Клады Казахстана

Для кладоискательства земля Южного Казахстана - почти Эльдорадо. Шутка ли, на территориях нынешней ЮКО активная жизнедеятельность началась уже две-три тысячи лет до нашей эры. И все последующие века здесь рождались, расцветали и приходили к упадку богатые, сильные и достаточно развитые народы, города, государства. 
Так что археологи Южно-Казахстанского историко-краеведческого музея уверены - земля ЮКО скрывает еще не одну сенсацию. 
  

СТАТЬИ И ССЫЛКИ ПРО КАЗАХСТАН - ТУТ!

АНОМАЛЬНЫЕ ЗОНЫ КАЗАХСТАНА - ТУТ!

 

Сокровища Чингисхана 
Почти в каждом ауле старики расскажут вам историю о том, как в 30-х годах прошлого века (в период становления Советской власти) местный бай переплавил все свои сокровища в один слиток, и получившийся кусок золота (размером с голову барана-коня-верблюда) закопал … "во-о-он под тем курганом". 
Одна из самых муссируемых легенд о кладах ЮКО - сокровища Чингисхана. Ее породил некий шымкентец Байганди, который даже издал книгу, где изложил свои доводы и организовал общественный фонд для сбора средств на поиски клада монгольского завоевателя. Некоторое время Байганди утверждал, что уже нашел точное место в Южно-Казахстанской области, где спрятан клад Чингисхана и даже добивался личной встречи с президентом Назарбаевым, так как "не мог доверить этой информации ни кому другому". 
Однако по последним данным, опять же исходящих от Байганди, точное место клада переместилось уже на казахстанско-китайскую границу. А южанин все еще добивается аудиенции у Главы государства, чтобы лично открыть тайну местонахождения несметных богатств. 
 


Библиотека Отрара 
Еще одна таинственная история - отрарская библиотека. По уверению приверженцев этой идеи, некогда собранное в древнем Отраре книгохранилище содержало тысячи томов начиная от клинописных табличек и папирусных свитков до средневековых книг европейского, арабского и китайского мира. Естественно, следы библиотеки теряются во время нашествия монголов. Предание гласит, что некий охотник погнался за лисой, которая скрылась в норе. 
Охотник принялся было раскапывать нору, и вдруг у него в руках оказался папирусный свиток. А нора оказалась ходом в пещеру, где в отблесках света джигит успел разглядеть большие залежи древних книг. Однако в это время лиса неожиданно выскочила откуда-то из другой стороны, и охотник вновь устремился за ней. А после уже не смог отыскать того места. 
Другая легенда утверждает, что отрарскую библиотеку найдет семилетний мальчуган, который, однако, еще не родился. Абилда Жумашев, директор отарского литературного музея и ярый сторонник гипотезы "отрарской библиотеки" неоднократно обращался в национальную академию наук с просьбой выделить средства на поиски легендарного книгохранилища, не уступающего по значимости знаменитой библиотеке Ивана Грозного. Заметим однако, что существование отрарской библиотеки не упоминается ни в одном из известных науке письменных исторических документов. 
В тоже время даже оппоненты "отрарских библиофилов" искренне желают увеличения финансирования исследовательских работ по Отрару, так как здесь и кроме библиотеки есть что искать. 
 


Ноев ковчег до сих пор стоит на Казгурте. 
И, пожалуй, самая оригинальная легенда - библейский Арарат, поиски которого продолжаются уже не одно столетие, наконец обнаружен… в Южно-Казахстанской области. Арарат - это не что иное как гора Казгурт, - утверждают южно-казахстанские "ноевоковчеговцы". Мало того, они даже могут показать место на перевале, где до сих пор стоит сам окаменелый артефакт - Ноев Ковчег. 
Здесь течет три ручья, в каждом из которых вода совершенно различного химического состава. Как окончательное доказательство используется крест, выложенный крупными камнями на перевале. В общем-то это действительно внушительное сооружение - длина луча креста составляет примерно 40 метров, и выложен он не просто в виде двух перекрещивающихся "палок", но по крестообразному контуру. 
Вдобавок сам "крест" находится в центре двух окружностей, выложенных таким же камнем, диаметр которых составляет 60 и 80 метров. Местные власти по достоинству оценили легенду с точки зрения развития туризма. И теперь на перевале Казгурт даже установлен мемориал - "Ноев ковчег", который также решено включить и в официальный герб Казгуртского района. Так что в Казгурте с легендарным ноевым ковчегом уже разобрались окончательно. 
 

Казахстан
Что и не снилось нашим мудрецам 
А ведь в Южно-Казахстанской области имеются местечки, которые не окутаны легендами и мифами о сокровищах и кладах. Но у археологов и историков есть все основания полагать, что именно здесь таятся, а может быть давно уже найдены и спрятаны в шкафах и сундуках жителей, такие артефакты, за которые и Лувр, и Лондонский королевский музей, и американские коллекционеры, не оглядываясь, заплатили бы сотни тысяч долларов. Одна из главных таких зон - городок Сайрам. 
 
Некогда почти столица Испенджабского государства, насчитывающий как минимум 1200-летнюю историю, Сайрам до сих пор очень густо заселен. И практически вся исторически насыщенная зона находится в частных владениях. Никто не знает, что могли найти сайрамцы, ковыряясь в своих огородах. До работников музея доходят различные слухи о некоторых находках, от которых аж дух захватывает. 
Так, например, работники областного краеведческого музея Шымкента проводили экспертизу дервишского плаща - "пиры", который любезно согласился предоставить им владелец вещи, житель Сайрама, обнаруживший этот халатик в "бабкиных сундуках". Историки сделали вывод, что это плащ самого главы суфийского ордена. В своем роде это примерно то же самое, что Шапка Мономаха. 
Сотрудники музея даже ориентировочно не смогли определить стоимость такой вещи, хотя сам хозяин "пиры" и не изъявлял желания ее продавать. Или слух о суфийском кожаном знамени, которое якобы хранится у одного из жителей Сайрама. Тут даже и сравнивать не с чем. "Национализированные" клады Сайрама это практически не оспариваемый факт. 
И здесь происходит по-своему обратный процесс, когда местное население кровно не заинтересовано в распространении любой информации о тех или иных артефактах, и даже легенды "гасятся" в зародыше. 
 

Бугуньская Атлантида 
Еще один регион - Бугуньское водохранилище. В течение сотен лет в долине реки Бугунь, которая раньше была гораздо полноводнее чем теперь, возникали поселения и становища. В 1958 году, когда началось строительство Бугуньского водохранилища, произошло довольно редкое для советских времен явление - зона будущего затопления не была изучена археологами. 
Почему так произошло остается неизвестным, ведь в те времена в Чимкентской области работала специальная археологическая экспедиция АН СССР под руководством доктора исторических наук С. Агеевой, которая как раз занималась разведкой и изучением археологических памятников Юга Казахстана. 
Тем не менее водохранилище было построено, и под водой оказался самые перспективные в археологическом плане участки. Каждой год археологический сектор облмузея ЮКО дожидается сентября - периода, когда на Бугуньском водохранилище идет максимальный сброс воды, и открывается наибольший участок дна. 
Делать здесь какие-либо серьезные раскопки у историков просто нет времени - уже через две-три недели уровень воды вновь поднимается к прежним берегам. Археологам остается только бродить по осушенному дну в надежде на удачу. У них даже появился специальный термин - "Бугуньское зрение", означающий нечто среднее между наметанным глазом археолога, интуицией, и если хотите, телепатией в поисках "хоть чего-нибудь". "Что-нибудь" бывает порой более чем существенно. 
Так, именно при помощи "бугуньского зрения" зав. сектором археологии Агзама Рустемова был найден скелет древнего номада, (воина, предположительно рубежа 1- 2 тысячелетия н.э.) с останками боевой амуниции - серебряными поясом, кинжалом и четырьмя наконечниками стрел-срезов (стрелы с плоскими наконечниками, отличающиеся невысокой дальнобойностью, но очень удобными для скорострельного темпа). 
В районе Бугуньского водохранилища обнаружены и другие археологические находки, свидетельствующие о высоком уровне развития народов, некогда населявших эти территории. Ну а где жили богатые народы, там наверняка были и свои Корейки. С припрятанными миллионами, которым не страшна инфляция.
 
 
КЛАДОИСКАТЕЛИ КАЗАХСТАНА
Около 20 процентов добытого человечеством золота и серебра покоится на дне мировых океанов и морей. У Казахстана нет выхода к океану, однако это не значит, что на нашей территории невозможно ничего найти. Особенно когда есть необходимые знания и вера в свои силы. Кладоискание – серьезное хобби.
 
Когда металлоискатель – не роскошь
В Интернете в ходу инструкции – как правильно схоронить драгоценности или золото. В случае чрезвычайной ситуации, да и в беспокойстве за судьбу потомков, ваши богатства будут находиться только в известном вам месте. О том, что люди не доверяют ни банкам, ни государству, когда речь идет о личных сбережениях, известно давно. Так было раньше, так есть и сейчас. Из преимуществ – сохранность и секретность. Сколько всего ценного спрятано под землей, известно одному Всевышнему, неопределенность повышает теоретически шансы каждого найти клад. Особенно если искать целенаправленно.
Алматинец Алмаз САДЫКОВ обзавелся металлоискателем в 36 лет. Искать в чистом поле без специальной техники – занятие почти бессмысленное. Его личная предыстория такова:
– Я в детстве жил в Германии, там около дома, где мы гуляли, порой находил деньги, пуговицы времен Великой Отечественной войны.
Алмаз говорит, что сегодня “пустым никогда не возвращается”:
– Хоть одну копейку ранних Советов, да найду!
– Какая находка для вас самая ценная?
– Каждая находка сама по себе примечательная, было интересно найти монеты времен Екатерины II, монеты Хромого Тимура. Во времена коллективизации люди просто закапывали вещи.
– Верите в проклятие старых вещей? В то, что они хранят энергетику старых хозяев?

– Может, проклятие и есть, если копать на могильниках, но я в такие вещи не лезу. Я, в общем-то, тоже суеверный человек. Люди в большинстве случаев, когда прячут клад, делают это с той мыслью, что когда-нибудь вернутся и заберут его. Но не всегда получается вернуться – либо место забывают, либо болезнь забирает человека. Главное, чтобы эти находки не были с кладбищ или мест захоронения. Я в основном ищу там, где предполагаются клады или где могут быть потерявшиеся вещи. Но полноценного клада пока не находил, пребываю в надежде.
Для любого кладоискателя знание истории края – важный фундамент, на котором строится вся работа.
– Раньше я не был силен в истории, но сейчас постоянно читаю книги, узнаю новое, есть советские военные карты, есть карты зимовок, – говорит Алмаз. – Потом перехожу на современные спутниковые карты, смотрю, что там сейчас находится. В принципе видно, что там были какие-то строения, дома. Когда казаки в 1748 году пришли сюда под командованием генерала Колпаковского, основателя города Верного (ныне Алматы), с этого периода начинается строительство домов.
 
Сакские наконечники в придачу
Алмаз утверждает, что очень много кладов прятали в домах, которые были построены в 1870–1880 годы: на крышах, в печах, в подоконниках, в подвалах, на чердаках. Такие дома еще сохранились в Есике, Талгаре и в Алматы.
– Но я в Алматинскую область не лезу, когда только начинал, бегал вокруг Алматы, – продолжает кладоискатель. – Сейчас очень много любопытствующих людей из близлежащих домов, поселков. Они смотрят на тебя как-то странно, поэтому мы с нашей группой стараемся уезжать за 500 километров. Наша группа состоит из восьми человек, нашли друг друга в Интернете по общим интересам. А так в Алматы очень много тех, кто занимается кладоисканием.
Кладоискателям известно, что ищешь одно, а порой находишь совсем неожиданные вещи:
– В районе Балхаша мы нашли много камней, на которых отпечатались следы ракушек, им несколько миллионов лет. Бывает, находим сакские наконечники. Как они туда попали? Может, саки с варварами там бились, стреляли из лука… Кольца тех времен тоже попадаются. Я, например, знаю место, где имеются монеты времен Николая II, мы там работаем.
Дальнейшая судьба находок – различная:
– Часть монет у меня хранится как память, часть дарю друзьям, часть продаю. В музеи не сдаю – там и так полно монет и николаевских, и александровских времен, они лежат в загашниках.
 
– Почему археологи невзлюбили вашего брата?
– Они считают, что мы копаем курганы. Хотя курганы копать неэтично – это гробницы, а потом это достояние республики. В России процентов 20 кладоискателей – черные археологи, они занимаются варварством. Наши, глядя, что происходит там, считают, что и в Казахстане есть такие экземпляры. Из-за единиц отношение ко всем, как к нехорошим людям.
Сейчас у кладоискателей сезонное затишье:
– Вообще выезжаем в каждые выходные. Хотя сейчас зима, земля заледеневшая, но нам так хочется ехать копать! Оттого что погода не позволяет, мы просто грустим... Как снег спадает, практически все любители приборного поиска берут металлоискатели и выезжают копать!

  
Легендарные сокровища Казахстана
Есть несколько знаменитых кладов на территории Казахстана, окутанных тайнами, которые ищут давно, но пока тщетно.
Ларец купца Пугасова
Проживавший в Верном знаменитый купец Никита Пугасов сделал свое состояние на производстве алкогольных напитков. Также есть мнение, что он занимался промыслом золота. Считается, что, когда началась экспроприация советской властью, Пугасова предупредили о приходе чекистов, и его семья успела спрятать сбережения. В легенде фигурирует некий ларец с золотыми червонцами. Алматинцы ищут клад купца в районе Пугасова моста, названного в его честь, а также на месте, где стояла шикарная усадьба верненского богача.
 
Золото атамана Дутова
Золото атамана Александра Дутова ищут в Алматинской области, а также на другой стороне – в селе Осакаровка Карагандинской области. Дутов, не признавший власть большевиков, вынужден был отступать под натиском Красной армии через казахстанские степи. История гласит, что армия Дутова проходила по Семиречью, в сторону Китая. Возможно, атаман уносил с собой золото, вверенное ему самим Колчаком. По одной версии, Дутов спрятал богатства в ущелье Карасарык, что в Алматинской области. По другой – где-то в сопках Осакаровки. С Дутовым связана и пропажа одной из почитаемых православных икон – Табынской Божией Матери, покровительницы Урала и Казахстана, которая также бесследно исчезла.
 
Богатства атамана Анненкова
В годы Гражданской войны белый атаман Борис Анненков, теснимый красными большевистскими отрядами, спешно уходил в Китай. Считается, что Анненков устроил в горах схроны, спрятал не только большую часть своего вооружения, которое не хотел отдавать китайцам, но и золото, антиквариат, драгоценности. Сокровища предположительно оставлены в приграничной с Китаем зоне, в горном районе Джунгарского Алатау.
 


Кошелек с монетами
Дмитрий СЕРГАТЮК, администратор единственного в Казахстане интернет-форума, посвященного отечественным кладоискателям, знает, как легко увлекает это дело, как зажигает в людях надежду, а затем… разочаровывает своих поклонников.
Сейчас на ресурсе зарегистрировано 700 человек, но есть еще масса тех, кто себя не афиширует. Дмитрий сразу развеял мифы и романтические представления о кладоискании. Хотя оно и сулит хорошие призовые, найти что-то ценное не так просто. Дмитрий из Петропавловска говорит, что в их регионе десятка три энтузиастов. Ежегодно проходит слет казахстанских кладоискателей, еще каждый регион устраивает свои собрания. На последнем таком большом слете было дано задание – найти кошелек с монетами времен Николая II. Победителю достался еще и небольшой металлоискатель:
– Были выбраны некопаное место и реальная история. В итоге один участник нашел кошелек, в нем были монеты 1908–1912 годов.
Все находки, по словам наших кладоискателей, лежат неглубоко, на расстоянии не более полуметра. На первом месте по числу находок идут монетные клады:
– Самое интересное – это царская Россия. Мне нравится все, что касается XVI–XVIII веков. Монеты XIX–XX веков меня никак не интересуют. Они везде валяются. Китайские монеты на Шелковом пути тоже “миллионами” валяются. Их раньше носили связками, одна такая порвалась и вот на всю площадь дала 1000 монет.
Дмитрий говорит, что больше всего шансов обнаружить ценные вещи – там, где шли военно-оборонительные линии царской России. Но кладоискатели ищут по всему Казахстану:
 
Монеты – основная добыча кладоискателей
– Если учитывать человеческий фактор, то, судя по звонкам, больше всего клады пытаются найти в Шымкенте. Весь Казахстан ищет нумизматику. Реальность гораздо жестче, на моей практике столько историй, когда просили помочь откопать клад предков, просили металлоискатели. Но я вам скажу, что на сто историй не было еще ни одного выкопанного клада! Когда начинающий находит пару копеек, а потом видит, что есть на тех же форумах или у коллег, начинает искать и у него не получается. Тогда приходится разочаровываться...
В любом случае, помните, что удача улыбается только самым упорным!!
 

НАХОДКА ОКОЛО АЛМАТЫ
Необычный предмет, напоминающий лампу Аладдина (на фото), обнаружил один из казахстанских кладоискателей в Заилийском Алатау. Сейчас обладатель древней находки готовится сдать
Раритет изготовлен из меди и, судя по надписям на древнетюркском языке, относится к первому тысячелетию нашей эры. Сразу после обнаружения находки в сообществе кладоискателей долго шли споры о ее предназначении. Кому-то предмет показался кубком, кому-то кувшином. Наконец эксперты расставили точки над "i" – это лампа. Друзья тут же принялись яростно натирать артефакт в надежде, что оттуда появится джинн. Увы, лампа безмолвствовала. Тем не менее исторической ценности артефакт от этого не потерял. 
Арабская вязь и орнаментальные узоры говорят о нем как о шедевре прикладного искусства Казахстана. И стоимость раритета может вполне составлять пятизначную сумму в заморской валюте. – Сейчас хозяин находки отдал ее на реконструкцию, – говорит руководитель движения кладоискателей Алматы, представившийся как Карлос. 
– После чего он намерен передать ее в государственный музей. Чтобы стать кладоискателем, достаточно купить металлодетектор. Минимальная его стоимость – 65 тысяч тенге. Мой металлодетектор стоит тысячу долларов. Мы не относимся к поиску кладов как к заработку, для нас это хобби. Я находил таньги Тюркского каганата, казацкие копейки и цинские монеты.
    


НАЙДЕН КЛАД
В ЮКО найден самый крупный в истории страны клад Недалеко от этого клада, обнаружен был еще один с золотыми украшениями. Клад серебряных монет и золотых украшений обнаружили археологи Южного Казахстана. О первой подобной уникальной находке за годы независимости Казахстана рассказал директор Иинститута археологии имени Маргулана Бауржан Байтанаев. Археологи обнаружили в развалившемся тандыре кувшин, в котором сохранились 2600 серебряных монет. По предварительным данным, монеты датируются XV-XVI веками, когда Сайрам входил в состав Казахского ханства.
Недалеко от этого клада был обнаружен еще один, но уже с золотыми украшениями, которые, по предварительным данным ученых, немного "старше" серебряных монет.Археологи нашли браслет, серьги, кольца и слитки золота.Не менее ценной для ученых является находка части здания средневековой бани, постройка датируется X-XII веками. Статьи / Факты и предположения / В Казахстане найден кувшин с монетами В ЮКО найден самый крупный в истории страны клад Недалеко от этого клада, обнаружен был еще один с золотыми украшениями. Клад серебряных монет и золотых украшений обнаружили археологи Южного Казахстана. О первой подобной уникальной находке за годы независимости Казахстана рассказал директор Института археологии имени Маргулана Бауржан Байтанаев. Археологи обнаружили в развалившемся тандыре кувшин, в котором сохранились 2600 серебряных монет. По предварительным данным, монеты датируются XV-XVI веками, когда Сайрам входил в состав Казахского ханства. 
Старинный кувшин с кладом монет Недалеко от этого клада был обнаружен еще один, но уже с золотыми украшениями, которые, по предварительным данным ученых, немного "старше" серебряных монет. Серебряные монеты, найденные в Казахстане Археологи нашли браслет, серьги, кольца и слитки золота. Золотые находки казахского клада Не менее ценной для ученых является находка части здания средневековой бани, постройка датируется X-XII веками. Старинный клад найден в Казахстане Ее стены уже в то время были сделаны из обожженного кирпича. Однако большая часть находки оказалась разрушена во время строительства торгового центра в селе Сайрам. Сохранившиеся стены составляют всего пять процентов от всего здания, все остальное оказалось под экскаватором.
   


ЗОЛОТОЙ ЧЕЛОВЕК КУРГАНА ИССЫК
В 1969 году казахские археологи под руководством К. А. Акишева приступили к раскопкам огромного кургана, расположенного в 50 километрах восточнее Алма-Аты. Археологи сами назвали курган Иссык, так как народные предания обошли его своим вниманием. В общем-то, это не было удивительным: рядом с Иссыком высились другие его собратья, составляя грандиозный курганный комплекс — сорок пять земляных пирамид, вытянувшихся цепочкой на расстояние трёх километров.

И рядом со своими соседями Иссык не выделялся ничем: высота его составляла всего лишь шесть с половиной метров, в то время как рядом стояли исполины высотой до 15 метров. Как и другие курганы, Иссык был ограблен ещё в древности. К счастью для науки, грабители не заметили одно — причём не главное — погребение, в котором лежали останки человека, вошедшего в историю науки под именем «золотого человека Иссыка»…
 «Саки же (скифское племя) носили на головах высокие островерхие тюрбаны плотные, так, что стояли прямо. Они носили штаны, а вооружены были сакскими луками и кинжалами…» Геродот в своей девятитомной истории о саках пишет немного — лишь упоминая их рядом с другими племенами и народами. Но зачастую само это соседство уже говорит о многом.
…Случайно избегнув в младенчестве насильственной смерти и впоследствии вознесясь на гребне дворцовой интриги, Кир, сын знатного перса, сумел стать владыкой не только Персидской империи, но и всей Азии. Он начал бесконечные войны с эллинским миром. При этом, уточняет Геродот, на самих эллинов Кир вначале не обращал никакого внимания, считая их противником слишком ничтожным: «ведь помехой Киру были Вавилон, бактрийский народ, саки и египтяне». Объединение в этом отрывке таких могущественных держав древнего мира, как Вавилон и Египет, с саками — одним из многочисленных скифских племён, на первый взгляд кажется странным. Объяснение этому можно прочесть между строк у самого Геродота: он писал, что конница саков представляла собой серьёзную военную силу, намного укреплявшую те армии, на стороне которых она сражалась. «В войске варваров наиболее отличились пешие персидские воины и конница саков», — подводит историк итог одной битвы.

 
Древнеперсидские хроники, клинописные стелы, свидетельства античных авторов помогли исследователям очертить контуры истории саков. Согласно древним источникам, этот народ делился на три большие группы: саки, «носящие остроконечные шапки», саки, «варящие напиток Хаом», и заморские саки. Часть этих племён в конце концов была покорена персидскими царями. Во II веке до н. э. саки после длительной войны с могущественной Парфией были оттеснены на земли, входящие ныне в границы Ирана и Афганистана. Вскоре они были полностью ассимилированы местными народами и уже в первых веках нашей эры исчезают из исторических хроник.

В общем-то, к сакам историческая память оказалась куда менее милостива, нежели к их собратьям и современникам, — скифам Причерноморья. Восхищение Геродота исключительным мужеством и военной доблестью саков легло в основу традиционно сложившегося представления об их месте в историческом процессе — только как военной силы. А уникальные находки в скифских курганах Причерноморья, сделанные российскими и украинскими археологами, окончательно оттеснили саков к дальнему горизонту истории. Блеск золота причерноморских курганов был настолько ослепителен, что долгое время даже ведущие историки считали, что именно здесь, вблизи древнегреческих городов-колоний, находился центр всей скифской культуры.
Немалую роль в этом сыграло и другое обстоятельство. Европейские этнографы XVIII–XIX веков начали изучение кочевых и полукочевых народов Средней Азии, когда те находились в состоянии культурного и социально-экономического застоя, а отдельные племена вообще были почти на грани голодного вымирания. И по сути дела, пишет доктор исторических наук К. А. Акишев, эта печальная картина была целиком перенесена и в историческую перспективу — без всякого учёта катастрофических потрясений, испытываемых народами Средней Азии, начиная со вторжения орд Чингисхана, приведших в итоге к нарушению и гибели исторически сложившихся коммуникаций и взаимосвязей, резкого уменьшения поголовья скота — основы существования кочевых племён. На этом, видимом современниками социально-экономическом фоне, продолжает исследователь, «своеобразные формы общественной организации и государственного строя, материальной и духовной культуры, сложившейся в результате многовекового развития, возникшие в определённой среде и в определённой обстановке и приспособленные к своему образу жизни и быту, к своим традициям, вкусам и духовным запросам, считались низшими и варварскими…»

Но со временем новые исторические и археологические данные всё больше и больше ставили под сомнение эти сложившиеся представления. «Археологи постепенно выявили, — пишет академик Б. Б. Пиотровский, — общность многих элементов культуры от Дуная на западе вплоть до Великой Китайской стены на востоке, на широкой полосе степей предгорий и горных пастбищ, между 40 и 50 параллелями». На обширнейших просторах — протяжённостью свыше 7000 километров — сложился и около десяти веков существовал конгломерат схожих между собой скифских культур. Особенно отчётливо эта схожесть проявилась в так называемом «скифском зверином стиле» — золотых, серебряных, бронзовых изделиях и украшениях, вышивке на тканях. Мир скифского искусства был миром хищников, птиц, оленей, горных козлов, то фантастически преобразованных мифологической фантазией мастеров, то изображённых с предельным, даже натуралистическим, подобием. Но в этом мире вплоть до середины XX века исследователи не могли увидеть следов саков.
 
Захороненный в кургане воин действительно был золотой — в погребальной камере, тщательно срубленной из вековых стволов тянь-шаньской ели, археологи нашли свыше четырёх тысяч золотых изделий: предметы украшения одежды, головного убора и обуви, перстни, статуэтки, бляхи. На полу стояли сосуды из дерева, глины, бронзы и серебра. И расположение предметов, украшавших некогда парадный доспех погребённого воина, остатки железного меча и кинжала позволили исследователям в результате кропотливой работы воссоздать — впервые в науке — облик сакского воина. Именно сакского — и не только потому, что этот курган расположен на территории, которая согласно древним источникам им принадлежала, и насыпан был именно в «сакское» время: реконструкция полностью совпала с описанием одежды тех саков, которые, как свидетельствует Геродот, «носили на головах высокие островерхие тюрбаны».

А те произведения звериного стиля, что были найдены в кургане Иссык, не только окончательно «ввели» саков в великий мир скифского искусства, дав исследователям право говорить о существовании самостоятельной школы мастеров Семиречья, но и позволили сделать предположение, ранее казавшееся невозможным.
«Комплекс находок в кургане Иссык, — пишет К. А. Акишев, — дал дополнительные материалы, проливающие свет на уровень социальной истории саков Семиречья. Можно утверждать, что пышность и богатство золотой одежды иссыкского сака были рассчитаны не на один только внешний эффект — смысл этого богатства гораздо глубже, его надо рассматривать в плане социально-политическом. Главное назначение одежды было в возвеличивании личности вождя, возведении его в ранг солнцеподобного божества… По-видимому, сакское общество Семиречья стояло на более высокой ступени социальной организации, чем нам представлялось до раскопок иссыкского кургана…» И этот вывод исследователя подтверждается находкой, столь же пока загадочной, сколь и ошеломляющей: на одной из серебряных чаш, стоящих возле останков золотого воина, археологи обнаружили нацарапанные знаки — следы письменности! Следы самой древней письменности вообще на территории Средней Азии!..
 
Тщательный анализ показал, что надпись на чаше, состоявшая из двух строк, содержит в общей сложности 25 или 26 знаков, среди которых удалось распознать 16 или 17 различных, что свидетельствует об алфавитном характере надписи. И этот анализ, проведённый крупнейшими специалистами Института востоковедения АН СССР, заканчивается такой фразой: «Весьма возможно, что надпись на чаше написана неизвестным ранее алфавитом».

Скифы не оставили после себя письменности. Среди тысяч и тысяч археологических находок, сделанных в скифских курганах, не обнаружено даже следов её существования. Сложилось убеждение, что в скифских обществах вообще не было письменности, так как уровень их развития позволял обходиться без неё. И вот так несправедливо обойдённые историей саки, долгое время казавшиеся глубокой периферией скифской культуры, дарят надежду на то, что и это мнение не столь уж незыблемое…
    


 
ЗОЛОТО В КАЗАХСТАНЕ
Согласно предоставленным статистическим данным, самое крупное месторождение золота в Казахстане находится в Восточно-Казахстанской области, его запасы оцениваются в 537,5 тысячи килограммов, что эквивалентно 22 миллиардам долларов. 
На втором месте по богатству казахстанских земель - Акмолинская область. 
Там хранится 259,9 тысячи килограммов золота, а это - 11 миллиардов долларов. 114,8 тысячи килограммов золота находятся в недрах Карагандинской области (пять миллиардов долларов).
В целом все казахстанские месторождения с 1 159 687,4 килограммами золота оцениваются в 48 миллиардов долларов.
   

КЛАД В ЮЖНОМ КАЗАХСТАНЕ
Археологи уверены: ими расплачивались еще в конце XVII века.
Их делали в местном монетном дворе. Есть среди находок и деньги, отчеканенные в России при втором русском царе из династии Романовых. Ученые говорят, что уникальность ни в самих монетах, а в их количестве. Найденный клад хранился под землей почти 300 лет. 
Копеечка за копеечкой археологи очищают найденный клад. Такой горы древних денег они еще не находили. 25 кг медных монет были спрятаны в одном месте. На многих есть изображения Георгия Победоносца и знак московского монетного двора.
Айсулу Ержигитова, научный сотрудник областного историко-краеведческого музея г.Шымкента:
- Они попали к нам в Среднюю Азию в связи с медным кризисом, когда была большая нехватка медных монет. Валюта была наряду со среднеазиатской. Такое огромное количество монет говорит о том, что были экономические связи с Россией.
Старинный клад хранился на территории городища Сауран. Археологи нашли его с помощью металлоискателя. Все монеты были завернуты в ткань, которая частями тоже сохранилась.
 
Ерболат Смагулов, руководитель туркестанской экспедиции:
- Это связано с угасанием города, когда люди оставляли его. Возможно, они оставили такое количество монет до лучших времен, желая потом вернуться. Скорее всего, люди перемещались в Туркестан.
Сейчас экспедиции предстоит выяснить подробные обстоятельства захоронения клада. Но уже известно, что его оставили в древней усадьбе. Ее скоро откопают и восстановят все детали интерьера. Недалеко от этого места археологи возвращают и другие общественные сооружения Саурана.
Найденные здесь медные монеты скоро выставят на всеобщее обозрение в музей. Правда, сначала археологам придется все пересчитать.
   
 
КАЛМЫЦКИЕ КЛАДЫ
Оказывается, казахстанские археологи-любители тоже ищут следы прошлого в казахских степях, и даже находят калмыцкие клады. Мы знаем про две группы поисковиков (не исключено, что их больше). Обе группы нашли на берегу Балхаша медные монеты, а одна в верховьях реки Моинты – свинцовые пули.
Нам даже прислали нашу «долю» – десяток российских монет.kkb1 Все монеты медные, выпуска до 1769 года включительно, и найдены в трёх местах на северо-западном берегу Балхаша. Эти находки, как мы предполагаем, маркируют маршрут движения калмыков в июне-июле 1771 года под предводительством Убаши. Монеты найдены на самом берегу, на уровнях 343 м, 347 м, в местах, покрытых в прошлом водой и обмелевших после отступления Балхаша, потому они и сохранились. Это говорит о том, что калмыки бросали монеты в воду, видимо, «на счастье» или в жертву духу озера, а также, что подтверждаются наши предположения о высоком уровне Балхаша в прошлом (~348–350 м).
Наши коллеги по поиску следов прошлого не любят, когда их называют «чёрными археологами». Один из них под ником «Поисковик» совершенно справедливо написал:
«Мы не вскрываем могилы, не ведём поиски на исторических памятниках. Наши находки – это «потеряшки», которые были потеряны при различных обстоятельствах. Места, где мы ведём поиск, не имеют никаких архитектурных сооружений или останков построек, мы ищем в чистом поле, археологи никогда туда не поедут ради десятка монет, которые не имеют исторической ценности, а для нас это хобби, сравнимое с собиранием грибов или рыбалкой. Конечно, каждому своё хобби: кто-то ловит рыбу удочкой, кто-то играет в футбол, а кто-то ездит по казахским степям в поисках следов прошлого. Пройдёт ещё сто лет, и те медные монеты и железные наконечники стрел, которые мы не найдём (не спасём от коррозии), превратятся в куски неопознанного металла. Например, не так давно на берегу залива Кашкантениз мои знакомые нашли котёл с монетами. Медные монеты настолько корродировали, что превратились в сплошной кусок меди, покрытый толстой зеленоватой коркой. Его пришлось сдать в металлолом.»
 

Казахстан
КАЗАХИ VS КАЛМЫКИ. ПОСЛЕДНЯЯ БИТВА
В казахской истории известно, что летом 1771 года на реке Моинты произошла последняя битва с калмыками в 250-летнем ойрат-казахском противостоянии. Калмыки в течение шести месяцев шли по территории Казахстана и в июне вышли в верховья Моинты. Здесь их встретило объединённое казахское войско под предводительством Аблай хана. Между горами Отар, Шунак и рекой Моинты находится относительно безводная долина. Казахи, заняв все господствующие высоты, могли контролировать всю местность. Там в «безводной и песчаной» долине калмыки вынуждены были остановиться, и принять бой. Сначала бои шли с переменным успехом. Потом подошло войско Нуралы хана, и калмыки поняли, что так просто от казахов не отделаются. Но они не жаждали кровопролития, так как шли не воевать с казахами, а пройти на пустующие земли бывшей Джунгарии в долины Или и Тарбагатая. Предводитель калмыков Убаши запросил передышки, согласился на возврат пленных и выплату дани. А среди казахов начались споры – что делать с калмыками?
Мнения разделились. Аблай хан был сторонником пропуска калмыков, а Нуралы хан и часть непримиримых батыров жаждали крови извечного противника. Три дня в казахском стане кипели споры и гремели разногласия. Во время перемирия калмыки на всякий случай стали выменивать свои вещи, доспехи, оружие на казахских лошадей. Затем, предчувствуя, что затянувшиеся среди казахов споры для них добром не кончатся, они решили действовать. Ночью разожгли костры и стали петь и плясать, создавая шум и отвлекая казахские караулы. Тем временем основная их часть под покровом темноты тихо собралась и ушла в обход. После ухода калмыков коалиция казахских жузов распалась. Аблай хан, видимо, убедил Нуралы хана прекратить преследование. Лишь некоторым непримиримым казахским батырам слова ханов были не указ. Их отдельные отряды продолжили преследование самостоятельно.

 
Калмыки разделились на две части. Бывшие в их составе джунгары родом из Тарбагатая под руководством Танжи нойона пошли на восток вдоль южной кромки Сарыарки. Другая часть под руководством Убаши пошла на юг, к Или. С обеих сторон реки Моинты есть два холма с одинаковым названием Караулшокы. На склонах обоих холмов полно братских могил. Видимо, на этих холмах уходящие калмыки оставили заградительные отряды, которые ценой жизни воинов-смертников задержали преследование казахов. Северная группа калмык-джунгар, убегая от батыров Орта жуза, по казахским легендам травила воду, бросая в колодцы дохлых собак. В результате отравились и погибли несколько известных казахских батыров: Баян, Иткара, Жантай… В конце концов, джунгары, переправившись через Аягоз, дошли до реки Эмель, где их встретили передовые китайские пикеты.
 Паралельно Моинты в Балхаш текла ещё одна река, вытекая с гор Шунак и впадая в залив Кашкантениз. Её высохшее русло мы видели в горах Шунак, а затем под названием Ергенту нашли на старой карте от 1777 года русского картографа Исленьева. На ней, кстати, обозначено казахское название озера – Тенгиз и калмыцкое – Балхаш, а Моинты обозначена как Моупты. Из этой карты, а также из других карт и многочисленных свидетельств путешественников следует, что Балхаш – все-таки калмыцкое (ойратское) название. Южная группа калмыкова могла идти к Балхашу только между рек Ергенту и Моинты. Их стоянки на Балхаше фиксируются находками российских монет в устьях этих рек на берегах заливов Кашкантениз и Сарышаган, в устье реки Кызылеспе (возле ж/д станции Жастар), но затем теряются в песках Таукум…
Мы тоже, двигаясь на своём верном тулпаре от гор Шунак, выехали к месту, где река Моинты выходит из гор Озенжал на Прибалхашскую равнину и течёт на юг, отделяя Сарыарку от Бетпакдалы. Заезжаем на ж/д станцию Киик и оставляем там нашего проводника Вовчика. Дальше дорога ведёт на юг, мимо станции Моинты, вдоль реки Моинты. Вот здесь 242 года назад по долине Новалы двигались к Балхашу калмыки…
 
ДУХ БАЛХАШ-НОР
Предводитель калмыков Убаши ехал в арьергарде коша. Под ним был вороной конь, рядом ехали несколько нойонов, а чуть впереди на облезлом верблюде сидел богдолама Джалчин. Другая часть калмыков под руководством нойона Шерена двигалась правее, вдоль реки Ергенту. Убаши вытирал пот со лба шёлковым платком и, изнывая от жажды, вспоминал голубую Волгу и белый Яик: «Вот благодатные места, где травы могли скрыть взрослого барана, а воды достаточно для людей и коров, где наши рыбаки ловили сазанов весом с ягнёнка… А мы бросили всё и идём неизвестно где, неизвестно куда. Даже в Нарын-песках земля плодороднее, чем здесь. Как только здесь живут хасаги? Не зря они такие злые и яростные».
Постепенно в знойном воздухе запахло приближением большой воды. Река Моупты, текущая слева, расширилась, пожелтела от глинистой почвы и замедлила течение. По берегам появились пока ещё редкие заросли камыша. Всё говорило о том, что Балхаш-нор уже близко. Вдруг, впереди показалось облако пыли, и через некоторое время перед Убаши соскочил с коня посланный от впереди идущего авангарда молодой юноша. Он сообщил, что до Балхаша около десяти вёрст и путь впереди свободен. Убаши и без него знал об этом, но всё равно кинул ему за радостную весть кисет с табаком. Новость понеслась в другие концы, и весь кош прибавил ходу.
Часа через три вдали засверкали на солнце голубые воды Балхаша, и калмыцкий кош широким фронтом от Моупты до Ергенту вышел на берег озера. По глади залива, в который вливалась Моупты, восточный ветер гнал мелкие волны, закручивая и вспенивая верхушки, как будто стадо баранов плыло по воде. Грязно-жёлтая речная вода, вливаясь в залив создавала причудливые разводы то желтоватых, то чистых слоёв. Среди женщин и детей раздались радостные возгласы. А закалённые в боях и невзгодах воины остановились, крепко сжав обожжённые солнцем губы, и лишь в глазах засветилась надежда на окончание тяжкого пути. Калмыки опустились на колени и дисциплинированно ожидали команды. Двое юношей – баньди первыми забежали в воду и, зачерпнув в большой казан чистой воды, принесли её для богдоламы. Но Джалчин не стал её пить, а сам зашёл в воду, сложил у груди ладони и прочитал на тибетском языке мантру очищения кармы от всех видов напастей. Закончив её, он трижды про-кричал: «Ом мане падме хум», омыл лицо и напился балхашской воды из сложенных ладоней. Все калмыки повторили за ним главную буддистскую мантру, и над берегом далеко разнеслось: «Ом мане падме хум». Только после этого калмыки стали набирать воду в свои казаны. Убаши тоже подошёл к воде и попытался задобрить дух озера:
– О, эти благословенные воды Балхаш-нор. Вы омывали джунгарские земли, вы поили джунгарских воинов и их коней, вы видели моих предков. Будьте же благосклонны ко мне и моему мужественному на-роду. Дух озера, помоги нам обрести родину на бывшей джунгарской земле и укажи нам путь между хасагами и бурутами. Мы пожертвуем тебе всё, что у нас осталось.
Он выплеснул из кожаной бутылки-бортхи остатки арзы в воду, а за-тем вытащил медный пятак и бросил его в озеро. Нойоны последовали его примеру. Вообще-то он заранее приготовил для жертвы русский серебряный рубль, но в последний момент приступ жадности заставил вытащить такой же по размеру пятак. Многие простые калмыки тоже стали кидать в жертву духу озера свои медяки. Затем по всему берегу от залива до залива началась подготовка к стоянке. Вскоре дым кизяка, перемешанный с кисловатым запахом арзы и варёного мяса, поплыл над берегом Балхаша.
 
Стоянка возле озера продлилась несколько дней. Калмыки отдыхали, поили скот, а сами пили арзу и расслаблялись после тяжёлого шестимесячного перехода по казахским степям. Казалось, самое трудное уже позади. Вот оно, рядом, родное джунгарское озеро, а за ним пустые джунгарские земли. Гостеприимный залив с жёлтыми разводами от реки Моупты они стали называть Шар-Цаган/ Жёлто-Белый. Убаши вызвал старого гелюнга и спросил совета. Монах ответил: «Как красивая девушка не бывает одинокой, так и тучные пастбища пустыми не бывают. Ну а совет мой таков – бойся бурутов больше, чем хасагов». Слова гелюнга встревожили Убаши. Ведь с казахами он уже договорился, а заградотряд задержит несговорчивых батыров. Неужели буруты страшнее казахов? И откуда они только взялись? После совещания с нойонами Убаши приказал закончить отдых и готовиться в путь.
Нойон Шерен предложил идти через горы Куйел Каратау, где он знал замечательные пастбищные места. Но на склонах Чу-Илийских гор и в долине Сарыбель их встретили киргизы-буруты. Калмыки не стали вступать с ними в сражение, а оставив заградотряд, повернули к Или, к блестевшей на востоке полоске воды. Но дух уже не джунгарского Балхаша не был к ним благосклонен. Полоска воды оказалась огромной горько-солёной лужей (оз. Итишпес), так что даже собаки не стали пить эту воду, а вокруг простиралась безводная пустыня Таукум… Вот тут для калмыков начались «ягодки», и Убаши не раз пожалел, что сэкономил серебряный рубль. Но даже золотой червонец, брошенный в озеро, не помог бы калмыкам. Дух Балхаша давно перестал быть джунгарским. Лишь джунгарское название напоминало о прежних владельцах. А в озеро вернулся древний тюркский дух Тенгиз коль, и калмыки здесь были явно лишними. Десять дней они брели по пустыне, мучаясь от жажды и теряя остатки скота. По выходе к реке Курты их снова встретили буруты. По словам русского синолога Н. Бичурина, «кровожадные и хищные буруты терзали бедных торгоутов до самой китайской границы». До китайских пикетов на реке Тамга (левый приток Или, чуть восточнее Чарына) последние калмыки вышли к концу августа.
 
ДУХ ТЕНГИЗ КОЛЬ
Мы едем на юг вдоль железной дороги и русла Моинты. Реки Ергенту уже не существует, а Моинты теряется в песках, в покрытом камышами месте Сулыжер, не доходя до Балхаша 20–25 км. Просёлочная дорога приводит к ж/д станции Сарышаган на берегу одноимённого залива. Миновав станцию, выезжаем на хорошую асфальтовую дорогу, ведущую в Приозёрск. Когда-то он был оживлённой и многолюдной столицей полигона Сарышаган, а теперь обычный по статусу и полупустой город на берегу Балхаша. Пока ещё светло, подъезжаем к воде, и с огромных камней на берегу залива Сарышаган бросаем в озеро по монете, чтобы ублажить дух Тенгиз коля. Ведь к озеру мы ещё не раз вернёмся.
  


 
В ПОИСКАХ КЛАДА КОЛЧАКА
Пожалуй, каждый человек в детстве мечтает найти свой клад. А вот житель Петропавловска Андрей Бирюков сделал свою мечту реальностью. Три года назад вместе со своим отцом и дядей он приобрёл два металлоискателя и отправился по местам местной «боевой славы», пишет газета Петропавловск kz. Конечно, больших военных сражений на территории нашей области, как в принципе и всего Казахстана не было, но в годы становления Советской власти происходили боевые сражения в различных районах и деревеньках… 
Именно там и по сей день такие же мечтатели, как Андрей, ищут свои клады. Кто-то бредит золотом и драгоценностями. Для других же важней всего исторические реликвии, рассказывающие о прошлом, жизни наших предков. Своё хобби Андрей вместе с небольшой компанией таких же энтузиастов начал с нуля. Изучив всю имеющуюся информацию в интернете о том, где на территории нашей области происходили сражения, они, вооружившись металлоискателями, отправлялись на так называемые раскопки. Весной, лишь только на земле появляются первые проталины, команда копателей выдвигается в путь. А самое главное, что они берутся за это дело не из корыстных побуждений, как действуют большинство подобных «кладоискателей», а для открытия тайн нашей истории. На помощь приходят современные электронные карты, приводимые в действие спутниками. На снимках, сделанных из космоса, отчётливо видно старые деревни, поселения. 
Именно туда и выезжает Андрей вместе со своими соратниками. Первой точкой отправления их мини-отряда стало село Дубровное, в котором в 19 году прошлого века происходили серьёзные бои. Сразу за деревней располагается интересная лесистая местность, в которой удавалось найти пули, гильзы, шрапнель и многое другое. Позже свои поиски команда Андрея Бирюкова перенесла на местность, располагавшуюся ближе к городу. Это бывшие поселения, некогда располагавшиеся близ деревни Большая Малышка. 
Центр восстания в годы революции был в Соколовке. А вот самые интересные находки им удалось обнаружить в бывшем поселении под названием Батурино, которое в 1927 году было полностью выжжено. Там сегодня ничего не напоминает о бывшем пребывании людей: нет ни домов, ни построек… Есть только множество свидетельств того времени, которые обнаруживает металлоискатель. А именно, предметы быта: кастрюли, чугунки, сковороды, печные задвижки; предметы обихода: пуговицы, застёжки, пряжки, амулеты, крестики, кольца, серьги и многое другое. Интереснейшими экземплярами представляются найденные медные монеты. Они датируются 18, 19 и 20 веком. 
Попадаются разные монеты, но в основном преобладают монеты 1917 года. В коллекции Андрея есть медная монета номиналом в 5 копеек, весит она 52 грамма, датируется концом 18 века. По словам владельца в дореволюционные годы, на этот довольно увесистый «пятак» можно было приобрести корову. Ценность монет у нумизматов, оказывается, не определяется её стариной: 
— Даже если монета очень старая, она может стоить дешевле монеты времён Советского Союза, — объясняет копатель Андрей. — Они ценятся в зависимости от тиража. Так, чем больше монет определённого образца было выпущено, тем дешевле они стоят. Как ни странно, очень ценится брак. Если на монете отчеканена не правильно буква или не ровен изгиб, то она представляет собой большую ценность для коллекционеров. 
В коллекции Андрея насчитывается около 50 монет разных времён. Есть и серебряные. По словам копателя, монеты из чистой меди чеканились до 1924 года, позже для их изготовления стали добавлять различные сплавы. Кстати, монета не ценится, если она блестит. Существует целая система очистки медных монет от зелёного налёта. После чего на них наносится защитный слой, который придаёт изделию тёмный цвет и позволяет ему хранится ещё много десятков лет. Медный крестик на груди… 
Нет ничего умилительней того, чтобы подержать в руках вещь вековой давности. В коллекции Андрея есть не только монеты, но и нательные крестики, колечки, как женские, так и детские, броши, медальоны с изображением Пресвятой Богородицы и многое другое. Сегодня на обсуждениях в форуме кладоискателей многие тайные находки становятся явными. Так, например, нательный крестик, имеющий плавные углы, был распознан форумчанами, как женский. Они отличались от мужских плавностью своих форм и вдобавок покрывались разноцветной глазурью. 
Есть и медальон, имеющий двустороннее изображение святых. На одной изображён Николай Чудотворец, а на другой Казанская Божья Матерь. По словам Андрея, в основном все найденные им вещи являются «потеряшками». А вот в Батурино после жестоких боёв, где сжигались люди, найденные предметы, скорее всего, когда-то были собственностью павших жертв мятежа. В коллекции Андрея есть серебряная брошь, украшенная натуральным камнем. Правда, разбираться в них копатель пока не научился, поэтому просветить нас от какой напасти защищал этот оберег не смог. Н
о, у него всё ещё впереди! А вот золотые украшения попадаются редко. Первые шаги «кладоискателя» Конечно, кладоискателем Андрея назвать весьма сложно. Он не гонится за антиквариатом, ценными вещами, которые можно продать подороже. Как нам показалось, главный клад — в душе у этого молодого человека. Его глаза горят огнём, когда он рассказывает о своём необычном, но ставшем довольно популярным в последнее время хобби. 
Найдя интересную вещь, он не бежит узнавать её стоимость и не выкладывает на продажу. А бережно хранит, сдувая пылинки с каждого предмета старины, говорит – для потомков! — Копаю для себя, — признаётся Андрей. Мне это очень интересно. За три года увлечения «кладоискательством» узнал историю больше, чем в школе. А как же иначе, ведь найдя какую-то необычную вещь или монету, Андрей спешит за компьютер, чтобы узнать место её производства, тираж, стоимость. Если это какой-то предмет быта или просто деталь гардероба, узнаёт, где использовалась и кем. Монету можно продать в пределах 10 тысяч тенге. На глазах Андрея в Батурино находили золотую монету номиналом в 10 рублей «Николая II». 
Так вот, сегодня она оценивается не так уж и дорого. Её стоимость на рынке составляет порядка 50 тысяч тенге. А весит сие произведение нумизматического искусства около 30 граммов. И это очень приятно видеть у молодежи Петропавловска такую редкую в наше время черту характера, как бескорыстная любознательность и любовь к истории родного края. Как признаётся сам Андрей, поначалу, когда не было опыта, копали всё подряд, на что реагировал металлоискатель. И топоры, и кастрюли, и вёдра… 
Потом уже по звуку пикающего помощника научились определять разновидность металла – серебро ли это или золото, а может медь или железо? По шкале определяли принадлежность к тому или иному виду метала, и копали только там, где нужно. 
— Хотя и железных изделий можно найти массу интересных, — рассказывает кладоискатель Андрей Бирюков. — Это могут быть штыки, шашки и прочее. Места у нас богатые в этом плане. Металлоискатель, которым пользуется Андрей, чувствует наличие металла на глубине всего 20-30 сантиметров под землёй. Для того чтобы найти, упавший в землю несколько десятков лет назад предмет, приходится копать. В процессе раскопок нередко попадаются интересные предметы, не обязательно из металла. На нашу встречу копатель принёс собой интересную находку – стеклянный бутылёк. 
Видимо, в нём когда-то держали микстуру. Причём на бутылочке выгравировано название на русском и латинском алфавите. Такой же особенностью, видимо, защищать свои авторские права, в то время обладали всевозможные ремесленники. На печных дверках и задвижках выковывалось имя кузница или название его кузницы. На каждом болтике или шурупчике, в том числе для керосиновых ламп, писалось наименование производителя. Пуговицы солдат, принадлежавших тому или иному роду войск, имели свой отличительный знак: якорь, топор и так далее. В коллекции Андрея есть интересный орден Франса Иосифа – австро-венгерского короля. Он вручался отличившимся солдатам в честь их юбилея. 
Он когда-то был позолоченным. Теперь же от благородного металла остались лишь небольшие жёлтые вкрапления. Но, что уж говорить, если он был выдан солдату в 1908 году на его 60-летие! О чём свидетельствуют годы жизни, выкованные на обратной стороне ордена (1848-1908). 
Награды солдат За боевые заслуги солдаты прошлых веков награждались по-разному. Кому-то выдавались ордена, кому-то отличительные знаки, которые прикреплялись к головному убору. Один из таких есть в коллекции Андрея, выданный за боевые заслуги солдату, служившему в годы Русско-Японской войны. Есть и значок командира Красной Армии. Правда, он пребывает в ужасном состоянии, поскольку был найден копателем в разломанном на две части виде. Половинки находились под землёй, в расстоянии метра друг от друга. В коллекции Андрея есть пряжка от ремня немецкого солдата.
 На стороне белогвардейцев воевала интернациональная армия. За Колчака были и австро-венгры, и поляки, и немцы, и англичане. Теперь одно из таких напоминаний об этих событиях почти вековой давности есть у копателя Андрея Бирюкова. Начав интересоваться надписями на найденной пряжке Андрей обнаружил, что данная фирма в последствии выпускала обмундирование для солдат, участвовавших во Второй Мировой Войне. Попадаются пули, патроны, гильзы, шрапнель – снаряд для пушки, представляющий 10-килограммовый залп из маленьких металлических шариков. Ими выстреливали в пехоту. А также много пуговиц и вещиц от конской упряжи. 
— Для меня большой интерес представляет обмундирование и награды белогвардейцев, — рассказывает Андрей. Каждый род войск имел свои отличия вплоть до таких мелочей, как пуговицы на шинелях. А какие у них были награды! Очень красивые, помпезные. Офицеры носили мундиры с золотыми пуговицами. Но пока такие находки мне не попадались. На пуговицах красноармейского солдата также есть данные выпускающей фабрики. Есть и пряжки студентов губернского училища. Все находки царских времён – 18-19 века. 
В деревушке Мамлютского района, которая ныне не существует, были найдены в основном мусульманские украшения – кольца, серьги, медальоны, монеты от украшений. По всей видимости, там проживали татары. Своя преемственность В нашей области даже проводятся слёты кладоискателей, где они делятся опытом и проводят совместные поиски. Есть форум петропавловских кладоискателей, на котором ведутся обсуждения находок. Хорошо помогают специалисты-историки. Они дают возможность разобраться в неизвестных «кладах». А ведь так можно сказать без преувеличения о любой вещи, найденной на местах с богатым историческим прошлым. Кладоискательство в последнее время в нашем городе стало набирать популярность. Дело дошло до того, что раньше металлоискатель можно было приобрети только в России. Многие копатели отправлялись за ними в соседний Омск, например. Теперь же их продают и в Петропавловске. 
А у нас – дружба! Слухи о «чёрных» копателях, орудующих по местам боевой славы в поисках оружия, разошлись настолько, что у наших корреспондентов ненароком возник вопрос к Андрею – не случаются ли стычки между различными представителями этого занятия. Конечно, в том случае, если они встречаются в одном месте. — К счастью, у нас на этот счёт спокойно, — заверил наш собеседник. — Но вот в соседней России доходит до убийств. У нас же при встрече своих коллег на «поле», мы жмём друг другу руки, спрашиваем о находках и расходимся, пожелав удачи. Водный барьер – не преграда Металлоискатель, которым пользуется наш собеседник, может работать и в воде, только на небольшой глубине. На городских пляжах, а также местах массового купания людей, много чего можно найти. Только вот тут в дело идёт уже не медь, а серебро и золото. 
Множество украшений хранит в себе дно нашего Ишима. Как нам рассказал Андрей, есть такие металлоискатели, с которыми можно нырять под воду. Как раз такой металлоискатель, возможно, помог бы отыскать на дне Ишима колокол, когда-то сброшенный с Солдатской церкви, располагавшейся на территории крепости св. Петра и Павла. Люди боялись карательных отрядов и часто сбрасывали в реку оружие и многое другое. Поэтому на дне Ишима можно найти множество всего интересного, не только украшения в виде серёжек и цепочек. 
Мусор – главный клад Петропавловска? В деревни, исчезнувшие в 50-х годах прошлого столетия, копатели не ездят, поскольку найти там что-то ценное невозможно – очень много мусора. Старые вёдра, металлические предметы сбивают металлоискатель с толку, и сводит с ума своих хозяев. Они пищат бесперебойно на каждый металлический предмет, так, что голова идёт кругом. Также, по словам Андрея, сейчас невозможно производит поиски в черте города, поскольку всё засорено металлическими крышками от спиртных напитков, алюминиевыми банками и прочим. Если раньше, спускаясь по обрыву к берегу Ишима, люди случайно находили старинные монеты и различные интересные вещи, то сейчас сделать это невозможно, так как всё завалено мусором. Поэтому поиски производятся далеко за городом. — Единственное место в городе, где можно походить это 20 микрорайон, — рассказывает Андрей. — Вдоль берега Ишима. Все ищут золото Колчака, но пока никто не может обнаружить его местонахождение. Хотя найти данный клад мечтает чуть ли не каждый кладоискатель нашей области, тем более что по историческим данным он и запрятан был либо в Петропавловске, либо в Айыртаусском районе. По словам Андрея Бирюкова, множество интересных вещей можно найти в старинных домах нашего города. 
Они закладывались в печки, чердаки, в стены, подземные ходы. Инициатива осталась без ответа У кладоискателей нашего города была идея организации выставки найденных старинных предметов. Её хотели организовать в здании рынка рядом с казачьей лавкой. Но не нашли поддержки со стороны копателей. Мало, кто согласился выставлять свои находки на всеобщее обозрение. Кто-то ищет предметы истории и старины и хранит их у себя, как память, а кто-то зарабатывает на кладоискательстве деньги. 
Только вот найти золото получается далеко не у всех. В основном золотые самородки можно обнаружить в Восточном Казахстане. Был такой случай, когда мужчина приобрёл металлоискатель и отправился на поиски своего клада. Нашёл золотой самородок, продал его. На вырученные деньги не только оправдал свой прибор, но и купил ещё один для своей жены. Теперь у них семейный подряд кладоискателей! А что, неплохой бизнес! Бывает, что попадаются наконечники от стрел, которые датируются 10 веком. Это очень ценные находки, которые можно обнаружить и в наше время, но в основном на юге Казахстана. На одном из слётов кладоискателей нашего города, начинающий «поисковик кладов» поделился своей уникальной находкой. Ему удалось найти перевёрнутый горшочек, внутри которого обнаружили золотые и серебряные монеты. 
Оказывается, легенды о кладах тоже могут стать реальностью! А мне нравится! Поначалу родные Андрея Бирюкова относились скептически к его хобби. Говорили, мол, зачем заниматься ерундой. Потом привыкли и даже стали интересоваться, спрашивать, что нашёл, вместе изучать. Многие спрашивают у него, почему не продаёт свои находки. Ведь можно выручать, пусть не великие, но всё-таки деньги! Но, как признаётся сам кладоискатель, в этом деле для него самое главное – духовный клад, а точнее «вклад», который он вносит в изучение истории родного края. Больше всего Андрей мечтает найти что-то из оружия и Георгиевский крест. Он имеет три степени – в золотом, серебряном и медном исполнении. Оказывается, кладоискатели нашей области организовали и придумали свой собственный памятник. Это небольшой камень в районе редута «Маяк» за Архангелкой, на котором лежат пуговицы, винтики, монеты советских времён 1930-х годов и прочие не очень ценные мелкие находки. 
Кто-то много лет назад начал эту традицию оставлять вещи на камне, так и повелось. Только вот, к сожалению, многие памятники истории городская администрация никак не может привести в порядок. В том числе, а, возможно, один из самых главных, который нуждается в опеке и возрождении — крепость св. Петра и Павла. Сейчас на её месте чуть ли не городская свалка, но никак не памятник истории! По словам Андрея Бирюкова, в Шымкенте некоторое время назад обнаружили, что на месте рынка много веков назад был расположен исторический памятник. Так вот, весь базар перенесли с памятного места, на котором когда-то располагалась городская баня! А у нас колыбель, с которого начинался город, разломали, засорили, замуровали стенами… Такое ощущение, что лишь бы с глаз долой и с сердца вон! Несмотря на свою провинциальность, наш город хранит в себе много тайн, кладов и легенд. Возможно, многие из них для нас так и останутся загадкой. А, быть может, когда-нибудь кто-то из кладоискателей исполнит заветную мечту. 
(АВТОР: Ольга ВАЙТОВИЧ, фото автора)
 
 
В ПОИСКАХ СОКРОВИЩ
Легенды о спрятанных сокровищах, "точные" карты с обозначением заветных мест, где зарыты несметные богатства, - все это не досужие выдумки писателей. Это жизнь. По оценкам экспертов ООН охота за сокровищами входит в десятку самых прибыльных нелегальных бизнесов на планете. И потому у настоящего кладоискателя рядом всегда наготове лопата - а вдруг повезет, и легенда окажется былью?
 
Золото эпохи бронзы
Уникальная клад золотых изделий XV века до нашей эры был обнаружен на берегу реки Тобол. Это самая богатая и оригинальная коллекция золота эпохи бронзы.
Следы поселения древних андроновцев случайно обнаружил школьник-подросток на берегу Тобола, на окраине совсем тогда еще юного города Лисаковска. Мальчишка копался в рыхлом песчанике и отрыл обломок керамики.
Случайно находка попала в руки знающих людей - так родилась Лисаковская археологическая экспедиция. Ее бессменным руководителем является карагандинский ученый-археолог Эмма Усманова. Под ее руководством ведутся раскопки уникального комплекса памятников древних андроновцев, живших в XV веке до нашей эры.
За эти годы археологи раскопали 80 погребальных сооружений и 175 погребений, четыре жилища древних андроновцев. Результат - самая большая и богатая коллекция золота эпохи бронзы и уникальная коллекция древней керамики, включающей уже более 300 сосудов. Вот что значит профессиональный поиск сокровищ!
Татьяна Тен, Караганда
 
Легенды древних подземелий
В Южно-Казахстанской области достаточно как легенд о сокровищах, так и реально найденных старинных кладов.
В 1988 году в первый и последний раз в Шымкенте расследовалось дело, связанное с укрытием найденных драгоценностей. Оперативники узнали о том, что некий гражданин пытается продать на черном рынке две старинные золотые монеты.
Вскоре продавца с "товаром" задержали - 8 золотых монет эксперты-историки датировали IV веком нашей эры. Задержанный, оказавшийся рабочим одной из строительных организаций, признался, что нашел клад во время рытья траншеи у поселка Бадам.
После этого археологи изрядно потрудились над этой траншеей, но больше ничего здесь найти не смогли. Сам же клад получил официальное название "Бадамское золото".
Гораздо загадочнее судьба другого клада - "Жуантобинского серебра". Документально известно, что в 1893 году около села Мамаевка, любитель археологии нашел около пяти тысяч серебряных и медных монет. Эти монеты затем исследовал историк Остроумов, работавший в начале XX века в Туркестане, который и упоминает "Жуантобинское серебро" в своих монографиях. Однако в какой музей или коллекцию затем попало "Жуантобинское серебро", остается неизвестным по сей день.
Дважды спрятанные клады находили в древнем городище Отрар. Первый официальный клад серебряных украшений и монет общим весом почти 9 кг был найден здесь в 1974 году. Нашел его бульдозерист В. Здолбунов. Кстати, он не получил за находку никакого вознаграждения, так как клад был обнаружен на территории государственного исторического заповедника. А все находки, сделанные в заповедных исторических зонах, изначально принадлежат государству, и вознаграждения за них не положено. Клад, состоящий из 513 монет, украшений и серебряных фрагментов, сейчас экспонируется в областном музее.
Здесь же, на Отрарском комплексе, археологическим клубом учеников шымкентской гимназии "Арман" под руководством историка-археолога Диканя была обнаружена древняя золотая шкатулка. Эта шкатулка вошла во все каталоги драгоценных находок археологии как в Казахстане, так и в мире.

Последний клад в Южно-Казахстанской области был обнаружен всего два года назад в Сузакском районе ("Караван" об этом уже рассказывал). Детишки, играющие на берегу местной речушки, заметили в песке глиняный горшок. В нем оказалось 300 медных и бронзовых монет общим весом около трех килограммов. По оценкам историков монеты относились к периоду Джучи, XIV-XV вв. нашей эры.

Реальные находки поддерживают легенды, до сих пор бытующие среди кладоискателей. В начале 90-х годов шымкентец Байганди доказывал, что легендарный Чингисхан, отправляясь в поход на Восток, закопал свои несметные сокровища… на территории нынешней Южно-Казахстанской области.
Инициативный южанин организовал сбор средств для экспедиции, которая вот-вот должна была отыскать заветное место. Правда, впоследствии тот же Байганди стал утверждать, что клад зарыт где-то на казахстанско-китайской границе.
Немало поклонников и у легенды о подземном ходе, якобы соединявшем в глубокой древности Туркестан с Сайрамом. Самая смелая гипотеза утверждает, что подземный коридор достигал таких размеров, что по нему мог свободно скакать всадник. Молва гласит, что в лабиринтах подземного хода скрывались и комнаты с сокровищами. И хотя ученые-историки и археологи уже давно аргументированно и категорично отмели любые шансы существования подобного сооружения, легенда о подземном лабиринте держится стойко.

Конечно, нельзя не упомянуть и самую известную легенду о сокровищах юга - "Отрарскую библиотеку". Якобы во время осады Отрара защитники города прокопали длинный подземный ход, который заканчивался тупиком. Сделано это было для спасения отрарской библиотеки, насчитывавшей не одну тысячу древних манускриптов.
Никакими письменными историческими документами существование этого книгохранилища не подтверждается. Однако сторонники легенды, среди которых есть и ученые, периодически обращаются в национальную академию с требованием выделить средства на поиски библиотеки.
Данил Шемратов, Шымкент
  
Где же он, заветный сундучок?
Давненько не слышали, чтобы в Костанайской области кому-то открылся настоящий клад.
Дети, шныряющие по всем закоулкам, частенько находят медные денежки времен последнего царя, особенно на месте старых бревенчатых домов. В свое время переселенцы с Украины привезли с собой традицию - при строительстве дома засунуть под первое, положенное на фундамент, бревно монетку. Кто побогаче - совал медь в кладку густо, а кто и николаевский рубль не жалел. Правда, ценность таких находок невелика.

Настоящая захоронка никому пока не открылась. А ведь есть она, наверняка есть! Вон в Узункольском районе жители старейшего казачьего села Пресногорьковка, того самого, в котором, говорят, оставался отдохнуть как-то еще в бытность свою наследником престола сам Николай II, уверяют, что истертые медные и серебряные дензнаки прошлых времен попадаются на берегу их озера с завидной регулярностью. Местные подростки, да и многие взрослые уверены, что где-то тут зарыт клад.
А несколько лет назад в одной из деревень Костанайского района в подполе нашли фарфоровые тарелки, серебряные и мельхиоровые приборы. Набор столовой посуды, частично довоенной немецкой, видимо, был трофейным.

Судя по нестандартному и небольшому количеству предметов, их здесь не прятали специально, ими пользовались. А вот кто и от кого скрывался в старом подполе в сороковых годах - выяснить так и не удалось.
Кстати, легенды о костанайских кладах связаны в основном с подпольями. Местный краевед-любитель Александр Дробышев по косвенным упоминаниям в документах XIX века сделал вывод, что под историческим центром Костаная имеется тайный подземный ход. Выкопан он якобы в свое время полицией и охранкой, дабы внезапно появляться в местах возможных волнений и преступлений.
И вот, уверяет Дробышев, когда этот ход копали, обнаружилось, что подземные закоулки в городе имелись уже тогда. Возможно, в одном из них и дожидается счастливчика заветный сундучок.
Серьезные историки из областного краеведческого музея, услышав это, только рукой машут. Хотя… сам музей, расположенный в здании пассажа купцов Яушевых, имеет в своем подвале подземные переходы. Одни из них ведут из одного крыла здания в другое. Другие заканчиваются обширным подземным подвалом.
Часть подземной галереи исследована, там проложены коммуникации. А вот другая часть не исследуется вовсе. Хозяева здания боятся, что старые ходы ненадежны. А может, в них и хранится часть купеческого богатства?
Ольга КОЛОКОЛОВА, Костанай
  
Загадки индийского божка
Главные коллекции старинных кладов Восточного Казахстана хранятся в областном краеведческом музее.
Как-то сносили в Усть-Каменогорске старый проулок, застроенный 200 лет назад домами богатых татарских купцов. Вековые избы продавали горожанам на кирпичи и доски. А вместе с ними, как выяснилось, и фамильные клады.

Пенсионер-дачник Николай Васильев разбирал потолок, когда из тайника среди темных бревен выпали два свертка. От зрелища, открывшегося под ветхими тряпицами, садовода прошиб пот: среди ткани золотыми бликами мерцали старинные монеты, кольца, браслеты…
Вот как описаны в акте передачи Восточно-Казахстанскому краеведческому музею три браслета, сразу признанные уникальными. Первый - длиной 12,5 см из нескольких слоев речного жемчуга, вдоль которых по перламутровому узору инкрустировано одиннадцать фиолетовых аметистов. По краям - позванивающая бахрома из шести золотых монет.
Второй браслет - золотой, из дутых колец, украшенных сердоликом, бирюзой и подвесками-самоцветами в виде цветочков. Третье украшение - само изящество: тонкая золотая полоска, волной расширяющаяся к центру и сплошь покрытая легким чеканным узором.

После этой находки пенсионер по сантиметру исследовал старый татарский дом, но другого тайника не нашел. Некоторое время он хранил драгоценности в квартире и даже пробовал было сдать в магазин, скупающий золото. Но, к чести ювелиров, ломать старинные шедевры у них не поднялась рука. Горожанину посоветовали обратиться в музей.
Еще один настоящий клад был найден в Лениногорске. Однажды рабочий местного водоканала, копая траншею, поднял на лопате сверток из истлевшей кожи. Очистив его от грязи, увидел золотую статуэтку индийского четырехрукого божка. Фигурка весом 325 граммов изображала Шиву, сидящего на троне в позе "лотоса".

Оказалось, дно статуэтки открывалось, внутри фигурки обнаружили пакетик с желтым порошком и 30 маленьких "коконов", завернутых в шелковые разноцветные нити и опечатанных крохотными сургучными печатями. Вскрытие двух сверточков показало, что это длинные бумажные ленты (свыше трех метров!) с записями на древнеиндийском языке.
Находку вместе с "начинкой" отправили ученым-востоковедам в Петербург - в то время еще Ленинград. Где тот божок сейчас? Как он очутился в Восточном Казахстане? И что было написано в манускриптах? Это так и осталось тайной.
Галина Вологодская, Усть-Каменогорск
  
Клад отбивали с милицией
Знающие люди говорят, что в Петропавловске кладов много. Главный хранитель Северо-Казахстанского областного краеведческого музея Лидия Матвеевна Мелехина знает даже, где точно зарыт один из них.
...Это случилось погожим летним днем 13 июня 1991 года. В старинной Подгорной части Петропавловска, на территории швейной фабрики "Динамо" велись строительные работы.
Рабочие копали фундамент в нескольких метрах от дома богатейшего жителя дореволюционного Петропавловска купца Зенкова, который приспособили под столовую для советских швей. На глубине двух с половиной метров увидели черепки.

Решив, что это осколки общепитовской посуды, строители стали тащить блюдо, которое показалось целым. Достали, перебив верхние предметы, и увидели на донышке надпись "Товарищество Матвея Сидоровича Кузнецова". А на чайных блюдцах прочитали другое имя - Франц Гарднер. Дорогая посуда была спрятана в старинный сундук, который совсем сгнил.
Весть о том, что строители нашли клад, молниеносно распространилась по маленькому городу. К месту происшествия набежала толпа зевак. Лидия Матвеевна Мелехина, большая ценительница старинного фарфора и организатор первой выставки русского фарфора в областном музее, вспоминает:

- Не достался бы нам этот клад, если бы не одна обиженная старушка. В самый разгар кладовой лихорадки, когда обыватели с завистью наблюдали, как счастливчики вытаскивают из земляной кучи то один, то другой предмет из сервизов невиданной красы, к рабочим подошел мужчина. Это был владелец антикварной лавки, который сразу же деловито спросил: "Золото, серебро есть?" А потом объявил находку своей.
Тут и возникла старушка, которая накануне умоляла рабочих продать ей горчичницу из кузнецовского сервиза. Увидев такое дело, она завопила: "Не хотите мне продать одну горчичницу, а этому спекулянту все за бесценок отдадите!" И побежала к телефону.
Услышав про клад, Лидия Матвеевна на такси помчалась к месту событий. Но чтобы отбить бесценный фарфор у владельца антикварной лавки, который посчитал его своим, ей пришлось вызвать милицию.
Убедить руководство просить обком партии остановить строительство и продолжить раскопки не удалось. Хотя и сейчас Лидия Матвеевна убеждена: где-то рядом был и второй сундук, который по сей день пребывает в земле под фундаментом пристройки к административному корпусу швейной фабрики.
Зауре ЖУМАЛИЕВА, Петропавловск
  
По курганам - с экскаватором
Кладов, которые бы по своим богатствам затмевали разум, на территории Кызылординской области до сих пор не находили.
Но находки случаются - то царскую монету обнаруживали во время сноса зданий постройки позапрошлого века, то сейф, датированный теми же временами, правда, пустой, то еще какую-нибудь мелочь.
Много интересного было найдено во время археологических раскопок на обмелевшем дне Аральского моря, но эти находки особой материальной ценности не представляют, хотя историческая ценность их огромна.

Однако живуча в народе легенда о трех курганах, где якобы зарыты несметные богатства одного из представителей знати. По преданиям, расположены эти курганы в 40-50 километрах от Кызылорды в жезказганском направлении.

Народная молва гласит, что полтора века назад на этом месте располагалась зимовка самого богатого в этих краях бая. Было у него трое сыновей, и, чтобы никого не обидеть, перед своей смертью он приказал похоронить себя вместе со своим богатством в одном из трех курганов, а могилу сравнять с землей.
Перед кончиной бай отослал потенциальных наследников подальше от родового имения и сказал, что его состояние достанется тому, кто его найдет. Вернувшиеся после смерти отца сыновья перерыли все три кургана, но не нашли в них не только богатства, а даже останков бая.
С тех пор вот уже полтора века охотники за удачей перекапывают курганы. Говорят, что неймется отпрыскам сыновей бая, до сих пор надеющимся найти богатства деда. По весне в этих местах можно увидеть даже экскаваторы, методично перекапывающие землю, - руками много не накопаешь.
Елибай ДЖИКИБАЕВ, Кызылорда
  


Наследство Емельяна Пугачева
Уральские кладоискатели охотятся за золотом зажиточных яицких казаков. В 1919 году во время наступления Красной Армии многие представители казачьего сословия, бросив все, бежали от большевиков. Но прежде припрятывали свое состояние.
Краевед Анатолий Трегубов рассказывает, что новые жильцы старых казачьих домов очень часто во время капитального ремонта своих жилищ находили запрятанные клады. Несколько лет назад в селе Гнилово жильцы одного из домов во время перестановки под полом нашли глиняный горшок с золотом. Но так как во время революции дом принадлежал предкам нынешних хозяев, то потомки поделили клад поровну между собой.
Местные краеведы говорят, что сегодня кладов уже не осталось, хотя слухи о них ходят самые невероятные. Например, существует легенда о судьбе золота Емельяна Пугачева. Говорят, что пугачевское золото было спрятано где-то в окрестностях Уральска…
Гульмира Кенжегалиева, Уральск
  
В поисках ханской гробницы
В Атырауской области охотники за несметными богатствами заняты поиском захоронения дочери хана Аз-Джанибека. По преданию, она похоронена в роскошной золотой гробнице в Махамбетском районе.
Это печальная легенда. Девочка постоянно болела, и хан делал все возможное, чтобы вылечить свою любимицу. Он даже велел вырыть озеро и пустить туда лебедей. Для того чтобы птицы не улетели, дно озеро застелили мешками с сахаром.
В народе сахарное озеро стали называть Секирколь - Сладкое озеро. Ханскую дочку катали на золотой лодке.
Когда девочка умерла, хан решил похоронить ее в гробнице из чистого золота. По могиле ханской дочери прошелся табун из 400 скакунов. А чтобы тайна ее могилы не была нарушена, хан приказал отрубить головы всем, кто принимал участие в захоронении.

Найти несметные сокровища надеются и родственники богатых купцов, которые жили в Гурьеве до революции. По слухам, когда грянула революция, в старой части города купцы спрятали около 200 килограммов золота. Этого богатства пока не отыскали, однако, бывало, при ремонте или сносе дореволюционных домов ковш экскаватора зачерпывал банки с большим количеством медных монет.
Надежды охотников за сокровищами поддерживает еще одна находка. В кургане Орал-тобе археологи под руководством З. Самашева обнаружили захоронение "золотого человека". Одежда прикаспийского сармата была расшита золотыми бляшками.
Светлана НОВАК, Атырау
 
 
 КУБОК ВОИНА ЗОЛОТОЙ ОРДЫ
Кубок, найденный в Казахстане.
Я решил не отставать от великих путешественников и исследователей в надежде найти свой клад. Где ещё, как не в поисках сокровищ настоящие мужчины добывают презренный металл. Да и делать-то особо ничего не надо. Главное, как в мульфильме про Простоквашино, знать, где копать. И пусть я не надеялся посетить далёкие страны, но приоткрыть ещё одну страничку нашей многострадальной истории я вполне смогу.
Поскольку опыта в этом деле у меня с гулькин нос, я решил начать с разведки. Вбил в поисковике «Поиск кладов Казахстана» и тут же попал на форум отечественных чёрных копателей. Пока разбирался в темах, понял, что кладоискатели делятся информацией неохотно, а вот хвастаться своими находками просто обожают. На одной из веток форума я прочитал о предстоящей экспедиции неизвестно куда и на условиях полной анонимности и договорился выехать с копателями на поиски древностей. Повезло. Но анонимность не была единственным условием.

 
Сначала мне приказали купить поисковое оборудование. Для начала что-нибудь простенькое. Нагуглил магазин, занимающийся продажей металлодетекторов. Магазин оказался обычной лавкой, заваленной этими самыми детекторами от пола до потолка. Самих миноискателей с десяток моделей. Ценников нет. Тут же стенды с литературой по теме и ещё один стенд с уже откопанными артефактами, чтобы возбудить покупателя.

– Что бы вы посоветовали для начинающего «копаря?» – робко улыбнулся я.
Продавец Рауан бодро повернулся к витрине с детекторами и безошибочно ткнул пальцем на третий прибор справа.
– Вот, например, X-terra t-34, в простонародье «тёрка». Идеально подходит для начинающих, прост в обращении и недорог, – тут он замялся на несколько секунд. – А в какую сумму вы рассчитываете уложиться?
На каждый конкретный вопрос нужен конкретный ответ. У меня его не было. Рауан это понял и продолжил свою обзорную лекцию.
– Ещё есть хороший детектор E-trac – он указал на прибор посимпатичнее – чуть посложнее, но зато показатели ого-го.

Это «ого-го» меня и смутило. Если я что-то понимаю в жизни, то соответственно показателям должна быть и цена. Спрашиваю.
– 260 тысяч тенге, – ухмыльнувшись, ответил он.
Поиски сокровищ со специальной техникой удовольствие не из дешёвых. Разброс цен от 80000 до почти миллиона тенге. Весь вечер я провёл в размышлениях о том, где же взять денег на эти хитроумные приспособления. В итоге решил не выделяться и взять простенькую «тёрку».
Утром я уже летел в магазин на крыльях предстоящих странствий. Выбираю X-terra. Рауан расплывается в улыбке.

– Отличный выбор, – важно произносит он и советует мне прикупить лопату, считая в уме свои проценты.
Лопата – друг солдата, и куда же я без неё, промелькнула в голове злобная мысль. Но, посмотрев на ценник, я решил, что мне сгодится и обычная со строительного рынка тысячи за две, а то и меньше. На том и разошлись.
 
О СКОЛЬКО НАМ ОТКРЫТИЙ ЧУДНЫХ ГОТОВИТ ПРОСВЕЩЕНЬЯ ДУХ
Дома я первым делом распаковал прибор. В целлофановых пакетах лежали детали к металлодетектору и инструкция. Оставалось собрать их в одно целое. Через 10 минут всё получилось. Впереди самое главное – освоение программного обеспечения. Ведь на каждый вид металла прибор должен пищать по-разному. Взяв оловянную ложку, мамино кольцо, старый магнит, несколько монет и папину подкову – на счастье, я вышел на улицу для проверки детектора. Первым мне под руку попался асфальт. Он звенел весь. Неподалёку от дома нашёлся пятачок голой земли. Здесь я и раскидал свои «драгоценности». И всё пошло на ура! Детектор прекрасно определял находящиеся на поверхности объекты. При этом на каждый металл он издавал свой звуковой сигнал и выводил нужные цифры на дисплей. Дальше проверка на глубину. Я выкопал небольшую ямку в 20 сантиметров и опустил туда золотое кольцо, засыпал землёй и притоптал. Прибор ответил утвердительным писком над местом погребения. Таким образом я ещё на один шаг приблизился к своим будущим открытиям.

Вылазка с копателями состоялась в субботу. В 9 утра я стоял на Старой площади, в назначенном месте. Рядом начала собираться бригада мужиков с недельной щетиной, которые почти сразу определили во мне анонима.
– Так это ты на условиях полной анонимности хочешь с нами прокатиться, – с ухмылкой сказал один из них. – Меня зовут Стерх, а эти трое – Роба, в смысле Робинзон, Гугл и Рыжий.
Я представился своим настоящим именем и начал вслушиваться, о чём говорят копатели. Они несли всякую чушь про баб и пьянки, травили анекдоты. Но, как только я попытался спросить про то, куда мы едем и что собираемся искать, на меня посмотрели как на прокажённого.
– Не переживай, на месте узнаешь, – ответил Стерх.

Минут через 15 к нам присоединились ещё трое желающих. На парковке нас поджидали джипы. В них мы и загрузились. Первым делом мне на голову надели чёрную шапку. Она закрыла мне всё лицо. Прямо, как в дешёвом детективе. Мне стало не по себе.
– Это чтобы ты без нас туда не ездил, – не терпящим возражения тоном сказал Стерх.

Я успокоился. Полтора часа тряски в машине, и вот, судя по ухабам, мы уже мчимся по степи. Я потерял ориентацию во времени и пространстве и, как мне казалось, даже немного вздремнул. Мы остановились, и с меня сняли ненавистную шапку. Я зажмурился от света.
– Вот мы и на месте! – радостно воскликнул Рыжий. – Раньше здесь была оборонительная крепость, а эта насыпь – крепостные стены.
 
ТАЙНА, ПОКРЫТАЯ ДЁРНОМ
Назвать это место крепостью у меня бы язык не повернулся. Вокруг какие-то холмы и бугорки и каждый метр изрыт норами тушканчиков. Никаких каменных стен или башен. Всё так банально, что даже пожалел, что поехал.

Разгрузившись, старшие товарищи объяснили мне, что такое приборный поиск и с чем его едят. Как говорит моя бабка – погода благоволила. Солнышко грело спину, но нашу «банду», я думаю, и пурга не остановит. Придётся искать сокровища, пока не сядут батарейки.
Прошлявшись с час по полю вокруг так называемой крепости и не найдя ничего, кроме пробок, ржавых гвоздей и прочей дряни, я решил передохнуть и посмотреть, что нарыли мои подельники. У них в руках были какие-то бесформенные куски металла и пара невзрачных штуковин, похожих на наконечники стрел. И ради этого мы сюда припёрлись?
– А почему надо копать именно здесь? – поинтересовался я.

– Здесь проходил Шёлковый путь, – ответил Рыжий и посмотрел в сторону Гугла.
– Да у нас весь Казахстан – Шёлковый путь! – гаркнул Гугл. – Иди и рой, пока всё не растащили!
Я шёл по степи, размахивая «клюшкой» из стороны в сторону. И вдруг детектор взвизгнул! Я уже по сигналу понял, что нашёл что-то серьёзное, а не какой-нибудь там ржавый гвоздь. Взявшись покрепче за лопату, снял дёрн. Детектор показывал мне, что нужно рыть дальше. Руки покрылись мозолями. И вдруг в земле что-то блеснуло. В этот момент душа ушла в пятки. Но главный закон кладоискателя – никогда не радоваться раньше времени. Из земли торчал предмет, похожий на костяшку домино. Я прихватил артефакт грязными пальцами и, аккуратно расшатав его в земле, выдернул. Стерев слой грязи, я обнаружил орнамент. Плюнув на находку пару раз, протёр штаниной. И доминошка зажглась жёлтым огнем!
– Нашёл!!! – заорал я на всю степь и горы. Меня, наверное, услышали и в Китае.
 
ВООБРАЖЕНИЕ ВАЖНЕЕ ЗНАНИЙ
Ведь это было золото, настоящее золото – древнее и, конечно, ценное. А если есть одна находка, значит должны быть ещё. Самое интересное, что на меня никто не обратил никакого внимания. Может, потом обыскивать будут? Пройдя с метр правее от разрытого места, детектор вновь приказал рыть. Только звук на этот раз был другой. Пусть и не золото, но зато уверенный сигнал. Сняв примерно 30 сантиметров земли, лопата стукнулась о что-то металлическое и ржавое. Я протянул руку и вытащил трёхлепестковую стрелу, а за ней ещё и ещё одну. Может, они когда-то пронзали тела врагов? В этот момент я почувствовал себя настоящим открывателем сокровищ. В итоге из одной ямы я вытащил 7 стрел и ещё три золотых накладки в прекрасном состоянии. Вот что значит золото!

Остальным везло не так сильно, как мне. И вскоре мои метания с лопатой и радостные крики начали привлекать внимание бригады. Всем вдруг стало интересно, что же я там откапываю. На сотке земли я вырыл 10 золотых накладок и 10 стрел. Вот это удача! А в это время Рыжий готовил в огромном казане ужин Чингисхана. Оказывается всё просто. Котёл, смазанный маслом, обкладывается изнутри плоскими речными камнями. Затем кидают четвертинки луковиц, большие куски баранины и сверху камни. И так 3 слоя. Каждый просаливают отдельно, выливают стакан воды и после закипания томят 2 часа. Вкусно безумно!
– Ну, где моя доля? – оживлённо спросил Рыжий. – Я на вас 2 часа ишачил, как проклятый.
– Копать надо было, – лениво ответил Гугл. Стерх поддержал эту идею, и Рыжий притих. После такого обеда спорить было лень. И тут все начали хвастаться своими находками. Когда я показал свои сокровища, у моих подельников открылись рты, а глаза полезли на лоб. Похоже, такого они ещё не видели. Новичкам везёт! Я дружелюбно улыбнулся и пошёл помогать Гуглу копать дальше.
Под самый конец копания удача отвернулась от меня и, видимо, перешла на Гугла и Стерха. Они лежали на животах возле свежевырытой ямы и кричали друг на друга.
– Это лопата! – визжал Гугл.

– Да нет, это стаканчик от помазка! – орал Стерх. – Давай, дуй за совком.
– А ты руки держи выше, чтоб я видел, знаю я вас! – направившись к машине, крикнул Гугл.
Стерх подчинился. Я чуть со смеха не помер, видя, как два взрослых мужика ведут себя словно дети. Это же надо так не доверять друг другу!
 
ЧЕЛОВЕЧЕСТВО РАССТАЁТСЯ СО СВОИМ ПРОШЛЫМ СМЕЯСЬ
Гугл принёс совок и стал на четвереньки перед ямкой. Чтобы долго стоять в такой позе, он всегда надевает наколенники. Хитрый! Прошло примерно полчаса. Гугл поднялся с земли, взял тряпочку и, словно Алладин, стал тереть бока чашки. И тут началось! Невзрачный поначалу предмет, на который даже на помойке никто не обратил бы никакого внимания, расцвёл и заиграл яркими красками на солнце. Мы устали, и нам было не до эмоций. Минут десять мы сидели на выжженной степной земле и разглядывали непонятный предмет с загадочным прошлым. Позже из той же ямы Стерх вытащил узорную серебряную рюмку без донышка.
– Скорее всего, это чаша и рюмка, – с видом знатока произнёс Гугл.
– Какая рюмка, это археологи над нами прикололись, закопали тут стаканчик от помазка, а ты и рад, – злобно отрезал Стерх.
После стали фотографировать находки. Я сделал несколько снимков. Мне оставили золотые накладки и наконечники стрел.
– Новичкам везёт, – с завистью в голосе сказал Рыжий, – ну, ладно, по коням!
 
СПРАВКА "МЕГАПОЛИСА"
По мнению профессора Крамаровского, сосуды принадлежат одной или нескольким родственным мастерским, работавшим в узком промежутке времени на рубеже XIII–XIV веков. География находок свидетельствует, что восточнее Ишима существовал центр, обслуживающий северо-восточные районы Золотой Орды. До сих пор продолжают оставаться актуальными вопросы о месте производства этих сосудов, их оригинальности, генезисе стиля, проблемах хронологии некоторых из них. Эти чаши объединяет редкий тип лотосовидного цветка с двумя отогнутыми книзу лепестками. Таким образом, в круг вещей одной или нескольких родственных мастерских, выделенный на основе системы признаков сходства, входят девять серебряных сосудов из Западной Сибири и Приуралья. Пять из них отличает совпадение по форме. Десятая чаша в форме поясного ковша, но с изображением лотосовидного цветка, характерного для чаш и кубка из Тобольского Прииртышья, найдена на Северном Кавказе.
Мы расселись по машинам, на меня напялили шапку и поехали домой. Уставшие, грязные и сча стливые почти всю дорогу мы ехали молча. Кто-то захрапел. Под эту мелодию заснул и я. Снов не было.
Утром, полистав форум, я разобрался, как чистить находки. Куски накипи отваливались, и под ними проступали узоры, оставленные древними мастерами. Красиво. Накладки оказались от геральдического пояса. Их количество указывало на социальный статус обладателя. Их число варьировало от 7 до 40.

Судя по фотографиям, чаша с рюмкой – это настоящий древний кубок, времён Золотой Орды. Прекраснейшая оказалась вещь. Из Интернета я узнал, что похожих кубков в мире найдено всего 9. А точно таких же, как наш, нашли всего 3. Один из них хранится в Эрмитаже. Я зачарованно смотрел на эти фотографии, как Говард Картер на гробницу Тутанхамона. Они принадлежали Золотой Орде и датировались XIII–XIV веками. А могилу Чингисхана мы так и не нашли. Может, в следующий раз?
P.S. А что касается наконечников стрел, то я даже не мог себе представить, кого могут заинтересовать мои прелестные ржавые железки. Но оказалось –желающих хоть отбавляй. На форуме человек под ником «Кэп» заинтересовался моими наконечниками. Обменялись телефонами и договорились встретиться после работы. Местом встречи была выбрана Новая площадь, прямо под монументом «Золотому человеку». Крупный мужик лет сорока пяти в кожаной куртке уже ожидал меня. Перекинувшись парой фраз, я разложил товар на гранитной плите. «Кэп» выбрал 3. Так я заработал полторы тысячи тенге – по пятьсот за каждый. Между прочим, наконечники на зарубежных аукционах стоят всего по 2–3 доллара за штуку. Впрочем¸ есть экземпляры и подороже...
  
   

 
________________________________________________________________________________________________________________
ИСТОЧНИК ИНФОРМАЦИИ И ФОТО:
Команда Кочующие
Казахстан-Космопоиск Вконтакте
https://www.caravan.kz/articles/klady-kazakhstana-legendy-i-byli-370181/
Г.Новожилов. «Тайна острова Барса-Кельмес.»(«Ленинская смена» - Орган ЦК ЛКСМ Казахстана) N 111 (4799), 7 июня 1959 г.
Форум кладоискателей Казахстана  - 
http://kladoiskatel.asia/

 

   

ВложениеРазмер
4546569096 (1).jpg72.43 КБ
4546569096 (2).jpg239.51 КБ
4546569096 (4).jpg413.03 КБ
4546569096 (5).jpg132.27 КБ
4546569096 (6).jpg155.98 КБ
4546569096 (7).jpg954.08 КБ
4546569096 (8).jpg45.38 КБ
4546569096 (9).jpg136.55 КБ
4546569096 (10).jpg81.41 КБ

Комментарии

аватар: Кэп

клады на Шелковом пути

На юго-западе республики десятки веков назад пролегали дороги Великого Шелкового пути, здесь велись завоевательные войны, процветали и разрушались города.

Настоящий рай для археологов - профессионалов и любителей. Мукагали Ербозов не раз исследовал каньоны Мангыстау. Однажды взял с собой дочь. «Она нашла клад, который датируется 12-13 вв. Там были монеты, кольца, серьги старинного вида», - вспоминает он

Большая часть находок Мукагали сегодня экспонируется в местном историко-культурном заповеднике. Здесь рассказывают о районах, где можно и археологические открытия сделать, и клады найти. Одно из них - городище Кызыл-кала.
  

«Мы знаем, что он напрямую связан с древним Хорезмом. Здесь найден богатый монетный материал. В этой местности обрабатывали металл, производили свою посуду», - отметил археолог Андрей Астафьев.

На востоке республики самые известные места «золотых» находок - Берельские курганы. Их еще называют казахстанской «Долиной царей». В первом тысячелетии до нашей эры здесь хоронили сакских правителей. На территории расположены десятки курганов, часть из которых еще не исследована. Недавно археологи вскрыли очередную гробницу. В ней нашли останки женщины-воительницы, ее коней и фрагменты золотых украшений.
  
«У нее был богатый головной убор, возможно, парик из собственных волос с острым высоким навершием, а также богато расшитая золотом меховая шуба», - рассказал археолог Зейнулла Самашев.

Ценные артефакты сегодня можно увидеть в столичном Национальном музее. Здесь предупреждают: проводить раскопки на курганах без специальных разрешений - уголовное преступление. 

Отправить комментарий

Фотографии на сайте размещены в качестве научного, информационного, учебного и культурного материала без цели извлечения прибыли.

Контактная информация:

Капитан команды Кочующих (он же главный по сайту):
Хафизов Ахат - Hafizow@yandex.ru

Продвижение сайта в интернете:

Лоцман команды Кочующих
Бортяков Андрей - abortyakov@yandex.ru