металлургический центр. На основе исследований остатков сыродутного горна специфической конструкции комплекса, было получено чёткое представление о строении чернометаллургического горна у населения салтово-маяцкой культуры лесостепной зоны.
В 1926 году памятник раскапывался экспедицией под руководством С. Н. Замятнина. Изучался в 1981—1984 гг. под руководством Г. Е. Афанасьева. На исследованной площади Ютановского комплекса (1440 кв.м) было обнаружено четыре жилых постройки (одна изучена на городище, три — на селище).
 
На городище выявлена значительная производственная зона с 92 ремесленными сооружениями. Из них 3 гончарных мастерских и 25 железоделательных горна, остальные сооружения относятся к полному чернометаллургическому циклу. К городищу вплотную прилегают три поселения площадью около 6 га.
В Ютановском могильнике обнаружены свинцовые кистени, а на городище также каменный кистень яйцевидной формы, со сквозным долевым каналом.
В качестве оборонительных сооружений использовались деревянные конструкции без применения камня или сырцового кирпича.
По предположению историков именно на территории этого села около десяти веков назад находился древний город Арса — столица Арсании.
 
 
Белгородская крепость
Белгородская крепость
— южный форпост Русского государства вблизи основных татарских дорог. Считается, что первая крепость Белгород была отстроена в 1596 году. 
Первая Белгородская крепость была построена осенью 1596 года на высоком мысу Белой горы (правый берег Северского Донца) в урочище «Северское городище». С востока Белгородскую крепость ограждал Донец с широкой болотистой поймой, с юга и северо-востока — глубокий овраг (по южному оврагу протекал ручей Ячнев Колодезь), с запада и северо-запада — густой лес, в ко­тором были устроены засеки и завалы. Крепость имела фор­му четырехугольника и занимала площадь размером примерно 230×238 метра.
 
С самого начала крепость состояла из кремля, острога и посада. Непосредственно у мелового обрыва высотой 45—50 метров располагался кремль, защищённый деревянными рубленными стенами, поставленными по земляному валу. Вал был обмазан слоем глины толщиной до 70 см, обожжённой с помощью костров. По углам и в середине стен на расстоянии 100—120 метров в разрывах вала были установлены деревянные башни, рубленные «в две стены» с заполнением пространства между срубами глиной. Аналогично были устроены и стены кремля, состоявшие из соединённых друг с другом срубов со сторонами 1,4×1,9 метров. С напольной стороны кремль был окружён рвом глубиной до двух метров с практически вертикальными стенами.
Вокруг кремля проходило два пояса оборонительных со­оружений. К реке вел прорубленный в мелу подземный ход- тайник. Крепость имела проезжие и глухие башни с бойницами для пушек. С ее стен было видно на много километ­ров.
Просуществовала эта крепость 16 лет. В 1612 году она была взята, разграблена и сожжена польско-литовской армией. Чтобы улучшить защиту и водоснабжение крепости, московское правительство решило восстановить её на новом месте.
Вторая крепость. После «литовского разорения» 1612 года крепость восстанавливается на левом низком берега Северского Донца, «от старого городища 380 сажен». Строилась крепость под руководством воеводы Никиты Парамоновича Лихарева год. В 1613 году в крепость назначается воеводой стольник Владимир Игнатьевич Татищев.
Белгородская крепость на левом берегу Донца просуществовала 37 лет. По указу царя Алексея Михайловича в 1650 году она была перенесена на левый берег реки Везелица.
Третья крепость. Осенью 1650 году к валу Белгородской засечной черты, перекрывавшему Муровскую сакму между Ворсклой и Северским Донцом, в районе бывшего пивзавода (ныне — ТЦ «Славянский» и жилой комплекс «Славянский») на проспекте Б. Хмельницкого, где были Везелицкие ворота, был пристроен деревянный острог с обламами и 11 башнями, в том числе 4 четырёхугольными 4 проезжими. В плане острог имел форму трапеции. Южная стена с 5 башнями проходила по валу засечной черты и имела длину 370 метров. Восточная стена длиной 240 метров имела 3 башни, «Болховецкая» — была проезжей башней. Северная стена, длиной 350 метров, имела 4 башни, в ней находилась главная проезжая башня — «Московская».
  
 
Дмитриевское городище                                                                                                                                       
Дмитриевское городище — археологический комплекс салтово-маяцкой культуры, состоящий из крепости, селища и могильника. Городище расположено на правом берегу реки Короча вблизи современных сёл Дмитриевка и Доброе Шебекинского района Белгородской области. Городище было известно ещё с 70-х годов XIX века, однако первые археологические работы на памятнике провёл И. И. Ляпушкин в 1951 году.
Дмитриевский комплекс исследовался под руководством С. А. Плетнёвой в 1957, 1958, 1960-1962, 1966, 1967, 1970, 1972, 1973 гг. На городище была вскрыта площадь около 1600 кв. м, на селище 1 — 2000 кв.м, на селище 2 — 100 кв.м, на могильнике — более 3000 кв.м. Всего открыто 20 жилищ (два на городище, 18 — на селище).

Дмитриевская крепость была сооружена на мысу высотой около 50 м, на котором ещё в 1 тысячелетии до н. э., т. е. в эпоху раннего железного века располагалось укреплённое поселение. В VIII веке, во времена расцвета Хазарского каганата, аланами построена крепость из меловых блоков. Толщина стены достигала 4—4,5 м, примерно такой же была и её высота. Крепость — своеобразный феодальный замок — служил убежищем в случае опасности для населения, жившего в прилегающих не укреплённых поселениях (селищах).
Могильник включает 161 погребение, большинство из них совершено в катакомбах, выкопанных в твёрдом грунте. Встречаются одиночные и коллективные погребения. В не разграбленных в древности погребениях находят различное оружие, посуду, украшения; встречаются так называемые поминальные тризны и жертвоприношения животных в память об умерших здесь людях, некоторые погребения сопровождались ритуальным захоронением лошади, иногда с упряжью. На Дмитриевском могильнике впервые выявлены погребения мужчин-воинов и молодых женщин, уложенных на слой угля, игравшего, по мнению С.А. Плетнёвой, «связующую роль в обряде посмертного венчания».
 Мужчин хоронили вытянутыми на спине, а женщин — на боку, скорченными. В качестве ритуальной пищи предпочитали конину и орехи, в могилу клали много сосудов. Среди дмитриевских аланов было немало представителей высшей страты, которые в загробный мир уносили сабли, луки и стрелы.
 
 
Городище «Новье» (с.Пороз; «Лодье»,«Турецкий вал»)                                                                
Около села Пороз, Грайворонского р-на, находилось древнее городище скифского государства –
«Новье городище» (в переводе с древнерусского - город предков), в материалах Харьковского университета «Лодье» (возможно из-за своей формы, городище напоминает лодку, плывущую по океану цветущих трав), местные жители называют городище «Турецкий вал». Скифское городище было хорошо защищённым, так как с 3х сторон его окружали глубокие, труднопреодолимые балки, а со  стороны степи горожане построили оборонительные сооружения (глубокий ров, высокий вал и деревянную ограду). До наших дней оборонительные сооружения сохранились в виде эскарпов (срезов склонов балки) высотой до 10 метров, остатков  рва и вала. Хорошо просматриваются въездные ворота в город. Площадь городища около 1 кв. км. 
Археологические находки на месте городища разнообразны: боевые топоры, бронзовые и железные наконечники копий и стрел рассказывают нам о былых сражениях у стен города, рабочие топоры, бусы, фалары, браслеты, фрагменты керамики, в том числе древне-гречеких черно-лаковых сосудов – о культуре и ремеслах жителей. Последние находки на городище датируются 3 веком до нашей эры и совпадают со временем появления в наших краях племён сарматов. На Порозовском городище обнаружены уникальные предметы, характерные для памятников черняховской культуры: фрагмент зеркала с орнаментом, ромбический наконечник стрелы. В селе Мощеное того же района был обнаружен роговой гребень с древнегерманскими руинами. 
Это—древнейшая руническая надпись, обнаруженная на археологическом предмете на территории этого региона.
 
Все эти клады и отдельные находки монет на территории области выявлены в бассейнах рек Ворскла, Северский Донец, Оскол. Это свидетельствует о том, что территория края была вовлечена в интенсивную денежную торговлю с многими странами, в т.ч. с Римской империей.
Сегодня трудно предположить, почему жители покинули свой город, погибли ли они от рук сарматов или просто перекочевали на свободные земли. Весной, особенно после вспашки, на месте города можно собрать богатый археологический материал, особенно много наконечников от стрел и копий.
Сейчас глядя на буйство луговых трав Скифское городище разросшихся по балке и остаткам городских укреплений трудно представить кровавую сечу, развернувшуюся у стен города. Возможно, из-за обилия пролитой крови на месте бывшего города не растет древесная растительность. В полутора километрах от древнего городища располагается большой курган. Курган местные жители называют Колпачком. На дне огромного природного котлована находится гигантская насыпь около 100 метров в диаметре и около 20 метров в высоту.
  
 
МОЩИНСКОЕ ГОРОДИЩЕ 
МОЩИНСКОЕ ГОРОДИЩЕ
— археологический памятник, расположенный у д. Мощино, близ г. Мосальск Калужской области. Исследованы остатки поселения балтов 4-5 вв. н. э. Найден клад украшений с эмалью. В 10-13 вв. на месте М. г. находилось славянское поселение. В 1–3 вв. н.э. в центре и на юге складывается почепская культура под воздействием проникших сюда зарубинецких племён из Среднего Поднепровья. 
Как полагают, на её базе сложилась мощинская культура, существовавшая с 4 по 7 вв. н.э. Яркой особенностью мощинских материалов является присутствие лощёной посуды. Много изделий из железа, бронзы. Подвески и застёжки с выемчатой многоцветной эмалью. Отмечена территория мощинской культуры. Треугольнички — вятичские памятники, кружки — кривичские. В 8–9 вв. на Верхнюю Оку проникают славянские племена. 
Самым многочисленным славянским племенем здесь были вятичи. На притоках Оки и реках деснинского бассейна поселились кривичи. Более многочисленные славяне ассимилировали носителей мощинской и дьяковской культур. Памятниками оставленными славянами являются селища, курганные могильники и многочисленные городища. Довольно часто славянские культурные напластования залегают под более поздним культурным слоем. На раннем этапе (8–10 вв.) у кривичей и вятичей был обряд трупосожжения и прах умершего хоронили: кривичи — в длинных курганах; вятичи — в круглых. Поздний этап (10–13 вв.) характеризуется обрядом трупоположения в курганах круглой формы у обоих племён. А в более позднюю эпоху умерших стали помещать в неглубокие могильные ямы.                                          Ð ÐµÐºÐ° Северский Донец
 Хотмы́жское городи́ще
Хотмы́жское городи́ще
— археологический комплекс Древнерусской археологической культуры. Расположен при слиянии рек Меловой Колодезь, Рогозная и Ворскла. Название получил по селу Хотмыжск. Памятник археологии регионального значения.
И. И. Ляпушкин датирует Хотмыжское городище VIII — XIII вв.
Центром комплекса является городище Хотмыжск. Здесь расположены культурные отложения бронзового века, роменской культуры, древнерусского времени и XVII в., когда здесь была возведена крепость Белгородской черты.
Древнерусский город Хотмыжск имел внутреннюю крепость — детинец, внешний ряд укреплений — окольный город, за которым располагался торгово-ремесленный посад — неукрепленная часть города. Остатки подобного города XII—XIII вв. были открыты на Крапивенском городище.
В процессе раскопок обнаружены: керамическая посуда, наконечники стрел, нательные крестики, замки, ножи, глиняные пряслица и пр. Городище изучалось Дьяченко А. Г.
    
 Ð ÐµÐºÐ° Северский Донец
Археологические памятники Вейделевского района
Подгоровский катакомбный могильникВейделевский район относится к числу малоизученных, в археологическом плане, районов Белгородской области. В настоящее время на его территории учтено семь — это Подгоровский могильник, селище-1 у п. Вейделевка, селища 1-2у с. Брянские Липяги, селища 1-2у с. Саловка, селище-1 у х . Шпенгарев. Все памятники относятся кэпохи раннего средневековья.
Начало изучению древностей района было положено в 1926 году, когда сотрудниками Воронежского музея во главе с С.Н. Замятниным был обследован и частично раскопан катакомбный могильник у с. Подгоровка. В результате раскопок было изучено пять катакомб, содержавших захоронения хазарского времени.
К сожалению, вещевой материал из погребений пропал в годы Великой Отечественной войны. Тем не менее, используя архивные материалы, могильник удалось опубликовать И.И. Ляпушкину и С.А. Плетневой. В следующий раз Вейделевский район был затронут археологической разведкой в 1958 году, когда Северодонецким отрядом Южнорусской экспедиции ИА АН СССР под руководством С.А. Плетневой было выявлено селище у х. Шпенгарев.
 
Ряд поселений салтово - маяцкой культуры открыт Оскольским отрядом Советско-Болгарско-Венгерской экспедиции под руководством Г.Е. Афанасьева обследовавшим долину р. Ураева в 1980 году.
Помимо выявленных памятников в научный оборот введена информация, предоставленная местными жителями, согласно которой в пределах района существуют еще два памятника эпохи раннего средневековья — грунтовое погребение у с. Белый Плёс и катакомбный могильник у с. Саловка.
Анализ топографических карт позволяет говорить о наличии нескольких десятков курганных групп и одиночных курганов. Большинство насыпей тяготеет к водоразделам, некоторая часть расположена на коренных берегах р. Ураевой. Говорить о датировке курганов преждевременно — ответ на данный вопрос могут дать только археологические раскопки.
Еще раз отметив слабую изученность территории Вейделевского района, следует сказать, что данная ситуация не является чем то из ряда вон выходящим. Внимание археологов зачастую привлекают долины крупных рек, богатые биоресурсы которые, способствовали концентрации населения в древности.
На территрии Белгородской области это реки Оскол, Ворскла, Северский Донец. Через Вейделевский район крупных рек не протекает, более того, устьевые участки (также являвшиеся центрами притяжения древнего населения) протекающих рек выходят за пределы района.
 
Это затрудняет выявление перспективных для дальнейшего изучения памятников, что делает данную территорию менее привлекательной для археологов. Факт повышенного внимания к району ученых, разрабатывающих раннесредневековую проблематику, объясняется присутствием на его территории катакомбного могильника(Подгоровский могильник). То есть исследователи обоснованно рассчитывали выявить здесь новые памятники данной культуры
В качестве потенциальных объектов исследования на территории Вейделевского района следует, прежде всего, назвать местонахождение верхнепалеолитической пластины. Стоянок данной эпохи в регионе сравнительно немного (на территории области их всего две — причем наличие культурного слоя на обеих вызывает некоторые сомнения), выявление каждого нового памятника вызывает большой интерес исследователей.
Также перспективным выглядит продолжение изучения раннесредневековых памятников. Хранящиеся в Вейделевском краеведческом музее целые сосуды данной эпохи позволяют со значительной долей уверенности говорить о присутствии разрушающихся могильников данной эпохи, нуждающихся в аварийных раскопках.
В целом, археологические работы в районе позволят выявить новые памятники и расширить наши представления об этнокультурной ситуации на левобережье Оскола в древности и средневековье
  
 Памятники археологии Шебекинского района
Комплекс археологических памятников у с. Дмитриевка.
Городище, катакомбный могильникГородище, катакомбный могильник. VIII—IX вв. Два селища, катакомбный могильник. Расположен у северо - западной окраины от с. Дмитриевка.
Салтово - маяцкая культура. На городище — оборонительные сооружения — валы, рвы. Изучался экспедицией института археологии АН СССР под руководством Плетнёвой С.А. Памятник федерального значения.
Крапивенское городище.
Крапивенское городищеДревнерусская культура. Городище IX—XIII вв. Остатки крупного древнерусского города Новгород-Северского княжества, разрушенного во время монголо-татарского нашествия.
Расположено на меловом мысу у с. Крапивное на берегу реки Корень (торгово-ремесленный посад и детинец). Рядом два селища (бывшие предградья).
Памятник регионального значения.
Нежегольское городище.
Нежегольское городище.Остатки города-крепости Нежегольск Белгородской оборонительной черты XVII—XVIII вв.
Расположено на восточной окраине с. Нежеголь. Сохранились оборонительные сооружения — валы, рвы. Памятник регионального значения.
  
Памятники археологии Чернянского района
Городище Холки.
Ранний железный век. XI—XIII вв. Лесостепная скифская культура, древнерусская культура. Расположено в 0,5 км к западу от с. Холки. Оборонительные сооружения — валы, рвы.
Открыто Плетневой С.А. в 1983 г. Изучалось в 1983 г. экспедицией института археологии АН СССР под руководством Афанасьева Г.Е., в 1985, 1987, 1998 гг. экспедициями Воронежского госуниверситета и Старооскольского музея под руководством Винникова А.З. и Кудрявцевой Е.Ю.
  
Памятники археологии Валуйского района
Грунтовый могильник
Грунтовый могильник-1 у с. Мандрово. Салтово-маяцкая культура, раннее средневековье, VIII—IX вв. н. э.
Изучался Сарапулкиным В.А. в 2000—2003 гг. В итоге было выявлено 49 погребений, совершенных в прямоугольных ямах по обряду трупоположения.
Захоронения сопровождаются инвентарем, представленным керамическими сосудами, железными ножами, элементами конской упряжи (удила, стремена, подпружные пряжки).
Памятник регионального значения
Стоянка Колосково
Стоянка Колосково-4. Расположена у с. Колосково. В результате раскопок Бессуднова А.Н. в 1985—1986 гг. был выявлен материал мезолита, бронзового века и раннего средневековья.
Наиболее многочисленна мезолитическая коллекция — это изделия из кремния: отщепы, пластины, чешуйки, нуклеусы, скребки, провертки, резцы и ножи. Выявлено 28 хозяйственных ям. 
  
Стоянки людей каменного века. Вейделевский район
Подгоровский катакомбный могильникУченые предполагают, что родиной первых людей является Африка. Примерно 30-40 тысяч лет назад люди пришли в наши места, селились по берегам крупных и не очень крупных рек. Они пришли из более южных областей и находились на неандертальской ступени развития. Среди археологических памятников мустьерские - самые древние, их обнаружено пока только три: у села Шубное на границе Алексеевскою и Острогожского районов, кремневое скребло, найденное в 1959 году у станции Полатово, и кремневая мастерская у села Герасимовка Валуйского района, исследованная киевским археологом А.А. Кротовой в начале 80-х годов XX века.
Но на смену теплому межледниковью шло Валдайское оледенение. Холода усиливались, леса стали исчезать, их место заняли тундра и лесотундра вплоть до Черного моря. М.И. Карагодин утверждает, поиск орудий и стоянок людей каменного века необходимо вести на территории сел Саловка, Белый Колодезь, Николаевка. Есть надежда, что когда-либо подобные поиски привнесут много нового в историю нашего края.
Наши места с VI тысячелетия до н.э. и до сегодняшнего дня были постоянно заселены. До XIII века земли нынешнего Вейделевского района входили в состав половецкой кочевой державы, которая погибла под ударами монголо-татарских орд. Здесь побывали и аланы (предки осеттин), и русы-тюрки, и древние болгары, и киммерийцы, и скифы, и сарматы, и черные болгары, и роксоланы (русколуне), и хазары. В степи остались лишь курганы. На территории только нынешнего Вейделевского района их более 120, в окрестностях Николаевки - три. Собственно, все курганы являются могильниками.
Самый большой «наш» курган - за Николаевкой, в сторону Белого Плёса, его издавна называют Могилой. Правда сейчас он еле заметен, так как прямо по кургану прошла дорога. Второй - в сторону хутора Ногино, третий - по направлению к хутору Ясенов. После разгрома татаро-монголов стала постепенно заселяться вся территория Дикого поля. Стойбища людей обнаружены в нашем районе в двух местах: около сел Саловка и Белый Плёс. В Саловке уже проведены раскопки и археологические исследования, это небольшое временное поселение эпохи камня. Возле Белого Плёса, на холме в сторону Николаевки, еще раскопок не было, предполагают, что это остатки селения сельского типа, не имеющего оборонительных сооружений.
Маяцкое городище в Воронежской области и Салтовский могильник в Харьковской стали основой для возникновения салгово-маяцкой культуры. В зону понятия этой археологической культуры попадает и вейделевская земля. Изучение ее началось в 1900 году, года учитель В.А. Бабенко вместе с учениками начал раскапывать катакомбы на Салтовском могильнике. Молва о раскопках В.А. Бабенко дошла и до вейделевской Саловки. Воронежские археологи, проводившие раскопки, извлекли из Саловской горы много; разнообразных предметов, погребенных вместе с умершими. У изголовья покойника ставились два кувшина, видимо, для; воды. В мужском погребении часто находили остатки конской сбруи, стремена, бубенчики, бляхи, секиры. В могилах погребенных женщин присутствовали кольца, бусы, бронзовые зеркала и другие предметы туалета.
По-разному осуществлялся и ритуал захоронения. Мужчин хоронили в центре катакомбы, лежащими на спине, а женщин - в скорченном положении, причем лежащими на левом боку. Видимо, даже этим наши предки хотели подчеркнуть безраздельную подчиненность женщины мужчине, что женщины царствуют, но не управляют. Аланские захоронения отличались обилием погребенного инвентаря. Значит, наши древние предки несомненно верили в загробную жизнь как продолжение земной.
Народы, занимавшиеся земледелием на территории нынешнего Вейделевского района, проживали в полуземлянках, имевших квадратную форму, углубившись до одного метра. Жилища с двускатными крышами сооружали из дерева, засыпая их землей. Очаг располагался в центре и горел постоянно. У них были боевые топоры, копья, ножи. У каждого воина был именной неповторимый нож, украшенный серебряными или бронзовыми бляхами. Количество бляшек на поясе подчеркивало индивидуальность владельца, определяло общественное положение, уважение к воину.Все оседлое население делилось на земледельцев, ремесленников и воинов-всадников.
Есть предположение, что Белоплесенское селище скоро станет объектом археологических раскопок. А пока кое-что удается обнаружить краеведам-любителям. Например, в Николаевском школьном краеведческом музее находится так называемая «каменная голова». Нашел ее в своем огороде во время уборки картофеля в 70-е годы прошлого столетия учитель местной школы Слета Борис Степанович,который и передал ее в дар школьному музею.
 
 Памятники археологии Алексеевского района
Городище-1.

Городище-1Городище-1 расположено на правом берегу р. Тихая Сосна у западной окраины г. Алексеевка. На городище прослежены культурные отложения салтово-маяцкой культуры (вторая половина VII — начало X вв.) и материалы, датируемые XVTI—XVIII вв. Алексеевское городище представляет собой интересный памятник древней фортификации.Археологические исследования на городище проводились начиная с 20-х гг. XX в. (Турбин И.И., Олейников Т.М., Замятин С.Н.). В 1963 г. небольшие раскопки были предприняты Плетневой С.А.В 1977 г. памятник исследовался Афанасьевым Г.Е.
Памятник регионального значения.
Курганная группа у х. Киров
Курганная группаКурганная группа у х. Киров - Ранний железный век. Скифская культура. Изучалась экспедицией Института Археологии АН СССР под руководством Пузиковой А.И. и Воронежской лесостепной (позже — Воронежской лесостепной скифской) экспедицией под руководством Либерова П.Д. Памятник регионального значения.
Объекты культурного наследия Алексеевский район Белгородской области «Наследие Белогорья» альманах
   
 Борисовские городища
Борисовские городища
- археологические памятники V—Ш вв до н. э., VIII в. н э. Борисовские городища было обследовано в 1948 г. Днепровской левобережной археологической экспедииией под руководством профессора Ляпушкина И И. (ныне располагается в п. Борисовка. ул. Октябрьская, близ Клочковой кринииы). Занимает мыс, вытянутый по оси В-3 перпендикулярно к улице. Наиболее сохранилась северо-восточная часть внешнего вала высотой ло 5—6 метров. Поселение по линии В-3 имеет длину 350 м, ширину около 300 м. Площадка поселения засажена лесом. На взрыхленной поверхности встречаются культурные останки в виде обломков глиняной посуды, костей, животных и поделок из камня и глины. 
Поселение отнесено профессором И. И. Ляпушкиным к культуре зольников, характерной для поселений эпохи поздней бронзы и раннего железного века. Ее особенность — слои золы в виде кургано-образных насыпей, насыщенных останками материальной культуры. Памятником славяно-русской культуры роменско боршевского типа в Борисовском районе является Хотмыжское горолише. обследованное в 1948 г Днепровской левобережной экспедицией под руководством профессора Ляпушкина И. 
В материалах экспедиции показано, что городище состояло из непосредственно городища и селища, занимало мыс коренного берега. Прослеживаются три части — детинец, окольный город и обширное предместье. Детинец отрезан глубоким рвом и имеет площадь 75x50 м Вторая линия укреплений сохранилась плохо,вал разрушен и он полукольцом охватывает площадку размером 100x200 м Селище примыкает к городищу и по описаниям середины XV1E1 в. имело площадь верста на под версты.
В 1983 г. и начале 1990-х гт. частичные раскопки Хотмыжского городища проводила экспедиция  БГПИ им М.С Ольминского (ныне БГУ) под руководством кандидата исторических наук А Г. Дьяченко. Эти исследования показали, что еще во второй половине второго — начале первого тысячелетий до н. э. мыс Хотмыжского городища был уже обитаем. Исследования И И. Ляпушкина и А.Г. Дьяченко показали, что в VIII в. н. э. здесь существовало поселение роменской культуры, по некоторым оценкам переросшая в культуру Киевской Руси. В это время здесь был укрепленный город на востоке Киевского княжества. 
Первое письменное упоминание в летописях Хотмыжска встречается в «Списке русских городов ближних и дальних» — «Хотмышль на Ворскле» (1387-1392 гг.). В XV—XVI вв Хотмышль запустел и возродился только в 1640 г как город - крепость Белгородской оборонительной черты.
  

 
 АРХЕОЛОГИЧЕСКИЕ РАСКОПКИ ПАМЯТНИКА ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗНАЧЕНИЯ "МЕЛОВОЕ СЕЛИЩЕ-1"
Управлением государственной охраны объектов культурного наследия реализуется проект «Снижение рисков утраты культурного слоя памятников древности области, находящихся в аварийном состоянии», одним из этапов которого стали раскопки памятника археологии федерального значения «Меловое селище-1», проходившие с 14 по 18 октября 2019 года.

Управлением государственной охраны объектов культурного наследия реализуется проект «Снижение рисков утраты культурного слоя памятников древности области, находящихся в аварийном состоянии», одним из этапов которого стали раскопки памятника археологии федерального значения «Меловое селище-1», проходившие с 14 по 18 октября 2019 года.
Экспедицией управления государственной охраны объектов культурного наследия Белгородской области под руководством Скребцовой Валерии Викторовны был выбран данный объект археологи для проведения спасательных работ в связи с интенсивным разрушением береговой линии одним из прудов каскада рыбокомбината «Октябрьский». Рыбокомбинат имеет давнюю историю – был основан в конце 30 годов XX века, пруд, на берегу которого расположено поселение был затоплен в середине 70-х годов ХХ века. Неудивительно, что разрушение памятника было отражено в полевом отчете сотрудником Института археологии академии наук СССР Андреем Обломским, выявившем селище в 1987 году.
 
Для изучения культурных напластований вдоль береговой линии было заложено два раскопа общей площадью чуть менее 70 м2. В результате исследования территории селища мощность антропогенного слоя составила 0,6-0,8 м, однако, слой чернозёма местами достигал 2-х метров, отражая сложные почвообразовательные процессы в долине р. Пена. Уже в процессе раскопок можно было смело утверждать о многослойности памятника, содержавшего свидетельства заселения данной местности людьми в разные эпохи. Привлекала долина реки Пена людей ещё в бронзовом веке, обитавших здесь во II – I тысячелетии до нашей эры, о чем свидетельствует наличие большого количества фрагментов лепной керамической посуды, искусно выполненной и богато украшенной различными орнаментами, присущими культурам данного периода.
В верхних горизонтах были обнаружены обломки керамической посуды, выполненные с применением гончарного круга, это свидетели вторичного заселения данной территории. Технологические особенности изготовления такой посуды позволяют отнести ее к раннеславянскому времени. Более точную датировку удалось установить благодаря находке бронзовой фибулы (застежка для одежды), являющейся уникальным датирующим материалом и относящейся к так называемому «горизонту Боромля», оставленному переселенцами с территории верхнего Поднестровья, принесшими сюда элементы материальной культуры черняховского населения в середине III века. В этом же горизонте встречается грубая лепная керамика раннеславянского периода, на которой практически отсутствует орнаментация и фрагменты амфорной керамики – признаке торговых связей с населением Северного Причерноморья.
Во всех горизонтах обнаружено большое количество костей животных, содержащих следы обработки.
Все эти данные, после камеральной и статистической обработки помогут внести новые важные сведения о древнейшем прошлом нашего региона.

   

 
------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
ИСТОЧНИК ИНФОРМАЦИИ И ФОТО:
Команда Кочующие
Воронцов А. М. Культурно-хронологические горизонты памятников II—V веков на территории Окско-Донского водораздела / Науч. ред. И. О. Гавритухин. — Тула: Куликово поле, 2013. — 173 с. — (Историко-археологические исследования региона Куликова поля. Вып. 1). — 300 экз. — ISBN 978-5-903587-24-7.
Массалитина Г. А. Мощинская культура: автореферат дис. ... кандидата исторических наук: 07.00.06. — М., 1994. — 17 с.
Массалитина Г. А. Современное состояние изучения мощинской культуры // Оки связующая нить. Археология Среднего Поочья: сборник материалов Второй региональной научно-практической конференции (Ступино, 18 февраля 2009 г.) / Под общ. ред. Э. Э. Фомченко. — М.: ММТК-СТРОЙ, 2009. — С. 38—43. — ISBN 978-5-380-00047-5.
История Белгородской области
http://dostoyanieplaneti.ru/tag/белгородская-область
География СССР
http://www.geografia.ru/belgorodskaya.html
"Городище Крапивное – город-крепость на юго-восточном пограничье Руси.", Дьяченко А.Г., 2012.
"О юго-восточной окраине русских земель в домонгольское время.", Плетнева С.А., 1964.
"Этнические процессы на водоразделе Днепра и Дона в I - V вв. н.э.", Обломский А.М., 1991.
"Тайны земли Бояновой : Истинная история – тайная история." Жучков А.Д., 2011.
"Земля Белгородская: легенды, тайны, чудеса, загадки, были, небыли, сказы", Овчинников В.В., 2011.

 

ВложениеРазмер
Памятники археологии Белгородской области390.62 КБ
Памятники археологии Белгородской области206.82 КБ
Памятники археологии Белгородской области153.89 КБ
Памятники археологии Белгородской области175.27 КБ
Памятники археологии Белгородской области151.65 КБ
Памятники археологии Белгородской области196.19 КБ
Памятники археологии Белгородской области212.95 КБ

Комментарии

аватар: Кэп

белгородская крепость

Июнь 2018 года для сотрудников белгородской археологической экспертизы запомнится восстановлением ещё одной частицы истории Белгорода. Третья белгородская крепость была основана как оборонительный объект ещё в 1650 году и просуществовала более ста лет - до 1785 года. После завоевания Крыма и исчезновения угрозы набегов крымских татар она была расформирована за ненадобностью и постепенно превратилась в нынешний Белгород.

Большая территория в границах Свято-Троицкого бульвара, проспекта Богдана Хмельницкого и проспекта Славы находится на месте этой крепости и является охраняемым историко-культурным объектом. Поэтому перед строительством домов, дорог или других строений необходима историко-культурная экспертиза и согласование с властями.

«Здесь хотели строить жилой дом. И именно в связи с его строительством была проведена эта экспертиза и выявлена необходимость археологических раскопок, чем мы сейчас и занимаемся»,  – говорит  главный археолог организации «Белгородская археологическая экспертиза» Андрей Божко.

В раскопках задействованы и студенты НИУ БелГУ. Довольно большая территория сейчас огорожена забором, и на ней по всем правилам археологической науки размещены ямы и раскопы, глубину которых измеряют специальными приборами. Среди людей с лопатами, ведущих раскопки, мы заметили студентов из Зимбабве.

«Здесь довольно богатый культурный слой, - говорит один из них. - Но меня лично это не удивляет: у нас на родине часто находят остатки древних цивилизаций и тоже ведут раскопки».

Работа на площадке кипит. Археологи слой за слоем снимают материковый песок в поисках пятен чёрной земли, так как чаще всего эти пятна оказываются столбовыми ямами, погребами и остатками других хозяйственных сооружений.

«Мы ведём работы не на месте самой крепости, а на внешней стороне от её западной окраины, - замечает Андрей Божко. - Раскопки же самой крепости уже проводились в 2009, 2010 и 2013 годах. Кстати, именно в 2010 году были обнаружены уникальные склепы и кладбище Свято-Троицкого собора, разрушенного в 20-х годах ХХ века. А теперь самой значимой находкой я считаю ров, который даёт нам более подробную информацию о расположении крепости».

На этот раз поиски дали обильный исторический материал. Есть находки,  относящиеся разным периодам истории, например, серебряные чешуйки, возможно, ХVII века, курительные трубки турецкого типа, которые были широко распространены в конце XVIII и начале XIX веков.

Нашли в земле медные монеты, датирующиеся 1731 и 1800 годами. А ещё коллекцию находок пополнили глиняные свистульки и игрушки, которые могут относиться к любому из периодов с XVII по XX век – установить даты точно историки смогут только после проведения экспертизы находок.

Андрей Божко показывает нам на ладони костяную рукоять кинжала с явной символикой Белгорода  - головой льва. По его словам, этот артефакт непременно связан с боевой историей белгородской крепости.

Как бы это удивительно не звучало, для археологических раскопок очень важны так называемые мусорные ямы. Они – настоящий кладезь для археолога. Мусорными ямами в то время часто становились места разрушенных домов, которые постепенно заполнялись различным хламом: сломанными фигурками, игрушками, разбитыми глиняными тарелками, медными, оловянными изделиями и так далее.

«Зачастую именно в мусоре скрыта настоящая культура того времени, - говорят археологи. – Это культура жизни обычных людей. Например, так можно узнать, в какие игрушки тогда играли дети, на какие предметы роскоши хватало денег у жильцов и хватало ли вообще».

Археологические работы на улице Пушкина уже проводились в 2015 году – правда, тогда ничего уникального найдено не было. А на этот раз раскопали ещё и фундаменты трёх дореволюционных домов, о чём говорят клеймённые маркой производителя кирпичи и известковый цемент.

«Недавно к нам приходила бабушка, родившаяся ещё до начала Второй Мировой войны. Она рассказала, что её родители купили один из этих домов ещё в 1903 году. А накануне у нас была местная жительница, которая жила здесь до 2016 года, и говорила, что эти дома стояли тут ещё с начала 20 века, а раскопали мы её подвал», – рассказывает Андрей Александрович.

Отправить комментарий

Понравилось? Поддержите проект отправив нам любую сумму через форму ниже:

или на на Кошелек ЮMoney: (номер счета - 410011305354182)

Эти деньги пойдут на оплату услуг провайдера, программиста и дизайнера, организацию поездок, очных встреч, фото-видеосъёмку и другие текущие расходы, необходимые для полноценной работы проекта.

 

 

_______________________________________________________________________________________________

Фотографии на сайте размещены в качестве научного, информационного, учебного и культурного материала без цели извлечения прибыли.

Контактная информация:

Капитан команды Кочующих (он же главный по сайту):
Хафизов Ахат - Hafizow@yandex.ru

Продвижение сайта в интернете:

Лоцман команды Кочующих
Бортяков Андрей - abortyakov@yandex.ru