Свято-Успенский Зилантов монастырь

Команда Кочующие - Свято-Успенский Зилантов монастырь

 

Монастырь на Зилантовой горе основан  в Казани в 1552 году. Первоначально он находился около братской могилы русских воинов, павших при взятии Казани. Но это место почти каждый год в половодье заливалось водой и в 1559 году монастырь перенесли на Зилантову гору. Название горы (по татарски - Жилантау) происходит от имени легендарного дракона, якобы жившего на горе. Именно Зилант изображен на гербе Казани. Основной ансамбль монастыря сложился в XVII веке. На высокой горе, за стенами находились Успенский собор (1625), храм во имя Алексия Митрополита Московского (1720), много жилых и хозяйственных построек. Прекрасный вид на монастырь открывался как с Волги, так и из поездов железной дороги, проложенной мимо монастыря в 1890 году.

 

 

                                                                      Зилантов монастырь                        

 

В 1640-1642 гг. в монастыре жил в ссылке суздальский епископ Иосиф (Курцевич) (ум. 1642), выходец из Украины, он был снят с кафедры и сослан по обвинению в ереси. Однако через десять лет, при патриархе Никоне, его взгляды были приняты церковью. Могила Иосифа, находившаяся в Успенском соборе не сохранилась.

 

В 1732-1740 гг. в монастыре находилась Казанская духовная семинария, а с 1740 года - Новокрещенская школа. Позже оба учебных заведения перешли в собственные здания. В 1829-1850 гг . настоятелем монастыря был архимандрит Гавриил (Василий Николаевич Воскресенский) (1795-1868) - ученый-философ, автор первой в России многотомной истории философии. В начале XX в. Зилантов монастырь переживал пору расцвета. В 1909 году его возглавил архимандрит Сергий (Зайцев), при котором численность братии возросла до 34 человек. В августе 1918 года Казань была занята белочехами, и на Зилантовой горе (как на господствующей) были установлены орудия (против воли монашествующих). 10 сентября 1918 года белочехи покинули Казань. В город ворвались красные войска. Десять монашествующих Зилантова монастыря во главе с архимандритом были расстреляны без суда и следствия по неясному обвинению в обстреле красногвардейцев. Некоторое время монастырь был бездействующим, но вскоре был заселен монахинями. Женская монашеская община просуществовала до начала 20-х годов, а затем была ликвидирована. Кладбище монастыря, имевшее погребения именитых граждан, уничтожено в 30-е годы.

 

 

В 1998 году разрушенный почти до основания монастырь был передан Казанской епархии. Здесь разместилась женская монашеская община. В настоящее время трудами ктитора обители Натальи Владимировны Девятых, генерального директора АКБ "Заречье",  восстановлен  Успенский собор, настоятельский и сестринский корпуса с домовой церковью Адриана и Наталии, построены колокольня, Троицкий собор и крестильный храм св. равноап. кн. Владимира, завершена роспись храмов.

 Богослужения в монастыре совершаются ежедневно. Начало вечернего богослужения в 16:00, утреннего – в 8:00 (в праздничные и воскресные дни в 6:00 и 8:30).

 

                                   ЗИЛАНТОВ  МОНАСТЫРЬ  В НАЧАЛЕ  20  ВЕКА                               

Насельницы монастыря

Настоятельница монастыря - игумения Сергия (Лакатош). Игумения Нина (Нефедова), монахиня Серафима (Шахмаева), монахиня Мариам (Хомутина), монахиня Апполинария (Боброва), монахиня Серафима (Осокина),  монахиня Евфросиния (Гладышева), монахиня Лаврентия (Кандрашина), монахиня Леонтия (Корнеева), монахиня Феодосия (Дегтярева), инокиня Евгения (Резяпова), послушница Анна Шигапова, послушница Фотиния Дублинских, Андреева Светлана Филипповна, Герасимова Марина Юрьевна.

 

                                             Успенский монастырь                                                                        

 

Клирики монастыря

Протоиерей Владимир Лаврентьев, протоиерей Линар Кондаков, иерей Владимир Луценко, протоиерей Сергий Дятлов, диакон Николай Прокопенко.

 

Расположен:

РТ, г.Казань, Кировский район, ул Зилантова гора

тел.(843)555-38-04.

 

 

              БОЛЬШАЯ  КОЛОКОЛЬНЯ  И  ХРАМ  СВ.  РАВНОАПОСТОЛЬНОГО ВЛАДИМИРА  (справа)     

 

                                                            монастырь в Казани                                                                  

 

ИСТОРИЯ  ОБИТЕЛИ – ОСНОВАНИЕ  МОНАСТЫРЯ (Андрей Рощектаев)

Зилантова гора - вне сомнений, одно из самых легендарных и овеянных сказаниями мест в Татарстане. Может быть, даже самое легендарное. Некоторые предания утверждают, что первоначально древнейшая Казань (Иске - Казан?) будто бы возникла именно здесь, а не на Кремлевском холме. Но данные археологии это пока не подтверждают. Скорее всего, гора была одним из наиболее живописных уголков в окрестностях древнейшей Казани. А сейчас это просто уникальный островок природы, истории и самое главное - православной духовности на территории гигантского промышленного Кировского района.

 

                                                 ЗИЛАНТОВ МОНАСТЫРЬ В 18  ВЕКЕ                                                   

 

   Представим, что когда-то ее окружали бескрайние заливные луга, болотца и озера - целый водный лабиринт. Она была островком густой древесной зелени над огромной травяной низиной. Река Казанка, имеющая сейчас совсем другое, искусственное русло, тогда текла от Кремлевского холма почти прямо к горе и делала вокруг нее самый крутой и резкий изгиб, из всех, какие только были в ее низовьях. Крутую овальную гору она огибала с востока и севера, а дальше текла уже к Волге. Кроме того, в ее пойме, под самыми склонами, приютилось еще несколько маленьких, но очень красивых озер, которые облюбовали лебеди. Берега заросли высоким камышом и вербой. Над ними стояли огромные вязы и ивы. Тишина и благодать.

   Но ... свято место пусто не бывает. Так уж получается, что предыстория большинства христианских святых мест всех времен и народов - темная, зловещая, языческая. В дохристианском своем состоянии люди не могли просто любоваться природой, они были лишены даже такой естественной возможности. Они начинали с испугом и подобострастием поклоняться тем зловещим существам, которые "населяли" эту природу - которых христианские подвижники позже безошибочно по всем признакам разоблачали как лукавых духов и изгоняли молитвой и крестом. Зилантова гора (Джилан Тау) - означает "змеиная". А змея - существо особое почти для всех без исключения народов дохристианской эпохи. Тем более, если эта змея ... крылатая и - неуничтожимая обычным способом.

 

     ВХОД  В МОНАСТЫРЬ - НАДВРАТНАЯ КОЛОКОЛЬНЯ С ЦЕРКОВЬЮ СВ. МИХАИЛА АРХИСТРАТИГА           

 

   Именно такая змея взяла да и завелась, согласно легендам, на горе, позже прозванной ее именем. "Завелась" очень симптоматичным способом, о котором почему-то мало кто из исследователей истории и фольклора задумывался. Просто обычно приводили эту легенду без серьезных комментариев. Дело в том, что основатели древней Казани, или, точнее, поселения на месте современной Казани (булгары - притом, видимо, с преобладающим языческим, даже еще не вполне исламским мировоззрением: настолько давно это было!) решили вывести водившихся на горе обычных змей. Но "вывести" непременно шаманско-колдовским способом, ведь другого они не знали. По одной легенде, колдун, по другой - "девица" (или даже "сноха хана Али-Бея, известная своими чарованиями") произвели обряд сожжения змей, согнанных - также, конечно, специальными обрядами, - в одно место.

 

 

                  НАДВРАТНАЯ КОЛОКОЛЬНЯ С ЦЕРКОВЬЮ СВ. МИХАИЛА АРХИСТРАТИГА                           

 

   Обычных-то змей сожгли, но вот после этого начало твориться что-то совсем неладное. Возникла "аномалия", как назвали бы современные неоязычники-оккультисты, любящие во всем наукообразную терминологию. Собравшиеся у шаманского костра вдруг с криками бросились бежать от внезапно напавшего на них суеверного ужаса: всем разом померещилось, что их преследует по воздуху возникший из огня 2-главый или даже 12-главый змей. При жутких обстоятельствах, в диком страхе и мучениях, погиб один прославленный "богатырь" по имени Чурил: он бежал не останавливаясь много километров, пока не был растерзан на 6 частей вдоволь насладившимся погоней воздушным духом в образе змия у оврага Алты-Кутар ("Шесть частей") или, по-русски, Кутарка, возле села Чурилино. Кстати, с современной точки зрения, ничего удивительного в этом, увы, нет: исследователи "неопознанного" постоянно сталкивались и сталкиваются со случаями, когда шаманы или просто одержимые бегают с нечеловеческой скоростью и на огромные расстояния. И случаи самой ужасной, мучительной смерти современных любопытствующих "контактеров с НЛО", разорванных "лучом" или просто сожженных - тоже, к сожалению, факт. Погоня для усиления в человеке безумного страха, для того, чтобы он стал еще более беспомощным и забыл все на свете, а главное - Бога ... это тоже явление симптоматичное. Как тут не вспомнить уже из XX века поучения святого старца Силуана Афонского: " Один неискусный монах страдал от бесов, и когда они нападали на него, то он убегал от них, и те гонялись за ним... Если случится с тобою подобное, то не убойся и не беги, но стань мужественно, смири себя и скажи: Господь, помилуй меня, великого грешника, а если будешь трусливо бежать, то они загонят тебя в пропасть". Если даже и монахи-подвижники так страдают, так что же говорить о совсем беспомощном перед "параллельным миром" язычнике - пусть даже и богатыре, но без Св. Креста.

 

                                               ВНУТРИ  ТРОИЦКОГО  СОБОРА                                                             

 

   Какие же вещи можно явственно понять из этой легенды с православной, святоотеческой точки зрения? Во-первых, летающий змей - один из самых "любимых" воздушными нечистыми духами образов, которые они принимают для устрашения или просто обмана людей: со времен Адама и Евы - и до времен святого Георгия Великомученика, до века преподобного Иоанна Многострадального, долго и страшно искушаемого в Киевских пещерах, но вышедшего победителем (кстати, частичка его мощей с нынешнего, 2002 года, пребывает в Зилантовом монастыре!). Можно вспомнить, что в совсем уже близкое к нам время преподобную Елену Дивеевскую именно ужасное, неописуемое человеческими словами видение змея подтолкнуло к окончательному решению уйти в монашество - в духовные дочери св. Серафима Саровского, чтобы победить в самой себе змея страстей (удивителен промысел Божий, "совпадение", что частичка и ее мощей недавно прислана из Дивеево в Зилантову обитель). Так что знаменитый "Джилан-Зилант" - это никакое ни влияние китайских или вообще восточных традиций почитания драконов как покровителей и защитников, а самый обыкновенный "местный" бес.

   Второй вывод - очень знаменательно появление "змия" именно после совершения языческого обряда, даже как прямое следствие его. Так бывало везде и во все времена. Об этом стоило бы помнить и современным любителям "очистить" свою квартиру, вывести из нее "дурную энергию" - но не путем церковного освящения, а путем обращения к экстрасенсам, колдунам и прочим.

   В результате такого "выведения" нечистая сила как раз, ровно наоборот, "заводится" - и дальше ее по - настоящему вывести очень трудно. Согласно легенде, город после этого даже пришлось перенести на другое место, за 2 километра.

   Впрочем бесу, принявшему облик Зиланта, было, видимо, выгодно тогда же инсценировать свою смерть. По одной легенде, опаленный костром змей все-таки упал и издох в 12 верстах от города, по другой - его будто бы успел перед своей гибелью "смертельно ранить" тот самый несчастный богатырь. В результате, напуганные люди, поверившие этой "смерти", уйти -то ушли, но не так далеко. И это не помешало "умершему" змею, еще много лет, согласно другой легенде, тревожить перенесенный город своими внезапными, сеявшими панику налетами. В результате, в конце концов случилось то, что было нужнее всего духу: жители поняли бесполезность борьбы и стали регулярно "задабривать" его жертвами, в результате чего он из врага сделался "покровителем и хранителем" города.

 

                                                             УСПЕНСКИЙ  СОБОР                                                                  

 

   По другим источникам, письменным и устным ("Казанский летописец", например), можно косвенно судить, что вот таких "дракончиков" в Среднем Поволжье водилось до 1552 года немало. Все они, к испугу и растерянности жителей, не понимавших, что же произошло, "вывелись и ушли" перед самым походом царя Иоанна Грозного. А тот змей, что облюбовал хорошо известное место под Елабугой с символичным названием "Чертово городище" (там до сих пор стоит мрачная древняя башня), улетая, даже публично предсказал толпе этот приход православного воинства.

   Как тут не вспомнить дивно символичный герб Москвы, ныне вставленный в середину официально утвержденного Российского Государственного Герба: Св. Георгий Победоносец пронзает змея, точь в точь, один к одному повторяющего изображение Зиланта!.

 

                                      ПАМЯТНЫЙ  КРЕСТ В МОНАСТЫРЕ                                                              

 

   Да, о многих исторических событиях мы судим лишь внешне, не понимая или только потом понимая их внутреннюю, духовную суть. В 1529 г. на этой же горе принял смерть св. мученик Иоанн Казанский. Согласно житию, он здесь же, невдалеке и был похоронен. Стоит сказать, что наверняка, по промыслу Божьему, место мученичества было неслучайным. Гора, ставшая "нечистой" после совершения многих жертв языческих, подлинно очистилась и стала святой после жертвы за Христа первомученника Казанского - нижегородца, попавшего в плен и отказавшегося перейти в ислам. По всей Казанской епархии и особенно в Успенской Зилантовой обители торжественно чтится его святая память (6 февраля нового стиля). Отныне, с его кончины, близится новая эпоха истории и нашего города, и легендарной горы. Как видим, история города и горы неразделима.

   Действительно, на следующий же год после мученической кончины св. Иоанна родился тезоименный ему Иоанн Васильевич - будущий царь Иван Грозный, которому предстояло и завоевать Казань, и, помимо прочего, своим указом основать Зилантову обитель. До сих пор, кажется, никто из историков не отмечал этого совпадения. Стоит заметить, что долгожданное (точнее, ожидаемое вообще в течение всей жизни) рождение сына - наследника у 50-летнего Василия III, которому оставалось жить лишь 3 года, во всех летописях того времени воспринималось однозначно как чудо, сопровождаемое к тому же, всевозможными небесными знамениями и предсказанное независимо друг от друга разными подвижниками, в том числе св. Даниилом Переславским.

   В 1552 году состоялся всем известный, овеянный легендами, последний Казанский поход. Первоначальным местом царской ставки при осаде стала все так же "стратегически выгодная" Зилантова гора. К тому же, место это было привычное и знакомое русским - неподалеку ведь находилось кладбище, на котором хоронили русских жителей Казани: купцов, постоянно торговавших здесь и, вероятно, пленников-рабов, одним из которых был и св. Иоанн. Лишь позже ставка была перенесена поближе к стенам осажденного города.

   2 октября 22-летний царь Иоанн, которого тогда еще никто не называл Грозным, въехал во "взятую мечом", переполненную трупами Казань. Был второй день праздника Покрова Пресвятой Богородицы и память св. мучеников Киприана и Иустины - хранителей опять-таки от колдовства и бесовской силы.

   Так что датой основания Зилантовой Успенской обители является, несомненно, 1552г. Она самая древняя в Казанской епархии и по праву отмечает сейчас свое 450-летие. Местоположение ее спустя несколько лет успело поменяться, о чем будет рассказано дальше, но сам знаменательный факт состоялся непосредственно в день взятия Казани 2 октября 1552г. (старый стиль) - в день Киприана и Иустины. Большой потерей является то, что сама древнейшая Киприановская церковь (в Кремле), тоже основанная 2 октября, разрушена в советское время до основания, но зато обитель на Зилантовой горе возрождена. В ней и продолжается традиция вечного поминовения всех убиенных православных воинов - и не только убиенных под Казанью.

 

                             МАЛАЯ  КОЛОКОЛЬНЯ  И  УСПЕНСКИЙ  СОБОР                                                             

 

Зилантов монастырь в XVI - XVIII веках.

      Лучшим и самым блестящим периодом в истории обители были, несомненно, первые два века: примерно с середины XVI до середины XVIII века. Выше уже говорилось, какое значение с самого начала придавал ей благодарный Богу за победу Иоанн Грозный.

   Уже в 1560 году, когда обитель только-только была перенесена на Зилантову гору, царь лично распорядился выделить ей пашни - три поля в разных местах, сенные покосы от горы до Волги - 500 копен, а также пять связок рыбных ловель. Было положено жалованье монахам: от 4 руб. игумену до 50 коп. каждому брату, а кроме денежного содержания полагалось содержание хлебное.

   Помимо этого, царская чета единовременно пожертвовала монастырю 400 рублей: 300 рублей Иоанн Грозный выделил из казны, а 100 поступило в дар от его первой супруги Анастасии Романовны, короткая, но благочестивая жизнь которой оставила по себе добрую память в истории. По тем временам, эта сумма была поистине огромна. Для сравнения: Святителю Гурию, архиепископу Казанскому, на всю огромную епархию выделялось в год 865 руб. натурой и 155 руб. 11 алтын от таможенных пошлин. А вся постройка самого большого в Поволжье, каменного кафедрального Благовещенского собора Казани стоила 148 руб. 24 коп. На Зилантов монастырь после потопа было выделено почти в 3 раза больше. Кроме денег государь с супругой пожертвовали целый готовый иконостас в Успенский храм обители. Первый настоятель монастыря игумен Иоаким ("Яким", как назван он в государевой грамоте) привез его из Москвы в Казань.

   И все-таки монастырь оставался пока деревянным и довольно скромным по виду - до начала каменного строительства на горе было еще долгих полвека. Вот как обрисовывает его внешний облик Писцовая книга 1566-68гг: " Обе церкви древяны ...Да у церквей и на колокольне два колокола невелики, да ворота святые, да на монастыре две кельи игуменские, да пятнадцать келей братских, и около монастыря городба замет" - т.е. деревянная ограда-городьба. Под кельями в то время подразумевались отдельные деревянные избы, в каждой из которых жил один монах. Именно так, по всем описаниям, выглядела во времена пр. Сергия Радонежского и будущая великая Троице-Сергиева лавра. Первый век своего существования она представляла собой просто маленькое поселение в лесу, сгрудившееся вокруг деревянной церковки. Точно такой же оказалась изначальная судьба и Зилантова монастыря - только "родился" он на 2 века позже. Как и в Лавре, устав здесь был общежительный - так продолжалось, согласно данным Н.Баженова, до 1653 года, когда в монастыре учредили Архимандрию ...а с ней, возможно, изменился и устав? Впрочем, даже и в справочниках XIX - нач. XX вв. Зилантов монастырь везде называется общежительным. Архимандрит Никодим в 1898 году писал о жизни монастыря в XVI веке: " Внутренний свет в нем светил и его согревал, он населен был собеседниками святых и присными Богу... и это было самое важное, неоскудевающее сокровище монастыря". "Собеседниками святых" - это не только риторическая формула, ведь Св. Гурий, несомненно, бывал здесь и вникал в дела недавно основанной обители, как о том свидетельствует письмо Ивана Грозного 1557 года.

   В 1574 году после разорения монастыря восставшим населением (см. Грамоту II в Приложении) Иван Грозный спешно выделяет "погорельцам" еще и "речку Мешкалу с истоком и с озерки" и с проживавшими там крестьянами, которые отныне платили обители оброк.

   В 1585 году во владения монастыря входят уже Киндери и другие села. В этом году монастырю была дарована государева Несудная грамота - означавшая полную юрисдикцию обители (включая даже судебные дела) над всеми ее землями и крестьянами. Подати в казну с монастырских земель не платили. Для дров и для строительных нужд за монастырем имелся участок леса. Впрочем, в XVII веке на средства, выделенные царем Михаилом, началось уже каменное, а не деревянное строительство (Успенский собор 1625г., позже - Всехсвятская церковь 1681г.). В XVII и начале XVIII в. расцвет монастыря достиг своего пика.

   В 1678 году, по переписной книге, за обителью числилось уже 83 крестьянских двора. По переписи 1741г., наиболее подробной, монастырь имел во владении: 320 мужских крестьянских душ, 282 четверти пашни, 5250 копен сена (уже в 10 раз больше, чем в XVI веке, а по весу это 31,5 тыс. пудов). По сенокосным владениям Зилантова обитель превосходила даже самый богатый монастырь Среднего Поволжья - Свияжский Успенский, тогда как по количеству мужских крестьянских душ уступала ему примерно в 20 раз.

   Зилантов монастырь в XVII - XVIII веках вел довольно активную торговлю, в чем ему помогало уникальное местоположение: здесь проходили все суда, заплывавшие в город с Волги по реке Казанке. Здесь находились пристани и лабазы. Всех доходов монастырь в 1741 году имел: 15 руб. от крестьян и 205 руб. остальных доходов (в том числе: 25 руб. от харчевни и квасни, 27 от лавок, 33 от мельницы, 51 от сенных покосов, 53 от рыбных ловель). По тем ценам, это были большие деньги. Перед самой церковной реформой 1764 года монастырь владел уже 346 мужскими душами. Это не менее 1,5 -- 2 тысяч крестьян, считая женщин и детей. По этому показателю он стоял на 9-ом месте среди 45 монастырей огромной Казанской епархии, включавшей на тот момент все Среднее и Нижнее Поволжье.

   Сама же братия монастыря была средней по численности. В поминальных обителях слишком много монахов и не бывает. Лишь в самом начале численность братьев росла, а позже оставалась на прежнем уровне. В 1566 году было 13 братьев, считая игумена, а в 1574 году уже 30. Но это и был, видимо, предел. В XVIII веке в монастыре по-прежнему постоянно жило около 30 насельников. В 1739 году, например, было 15 монахов и рясофорных и еще 15 послушников-бельцов. Игумены монастыря с 1653 года получают сан архимандритов и это стало закреплением почетной роли Зилантовой обители.

   О благочестии и довольно строгих правилах в монастыре в ту эпоху косвенно свидетельствует уже упомянутый в предыдущей главе путешественник Джон Белль: "игумен" (по времени это был, вероятно, архимандрит Евфимий) отказался впустить в церковь официального переводчика посольства, если тот не снимет парик... И это в грозную эпоху Петра I, когда ношение париков навязывалось насильно, когда иностранцев боготворили, а "глупых попов", не понимавших "новшеств", суровый император вполне мог наказать и ссылкой, и заточением, и даже смертной казнью!. Но в древних монастырях, с древними традициями благочестия, кесарю воздавали кесарево, а Богу Богово.

   XVIII столетие оказалось довольно тяжелым временем для Русской Церкви. Петровские реформы открыли новый этап в отношениях государства и иерархии, государства и монастырей. Чисто светская, имперская, бюрократическая машина покушалась буквально на все стороны церковной жизни. Пришедшие из Европы "антиклерикальные" идеи Просвещения достигли своего апогея к началу царствования Екатерины II. В недрах государственного аппарата созрела идея полной конфискации всех церковных земель - в первую очередь, монастырских: так называемой "секуляризации".Готовившаяся в течение не одного десятилетия реформа была наконец проведена в 1764 году. С нее началась новая эпоха в жизни русских монастырей.

   Секуляризация 1764 года нанесла сильнейший удар по всем монастырям России. Более половины их вообще было упразднено, другие, лишенные земельных владений и крестьян, поделенные на три класса, а то и вовсе оставленные "за штатом", пережили серьезнейший упадок. Упадок продолжался несколько десятилетий. В Казанской епархии из 45 монастырей уцелело 18. К счастью, Зилантов монастырь прошел это безжалостное государственное "сито" и остался в их числе - помогла его былая слава и, конечно, особое небесное заступничество Матери Божией. Ведь даже древнейший из древнейших Данилов монастырь в Москве был формально упразднен на короткое время и лишь затем восстановлен официально. Зилантов же с самого начала попал в III класс. Причем среди 3-классных монастырей епархии он всегда стоял на I месте. Это теоретически позволило ему содержать 12 человек братии (вместе с послушниками) на "выделяемые" от государства 1450 руб. 91 коп. ... впрочем, обещанные средства - не значит, реально выделяемые, как это видно из последующих отчетов. На братию фактически выделялось в среднем 740-750 рублей в год. Так было даже и в XIX веке, когда монастырю было "гарантировано" по его штату уже более 2000 руб. Реально в 1764 году оказалось лишь 7 человек.

   Итак, 1764 год открыл для Зилантова, как для других монастырей России, полосу серьезного упадка. Это подтвердилось и формальным упразднением в этом же году архимандрии - на треть века настоятели снова получили обычный сан игуменов. И лишь в 1798 году архимандрия была восстановлена при Павле I, посетившем Казань и ее святыни.

   Земли были отняты, рост братии искусственно ограничен бюрократическими рамками. Монастырю стало поистине "трудно дышать". Но беда не ходит одна.

 

   В 1774 году на обитель, как и на всю Казань, обрушилось большое несчастье: 12 июля город был захвачен 20-тысячным войском Пугачева и подвергся страшному разорению и грабежу. Из 2900 домов "третьей столицы России" сгорело более 2000. Пострадала и Зилантова обитель, хотя она находилась за городом. Игумен Асинкрит был убит пугачевцами. Подробности этого злодеяния нам неизвестны ни по одному из сохранившихся документов, однако вообще жестокости пугачевцев и их вандализм описаны А.С.Пушкиным в "Истории Пугачева": "Они вбегали в церкви и монастыри, обдирали иконостасы...надев на себя женские платья, поповские стихари, с криком бегали по улицам, грабя и зажигая дома...Двадцать пять церквей и три монастыря были сожжены, остальные... разграблены". К счастью, Пугачев "погостил" в Казани меньше двух дней, и уже к 14 июля город был освобожден правительственными войсками.

   Разумеется, подобные бедствия не могли способствовать процветанию и без того обедневшего монастыря. После убитого игумена Асинкрита за четверть века ( до конца XVIII века) в Зилантовой обители сменилось 13 настоятелей. Никто из них, конечно, не в силах был возродить монастырское хозяйство. Обитель продолжала беднеть и ветшать, храмы медленно разрушались без ремонта и приходили в аварийное состояние. Увы, такой была и участь многих других монастырей России во II половине XVIII века.

 

                                                         Зилантов монастырь, Казань                                                             

 

ЖИТИЯ  преподобномучеников Зилантова монастыря града Казани:

священноархимандрита Сергия (Зайцева)

и иже с ним убиенных -

иеромонаха Лаврентия (Никитина),

иеромонаха Серафима (Кузьмина),

иеродиакона Феодосия (Александрова),

монаха Леонтия (Карягина),

монаха Стефана,

послушника Георгия (Тимофеева),

послушника Сергия (Галина),

послушника Иллариона (Правдина),

послушника Иоанна (Сретенского), 

местночтимых святых Казанской епархии.

До революции на окраине Казани возвышался древний Зилантов монастырь, насельники которого под духовным водительством благочестивого и образованного архимандрита Сергия вели тихую и строгую иноческую жизнь. Настоятель сей обители, как благочинный II округа монастырей, был известен своим умением умиротворять возникающие в разных монастырях раздоры и нестроения, и справедливо их разрешать. Жизнью, исполненной православного аскетического и молитвенного делания, и своими высокими нравственными достоинствами архимандрит Сергий снискал среди монашествующих и среди казанцев любовь, уважение и авторитет непререкаемый.

Казанский Успенский Зилантов общежительный монастырь был основан царем Иоанном Васильевичем Грозным по взятии Казани в 1552 году, сперва - на последнем уступе Зилантовой (с татарского - Змеиной) горы, в 2 верстах от городской крепости, на левом берегу реки Казанки, где была последняя ставка и походная церковь государя, и где после битвы были погребены русские воины, павшие при взятии Казани. Но когда в 1559 году весенняя вода разнесла ограду и келии и повредила государеву церковь, то царь Иоанн Васильевич, узнав о неудобстве места, потопляемого весенней водой, повелел по просьбе Святителя Гурия - первого Архиепископа Казанского - перенести обитель на самую вершину горы.

В обители находилось три каменные церкви. Первая - соборная, в честь Успения Пресвятой Богородицы; вторая - во имя Всех Святых с приделом Свв. Апостолов Петра и Павла, где находилась древняя икона Смоленской Божией Матери и почитаемый большой иконописный образ мученика Иоанна Казанского, погребенного, по преданию, на месте Зилантова монастыря. В 1912 году храм сей, инициативою архимандрита Сергия, был украшен фресковой живописью в русском стиле, иконостас вновь отреставрирован и вызолочен, и устроено два киота для икон древнего новгородского письма - Св. Николая Чудотворца и Ярославских чудотворцев.

Третья церковь, подле восточной монастырской стены, была освящена во имя Св. Алексия митрополита Московского. Помимо этих трех церквей к монастырю была приписана и церковь в честь Нерукотворного Образа Спасителя, устроенная на памятнике, воздвигнутом над общею могилою православных воинов, павших при взятии Казани в 1552 году, и освященная в 1832 году архиепископом Филаретом. В сей церкви священнослужителями святой обители неопустительно в субботние, воскресные дни и Двунадесятые праздники совершались литургии, весьма любимые казанцами за благолепное и полноуставное служение. Иеромонахами же Зилантова монастыря совершались и панихиды с литиями в склепе над останками погребенных воинов.

Имела обитель и церковно-приходскую школу, находившуюся подле Зилантовой горы вне стен монастыря и помещавшуюся в одноэтажном деревянном здании на каменном фундаменте. В школе училось около сорока мальчиков, из коих до половины - чуваши, жившие в помещении школы на полном иждивении обители. Школа была освящена и открыта 17 сентября 1909 года попечением архиепископа Казанского Никанора (Каменского) и усердием настоятеля Зилантова монастыря архимандрита Сергия.

Сама обитель по штату 1764 года была отнесена к III классу, в каковом состояла до 1836 года, когда была возведена во II класс. С 1906 года монастырь стал общежительным.

К середине 1918 года в обители проживало одиннадцать монашествующих во главе с архимандритом Сергием. Сам архимандрит Сергий (в миру Иоанн Зайцев), родился в 1863 году в г.Гатчина, в семье чиновника Х класса. Окончив курс наук в Гатчинском Императорском Николаевском Институте и движимый стремлением к уединенной жизни и иноческому подвигу, Иоанн определяется в сентябре 1891 года послушником Ниловой пустыни Тверской епархии с послушанием быть помощником учителя Ниловой церковно-приходской школы. Это послушание Иоанн исполняет до сентября 1893 года, когда 25 числа принимает монашеский постриг с именем Сергий. В сан иеродиакона Сергий был рукоположен в июне 1894 года, а еще через два года - 24 мая 1896 г - в сан иеромонаха.

Прибывший в 1896 году на Тверскую кафедру епископ Димитрий (Самбикин), выдающийся церковный деятель, историк и духовный писатель, вскоре приметил образованного иеромонаха, и 14 марта 1900 года назначил его на должность казначея Новоторжского Борисоглебского монастыря, а уже 1 июля перевел о.Сергия на должность эконома Архиерейского Дома. С 13 августа 1904 года владыка Димитрий поручил иеромонаху Сергию временное исполнение обязанностей благочинного монастырей I-го округа.

При переводе в 1905 году архиепископа Димитрия на Казанскую кафедру, иеромонаху Сергию владыкой Димитрием было предложено также перебраться в Казанскую епархию. Не желая расставаться с любимым архипастырем, иеромонах Сергий с радостью дал свое согласие, и 2 апреля 1905 года был зачислен в число братии Архиерейского Дома. 11 мая того же года в возрасте 42 лет иеромонах Сергий был возведен в сан игумена, а 8 августа утвержден в должности эконома.

 

Однако, городская суета тяготила сердце игумена Сергия, искавшего иноческой уединенной жизни. Видя это, Архиепископ Димитрий 1 сентября 1906 года назначил игумена Сергия настоятелем Свияжской Макарьевской пустыни. Это был небольшой заштатный монастырь недалеко от Свияжска, основание которого церковным преданием связывалось с именем преподобного Макария Желтоводского и его учеников. Но братии в монастыре насчитывалось немного и своею славой, состояние хозяйственных дел, числом паломников пустынь не могла, конечно, сравниться с близлежащим Свияжским Успенским монастырем. Но именно о таком месте - удаленным от мирских соблазнов - мечтал о.Сергий, и теперь с радостью и усердием принялся за благоустроение святой обители.

Указом Казанской Духовной консистории в январе 1908 года игумен Сергий был назначен благочинным II округа монастырей Казанской епархии (каковые обязанности нес до самой своей мученической кончины). Это было последнее назначение, подписанное архиепископом Димитрием. 17 марта 1908 года владыка Димитрий тихо почил о Господе. Архимандрит Сергий, как и многие казанцы, тяжело переживал кончину любимого архипастыря, так много и славно потрудившегося на ниве церковного просвещения и христианской науки.

Вновь прибывший на Казанскую кафедру архиепископ Никанор (Каменский), также как и владыка Димитрий привлекавший к себе ученое монашество, обратил внимание на образованного игумена Макарьевского монастыря, и 28 мая 1908 года игумен Сергий был возведен в сан архимандрита. А уже в января 1909 года архимандрит Сергий переводится архиепископом Никанором из небольшой Макарьевской пустыни на должность настоятеля древнего Успенского Зилантова монастыря близ Казани. К тому времени Зилантов монастырь сильно нуждался в добром духовном окормлении, благоустройстве и неотложном строительстве. Сей крест нелегкого настоятельского служения архимандрит Сергий нес до самого сентября 1918 года, когда по воле Божией был призван к мученическому свидетельствованию о Христе даже до смерти.

Обитель архимандриту Сергию от прежних настоятелей досталась с весьма расстроенным хозяйством, посему период его настоятельства с первых же месяцев был отмечен строительством, заботами по восстановлению благополучного существования монастыря и приведением храмов обители в благолепный вид. Не хватало монастырю и положенного ему по штату числа братии, посему новому настоятелю пришлось ходатайствовать перед Духовной Консисторией о переводе в Зилантов монастырь согласных на подобный перевод иноков из Макарьевской пустыни (откуда был перемещен сам архимандрит Сергий) и Михаило-Архангельского черемисского монастыря.

Так, из Макарьевской пустыни в Зилантов монастырь прибыл монах Леонтий (в миру - Лаврентий Карягин, 1870 г.р.), родом из крестьян Казанской губернии, прежде бывший послушником в Раифском монастыре (с 1901 по февраль 1907 года). В монашество он был пострижен 20 декабря 1909 года, через шесть месяцев после своего перевода из Макарьевской пустыни в Зилантов монастырь.

С Михаило-Архангельским монастырем был связан иеромонах Лаврентий (в миру - Леонтий Никитин, 1872 г.р.). Родом чувашин из крестьян Ядринского уезда Казанской губернии, в возрасте 23 лет он поступил в черемисский монастырь, где в августе 1902 года был пострижен в монашество, а в октябре 1907 года - рукоположен во иеродиакона. Уже в Зилантове монастыре (куда, по благословению архиепископа Никанора, приехал в феврале 1908 года) иеродиакон Лаврентий 22 марта 1909 года рукополагается во иеромонаха, а с апреля того же года допускается ко временному исправлению обязанностей казначея. Духовная Консистория в сентябре 1909 года назначает иеромонаха Лаврентия заведующим Аштавай-Нырской Николаевской черемисской общины (монастыря), но - аскетичный и болезненный, ищущий не славы, но спасения, иеромонах Лаврентий отказывается от сего назначения, опасаясь, что по немощи своей не сумеет достойно управлять обителью. Оставшись в Зилантовом монастыре, иеромонах Лаврентий был утвержден в должности казначея, каковую исполнял с 1 февраля 1910 года до последних своих земных дней.

Духовником братии Зилантова монастыря был благообразный старец, 65-летний иеромонах Иосиф (в миру - Иоанн Тюрин). Выходец из крестьян Казанского уезда, Иосиф поступил в Свияжский Успенский монастырь в 1892 году 39 лет, где в марте 1893 года был пострижен в монашество, а 30 марта 1894 года рукоположен в иеродиакона. Иосиф был перемещен в Казанский Архиерейский Дом в ноябре 1894 года и в октябре 1899 года рукоположен во иеромонаха, с последующим назначением в мае 1901 года на должность казначея. В 1903 году иеромонах Иосиф был перемещен в Харьковский Архиерейский Дом на должность эконома. По прошествию четырех лет, по собственному прошению, он был вновь причислен к Казанской епархии и в ноябре 1907 года переведен в Зилантов монастырь. Здесь, ввиду опытности и благонравности, иеромонах Иосиф был утвержден на должности: ризничего (с февраля 1908), благочинного (с 15 мая того же года) и духовника. По мере того, как число братии святой обители пополнялось, отпала необходимость совмещать в одном лице столько обязанностей и Указом Казанской Духовной Консистории от 25 сентября 1910 года иеромонах Иосиф, исполнявший послушания: духовника, ризничего и благочинного, был оставлен при должности духовника. Православная аскеза и молитвенная жизнь старца Иосифа, опыт в постижении сложной природы человеческой души, действенная исповедь приходящих к покаянию, все это сделало его весьма почитаемым среди казанских духовников, признанием чего стало назначение его в ноябре 1911 года духовником Казанской Духовной Академии.

К 1918 году в обители оставался всего один иеродиакон - Феодосий (в миру - Федор Александров, 1864 г.р.). Родом он был из крестьян Казанской губернии. Поступив в Зилантов монастырь еще в 1904 году, он был пострижен в монашество архимандритом Сергием в августе 1910 года и им же рукоположен в иеродиакона 24 декабря 1910 года.

Перевороты 1917-го и изменения в положении Церкви 1918-го годов не обошли и Зилантов монастырь: земли, угодья были отняты, многие из послушников призваны в армию, так что и ранее небогатая послушниками Зилантова обитель осталась почти и вовсе без таковых. Так, к середине 1918 года число послушников было всего 4 при семи монашествующих, тогда как еще в 1917 году это соотношение было соответственно 15 к 12 .

Сам архимандрит Сергий был вынужден обратиться в июле 1918 года в Епархиальный Совет со следующей просьбой:

“Вследствие крайнего недостатка в священнослужителях, кои вместе с исполнением очередного служения исполняют и послушания послушников, поют и читают на клиросе, ибо последних в вверением мне монастыре почти совсем не имеется, покорнейше ходатайствую пред Епархиальным начальством о перемещении иеромонаха Михаило-Архангельского монастыря Серафима в вверенный мне Зилантов монастырь, тем более, что последнему, как видно из прилагаемого при сем прошения, тяжело и невыносимо стало жить в Михаило-Архангельском монастыре из-за племенной розни”.

Действительно, сии смутные времена ознаменовались не только походами против Церкви, но и, увы, многочисленными размежеваниями на национальной почве внутри самой Церкви. Прошение иеромонаха Серафима на имя архимандрита Сергия было следующим:

“В настоящее тревожное время в Михаило-Архангельском черемисском монастыре, в коем в очень значительном количестве преобладают черемисы, образовалась племенная рознь между черемисами и чувашами, почему последним жизнь становится невыносимою, не желая наводить на больший грех и неприятности, я, как чувашин, считаю более благопристойным и разумным уйти из Михаило-Архангельского Черемисского монастыря, в нем прожил 16 лет. А потому прошу Вас, Ваше Высокопреподобие, хлопотать пред Епархиальным начальством о перемещении меня в вверенный Вам Успенский Зилантов монастырь. Иеромонах Михаило-Архангельского Черемисского монастыря Серафим” .

 

Датировано сие прошение 14 июлем 1918 года.

 

Рассмотрев рапорт архимандрита Сергия и прошение иеромонаха Серафима, Епархиальный Совет постановил: “Перевести иеромонаха Михаило-Архангельского монастыря Серафима, согласно его просьбы и рапорта настоятеля Успенского Зилантова монастыря Архимандрита Сергия в Успенский Зилантов монастырь”.

Однако, на решении Епархиального Совета стоит резолюция митрополита Иакова: “Зилантов монастырь занимается для военных целей народною армией, а потому и наличному составу иноков приходится искать себе другое место жительства. О перемещении сюда кого-либо со стороны теперь не может быть речи”.

Митрополит Иаков, всегда отрицательно относившийся к переводам монашествующих из одного монастыря в другой, в данном случае указывал на то, что Народная армия заняла Зилантову обитель, ввиду “выгодного военно-стратегического положения” того места, на котором находился монастырь. Однако, как это будет видно из последнего дошедшего до нас рапорта архимандрита Сергия в Епархиальный Совет, иеромонах Серафим все-таки был причислен к братии Зилантова монастыря.

 

Иеромонах Серафим (в миру - Семен Кузьмин, 1870 г.р.), чувашин, родом из крестьян Козьмодемьянского уезда Казанской губернии, окончил курс сельской школы, в Михаило-Архангельский монастырь поступил 25 марта 1903 года (в великий праздник Благовещения Пресвятой Богородицы). Был пострижен в рясофор в декабре 1904 года, а в монашество - 7 апреля 1907 года. Во иеродиакона монах Серафим был рукоположен 20 июля 1910 года, а еще через три года был рукоположен во иеромонаха. В 1914 году иеромонах Серафим был призван на военную службу и исполнял обязанности пастыря при полевом подвижном госпитале. Бессмысленная война, кровь, стоны умирающих, их отчаянье и страх перед лицом смерти, все это неимоверно тяжелым грузом ложилось на сердце о.Серафима, и он всей душой отдавался заботам военного пастыря, стремясь утешить страждущих, ободрить словом надежды раненных, отсечь последние сомнения и исповедать умирающих. Попечение о душевном мире живых, покалеченных войною, и о православном погребении мертвых, скончавшихся от ран - это ли не тяжкий крест?

 

По возвращению с фронта, иеромонах Серафим был награжден набедренником и назначен исполняющим должность ризничего монастыря в 1916 году. Как отмечалось во всех ведомостях и справках об иеромонахе Серафиме, “поведения очень хорошего, под судом не был, вдов”.

К середине 1918 года число братии Зилантова монастыря насчитывало всего 11 человек (считая и четырех послушников): архимандрит Сергий, иеромонахи Лаврентий, Иосиф и Серафим, иеродиакон Феодосий, монахи Леонтий и Стефан, послушники Георгий Тимофеев (38 лет, чувашин, находившийся при обители с 9 октября 1909 года, обучения домашнего), Сергий Галин, Иоанн Сретенский (исполнявший обязанности псаломщика) и Илларион Правдин.

 

Когда в августе 1918 года Казань была занята белочехами, то на Зилантовой горе (господствующая высота!), почти перед входом в обитель, белочехами были установлены два орудия, из которых обстреливались миноносцы Раскольникова, бомбардировавшие древний город. Военные действия, проходившие в непосредственной близости от стен святой обители, не могли не сказаться на нормальном ходе монастырской жизни, и без того нарушенной декретами советской власти. Посему, сразу по занятию белочехами Казани, 11 августа в Епархиальный Совет поступает от архимандрита Сергия следующее прошение:

“Вследствие занятия вверенного мнем монастыря военною властию, которая, признавая местоположение монастыря очень выгодным в стратегическом отношении, решила основать здесь базу для производства военных операций, имею честь просить Епархиальный Совет разместить братию монастыря временно по монастырям г. Казани, а именно: казначея Иеромонаха Лаврентия, Иеромонаха Серафима и послушника Егора Тимофеева в Спасский монастырь, Иеродиакона Феодосия, монаха Леонтия и послушника Сергия Галина в Ивановский монастырь, послушника-псаломщика Ивана Сретенского в Ивановский монастырь. Для охраны монастыря остаются на месте Иеромонах Иосиф, монах Стефан, послушник Илларион Правдин. Настоятель Казанского Успенского Зилантова монастыря Архимандрит Сергий”.

 

На сем прошении стоит резолюция митрополита Иакова: “Временно разместить согласно просьбе о. Арх. Сергия братию Зилантова монастыря по Каз. монастырям”.

В ночь на 10 сентября н.ст. белочехи оставили Казань, вместе с ними ушло почти 60 тысяч горожан, в том числе немало духовенства. Все были напуганы слухами о красном терроре. Свою кафедру покинул престарелый митрополит Иаков и викарный епископ Борис, ушло едва ли не все приходское духовенство и многим подобное бегство, действительно, спасло жизнь. Прочнее всех привязанными к своим местам оказались иноки, оставшиеся в обителях и готовые пострадать за веру Христову. Те из насельников Зилантова монастыря, кто вынужден был временно разместиться в других монастырях, еще накануне ухода белочехов вернулись в пределы родной обители.

Рано утром 10 сентября красноармейцы ворвались в слободу. Оставшийся один у пулемета юный офицер лейб-гвардии Конного Полка - Михаил Михайлович Догель (сын известного профессора международного права М.И. Догеля) - стрелял по наступающим в покинутый город цепям и погиб, заколотый у своего пулемета. Это одиночное сопротивление еще более озлобило красноармейцев, они ворвались в святую обитель, начали мародерствовать, ища тех, на ком могли бы выместить злобу. За неимением белочехов, солдаты решили отомстить беззащитным инокам обители, у стен которой были установлены орудия, в чем красноармейцами виделась злонамеренность и контрреволюционность.

 

Насельники монастыря в это время собрались в трапезной после последней в своей земной жизни литургии. В день сей праздновалась память преподобного Моисея Мурина и по монастырскому уставу полагалось за трапезой читать житие чтимого в этот день праведника. Преподобный Моисей, родом из Эфиопии, раб знатного человека, был прогнан за худое поведение и сделался предводителем разбойников. Однако благодать Божия коснулась сердца грешника и он, раскаявшись, удалился в один из Египетских монастырей, где долгие годы провел в посте, молитве и борьбе с плотскими искушениями, пока, наконец, не одолел греховных помыслов и не удостоился за святую жизнь саном пресвитерским. Скончался же преподобный Моисей около 400 года мученической смертью: вместе с шестью верными учениками он был зверски убит напавшими на обитель варварами...

 

Спустя 1500 с небольшим лет в Казанский Успенский Зилантов монастырь пришли другие варвары, они вытолкали насельников обители из трапезной, выстроили всю братию у стены монастырского двора и залпами из винтовок расстреляли всех иноков во главе с архимандритом Сергием. Земля Зилантова монастыря, на которой в XVI веке пролилась кровь св.Иоанна, мученика Казанского, вновь обагрилась христианской кровью, теперь уже в веке XX-м.

 

Когда каратели ушли, из-под бездыханных тел своих собратьев выбрался престарелый иеромонах Иосиф, при первых выстрелах потерявший сознание. Увидев, что все прочие монахи убиты и помочь он никому уже не сможет, о.Иосиф побрел в город, где нашел приют в Иоанно-Предтеченском монастыре у игумена Ефрема...

 

По причине отсутствия митрополита и викарных епископов в управление епархией вступил молодой 32-летний архимандрит Спасо-Преображенского монастыря Иоасаф (Удалов), который узнав от старца Иосифа о происшедшем в Зилантовом монастыре, дабы не подвергнуть кого другого возможным репрессиям от безбожной власти, сам произвел чин отпевания и погребения убиенного архимандрита Сергия и иже с ним убиенных иноков Зилантова монастыря.

 Сам иеромонах Иосиф скончался год спустя в Иоанно-Предтеченском монастыре, но до того он подробно и не единожды рассказывал о страшном мученическом конце братии Зилантовой обители. После случившейся трагедии он почти оглох и говорил: “мне все кажется, что у меня в ухе осталась часть мозга того брата, что упал с разбитым черепом на меня, чью кровь отмывал я с лица, перед тем как покинуть опустелую обитель”. Сей старец часто служил обедню в приютившем его монастыре, приучая и паству поминать “убиенных архимандрита Сергия с братией Зилантова монастыря”, что и ныне мы делаем, вспоминая о новых мучениках Зилантовских и о кротком, смиренном старце Иосифе, которому Господь не дал уготованного всей братии мученического венца для того только, чтобы поведал он Церкви Православной о мучениках Зилантовой обители, память о которых бережно сохранялась церковным преданием.

  

 

___________________________________________________________________________________________________________________________________

 

ИСТОЧНИК  ИНФОРМАЦИИ И ФОТО:

http://www.kazeparhia.ru/

http://samlib.ru/r/roshektaew_a_w/zilant.shtml

Андрей Рощектаев

http://sobory.ru/photo/

http://temples.ru/

Анна Михеева

 _

 

Комментарии

аватар: Кэп

про таинственного змея...

в продолжении темы о гигантских драконах и змеях, 

что обитали в наших краях в стародавние времена! (про передачу по тлв.)

Кроме самого известного - Зиланта, что жил в норах на этой горе, 

был ещё змей в Чертовом городище - в Елабуге, 

есть легенда о змее в Аксубаевском районе, 

также чудовище озера Каракуль,

А также предание о змее в городище Джуке-тау...

Таким образом, змеи оставили длинный след на территории Татарстана.

аватар: Лоцман

Рекомендую к прочтению

Рекомендую к прочтению книгу Джозефа Кэмпбелла "Тысячеликий герой"

Бездны откроются - шаблон порвется)))

 

Оказывается - у ВСЕХ народностей на планете Земля одинаковые сказки. Ну вот совсем у всех, что у нас, что в Австралии.

Я так понимаю фоменкоиды тут же скажут: "Совпадение - не думаю!")))

 

Дело в чем - не змеи жили везде, а дологическое мышление у всех землян одинаковое.

 

Да, всех умных граждан сразу отсылаю к Лукасу - его Звездные войны (4,5 и 6 части) сделаны именно с использованием этой книги и одинаковых для всех народов легенд из нее. Именно поэтому - фильм успешен во ВСЕХ странах на планете Земля. (хотя сюжет, если задуматься - туфта-туфтой).

Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.

Фотографии на сайте размещены в качестве научного, информационного, учебного и культурного материала без цели извлечения прибыли.

Контактная информация:

Капитан команды Кочующих (он же главный по сайту):
Хафизов Ахат - Hafizow@yandex.ru

Администрирование и продвижение сайта в интернете:

Лоцман команды Кочующих
Бортяков Андрей - abortyakov@yandex.ru