Клады Костромской области

Однако немало в Костромской области заброшенных торговых путей, заросших старинных городищ и курганов. По народным поверьям, в таких местах нередко скрыты клады. 
Многие кладоискатели считают, что есть в Костромской области и легендарные клады, например, Степана Разина. О некоторых из них рассказал этнограф Василий Смирнов в труде «Клады, паны и разбойники», ставшем настольной книгой для пытливых копателей. 
Кроме того, некоторые местные краеведы утверждают: где-то в подвалах Ипатьевского монастыря спрятана часть легендарной библиотеки Ивана Грозного, в которой собраны уникальные памятники письменности Древней Руси, Византии, Греции и Рима. Ценность библиотеки в том, что она собиралась веками. Больше тридцати телег с книгами везли как приданое византийской царевны Софьи Палеолог.
АНОМАЛЬНЫЕ ЗОНЫ КОСТРОМСКОЙ ОБЛАСТИ - ТУТ!

 

 Впрочем, в свое время писатель Владимир Шпанченко высказывал версию, что библиотека Ивана Грозного находится не в Ипатии, а покоится под фундаментом взорванного в 1934 году кафедрального собора костромского кремля.
А еще нередко клады «привязывают» к лесам и старым деревьям. 
Предания о том, как «стояла когда-то старая сосна на горе и около нее был схоронен клад», есть, наверное, в любой местности. Например, существует легенда, что около реки Сендеги у деревни Семенково есть яма, и около нее под одной из елей зарыт трехведерный горшок с деньгами. А еще в Ветлужском уезде разбойничал атаман Шапкин, который, по преданию, закопал клад в 10 верстах от села Пыщуг.

«Особенно часто легенды о кладе связаны с древним курганом или городищем. В костромском селе Унорожье, например, ходит много легенд о кладах кургана «Журавец». В кургане, что на «Мышьем враге» у реки Костромы, по рассказам, также имеется клад. Указывают и на озеро близ Парфентьева посада, на месте бывшего монастыря. В этом озере, говорят, находится бочка с золотом, опущенная монахами при нападении на обитель разбойников. В другом озере, у деревни Ледино, под Кологривом, лежат бочки с золотом и драгоценностями. Их бросил живший на горе над озером помещик, когда на него напали разбойники. В Пеузском озере близ города Макарьева также есть клад - бочка с деньгами на якоре...  
 

                                                           ГАЛИЧСКОЕ ОЗЕРО                                                   Галичское озеро
ПРЕДАНИЯ О ГАЛИЧСКИХ КЛАДАХ
1. Про зарытие первенца и 12 кораблей с золотом, Галичское озеро. 
2. В реке Тебзе, в омуте Огоревом (так сказано) есть бочка с золотом. Туда надо опустить двойню - брата с сестрой, обязательно Ивана и Марью, тогда бочка найдется. 
3. Была сосна под деревней Лихарево Галичского уезда, под которой по преданию был клад. Сосна не рубилась топором и земля под ней не подавалась. Тогда сосну сожгли, но клада под ней не нашли. 
4. В усадьбе Скалозубово или Елизаветино по Галичскому тракту был холм, внутри которого были ходы, и там скрывалась шайка разбойника Ивана Фадеева. Там разбойники могли спрятать награбленное. Ходы начинались, будто, от бочага, а наверху холма была труба, и на том месте потом росла рябина. 
5. В усадьбе Селиваново, Галичского уезда, удушили барыню, а ценности ее зарыли. 
6. В селе Туровском и деревне Вахнецы когда-то рассказывали про клад у речки Лыкшанки.
 
 
КЛАДЫ КОСТРОМЫ

Подобно печерским монахам и попу Елисееву, не брезговали заниматься поисками кладов и лица духовного звания. Этому весьма способствовало поверье, что при кладоискании желательно присутствие священника, так как клады зарывались со страшными заклятиями и охранялись нечистыми духами. В 1890-х годах, недалеко от деревни Большие Угоры в Костромской губернии, клад собралась рыть целая толпа крестьян во главе со священником, дававшим указания, как надо, благословясь, рыть и брать клад. Потребовалось вмешательство полицейской власти, чтобы разогнать охваченную «золотой лихорадкой» толпу. А в 1752 году священник села Помаева Буинского уезда Симбирской губернии Кирилл Михайлов решил во что бы то ни стало добыть клад, зарытый в овраге между Помаевым и деревней Атяшкиной. Вооружившись крестом и Евангелием от бесовского наваждения, священник, отличавшийся необыкновенной смелостью, отправился на предполагаемое место клада и принялся копать, но страшные привидения так напугали его, что он бежал, со страху забыв на месте и крест, и Евангелие.

Как свидетельствуют материалы Костромской ученой архивной комиссии, около сорока крестьян копали клад на берегу Палажного озера, но ничего не нашли, зато их последователю позже удалось найти здесь несколько золотых монет. По кладовой записи копали клад у села Петиньева. Нашли серебряную сбрую, какие-то старинные предметы и «костей да черепьев много вырыли». Добился своего и упорный кладоискатель из деревни Ерыкалихи — после долгих поисков ему удалось откопать корчагу серебра, из которого один из членов Костромской ученой архивной комиссии приобрел две серебряные рублевые монеты Петра I и Петра II.

Из 44 кладов, найденных до 1917 года в Костромской губернии, только в одном находились золотые монеты — 16 штук.

Часть знаменитой библиотеки Ивана Грозного так же может оказаться совсем недалеко. После извлечения из подвалов московского Кремля, царь задумал разбить библиотеку на части и перепрятать ее в Ярославле, Вологде и Костроме. Не поэтому ли под рекой Костромой по августейшему приказу был прорыт подземный ход? В земле Ипатьевского монастыря, как только оттуда выселили музейщиков, монахи, сразу нашли кувшины третьего тысячелетия до нашей эры. Однако, даже с божьей помощью углубиться в сенсационное расследование не получилось. Власти запретили. Причем странный запрет длится по сей день.
В бывшем доме Корсаковых (что возле так же бывшей «Лакомки»), при реконструкции обнаружены дуэльные пистолеты и еще кое-какие старинные вещички. Может, антикварный магазин, ныне работающий в этом здании, пополняется напрямую из древних подвалов?
Сегодняшний хозяин старинного дома с колоннами (Советская, 24), при ремонте архитектурного шедевра нашел занятные старинные аптекарские склянки. Возможно, находка и не имеет валютного эквивалента, но зато украшает шкаф в офисе Андрея Петровича.
Торговые ряды в центре Костромы так же хранят немало тайн. Они появились не вдруг. Купцы поднимались с Волги на высокий берег, и приступали к бойкой торговле. Не дремали и «рэкетиры». Неспроста же Кострома в ту пору считалась криминальной столицей. Торговцы боялись возвращаться домой с большой выручкой. Поэтому многие прятали денежки прямо на рабочем месте. Точнее – под ним. Так что выводы делайте сами...
Немало богатств, кроме Ипатия хранит Богоявленско-Анастасиин монастырь, валы разрушенного костромского Кремля. Да и склон под зданием областной администрации, похоже, разрыт далеко неспроста.
Свою корыстную экскурсию мы завершили на улице Островского (бывшей Мшанской). Один только дом Акатовых, до сих пор стоящий там, чего стоит. Причем, во всех смыслах.

КОСТРОМСКОЙ КЛАД В БУТЫЛКЕ
Не так давно, обследовав один из старых, заброшенных домов в Костромской области мне посчастливилось найти, если можно сказать так – клад страны советов, мирно покоящийся в углу одной из комнат «хрущевки».
 На старую бутылку из под шампанского, до кроев наполненную 10 копеечными монетами периода чеканки 1961-91 года видимо никто не обратил должного внимания (хотя в наше время это очень странно выглядит), или просто в этом здании давно не было души человеческой.

Такой клад, в своем количестве монет – внешне, выглядел скудно, и на первый взгляд казалось, что в бутыли, используемой как копилка – набралось лишь 300-400 монет.

 
  Прибыв домой, я стал, что называется вытряхивать 10 копеечные монеты из горла, так как бить бутылку я посчитал далеко не разумной идеей. «Этот Рог изобилия» не иссекал минут 5-10 и при пересчете  «выпавшей массы медно-никелевого сплава», оказалось, что я далеко заблуждался с определением количества. Бутыль принесла мне 2500 тыс. 10 копеечных монет, как регулярного чекана, так и юбилейных.

 

Редкие года (1965;66;67;68;90М;91бМ) найти так и не удалось, но относительно редкие монеты 1969, 75, да что там говорить все остальные набрались сполна, сформировав не полную пяти и десятикратную погодовку номинала 10 копеек.

Общая стоимость всех экземпляров (на Январь 2010) составила 2700 рублей, как считаю я – сумма вполне приличная для монет той далекой от нас эпохи. 

 
 В заключение хочется сказать о редкости монет и их ценности. Со временем, а следовательно и с оседанием, накоплением монет в частных коллекциях, цена будет расти, причем очень даже активно.

В связи с этим, выбрасывать старые деньги, в каком бы качестве сохранности они не были – просто негуманно и не правильно. В старой консервной банке может оказаться раритет, стоимость которого на самом деле высока так же как спрос и, конечно же – историческая ценность.  
 
КЛАД В РАКЕТНОЙ ШАХТЕ
Недавно вся округа возле полузаброшенной деревеньки Асаново оказалась покрытой денежными купюрами. Рубли, десятки и даже сотенные буквально валяются под ногами. Правда, собирать их никто не торопится. Пользы от них никакой. Наоборот, неожиданно явившееся из-под земли богатство грозит экологической катастрофой.

Экологи первыми подняли тогда тревогу. На основании того, что собранные в одном месте тонны советских бумажных рублей могут содержать серьезную опасность. Красители и специальная пропитка купюр, придававшая им стойкость, - есть не что иное, как химические отравляющие вещества, утверждали специалисты. Кроме того, никто не мог дать гарантии сохранности неожиданно свалившегося на костромичей \"богатства\". Несмотря на то что шахты, каждая глубиной по нескольку десятков метров, тщательно замуровали после сброса внутрь отработавших сроки эксплуатации купюр.

 
Буквально на днях тема денежных захоронений вновь стала актуальной. Возле полузаброшенной деревеньки Асаново в Судиславском районе охотники за металлом вскрыли одну из законсервированных после взрыва шахт. Стало известно об этом почти случайно. Лишь через неделю с лишним на месте происшествия появились работники районного отдела внутренних дел.

 
Вопрос о возможной токсичности оказавшихся на поверхности купюр остается, однако, открытым. Неожиданно для себя обнаруживший их при производстве раскопок предприниматель, похоже, не готов самостоятельно решать столь сложную сопутствующую проблему.
   
 
Галичский клад
Галичский клад  свидетельствует о том, что Галич - самый древний город Костромской области. Галичский идол.
Согласно официальным данным, возраст Галича, датированынй по письменным источникам, составляет не более 900 лет, данные археологии говорят о том, что люди с достаточно развитой культурой жили здесь еще 1300 лет до нашей эры. Галичский клад, клад медных изделий культового назначения (около 13 в. до н. э.). Найден в 1835 вблизи г. Галича. В состав клада входили медные статуэтки мужчин (солнечное божество и лунное божество), фигурки ящериц, топор, кинжал, ножи, браслеты и т.п.
Тип цивилизации, создавшей галичский клад, относится к Абашевской культуре, широко представленной в Европейской части России и Южном Урале. Абашевская культура родственна Срубной и Андроновской культурам. Ее представители одними из перых стали применять боевые колесницы, владели искусством выплавления меди и бронзы. По антропологическому типу  это были европеоиды с широким лицом и выдающимся носом (это хорошо заметно по галичской скульптуре).
Абашевцы относились скорее к палеоевропеоидам, чем к финно-уграм, чьи приедки пришли в Европу позднее.
 
Галичский клад является современником египетского фараона Рамзеса II
Египтяне, изображенные на этой картинке, жили в то же время, когда неизвестный галичанин зарыл свое добро к северу от озера. Мы не знаем ни причин, ни обствоятельств этого события, а климат нашей северной не позволяет сохраниться большинству артефактов... 
 Галичский клад до сих пор остается загадкой для ученых. Одним из вопросов, на которые нет пока что ответа является его удаленность от основных памятниов Абашевской культуры при несомненном сходстве с ними.
 

Волга в Костромской области
КЛАД НА БАРАНЬИХ ГОРАХ – КОСТРОМСКИЕ ЛЕГЕНДЫ
Дьячок Евлампеич из деревни Ульково, Костромской губернии, рассказывал, как его дедушка искал с артелью клад на Бараньих горах, верстах в семи от деревни. По преданию, лежал там большущий белый камень, а под ним — сундук.
Одна партия копала, а другая сидела дома с каким-то странником-«ворожцом», который читал в то время по книге заклинания. Подкопались, ощупали сундук со скобами и тут вдруг заспорили. Дедушка дьячка говорит: «Я и на сына Евлашку часть денег возьму». А другой говорит: «Как же, сейчас! Держи карман!» Сундук-то как застучит, загремит да из рук-то и ушел — так и не поймали. А «ворожец» в те поры читал, читал, да как хлопнет книгой: «Нет, — говорит, —толку не будет!» — и ушел. Бабы тоже потом ездили туда, ковыряли землю — «На нас-де не выйдет ли?» Так и не вышел.
В Костромской губернии около деревни Фоминцы Коряковской волости, на расстоянии около версты от деревни была найдена толстая каменная плита длиною около двух сажен со знаком «гусиной лапы». Эта находка породила среди местного населения слух о том, что под этой плитой укрыт зачарованный клад. Еще две подобных плиты находились в Со-лигаличском уезде, у села Кадникова. В Межевых книгах по Костромскому краю XVI и XVII столетий нередко упоминаются родовые знаки на камнях, отмечающих границы угодий и покосов, — «тетеревина нога», «сорочья нога».
О некоторых камнях-«следовиках» рассказывают легенды, связанные с мистикой. Был один такой камень, говорят, в Ростовском уезде, лежал на склоне горы, а мимо дорога шла. Ночью боялись по ней ездить. Говорили, под камнем клад зарыт. По ночам сколько раз видели, как около камня синий огонь горит — так и светится по земле. Раз один парень захотел ночью ехать по этой дороге, мимо камня, так мать его вцепилась в него: «Родимый, не езди!» И рассказала ему, что несколько лет назад баба одна из деревни шла мимо камня ночью, видит — появилась на камне тетерка. Сидит и светится, как золотая. Только баба захотела ее схватить, как вдруг, словно из-под земли, выскочила конная охота, вся в старинных одеждах, и начали они все стрелять — баба едва ноги унесла.
Множество легенд повествуют о том, что под «дивьими камнями» спрятаны зачарованные клады. В урочище Тусыня около села Пушкина Костромского уезда на лугу врос в землю большой камень с явственно вырезанной на нем лапой гуся. «Под этим камнем зарыто невесть сколько денег», — считают местные жители. То же самое говорят о большом, в полторы сажени, белом камне в урочище Бараньи Горы — под ним спрятан «сундук золота». Особенно был известен огромный камень по прозванию «Кобыла», некогда находившийся под Минским (Чертовым) городищем на Волге, а затем разбитый и отвезенный в Кострому под фундамент для часовни. На этом камне в свое время происходило крещение бурлаков-новичков, и о нем сложено множество легенд. По одной из них, черт задумал жениться на поповой дочери и решил устроить дом для молодой; понес туда камень, да сил не хватило — уронил. Так камень под горой и остался, а городище стали называть «Чертовым». Позднее разбойники Ванька Каин и Васька Гусь якобы закопали под этим камнем заговоренный клад, а на камне вырезали «гусиную лапу».
Но ведь мистический символизм клада — «спрятанная сила», то есть скрытый источник энергии. Не кроется ли в этом иносказании разгадка геомагнитного феномена Шушмора? Воистину, «серые камни чудесами полны».
Давно отмечено, что знаки, выбитые на камнях, не имеют никакой системы и никакой связи с окружающим миром. Некоторые из них напоминают буквы какого-то рунического алфавита. Со многими из камней-«следовиков» связаны легенды и предания, народная молва приписывала им различные чудесные свойства. Наиболее распространено мнение о том, что камни со знаками — не обычные, а «дивные», «дивьи». По поверьям, у этих камней обитают добрые или злые духи, они отмечают собой «благоприятные» и «неблагоприятные» места. У таких камней нередко строились скиты и часовни, селились отшельники.
Для человека, решившего заняться кладоискательством, нелишним будет побольше узнать о папоротнике, который по числу связанных с ним поверий и легенд, пожалуй, занимает первое место среди прочих растений. Наибольшее распространение получил сюжет о папоротнике, цветущем раз в году в ночь на праздник Ивана Купалы, с 6 на 7 июля.
Кочедыжник, или папоротник, срывается в ночь под Иванов день, с особенными обрядами и заговорами. Сила чародейская, по народному понятию, заключается в цветке кочедыжника: он цветет только в ночь под Иванов день и охраняется нечистой силою... В глухую полночь из куста широколистного папоротника показывается цветочная почка. Она то движется вперед и назад, то колышется, как речная волна, то прыгает, как живая птичка. А все потому, что нечистая сила старается скрыть от людского взора дорогой цвет. Бутон, ежеминутно увеличиваясь и вырастая вверх, горит, как раскаленный угодь. Наконец, ровно в 12 часов, с треском раскрывается цветок, как зарница, освещая своим пламенем все вокруг. В этот самый миг является нечистая сила и срывает цвет.

Аномальные и загадочные места Костромской области
Решивший сорвать цвет кочедыжника должен с вечера прийти в лес, отыскать куст, очертить кругом черту и дожидаться расцвета. Он должен быть тверд и непоколебим против нечистой силы, претерпеть все искушения, быть равнодушным ко всем превращениям нечистой силы. Если он оглянется на зов, то нечистая сила может свернуть ему голову, задушить, а то и одурачить на всю жизнь. Доселе еще в деревнях нет примера, чтобы кто-нибудь мог сорвать цвет кочедыжника, кроме колдунов и магов, то есть тех людей, которые знают как это делать. Цвет кочедыжника имеет силу владеть нечистыми духами, повелевать землею и водою, отыскивать клады, делать невидимкою. Вся эта сила будет принадлежать тому, кто станет обладателем этого цвета. Для поиска зарытых в земле богатств, кладоискатели бросают цвет кочедыжника вверх. Если где есть клад, этот цвет будет носиться над ним, как звезда. Кроме того, этот цвет обладает и свойствами разрыв-травы.
Практически все русские сказания о людях, отважившихся сорвать цвет папоротника, заканчиваются тем, что нечистая сила в последний момент с помощью хитрости отоирает у них заветный цветок. Так, говорят, один парень пошел на Ивана Купалу Иванов цвет искать. Скрал где-то Евангелие, взял простыню и пришел в лес, на поляну. Три круга очертил, разостлал простыню, прочел молитву, и ровно в полночь расцвел \'папоротник, как звездочка, и стали его цветки на простыню падать. Он поднял их и завязал в узел,, а сам читает молитвы. Только, откуда ни возьмись медведи, — буря поднялась. Парень все не выпускает, читает себе, знай. Потом видит: рассвело и солнце взошло, он встал и пошел. Шел, шел, а узелок в руке держит. Вдруг слышит— позади кто-то едет; оглянулся: катит в красной рубахе, прямо на него, налетел, да как ударит со всего маху—он и выронил узелок. Смотрит: опять ночь, как была, и нет у него ничего.
Но есть и исключения. Ходят слухи, что некоторые люди овладевали этим цветом, и находили очень большие клады золота и других драгоценностей. После этого они жили очень богато.


 
КЛАДЫ РЕКИ ШУРШМЫ
Начну описание довольно большого и интересного захоронения с дошедших до нашего времени легенд. Вот кладовая запись на «разбойничий» клад на реке Шуршме (Костромская область). «В этой верхотине Шуршме-реке на правой стороне и есть каменная закладь в пояс человека в двои ворота, и при той заклали было у нас жилище, и от того жилища в ночную сторону и пошед недалече и есть высокий холм, и на том холму стоят четыре сосны. На первой сосне проделано сверлом, на другой против ее так же, и между теми соснами лежит пильтов камень, а под тем камнем лежит посуда медная и серебряная. 
От того холма, в правую сторону, вырезана харя человеческая, и на другой сосны харя вверх ногами, и от той сосны прямо вырезан человек с луком и стрелою, и от той приметы были наши походки тесовые и келья потаенная, у оной кельи на углах четыре пихты са-женыя, которая выше всех к востоку, тут и казна вся наша». Цитата взята из книги В. Смирнова «Клады, паны и разбойники». (Этнографические очерки Костромского края, вып. XXVI. Кострома, 1921.)

В данной главе мы постараемся дать вам наглядное представление о том, как та или иная кладовая запись либо какой иной легендарный материал могут быть приложены к реально существующей местности. В газете «Клады и сокровища», № 7— 8 за 2000 г. была напечатана статья Андрея Рязанцева «Тайны старинных рукописей». Речь в ней идет о кладовых записях, которые во множестве ходили по рукам в далекие дореволюционные времена, а затем были собраны и опубликованы в книге. 
И одна из таких записей выводит нас на местность, расположенную вблизи слияния рек Щуршма и Шамохта. Анализ такой кладовой записи говорит о том, что, скорее всего, она подлинная. Это означает для поисковика только одно — данное событие вполне могло иметь место в прошлом.
Точное место разбойничьего логова в записи не указано, а так как местность между указанными реками лесная, вернее сказать таежная, без дорог и селений, то отыскать что-либо кладоискателям прошлого века там было непросто. И в самом деле. Без мощных вездеходов, средств жизнеобеспечения, современных карт и приборов электронной разведки соваться в такие дебри не имело никакого смысла, даже при наличии самой замечательной кладовой записи. Единственное, на что они могли случайно наткнуться в лесных дебрях, был тот самый «пильтов» камень на одном из высоких холмов. 
Согласно кладовой записи, жилище разбойников было окружено «каменной закладью» (читай — каменным забором), была где-то в истоках реки Шуршмы, а точнее там, где находилась «верхотина» или холм, недалеко от которого большой овраг, где начинался Баев ручей. (Источник воды является непременным условием при строительстве «воровского» становища!).
Как должен теперь поступать современный кладоискатель? Он должен немедленно снять с полки атлас Костромской области в масштабе 2 км в 1 см и, вооружившись лупой внимательно осмотреть истоки реки Шуршмы. И там необходимо отметить все явно видимые местные высоты. Всего их пять. Центральный холм самый высокий (высота 134 м), все остальные явно меньшей площади, да и отстоят от него на небольшое расстояние. Кстати сказать. На карте европейской части России, изданной в 1865 году (10 верст в дюйме), все пространство между реками Шуршмой и Шамохтой было занято лесом, за исключением тех мест, где находились высокие холмы. Там лес почему-то не обозначен. Как вы думаете, почему? Да потому что вершины холмов состояли из обнажившихся каменистых пород!
 Именно оттуда разбойники и таскали себе камни на забо-РЬ1, фундаменты и прочие поделки! Больше неоткуда было. Попробуйте для интереса пройтись по обычному подмосковному лесу. Много вы там найдете камней? Боюсь, что ни Одного. Брошенных шин, пустых бутылок из-под водки и пива отыщете горы, а вот камней, из которых можно было бы выстроить хоть маленький заборчик, боюсь, не отыщете вовсе. Рассмотрим карту с несколько иных позиций. Выяснится, что ни крупных селений, ни деревень между реками не существовало. На карте 1865 года вблизи этих мест отмечена единственная проселочная дорога, шедшая из деревни Потахино в Б. Юрово. 
Дорога шла на недалеком расстоянии от этих холмов, с северной стороны большого оврага. На карте 1999 гола эта же дорога идет уже по другой стороне оврага и ведет т деревни Сафонове в Юрово. Поэтому мы вполне обоснованно можем сделать предположение о том, что разбойники использовали для грабежа именно эту дорогу, ибо других путей сообщения в этом лесном районе просто не было. Что характерно, от их предполагаемого жилища до проселка было не так и далеко, максимум полкилометра. Скорее всего, жилище разбойников находилось на правой стороне самого высокого холма. И именно отсюда, если идти в ночную сторону (т.е. на северо-запад), и стоит «превысокий холм» в недалеком расстоянии, где и росли четыре вековые сосны. Те самые сосны, между которыми находился легендарный «пильтов» камень и деревянные идолы с человеческими лицами.
 Аномальные и загадочные места Костромской области
Что же мы можем найти теперь в месте бывшего разбойничьего поселения? Конечно ни деревянных строений, ни стародавних идолов мы с вами не отыщем, поскольку они давно сгнили. А вот остатки забора, фундамента и сам закладной камень, вероятнее всего, найдем непременно. Меета там приметные, каменистая почва не дает разрастаться буйной растительности, да и нет такого количества вандалов, сколько в городах. Все эти каменные приметы должны находиться на своих местах. Теперь о соснах. Вряд ли они уцелели. Они и в те времена были достаточно старьц а теперь от них, разумеется, не осталось ни следа. Но в те времена их использовали очень даже остроумно. Помните, в двух стволах были проделаны сверлом отверстия. Для чего? Ответ прост. «Пильтов» камень был столь тяжел, чти поднять его вручную было просто невозможно, и изобретательные разбойнички придумали систему с примитивным подъемным механизмом. В отверстия вставлялся железный ворот (как на современных колодцах), и камень поднимался усилиями всего двух человек. Разумеется, именно там, под столь внушительной заслонкой, и было расположено их главное хранилище — мини-сокровищница. Задумка была просто замечательная. Если не знать секрета, никогда не догадаешься, что именно под непримечательным плоским валуном скрывается нечто ценное. Наверняка даже и сам ворот они прятали, отправляясь на очередной налет (дабы лишний раз обезопасить свое хранилище).

 Аномальные и загадочные места Костромской области
Сам «пильтов» камень тоже имеет свои тайны. Если ранее он был окружен идолами, то вполне возможно, что до пришествия разбойничьей шайки он долгое время использовался древними народами как своеобразный алтарь, на котором приносили жертвы богу охоты. В наше время высоту «134» пересекает просека, и добраться до жертвенника можно без особых проблем, воспользовавшись вездеходным автотранспортом, чтобы подъехать вплотную к Баеву оврагу. Оттуда совсем недалеко до нужного места. 
Отметив на самодельной карте жертвенник и остатки каменного забора, можно будет попробовать отыскать и «потаенную келью» бандитской братии и часовню-скит. Для этого надо от холма взять на восток и прочесать верховья Шуршмы. Может быть, удастся отыскать наверняка сохранившиеся «саженыя пихты». Вьшоды из данной статьи можно сделать следующие:
 
1. Вероятность находки разбойничьего клада весьма велика.
2. Отыскать основные ориентиры сокровищницы нетрудно, если отыскать просеку, пересекающую высоту 134 метра.
3. С помощью магнитометра будет совсем нетрудно установить наличие в яме каких-либо ценностей, даже не сдвигая тяжелый «пильтов» камень в сторону.
  
 
ПРЕДАНИЯ О КЛАДАХ – ЗАГОВОРЕННЫЕ КЛАДЫ
Он озвучивает предание, записанное им в Костромской области. (Не забудем, что Костромская область в тех местах широко граничит с областью Нижегородской.)
Приезжал он (Степан Разин) с Лялиных гор. На Ченсбечихе стояло большое черемисское село и церковь была Успенская. Село Успенское на Ченебечихе он сжег, церковь разорил, церковный колокол бросил в озеро. За это поплатился. Чтобы вымолить прошение — бросил в озеро золото. На восточной сто-роие озера есть камень велик, а на камне— зарубки, вроде бы крест, а от того камня идти к берегу, и У берега будут уступчики. С последнего уступа можно достать клад, а последний уступок на сажень в воде. Кто достанет— одна десятая себе, остальное отдай на дела Божьи. А колокол в озере издает гул каждый год в Успеньев день».
Неплохая версия, правда? Во всяком случае, достаточно романтичная и весьма убедительная. Ведь каждый из нас твердо знает, что Степан Разин некогда жил на самом деле и грабил вполне профессионально. Но вот вам для сравнения несколько иная история, связанная с той же самой темой. Правда, теперь источник информации у нас несколько иной. Мы обратимся к книге В.Н. Морохкнл — «Легенды и предания Волги-реки».
«Ляля жил в горах у самой Ветлуги неподалеку от Варнавина. (Теперь данная местность называется Лялины горы.) 8 Чснебсчихе стоял монастырь. Этот монастырь «Ляля» разграбил Колокол сбросил в реку Большую Кокшу. Золото же положил в бочку и бочку опустил в озеро, привязав его цепями к пню. Монастырь в настоящее время не сохранился».

Замечаете, события начинают принимать интересный оборот. Хотя и не легендарный Степан Разин, а неведомый «Ляля» (подругой версии его звали «Сява»), но тоже разграбил, поганец этакий, некий монастырь, тоже сбросил колокол в реку и тоже (совершенно непонятно зачем) утопил добытое непосильным трудом золото в озере. Интересно, что и по сию пору напротив Ченебечихи, если смотреть через протекающую с юга реку, находится местность, называемая — Саввин бор. Сохранился ц населенный пункт, названный по имени знаменитого в тех местах разбойника. И это еше не все в бору есть Савина грива, о которой известно, что это именно то место, где наш разбойник якобы закопал сокровишз из ограбленного его шайкой монастыря.
Вы думаете, теперь-то мы с вами вплотную приблизились к разгадке места захоронения колокола и сокровищ? А вот и нет. Даваите ради большей точности и справедливости рассмотрим it третью версию, описывающую вышеперечисленные события. Згилянем в очень интересную книжку краеведа В. Смирнова — Клады, паны и разбойники (Этнографические очерки Костромского края. Кострома, 1921 г) Вот что там изложено по существу дела.
\"Повыше села Воскресенского за восемь верст впала река Б. Кокша. Вверх по ней есть деревня (теперь пустошь) Ченебечиа. От Ченебечихи три версты есть Подборная грива. От Подборной гривы верст 20 вверх по Кокше есть Быково озеро, не очень велико, продолговато, один конец на летний восток, а яругой в зимний запад. Из озера бежит речка Медянка.  Версты полторы от речки по озеру три кучи костей, от косгеи но берегу была изба пятистенная в 3 ряда, выкопана в земле против озера лестница о семи ступеней, от лестницы на берегу сосна на парей верченная (вывороченная ураганом). И на том озере погреб печатную сажень вышиной и шириной. В этом прогрес деньги: два винных перярда серебра, ларь меди, на ларе сундук золота, на сундуке пудовая мера деньги и т.д. и т.п. А также икона Храмовая Богородица...»
Ага, можем удовлетворенно воскликнуть мы, вот наконец-то и подходящее озеро появилось! Ведь рядом с Ченебсчихой никаких озер нет, только старица. Не то ли это самое озеро, куда «Сява», он же «Ляля», он же Степан Разин сбросил бочку с храмовыми сокровищами? А икона Богородицы из подвала? Это же полное откровение! Не та ли это икона, которую разбойники некогда с улюлюканьем выволокли из разоренной ими церкви?

Но у меня особой ясности что-то не прибавилось. Кто воровал? Где именно спрятал? Зарыли ли грабители добычу на Савиной пустоши? Либо они все что было спрятали в подвале избушки около Быкова озера? А может быть, доставшиеся им сокровища они все же утолили в том же озере?
Полный хаос у нас получается, полная бессмыслица и путаница. Просто никакой определенности. Это всея пишу для тех. кто безоговорочно верит первой же попавшейся кладоискательской легенде. Не верьте, господа» ничему, проверяйте каждое слово тщательнейшим образом! В нашем деле нужен глаз да глаз! Но чтобы моим читателям хоть как-то помочь разобраться в данной проблеме, я на всякий случай оглашу и четвертую версию, для убедительности объединив ее с версией пятой. Их мы возьмем из книг Н.В. Морохина и ссылок В. Смирнова на этнографические записки А.А. Шири некого от 1909 года. Все у нас окажется в одной куче, все в одном стакане.
«Быково озеро есть близ Ченебечихинской мельницы. В озеро впадает речка Медянка, Будто бы клад в озере! Есть еще озеро — Соловецкое (речка и через него протекает). У того озера бор — Белая грива. Там было становише разбойников, строения и крест медный. И далее. В Шахунских лесах, среди болот есть Соловецкое озеро. По его берегам жили разбойники. Через эти места шла Ратная тропа. А у разбойников параллельно и короче шла Черная тропа. Говорили, будто по берегам озера спрятаны сокровища».
Что же, давайте подведем некоторый итог нашим теоретическим изысканиям. Помните, как все хорошо и достойно на-чиналось? История была проста и понятна каждому, лежала как на открытой ладони. Прибежали из леса разбойники, пограбили монастырскую братию. На радостях и, разумеется, после грандиозной пьянки налетчики из-за озорства скинули с колокольни колокол, а возможно и не один, который, если смотреть на реальную местность, вполне мог скатиться в речную волу.
Вот, казалось бы, и все. Опрос местных жителей показал, что. скорее всего, колокол, некогда сброшенный с Ченебече-хинской колокольни, так до сих пор и лежит под толстым слоем речных наносов. Некоторые даже припоминали, что в детстве вставали на него при купании. Но за прошедшие столетия неуемная людская молва прибавила к этой самой тривиальной истории и народного героя Стеньку Разина, и тайный подвал с сокровишами и затопленные бочки с золотом.
Мне только непонятно одно. Для чего разбойники, под чьим бы руководством они ни находились, бросили в воду с таким трудом добытые ценности? Ведь достать их обратно в те времена было весьма затруднительно. Версия с набитым добром подвалом мне как-то ближе. Да и звучит она естественней. Во-первых, если в тех местах действительно располагалась бандитская «малина», то вряд ли она находилась рядом с большим и старинным населенным пунктом. Другое дело Быково озеро, которое и сейчас лежит достаточно далеко от обжитых мест. С точки зрения «лихих людей» устроить именно там свое становище и хранилище было бы просто идеально. Только хорошо организованная экспедиция с лодками и надежными проводниками могла добраться до замаскированного и укрытого за йодной преградой логова бандитов; Так что у них вполне была возможность накапливать добытые разбоем денежки в подполе собственной избушки. Проверить данную гипотезу, разумеется, можно хоть сейчас» вот только добраться туда и в наше время довольно трудно.
 
    Достопримечательности Костромы
КЛАДЫ В КОСТРОМСКИХ МУЗЕЯХ
Фонд «Археология» является одним из наиболее крупных фондов Костромского музея-заповедника и насчитывает около 250 000 единиц хранения. В фонде хранится около 300 коллекций и отдельных предметов.
В фонд поступают памятники материальной культуры, вещественные источники, которые были найдены в результате археологических исследований: раскопок, разведок, сборов, произведенных на месте археологических памятников различных эпох — городищ, селищ, первобытных стоянок, древних курганных и грунтовых могильников. Они представляют собой коллекции и отдельные предметы, связанные с бытом, ремесленной и хозяйственной деятельностью людей,различными сферами их жизни и занятий.
Весь материал фонда охватывает широкие временные рамки от мезолита — среднего каменного века до периода позднего средневековья включительно, что укладывается во временной интервал, составляющий почти 8 тысяч лет (от позднего этапа бутовской культуры мезолита, которая существовала на территории Волго-Окского междуречья в 7600-6000 гг. до н.э., до XVII — XIX вв. н.э. включительно).Для каждого исторического периода, соответственно, характерен свой облик археологического материала. Коллекции эпохи камня характеризуются значительным количеством кремневого материала, в который входят орудия, заготовки для орудий в виде различных кремневых отщепов и пластин, нуклеусов.
Для коллекций неолитического времени показательно большое число фрагментов керамической посуды (ямочно-гребенчатая, галичская). Появившись в эпоху неолита III тыс. до н.э., керамика становится абсолютной доминантой в археологических коллекциях последующих веков, сохраняя свое количественное первенство вплоть до позднего средневековья.
Коллекции эпохи бронзы отличаются появлением пока еще незначительного числа предметов из металлических сплавов, меди. Однако в этот период еще в большом количестве сохраняются изделия из камня, производство которых достигает своей вершины, о чем свидетельствует многочисленная коллекция каменных топоров племен фатьяновской культуры сер. II тыс. до н. э., отличающихся не только технологическим совершенством (сверление, шлифовка), но и определенным изяществом, соразмерностью форм.
Для коллекций эпохи железа характерно появление предметов, связанных металлургией этого металла: льячек, сопел металлургических горнов, шлаков, каменных плит, трактуемых исследователями как точильные камни.
Коллекции средневековья наиболее разнообразны по своему составу. Они включают изделия из металла, как цветного, так и черного, керамику, изделия из кости, стекла, камня и др.
Собранные в фонде «Археология» предметы являются основным источником по изучению исторического прошлого нашего края в первую очередь, для того времени, о котором нет свидетельств письменных источников или этих свидетельств явно не достаточно. Самый широкий круг проблем — от появления самых первых поселенцев на территории края до вопросов об основании городов Костромской области (Кострома и т.п.). Кроме того, данные коллекции служат необходимым материалом для построения различных выставок и экспозиций краеведческого характера (например, для характеристики вооружения средневековья).
По времени поступления в музей наиболее ранними являются, очевидно, коллекции предметов, собранные Г.М. Девочкиным в районе р. Кубань в 80-е гг. XIX века у д. Пьянково, Покров и с. Ильинское, где известны курганные могильники, включающие погребения с вещами северо-западного (новгородского, карельского) облика. По мнению исследователей, в XII — XIII вв. здесь находился один из опорных пунктов новгородского проникновения на территорию Костромского края, такой же, как и городище Унорож на берегу Галичского озера, которое выполняло данную функцию в начале XI в.
Среди предметов и коллекций, ярко характеризующих археологическую культуру костромских курганов, следует так же назвать многочисленные бронзовые изделия: шумящие подвески различных типов, в том числе и зооморфного стиля, детали и украшения одежды (височные подвески, бусы, кольца, браслеты и т.п.)
Значительная коллекция, характеризующая бытийный мир дославянского, т.н. мерянского населения Костромского края собрана в результате исследований Поповского городища (VI-VII и IX вв.) и могильника у с. Большое Молочное (X-XI вв.). В них входят бронзовые украшения, железные орудия труда и предметы вооружения, керамические сосуды, предметы быта.
Ряд коллекций связано с именем замечательного костромского краеведа и ученого В.И. Смирнова, собранные в 20-е годы XX века. Стоянка Борань IV — I тыс. до н.э. — раскопки и сборы, Умиление, где выделена группа предметов соотносимая с наиболее ранним населением края — племенами бутовской культуры, распространенной на территории Волго-Окского междуречья в 7600-6000 гг. до н.э.
На базе исследования таких памятников как Борань, Федоровское, Станок, Ватажка В.И. Смирновым была выстроена стратиграфически обоснованная культурно-хронологическая периодизация первобытной археологии Костромского Поволжья, отмечающая последовательную смену культур — ямочно-гребенчатой керамики, волосовской, фатьяновской, сетчатой керамики. В составе коллекций предметы, характеризующие индустрию камня в мезолитическую и неолитическую эпохи на территории Костромского края (наконечники стрел, ножи, скребки, проколки, скобели и т.п.), а также изделия из кости и керамические комплексы нового каменного века, эпох бронзы и раннего железа.
Значительный интерес представляет коллекция каменных топоров фатьяновской культуры сер. 2 тысячелетия до н.э.( эпоха бронзы). Данные изделия происходят в основном из случайных сборов на территории Костромского края. Их местонахождения связаны, прежде всего, с разрушенными могильниками фатьяновской культуры. Каменные топоры сопровождали погребения представителей этой культуры. В ряде случаев символизировали высокое положение погребенных в общественной иерархии.
Галичский клад медных и бронзовых изделий отнесен исследователями примерно к XV в. до н.э.
Все сведения о Галичском кладе были собраны в 1928 году В.А. Городцовым. Им же были опубликованы рисунки входивших в него вещей, включая утерянные. Согласно этому описанию в клад входили идолы и личина, отлитые из красной меди или бронзы (5 экз.). Все фигуры изготовлены в полный рост с одинаково сложенными впереди руками, у одной — секировидные выступы на голове, возможно, детали головного убора. Хорошо видны выступающие уши. Другая фигура из бронзы известна, как «пламенеющий идол». На плечах, голове и головном уборе изображены языки пламени. О важном значении символа пламени говорит личина из бронзы с пламеневидным выступом на темени. Сходная личина, отлитая из меди, имеет на головном уборе объемное изображение животных, повернутых в разные стороны. Пятая фигура лишена конечностей и производит впечатление незавершенной. Стилистика фигур и детали их оформления подчеркивают сходство изображений, например, очертания лица и проработка глаз. Не вызывает сомнения сакральный характер предметов. Аналогичные изображения не известны.
Большой интерес представляют ножи из состава клада. По мнению В.А. Городцова, они могли служить жреческими орудиями.
Аналогии некоторым вещам клада (кинжал с прорезью, очкообразная привеска) могут быть найдены среди древностей бронзового века в Приуралье, что позволяет отнести Галичский клад ко времени распространения сейминских древностей.
В Костромском музее-заповеднике хранится часть предметов из Галичского клада: 1 личина, три жреческих ножа, браслеты и нагрудные украшения в виде округлых блях-подвесок. Кроме того, в этой коллекции числятся подвеска-идол и бронзовый вислообушный топор.
В состав фонда входят коллекции, собранные во время раскопок — раскопки исторического культурного слоя г. Костромы (Фехнер, Алексеев, Зеленеев и др.) Эти исследования позволяют подтвердить факт существования Костромы уже в XII в. и характеризуют материальную и духовную культуру ее жителей от средневековья до XVIII-XIX вв.
Керченская коллекция античных предметов демонстрирует широкий круг интересов костромских коллекционеров конца XIX века, а также может служить иллюстрацией увлечения античностью в среде провинциального дворянства XIX века. Предметы происходят из античных городов Боспора, расположенных на Керченском полуострове (Пантикапий, Тиритака, Нимфей, Китей, Мармикий), очевидно, из разграбленных в конце XIX вв. боспорских захоронений. Собрана неизвестным. Состоит из предметов керамики: краснофигурные и чернофигурные, чернолаковые и краснолаковые сосуды, терракотовые статуэтки, стеклянные изделия, бусы из стеклянной пасты и минералов. Предметы укладываются в хронологический промежуток с конца VI в. до н.э. по 1-ю половину III в. н.э. Среди предметов имеются фигурки «Черт», «Ангел», являющиеся достаточно грубыми подделками под античность. Все прочие предметы оригинальны и представляют собой прекрасный экспозиционный набор бытовых вещей античного Боспора данного времени.
Коллекция, собранная на селище Вёжи, которое представляет собой уникальный памятник Костромской области, где сохраняются изделия из дерева кожи и бересты, позволяют проследить материальную и духовную культуру этого поселения и характеризует материальную культуру населения костромской низины с XV по XIX вв.
Весьма интересные материалы поступили в музей в результате археологического изучения Исуповского могильника, которое проводилось в связи с исследованием места захоронения Ивана Сусанина. Коллекция, собранная во время этих работ объединяет мелкую культовую пластику XIV-XVIII вв. и предметы, связанные с погребальным инвентарем (слезницы, курильница, фрагменты ткани).
 
Нумизматика
Нумизматическая коллекция Костромского музея-заповедника насчитывает более 30 тысяч единиц хранения, большая часть которых представлена кладами русских монет XVI-XIX вв.
Наиболее ценными и интересными из них являются клады серебряных монет в виде копеек, денег, полушек периода Ивана Грозного, Федора Ивановича, Бориса Годунова, Земского ополчения, Владислава Сигизмундовича, Михаила Федоровича, Алексея Михайловича.
Наряду с предметами нумизматики в собрании хранятся предметы фалеристики, среди которых наиболее ценными являются персональные медали в честь князя С. М. Голицына, графа А. Г. Орлова, князя Г. А. Потемкина. В коллекции медалей также можно выделить портретную серию Великих Князей и царей, исполненную талантливыми медальерами Санкт-Петербургского монетного двора конца XVIII-XIX вв. и превратившими эти предметы в произведения искусства.
Коллекцию фалеристики дополняют знаки добровольных обществ 1920-х гг., чеканенные Красносельской производственной кустарной артелью. Среди них — знаки ОСОАВИАХИМа, «Общества друзей воздушного флота», «Долой неграмотность» и др.
Важной составной частью нумизматической коллекции музея являются бумажные денежные знаки, наиболее редкими из которых являются первые бумажные деньги России — «ассигнации», сохранившиеся экземпляры в коллекции были выпущены в конце XVIII-начале XIX вв.
Из этой части коллекции также можно обратить внимание на, так называемые, «денежные суррогаты» — знаки местных органов власти, различных обществ, предприятий, организаций. Это боны фабричной конторы Товарищества Большой Костромской льняной мануфактуры и марки Общества потребителей Товарищества братьев Зотовых в Костроме.
 

Оружие
Коллекция фонда «Оружие» насчитывает более 700 единиц хранения. В ней представлены почти все образцы холодного оружия (сабли, мечи, шашки, кинжалы, палаши, шпаги), древковое оружие XVI-XVIII вв. (бердыши, алебарды, рогатины), защитное вооружение XIII-XIX вв. (кольчуги, кирасы), револьверы и винтовки. Охотничьи ружья представлены известными фирмами и мастерами XVIII-XIX вв. (Беккер, Винчестер, Кухенрейтер, Эртель, Николай Бис). Интересны дуэльные пистолеты, выполненные в Вене и Праге в 3-й четверти XIX века (Контринер, Лебеда) и дорожные миниатюрные пистолеты английской работы. Изящные образцы восточного холодного оружия представлены японскими саблями, турецкими ятаганами, азиатскими и кавказскими шашками из дворянских усадеб Нероново и Патино. Именная шашка командира личной охраны Императора Александра I генерала П.А.Черевина является образцом наградного Георгиевского оружия. Из экземпляров оружия раннего периода наибольший интерес представляет древнерусский меч кон. XI — 1 пол. ХIII вв, а также клинки и кавалерийские офицерские шпаги с именами и вензелями русских императриц XVIII века.

 

 

_________________________________________________________________________________________
ИСТОЧНИК ИНФОРМАЦИИ И ФОТО:
Команда Кочующие
Авторы статьи  A.Г. Косарев и Е.В. Сотсков

http://obzor-novostei.ru/
http://dkko.ru/
группа кладоискатели Вконтакте
АРХЕОЛОГИЯ В Костромской области

ВложениеРазмер
13135701 (1).jpg321.85 КБ
13135701 (2).jpg120.51 КБ
13135701 (3).jpg182.53 КБ
13135701.jpg14.71 КБ

Комментарии

аватар: Кэп

Легенды о кладах

В конце XVIII столетия близ Костромы, Ярославля и Шуи разбойничал легендарный атаман Иван Фадеич. Атаман грабил исключительно купцов и помещичьи усадьбы. Постоянным местопребыванием разбойников был глухой лесной бор Корево, где, по легендам местных жителей, оказался огромный клад, который многие видели, но взять никому не удалось. «Он находится и по ныне тут» - прибавляли рассказчики. 
К XIX веку относят «раскольничьи клады» на Ярославщине. Старообрядческие скиты были в основном в северных районах края – Мологском, Пошехонском.  Местные раскольники кроме истовых молитв  занимались контрабандой сибирского золота. Староверческие скиты в Верхневолжье были разгромлены в 1850 – 1860 годах, но контрабандный товар старцы успели припрятать. Сохранились об этом «кладовые записи». При советской власти Мологский район, где находились прежде скиты, был затоплен, деревни сжигали во время мятежей. Но клады, говорят, остались в ярославской земле и ждут своего часа.

54 клада официально нашли в Ярославской области в ХХ веке.
18792 монеты общим весом более 8 с половиной килограммов – таков один из самых крупных кладов, найденных в Ярославле около школы № 4 на ул. Волкова.  В кладе были монеты: Ивана Грозного, царей Федора Иоанновича, Бориса Федоровича Годунова, Лжедмитрия I, Василия Шуйского, Владислава Польского, монеты эпохи шведской оккупации Новгорода, второго ополчения, редчайшие монеты Ярославского монетного двора в Коровниках и т.д.

 В костромском селе Унорожье, ходит много легенд о кладах кургана «Журавец».

В кургане, что на «Мышьем враге» у реки Костромы, по рассказам, имеется клад. Указывают на озеро близ Парфентьева посада, на месте бывшего монастыря. В этом озере, говорят, находится бочка с золотом, опущенная монахами при нападении на обитель разбойников. В другом озере, у деревни Ледино, под Кологривом, лежат бочки с золотом и драгоценностями. Их бросил живший на горе над озером помещик, когда на него напали разбойники.

Подобно Печерским монахам и священнику Елисееву, не брезговали заниматься поисками кладов и лица духовного звания. Этому весьма способствовало поверье, что при кладоискании желательно присутствие священника, так как клады зарывались со страшными заклятиями и охранялись нечистыми духами. В 1890-х годах, недалеко от деревни Большие Угоры в Костромской губернии, клад собралась рыть целая толпа крестьян во главе со священником, дававшим указания, как надо, благословясь, рыть и брать клад. Потребовалось вмешательство полицейской власти, чтобы разогнать охваченную «золотой лихорадкой» толпу. А в 1752 году священник села Помаева Буинского уезда Симбирской губернии Кирилл Михайлов решил, во что бы то ни стало добыть клад, зарытый в овраге между Помаевым и деревней Атяшкиной. Вооружившись крестом и Евангелием от бесовского наваждения, священник, отличавшийся необыкновенной смелостью, отправился на предполагаемое место клада и принялся копать, но страшные привидения так напугали его, что он бежал, со страху забыв на месте и крест, и Евангелие.

Как свидетельствуют материалы Костромской ученой архивной комиссии, около сорока крестьян копали клад на берегу Палажного озера, но ничего не нашли, зато их последователю позже удалось найти здесь несколько золотых монет. По кладовой записи копали клад у села Пети-ньева. Нашли серебряную сбрую, какие-то старинные предметы и «костей да черепьев много вырыли». Добился своего и упорный кладоискатель из деревни Ерыкалихи — после долгих поисков ему удалось откопать корчагу серебра, из которого один из членов Костромской ученой архивной комиссии приобрел две серебряные рублевые монеты Петра I и Петра II.
Из 44 кладов, найденных до 1917 года в Костромской губернии, только в одном находились золотые монеты — 16 штук. 
Часть знаменитой библиотеки Ивана Грозного может находиться совсем недалеко. После извлечения из подвалов московского Кремля, царь задумал разбить библиотеку на части и перепрятать ее в Ярославле, Вологде и Костроме...

аватар: Гость

КЛАДЫ РЕКИ ШУРШМЫ

Посмотрел я карты спутник и старые тоже. Две возвышенности нашел одна 134м другая 137, по разные стороны реки.На пгм никакого Баева ручья не обнаружил. Как автор статьи определил вообще его на местности?

По топографии там сплошные болота и вся местность буквально напичкана этими ручьями.

В общем, на самом деле найти там что-либо будет весьма проблемно из-за очень условных привязок.

А в лесу и вообще очень сложно.

аватар: Лоцман

Всё так и есть, абсолютно как

Всё так и есть, абсолютно как вы и написали.

Раньше не было ни спутниковых снимков ни подробных карт - это всё появилось в общем доступе лет 20 назад.

Ориентирование на местности было построено совсем на других принципах.

аватар: Гость

КЛАДЫ РЕКИ ШУРШМЫ

Более того, раз уж тему тронули, реки не сливаются меж собой это еще одна неточность.
Дорога упомянутая в статье. появилась только в 19 веке, прежде ее не было, стало быть грабить тоже было некого на ней, да и если поразмыслить, грабить предпочитали на главных трактах, где могли быть богатые обозы. А что красть у нищих крестьян из двух захудалых деревень на отшибе империи? Не прожить банде на эти гроши, и уж тем более не отложить серебра)Вообще представляется мне все это скорее легендой , чем былью. И если уж искать в этих чащобах,чисто для проверки предания, то надо тратить минимум месяц с полной экипировкой без особой надежды на успех.) (ружо надо захватить 12 к, а то медвед придет поинтересоваться , что тут забыли, а ответить и нечего.

Отправить комментарий

Фотографии на сайте размещены в качестве научного, информационного, учебного и культурного материала без цели извлечения прибыли.

Контактная информация:

Капитан команды Кочующих (он же главный по сайту):
Хафизов Ахат - Hafizow@yandex.ru

Продвижение сайта в интернете:

Лоцман команды Кочующих
Бортяков Андрей - abortyakov@yandex.ru