Родник у села Богородское

Освященный родник расположен на "богородской развязке" трассы М7, в 130 м от северо-восточной окраины села Богородское Пестречинского района Республики Татарстан. Источник обустроен, каптирован, слив воды из закрытого бетонного колодца по трубе, рядом установлен поклонный крест.
Вода чистая, прозрачная, дебет выше среднего. Исследования показали, что вода отличного качества. Многие жители и проезжие пользуются родниковой водой. 

  

СТАТЬИ И ССЫЛКИ ПРО ПЕСТРЕЧИНСКИЙ РАЙОН РТ - ТУТ!

РОДНИКИ И ИСТОЧНИКИ ТАТАРСТАНА - ТУТ!

ПАМЯТНИКИ АРХЕОЛОГИИ ПЕСТРЕЧИНСКОГО РАЙОНА - ТУТ!

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ТРАССЕ М-7 - ТУТ!

 

Водоносный источник находится на склоне холма, дебет источника около 6 литров в минуту, выход воды спокойный и равномерный.

Ручей от родника впадает в речку Нокса (приток реки Казанка).

Вода в роднике приятная на вкус, вода имеет нейтральную реакцию.

 
По преданию, давным-давно, в окрестностях починка Сафаров (старинное название села) существовал целебный ключ, на берегу его стоял большой деревянный крест, и к нему ходили православные молиться, прося исцеления в недугах телесных и утешения в горестях. Случилось так, что близ креста в целебном источнике выкупалась без священнического благословения некрещеная. На другой день источник иссяк, а крест был перенесен невидимой силой в церковь.
Со слов старожилов, через некоторое время ключ забил вновь, прежний крест, перенесенный «невидимой силой» в храм, там и оставили, а у родника поставили новый, и опять стали ходить к святому ключу люди, прося исцеления и помощи в скорбях.
 Родник у села Богородское
Но после революции, во времена богоборчества, некогда богатую церковь в селе разорили, к роднику запрещали ходить. Со временем люди позабыли о почитаемом источнике, перестали заботиться о нём, и постепенно стал иссякать он, а пастухи стали гонять скот здесь. В таком запустении и церковь, и родник пребывали почти 60 лет.
В 1995 году Богородский храм был передан верующим, в нем начались вновь богослужения. Однажды во время службы священник заметил среди местных прихожан незнакомого мужчину — довольно молодой, одет хорошо. Стоит, а по лицу слезы текут. Батюшка решил, что если достоит этот человек до конца службы, надо будет подойти, узнать — может, случилось у него что-то… Мужчина до конца службы достоял, а потом поведал батюшке такую историю.
Несколько лет назад он сильно заболел. Назначили ему операцию, во время которой он пережил клиническую смерть. «В тот момент кто-то взял меня под руки, и мы полетели. Потом помню яркий свет и яркую зеленую траву. По этой траве навстречу мне шла женщина, — тут незнакомец повернулся, показал на икону Богородицы. — Вот на нее очень похожа. Она показала мне какой-то храм — снаружи и изнутри. Он был в строительных лесах. Женщина сказала: «Найди тот храм, скажи — пусть его не бросают, он мне нужен. Недалеко от храма есть забытый людьми святой ключ. Он по грехам людским спрятан. Пусть найдут. Он в дальнейшем принесет многим людям исцеление и радость». Я много уже сельских храмов объездил, а ваш как увидел, сразу узнал и вот не выдержал, заплакал».
 
Батюшка верил, что жизнь души после смерти не обрывается, а вот насчет всего остального верилось с трудом. Поехал он к своему духовному отцу в один из древних мужских монастырей. Рассказал о том, что наболело, и заодно упомянул про незнакомца: как, мол, относиться к его «откровениям»? Человек все-таки пережил клиническую смерть… Духовный отец долго молился, а потом сказал: «Храм не бросай, он нужен Господу, а родник у вас хороший, найди его…»
Несмотря на заверения, что родник иссяк, батюшка все же попросил, чтобы его проводили к тому месту. Пришел, осмотрелся и видит: недалеко от берега реки Ноксы, что весь зарос ивняком, чуть-чуть сочится вода, как ручей по земле тихо стелется. И верно, точно спрятан он. Взяли батюшка с одним случайным помощником по топору, вырубили часть ивняка, поставили у истока освященный крест, отслужили водосвятный молебен — и через месяц родник уже бил ключом, даже пришлось обрезок трубы вставить, чтобы направить русло. А уж какая в нем вкусная вода! Однако вскоре и этот крест сломали. И вкус у воды стал портиться, как будто табака в нее насыпали. Пошли тогда крестным ходом на родник, опять восстановили крест, отслужили молебен, и пуще прежнего забил святой ключ с чистой и вкусной водой. Ну разве не чудо?
   

Родник у села Богородское
Чудеса на источнике
Родник в селе Богородском, в Пестречинском районе целебен знакомые наши 5 лет ездили по всем святыням, просили ребеночка, проезжали мимо села - решили заехать и попали на службу после службы остались поговорить с батюшкой. 
Какое же было облегчение и легкость после общения он подсказал что в храме икона Божьей Матери чудотворная пишите записку и просите. Сходите к роднику умойтесь. Помолитесь. 
Так и сделали у мужчины была не значительная проблема с глазом. После как умылся в святом источники глаз начал проходить. 
И они стали каждое воскресение приезжать туда от города не далеко. Спустя 2 месяца знакомая сказала что ждет малыша. 
Чудо икона помогла и святой родник говорит она больше объяснений нет. Написала это потому что верю что поможет это не только нам, ведь мы с мужем тоже очень хотим малыша. 
И начли ездить туда, спокойнее мы стали, более терпеливее и отношение к друг другу поменялось, у меня проблемное горло, сейчас пью воду из родника холодную и все отлично. Надеюсь скоро и пополнение будет.
 
   
 Где находится, как добраться:
Родник у села Богородское
Координаты: 55°44'43.5"N 49°23'56.1"E
 Республика Татарстан,  Пестречинский район, родник расположен у трассы М-7.   
 Родник у села Богородское
Село Богородское
Cело в Пестречинском районе, на р. Нокса, в 19 км к западу от с. Пестрецы.Богородское
На 2000 г. - 592 жителя (русские).
Полеводство, скотоводство.
Средняя школа, дом культуры, библиотека.
Основано во 2-й половине 16 в. как Починок Сафаров, с начала 17 в. современное название. В дореволюционных источниках известна также под названием Успенское. До 1860-х гг. жители относились к категории государственных крестьян (бывшие экономические, до 1764 г. монастырские). Занимались земледелием, разведением скота, огородничеством, пчеловодством. Православный приход в селе образовался в начале 17 в. Последняя из существовавших здесь церквей (Успения Пресвятой Богородицы) была построена в 1883-88 гг. В начале 20 в. в селе функционировали земская и церковно-приходская (открыта в 1870 г.) школы, 3 мелочные лавки. В этот период земельный надел сельской общины составлял 1733 дес.
До 1920 г. село входило в Кулаевскую волость Казанского уезда Казанской губернии. С 1920 г. в составе Арского кантона Татарской АССР. С 14.02.1927 г. в Казанском сельском, с 04.08.1938 г. в Столбищенском, с 26.03.1959 г. в Пестречинском районах.
Число жителей: в 1782 г. - 135 душ мужского пола, в 1859 г. - 417, в 1884 г. - 571, в 1920 г. - 929, в 1926 г. - 1013, в 1949 г. - 543, в 1958 г. - 528, в 1970 г. - 468, в 1979 г. - 490, в 1989 г. - 578 чел.
 
* * *
Село Богородское, или, как оно называлось в древности, Сафаров починок, находится на территории Пестречинского муниципального района Республики Татарстан. Поселение находится на берегу реки Нокса, на древнем Ногайском торговом тракте. Судя по самому раннему из известных названий этого населённого пункта, можно предположить, что оно существовало ещё до покорения Казанского ханства русскими.
Первые достоверные сведения о нём были найдены в писцовых книгах середины XVI века. И первые века его истории, как русского поселения, непосредственно связаны со становлением и образованием в Казани Спасо-Преображенского мужского монастыря (к сожалению, в 20-е годы XX века этот уникальный памятник, располагавшийся в Казанском Кремле, слева от Спасских ворот, был варварски разрушен). Так как монастырь находился в городе, то параллельно с созданием монастыря шло и создание скита («филиала», где сосредоточено монастырское приусадебное хозяйство) со своей церковью. Этим скитом и было поселение Богородское.
Интересное предание передаётся в Богородском из уст в уста. Якобы, когда Иван Грозный шёл с войском на Казань, он обошёл её с востока (значит, он должен был выйти на древний торговый Ногайский тракт, на котором и расположено село Богородское). На том месте, где сейчас стоит церковь, он встретил трёх монахов, которые уже давно проповедовали в этих краях православие. Царь был очень удивлён, приказал войску остановиться и срубить на этом месте молитвенный дом. Отслужив в нём молебен, царские войска пошли на Казань и, после осады, взяли город.
По словам местных жителей, первым священником в Богородском был крещёный татарский князь. У известного историка и краеведа XIX века И.А. Износкова мы можем найти подтверждение этому: «В Казани, во времена Грозного, жили три брата княжеского рода Исхаковых. Старшего звали Нырсой, среднего по крещении назвали Василием (как раньше его звали – неизвестно), младший же, Искак, по крещении … назван был Исааком.

село Богородское
 
По взятии Казани святитель Гурий, крестив Василия и Искака, рукоположил их во священники, первого в Дюртели (Мамадышского уезда), а второго в Богородское (Казанского уезда)».
В описи монастырских земель 1567 года, составленной через 15 лет после взятия Казани, село описано довольно подробно: «Починок Сафаров на реке Ноксе, а в нём крест, пашни доброй земли 5 четей, да перелогу 20 четей в каждом поле, да зарослей и дубров пашенных к тем полям 15 десятин; сена по реке Ноксе и по дубровам 100 копен; лесу пашенного и неопашенного по смете 50 десятин. Да у того ж починка монастырская мельница Большое Колесо, а у мельницы двор монастырский, а живёт в нём мельник старик Яким».
К 1603 году благосостояние монастырских земель возросло, село уже переименовалось в Богородское. В описи монастырских земель 1603 года содержатся следующие сведения: «Село Богородское, а Сафаров починок тож на реке Нокса, а в нём храм древян Успения Пречистыя Богородицы, монастырское строение, а в церкви образы и книги, и всякое строение мирское, двор монастырской, а в нём живут старцы из монастыря наездом, переменяясь, да два детёныша (работника); на монастырском же дворе двор коровей… Пашни монастырские 22 чети с осминою, пашут Богородского села крестьяне, …крестьянских дворов 10, пашни пахатные крестьянские 45 четей в каждом поле, …сена по реке и …по дубровам 100 копён, лесу неопашенного 50 десятин».
 
Подобному расцвету жизни села в немалой степени способствовало одно трагическое событие в истории России. В Богородском об этом сохранилось следующее предание. Когда в 1591 году в городе Угличе было совершено убийство царевича Дмитрия, горожане подняли бунт, поймали и умертвили убийц царевича. В этом самосуде принимали участие жители близлежащего села Богородское. Весть о бунтовщиках дошла до царя Бориса Годунова. Он приказал разделить село, в котором жили свидетели убийства и зачинщики народной расправы, на четыре части и расселить его по окраинам царства русского, от греха подальше. Одну часть крестьян отправили под Казань, где они поселились в Сафаровом починке и дали ему название своей исторической родины – Богородское. Время не укротило боевой дух переселенцев, и когда в 1774 году в крае появился Емельян Пугачёв, они снарядили и отправили к нему, по словам старожилов, отряд из 200 человек под предводительством Герасима Иванова. Фамилия Ивановы в селе не сохранилась, но распространена фамилия Герасимовы.  
Первая церковь – «храм древян», упоминаемая в описи 1603 года, сгорела в 1700 году. В том же году был построен другой деревянный храм, также освящённый во имя Успения Пресвятой Богородицы. Об истории его строительства можно прочитать у инспектора Совета Казанского Общества Археологии и Этнографии Н. Сорокина: «Жители были очень огорчены, оставшись без церкви, всю вину в несчастьи сваливали на тогдашнего церковного старосту; ему не было прохода от односельчан, его все оскорбляли и упрекали в нерадении. Оставалось несчастному отправиться в Казань и там подыскать какого-нибудь благодетеля, который бы взял на себя постройку нового храма. Но тщетно обращался староста к именитым гражданам и богатым русским купцам, - никто не хотел ему помочь. Когда, таким образом, надежда была почти потеряна, вдруг отыскался один зажиточный татарин, у которого срублена была новая деревянная мечеть, которую он думал поставить в Казани. Будучи тронут неподдельною горестию и отчаянием старосты, добрый магометанин пожертвовал ему свою мечеть. Вот этот-то сруб был перевезён в Богородское и превращён в православный храм, чем все односельчане остались очень довольны. К сожалению, имя жертвователя не сохранилось в памяти народной».
Новая деревянная церковь простояла в селе до 1883 года. К этому времени население разрослось настолько, что храм перестал вмещать всех желающих.

село Богородское
 
Богородцы разобрали его и подарили бедному селу Бима Лаишевского уезда, где он простоял ещё около ста лет. В 80-е годы XX века этот уникальный памятник старины и человеческой доброты был кем-то варварски сожжён.
В конце XIX столетия в селе была построена на том же месте третья по счёту, на этот раз уже каменная, церковь по проекту П.Е. Аникина. Инициатором и главным организатором строительства, шедшего с 1883 до 1888 года, был священник Иван Васильевич Веселицкий, служивший в Богородском с 1870 по 1888 годы. Его же стараниями в 1870 году была открыта школа, она помещалась в доме дьячка Александра Яковлевича Кубасова – первого учителя этой школы. Через год школа была расширена и превращена в земскую, где обучались 55 мальчиков и 13 девочек. На содержание учебного заведения ежегодно выдавалось 663 рубля. Первым учителем земской школы был сын А.Я. Кубасова – Фёдор Кубасов. Вместе с ним преподавали две учительницы, одна из которых, Варвара Петровна Ардамонова, продолжала свою преподавательскую деятельность до 1930 года, воспитав не одно поколение жителей села.
 
Благодаря рассказам самых пожилых жителей села удалось восстановить старинные названия его улиц и происхождение этих названий. Улица, проходящая по центру села до церкви, носила название Коноплянка. В старину здесь находилось конопляное поле. Растение это шло на изготовление холстов и канатов, причём не только для личных нужд, но и для нужд армии. Из зёрен конопли добывали масло, жмых шёл в пищу.
От церкви Коноплянка переходит в Жировку. О происхождении такого названия рассказала 94-летняя жительница села Михеева Анна Васильевна: «До революции на нашей улице жил один еврей. Он держал лавку, где торговал маслом и жиром. За покупками к нему приезжали со всей округи. Поэтому и прозвали улицу Жировкой».
 
Перпендикулярно улицам Коноплянка - Жировка проходит Грабиловка. Через эту улицу проходила дорога, соединяющая шумбутский спиртовой завод с Казанью. По ней круглый год двигались подводы с разными товарами из Крящ-Серды, Шалей, Читы, Колокомерки. На этой улице располагался кабак, куда заходили проезжающие. Часто подводы загулявших торговцев обворовывали, отсюда и название улицы, данное, видимо, потерпевшими – Грабиловка. Параллельно Коноплянке расположена Чехловка. В дореволюционной России женщины носили специальный головной убор, скрывавший волосы. Такой предмет одежды назывался «чехол». Его шили из ткани или вязали из льняных ниток. Так вот, однажды женщины, жившие на описываемой улице, поссорились и подрались этими самыми чехлами. За что улицу и окрестили Чехловкой.
 
В 1917 году свершилась Великая Октябрьская революция. Организаторами новой революционной власти и земельной реформы в селе были Яков Изосимович Харитонов – участник штурма Зимнего дворца и бывший лейб-гвардии кавалерийский капрал Александр Константинович Сергеев. Был организован комитет бедноты, председателем которого избрали Фёдора Ивановича Полушкина.
Но весна 1918 года не принесла желаемого мира - в стране шла гражданская война. Казань оказалась в руках белогвардейцев и белочехов. Одна из линий обороны Красной Армии проходила через Богородское и близлежащие сёла – Гильдеево, Чернопенье, Кощаково.
Село Богородское связано с именем известного революционера Мулланура Вахитова. Именно в Богородском он был захвачен в плен белогвардейцами. О том, как это произошло, стало известно из показаний старожилов – очевидцев тех событий: Ф.И. Филиппова, Ф.Н. Полушкина, А.А. Сергеева. Каким-то образом, возможно через родственников, сочувствовавших контрреволюции, белым стало известно о местонахождении Вахитова. 17 августа они прибыли в село, арестовали трёх красноармейцев, охранявших революционера, и, захватив его самого, доставили сначала в дом торговца мясом М.М. Изотова, а потом вывезли в Казань, в Плетнёвскую тюрьму. Очевидцы рассказали, что арестованный был в тёмных очках и с бородой, но перед отправлением в Казань очков и бороды у него уже не было. По селу в этот день шли разговоры о том, что схвачен большой красный комиссар. Трёх красноармейцев – Г. Валеева, К. Садырова и Я. Батыршина белые расстреляли на площади села ранним утром 19 августа. Сейчас в память об этих печальных событиях на месте расстрела бойцов стоит стелла, а на стене школы висит мемориальная доска.
 
Отгремели залпы гражданской войны, сельчане вместе со всей страной приступили к строительству новой жизни. В 1924 году была закрыта церковно-приходская школа. В 1930 году закрыли церковь и выселили из села всех священнослужителей. В церкви устроили позже колхозный склад, в доме попа разместился сельский совет, в доме дьякона сначала была маслобойня, затем клуб. Тогда же раскулачили всех зажиточных крестьян и выслали их вместе с семьями. Одной из таких семей была семья Кирсановых. Это были очень трудолюбивые люди, у них было много сыновей и ни одной дочки. У каждого сына имелся добротный дом и крепкое хозяйство. Кирсановы делали сани и телеги, славившиеся далеко за пределами села. Семья эта имела различные сельхозмашины – соломорезки, жатки, сеялки. На время сельхозработ они нанимали батраков. Шимарина Евдокия Семёновна вспоминала, как она девочкой, вместе с родителями работала у Кирсановых. Весь день они работали в поле, а когда возвращались, их ждали горячий хлеб и огненные щи. Взрослые получали плату деньгами, а девочке давали ещё ленточку или бусы, чему она была несказанно рада. Сохранились воспоминания старожилов о кирсановском чудо-колодце. Вода в нём была солоноватой на вкус, и люди её не употребляли. Зато её с удовольствием пила скотина и, что удивительно, больные животные от этой воды поправлялись. К сожалению, колодец был замусорен и утерян, и мы можем только предполагать, что в нём была минеральная вода.
В 1931 году был организован колхоз «14 лет Октября», в него вошли 19 дворов. В хозяйстве было 15 плугов, 20 борон, 20 лошадей. Председателем был избран Алексей Алексеевич Харитонов. Тогда же был создан сельский совет, председателем которого был избран Яков Изосимович Харитонов. Одновременно с этими структурами образовалась комсомольская ячейка, во главе которой встал бывший балтийский моряк Иван Яковлевич Коновалов.
Весной 1934 года все жители села состояли в колхозе – коллективизация была завершена. За хозяйством закрепили 1500 гектаров земли. Весной 1935 года в колхоз прибыли три трактора со столбищенской МТС, трактористами на них были назначены В.И. Самарцев, Н.Я. Коновалов и М.Ф. Филиппов. Первым счетоводом стал С.В. Сорокин. В 1935 году был получен солидный, по тем временам, урожай – 16 центнеров с гектара. Хозяйству вручили именное Красное знамя и автомашину-полуторку. В 1937 году в нашем селе появились первые пионеры, а первым вожатым стал А.А. Игумнов.
 
Однако мирная жизнь продолжалась недолго – началась Великая Отечественная война. На фронт из Богородского сельского поселения ушли 155 человек, а вернулось – всего 52. К сожалению, последний юбилей Победы встретили всего семь ветеранов: Козловский В.П., Калистратов И.Р., Токранов И.О., Бобрихин И.А., Зайнуллин Г.К., Ежков Е.И., Ивойлов А.П.
На судьбе Андрея Поликарповича хотелось бы остановиться подробнее. В школьном музее хранится копия его тетради с воспоминаниями. Это, пожалуй, бесценный документ. История человека, прошедшего войну, окружение, три лагеря - настоящий учебник истории для подрастающего поколения. Андрей Поликарпович всю жизнь до и после войны проработал учителем, поэтому воспоминания его, написанные живым эмоциональным языком, читаются на одном дыхании. Он никого не обвиняет, старается быть предельно честным и откровенным. Вот что, например, он пишет о начальнике немецкого концлагеря в Бельгии: «Начальником лагеря был немец-старик. Он был пленным солдатом в России в Первую мировую войну и работал у нас где-то около Красновидово, в Камско-Устьинском районе. Любил шампанское и каждый день был навеселе. Он часто распевал на русском языке свою любимую песню: «Вольга-Вольга, мать родная, Вольга, русская река…»
Или вот прибытие наших бывших немецких военнопленных в Башкирию, в фильтрационный лагерь: «Встретили нас здесь с музыкой и с музыкой завели в ворота лагеря, огороженного колючей проволокой. Музыканты вышли, и часовые, стоявшие у ворот, вмиг – ворота на запор».
Андрею Поликарповичу пришлось пройти через 3 лагеря: фашистский концлагерь в Бельгии, американский лагерь репатриантов во Франции и, наконец, советский фильтрационный лагерь в Башкирии. Но лишь об одном лагере он написал следующее: «Два с половиной месяца пребывания в фильтрационном лагере, в Алкино-2, я не забуду всю оставшуюся жизнь!»
  
Во время чтения воспоминаний Ивойлова, выяснилась одна прелюбопытная деталь о наших союзниках-американцах, характеризующая их не с лучшей стороны. «Наши сограждане, находившиеся в лагере репатриантов, избрали себе в старшие бывшего лётчика, человека высокообразованного, владевшего несколькими иностранными языками. Он узнал, что американцы готовят нас для отправки в Африку на подземные работы. А советскому посольству ничего не было известно о нашем лагере. Тогда лётчик предложил каждому репатрианту отдать однодневный паёк шоколада для нужного дела. Он за часть этого шоколада уговорил часовых французов выпустить его из лагеря. За оставшийся же шоколад он нанял таксиста до Парижа. Наше посольство, действительно, ничего не знало об этом лагере. В этот же день наши союзники были вынуждены признать факт сокрытия», - пишет Андрей Поликарпович. Воспоминания ветерана содержат много интересной и познавательной информации. Это неисчерпаемый материал для дальнейшей поисковой работы.
В отсутствии мужчин, вся работа легла на плечи женщин, стариков и детей. За рычаги тракторов сели Е.В. Волостнова, А.И. Калистратова, А.П. Козловская.
Во время войны наши односельчане работали на заготовке дров по всему Татарстану, на торфозаготовках, участвовали в расчистке казанского военного аэродрома, помогали раненым в городских госпиталях, строили знаменитый «Казанский обвод». В военные годы в нашем селе функционировало подсобное хозяйство Татвоенкомата.
После войны жизнь в селе постепенно наладилась. В 1951 году произошла электрификация. В 1953 году в состав Богородской начальной школы вошла семилетняя школа из соседнего села Куюки. Так в селе появилась восьмилетняя школа. Её учащиеся занимали в районе первые места в спортивных состязаниях и смотрах художественной самодеятельности.
 
В 1962 году произошло укрупнение колхозов. Три колхоза, «Правда», «14 лет Октября», имени Л.М. Кагановича, объединились в один большой колхоз «Знамя», который возглавил наш односельчанин А.М. Филиппов. В 1969 году колхоз реорганизовали в совхоз «Пригородный». Он специализировался на откорме крупного рогатого скота. Руководителем снова стал уроженец нашего села – М.Ф. Малкин. При нём в село пришёл баллонный газ, был проведён водопровод, построен детский сад и здание администрации совхоза.
К сожалению, Великая Отечественная война оказалась не последней, в которой погибли наши соотечественники. В декабре 1979 года 40-ая армия была введена в Афганистан. Самым скорбным итогом афганской войны является гибель наших солдат и офицеров. В школьном музее есть экспозиция «Воины-интернационалисты». Она посвящена погибшим воинам-афганцам Пестречинского района: Кирюшину Н.Д., Мархабину И.И., Перчкову Е.А., Саликееву Г.Н. Самое большое место в экспозиции занимают материалы о Николае Кирюшине – выпускнике Богородской школы. Его родные в своё время передали в дар школьному музею военную форму, документы и письма Николая. Вот строки из письма, написанного им 21 февраля 1985 года, за два дня до гибели: «Вот скоро и февраль пройдёт, наступит первый месяц весны. От нас уже собираются улетать грачи и скворцы, а к вам будут прилетать. Здесь скворцы не гнездятся и не поют, как у нас в Татарии. Они здесь летают стаями. Теперь я понял – тёплые страны это даже для птиц не Родина, а лишь временная поездка на курорт». 23 февраля 1985 года гранатомётный взвод, где Кирюшин был старшим гранотомётчиком, поддерживал атаку мотострелковой роты. Огнём из автоматического гранотомёта Николай подавил три огневых точки противника, но сам был смертельно ранен. Он награждён медалью «За боевые заслуги» и орденом Красной Звезды (посмертно). Похоронили цинковый гроб с телом героя в его родном селе Куюки.
 
А село продолжало жить и развиваться. В 1981 году построили двухэтажную школу, которая в 1985 году стала средней. От новой автомагистрали Казань – Набережные Челны в село проложили асфальтовую дорогу. В 1996 году в село пришёл попутный газ. В 1997 году совхоз стал ООО «Газовик», принадлежащим ООО Таттрансгаз. В 1999 году в Богородском был построен производственный комплекс, состоящий из мельницы, хлебопекарни, колбасного и молочного цеха. В 2002 году была сдана в эксплуатацию теплица, где выращивается более 20-ти сортов роз. Эти предприятия обеспечили десятками рабочих мест не только богородцев, но и жителей близлежащих населённых пунктов.
В последнее время происходит значительный рост численности населения села за счёт приезда новых жителей из разных уголков Татарстана и стран СНГ. Если до 1960 года население здесь было чисто русским, то сейчас, по спискам Совета местного самоуправления, в Богородском проживают ещё и татары, крещёные татары, армяне, грузины, узбеки, евреи, чуваши, греки. Что отрадно, все эти люди живут в мире и согласии, без межнациональной розни. И черта эта характерна не только для нашего села, она является характерной для нашей республики. В ней свободно чувствуют себя не только люди разных национальностей, но и разных вероисповеданий. Например, в Богородском, в данный момент, идёт не только восстановление церкви, разрушенной после революции, но и строительство мечети.

 

Село Богородское, история сельского храма
Село Богородское Пестречинского района довольно древнее. Известно, что еще в 1585 году на его месте возник скит Спасо-Преображенского мужского монастыря, основанного в Казанском Кремле святителем Варсонофием. На берегу небольшой речки Ноксы монахами была устроена первая мельница. 
По преданию, побывал в этих краях и царь Иван Грозный, как раз накануне Успения, и повелел воздвигнуть храм в честь Успения Пресвятой Богородицы, что и было исполнено. Первым священником в храме был крещеный татарин-князь Исаак Исхаков. В 1884 году в Казани проходил IV археологический съезд России, и в докладе И.А.Износкова было сказано: «В Казани во времена Иоанна Грозного жили три брата княжеского рода. 
Старшего звали Нырсой, средний по крещении назван Василием (как его звали раньше — неизвестно), младший же Исхак, по крещении самим святителем Гурием назван был Исааком. При взятии Казани Исхак командовал арскими наездниками-казаками, конница его тревожила русские укрепления на Арском поле, и сам он участвовал во многих битвах с русскими, по дороге из Казани в Арск. По взятии Казани святитель Гурий, окрестив Василия и Исхака, рукоположил их в священники — первого в Дюртели (Мамадышского уезда), а второго — в Богородское (Казанского уезда)». Обо всем этом Износков слышал от священника села Карабаян Лаишевского уезда Рапидова, а тому в свою очередь передал эти сведения его дед Тихон Иванов, 114-летний старец, происходивший из рода князей Исхаковых и проживавший в Богородском. Из летописей следует, что вначале Богородское было немноголюдно, и вдруг, к 1603 году, поселок «разросся в великое поселение и украсился церковью». 
Существует предание, что такому расцвету села и его духовной жизни способствовало одно трагическое событие в истории России. Как известно, в 1591 году в Угличе был злодейски убит царевич Дмитрий. Свидетели убийства ударили в набат, понаехало много народу. Немало там было и жителей села Богородское, что под Угличем. Был учинен самосуд над убийцами, поднялся бунт. Царь Борис прислал в Углич своих доверенных лиц для его усмирения. 
Годунову было важно, чтобы возобладала официальная версия — царевич-де сам зарезал себя, играя с ножиком. Многие из «бунтовщиков» не только не поверили в эту версию, но столь активно противодействовали ей, что решено было выслать их куда подальше. Жителей села Богородское, как наиболее «опасных», даже побоялись поселять в одно место. Их разделили, и одну часть выселили на окраину империи, за десять верст от «новопросвещенного града Казани». Тогда-то, видимо, переселенцы, пострадавшие за правду и верность царевичу Дмитрию, и построили на новом месте (возможно, совместно с послушниками монастыря) деревянную церковь с «образами и книгами в ней». 
Об этой церкви также сохранилась удивительная история. По преданию, «храм деревян», упоминаемый в 1603 году, сгорел, и на его месте в 1700 году был построен новый. Произошло это следующим образом. «Жители с.Богородское были крайне огорчены, оставшись без церкви, и всю вину в несчастии возложили на тогдашнего церковного старосту, ему не было прохода от односельчан, его все упрекали в нерадении. Оставалось несчастному отправиться в Казань и там подыскать какого-нибудь благодетеля, который бы взял на себя постройку нового храма. Но тщетно обращался староста к именитым гражданам и богатым русским купцам. 
Никто не хотел ему помочь. Когда, таким образом, надежда была потеряна, вдруг отыскался один зажиточный татарин, у которого уже была срублена новая деревянная мечеть, которую он думал поставить в Казани. Будучи тронут неподдельной горечью и отчаянием старосты, добрый магометанин пожертвовал ему свою мечеть. 
Вот этот сруб и был перевезен в с.Богородское и превращен в православный храм, чем все односельчане остались очень довольны». («Известия общества археологии, истории и этнографии при Императорском Казанском университете» — VII т., Казань, 1898 г.). Простояла полученная в дар церковь с 1700 по 1883 год, многим душам помогла спастись, а затем была разобрана и подарена в бедное село Биму, где простояла еще почти 100 лет! А в Богородском построили новую каменную просторную церковь, так как в старой прихожане уже не помещались. 
Причем, как написано в клировых ведомостях, «этот большой храм с богатым убранством был построен только на пожертвования прихожан окрестных сел». И еще одно древнее предание. «Много лет тому назад, — гласит оно, — в окрестностях починка Сафарова существовал целебный ключ, на берегу его стоял большой деревянный крест, и к нему ходили православные молиться, прося исцеления в недугах телесных и утешения в горестях. 
Случилось так, что близ креста в целебном источнике выкупалась без священнического благословения некрещеная. На другой день источник иссяк, а крест был перенесен невидимой силой в церковь». Что же это за святой ключ такой, который «реагирует» на человеческие поступки? Однако здесь летопись за 1883 год обрывается. Но мы можем ее продолжить со слов старожилов. Через некоторое время ключ забил вновь, прежний крест, перенесенный «невидимой силой» в храм, там и оставили, а у родника поставили новый, и опять стали ходить к святому ключу люди, прося исцеления и помощи в скорбях. 
  
Но вот пронесся над Россией кровавый смерч революции. Снес он главы церквям, уничтожил многих христиан, замутил духовные родники в душах людей. И забыли они дорогу в Храм. Не пощадил этот смерч и некогда богатую и красивую церковь в Богородском.
 Сорвали с нее «купола и кресты, сбросили колокола». Чтобы сбросить самый большой, пришлось Иванам, родства не помнящим, проломить стену колокольни — такой он был большой. Десяток-другой прихожан попытались помешать вандалам, да кого припугнули, кого побили. Время шло, люди забыли дорогу и к роднику, и он постепенно опять стал иссякать, и через это место пастухи стали гонять скот. 
В таком запустении и церковь, и родник пребывали почти 60 лет. А ведь были храмы, которые народ, обступив кольцом, не дал разрушить. Но как же мало было в России таких заступников! Большинство храмов идет по пути самого Христа, «путем зерна» — через смерть и воскресение. 
 
Большие и малые чудеса 
В 1995 году собрались чуть не все православные жители сел Богородское и Гильдеево, что поблизости, и попросили местный сельсовет отдать церковь в собственность вновь открытого прихода, а заодно и церковную землю вернуть (а было у церкви аж 55 десятин земли, т.е. примерно 60 га). Сельсовет постановил: «Отдать здание церкви в с.Богородском в собственность религиозного общества с прилегающим земельным участком площадью в 20 га». А вскоре, опять же по просьбе жителей, прислали в Богородское и священника. 
Однако походили люди какое-то время в церковь, а потом опять своими «более важными» делами занялись. Тоже повсеместная история! Весной — посевная, летом — огород, осенью — уборка урожая, заготовка дров. А зимой в храме стоять холодно, храм-то почти разрушенный! Кто-то из современных писателей сказал, что раньше, когда крестьянин на своем поле слышал колокольный звон, он распрямлялся, глядел на колокольню, кланялся и молился. И вот этот колокольный звон, и эта молитва не давали ему стать тем, чем стало ныне большинство крестьян, — придатком к своему огороду! 
Иными словами, настоящих прихожан в большинстве деревенских храмов раз-два и обчелся. А остальные — «захожане». Где уж таким храм восстанавливать! Они не то что давать церкви, они даже брать у нее по-настоящему не могут. Совсем было с такими помощниками приуныл местный батюшка. К слову, отец Игорь уже третий по счету священник в Богородском. Первый ушел с этого прихода, пробыв чуть более года. Второй продержался и того меньше — всего месяц. Отец Игорь спустя два года тоже хотел уходить, да стали вдруг в храме происходить малые и большие чудеса. Началось все в феврале 1997 года. 
Пришел он как-то в храм служить литургию, а там — три бабушки и 25 градусов мороза, руки к кресту липнут. Решили поехать в соседнее село Гильдеево и отслужить молебен на дому у одной из прихожанок. Так и сделали. А после молебна одна старушка подарила батюшке большую икону Богородицы. Лик на иконе удивительный — такой нежный, ласковый. А нимб то ли гвоздем, то ли пулей в одном месте пробит. Эту икону спас из разоренного соседнего храма отец прихожанки. «Вот только боюсь, — сказала бабушка, — не обидится ли на меня Царица Небесная, что я ее отдаю, ведь почти вся жизнь моя перед ней прошла». 
— «Да что ты, — успокоил ее батюшка. — Икона-то храмовая! Она в дом свой возвращается. Не может быть, чтобы Царица Небесная из-за этого на тебя обиделась». 
Поехал батюшка вместе с богородскими старушками обратно. Той, что сидела в машине на переднем сиденье, икону на колени поставили, а икона такая большая, что весь обзор загородила. На подъезде к храму вдруг остановил батюшка машину и скомандовал: «Вылезайте!» 
— «Да ты что, батюшка? Такой мороз!» -зароптали старушки. А батюшка опять им: «Выходите! Вон нам утешение какое Господь послал!» 
Вышли, смотрят, а над храмом — радуга! Февраль, мороз, зимние сумерки, а она сияет такими чудными красками и форма у нее — ну точно рамка для иконы! А посередине «рамки» — Богородская церковь. Так и въехали в эти радужные врата. 
А перед этим одна из женщин, желая поделиться радостью, остановила проходившего мимо односельчанина: «Гляди, чудо-то какое!» А он в ответ только плечами пожал: «Разве это чудо? Радуга как радуга». И дальше пошел. 
Через несколько лет опять же зимой, в стужу заметили, что по лику Казанской текут «слезы». Сначала подумали, что это вода — конденсат, а потом поняли, что икона мироточит. Ведь в храме минусовая температура и вода бы сразу замерзла. Объявил батюшка: приходите, люди добрые, поглядите на чудо. Человек десять местных пришли, а остальным — все опять безразлично. Недаром говорят: мало видеть чудо, надо еще иметь признающую чудо душу. 
В общем, осталось все по-старому: батюшка один бегает, достает где можно стройматериалы. Помогают ему несколько бабушек. Впрочем, одна фирма взялась было поставить на храм купол. Батюшка хотел деревянный, легче он, да и ставить его проще, но фирма предложила сделать купол из металла, мол, будет «на века». Он согласился. Купол сварили, привезли, обшили досками. Да вот беда, у фирмы неприятности какие-то случились, и помогать храму стало недосуг. А чтобы тот купол поставить, нужно сделать еще специальный металлический пояс, стянуть по верху старую кладку, чтобы не разъехалась под тяжестью нового купола. Так и стоит он у стен храма, как гигантский шатер, а дети рядом с ним играют в прятки. Опять батюшка загоревал. Зима, холода, а у храма — ни крыши, ни денег… Хоть уходи! 
Но и уйти совестно, бабушки, что на службу приходят, иной раз плачут: «Батюшка, не бросай нас!» Да и радуга, и икона, что мироточила, уйти не дают. Однажды во время службы священник заметил среди местных прихожан незнакомого мужчину — довольно молодой, одет хорошо. Стоит, а по лицу слезы текут. Батюшка решил, что если достоит этот человек до конца службы, надо будет подойти, узнать — может, случилось у него что-то… 
Мужчина до конца службы достоял, а потом поведал батюшке такую историю. Несколько лет назад он сильно заболел. Назначили ему операцию, во время которой он пережил клиническую смерть. «В тот момент кто-то взял меня под руки, и мы полетели. Потом помню яркий свет и яркую зеленую траву. По этой траве навстречу мне шла женщина, — тут незнакомец повернулся, показал на икону Богородицы. — Вот на нее очень похожа. Она показала мне какой-то храм — снаружи и изнутри. Он был в строительных лесах. 
Женщина сказала: «Найди тот храм, скажи — пусть его не бросают, он мне нужен. Недалеко от храма есть забытый людьми святой ключ. Он по грехам людским спрятан. Пусть найдут. Он в дальнейшем принесет многим людям исцеление и радость». Я много уже сельских храмов объездил, а ваш как увидел, сразу узнал и вот не выдержал, заплакал». 
Батюшка верил, что жизнь души после смерти не обрывается, а вот насчет всего остального верилось с трудом. Поехал он к своему духовному отцу в один из древних мужских монастырей. Рассказал о том, что наболело, и заодно упомянул про незнакомца: как, мол, относиться к его «откровениям»? Человек все-таки пережил клиническую смерть… 
Духовный отец долго молился, а потом сказал: «Храм не бросай, он нужен Господу, а родник у вас хороший, найди его…» Несмотря на заверения, что родник иссяк, батюшка все же попросил, чтобы его проводили к тому месту. Пришел, осмотрелся и видит: недалеко от берега реки Ноксы, что весь зарос ивняком, чуть-чуть сочится вода, как ручей по земле тихо стелется. И верно, точно спрятан он. Взяли батюшка с одним случайным помощником по топору, вырубили часть ивняка, поставили у истока освященный крест, отслужили водосвятный молебен — и через месяц родник уже бил ключом, даже пришлось обрезок трубы вставить, чтобы направить русло. А уж какая в нем вкусная вода!
 Однако вскоре и этот крест сломали. И вкус у воды стал портиться, как будто табака в нее насыпали. Пошли тогда крестным ходом на родник, опять восстановили крест, отслужили молебен, и пуще прежнего забил святой ключ с чистой и вкусной водой. Ну разве не чудо? 
А еще одно случилось три года назад на Страстной неделе. Перед Пасхой объявил батюшка «субботник» в храме. Дошла очередь и до входа на колокольню. Когда-то там все было расписано фресками, а сейчас ничего не осталось. Много раз батюшка стоял в этом месте и внимательно все осматривал: не осталось ли где росписи? Нет, нигде ничего, лишь над головой чуть заметный след от креста. А тут стал батюшка передвигать доски, вдруг видит — со стены на него смотрит лик, пригляделся: да это же святой Серафим Саровский! 
Кликнул женщин, что вместе с ним в храме убирались. И давай они на радостях тропарь петь. Пробыл нерукотворный образ в храме около недели, а перед Радоницей исчез. На следующий год история с ликом повторилась, и тогда же в храм без приглашения нагрянули телевизионщики — снимать пасхальную службу. Они-то впервые и засняли на телекамеру нерукотворный образ, который теперь уже многие видели. А как же согрело и утешило это чудо тех прихожан, что у храма все-таки есть. 
Значит, правду говорил батюшка, что, несмотря на все трудности и скорби, храм-то у них благодатный! Значит, все-таки не забыл о них Господь! Вот и надеются пастырь со своим «малым стадом», что придет помощь их храму, что пошлет Господь людей с отзывчивым сердцем и помогут они в восстановлении одного из старейших приходов. И купол, что ныне стоит на земле, вознесется, наконец, и станет тепло, уютно в храме.

 
 
  
________________________________________________________________________________________________________
ИСТОЧНИК МАТЕРИАЛОВ И ФОТО:
Команда Кочующие.
Краеведческий музей «Моя малая родина» Богородской средней школы
Село Богородское Вконтакте.
Родники и источники Татарстана.
Автор фото: А.Николаев.
http://pestreci.tatarstan.ru/
http://rt-online.ru/p-rubr-obsh-37600/
Газета Республика Татарстан

 

ВложениеРазмер
Родник у села Богородское108.61 КБ
Родник у села Богородское230.56 КБ
Родник у села Богородское182.21 КБ
село Богородское668.58 КБ
село Богородское310.5 КБ
Родник у села Богородское150.56 КБ

Комментарии

Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.

Фотографии на сайте размещены в качестве научного, информационного, учебного и культурного материала без цели извлечения прибыли.

Контактная информация:

Капитан команды Кочующих (он же главный по сайту):
Хафизов Ахат - Hafizow@yandex.ru

Продвижение сайта в интернете:

Лоцман команды Кочующих
Бортяков Андрей - abortyakov@yandex.ru