Мангышлак

Полуостров Мангышла́к (Мангистау, каз. Маңғыстау) — полуостров на восточном побережье Каспийского моря в Казахстане. Такое же название носит примыкающее к полуострову плато, восточнее переходящее в плато Устюрт.

В северной части Мангышлака выделяется полуостров Бузачи, омываемый водами Мангышлакского залива, а также заливов Мёртвый Култук и Кайдак.

На западе в Каспийское море вдаётся полуостров Тюб-Караган; южнее Мангышлака располагается Казахский залив. На территории полуострова располагается Мангистауская область Казахстана. 

  

Статья про реки Казахстана - тут!

ПАМЯТНИКИ ПРИРОДЫ КАЗАХСТАНА - ТУТ!

СТАТЬИ И ССЫЛКИ ПРО КАЗАХСТАН - ТУТ!

СТАТЬЯ ПРО КАСПИЙСКОЕ МОРЕ - ТУТ!

СТАТЬЯ ПРО КЛАДЫ КАЗАХСТАНА - ТУТ!

АНОМАЛЬНЫЕ ЗОНЫ КАЗАХСТАНА - ТУТ!

ОБЩАЯ СТАТЬЯ ПРО КАЗАХСТАН - ТУТ!

В дореволюционной России и в СССР данный регион носил название Мангышлак. В современном Казахстане с начала 1990-х используется название Мангистау.

Мангышлак, Мангистау
Происхождение названия
Есть несколько версий происхождения названия полуострова:
«Мангышлак» — в переводе с туркменского означает «Тысяча кишлаков» (ср. азерб. Min: тысяча), у казахов же эта местность называется «Мынкыстау» — тысяча зимовий. Исторически эта местность часто переходила от туркмен к казахам, и наоборот, что подтверждают могильники с казахскими и туркменскими захоронениями вперемежку.
В Географическо-статистическом словаре Российской империи объясняется так: «Мангышлак — зимнее кочевье менков или ногаев». «Менк» (минг) — имя племени монгольского происхождения, вошедшего в состав ногаев и других тюркских народов. По современным представлениям название может быть также связано с Мангытским юртом, в туркменской форме Мангыт-Даг — Мангытские горы.
Туркменский учёный К. Аннаниязов считает, что «Мангышлак» означает большой посёлок, так как «ман» переводится как большой, «гышлак» — посёлок.
 
История
Мангышлак
имеет богатую историю. Археологами были найдены многочисленные памятники палеолита на побережье залива Сарыташ, на полуострове Тюбкараган и в долинах рек Шахбагата и Кумакапе. Индустрия стоянки Шахбагата (протолеваллуа-ашель) на территории Форт-Шевченковской городской администрации имеет сходство с орудиями олдувайской культуры, индустрия стоянки Шахбагата (леваллуа-ашель I) соответствует среднему ашелю.
К эпохе неолита/энеолита относится стоянка Коскудук І на берегу Каспийского моря (конец V — первая половина IV тыс. до н. э.), индустрия которой имеет как архаичные типы орудий оюклинской культуры, так и материалы шебирского типа хвалынской культуры. Человеческое захоронение эпохи энеолита на стоянке Коскудук І — самое древнее в Казахстане. В V тыс. до н. э. оюклинская культура сменилась тюлузской культурой.
На Мангышлаке находятся сакральные места некрополи более 362 суфиев, миссионеров. В большинстве это распространители Ислама в Средней Азии из рода ходжей каз. род қожа. В средние века Мангышлак и Устюрт служили воротами торгово-экономической связи между Востоком и Западом. В давние времена часть печенежских племён покинули северные территории между Аральским и Каспийским морями и пришли на Мангышлак. Позже печенегов на Мангышлаке сменили огузы. В некоторых документах их называют туркменами. Теперь живут в этих местах адаевцы.
 
Считается, что адаевцы ведут свой род от Адай-ата. По легенде, после ослабления центральной ханской власти в Туркестане, он решил найти себе новую родину. У него при себе было лошадь да сабля. Тогда джигит собрал удальцов, жаждущих свободу и правду, и увел их на край степи, на Мангышлак. И образовалось там новое племя гордых адаевцев — воинственных и сплоченных, где все угнетенные племена находили защиту и приют. Часть прежних туркменских племен, зависимые от хивинского хана, вошли в состав адайцев, другая часть трухменов переселилась в современный Ставропольский край.
В начале 40-х годов XIX века Мангышлак был единственным пунктом, которым через Каспийское море русские имели сношение с Бухарским эмиратом и преимущественно Хивинским ханством.
Мангышлакский уезд прежде входил в состав Закаспийской области, затем попеременно подчинялся Астрахани, Ашхабаду, Оренбургу, входил в состав Западно-Казахстанской области, Гурьевской области. Позже образовалась Мангышлакская область.
 

                                                                впадина Карагие                                                                               Мангышлак, Мангистау
Мангыстауское восстание
В 1870 году на полуострове в связи с введением там новых административных реформ вспыхнуло Маныстауское или Адаевское восстание, которое в том же году было подавлено[6].
  
 Как добраться, где находится:
Но дело в том, что Мангышлак - ещё и Земля Внедорожников. Джиперов по мангышлакским пустыням катается много, а без джипа здесь можно увидеть мало. 
Самое трудное и неприятное в мангышлакскому путешествии - "доездка" (автомобильный аналог "заброски"), которая с одним водителем занимает как минимум 3 дня, да и те навыкладку - с утра до вечера по дорогам, ночами - в гостиницах-клоповниках где придётся. По километрам на Мангышлак короче всего ехать через Астрахань, но на границе в начале майских неизбежны очереди, а за границей до Атырау ведёт "ганюшкина дорога", по которой 300 километров даже хороший джип идёт 8 часов. Поэтому Ольга предпочла путь через Саратов - тут почти все тысячи километров до Мангышлака хороший асфальт и относительно спокойная граница в Озинках. Главный же минус этой дороги в том, что она неимоверно скучная:
За первый день мы проехали почти без остановок чуть больше 1000 километров, проскочив Саратов с Энгельсом навылет и заночевав в городке Ершов, в привокзальной гостинице "Дельфин", для заселения в которую надо было заполнить каждому по 3 бумажки, а напротив нашего номера без удобств располагался кабинет стоматолога. Но вот как можно пройти равнодушным мимо памятника Великой Отечественной, подписанного гекзаметром?! Один из странных сюрпризов, коими так богата русская глубинка:
На границе я оконфузился, потребовав у пограничника миграционку. Как оказалось, по загранпаспорту на срок до 30 дней она не нужна, но так как в поездах и автобусах через границу народ ездит в основном с внутренними паспортами - там миграционки дают всем по умолчанию, и я просто не задумывался прежде о том, что этого не надо. За Озинками до Уральска - единственный плохой участок этой дороги, но и тот сейчас реконструируют. Уральск в 2009-м был первым городом Казахстана, который я увидел, но в этот раз мы заехали туда в основном чтобы поменять рубли на тенге, купить сим-карты и затариться продуктами. В прошлый приезд я облазил Уральск неплохо (Проспект Достык. || Курени, или Яицкий городок. || Разное.), а внешне изменилось с той поры как будто бы совсем немногое.
Между тем, ещё за Ершовом поля и лесополки сменила просторная ветреная степь с корявыми карачагами, а за границей на смену русским церквям пришли городки мавзолеев казахских некрополей. По знакомой с 2009 года дороге, с той поры порядком обветшалой, мы гнали вдоль заката, надеясь успеть в Атырау. Но в итоге свернули в посёлок с более подходящим для петербургских окрестностей названием Индерборский, где и заночевали в маленькой гостинице с лягушкой в санузле и мангышлакским шаровидным камнем у ворот.
Два дня почти безостановочной (кроме ночлегов) езды по ровной дороге сквозь однообразные пейзажи к тому времени вымотали всех, и Ольга направила "Тойоту" в степь по грунтовкам вдоль тихой грузовой железной дороги. Недалеко от Индерборского - солёное озеро Индер, этакий малый Баскунчак.
В итоге через степь, срезая угол мимо Атырая, мы ехали по времени и бензину примерно столько же, сколько ехали бы по трассам, но - куда интереснее. И я не знаю, что в Степи впечатляет больше - необозримость совершенного в своей пустоте пространства или то и дело вдруг материализующиеся в этой пустоте сущности вроде древнего заброшенного кладбища за десятки километров от ближайших зимовий.
А асфальтовая трасса здесь выглядит так, и этот пейзаж не меняется часами, днями, сотнями и тысячами километров. Разнообразят его в первую очередь самодовольные верблюды, на которых по весне шкура висит изъеденным молью пальто, а при виде самок они ревут, как странные и мощные машины.
К вечеру третьего дня мы приехали в Бейнеу - к воротам Мангистауской области, от которых до областного центра по трассе пришлось бы пилить ещё целый день. Бейнеу - узел железных дорог, и прошлой осенью я ночевал в нём, приехав из Узбекистана на мрачном поезде-через-пустоту. Но кажется, Бейнеу - самый невзрачный город, что я видел в своей жизни. Лишь по железной дороге, увёртываясь от голосистых американских тепловозов, бродят вездесущие верблюды, а окна нашей гостиницы выходили к газозаправке с неизменно гигантской очередью - газ тут стоит 6 рублей (в тенге, конечно), а народ пугают скорым подорожанием.
 
 Казахстан
Природа
Климат резко континентальный, крайне сухой. Рек с постоянным водотоком нет.
Мангышлак — уникальный природный заповедник. Здесь, «как в заповедной шкатулке, собран весь арсенал разнообразнейших проявлений природы пустынь» —- пишет профессор Б. А. Федорович.
Мангышлак — перспективный нефтяной район: разрабатываются нефтяные месторождения в Узене, в Жетыбае, на Каламкасе. На полуострове также обнаружены медь, марганец, фосфориты, горный хрусталь, редкие руды. Именно здесь был запущен первый в мире промышленный реактор на быстрых нейтронах. В настоящее время реактор отработал свой срок, но результаты проводимых исследований до сих пор очень важны. Сооружены уникальные опреснительные установки, дающие воду, что позволило построить на Мангышлаке город Шевченко (ныне Актау).
  
 Геология и рельеф Мангышлака
Практически вся территория полуострова, как и много лет назад, представляет собой глинистую полынную пустыню, с редкими кустарниками, растущими на бурых почвах, между бескрайними такырами — участками солончаков, высохших на 40-градусной жаре.Карта Полуострова Мангышлак
На протяжении миллионов лет рельеф Мангышлака формировали ветер и жара, а также вода и холод (вернее, перепады температур). 
Разрушаясь, горы образовывали причудливые нагромождения камней — такие как огромная котловина Жигылган, в просторечии называемая Павшей землей. Это — почти идеальная окружность, примерно 10 км в диаметре, заполненная обломками скал, напоминающих развалины древнего города, с парой небольших соленых озер.
Другой природный феномен Мангышлака, также результат работы ветра и высокой температуры, - одинокая гора Шеркала (Шергала) высотой 300 м, с отвесными известняковыми склонами, напоминающими юрту, окруженная бесчисленными конкрециями шаровидными валунами.
Так и не выяснено точно происхождение загадочной впадины Карагие, или «Черной пасти». Похожая на глубокую тарелку, она находится у склонов гор Карахау, ее длина — 50 км, ширина — 30 км. Она на 100 м ниже уровня Каспийского моря, находящегося сравнительно недалеко от нее. Вероятно, она появилась в результате эрозии известняков и обрушения карстовых пещер.
Несмотря на пустынный рельеф, флора и фауна Мангышлака довольно разнообразны. Здесь есть около трехсот видов растений. Одних только птиц более ста видов. Есть среди них и редкие: фламинго, балобан, сапсан, степной орел, беркут, филин, змееяд, чернобрюхий рябок, кара-вайка. Из млекопитающих здесь наиболее распространены те, что могут быстро передвигаться  по пустыне в поисках воды и еды: устюртский муфлон, джейран, каракал. Среди редких видов — камышовый кот манул, перевязка, барханный кот, медоед, белобрюхий стрелоух, гепард.

                                                   каньон Капам                                                                                                          Мангышлак, Мангистау

Животный мир Мангышлака
На территории Мангистауской области есть все виды ландшафта. Разнообразие почвы обусловливает формирование своеобразной флоры. Встречаются около 263 видов растений и множество видов животных. Класс земноводные представлен одним только видом — жабой зелёной. Класс пресмыкающихся здесь включает 22 видов. На полуострове обитают 45 представителей класса млекопитающих. 
Здесь много птиц — целых 111 видов, включая пролетных. Из них в Красную книгу занесены фламинго, балобан, сапсан, стервятник, степной орёл, беркут, филин, джек, змееяд, чернобрюхий рябок, каравайка. В более бережном отношении нуждаются 9 млекопитающих — краснокнижников: устюртский муфлон, джейран, каракал, манул, перевязка, барханный кот, медоед, белобрюхий стрелоух, гепард.[] Из пресмыкающихся в эту книгу занесён четырёхполосый полоз. 
Пожалуй, самый знаменитый символ Актау — каспийский тюлень. Phoca (Pusa) caspica — самый маленький тюлень в мире, эндемик Каспийского моря. Он встречается в акватории всего моря — от прибрежных районов Северного Каспия до берегов Ирана. Зимой, ранней весной и поздней осенью основная масса популяции сосредотачивается в Северном Каспии. Осенью заходит в устья Волги и Урала. 
Поздней весной, летом и ранней осенью тюлень находится в Среднем и Южном Каспии. По строению тела, характеру питания, образу жизни и многим морфологическим признакам каспийский тюлень отличается от других тюленей мира. Этот уникальный вид находится на грани вымирания: за последние 100 лет его популяция сократилась на 90 %. 
Если в начале XX века численность каспийских тюленей достигала 1 млн особей, то, по данным аэрофотосъёмок, численность животных в 1989 г. составляла около 400 тысяч особей, в 2005 г. — 111 тысяч особей, а в 2008—2009 не более 100 тысяч особей.
 
Целебные воды Мангышлака
На Мангышлаке находится много целебных источников: бромные, хлоридные, натриевые и другие. Есть источники похожие на мацестинские и феодосийские. Полуостров открыл богатейший набор лечебных источников, вплоть до термальных, по температуре приближающихся к уникальным камчатским.
Почему в таком засушливом месте, как Мангышлак, много различных источников? Причиной тому являются пески Сенгиркум, Бостанкум и Туйесу, тянущиеся с севера на юг на сотни километров. Пески играют роль своеобразной губки, которая впитывает в себя немногочисленные осадки, которые выпадают на полуострове. Гидрогеологи-разведчики нашли на дне громадных чаш, заполненных песком чистую пресную воду. Но этой воды всё же недостаточно. Поэтому на полуострове построили опреснительные установки, снабжающие город и область водой: пресной, технической и горячей.
 
Уникальные уголки полуострова
Когда-то полуостров Мангышлак называли мёртвым. «Пустыня, совершенно без всякой растительности, песок да камень; хоть бы деревце — ничего нет…» — писал украинский поэт Т. Г. Шевченко. Климатические условия края суровы. В летнюю пору его иссушает зной, навещают пыльные бури, а зимы холодные и вьюжные.
 
Голубая бухта
Полуостров Мангышлак
— это сотни километров каменистого каспийского побережья, бессчетное количество километров пустыни, но кроме этого — это золотистые песчаные пляжи. Один из них — Голубая бухта.
 

Жыгылган
Гигантская котловина Жыгылган —

Мангышлак, Мангистау

Упавшая Земля, край которой почти правильная окружность диаметром не менее 10 километров. Скорее всего, причиной образования котловины являются карстовые явления, связанные с растворением природными водами горных пород (гипс, каменная соль и другие).
 

 
Некрополь Султан-эпе
Султан-эпе — святой, суффий. По легенде однажды давным-давно отец призвал к себе сыновей. Младший сын пришёл не сразу, а через несколько дней. Султан-эпе поведал, что был он на далеком Каспии, где помогал попавшим в беду рыбакам.
 
Старинный некрополь Кенты-Баба
Старинный некрополь Кенты-Баба, где мемориальные памятники XV—XX веков. На территории некрополя — степная мечеть. Молитвенный камень, указывает на восток, защитным кругом уложены камни. В этом кругу путник будет чувствовать себя в безопасности в любое время года, ночью и днём он под защитой святого. Рассматриваем рисунки на стенах некрополя: здесь изображены лошади, верблюды, растительные узоры, а вот и треугольник —- один из защитных символов, оберег.
 

                                                         Некрополь Бекет-Ата                                                                                          Мангышлак, Мангистау
 
Подземная мечеть Бекет-ата
Некрополь Бекет-Ата — духовный, исторический и архитектурный памятник. Бекет-Ата известен как предсказатель, жил, по преданию, во второй половине XVIII века. Родился вблизи посёлка Кульсары Атырауской области, а в 14 лет пришёл он поклониться к праху почитаемого им мудреца Шопан-Ата, получить благословение. На третью ночь Шопан-Ата дал юноше наказ учиться. Отправился юноша в далекую Хиву, там, в медресе, он постигал науки. Достигнув 40-летнего возраста, стал он суфием, начал обучать детей грамоте.
 
Впадина Карагие
В восточной части Мангышлакского плато, примерно в 50 км от города Актау, с северо-запада на юго-восток простирается одна из самых глубоких в мире впадин с отметкой −132 м ниже океанического уровня. Образование впадины связывают с процессом выщелачивания солёных пород, с просадочными и карстовыми процессами, имевшими место на побережье Каспийского моря.
 
Северные Актау
Северные Актау (белые скалы 111 километр дороги на Каламкас и Каражанбас) можно определить, как «Меловые горы». Горы сложены известняками, мергелями и белыми глинами.
 
Шергала
Шергала (Шеркала) — одиноко стоящая гора, необычной формы, примерно в 170 километрах от города Актау, недалеко от Шетпе. С одной стороны гора напоминает огромную белую юрту, с другой — походит на спящего льва, положившего голову на лапы. Шергала в переводе с туркменского означает «Лев-гора» или «Львиная гора».
Вокруг Шергалы россыпь шарообразных валунов — конкреций различной величины. Многие потрескались под действием ветра. Иные небольшие конкреции лежат разбитые. Внутри — след ракушки или рыбы. Недалеко от Шергалы расположен зелёный оазис: родник и маленькая речка Акмыш.
    
 Любопытные факты про Мангышлак
■ В некрополь Султан-Эпе, к усопшим святым, люди приносят в дар рога архаров. Местные верят, что духи помогают всем просящим о помощи, для этого у могил устанавливают длинные деревянные шесты, по которым поднимаются святые, чтобы творить добрые дела, к этим шестам некоторые привязывают полоски ткани, на счастье.
■ В 1986 г. на плато Устюрт были обнаружены гигантские рисунки 100 м в диаметре каждый, в виде кругов и эллипсов, внешне похожих на трилистники или крылья насекомых. Увидеть эти рисунки можно только с большой высоты. Предназначение их неизвестно, возраст не определен.
■ Форт-Шевченко — город на полуострове Мангышлак, на каспийском побережье. Население — 4700 чел. . (2008 г.), Основан в 1846 г. как военное укрепление Новопетровское, в 1939 г. переименован в Форт-Шевченко в память о Т.Г Шевченко, находившемся здесь в ссылке в 1850-1857 гг. Административный центр Мангышлака — г. Актау — в 1964-1991 гг. также носил имя Шевченко.

Казахстан

Крупные населённые пункты
Актау (Шевченко)
Бейнеу
Узень
Мангышлак
Жетыбай
Форт-Шевченко
Шетпе
Ералиево
Таучик
Баутино
Акшукур
Сайотес
Боранкуль (ст.Опорная)
 
Промышленность
Ранее считалось, что главное богатство полуострова — нефть (и в степи часто можно встретить буровые вышки — в основном, нефть добывают на п-ове Бузачи и районе Нового Узеня. В советское время велись активные поиски нефти, сейчас разведанные запасы не менее активно продают иностранным концернам).
Однако бурное развитие полуострова началось в 1960-е годы с открытием месторождения урановых руд. Город Шевченко был создан как город работников Прикаспийского горно-металлургического комбината. В 1972 году был произведён физический, а в 1973-м году энергетический пуск первого в мире промышленного ядерного реактора на быстрых нейтронах - БН-350 (сейчас остановлен и готовится к консервации).
Также при СССР были созданы гиганты химиндустрии: АТЗ, ХГМЗ, ЗПМ. Все эти огромные заводы расположены в промышленной зоне.
    
 
МАНГЫШЛАК
Солнце из жидкой стали,
Песчано-глиняный зной.
Жадными люди стали
С белою новизной:
Пьют воду, как будто пиво,
Из полных ещё баклаг.
Как жёлтую воду - ива,
Как бронзовый чай - Сайлаг.
Жадно, но скоро кончится.
Тогда за себя держись.
Слабый от жажды скорчится,
Ящеркой юркнет жизнь.
Солнце ударит в темя,
Выпьет глаза, как сок,
И остановят время
Глина, жара, песок…
Но сильный возьмёт лопату
И будет до крови рыть
Землю. Сверху, как вату,
А ниже!.. Но, значит, жить,
Смеяться потом и плакать

От мутной, сырой воды…
Вот так бы влюбиться в слякоть
И в утренние плоды,
Что в жизни давно приелись.
Вон - гоним в запасы сок…
Мне в душу, как в кожу, въелись:
Жара, Мангышлак, песок…
(Виктор Рубцов, 2008)
  

 Казахстан
ПУТЕШЕСТВИЕ НА МАНГЫШЛАК
На четвёртый день пути мы были уставшими и злыми - так долго едем, а ничего ещё по сути не увидели! Но за Бейнеу "доездка" сменяется основной частью путешествия. В 20 километрах дальше по трассе - Старый Бейнеу, кажется даже не населённый пункт, а попросту урочище с огромным кладбищем и первой на нашем пути из 5 мангышлакских подземных мечетей:
А потом Ольга долго вглядывалась в обочину слева. В какой-то момент мы увидели покосившийся указатель "Бекет-Ата" - так звали главного мангышлакского святого, духовного отца казахского племени адаевцев, имя которого носит и мечеть в Старом Бейнеу, и мечеть в урочище Огланды, к которой и лежал наш дальнейший путь. 140 километров вот такой дороги:
Но если вы думаете, что это было испытание - зря. По сухой степи, по пробитым в траве колеям, иногда едешь ровнее, чем по иному асфальту, а все препятствия, неровности, изгибы, развилки - всё это лишь радовало как повод для работы мысли после трёх дней невыносимо монотонного пути. Трава вдоль дороги была натурально усеяна черепахами:
А потом мы, как те герои советских и царских экспедиций в Каракум, "увидели чинки Устюрта". Причём увидели сверху - вот едешь ты по ровной и плоской степи, и вдруг степь падает, раскрываясь грандиозными панорамами. В них есть что-то морское, и это не случайно: чинки - это действительно древние клиффы, берега усохших морей. На одном из них, в том самом урочище Огланды, находится ещё одна подземная мечеть Бекет-Ата, главная святыня Мангышлака. Она вырублена прямо в склоне чинка, а с вершины его открывается едва ли не грандиознейший вид на всём Мангышлаке. Наверху - паломнческий центр, и благоустроенную лестницу к виднеющейся внизу мечети открывают лишь к намазам, однако мы влезли на неё через забор.
 
На Бекет-Ата со стороны Актау ведёт хорошо накататнный грейдер, и пассажиров-паломников, в основм местных, а не туристов, к ней возят даже коллективные такси. Совсем иное дело Босжира, и хотя по карте её от Бекет-Аты отделяет всего-то пара десятков километров, по более-менее проторенной дороге между ними можно ехать и пол-дня - автомобильных спусков с чинков может не быть десятками километров. Но и тут Ольга нашла короткий путь:

                                                                 Босжира                                                                                           Мангышлак, Мангистау
Босжира - это ещё одно учрочище под чинком на юго-востоке Мангышлака, в десятках километров от ближайшего населённого пункта через лабиринты белых пыльных грунтовок и накатанных колей. Сюда не добраться без внедорожника или просто достаточно проходимой машины, но Босжира того стоит, и именно она становится лицом Мангышлака в заметках большинства путешественников:
На пригорке мы встали лагерем, но в этом удалённом месте и без нас собралась толпа народа - за скалами намечался этно-фестиваль, куда съезжались гости от Москвы до Кыргызстана.
А я надел пуштунский плед из далёкого Пешавара, который мне подарил перед поездкой Святослав Каверин (у него подобные вещи можно купить), и под этим же пледом я спал две из трёх ночёвок в палатке:
По дороге из Босжиры в Актау - свои чудеса. Вот например ближайший (жалкие 60 километров с несколькими развилками!) к ней аул Сенек, над которым с одной стороны нависает чинк, а с другой - барханы:
 
Огромный и древний некрополь Шопан-Ата у подземной мечети на дороге в Бекет-Ата. Паломники проезжают обычно их обе, так как Шопан был наставником Бекета:
Скважины Нового Узеня, в подачи журналистов в 2011 году прославившегося под казахским названием Жанаозен. Оказался большой, однообразный, но довольно ухоженный город, напомнивший мне Новый Уренгой жарким летом. И мы проезжали "ту самую" площадь, но о трагических событиях на ней теперь не напоминает ничего.
 
Между Жанаозеном и Актау - просторная впадина Карагие:
На её дне (где-то вдали на кадре выше) была низшая точка СССР, да и в мире она по этому показателю пятая-шестая после Мёртвого моря и нескольких впадин в Африке, Аравии и Синьцзяне - трасса пересекает Карагие на высоте -110 метров, а самое дно лежит ниже -120.
 
В Актау, бывший Шевченко, мы приехали затемно, но даже в темноте было видно, что это большой и ухоженный город с впечатляющей позднесоветской застройкой. Остановились в гостинице "Три Дельфина", с виду пафосной, а на деле недорогой и очень уютной.
Столица Мангышлака была возведена с нуля в 1960-80-е годы в совершенно непривычных для советских градостроителей условиях полного отсутствия пресной воды, но отсутствие это и сейчас никак не ощущается, хотя вся вода в городе из опреснителей. Актау - самый молодой областной центр постсоветских стран, и тем не менее это действительно очень интересный город с огромной пещерой под набережной или маяком на крыше многоэтажки, с верхнего этажа которой я снял вот этот вид:
 
Ближе к полудню под гостиницу приехали местные джиперы Иван и Ирина на дизельной "Тойоте Прадо", и в две машины мы отправились дальше по Мангышлаку. Вообще маршруты по "полуостров сокровищ" стабильно образуют круг, в котором, если расчертить его как циферблат с трассой на Бейнеу через "1", Босжира и Бекет-Ата стоят на "3", Жанаозен на "5", Актау на "7", а на "9", в самой западной точке маршрута, у самого узкого места Каспийского моря - маленький городок Форт-Шевченко, образующий двойную систему с портовым посёлком Баутино. Это неожиданный среди мангышлакских пустынь осколок Русского Туркестана, и вот тут на переднем плане часовня, построенная армянскими купцами к 20-летию покорения Хивы, а на заднем плане приземистый баутинский маяк 1850-х годов. Вдали же за морем не видны Тюленьи острова, на которых укрывались ещё беглые казаки битого Стеньки Разина.
Снова степь, бурьян, верблюды, столбы, колеи... Вот так выглядит степная езда в две и более машины, если вы идёте не первым в колонне:
Ехали же мы на Жигылган, что в перевде с казахского значит Упавшая Земля. У местных русских - попросту Провал:
Хотя из таких провалов тут состоит всё побережье отходящего от "большого" Мангышлака скалистого полуострова Тюб-Караган, на карте образующее характерную "пилу". Вокруг Жигилгана мы катались по извилистым дорогам, в его валунах искали следы динозавров, а как стемнело - вместе с подвернувшейся третьей машиной, на которой приехали всей семьёй москвичи встали в тихом месте на ночёвку, жарить шашлыки.

 

                                     Западный Казахстан, Мангистау, урочище Босжира                                           Казахстан

 
Рано утром я сходил на берег Каспийского моря, но искупать в нём не смог - в мае здесь ещё довольно холодно. Да и облик пахучего берега с невысокой травой какой-то скорее северный, чем южный:
Встречи же с другими путешественниками в мангышлакских степях не редкость. По словам Ольги, только среди её знакомых одновременно с нами бороздило степь не менее 5 групп - а например те москвичи с Жигылгана таковым не были. Вот например дальше по Тюб-Карагану на выезде целый "Немодный клуб":
В целом же Тюб-Караган - пожалуй, самая интересная часть Мангышлака, вполне достойная чинков Устюрта. Здесь есть ещё пара подземных мечетей, где туристы на майских бывают чаще паломников, а смотрители искренни и радушны. Поближе к Жигилгану, подальше от моря - Султан-Эпе:
 
Поближе к морю, подальше от Упавшей Земли - Шакпак-Ата, пожалуй самая интересная из подземных мечетей Мангышлака:
Некрополей в мангышлакских степях куда больше, чем аулов и зимовий - может быть, потому, что жить в оседлых домах здешние казахи начали лишь при Советах, а вот посмертный дом обретали испокон веков. На многих стенах и надгробиях - адаевские граффити с конями, верблюдами, саблями, пистолетами, абстрактными знаками. А вот раскрытые ладони - это более старые следы просвещавших здешнюю степь туркестанских суфиев:
А ещё Тюб-Караган - это каньоны сезонных речек, спускающиеся к морю. Пейзажи их порой откровенно фантастические:
И если чинки Устюрта - это берега древних морей, то на Тюб-Карагане есть настоящее море, пусть и оторвавшееся в своё время от единого Мирового океана. Но нет, Каспий - не озеро, в гораздо большей степени не озеро, чем Байкал или Арал.
По совету Ивана (оставившего нас ещё на Жигилгане) свернули в каньон, по дну которого когда-то проходила узкоколейка. Каньон оказался по совместительству оазисом с обилем зелени. У выхода из каньона под горой в форме мудрой жабы мы попали на пикник к разбитной компании русских людей из Актау:
Каньон вывел практически к началу асфальтовой дороги, и переночевать мы заехали в Шетпе - небольшой посёлок на бейнеусской трассе, практически в центре Мангистауской области. В гостинице окна выходили на техбазу, куда утром забрёл верблюд, а сторож гонял его меж тракторов камнями. Утром нас провожали флаги, музыка на площади, спортивный пробег - в цивилизации, пока мы крутились по степям, отмечали майские праздники:
 
Самая известная достопримечательность окрестностей Шетпе - так называемая Долина Шаров. На самом деле круглые конкреции, иногда действительно приближающиеся по форме к шару, встречаются по всему Мангышлаку, по крайней мере его северной части, но здесь образуют целые поля. Беглым взглядом они впечатляют не так, как каньонны или чинки, но ходить среди них можно часами:
В этот раз я снова не увидел ни каракурта, ни сольпуги. А вот более симпатичная живность типа птиц, черепах или ящерок, попадалась на Мангышлаке не раз:
Но выехав к горе Шеркала, мы лишь пожали плечами "Ещё один останец, а сколько их уже видели?", а в Долину Замков за ближайший чинк ехать и вовсе поленились. 6 дней "доездки" туда-обратно, 5 дней на самом Мангышлаке - но переполнение впечатлениями здесь наступает быстро.
И вот уже мы едем домой. Между Актау и Бейнеу ещё пару лет назад лежала тяжёлая "дорога потерянных колёс", но в 2014-16-м ей на смену пришла вполне нормальная трасса. Частично её строили турки, частично - сам Казахстан, и где какой подрядчик - исправно ощущается пятой точкой, конечно же в пользу турок. От Шетпе до Бейнеу - несколько чинков, образующих лестницу:
 
С Мангышлаком мы прощались километрах в 20 от трассы, заночевав среди степной травы в совершенно не туристическом месте у западных чинков, обращённых к низменному нефтяному полуостров Бузачи, отделённому от Мангышлака превратившимся в солончак пересохшим заливом Мёртвый Култук. И хотя пейзаж тут не столь грандиозен, из трёх ночёвок в поле эта ночёвка была лучшей - вдали от людей, под чистым ветром, на тёплой земле, совсем недалеко от ярких степных звёзд.
И ещё день езды, который хоть чуть-чуть разнообразила лишь сломавшаяся "газелька", которую мы взяли на буксир между Бейнеу и Кульсары. От места ночёвки в степи мы допрыгнули до Атырау, бывшего Гурьева, нефтяной столицы Казахстана:
Где я умудрился побывать трижды. В 2009-м меня здесь ограбили на вокзале - я так испугался впервые увиденной среднеазиатской чуждости, что доверился первому же русскому гопнику на банальное "дай позвонить!". В 2016-м по дороге из Узбекистана Атырау, напротив, казался мне не более чуждым и не более страшным, чем какой-нибудь Тамбов. Ну а образ города я собрал в три приёма: по пафосному центру, в те времена ещё бывшему резервацией экспатов, я гулял в основном в 2009-м; в 2016-м осмотрел колоритный сталинский Жилгородок ближе к окраине, ну а в 2017-м я таки обнаружил, что в Атырау неплохо сохранился старый уездный Гурьев:
А на окраине тут есть два натуральных музея нефтедобывающей техники - на самом деле это лишь наглядные пособия двух вузов. Про Атырау по итогам всех трёх приездов я напишу пару постов. И кстати, если в 2009-м бывший Гурьев впечатлил меня своей знойностью, то теперь мне кажется, что это весьма сырой и дождилвый город - в два из трёх моих приездов здесь шёл холодный дождь.
 
Покидали Казахстан мы в День Победы, сюжетов которого повстречали немало. Кто там говорил, что в Казахстане запретили георгиевскую ленту?
Зато в степи мы случайно попали на праздничные игрища, одним из элементов которых был кокпар, или по нашему говоря козлодрание - "степной регби", где игроки на конях, а в роли мяча туша козла или барана. Фактически кокпар (у киргизов - кок-бору) - это военная игра, на которой кочевники тренировали своих лошадей к будущим битвам.
Хотя по изначальному плану мы собарилсь выезжать через Астрахань, перспектива "ганюшкиной дороги" не радовала никого. Точно так же не хотелось ехать вновь по тягучей ровной дороге через Саратов. Но Ольга и тут нашла решение, и вот уже поздно вечером мы смотрели салют в Самаре. Наша гостиница "Времена" - в старинном доме на улице Молодогвардейской, в сотне метров от площади, над которой был салют, и в Москве я не видел салютов так близко ни разу.
Задерживаться в Самаре не планировалось, поэтому я и никому из знакомых не сообщал о своём визите, и анонса не дал. Ольга и попутчицы предпочли выспаться, а я рано утром поехал кататься на метро, так как Самарский метрополитен был последним не виденным мной метрополитеном России. Он оказался по-своему интересен, и несмотря на удалённость от центра - совсем не пуст. Вот только интервалы что в Ташкенте - по 7-12 минут...
Хотя в целом 9 лет с моего прошлого приезда явно не пошли Самаре на пользу. Если тогда она запомнилась мне городом богатым и солнечным, то нынешняя Самара мне показалась обветшалой, хаотичной и неустроенной.
Вид на город снят с парома, коим мы переправились в Рождествено да по размокшему зимнику (да-да, тут есть зимник!) перевалили через Жигулёвские горы, которые оказались действительно вполне себе горам, похожими то на Крым, то на Урал.
К середине дня добрались и в Тольятти, да к вечеру продрались сквозь этот огромный город к его знаменитому Техническому музею АвтоВАЗа. Здесь я тоже был в 2008 году (Жигулевск || Тольятти и Технический музей АвтоВАЗа). Музей за 9 лет чуть-чуть подрос, но изрядно обветшал - где-то облупилась краска, где-то сдулись колёса, да и по размеру, вопреки воспоминаниям, он оказался поменьше схожего по сути и происхождению музея в уральской Верхней Пышме. Но подводная лодка всё так же гордо стоит посреди степи, целя торпедой по автозаводу:
А уже в темноте да под дождём, по забитой натурально товарняками из фур трассе М5 мы буквально допрыгнули до Пензы. Мои давние читатели знают, что Пенза для меня город мистический - это последний областной центр Европейской России, где я не был. И так долго ожидание, "когда же Варандей там побывает" длилось, что и сейчас я буду считать, что в Пензе не побывал, а лишь проехал транзитом, тем более и поездом я её прежде не раз проезжал.
Переночевали мы в отличной гостинице "Вояж", затарились - в симпатичному супермаркете "Два гуся", а половину центра увидели из окон машины. Рядом с гостиницей - монастырь, а чуть поодаль я глазам не поверил, когда в одном из дворов мелькнул маленький памятник Сталину...
А дальше лишь не в меру русская дорога:
И маябрь в Москве с мокрым снегом на 11 мая. Хотя даже в Рязани, даже в Луховицах было тепло и порой проглядывало солнце. И в этой серости легко подумать, что все эти пейзажи Мангышлака, порой словно сошедшие с сюрреалистических картин - всего лишь сон.
Что же до внедорожных путешествий, то я конечно в этом формате оказался человеком совершенно случайным и практически бесполезным. Главное ощущение, оставшееся у меня от такого способа путешествий: джиперство - формат весьма тяжёлый, и за свои возможности от участников требует много. С одной стороны, внедорожный путешественник должен обладать большинством навыков походника от умения готовить еду на костре или горелке до пресловутого "чувства локтя". Но в отличие от походника, джипер должен обладать множеством технических умений - начиная с того, чтобы правильно выбрать и подготовить машину, продолжая умением её грамотно водить ("экстремальный спорт - это вам не высшая математика, в нём думать надо!") и заканчивая умением чиниться в полевых условиях или выкручиваться с наименьшими потерями, когда до ближайшей деревни 30 километров пешком, а до ближайшего города день пути. Кроме того, джипер должен быть человеком не бедным, потому что внедорожник - штука очень дорогая, а ВНЕЗАПНО влететь на несколько десятков тысяч рублей - привычный риск, который опыт и умение хоть и снижают, но не исключают совсем. Этот способ путешествий не для пассажиров за красивые глаза - тут надо быть или умелым водителем, механиком, штурманом, или отличным компаньоном, а например мне не свойственно ни то, ни другое.
Хотя (чисто теоретически) я не отказался бы повторить этот опыт.
Примерный порядок постов:
- Путь на Мангышлак (2-3 поста).
- Мангышлак и адаевцы в общем (2-3 поста).
- Бекет-Ата и Шопан-Ата.
- Босжира.
- Сенек, Жанаозен, впадина Карагие.
- Актау, бывший Шевченко.
- Форт-Шевченко.
- Жигилган.
- Султан-Эпе и Шакпак-Ата.
- Каньоны Тюб-Карагана.
- Окрестности Шетпе.
- Самарский метрополитен.
- Жигулёвские горы.
- Дорога домой.
(автор статьи и фото:  Варандей)
   
 
ПРЕДАНИЯ И ЛЕГЕНДЫ МАНГЫШЛАКА
Полуостров Мангистау с запада омывается водами Каспия, на востоке является частью обширного плато Устюрт, с юга ограничен заливом Карабогазколь, а с севера отделяется от полуострова Бузачи горами Каратау. Территория полуострова 166,6 квадратных километра, наивысшая точка 556 метров над уровнем моря (гора Бесшоку), низшая – 132 метра ниже уровня моря во впадине Карагие. 
Впервые полуостров Мангистау упоминается в IX веке под названием Сиях-кух (Черная гора) арабским географом Ал-Истахри, который писал: «Я не знаю другого места, в котором живет кто-нибудь, кроме разве Сиях-куха, на нем живет племя из тюрок, они недавно поселились там из-за вражды, которая возникла между гузами (огуза-ми) и ними; они удалились от гузов и сделали себе пристанищем Сиях-куха; у них там источники и пастбища». 
Говоря о племени тюрок, населявших Мангистау, Ал-Истахри имел в виду часть печенежских племен, которые после разгрома их огузами покинули северные территории между Аральским и Каспийским морями, и пришли на Мангистау. Позже печенегов на Мангистау сменили огузы. 
Огузы позднее сформировали народ туркменов. Ибн Наджиб Бекран писал, что поселившийся на Мангистау народ – племя из тюрок, которое по причине вражды, возникшей между ними и гузами, ушло из своих мест и попало в пределы Сиях-куха (Мангистау), находившегося вблизи Абескунского залива. Здесь они нашли источники воды, пастбища и обосновались. 
Их называют людьми Мангистау, а их правителя зовут ханом. Таким образом, впервые в исторических документах IX-X веков упоминается название полуострова Мангистау. Географ Ибн Хаукал в X веке писал о разгроме Хазарского каганата русским князем Святославом. Именно тогда часть хазар ушла на Сиях-кух. Мукаддаси, а следом за ним и среднеазиатский ученый – энциклопедист X-XI веков Абу Райхан Бируни, говорят о портовом городе – крепости Бинкишлаке.  Следующее упоминание о существовании поселения на полуострове Мангистау связано с имением сельджукского султана Альп-Арслана, в 1065 году вынудившего кыпчаков крепости Мангистау подчиниться его власти. О Мангистау как об отдаленной крепости, входящей во владения Хорез¬ма в XII веке, писал путешественник Якут: «Мангистау – непреступная крепость в конце пределов Хорезма, она находится между Хорезмом, Саксином и страной руссов, около моря, в которое впадает Джейхун, а это море Табасаранское (Табасарань – местность в Южном Дагестане, в бассейне реки Рубаса, к западу от города Дербента). 
Академик Самуил Готлиб Гмелин – член Королевского Лондонского и Голландского Гарлемского общества писал, что Мангистау по-татарски значит «знаменитое место». В Географическо-статистическом словаре Российской империи, составленном по поручению Русского географического общества, слово «Мангистау» объясняется так: «Зимнее кочевье менков или ногаев» (тюркское «менк» – наименование одного из ногайских племен и «кишлак» – зимнее кочевье). 
В «Путешествии по Средней Азии» Вамбери сообщает, что Мангистау в древности называли Минг-кишлак – «тысяча зимних квартир». Толмач геолога – изыскателя П. Дорошина в 1871 г. слово «Мангистау» объяснял как «кочевье, низменное место». 
Профессор Санкт-Петербургского университета В.В. Григорьев слово «Мангистау» переводил как «Тысяча кочевок». Эти сведения взяты из статьи П. Дорошина «Геологические заметки о полуострове Мангышлак», опубликованной в «Горном журнале» за 1871 г. 
Туркменский ученый К. Аннаниязов считает, что слово «Мангистау/Мангышлак» означает туркменское слово «ман» – большое и «гышлак» – поселок, то есть большой поселок Когда-то полуостров Мангистау называли мертвым. «Пустыня, совершенно без всякой растительности, песок да камень; хоть бы деревце – ничего нет», – писал ссыльный украинский поэт Т.Г. Шевченко. 
Климатические условия края суровы. В летнюю пору его иссушает зной, навещают пыльные бури, а зимы холодные и вьюжные. Но одновременно на Мангистау есть сады и луга, необычайной красоты горы, неземные пейзажи, которые завораживают, притягивают, зовут исследователей и туристов.
  
Шакпак-Ата 
Долгая, почти трехчасовая дорога в Шакпак-Ата позволяет внимательно созерцать пустыню. На многие километры распростерлась она, перерезанная следами цивилизации: столбами с линиями электропередач, доставляющими электричество в самые отдаленные части Мангистау. Горизонт заслоняют волнистые вершины гор. Это и есть волны древнего океана Тетис, когда-то плескавшегося в этих краях на многие сотни тысяч километров. Контраст убеленных сединой меловых вершин гор черной впадины, насыщенной каменным углем, доказывает, что пустыня вовсе не серая, как привыкли считать люди.
Живописное кремниевое ущелье предвосхищает путь к мечети Шакпак-Ата. В переводе это слово означает «старец-кремень». Один из старожилов поселка Шаир утверждает, что, согласно одному преданию, Шакпак-ата – это вовсе не имя основателя мечети, а прозвище, данное ему в битвах с врагами неспроста: от его оружия, как от кремния, в боях отлетали искры.
В сохранившихся документах прошлого сказано, что «больше он был известен под именем Чахмаг-ата. В дороге, когда была надобность достать огонь, ему было достаточно прикоснуться одним ногтем к другому, чтобы искры посыпались в разные стороны».
Известный геоморфолог Серикбол Кондыбай, увлеченный изучением истории, традиций Мангистау, выяснил, что в мифологии Шакпак-ата является повелителем змей и покровителем умерших, а как историческая личность – внуком Шопан-ата.
Что же касается его настоящего имени, то оно, по предположению многих ученых, - Шахмардан. Дело в том, что у Шопан-ата было двое сыновей: Шахрух-ата (Шагырык-ата) и Исан-ата. У Шахруха в свое время родилось двое сыновей: Капаш-ата (Капан-ата) и Шахмардан, прозванный Шакпак-ата за свои способности с легкостью извергать огонь из камня, огнем испепелять врага. Что касается времени жизни суфия, то мнения исследователей разнятся: академик Медоев утверждал, что Шакпак-ата жил в IX веке. Бартольд придерживался мнения, что суфий жил во времена правления Узбек-хана, который правил с 1312 по 1342 годы (XIV век). В научных трудах Берга и Эверсмана, которые большое значение уделяли истории Мангистау, было указано, что Шопан-ата был учеником Ахмеда Яссауи. После обучения в туркестанском медресе он возвратился на родину, в Мангистау, женился. У него было двое сыновей и дочь Тергенбиби. Умер суфий в 62 года, в 1182 году. Таким образом, получается, что если Шопан-ата жил в XII веке, то его внук Шакпак-ата – в XIII-м веке. То есть предположения Берга и Эверсмана наиболее достоверные.
Так или иначе, но Шакпак-ата, последователь учения Ходжи Ахмеда Яссауи, относится к числу 360 святых, почитаемых в Мангистау. Легендарны имена всех этих святых. Бытует вот такая легенда о Шакпак-ата. Шел однажды суфий мимо одного аула и стал невольным свидетелем нелицеприятной семейной сцены: муж избивал свою жену. И причина тому бездетность. Шакпак-ата незамедлительно вступился за несчастную. То ли в знак благодарности и признания, то ли от нежелания продолжать жить в вечных унижениях, женщина пошла за Шакпак-ата. Говорят, в том безжизненном месте, где они остановились, стали пробиваться из-под земли родники, как из ведра лить дожди. И люди потянулись сюда с надеждой, что здесь отыщут снадобье от своих бед и лишений.
По сей день эти места окружены особым ореолом таинственности и загадочности. Какая-то особенная тишина и покой обволакивают путников  своими объятиями.
В местах активного паломничества в последнее время замечена мирская суета, а здесь - ни души. По вымощенным ступенькам можно спокойно пройти и обозреть мечеть снаружи и внутри. Поднимаясь в скалистую мечеть, можно услышать, как в отдалении, в низине, ухает филин.
 
Подземная мечеть Шакпак-Ата вырублена в горной меловой скале. Известно, что суфии, укрывавшиеся в этой пещере, практиковали лечебную магию. Помогали приходившим сюда людям избавиться от болезней. Для этого они оставляли заболевшего человека в пещере на ночь. Считалось, что в течение ночи на больного спустится благостный дух и болезнь обязательно отступит. И до сих пор люди приезжают сюда с надеждой исцелиться от недугов.
По утверждению археологов, мечеть построена  в IХ-Х вв. Имя ей дано в честь суфия Шакпак-ата, который жил здесь со своими учениками во время вражеских набегов. В последние годы жизни он был затворником и больше не покидал свою подземную обитель.
Ярким проявлением камнерезного кочевого искусства  является подземная мечеть Шакпак-Ата. Вход в пещеру оформлен в виде портальной арки, вблизи которой руками древнего мастера вырублено несколько просторных ниш для захоронения умерших проповедников. В каменной пещере имеется несколько каменных комнат. Руками древнего мастера вырублено несколько просторных ниш для захоронения умерших проповедников. В каменной пещере имеется несколько комнат. Основная зала увенчана массивными  колоннами, поддерживающими свод зала. В центральной части свода - световой колодец,  украшенный декорами. В западном крыле мечети устроена михрабная ниша и маленькие кельи для уединения отшельников. Стены  помещений мечети и  портала, а также ниш для захоронений испещрены разновременными надписями, контурными изображениями лошадей, всадников, быков, раскрытых  ладоней,  растительных узоров.  Среди надписей выделяется суфийское стихотворение о бренности этого мира и кратковременности  жизни. Необычны наскальные изображения ладоней. Ислам традиционно запрещал изображать людей или части их тела. А тут рисунки раскрытой человеческой ладони встречаются в нескольких местах. Сегодня, посылая близким и родным в письмах рисованные ладошки, мы пытаемся донести теплый привет, вроде бы из рук в руки. В прошлые же века изображение ладони считалось суфийским оберегом, защищающим священное место и всех сюда входящих от нечистых сил. Надо сказать, что этих знаков предостаточно и на внешней стороне мечети, вырубленной в скале. Эта кисть встречается во многих священных местах не только Мангистау. Научная трактовка такова: дочь пророка Мухаммеда Фатима семнадцатой приняла мусульманскую веру. Символом праведности считается эта кисть, увековеченная на государственных флагах Туниса, Алжира и Марокко. Люди чтут Би-Фатиму и в Казахстане. Муж ее, Хазрет Хали, тридцать первым принял ислам. Он многое сделал для распространения мусульманства на кавказской земле.
Изображение ладони может означать прикосновение, энергетический обмен. Это характерно для лечебных традиций в язычестве. Если наскальные рисунки отнести к языческому периоду, то можно смело предположить, что первые обитатели появились здесь около двух тысяч лет назад. Обнаружены также арабские иероглифы, которые в переводе читаются: Башим Мухаммед, Баки Хафиз, Башим Бердимухаммед... Есть предположение, что это перечисление имен сорока учеников суфия, которые похоронены в окрестности мечети: где они умирали, там и были воздвигнуты мемориалы.
Природа и та оставила свои тамги в этой местности. На известняковых скалах, будто каменные сосульки, потеки каменных пород сохранились в вечности. В других местах, словно дождевые капли на песке, запечатлены каменные узоры. Филигрань каменных сплетений – особенность этих мест, ваятель которых мастер-Ветер. 
Проходы в пещере изгибаются и петляют, поднимаясь винтовыми каменными лестницами вверх. Свод центрального зала, где раньше совершалось основное чтение молитв, венчается круглым отверстием. Сверху скалы-пещеры, в которой выбита мечеть, построено здание, давно забывшее проворные руки строителей- реставраторов.
    Если смотреть на древнюю мечеть Шакпак-Ата сверху, то можно обратить внимание, что она имеет форму латинского креста. Вот этот самый крест вырублен в склоне каменного мыса между двух оврагов, спускающихся по склону горы Унгазы. Каждый из концов креста указывает на одну из сторон света. Крестовидная планировка позволяет высказывать предположение о ее строительстве в до- исламский период.
Бытует такая легенда: «Однажды Чахмаг-ата по окончании молитвы уснул в мечети. В это время грабители, кочевавшие поблизости, подошли к мечети с целью ограбить. Обнаружив крепко запертые двери и не сумев их разбить, они решили сделать подкоп. Тогда мюриды взмолились: «О, Чахмаг-ата, помоги!» В ту же минуту копавшие превратились в камни...»
 
На вершине горы Имеди в Каратау есть святое место, называемое Сахабия (облачный). Аксакалы говорят, что Чахмаг-ата туда взошел по облаку. Однажды ему пришлось спасаться от преследования врагов. Но наступило время молитвы. Несмотря на угрозы жизни, он остановился. Выбрал большой камень, взошел на него и стал молиться. Молился ровно два года, не замечая времени. На этом камне по сей день видны следы ног, рук, лба и носа. По прошествии двух лет пришел враг и отрубил в глубоком овраге, в урочище Кунан-Су,  ему голову. Чахмаг-ата, взяв отрубленную голову подмышку, исчез. И по сей день жива память о нем в народных преданиях.  
Что же касается мечети, по обе стороны у входа в нее выбиты в скале пещеры-захоронения, возможно, учеников Шакпак-ата или близких ему людей. Где именно захоронены мощи самого суфия, доподлинно неизвестно. Это заставляет ко всем захоронениям относиться с особенным трепетом и вниманием.
Некоторые ученые утверждают, что основное назначение этого самого святилища – врачевание. Не исключено, что служители этого места составляли какой-то монашеский орден, лечащий больных. Сохранились легенды прихожанок, записанные путешественниками XIX века. Согласно этим легендам, сюда приходили, в основном, женщины, страдающие бесплодием. И вроде бы большое значение в их излечении имел лунный свет, используемый в лекарских целях служителями мечети. Сюда стремились и больные мужчины с недугами глухоты, слепоты и немоты. Они не только находили покой в душе, но и освобождались от заболевания. Легенда ли это? Трудно сказать, тем более что достойных служителей, некогда здесь живущих, вряд ли сегодня найдешь.
Подземные мечети, вырубленные в скалах природного ландшафта края, считаются особо почитаемыми святыми местами. И стены здесь – не просто камни, они были свидетелями многих великих деяний.
Приди сюда, путник, поклонись. Может, что-нибудь увлекательное они вспомнят и для тебя.
 
Шеркала
На святых местах и горы преклоняются. Казахская пословица
Много историй и легенд о Ширкале известно местным жителям. Сказанное далее имеет исторических свидетелей, поэтому отнесем легенду к были и поведаем ее вам.
Когда-то горы Каратау были богаты множеством ручьев и родников, которые заполняли ущелья горных массивов. Много трав и деревьев росло неподалеку от водных источников. Впрочем, не стоит в этом сомневаться.  Потому что и туристы семидесятых рассказывают, что во время прохождения туристических маршрутов встречали в этих местах заросли мяты выше головы, деревья с ветвистыми стволами в ущельях гор. Сегодня же многие родники пересохли, некоторые ушли под землю, осиротив местность.

Во время одного из нападений калмыцких войск часть туркменов укрылась в горе-крепости Шеркала. Калмыки окружили Шеркалу. Туркмены, чтобы выжить, прорыли колодец. Узнав об этом, захватчики перекрыли доступ к воде, закопав водный источник. В одну из «уморных» ночей  туркмен Ходжа Хасым, находившийся в осажденной крепости, спустил своего  проворного 12-летнего сына Ходжи Нияза по веревке с горы в место, где неподалеку пасутся табуны. В этом табуне пасся любимый скакун Ходжи Нияза, белый конь с пушистой гривой и хвостом по кличке Акча-Ат. Незаметно оседлав коня, 12-летний подросток три дня и три ночи добирался вскачь до Хивы, чтобы сообщить соплеменникам о том, что требуется помощь. Узнав о беде, хивинские туркмены срочно выехали на помощь. Окружив калмыков, освободили оставшихся в живых. Рядом с мавзолеем Акча-Ат точно такой же мавзолей. Видно, исполнено было завещание Ходжи Нияза, славного сына своего народа, спасшего жизнь своих земляков. Вершится история и сочиняются легенды. И неотторжимо одно от другого.
Еще Шеркалу называют гора-сфинкс. Шеркала своенравна и не терпит слишком любопытных. На нее нельзя забираться, потому что невозможно слезть, в ее пещеры нельзя заходить – они населены духами. Так говорят местные старожилы. Шеркалу считают одной из святынь Мангистау. Чтобы обойти гору-сфинкс, понадобится не менее часа. А если вы захотите побродить на месте древнего поселения, выискивая черепки, свидетелей былых цивилизаций, то часа вам не хватит. Если обойти гору вокруг, взору откроется вид на удивительные скалы, пещеры. При этом угол зрения постоянно меняется, тропинка то поднимается вверх, то летит вниз. Даже если все-таки осмелиться подняться на гору,  вряд ли удастся взобраться без специального снаряжения. Ведь известняковые склоны Шеркалы отвесны и только к вершине становятся пологими, образуя гигантский шатер, напоминающий верх юрты.  Много веков назад люди жили на вершине горы.
"Жизнь, которую мы называем счастливой, лежит на вершине, и к ней ведет крутая дорога". О такой ли вершине сказал мудрец Саади или нет, но, преодолев препятствия и взобравшись на Шеркалу, получаешь истинное удовольствие, называемое счастьем.
Город-крепость, вырубленный в горе, был известен еще в VIII-IХ веках во времена арабских завоеваний. Значит, древнему городу-льву более 13 веков.
 
Легенда о курдасах
Когда иссякла река, невозможно посчитать волны на ее просторах. Как невозможно по прошествии времени отличить некоторые исторические события от легенды. Аксакалы говорят, что если эта событие светлое, то лучше отнести его к истории, а если темное, то лучше - к легенде. Другие аксакалы утверждают, что черные легенды не хранятся в памяти народной. Легенды на то и легенды, чтобы обогатить память мудростью предков.
Вот уже столетие легенда эта передается из уст в уста. Один курдас (ровесник) однажды выразил сомнение в разговоре с соседом: «Почему Бекет, как крот, роет землю, что-то на ней громоздит, а его за это вознесли в ранг святых?» Возвращение к этому разговору не заставило себя долго ждать. Время было осеннее. Отправился курдас с джайляу в родной Мангистау на зимовку. И надо же так случиться, жена его, проезжая на верблюде по крутой дороге, сорвалась в пропасть. Единственное, что она успела произнести: «Бекет!» Вмиг улетучились сомнения курдаса по поводу неземных способностей Бекет-ата: «Бекет, держи ее! За спасение обещаю верблюда и триста баранов». А сам в страхе помчался объездной дорогой к месту падения жены. 
Подъехав туда поближе, он увидел, что жена как ни в чем не бывало едет на своей стройной верблюдице ему навстречу. Первыми были ее слова: «Верно, Бекет помог, сходи к нему». Не откладывая в долгий ящик, отправился курдас в обетовальню Бекет-ата, в мечеть. Надеясь на то, что никто не слышал его тайной молитвы у обрыва тем страшным днем, обещанных баранов он не стал отдавать, прихватил с собой лишь молодого верблюжонка. Когда он встретился с Бекет-ата, тот поднял рубаху и обнажил свою спину, на которой были заметны посиневшие следы от четырех ног верблюда:
– Смотри.
На его спине были кровавые следы копыт верблюда, который упал на него вместе с наездницей. Курдас замер в удивлении:
– Зачем ты это сделал? Тебе твоя жизнь недорога?
На что спаситель ответил односложно:

– Мы курдасы. Мне тоже нужны сверстники. – При этом добавил:

- А куда 300 баранов денешь?
Курдас застыл в удивлении: откуда Бекет-ата мог узнать об этих баранах? Оправившись от потрясения, курдас воскликнул:
- О Аллах, прости! Бекет, ты настоящий друг! Прости своего курдаса!
Упал курдас к ногам Бекета. Все присутствовавшие увидели, как вмиг поседели волосы кающегося. Стыдно стало курдасу за свою скупость. Говорят, часть строительства  мечети в Бейнеу он взял на себя.
 
Легенда о белой лошади  и черной лжи
Украл однажды туркмен у казаха лошадь. Зная, что творит неверное, решил туркмен замолить свой грех и отправился к Бекет-ата. Казах, лишившись единственного транспортного средства, кормильца и добытчика, любимой лошади, тоже обратился к помощи Бекет-ата. И встретились оба просящих у мечети суфия. Оставшийся без лошади пытался убедить суфия в том, что первым должен слышать молитвы своего сородича. На что Бекет-ата ответил:
- Первый тот, кто первый. Поначалу я разберусь с бедой туркмена.

Когда туркмен возвратился к украденой им лошади, он увидел, что из белой она превратилась в черную. Во сне ему привиделся Бекет-ата, который произнес: “Верни лошадь”.
На утро в полубреду туркмен отвел лошадь к дверям юрты, в которой жил казах. И не веря своим глазам, он увидел, как черная лошадь вновь становится белой. Эта легенда, так похожая на быль. Но как хотелось бы с ложью, алчностью и стяжательством сталкиваться только в легендах.
 
Легенды о Караман-ата 
Караман-ата (Кахарман-ата) был одним из трехсот миссионеров, приехавших на Мангышлак распространять суфизм. Легенды разных народов несут и разную информацию о Караман-ата.
В книге М.Мирзоева упомянуты каракалпакские легенды, в которых рассказывается об одноглазом великане-людоеде Караман, которого обхитрил и убил батыр Есим. В другой каракалпакской легенде Караман – злой и жадный бай, проклятый за клевету и оскорбление Ходжи Ахмеда Яссави и превращенный шейхом в собаку-людоедку.
Имя «Караман» встречается и в туркменских легендах: в далекие времена среди туркмен жили два брата Акман и Караман. Большим уважением и почетом пользовались они среди сельчан. Что-то стало причиной большой ссоры братьев с Ходжой Яссави. И братья вынуждены были переселиться со всеми своими соплеменниками-самырами на запад, в Мангистау. После смерти одного из братьев был возведен некрополь и подземная мечеть.
Сохранились и другие сведения середины XIX века «Предания адаевцев о святых, живших и умерших на Мангышлаке». В этих преданиях Караман-ата был сыном Ихсана (Есен-ата) и внуком Чопан-ата (Шопан-ата). Он во всем был похож на деда, творил много чудес, построил мечеть в одном дне пути от могилы Шопан-ата. После смерти Караман-ата был похоронен вблизи мечети. Однако где именно, до сих пор неизвестно. Мечеть Караман-Ата весьма почитается. На ней присягают именем святого все, от кого требуется очистительная присяга. Случалось, что ложно присягнувшие именем Караман-ата тут же умирали и род их вскоре прекращал свое существование.
До наших дней дошло предание местных жителей о том, что однажды между двумя родами, кочевавшими на Мангышлаке, произошел спор по одному очень важному делу. Для решения спора уговорились принять присягу сто человек с каждой стороны на могиле Караман-ата. Одна сторона, будучи неправой, тоже приняла присягу. После клятвопреступления участники неправой стороны попытались отойти на сто шагов от места клятвы и оседлать коней, чтобы отправиться домой. Вдруг услышали гром, подобный пушечному выстрелу. Лица их помрачнели, и все сто замертво упали с лошадей. 
Наиболее распространена в народе следующая легенда: поспорили однажды между собой туркменский и казахский народ. Чтобы покончить спор миром, решили привлечь к разбирательству Бекет-ата. Бекет-ата предложил совершить спор у могилы Караман-ата. Было принято в то время у казахов спорить на единственного сына какого-нибудь из известнейших в племени людей. Выбор пал на Кошана, сына известного батыра Кожа-назара. Бекет-ата посадил перед собой Кошана на черную лошадь. В седло воткнул шило и изрек: 
- Если не прав казахский народ, то наказание постигнет тотчас. 
Тут, откуда ни возьмись, разразилась молния и ударила в шило. Бекет-ата, схватив мальчугана на руки, на крыльях слетел с коня и благополучно приземлился. Вторая сторона, не желая признать свое поражение, решили продолжить спор на своей земле, в Туркмении, в святом месте Шикабр-Ата (Конеургенч), в шестистах километрах от Караман-Ата. Бекет-ата предложил не терять времени зря и встретиться в Шикабр-Ата на утреннем намазе. Бекет-ата вместе с Кошаном обратились в лебедей и благополучно к утру добрались до условленного места. С опозданием прибыв, туркмены признали победу второй стороны. Благодаря Бекет-ата дело порешилось миром.
Это, конечно, легенды. А что до правды, то клятвы над могилой Караман-ата всегда были суровыми и категоричными. Клялись на род, на детей. При этом совершался обряд: приносящий клятву обходил кругом святое место, дотрагивался до Корана, вырывал из земли растение с кореньями, приговаривая: «Как растение карают смертью, выкорчевывая из земли, так род пусть умрет, если лжет произнесший клятву». 
Неподалеку от изгороди некрополя Караман-Ата тоже имеются захоронения. Поговаривают, что там, в сорока шагах от ограды некрополя, захоронены черные люди, хоть раз поклявшиеся на лжи. Говорят, ровно столько шагов до лжи. До правды же путь еще длинее.
 
Святой Султан-эпе - покровитель мореплавателей
В преданиях мангистауской земли сохранилось упоминание, что здесь жили, проповедовали и были похоронены 360 суфиев, причисленных местным населением клику святых. Имена некоторых из них были подзабыты, а могилы затерялись на пустынных и безбрежных просторах Мангистау, но большую часть этих имен народная память сохранила и донесла до наших дней: Шопан-ата, Масат-ата, Султан-эпе, Караман-ата, Шакпак-ата, Кошкар-ата, Бекет-ата, Темир-баба... Местные жители и их потомки и сегодня свято чтят эти имена, а могилы суфиев являются святынями, куда на поклон приходят многочисленные паломники.
С ДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮ учеников особо почитаемого в народе Ходжи Ахмеда Яссауи связано много исторических мест. Среди них весьма оригинальным памятником является комплекс Султан-эпе, который расположен в 30 километрах северо-западнее села Таушык. Комплекс расположен у каньона, выходящего в Мангышлакский залив. Многокамерная подземная мечеть, вырубленная в скале,находится на борту каньона и связана с именем святого Султан-эпе. Со стороны террасы каньона к ней устроены многочисленные ступенчатые подходы. Для укрепления перекрытия установлены каменные колонны. Характер духовно-культовой направленности памятника позволяет на уровне рабочей версии рассматривать подземную мечеть Султан-эпе как ханаку-обитель (монастырь) некой суфийской общины, построившей ее в период ХШ-ХУ веков. Эта гипотеза носит характер предва-рительного заключения.
Находящийся рядом небольшой некрополь представлен различными типами надмогильных сооружений: сагана-тамами, ящиками-саркофагами, кулпытасами с койтасами, оградами, вы-полненными в технике горизонтальной кладки и из вертикально врытых в землю каменных плит. На территории некрополя имеются многочисленные осколки кремниевой индустрии эпохи неолита.
Согласно книге «Сборниксведений о кавказских горцах, предания адаевцев о святых секты ханафие, живших и умерших на Мангышлаке» (Вып. 7. Тифлис, 1873 г.), Султан-эпе является сыном небезызвестного среднеазиатского поэта-мистика Хаким-ата (Сулеймана Бакыргани) - ученика Ахмеда Яссауи и Амбар-ана. По легенде, Султан-эпе является покровителем тонущих в море людей. На его счету много подвигов. Например, святой переносит для отца Каабу в Бакырган (Хорезм), чудесным образом оживляет заколотых быков и др. Однако Хаким-ата с недоверием и ревностью относится к деяниям своего сына. В ответ на это Султан-эпе, простившись с отцом и матерью, становится невидимым. Узнав об этом, Ходжа Ахмед Яссауи наказывает Хаким-ата. Легенды рассказывают, что по его повелению над могилой последнего сорок лет текли воды Амударьи, а город Бакырган был разрушен.
Примерно через сто лет после исчезновения Султан-эпе на Мангистау поселились ногаи. Легенды повествуют, что среди кочующих ногаев был один мулла, обучавший детей грамоте. Среди его учеников был слабый и хромой мальчик по имени Хейрулла. Над ним издевался кто как мог: каждый день он получал в школе побои, его бил и гулла, а дома- родители. Сверстники также издевались над ним и постоянно обижали его. Однажды Хейрулла ушел далеко в степь, где решил свести счеты с жизнью и не сносить от всех унижения и издевательства. Но Султан-эпе сохранил ему жизнь. Когда мальчик, обессилив от слез и душевных страданий, уснул, святой старец вдохнул в него знания и мудрость. Он повелел Хейрулле построить мечеть в том самом месте, где увидит орла, сидящего на земле.

Когда мальчик вернулся в аул, он отвечал на вопросы муллы, взрослых как умудренный жизнью человек, познавший суть истины, - грамотно, мудро, взвешенно. Мудрости мальчика дивился весь народ. Хейрулла же после этого ушел в степь и вернулся к отмеченному месту. Каждый раз, при-касаясь руками к большим камням, он произносил имя святого: «О, Султан-эпе!». Камни, к которым прикасались руки мальчика, легко поднимались и укладывались туда, куда нужно было. Так Хейрулла быстро построил мечеть. После этого чуда мальчика стали называть почтительно суфием.
Имеется дополнительная информация о туркестанском ученом и философе Ходже Ахмеде Яссауи, - талантливейшем ученике Арыстан бабы. Заметное влияние в распространении ислама в Центральной Азии оказал святой Карабура хан, у которого были сын Козы Тегин и две дочери - Ам-бар-биби и Бегим-сулу. К сожалению, о Козы Тегине точных сведений не осталось. Дочь же старца, Амбар биби, вышла замуж за ученика Ходжи Ахмеда Яссауи Сулеймана Бакыргани (Хаким-ата).

Сулейман Бакыргани - один из основоположников суфийской литературы идидактики, философ, ученый и поэт, один из четырех известных последователей и учеников Ходжи Ахмеда Яссауи, в народе прозванный туркестанским пиром. Родился в начале XII века (1186 год) в городе Туркестан. Обучался грамоте в Самарканде, Бухаре, Хорезме, Шаме. Согласно исследованиям известного тюрколога А. Борова, поэмы Сулеймана Бакыргани написаны на понятном всему тюркскому миру огузо-кипчакском языке. Он продолжил тенденцию суфийской поэзии, писал религиозные хикметы, еще при жизни стал святым. Учил народ гуманности, высокой нравственности. Оригиналы его произведений, к сожалению, не сохранились, копии датируются XV веком. Одна из его рукописей, написанная в XVII веке, хранится в архиве Национальной библиотеки РК. В1848 году, а затем и в 1898 году в Казани были опубликованы две книги ученого - «Акырзаман» и «Биби Марьям», повествующие о матери пророка Исы.Эти книги использовались в качестве учебных пособий во многих религиозных школах.
Известный казахский ученый, ориенталист, историк, этнограф, географ, просветитель XIX века Чокан Валиханов в своем дневнике, куда он заносил записи о путешествии в Кашгарию в 1858-1859 годах, писал: «От Сулеймана Бакыргани остались Айша-биби и ее брат Ерхубби. А у Амбар-ана после того, как она вышла замуж за Зенги-баба, родился еще один сын, Алиаскар».
Этнограф Г.П. Снесарев заметил, что «в основе имени Султан Хубби (Султан-эпе) лежит иранское слово «об», что в переводе означает «вода». Предшественником его, например, считается ан-тропоморфный водяной дух Убю, представления о котором были распространены у населения Южного Казахстана». С другой стороны, туркмены Ташаузской области Туркменистана характеризуют его как исчезающего святого: «Сын святого Хаким-ата Султан-эпе неизвестно куда ушел, исчез, когда был живой. Но он помогает, если попросить у него помощи». Однако, как известно, аулие Султан-эпе появляется на Мангышлаке, недалеко от моря. У казахов считается, если тонущие на воде обратятся с молитвой к Султан-эпе, то непременно будут спасены».
Особого внимания заслуживают каньон и колодец Султан-эпе. Колодец с питьевой водой превосходного качества и, как утверждают местные жители, обладающий целебными свойствами, расположен в 6 метрах от обрыва. Родник Султан-эпе упоминается в записях П. Ломакина 1870 года, но в них нет сообщения о колодце. Из этого можно предположить, что колодец был сооружен позднее - в конце XIX века. Выдержан он в мангистауском архитекторном стиле и также датируется последней четвертью XIX века. Характерная черта стиля - филигранное прилаживание (айкель) об-садных камней друг к другу, сужение внутреннего диаметра колодца к устью по правильной геометри-ческой кривой, придание ему внешнего эстетичного вида, шлифование. Живописный каньон Султан-эпе очень глубок. По его дну протекает ручей. Склоны и дно ущелья покрыты густыми зарослями ежевики, жостера, катрана, шелковицы, тёрна и буйным разнотравьем. В сочетании с обрывистыми скалами, обрамляющими ущелье, они создают неповторимый пейзаж. Являясь своеобразным оазисом, урочище привлекает множество разных животных и птиц. Каньон облюбовали и лисица-корсак, длинноиглый ёж. Из птиц здесь гнездятся розовые скворцы, щурка зелёная и золотистая, орлан и другие. В трех кило-метрах от него открывается прекрасная панорама морского побережья.
Комплекс Султан-эпе принят на государственный учет и находится под охраной.                                  07.02.2012
  
БАЛА-АУЛИЕ
В далеком туркменском селении жила прекрасная Кыз. Трава выравнивалась, чтобы взглянуть на нее, когда она проходила мимо. Вода в реке замирала, чтобы впитать в себя ее образ, когда она склонялась над водой. Ветер утихал, когда она пела.
А когда шла Кыз рядом со своим женихом, то самая лютая ненависть превращалась в любовь. Все ждали их свадьбы, зная, что после нее в селении не будет ни ссор, ни брани.
Но однажды мимо проезжал бай. Увидев Кыз, он пришел к ее родителям:
- Я женюсь на вашей дочери, какой нужен калым?
- Она посватана и отдана другому.
Выхватил бай меч, выскочил на улицу и, найдя жениха Кыз, жестоко убил его.
- Ну что? Теперь она свободна? Я ее покупаю.
На что разгневанные родители ответили:
- Наша дочь никогда не станет женой убийцы ее жениха.
Разозлился бай, выхватил меч и убил родителей. Но земляки спрятали Кыз и не отдали ее баю. Бай уехал с намерением вернуться со своими воинами и найти девушку.
Тяжелая туча горя согнула плечи красавицы. Ушла она подальше от селения и взмолилась:
- О Аллах, зачем ты подарил мне жизнь, если я стала причиной смерти всех моих любимых людей?! Как я смогу теперь жить с этой виной?
С небес спустился к ней Аллах и молвил:

- Не виновата ты в смерти любимых людей. А тот, кто виновен, уже наказан мной. Ты должна запомнить, что не страшно умирать за любимых. Ты должна запомнить, что не страшно умирать за любимых. Теперь ступай же в селение Караман-Ата, работай в детском доме и подари свою любовь и ласку его воспитанникам. Благословляю тебя.
Произнеся эти слова, Аллах коснулся головы прекрасной Кыз и исчез. Ничего не оставалось красавице, как бежать в селение Караман-Ата под защиту Аллаха и святых.
Наутро с горючими слезами селяне похоронили трех своих земляков. А горе их во сто крат усилилось с отъездом девушки...

С тех пор прошло много лет в селении Караман-Ата. Кыз была всеми любимой и уважаемой нянечкой. Многие юноши разбивали свои сердца о неприступность прекрасной Кыз. Несмотря на смерть своего жениха, она оставалась ему верна и предана, отвергая любые предложения о замужестве.
В дни праздников в селении собирались все пастухи с дальних пастбищ, воины с застав да старики из мечети, и все любовались, как Кыз выходила со своими воспитанниками. После праздников же в селении оставались только старики, женщины и дети с воспитательницей Кыз, да учителем Бала. Так проходили годы.
Черные силы никогда не оставляли надежду захватить селение Караман-Ата. Но отряды воинов никогда не пропускали врага.
Однажды обманом враги все-таки сумели прорваться. Убив стариков и женщин, они вывели детей.
- Отпустите детей, убейте меня! - Взмолилась Кыз.
- Кому ты нужна, женщина, ведь у тебя нет даже мужа!
Тогда Бала-учитель детей сказал:
- Убейте меня, но детей отпустите.
Рассмеялись враги, подняли луки и выпустили стрелы. Но детишки кинулись закрывать своими тельцами любимую нянечку и учителя. А разбойники стреляли до тех пор, пока не оставалось в живых никого.
Так их и похоронили: бала-Аулие – по правую руку от него лежат мальчики и Кыз-Аулие-по правую руку от нее лежат девочки. И лежат они рядом с разрушенным детским домом. А все проходящие кланяются им и слушают эту историю, которую передают из уст в уста, от ширакши к ширакши.
 
ШАКПАК-АТА
Посадив гостей за богатый стол в своем доме, аксакал, прочитав молитву, ведет рассказ о тех древних и великих временах:
-Черные тучи печали спустились с небес на селение Караман-Ата после смерти сорока воинов. Груз предательства непосильной ношей прижимал людей к земле. Тяжесть обмана не позволяла поднять головы и смотреть друг другу в глаза. Как жить, если среди них есть слабые духом? Как радоваться жизни, если есть обман? Как спокойно спать, не веря друг другу?
И тогда созвали совет, чтобы решить, что делать дальше. Долго спорили люди, много передумали, но единого решения не могли найти. Глядя на это, спустился к ним Аллах и повелел:
– Разойдитесь по священной земле Мангистау, живите в мире и согласии. Селитесь дальше, но будьте ближе. Молодые воины будут охранять ваш покой. И пусть называют ваш народ вольным, что звучит на тюркском, как казах.
Так, по велению Аллаха, встали юрты аулов по всей земле Мангистау. Отряды славных джигитов охраняли их. Во время великих тоев весь народ собирался вместе, чтобы отметить праздник и на состязаниях выбрать самого ловкого, сильного, мудрого и веселого юношу. 
 
МЕЧЕТЬ ШАКПАК-АТА
Быстро приумножался народ  Мангистау.  Мудрости и свободе учила  их священная земля. Вместе с тем росла и ненависть врагов к вольным людям. Больше всего  они стремились  уничтожить  селение  Караман-Ата, которое учило  людей дружбе , доброте , и мечеть Шакпак-Ата, несущую мудрость и силу. Зависть и злоба  душили разбойников, но  Аллах справедливейший  не позволял обидеть свой любимый народ.
Однажды враги коварством и обманом  ворвались в район мечети  Шакпак- Ата. Они рубили мечами беззащитных детей , а оставшихся  в живых  загнали в мечеть и завалили вход  тяжелыми
камнями. Устроив засаду, враги  ждали возращения  отряда молодых воинов и смеялись над  изнемогающими от голода детьми. Плачущие небеса стремились напоить дождем узников . Ветер выдувал скалы, чтобы освободить их из заточения. Природа всеми силами помогала бедным детям. Голодные, они увидели ползущую к ним змею.

-Не падайте духом, –  сказала змея. – Возьмите  в руки все, что найдете и рубите камень. С другой стороны, недалеко от входа , вы встретите отряд молодых воинов. Предупредите их о засаде.
Несколько дней и ночей  обессиленные детишки рубли скалы. Раны на руках их плакали кровью. Глаза ослепли от пыли. Благодаря Аллаху  всесильному проход  был прорублен, но он был таким маленьким, что пробраться сквозь  него мог только самый маленький из  затворников. И тогда встал из могилы Шакпак-Ата, ударил посохом о проход и превратил  его  в волшебный. Любой честный человек мог теперь выйти, не сгибаясь, тогда как, для бесчестных он оставался непроходимым.
Выскочили детишки и успели предупредить  отряды воинов о засаде. Как ветер ворвались  джигиты в лагерь врагов, а уничтожив, оставили их тела на растерзание  диким зверям. И  по сей день, люди посещающие  мечеть Шакпак-Ата, выходя, восхваляют смелых воинов и дух Шакпак-Ата.
 
 

________________________________________________________________________________________________________________
ИСТОЧНИК ИНФОРМАЦИИ И ФОТО:
Команда Кочующие
Палеолитические комплексы полуострова Мангышлак
 Музей палеолита Казахстана
 Байпаков К. М., Таймагамбетов Ж. К. Археология Казахстана // Мезолит, неолит
https://varandej.livejournal.com/870010.html
 Хохлова А., Китов Е. П., Рыкушина Г. В. Краниум человека с энеолитического поселения Коскудук І на территории Восточного Прикаспия (недоступная ссылка). Дата обращения 16 февраля 2017. Архивировано 17 февраля 2017 года. // Вестник Московского университета. Серия 23. Антропология./2015/№ 4
 Мангышлак // Москвитянин, № 7. 1843
 Адаевский бунт на полуострове Мангышлаке в 1870 г. // Русская старина, № 7. 1894
Растительный и животный мир Мангышлака
Карта Мангистауской области
PaleoKazakhstan.info: Мангышлак
Мангышлак // Словарь географических названий СССР / ГУГК, ЦНИИГАиК. — 2-е изд., перераб. и доп. — М. : Недра, 1983. — С. 279.
Казахстан // Атлас мира / сост. и подгот. к изд. ПКО «Картография» в 2009 г. ; гл. ред. Г. В. Поздняк. — М. : ПКО «Картография» : Оникс, 2010. — С. 110—111. — ISBN 978-5-85120-295-7 (Картография). — ISBN 978-5-488-02609-4 (Оникс).
 Лист карты K-43-XVI. Масштаб: 1 : 200 000.  
 Поспелов Е. М. Географические названия мира: Топонимический словарь: Ок. 5000 единиц / отв. ред. Р. А. Агеева. — 2-е изд. — М.: Русские словари; Астрель; АСТ, 2002. — 512 с. — 5000 экз. — ISBN 5-17-002938-2, ISBN 5-271-00446-5, ISBN 5-93259-014-9, ISBN 5-17-001389-2.
Словарь современных географических названий / Рус. геогр. о-во. Моск. центр; Под общ. ред. акад. В. М. Котлякова. Институт географии РАН. — Екатеринбург: У-Фактория, 2006.
 Мангышлак // Большая советская энциклопедия : [в 30 т.] / гл. ред. А. М. Прохоров. — 3-е изд. — М. : Советская энциклопедия, 1969—1978.
 Казахстан: Общегеографическая карта / сост. и подгот. к изд. Омской картогр. ф-кой в 1999 г.; ст. ред. Т. П. Филатова; ред. Н. Д. Стоялова. — Испр. в 2011 г. — 1:3 000 000, 30 км в 1 см. — М.: Роскартография, 1999; Омск: Омская картогр. ф-ка, 2011. — ISBN 978-5-9523-0332-4. — 500 экз.
Мангышлак // Казахстан. Национальная энциклопедия. — Алматы: Қазақ энциклопедиясы, 2004. — Т. I. — ISBN 9965-9389-9-7.
Соколов А. А. Гидрография СССР. — Л.: Гидрометеоиздат, 1952.
Т. Джанузаков Очерк казахской ономастики, изд. «Наука» — Алматы, 1982.
Советский Кахахстан. — Казахское государственное издательство художественной литературы, 1959. — 540 с.
Иващенко А.А. Заповедники и национальные парки Казахстана. — Алматы: «Алматылкітап», 2006.

  

ВложениеРазмер
Мангышлак, Мангистау492.28 КБ
Мангышлак, Мангистау214.16 КБ
Мангышлак, Мангистау417.52 КБ
Мангышлак, Мангистау469.85 КБ
Мангышлак, Мангистау445.61 КБ
Мангышлак, Мангистау100.58 КБ

Комментарии

Отправить комментарий

Фотографии на сайте размещены в качестве научного, информационного, учебного и культурного материала без цели извлечения прибыли.

Контактная информация:

Капитан команды Кочующих (он же главный по сайту):
Хафизов Ахат - Hafizow@yandex.ru

Продвижение сайта в интернете:

Лоцман команды Кочующих
Бортяков Андрей - abortyakov@yandex.ru