Памятники археологии Кировской области

Первый интерес к памятникам древности относится еще до появления археологии как научной дисциплиной. Первый этап накопления знаний – формирование преданий легенд о различных памятниках на бытовом уровне. 
Крестьяне так пытались объяснить почему около поселения находится городище или почему находятся древности. Легенды были связаны с Разиным например.

Здесь так же кроме легенд о кладах и разбойниках были связаны представления о не чистой силе и места были запретными и не желательными для посещения экскурсий – находки там костей могильников. 

 КАМЕННЫЕ СВЯТИЛИЩА ВЯТСКО-КАМСКОГО РЕГИОНА - ТУТ!

  ВЕЛИКАЯ КУАЛА УДМУРТОВ - ТУТ!

 ДОСТОПРИМЕЧАТЕЛЬНОСТИ КИРОВСКОЙ ОБЛАСТИ - ТУТ!

СТАТЬИ И ССЫЛКИ ПРО КИРОВСКУЮ ОБЛАСТЬ - ТУТ!

КЛАДЫ КИРОВСКОЙ ОБЛАСТИ - ТУТ!

ПАМЯТНИКИ ПРИРОДЫ КИРОВСКОЙ ОБЛАСТИ - ТУТ!

ГЕОГРАФИЯ КИРОВСКОЙ ОБЛАСТИ - ТУТ!

АНОМАЛЬНЫЕ ЗОНЫ КИРОВСКОЙ ОБЛАСТИ - ТУТ!

СПЛАВ ПО РЕКАМ КИРОВСКОЙ ОБЛАСТИ - ТУТ!

СТАТЬЯ ПРО КАДОЧНИКОВСКИЙ МОГИЛЬНИК - ТУТ!

Самое раннее сообщение о памятниках рассказ - о елабужском городище в истории казанского царства (казанский летописец). Источник этот был написан в 60-е годы 16 века. И к этому времени на территории городища было языческое святилище. На городище есть река тайма и городище на горе, на нем до сих пор сохранились каменные постройки. Было 3 линии валов то есть укреплено идеально  объект то довольно интерееесный – так как там каменные постройки даже на поверхности. 
Научный подход к изучению памятников древности и предпосылки формирования археологии как науки начинает складываться лишь к 18 веку. Благодаря Петру. Первоначально центром сбора археологического хабора была кунсткамера. С середины 18 века с инициативой сбора сведений о различных регионах выступил Ломоносов. В 1760 году разработал анкету которая была разослана на места. Чтобы и церкви и монастыри участвовали. В 1767 году елабужском духовном управлении поручено описать все строения на территории городища и все интересные находки доставить в духовную консисторию и в том же году это было сделано. Но типа никаких интересных находок не нашли но скорее всего хаборок то кто-то заначил. Именно к 18 веку относится изучение памятников на вятке. 
Во второй половине 18 века действовали экспедиции которые собирали сведения и они затронули и территорию области.

В 1768-1772 в Поволжье и Приаралье действовала комплексная экспедиция Лепехина. Была организована академией наук. Он посетил и территорию будущей вятской губернии и описал 2 городища. Шестаковское и подчуршинское городища (территория слободского района).

В 1769-1770 годах Рычков так же в составе экспедиции объехал несколько приуральских губерний в том числе и вятский край. Он в Елабуге описал каменные сооружения на городище и рассмотрел в окрестностях Хлынова чежевское и никульчинское городище. По тем сведениям до пришествия новгородцев обитали чудские народы. Никульчинское городище отождествил с чудь балванским городком повести о стране вятской. Посмотрел еще 2 городища у Глазова которые местное население считало остатками своих древних поселений. Сообщения Рычкова и Лепехина краткие но содержательные и носят уже научный характер.

Приводятся и местные легенды и предания. После этих экспедиций на некоторое время наступает затишье и авторы в основном пользовались данными предыдущих экспедиций. Вятские губернский статистический комитет созданный в 1835 году начал заниматься сбором и обработкой экономических географических исторических и других сведений и он начинает исследования в том числе и в области археологии. Он разослал в разные концы губернии просьбы прислать описания различных примечательных объектов. Причем среди присланных сообщений были и описания археологических памятников. 
На основе обработки присланных данных в 1838 году в ведомостях издана статья о курганах и древних памятниках вятской губернии. Свод из 8 известных к тому времени вятских памятниках древности. Котельническое хлыновский вал и водкинское упоминаются впервые. Интересно тем что впервые приводится периодизация археологических памятников. До появления русских людей – первый период на территории вятского края, второй – после появления и основания русской колонии. Ко второму периоду отнесены хлыновский вал и шестаковское городище. Пытаются увязать археологические данные с письменными источниками и вслед за рычковым соотносит никульчинское городище с чудь балванским городком а котельническое с городком кошкаров. Активизация археологических исследований была связана с открытием ананьенского могильника. Открытие его связано с Шишкиным и с именем Невоструева. Он был археологом этнографом и собирал информацию для своей книги. 
Попросил осмотреть устье таймы и поискать кладбища и Шишкин посетил место и у крестьян приобрел бронзовые предметы и переслал в Москву. Шишкин воспринял идею раскопать с энтузиазмом но местные гопники не дали ему это делать так как разрешения не было. После пытается получить разрешение но так чето тупят и типа он нефига не знает. В итоге вятская удельная контора берет на себя это и туда отправили Алабина для проведения раскопок. Собрал крестьян и взял Шишкина как помощника. Копали траншейным методом около 60 метров и шириной 0,25 метра. Крестьяне копали находили костяк оставляли его на возвышенности и потом очищали. Находки записывались под номерами и все раскопки были проведены в течение одного дня и было вскрыто около 40 погребений. И в них было много хабора – глиняные горшки женские украшения медные и железные оружия орудия труда. 
В ходе работ Алабин вел записи и описи. Результаты работ Алабин опубликовал в ведомостях в виде отчета в вятских губернских ведомостях в 1859 году. сам могильник он интерпретировал как скифский то есть как древнерусский. Перечисляет уже известные археологические памятники причем некоторые описывались впервые. После начинаются активные изучения памятников других и качество работ на том могильнике были довольно на уровне хорошем, на уровне того времени. После этого интерес к памятникам вятским возрос и работы оказали большое влияние на дальнейшие раскопки.

Алабин потом осматривал памятники на территории уржумского и яранского уездов при этом осмотрел описал и ввел в научный оборот 3 городища – лебяжское пижемское и нижневодское и упомянул о ижевском городище. На пижемском и нижневодском провел раскопки. На пиженском разобрал заваленный колодец. На нижневодском нашел только уголь и нефига (даже хабором не поживился). Результаты работ опубликовал так же в ведомостях. То есть не только исследовал но и вводил в научный оборот. Основы его находок составили археологическое собрание вятского публичного музея. Статья 1865 года – в вятских ведомостях – заметки относительно древности вятского края. Побуждает жителей присылать ему информацию и не копать самовольно.
В 1865 году в губернию императорской археологической комиссией был командирован Лерх. И в том же году произвел раскопки на подчуршинском городище. Нашел 15 скелетов но без вещей. Нашел угли шлак железный нож и скорее всего это остатки кузниц. Часть позднее христианского кладбища. После продолжил раскопки ананьинского могильника. И на основе своих исследований делает 2 важных вывода. 1) вятская губерния имеет свой каменный век причем в ней кончился раньше чем в Архангельской и Олонецкой. 2) предметы из ананьинского могильника относятся к эпохе перехода от употребления меди к употреблению железа (какой молодец!).

 
Далее он не остановился так как его пытливый мозг не давал покоя и выступал на археологическом конгрессе. После него еще исследовали могильник этот несчастный и в 1880 году Невоструев приезжает в Елабугу правда деньги забыл дома и раскопки не проводил. Скупает пару кремниевых и бронзовых предметов хабора из могильника и в том числе каменную надмогильную стелу с изображением ананьинца (круто!). но оказалась фальшивкой (Невоструева наебали) в 1873 году вятский губернский статистический комитет производил сбор сведений о городищах по особой программе из 12 вопросов. 
Результаты снова опубликованы в отчете о действиях и занятиях статистического комитета 1879 год, 73 памятника. Собранные сведения есть во всех уездах губернии кроме малмыжского. Все отнесены ко времени до изобретения пороха и пушек. В 1878 году произошло такое событие что вообщеее – основано общество истории археологии и этнографии аж при казанском университете. Стало археологическим центром прикамья и проводили исследования и в вятской губернии. Исследования опять начались с могильника Шестаковым. В том же году Рязанцев раскопал древнее кладбище в селе Биляморского Уржумского уезда. И в 1780 году Кузнецов производил исследования на территории малмыжского уезда. Провел раскопки древнего марийского кладбища. 15 погребений с довольно большим количеством хабора. – бронзовые украшения орудия труда. 
В 1881 году раскопки на ройском городище. Новшеством было то что он составил план городища и сделал несколько фоток. Нашел опять хабор – 2 черепа медведей керамику железные и костяные орудия кости (наверно тоже медведей) и по обилию костей стали называться костеносными. Тогда же раскопал могильник атамановы кости (хотя откуда там атаманы не понятно) скорее всего связано с байками про разбойников каких-то. Хабор опять купил из украшений железного и бронзового оружия и аналогии увидел с ананьенским. Следующий – Пономарев. (как же все хабор то хотели блин) и опять на ананьинском могильнике. Работы были 15 дней при помощи 20 нищебродов и несколькими траншеями исследован был почти полностью. Был найден пояс каменных плит которые опирались на дюну и ладьевидная впадина выложенная такими же плитами. Сделали план фотки чертеж. Исследовал 10 погребений. И нашел много хабора в виде керамики оружия и украшений. Причем, многие бронзовые секиры находились в берестяных футлярах, значит относились бережно к этим артефактам. Датировал концом бронзового началом железного века. 


В том же году произвел раскопки на пьяноборском могильнике. И на 2 городищах – гремячинском и сорочьи горы. Потом со Спицыным копал еще ряд залежей хабора. В создании этого общества искателей хабора было много чего полезного. Так как все таки работы то стали проводить по раскопкам. При обществе был музей где собирались находки и публиковали в изданиях. С 80-хгодов 19 века исследования активизировались еще больше в связи с именем Спицына. Его деятельность составляет особый целый этап. В 1880-81 годах он систематизировал сведения о всех древностях вятского края в каталоге древности вятского края. Был в 1881 году опубликован и имел сведения о 123 памятниках – места боев курганы городища пещеры и т.д. материал распределен хронологически и территориально и было сжатое изложение того что имеется в литературе по каждой из древностей. В 1884 году дополняет каталог сведениями о еще 15 городищах и 10 курганах. Работа была ооочень важной. В 1886 году составил программу для описания доисторических древностей вятского края. В 1887 году предпринимает масштабную экспедицию по территории вятской губернии. 
Стоял выбор либо сосредоточится на одной местности и подробно рассмотреть или охватить большую территорию и посмотреть. И решается на всю губернию. Двигался по берегам реки вятки на юг к слободе кукарки посетил елабужский уезд глазовский уезд то есть исследовал большую территорию. Не смотря на сложности выполнил задачу. Побывал на 29 городищах на 9 произвел раскопки. Провел раскопки на буйское городище, котельническое подчушинское, ижевское, ананьинский могильник и др. после занялся разбором находок и направил коллекцию на выставку в Ярославле. По итогам составил отчет об экспедиции в приуральский край в 1887 году. так же нашлось отображение в ряде статей - ананьинский могильник и костяносное городище. Высказал мысль о принадлежности могильника и городищ к одной археологической культуре. Продолжил разведку по губернии в этом году произвел исследования по Каме вятке и летке. Произвел раскопки на 4 городищах и 4 могильниках. Подтвердили его мысль о близости культур ананьинского могильника и костяносных городищ. 
В 1889 году публикует 2 статьи в журнале исторический вестник – городища вятской губернии и памятники древности вятского края. Излагает мысли что не смотря на частые залежи каменного хабора высказал сомнения в том что даже в неолит вятский край обитаем. Говорил что люди появляются на вятке уже после неолита. К бронзе отнес ананьинский могильник и 7 костяносных городищ и считал их местом обитания людей которые хоронили своих знатных предков на ананьинском могильнике. Памятники разделяет на чудские болгарские и вятские древности. В 1891 году он предпринимает поездку в кайский край слободского уезда. Цель – определить западную границу распространения чудских древностей. Но нашел такоеее что сам офигел. Провел раскопки кривоборского городища и юмский могильник. Во всех исследованиях провел очень высокую трудоспособность исследовал большое количество памятников и по итогам работ публиковал статьи и в 1892 году предложено преподавать в петербургском университете и переезжает в Петербург и работает в археологической комиссии. Но продолжает исследования вятского края и в 1893 году публикует труд о археологических изысканиях древнейших обитателях вятской губернии. Он делает выводы – что люди каменного века занимали только западную часть губернии и правый берег реки вятки. 
Каменные орудия отличаются своеобразием и если встречаются в других областях то довольно редко. Культуры костяностных городищ и ананьинского могильника родственны. Описывает много памятников которые изучил сам или до него и подписывает находки и описания его довольно подробны. После его переезда достойного преемника не нашлось. Параллельно с ним исследования делал Первухин. С 1885 года на свои деньги изучал древности глазовского уезда. Активно собирал сведения осматривал и раскапывал памятники. На базе своих исследований составил археологическую карту глазовского уезда и подготовил статью краткий очерк кладовищ встречающихся в глазовском уезде. 
По сути описал все памятники на его территории известные. Кроме того он за свои труды избран членом корреспондентом московского археологического общества а в 1888 году раскопал 9 городищ и 23 могильника по рекам чепце и Каме. Был избран делегатом съезда в Москве но умер. В конце 19 начале 20 века целый ряд исследователей проводил исследования. С 1889 года шатров исследовал зюздянский край. Здесь он описал 13 памятников собирал сведения о них народные предания и не малую коллекцию по итогам своих разведочных работ. В 1904 году была создана вятская ученая архивная комиссия. Она являлась добровольной организацией по сбору хранению и публикации ценных археологических материалов. Кроме выпуска статей члены ее занимались и археологическими работами. Лебедев – в 1906 году производит самостоятельные раскопки на пиженском городище. Составил его описание и хабор в размере 600 предметов. В 1910 году основал образовательное общество в слободе кукарка. Оно занималось караедением и пропагандой научных знаний был в этой конторе и музей с большой долей археологии. Худяков – он занимался изучением древностей малмыжского уезда и выпускает статью об археологических памятниках малмыжского уезда. В 1927 году проводит раскопки воробьевского и вичморского могильников в малмыжском уезде и по их итогам сделал вывод что они относятся к пьяноборской культуре.
 В это время работы были масштабные и порой интерес к археологии в целом просыпался после работ в вятской губернии. Работы Спицына сдвинули работу но довольно много памятников оставались не изучены.
   
 
 Покстинский могильник
По́кстинский моги́льник — археологический памятник, древнерусский могильник XII-XV веков. Могильник входит в состав древнерусского комплекса Покста (который, помимо могильника, включает ещё поселение Покста II). Выделяется среди прочих предположительным наличием кладбищенской церкви. Располагается на реке Пижме.
Могильник исследовался М. В. Талицким, в 1929 году вскрывшим 1 погребение, Н. А. Лещинской, вскрывшей в 1985 году 16 могил, и Л. Д. Макаровым, вскрывшим в 1987 и 1988 годах 69 захоронений. Погребения в основном безынвентарные и отражают православный обряд захоронения. Встречаются, однако, и языческие пережитки — об этом, например, говорит обнаружение углей, керамики и кальцинированных костей в засыпи могил. Ориентация погребений — прозападная (головой на запад). В центре могильника, на свободном от погребений участке (7 × 4 м), была выявлена подпрямоугольная западина (2 × 1,4 × 0,5 м), оставшаяся, возможно, от подпола. В ней была обнаружена упавшая печина от глинобитной печи, а к северу и югу от центральной площадки располагались три канавки от изгородей, также не нарушенных могилами. 
Как полагает Л. Д. Макаров, это, судя по всему, остатки теплой кладбищенской церкви, возведенной на месте древнерусского селища XIII — первой половины XIV веков и существовавшей вместе с кладбищем во второй половине XIV-XV веков. Данный вывод тем более вероятен, что канавки от окружающей постройку изгороди не нарушены могильными ямами, хотя они и расположены достаточно густо, что говорит в пользу их одновременного существования на протяжении определённого промежутка времени. Возможно, на могильнике Покста продолжало хоронить своих покойных то же население, что оставило и Еманаевский могильник.

 

Никульчинское городище

Нику́льчинское городи́ще — археологический памятник (городище), дорусское и древнерусское вятское городище конца 1 тыс. до н. э. — XV века.
В основном представляет собой остатки средневекового города Никулицына. 
Располагается в Слободском районе Кировской области. Ныне — село Никульчино.

Археологические раскопки на городище проводились во второй половине 1950-х годов Л. П. Гуссаковским, а позже Л. Д. Макаровым, и дали великолепные результаты.                                                                             Никульчинское городище
 Городище площадью 1 га защищено двумя валами и рвом. Внешний вал сохранился лишь на высоту одного метра, зато внутренний даже сейчас возносится на 4 метра. Глубина рва достигает трёх метров. В мысовой части имеются остатки более древнего вала и заплывшего рва, которые отгораживают так называемое «малое городище» — древнейшую часть городища, которая и раскапывалась, так как «большое городище» было почти полностью разрушено церковным кладбищем XVI—XIX веков. 
 1. Дославянский период. 
«Малое городище» было сооружено ещё в ананьинское время, в IV—III веках до н. э., затем укрепления подсыпались людьми худяковской (находки I-V веков н. э.) и еманаевской культур. Наконец, здесь обосновались чудь отяки «Повести о стране Вятской», оборонявшие крепость от нападения новгородцев. Исследователи (в частности, Л. Д. Макаров) отождествляют чудь отяков с населением кочергинской культуры.                            Никульчинское городище
2. Никулицын — русский город. 
Появление древнерусского населения на Вятке не отражено в общерусских летописях, позднейшими местными источниками («Повесть о стране Вятской» и другие) оно датируется концом XII века. По мнению некоторых археологов, подобная датировка соответствует археологическим данным.
Согласно данным «Повести», новгородская дружина плыла по Вятке, и обнаружила на её высоком правом берегу хорошо укреплённое валом и рвом городище, населённое «чудью отяками». Местными жителями оно называлось «Болванский городок».
 Новгородцы решили взять это городище, и дали обет святым князьям Борису и Глебу (воинским покровителям), что не будут пить и есть, пока не возьмут город. В результате, 24 июля (по старому стилю) 1181 года город был взят. Часть его защитников была перебита, остальные вместе с жителями разбежались по лесам. На месте городища новгородцы основали новый город Никулицын, и первым делом построили там церковь в честь Святых Бориса и Глеба. Данная церковь с хранящейся там иконой этих святых всегда считались особенно важными для всей Вятской земли.
Настоящим городом Никулицын становится во 2-й половине XIII—XIV веках, когда сюда направляется поток беженцев из разорённых татаро-монголами земель. К этому времени относятся более 20 ям и сооружений, в том числе 12 жилых и хозяйственных землянок. Тогда же жителями Никулицына были сооружены его основные укрепления — валы со срубными стенами на них и с угловыми башнями. Вдоль крутых склонов мыса был забит частокол. В 1-й половине XIV века землянки, в которых в условиях местного климата было сыро и холодно, начинают сменяться наземными срубными домами. 
Одновременно с этим меняется планировка городка. Если ранее жилища располагались рядами вдоль берега реки, то теперь они ставятся рядами почти перпендикулярно к нему, вдоль напольной стороны. При этом срубы стоят вплотную друг к другу, создавая дополнительные линии обороны на наиболее опасном направлении со стороны поля. Две другие стороны примерно трёхугольного в плане городка защищали крутой берег Вятки и глубокий ров-овраг. Крепость имела 4 башни, две проезжие, с мостами через рвы. Помимо этого детинца, предположительно, был также окольный город (ограждённый посад) площадью два — три га, а также неограждённый посад под берегом реки, существовавший до середины XVI века.
Первоначальным именем городка было, вероятно, Микулицын, — в грамоте XVI века есть упоминание о «пожне напротив Микулицына». Аналогичная форма указана в «Сказании о вятчанех», сочинении XVII века. Название может происходить от имени Святого Николая Чудотворца (в просторечии Микула), издревле особо почитаемого на Вятке. На городище найден крест-энколпион и небольшая нагрудная иконка с его изображениями. 
  
Ижевское городище
Иже́вское городи́ще
— археологический памятник, укреплённое городище в Ижевском сельском поселении Пижанского района Кировской области.
Городище расположено у бывшей деревни Городище на правом берегу реки Иж. 
Размеры — 80×50 м. Укреплено земляным валом и рвом. Общая площадь — 5400 м², в 30 м от подножия холма, изучено 540 м², толщина культурного слоя 20 см.
История и изучение
Городище действовало в IV—V веках и было заселено, вероятно, праудмуртами. После первого заселения сожжено вытеснившими праудмуртов марийцами и населено ими в VII—VIII веках, при которых городище окружено деревянным тыном.
Объект упоминается в печати с 1865. В 1882 известный археолог А. А. Спицын включил городище в свой каталог, а в июне 1887 обследовал. В 1962 на городище работала археологическая экспедиция, проводившая раскопки под руководством Г. А. Архипова.
 
Еманаевский могильник
Емана́евский моги́льник — археологический памятник, древнерусский могильник XII—XIV веков. Выделяется архаичностью погребального обряда и сохранностью языческих пережитков. Располагается в Тужинском районе Кировской области.
Еманаевский могильник, раскопанный Н. А. Лещинской, располагается на Еманаевском городище VII—X веков (еманаевская культура), в среднем течении реки Пижмы.
Еманаевский могильник выделяется из прочих чрезвычайной архаичностью погребального обряда. На нём более ранние могилы (всего их 72) расходятся от центральной овальной площадки в разные стороны наподобие веера, соответственно меняя и ориентацию. Подобная планировка могил выявлена на некоторых кладбищах X—XIII веков на Новгородчине, причём там «центром притяжения» были более ранние языческие курганы-сопки, на вершинах которых предприимчивые православные миссионеры ставили христианские часовни или храмы. Здесь же следов подобных сооружений не обнаружено.
На могильнике выявлены и другие черты, не известные, кажется, нигде более на других славянских территориях. В 7 небольших по размеру ямах обнаружены мелкие кальцинированные кости кремированных покойных, причём эти могилы и образуют незаполненную могилами центральную площадку (14 × 7 м), нарушенную несколькими более поздними ямами. В центре этой площадки былоа обнаружена яма. По мнению Л. Д. Макарова, здесь мог располагаться языческий храм с деревянным идолом, стоявшим в его центре. В четырёх погребениях зафиксирован обряд частичного трупосожжения: в западной половине ям обнаруживались остатки черепа или верхней половины скелета, а в противоположной — пережжённые кости. Найдены также две могилы-кенотафа, то есть условные захоронения умерших где-то на чужбине людей, тела которых не смогли доставить на родину. Здесь же были захоронения двух черепов и двух умерших, лежавших с подогнутыми в коленях ногами, — вероятные могилы волхвов-шаманов (подобное захоронение обнаружено также на Никульчинском могильнике). Между могил подобраны два фрагмента белоглиняной славянской керамики XII—XIV веков — признак языческого обычая битья посуды на кладбище.
Таким образом, Еманаевский могильник отражает тот период славянской (славяно-финской) колонизации Вятского края, когда происходит переход от языческих верований к православию, то есть конец XII—XIII века. Одной из причин появления здесь славян является бегство язычников северо-восточной периферии от усилившейся в то время христианизации. «Сказание о царстве Казанском» (сер. XVII века) упоминает «ростовскую чернь» (то есть простых общинников этой земли), «забежавши та от крещения рускаго (то есть православного) в болгарских жилищах» (то есть в землях, подвластных Волжской Булгарии).
  
Никульчинский могильник
Нику́льчинский моги́льник — археологический памятник, древнерусский могильник XII-XV веков. Располагается в Слободском районе Кировской области.
Никульчинский могильник располагается в 150 м к юго-западу от большого вала Никульчинского городища и в 170 м к западу от второго поселения, на территории села. Никаких внешних признаков могильника не сохранилось. О находках костяков во время земляных работ сообщали местные жители. Раскопки на могильнике проводил Л. П. Гуссаковский: в 1958 году было выявлено одно захоронение, а в 1960 — ещё 15.
На могильнике обнаружено 5 рядов погребений, умершие лежали в неглубоких (около 1 м) ямах головами на запад или юго-запад. Вещей при них не обнаружено. В одной могиле (№ 6) найдено скопление угля — вероятно, признак сохранившегося ещё языческого обряда трупосожжения. О языческих же суевериях, возможно, свидетельствует ещё одно захоронение (№ 15), в котором умерший лежал с согнутыми в коленях ногами и слегка привалившись на левый бок. Учёные полагают, что такое положение скелета произошло от связывания или же помещения покойного в мешок с целью обезопаситься от козней шамана-волхва после его смерти.
Судя по всему, на этом кладбище хоронили своих умерших жители Никульчинского городища, поэтому вполне уместно датировать могильник тем же временем — XII-XV веками.
 
Усть-Чепецкий могильник
Усть-Чепе́цкий моги́льник — археологический памятник, древнерусский могильник XII-XV веков.
Усть-Чепецкий могильник располагается недалеко от города Кирово-Чепецка Кировской области, в низовьях реки Чепцы, недалеко от её впадения в Вятку. Рядом с могильником располагается Кривоборское городище.
Могильник был раскопан экспедицией Кировского музея во главе с Л. А. Сенниковой в 1993 году. Было исследовано 22 погребения, располагавшихся пятью рядами. Останки помещались в неглубоких (35-40 см) ямах. Ориентировка погребений — головой на запад. В отдельных могилах найдены следы гробовищ, бересты и коры, а также обломки древнерусской керамики, железная скоба и гвоздь. Судя по особенностям посуды, могильник существовал между XII и XV веками. В пользу ранней даты говорят и языческие пережитки: ритуальное битьё посуды, обломки которой попадали в ходе похорон в могилы, а также признаки культа огня в виде угольков в заполнении ям (ещё более выражены подобные пережитки на Еманаевском могильнике). Такие черты погребального обряда, как использование конструкций из бересты и коры, примеси раковин в керамике свидетельствуют об этнически смешанном (русско-пермском) составе умерших. Этому выводу не противоречит и краниологический анализ нескольких черепов.

 

Чижевское городище

Чижевское городище ("Марьин кокошник") - история и новые исследования.
Городище располагается на округлом мысу высотой 26-30 м, образованном коренным левым берегом р. Вятки и берегом оврага, в районе бывшей д. Чижи, территория которой в настоящее время вошла в состав г. Кирова. 
Оно принадлежит к типу мысовых одноплощадных городищ, укрепленных с напольной стороны одним валом и рвом, его площадь составляет около 10 500 кв. м. Насыпь вала имела в плане дугообразную форму, находилась на площадке поселения перед рвом и защищала городище с южной и западной стороны. 
С формой линии укреплений, напоминающей старинный женский головной убор, связано другое наименование данного городища – Марьин Кокошник. В настоящее время вал и особенно ров практически не фиксируются.   
ГОРОДИЩЕ "ЧИЖЕВСКОЕ", VIII - III ВВ. ДО Н.Э.
РЕГИСТРАЦИОННЫЙ НОМЕР
431640604800006
КАТЕГОРИЯ ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНОГО ЗНАЧЕНИЯ
Федерального значения
ВИД ОБЪЕКТА
Памятник
ОСНОВНАЯ ТИПОЛОГИЯ
Памятник археологии
СВЕДЕНИЯ О ДАТЕ СОЗДАНИЯ
VIII - III вв. до н.э.
АДРЕС ОБЪЕКТА (МЕСТОНАХОЖДЕНИЕ)
НАИМЕНОВАНИЕ, ДАТА И НОМЕР РЕШЕНИЯ ОРГАНА ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ О ПОСТАНОВКЕ ОБЪЕКТА НА ГОСУДАРСТВЕННУЮ ОХРАНУ
Указ Президента Российской Федерации "Об утверждении Перечня объектов исторического и культурного наследия федерального (общероссийского) значения" № 176 от 20.02.1995 г.
  Впервые Чижевское городище описал капитан Пензенского пехотного полка Н. П. Рычков, который в 1769-1770 гг. в составе экспедиции П. С. Палласа объехал несколько приуральских губерний, в том числе и Вятский край. Из-за небольшой площади городища он считал его «замком» какого-либо селения или местом, в котором не было жилищ и в котором скрывалось окрестное население во время нашествия неприятеля. По его мнению, оно было создано чудскими народами, жившими здесь еще «до пришествия новгородцев». Впоследствии данные Н. П. Рычкова о городище были включены Е. Ф. Зябловским в многотомное «Землеописание Российской империи», вышедшее в 1810 г.
 
В 1865 г. памятник обследовал и описал П. В. Алабин. Им здесь были обнаружены уголь и фрагменты керамики. При этом он обратил внимание на прекрасную сохранность вала (его высота достигала около 3 м), постепенно разрушаемого эрозией только с юго-восточной стороны памятника. Внутренняя же площадка городища, а также ров были распаханы. П. В. Алабин считал данное городище местом первоначального поселения новгородцев, пришедших на Вятку в XII в., однако фактическое обоснование этой версии в настоящее время отсутствует, и ученые ее всерьез не рассматривают. При этом он же отмечал, что до появления здесь новгородцев поселение принадлежало более древнему населению края Кроме того, П. В. Алабиным были записаны интересные легенды об этом городище. «Существуют поверья о зарытых в нем кладах и о каком-то воине, в нем погребенном. Говорят что иногда ночью этот отвечный жилец городища появляется на его гребне, скачет по нему на белом коне, махая мечем и потом опять скрывается в свое таинственное жилище. Другие утверждают что каждую ночь видна женщина вся в белом, то печально сидящая на краю городища, обращенном к реке, то как тень скользящая по его гребню. Говорят, что в заутреню Светлого Христова Воскресения клад этого городища выходит на поверхность его, причем разверзаются существующие в нем железные врата какого-то таинственного здания и каждому приходящему в это время дается взять бочонок серебра». Данные легенды, несмотря на всю их таинственность и очарование, способствовали разрушению памятника. П. В. Алабин пишет, что «вал в нескольких местах разрезан кладоискателями, которые также производили довольно значительные раскопки и внутри городища». Однако, «не смотря на твердое убеждение очень многих вятчан в достоверность этих рассказов, мы не могли отыскать счастливца, который воспользовался дававшимся в руки бочонком, хотя известно, что в заутреню нередко и теперь еще отправляются за предполагаемою легкой добычей многие, ищущие скорого обогащения».
 
А. А. Спицын в 1880-е гг. (работы проведены до 1881 г. и в 1887 г.) нашел на городище керамику, кости, угли и несколько поздних железных обломков, а в валу – медвежий клык. По его словам, ранее площадка памятника распахивалась, но к моменту обследования пашня уже была заброшена. При этом работы А. А. Спицына показали практически полное отсутствие культурного слоя на памятнике, имелось лишь едва заметное его присутствие на склонах мыса. Он отнес памятник к числу средневековых средневятских городищ, существовавших до появления в Вятском крае русского населения, то есть до XIV в. В своем труде «Приуральский край. Археологические розыскания о древнейших обитателях Вятской губернии» Спицын достаточно подробно описал внешний вид и размеры Чижевского городища, в том числе перечислил и предания местных крестьян, связанные с этим объектом, дополнив легенды, собранные Алабиным, еще одной. Согласно этой легенде, взятой из сочинения безымянного вятского гимназиста, «будто бы и поныне в каждую полночь кто-то в виде женщины в черной повязке с растрепанными волосами обходит всю равнину, окруженную валом (площадь), дико хохочет и перед рассветом исчезает на развалинах».
 В 1938 г. городище обследовал Н. А. Прокошев. Им было установлено, что вал и часть площади памятника почти полностью срыты в ходе проведения земляных работ. У подножия городища и в одном из обнажений оврага ему удалось найти остатки культурного слоя и несколько фрагментов керамики. При этом он обратил внимание на то обстоятельство, что практически все хранящиеся на тот момент в Кировском областном музее находки, происходящие с этого памятника, относятся не к эпохе средневековья, а к раннему железному веку, в частности, они характерны для ананьинской КИО (VIII-III вв. до н. э.). Изучение музейных коллекций и собственные полевые работы позволили Н. А. Прокошеву отнести Чижевское городище к ананьинской эпохе и существенно пересмотреть датировку А. А. Спицына и других более ранних исследователей.

В ходе работ разведгруппы Камско-Вятской археологической экспедиции (г. Ижевск) под руководством Н. А. Лещинской в 1977 г. на памятнике обнаружены сырые и обожженные кости животных, обломки железных предметов, фрагменты лепной керамики с примесью толченой раковины и растительности, фрагменты гончарной керамики и шлак.

Лепная керамика кочергинской культуры (X-XIII вв. н. э.) найденная на городище                     
 
В 2017 г. археологами КОГАУК «НПЦ по охране ОКН Кировской области» на памятнике были проведены археологические работы с целью определения его границ и степени сохранности культурного слоя. В ходе работ было заложено 8 шурфов, найдено несколько фрагментов лепной (предположительно кочергинской) керамики, определены границы памятника и его площадь, составившая 10669 кв. м.
 В настоящее время Чижевское городище относят к многослойным памятникам. Здесь выделяются слои, относящиеся к позднему этапу вятского варианта ананьинской культурно-исторической общности (VI-III вв. до н. э.), к кочергинской культуре (X-XIII вв.), а также к древнерусскому времени (с XIII в.). По мнению Л. Д. Макарова, в древнерусское время Чижевское городище прикрывало первый локальный район размещения русского населения в Вятском бассейне, расположенный вокруг Никулицкого городища, со стороны низовий р. Вятки.

  
 Кривоборское городище
Кривобо́рское городи́щ
е — археологический памятник, древнерусское вятское городище XII-XIV веков.
Кривоборское городище располагается в Кирово-Чепецком районе Кировской области, на реке Чепце, недалеко от её впадения в Вятку, между деревнями Кривобор и Городники. Городище с его гарнизоном, судя по всему, было предназначено для того, чтобы охранять вятский город Никулицын (ныне село Никульчино) от вероятного противника (финно-пермских племён). Площадь городища сравнительно небольшая — всего 0,3 га.
В ходе раскопок на городище были выявлены две крупные подпольные ямы с упавшими в них остатками печей. Были найдены железные предметы, в частности, ножи, клин от топора, замок, наконечник стрелы. Также обнаружены глиняные предметы — пряслице, русская и славяноидная посуда. Все вещи датируются XII-XIV веками. Недалеко от городища, в низовьях Чепцы, был обнаружен Усть-Чепецкий могильник.

 

ПОДЧУРШИНСКОЕ ГОРОДИЩЕ

Подчу́ршинское городи́ще — археологический памятник, древнерусское вятское городище XIII-XIV веков. Располагается в центре пос. Первомайский Слободского района Кировской области (ныне входит в черту города Слободской).
Подчуршинское (Чуршинское) городище (наряду с Кривоборским и некоторыми другими) входило в число городищ, выдвинутых на рубеж сельской округи вятского города Никулицына (ныне село Никульчино). Эти городища составляли предполагаемые границы волости. Располагается между городом Слободским и устьем реки Чепцы.
 Подчуршинское городище находилось выше Никулицына по течению Вятки и предположительно играло роль сторожевой крепости. Однако располагалось оно не на речном мысу, как это обычно бывает, а на довольно высоком холме (это является особенностью данного городища). Раскопки городища, проводившиеся в 1988 году на площади 148 м², показали мощь оборонительных стен, делавших городок практически неуязвимым со всех сторон. 
По древнерусской традиции нижний уровень укреплений использовался, как и в других крепостях, под жильё и хозяйственные помещения. Верхний уровень был, по видимому, покрыт тёсовой двускатной кровлей и был снабжён бойницами. Для улучшения обзора и, в случае осады, обстрела неприятеля обычно сооружались башни, что и было предпринято строителями крепости, устроившими предположительно три башни квадратной формы под шатровыми крышами. Одна из башен была проездной.


 
Вооружение
Во время раскопок были обнаружены предметы воинского вооружения: 4 железных наконечника стрел, в том числе бронебойный, навершие меча с обломком рукояти, две пластины от панцирного доспеха, бронзовый умбон от щита, обломок лезвия топора, боевые ножи, детали ножен, рукояти ножей, пряжки, кольца и удила от конской сбруи.
 Хозяйство
Однако в свободное от ратных дел время жители крепости занимались и хозяйством: земледелием (найдены нож-чересло от плуга и серп), скотоводством и разведением птицы (находки костей, обломка косы), охотой и рыболовством, обработкой металла, плетением, ткачеством, обработкой кости и дерева, строительными и ремонтными работами. Во многих глиняных сосудах найдены примеси толчёных раковин, шамота, кусочков сухой глины, мелконарезанной растительности и даже навоза. Такая керамика определяется археологами как «славяноидная», она является, предположительно, славяно-финского происхождения. Встречается подобная керамика и на других вятских городищах, а также к югу от Вятского региона.
 Быт
Найдены на городище и бытовые предметы (замки и ключи, обломки железной, бронзовой и глиняной посуды, кресало с кремнями, игральные кости), украшения (перстни, нашивная бляшка, поясная накладка, свинцовый грузик, фрагмент янтарной бусины), а также створки креста-энколпиона с изображением распятия, Богородицы и святых, который был отлит в первой трети XIII века.
 Население
Большую часть гарнизона и населения городища составляли русские, точнее — древнерусское население. Судя по примесям в глиняных сосудах и бронзовым украшениям финно-угорского типа, на поселении проживало и пермское (праудмуртское) население, по-видимому, прежде всего женщины, выходившие замуж за русских жителей (в основном воинов).

 

 ЮМСКИЙ МОГИЛЬНИК

Юмский (Загребинский) могильник расположен недалеко от д. Загребино, к югу от д. Холмы Свечинского района Кировской области на гребне боровой террасы левого берега р. Юмы, левого притока р. Пижмы, правого притока р. Вятки, высотой до 4 м. [1, с. 151]. Поверхность могильника, как и окружающая местность, покрыта редким мелколесьем и крупным сосновым лесом. В 50-60 м. к востоку от площадки могильника начинается обширное моховое болото, лежащее примерно на 1,5-2 м. ниже площадки могильника.
   Первые сведения о находках в районе расположения Юмского могильника поступили в г. Вятку в июле 1891 г. от крестьянина Загребина, жителя починка Загребинского (Белевского). В Археологическую комиссию поступили вещи, найденные близь починка: две серебрянные витые гривны, две круглые серебрянные бляхи, шесть браслетов, две цепочки, медные бусы и колокольчики, пять круглых медных бляшек с лапчатыми подвесками и др. В августе того же года Археологическая комиссия поручила А. А. Спицыну произвети исследования в районе починка.

Ему удалось на скате к р. Юм обнаружить остатки могильника с весьма своеобразным погребальным обрядом. Вещи покойника, поломанные и разорванные, складывались кучками, обертывались в остатки одежды и затем зарывались в землю, приблизительно на 0,7 м. глубины. Костей человека при вещах не найдено.
Крестьянин, открывший клад, нашел два узла с вещами; раскопками А. А. Спицына обнаружено еще три. В узлах оказались остатки одежды, вооружения, металлические украшения предметы конской сбруи. Из предметов одежды сохранились остатки меховой накидки, обрывки холста, кожаный нагрудник с медными бляшками и много обрывков поясных ремней с разнообразным набором из тонких сребрянны бляшек. Найденный в одной из куч меч имел ножны в серебрянной оправе. Больше всего найденно украшений: две витые серебрянные гривны с колбочками и петлями на концах, довльно много медных бляшек т. н. «чудского типа»; два стремени, удила и кожанные ремни с набором [2, с. 28-29].
 В июне 1957 г. на территории могильника отрядом Марийской археологической экспедицией под руководством В. Ф. Генинга были проведены раскопки на площади 494 кв. м. При этом обнаружено 9 захоронений, совершенных по обряду трупосожжения и трупоположения, в которых находились украшения, оружие и орудия труда, остатки большого кострища [3, с. 109]. По результатам работ В. Ф. Генинг пришел к выводу, что могильник в основном изучен и все погребения вскрыты [4, с. 140-174].


В 1976 г. памятник был осмотрен отрядом Камско-Вятской археологической экспедиции под руководством Т. К. Ютиной. Каких-либо находок на поверхности памятника обнаружено небыло [5].
В 2008 г. могильник обследовался отрядом Марийской археологической экспедиции под руководством Т. Б. Никитиной. При этом на поверхности памятника были обнаружены достаточно свежие грабительские вкопы. Около одной из таких ям найдены выброшенные мелкие бронзовые украшения  и обломки железного котла.  В другой части дюны на поверхности обнаружен деформированный, но почти целый котел. Также были найдены небольшие скопления жженых костей и керамики, а также железный ключ с крестовидной бородкой [6]. Эти находки и кладоискательские ямы дали Т. Б. Никитиной основания предполагать, что могильник не исчерпан полностью и на нем еще могут быть отдельные захоронения.
В августе 2011 г., с целю подтвердить предположения Т. Б. Никитиной, проверить степень сохранности памятника и определить его границы, на Юмский могильник была организована экспедиция под руководством автора данной статьи совместно с научными сотрудниками отдела археологии МарНИИЯЛИ (Т. Б. Никитиной, Д. Ю. Ефремовой, А. В. Акилбаевым). В результате на Юмском могильнике тремя небольшими раскопами была вскрыта площадь 24 кв. м. В раскопе № 2, заложенном в центральной части памятника между двумя раскопами В. Ф. Генинга 1957 г., на месте расположения двух сравнительно недавних грабительских ям, были обнаружены интересные находки. В слое погребенного дерна у юго-восточной стенки были обнаружены фрагменты украшений, происходящие, вероятно, из ограбленных погребений. В заполнении кладоискательской ямы у северо-западной стенки обнаружен фрагмент поясного украшения. Проведенная зачистка на уровне около 20 см показала наличие очертаний могильной ямы в северо-западной чсти раскопа. Данное погребение было разрушено грабительским вкопом. Могильная яма овальной формы, размерами 155х50 см, максимальной глубиной 30 см, зафиксирована на глубине 16 см. Погребение ориентировано по линии северо-запад – юго-восток. Стенки ямы прямые, дно округлой формы. При зачистке погребения обнаружены фрагенты шумящих подвесок, пронизки и бронзовый браслет. Костяк не сохранился. Заполнение – песок с примесью тлена и угля. [7].


Кроме того, на месте раскопа № 3 в южной части памятника был собран подъемный материал в виде фрагментов бронзовых украшений. Все это позволило подтвердить предположение Т. Б. Никитиной о наличии на Юмском могильнике неисследованных объектов и необходимости его дальнейшей охраны от грабительских раскопок.
Юмский (Загребинский) могильник однозначно относиться исследователями к IX–XI вв. Этническая интерпритация памятника менее однозначна. Так, Г. А. Архипов относит Юмский могильник к марийским памятникам Ветлужско-Вятского междуречья [8, с. 36-37; 9, с. 16], этой же точки зрения придерживается и Т. Б. Никитина [10]. Другая точка зрения представлена в работах Р. Д. Голдиной, которая Юмский могильник и ряд схожих памятников (Кочергинский, Стрижевский, Лопьяльский могильники) объединяет в приемственную еманаевской кочергинскую культуру, которая «несмотря на некоторое своеобразие материала … представляет собой вариант удмуртской общности» [11, с. 321].
Несмотря на неоднозначность этнической интерпритации памятника, очевидно что он как раз относиться к тому временному периоду, когда марийцы небольшими группами начинают осваивать правобережные притоки р. Вятки, где вступают в контакт с пермоязычным населением. Вследствие этого в марийскую культуру проникают прикамские традиции, видоизменившие ее этнографический облик. Материалы Юмского могильника как раз позволяют достаточно четко проследить этот процесс, что и позволяет отести их скорее к древнемарийскому кругу. 
Кроме того, в материалах Юмского могильника и ряда схожих памятников нашло отражение начало процесса этнической консолидации марийской народности на территории Вятско-Ветлужского междуречья. Характерным показателем этой консолидации является усиление культурного единообразия древнемарийских археологических памятников. Переход основной части населения с городищ на селища, увеличение количества археологических памятников и мощности культурных слоев на поселениях также свидетельствует о более стабильной политической ситуации и некоторых изменениях в экономической жизни. Вероятно, одним из важнейших факторов, вызвавших эти изменения, являлось наличие по соседству с древнемарийским населением крупного государства – Волжской Булгарии. Развернутая булгарами торговля с местными племенами давала импульс для экономического развития последних. Материалы поселений и могильников этого периода свидетельствуют о развитии ремесленного производства, торговли и имущественном расслоении в среде марийского общества [12].
Юмский (Загребинский) могильник представляет собой один из интереснейших памятников IX–XI вв. на территории Кировской области. Его исследовало ни одно поколение ученых начиная с дореволюционных времен, однако, как показали последние раскопки, материалы памятника до сих пор полностью не изучены и, вероятно, он еще таит в себе множество новых находок. Вместе с тем, регулярные грабительские раскопки на Юмском могильнике разрушают этот интересный для науки памятник и, с каждой новой кладоискательской ямой делают невозможным его полноценное изучение.
   
  

 

КОВРОВСКОЕ И ШАБАЛИНСКОЕ ГОРОДИЩЕ

Ковровское городище относится к нескольким историческим эпохам: мезолиту (VI–V тыс. до н. э.); эпохе бронзы: буйской археологической культуре (XV–IX вв. до н. э.); средневековью: еманаевской археологической культуре (VIII–IX вв.), русскому времени (XIII–XVI вв.). Особенно большое значение оно приобретает в эпоху позднего средневековья, когда эта крепость являлась одной из ключевых точек русского освоения бассейна р. Вятки и административным центром достаточно большой сельской округи. Городище размещалось на стратегически очень важном участке - в устье р. Моломы, правого притока р. Вятки, что давало возможность контролировать прямой путь из Нижнего Прикамья на Северную Двину.


Ковровское городище располагается на обрывистом мысу высотой около 30 м, образованном коренным правым берегом р. Моломы и оврагом, по дну которого протекает ручей. В настоящее время территория памятника делится на две неравные части полевой дорогой, глубоко прорезавшей мыс и ведущей из д. Ковровы к асфальтированной дороге, проходящей у подножия памятника по направлению к пойме р. Моломы. Вал дугообразной формы высотой до 2 м, защищающий площадку с юга и запада, сохранился двумя фрагментами длиной 110 м и 3 м. Ров, имеющий глубину не менее 2 м, полностью запахан. Площадь памятника составляет около 14000 кв. м.
 Самые ранние материалы, обнаруженные в ходе раскопок на памятнике, датируются эпохой мезолита (VI–V тыс. до н. э.) и представлены одной небольшой ямой с находками кремневых изделий, а также кремневыми орудиями в переотложенном слое. В слое эпохи финальной бронзы (I четверть I тыс. до н. э.) найдены фрагменты лепных глиняных сосудов с примесью песка, шамота и раковины в тесте, а также кремневые отщепы и сколы.
Эпоха раннего средневековья (еманаевская археологическая культура, VI-IX вв.) представлена фрагментами тонкостенной лепной керамики с примесью раковины в тесте, один из которых украшен несколькими рядами шнура. К этому же времени относится и рамка восьмеркообразной бронзовой пряжки, датированная VIII-IX вв.
 Позднесредневековый период (XIII-XVI вв.) представлен остатками жилища, очагами, двумя кострищами и двумя ямами. Кроме того, обнаружены остатки 7 канавок, вероятнее всего, представляющих собой следы оборонительных сооружений, а также разнообразный вещевой материал.
  


Шабалинское городище
Шабалинское городи́ще — археологический памятник
, древнерусское вятское городище XIV-XVII веков. Располагается в Котельничском районе Кировской области, на реке Моломе.
Шабалинское городище расположено в 7 км выше по реке от вятского города Котельнича на высоком коренном берегу; рядом с ним в 500 метрах находится одновременное Ковровское городище — оба в устье реки Моломы. 
Площадь городища — более 3 га. На северном раскопе удалось выявить следы древоземляных оборонительных укреплений, а также два котлована и 6 ям, нарушивших славянский могильник более раннего времени. 
Найденные на поселениях вещи относятся к XII-XVI векам. Ниже городища на припойменной площадке имеется Шабалинское селище, по результатам раскопок это было поселение местных финноугров. На Шабалинском и особенно на Ковровском городищах (площадь 1га) довольно много керамики булгарского и ордынского типов (до 20%), а также смешанного славяно-финского типа (от 30 до 50%), встречающихся и на других вятских городощах, но в меньшем количестве. Это объясняется тем, что вдоль Моломы проходил важный путь с низовий Камы на Устюг, - крупнейший центр на Русском севере. 
Вятский город в устье Моломы был важным торгово-перевалочным узлом на этом пути. От него также шел водный путь к другим городам на Вятке. По находке тиунской печати новгородского типа (надпись "печать григорьева") можно предполагать, что этот город в конце 13 - начале 14 века входил во владения Великого Новгорода.
 
Могильник 
Шабалинский могильник, состоящий из примерно 80 погребений, дал картину чрезвычайно архаичного обряда захоронения: малая глубина захоронений (0,2-0,4 м), несколько парных могил, следы человеческих жертвоприношений — в двух могилах черепа отрубленных голов находились между ног умерших, ещё в одной был расчленённый костяк. Кладбище существовало в XII-XIV веках.

              археологические находки на городище                                                                                     

ПУТЕШЕСТВИЕ НА КОВРОВСКОЕ ГОРОДИЩЕ
 Однажды кому-то из нашей семьи в голову пришла неожиданная мысль – посмотреть достопримечательности Котельничского района. Как-то несправедливо получалось: по чужой местности путешествуем запросто, а по той, что называем своей малой родиной, нет. Признаюсь, каждый раз при выборе маршрута очередной поездки срабатывал принцип «близко, значит, в любой момент посмотрим» и ехали далеко. Решили не поддаваться этому заблуждению и, посмотрев на карту, начали отмечать интересные точки и планировать маршруты.
Первый решили посвятить осмотру древних городищ – Ковровского и Шабалинского. Это короткий маршрут: расстояние по карте небольшое, но любоваться видами можно чуть ли не весь день. Наша поездка длилась именно столько 
Выехав из Котельнича в сторону Кирова, после деревни Наймушины есть что-то наподобие смотровой площадки. Там часто останавливаются путешественники, фотографы и просто созерцатели. С этой точки открывается очень красивый вид на Вятку, заречные дали, так что, действительно, грех не остановиться. Остановились. Красота!


Поехали дальше. В 5 км от города находится поселок Ленинская искра. 
Здесь с высоких берегов открывается более впечатляющий вид на речные просторы. Гулять тут можно бесконечно в любых направлениях и в любое время года – всегда, с любой точки, панорамы открываются одна лучше другой. Вятка здесь широкая, а дали, действительно, бескрайние. В солнечную погоду хорошо видны заречные озера. 
Можно спуститься к воде, к ней ведет немало тропинок – узких рыбацких дорожек и широких дорог, по которым ездят на машинах. Правда, не рекомендую этого делать – лучше оставить автомобиль неподалеку и прогуляться пешком. Поверьте, здесь на самом деле очень красивые места и замечательные виды. 
 Если все же решите не расставаться с «железным конем», на высокий берег можно попасть, если, въехав в главные ворота поселка (они желтого цвета), двигаться прямо. Дорога пойдет мимо администрации с бюстом Ленина перед крыльцом и далее на берег. Таким путем вы попадете на самое популярное место отдыха. И, к сожалению, не в самое чистое. Кстати, в поселке есть Музей истории крестьянства. Там много интересных экспонатов.
В этих местах мы бывали многократно, и каждый приезд вызывает восторг от созерцания природы. Полюбовавшись родными просторами в очередной раз, мы двинулись в сторону Ковровского городища. Выехали из поселка и помчались по трассе в сторону Кирова. Нужный поворот в сторону реки будет после АЗС. По счету он после нее второй. Указателей, кроме знака «Прилегающая дорога», никаких нет. После поворота дорога резко ухудшится: здесь будет асфальт практически до самого берега, но очень, очень разбитый. 
 Городище видно сразу. Подняться на него не составляет труда. Находится оно в устье реки Моломы. Это не самое высокое городище, и в ряду других можно назвать его самым низким. Очень активно изучалось археологами, предметы, найденные в ходе раскопок, можно посмотреть в уже упомянутом Музее истории крестьянства.
Красивое место, но тихим и безлюдным его не назовешь, скорее, наоборот. Вдоль всего проходимого берега можно встретить рыбацкие тусовки, места, где моют автомобили, где устраивают пикники, где купаются в летнюю жару, гоняют на водных лыжах и катаются на «ватрушках», прицепляя их к моторной лодке. То есть, самоорганизуемый отдых на любой вкус! Но это берег под городищем. А на нем самом, конечно, можно спокойно посидеть, наблюдая за всем, что происходит внизу. Проезд сюда есть в любое время года. 

 

Котельничское местонахождение парейазавров

В 1933 году неподалеку от небольшого городка Котельнич, расположенного в Центральной России, на правобережье реки Вятки гидрогеологом С.Г. Каштановым, ставшим впоследствии профессором Казанского университета, были найдены два прекрасно сохранившихся скелета древних парарептилий — парейазавров.
В 1934 году под Котельничем уже работала научная экспедиция под руководством А.П. Гартман-Вейнберг. В ходе раскопок были добыты и доставлены в Москву два черепа и более-менее полных скелета парейазавров, которые вскоре были изучены и описаны этим известным палеонтологом как новые виды двух южноафриканских родов. Впоследствии сотрудниками Палеонтологического института (ПИН) М.Ф. Ивахненко и О.А. Лебедевым была обоснована принадлежность этих и подавляющего большинства сделанных позднее находок котельничских парейазавров к новому роду, описанному ими как Дельтавьятия (Deltavjatia).

                                         палеонтологический музей - Котельнич

В 1948−49 годах на местонахождении работает экспедиционный отряд Палеонтологического института АН СССР под руководством молодого исследователя Б.П. Вьюшкова. Результаты работ были поистине сенсационными — остатки парейазавров обнаружены на протяжении 12 километров правого берега реки Вятки, удалось найти и извлечь из берегового обнажения 11 более-менее полных скелетов парейазавров. К сожалению, эти находки не были отпрепарированы и вскоре погибли.

В последующие годы интерес к местонахождению несколько ослабевает, хотя оно уже считается одним из крупнейших в мире скоплений остатков парейазавров. Несколько находок других ископаемых животных было сделано под Котельничем в 60-е и 70-е годы сотрудниками ПИНа С.Н. Гетмановым, Ю.М. Губиным и М.Ф. Ивахненко. Обнаружены фрагменты черепов амфибии двинозавра (Dvinosaurus primus), более прогрессивного, чем Deltavjatia, парейазавра проелгинии (Proelginia ñf. permiana), а также почти полный череп зверообразной рептилии пробурнетии вятской (Proburnetia vjatkensis). Также в большом количестве были найдены костные остатки парейазавра Deltavjatia vjatkensis — доминирующего компонента котельничской фауны.

В 1990−91 гг. cбор фауны на местонахождении производил отряд московского кооператива «Каменный Цветок» под руководством Д.Л. Сумина. Именно в этот период были найдены остатки новых представителей котельничской фауны, которые вызвали резонанс среди широкой научной общественности и сделали Котельнич местом паломничества для палеонтологов и геологов из разных стран мира. Впервые были найдены многочисленные скелетные остатки мелких зверообразных рептилий, близких к предкам млекопитающих, а также представители весьма специализированной группы пермских рептилий — дицинодонты.

С 1992 года и по сей день ежегодные исследовательские работы на Котельничском местонахождении производит отряд, состоящий из местных кадров под руководством А.Ю. Хлюпина, директора открытого в 1994 году Котельничского палеонтологического музея. В данных работах активное участие принимали российские и зарубежные организации: Палеонтологический институт РАН, Монашский университет (Мельбурн, Австралия), университет Торонто и Королевский музей Онтарио (Торонто, Канада), Зенкенбергский музей естественной истории (Франкфурт на Майне, ФРГ), ряд других научных организаций.

Основу коллекции Котельничского палеонтологического музея составляют находки, сделанные экспедициями последних лет. В экспозиции музея представлены ископаемые не только с территории Котельничского местонахождения, но и из других регионов России, включая копии находок, получивших мировую известность.
В исследовательских работах применяется комплексный подход, поэтому ни одна деталь не ускользает из поля зрения ученых, будь то мельчайшая кость, отпечаток растения, или геологическая структура. Хорошая изученность местонахождения позволяет уже сейчас использовать базу экспедиции и музей как международный исследовательский стационар, лабораторию под открытым небом, как практикум для студентов и просто любителей природы.

                                               летние раскопки на берегу Вятки

История местонахождения
В Центральной России впервые крупное местонахождение пермских ящеров было обнаружено в окрестностях города Котласа, на реке Малая Северная Двина в конце XIX — начале XX столетия профессором Варшавского университета В. П. Амалицким. Северодвинская фауна оказалась очень схожей по составу с южноафриканской фауной плато Карру. Это позволило провести ряд серьезных наблюдений над распространением позднепермских фаун на разных материках, некогда бывших единым целым — суперконтинентом Пангея, процесс становления которого завершился в самом начале мезозойской эры, в триасовом периоде. Вслед за открытием профессора Амалицкого началось систематическое исследование пермских континентальных отложений России, последовала серия открытий новых крупных местонахождений остатков древних четвероногих — амфибий, парарептилий (сочетающих в своем строении признаки и земноводных и пресмыкающихся) и рептилий.
В 1933 году неподалеку от небольшого городка Котельнич, расположенного в Центральной России, на правобережье реки Вятки гидрогеологом С. Г. Каштановым, ставшим впоследствии профессором Казанского университета, были найдены два прекрасно сохранившихся скелета древних парарептилий — парейазавров. В 1934 году под Котельничем уже работала научная экспедиция под руководством А. П. Гартман-Вейнберг. В ходе раскопок были добыты и доставлены в Москву два черепа и более-менее полных скелета парейазавров, которые вскоре были изучены и описаны этим известным палеонтологом как новые виды двух южноафриканских родов. Впоследствии сотрудниками Палеонтологического института (ПИН) М. Ф. Ивахненко и О. А. Лебедевым была обоснована принадлежность этих и подавляющего большинства сделанных позднее находок котельничских парейазавров к новому роду, описанному ими как Дельтавьятия (Deltavjatia).
В 1948−49 годах на местонахождении работает экспедиционный отряд Палеонтологического института АН СССР под руководством молодого исследователя Б. П. Вьюшкова. Результаты работ были поистине сенсационными — остатки парейазавров обнаружены на протяжении 12 километров правого берега реки Вятки, удалось найти и извлечь из берегового обнажения 11 более-менее полных скелетов парейазавров. К сожалению, эти находки не были отпрепарированы и вскоре погибли.

 

ИСТОРИЯ АРХЕОЛОГИЧЕСКОГО ИЗУЧЕНИЯ ВЯТСКОГО КРАЯ В СОВЕТСКОЕ ВРЕМЯ.
После 1917 года наступает затишье так как пред страной стояли новый иные цели. Вплоть до 30-х годов археологические исследования проводились эпизодически. В 30-е годы оживилось и связано это с работой на территории вятского края репрессированных исследователей – Васильев и Грязнов. Васильев в 1933 году сослан на вятку и зачислен в вятский краеведческий музей. Здесь одним из важных занятий стала описание и инвентаризация коллекций собранных различными исследователями. Пополнил музейный фонд коллекциями привлекая материалы из районных музеев и из собственных археологических исследований на территории города Кирова. В 1935 году запросил и привез в музей коллекции по антропологии и археологии из государственного исторического музея и московского музея антропологии. 
Он привез те коллекции которые были собраны из материалов вятского края. Публиковал около 20 статей в местной печати. Очень тесно с ним работал Грязнов. Был выслан в 1934 году и здесь был принят в вятский краеведческий музей временно как археолог. Он вместе с Васильевым занимается инвентаризацией и описанием коллекций. Проводил и археологические исследования на территории города Кирова. В 30-е годы происходило строительство дома на московской на территории кремля и были обнаружены мостовые и он осуществлял там надзор. Происходило строительство центральной гостиницы и там тоже надзор делал там ранее было кладбище 18 века и было получено дофига костей и сам обрабатывал этот материал. Сделал вывод что среди вятского населения был весомым финно-угорский компонент. С 1936 года в музее был открыт отдел древней истории вятского края. Открыта археолого-этнографическая экспозиция. В 1936 году Грязнов возвращается в Ленинград. 
После 30-х годов опять имело место затишье которое кончилось в 50-е годы и начинаются масштабные экспедиции по территории вятского края. В 1955 году удмуртской археологической экспедицией были предприняты крупные исследования на территории области. Организована удмуртским республиканским музеем и удмуртским НИИ принимали участи кировский областной краеведческий музей и антропологическая экспедиция мгу. Главной целью было изучение вопроса о роли кировского края в этногенезе народов и в первую очередь удмуртского народа. Работы строились как разведка так и раскопки. Разведки были по левому берегу реки вятки и вои по территории нолинского уржумского и малмыжского районов. Нашли 5 стоянок 1 селище и др. раскопки были поселения буй 1 малмыжской стоянки озеленского и суворовского могильников и буйского городища. Был богатый хабор в виде предметов вооружения. Дали информацию о периоде переселения народов и тех миграциях которые имели место в этом регионе. Была выделена озеленская археологическая культура. Исследованы и отдельные воинские захоронения – шлемы кольчуги мечи топоры и другой замечательный хаборок. Были изучены интересные археологические памятники. 
В 1956-57 годах юг кировской области обследован марийской археологической экспедицией. Была организована по инициативе марийского научно-исследовательского института языка и истории. 
В ходе найдено 1 городище 3 селища 7 стоянок 5 могильников 18 местонахождений 2 кургана 2 мольбища и 1 место добычи кремния. Проведены раскопки 9 памятников на территории кировской области. Исследовали юмский могильник и нашли 9 погребений с богатым количеством хабора – бронзовые украшения и элементы костюма. По итогам были получены интересные данные. В 50-е годы проведены еще одни исследования института истории и материальной культуры и кировского краеведческого музея под руководством Гуссаковского. Наиболее важные работы были проведены на территории Кирова на территории хлыновского кремля. Заложил 2 раскопа и 6 шурфов общей площадью более 180 квадратных метров. Было установлено что культурный слой мощный – около 3 метров. Самый ранний строительный ярус он датировал 12-середина 13 века. 
Приходит к выводу, что Хлынов был построен во второй половине 13 века. Так же проводил разведочные работы на территории Александровского сада. И удалось обнаружить древне удмуртское поселение которое он назвал вятским городищем. Его отождествил с центром удмуртского племени ватка который был потом занят русскими поселенцами на рубеже 12-13 века. На основании работ этих пришел к выводу что в 13 веке в районе берега реки вятки между раздерихинским и засорным оврагами было 2 русских населенных пункта вятское городище и город Хлынов построенный во второй половине 13 века на месте поселков 12 – первой половины 13 вв. и последующее вхождение вятского городища в посад города Хлынова определило бытование двух названий Вятка и Хлынов у одного города. Вскоре некоторые ученые высказали сомнение о его работах например Эмаузский. Считал что город основан позже 1374 год вроде.

Работы его проводились и на территории области в 1958-60-х годах проводил раскопки на никульчинском городище. Выделил там малое и большое городище. Сосредоточился на раскопках малого городища а на большом лишь один не большой раскоп. Те данные которые получил позволили охарактеризовал как административный и ремесленный центр рубежа 12-13 веков. Среди хабора много было оружия в том числе пластины от панцирных доспехов шпоры стремена наконечники стрел. Расцвет – 13-15 века. 
Прекращение жизни на городище в 15 веке и конец связан с походом Ивана Третьего. На малом городище выделил до русский слой который по его мнению принадлежал к ананьенской культуре. Кроме того проводил разведки на котельническом городище и орловском. Его интересовал древнерусский период. В 60-е годы исследования продолжались и в первой половине 70-х исследованиями занималась Стефанова. Исследовала памятники каменного века. И обнаружила первую стоянку мезолита.

Чернявидская стоянка.

Были обнаружены многие памятники каменного века в слободском районе в Чирках- чирки 2, 3 чирковская кремниеобрабатывающая мастерская и таким образом заселение вятки относится к эпохе мезолита. Концовский могильник исследовала. Бронзовый хабор там был. В 60-е работы проводили в основном понаехавшие исследователи то теперь начали отечественного производства ученые делать исследования. Главное что хабор за пределы области не выходил! В 70-е-80-е вятская экспедиция института археологии академии наук под руководством ашибкиной. Уделяли внимание каменному веку но искали и бронзу. 
Изучили многие важные памятники – юртик в Нолинском районе, буй 1, стоянки в окрестностях деревни студенец на Быстрице и могильник в уржумском районе. В 70-е и 80-е годы работала экспедиция удмуртского научно исследовательского института под руководством Наговицына.

Проводил раскопки неолита и бронзы. Городищенскую стоянку и могильник исследовал и хабор относился к мезолиту. Так же чернушка 1, 2 на территории советского района. В 70-х же годах в 1973 году образована камско-вятская археологическая экспедиция при удмуртском государственном университете. Исследованиями была охвачена большая часть области как берегов вятки так и притоков. Большая часть знания о памятниках подчеркнута именно от туда. Руководила сбором хабора Голдина. Исследовали все. В 90-е и 2000-е работы проводила Кошелева на территории Кирова. Сначала от краеведческого музея. Акцент был на посаде и оборонительных укреплениях. За время изучения проделана большая работа по археологическому изучению области и изучены почти все районы. Но есть большое количество памятников области не изучены еще.
  


МЕЗОЛИТ НА ТЕРРИТОРИИ ВЯТСКОГО КРАЯ
8-6 тысячелетие до нашей эры.
Человек мог обитать в бассейне реки вятки и еще раньше – в эпоху верхнего палеолита. Правда памятников то не нашли. Но подобные памятники обнаружены на территории Башкирии Перми Татарстана мари-Эл в бассейне реки Печеры. То есть расселяясь с юга на север мимо пройти столь прекрасных мест не мог. Но видимо так скрытно шел этот человек что следочков то пока не нашли. Но они скорее всего полюбому есть. Часто встречаются остатки мамонтов северных олегов лошадей которые подвергались нападению человека в этот как раз палеолит. И кости то не простые а со следами насильственного разделывания.

И есть же еще кроме того в бассейне то вятки большие большие залежи кремния так что ну вообщем более удачных мест для человека палеолита просто не придумаешь. 
Да и климат то замечательный тоже был (ну для тех условий). В 1991 специально искали следов палеолитического человека но правда там видно он еще скрытнее прошел и ничего опять не нашли. А потом и деньги на такую хуйню давать перестали. Правда вот андрей леонидович очень уверен что все таки этого человека найдут, но как было сказано позднее скорее всего если найдут то чисто случайно.
 
Поэтому будем начинать с мезолита.
Начало мезолита происходит ГЛОБААЛЬНОЕ потепление и РЕЗВОЕ таяние ледника. Ледник отступает реки там наполняются и определенное влияние оказывается на рельеф. Леднику когда он наступал видимо было скучно и он с собой какие то камни большие тащил. И собственно по натащил тут хрени всякой. В общем ледник молодец, он таял и изменил все. И климат и воду и рельеф и кроме того жизнь людей. Мамонт вымер и бизон и лошадь и носорог (все первобытные). (а еще говорят что человек убил их, нефига).

Меняется и растительность. Елочки растут и листво широкие леса. Если раньше на мамонта лошадь носорога (первобытных) ловили толпой (ну как говорится толпой отпиздим даже льва) то теперь появляются современные животные – зайчики, волчики, лоси и начинают их ловить индивидуально или группами по не много человек с луком и стрелами. Ему можно было с большого расстояния сделать дабел килл (ну если проще убийство) и тем самым получить во первых много очков опыта, да и страшно вблизи то на зайца нападать например. Кроме того завербовали собачек. А толпой то все таки ходили на охоту но уж как то редко. 
Стали еще в промышленных масштабах ловить рыбу так как воды много да и рыбу еще тогда динамитом то не ловили слава богу а вот сети то уже начали использовать (браконьеры первобытные). И сети то были крупные так как мелкую то рыбу ловить не охото. Ловили еще и ловушками гарпунами ну в общем спортивный интерес то уже к рыбалке проявлялся. Сделали долбленый чел и потом так подумали давай ка еще и весла сделаем. и тут снова выходит на арену ледник и оказывается изменил течение вятки и Камы так как раньше то текли на север а ледник их не пустил. Собирали люди и траву делали ступы и пестики для терки зерен. Стали варить еду но глиняной посуды то нет. 
Соответственно имели наверно деревянную посуду. Но в деревянной то посуде по моему мнению не сваришь клали камни из костра в корыто наливают туда воду с зерном и доводят воду до кипения. Ну а то что водичка не очень чистая то это фигня. Складывается сезонно оседлый образ жизни. Был характерен подвижный образ жизни след за животными например. Использовали различные ресурсы и в течение года посещали постоянные места где созревал определенный вид растений или появлялись животные. 
В это время на отдельных поселениях жили до 30 человек. Характерны для мезолита стоянки и поэтому хабора то для последующих потомков ну уж очень мало. Были и базовые лагеря и стоянки мастерские у выходов каменного сырья. Поселения устраивались главным образом по берегам рек и были не велики по размерам. Кроме того начинает проявляться процесс не равномерности исторического развития. Одни жили в нормальных условиях где все хорошо и травушка и рыбка селедочка и животные а вот другие жили в полной жопе где еще и холодно (как сегодня 13.03.2012). еще и камень то фиг найдешь. В это время хронологии различных периодов могли начинаться в разные время. А вот теперь самое интересное мезолит вятки.
 
Памятники как и везде на реках как на больших так и на меленьких и не маленьких притоках – кильмезь, пижма, молома, быстрица, лобань какая то. Поселения на краю высоких террас на мысах или на песчаных дюнах. Как же образовывались речные террасы? Идет долго сразу надо сказать. Там виновата луна которая притягивает там и с одной стороны подмывает берег. Течет река и сама того не ведая углубляет свое русло и вот так в общем и образуются террасы. Наиболее древние поселения людей находятся на самом верху этих террас. 
Площадь поселений в не велика 400-600 кв. м. культурный слой там около 20-40 см. в жилищах 70-более см. большая часть жилищ – квадратные полуземлянки со столбовой конструкцией стен в грунте на 25-70 см. размеры жилищ – 25-40 кв.м. зимой там жило от 7 до 13 человек (как вьетнамское общежитие). А летом всех левых жителей выгоняли нахер в легкие шалаши. Ну иногда конечно были жилища большего поселения. Отапливались очагами кострищами. И были где попало – в центре с боку у стены на потолке под кроватью в общем где хотели там и делали. Отапливали костями животных и дровами.

В жилищах были не большие выгребные ой извините хозяйственные ямы. И там были кости животных и кремниевые орудия. (вот если бы это в выгребных нашли прикольнее было бы). Вход был в углу или стене обращенный к реке. Пол к входу был наклонен слегка и имел ступени. Наземная конструкция могла быть выполнена из наклонных столбов типа шатра. 
Сырье на всех вятских памятниках близко по составу – оно кремниевое. И скорее всего оно из месторождений на реке вятке – пример чирковское месторождение. Использовали и мелкую речную гальку. Преобладала микролитическая технология обработки камня. В большого камня скалывали маленькие каменюги и получались микролиты причем таких забавных форм – сектора, сегмента, параллелограмма, треугольника и т.д. и полом эти произведения искусства в определенном порядке вставляли в другие орудия - например нож или серп. А самый дикий плюс в том что если эта маленькая каменюга сломается то ее же можно заменить и тем самым экономить сырье время и силы и потратить их на что нибудь другое. (а вот скалывали камень вот камнем и по пальцам наверно прилетало … больно же наверно так). 
Многочисленными являются микро пластины пластинки и использовали их как вкладыши. Отщепы использовались редко. Каков же был ассортимент продукции – резцы скребки сверла (ммм круто) и так же каменные топоры тесла и рубили этими топорами деревья лиственноширокие и елочки. Из камня делали даже каменные скульптурные изображения рыб (интересно, были ли приколисты какие нибудь и изобразить например что нибудь более экзотическое но об этом никто ничего не сказал).

Мало было стрел. Специально их не делали. На поселениях найдены кости лося бобра кабана медведя северный олег косуля и домашней собаки (зайчиков не нашли почему то). Но кости то тоже не часто найдешь так как кости то сжигали хитрые первобытные люди. 
Ну охотились как и все луком и стрелами. Но остатки луков не нашлись а вот в коми то нашли (но Андрей Леонидович не теряет оптимизма на эту тему). Луки делали из елочек сосенок и других деревьев. Луки были простыми, просто из дерева. Люди гоняли на лыжах и санках и нартах. Ловили рыбу и об этом говорят и как кости рыб так и изображения рыб. Развивалось и собирательство. Вот была еще и духовная жизнь. Была очень сложная. Ну да, интернета же не было и вот поэтому занимались анимизмом (не путать с онанизмом! Хооотя и он наверно был) погребальный культ семейные какие то верования и прочее.

Появились уже крупные могильники и там хоронили всех но в кировской области опять не нашли (но Андрей Леонидович вновь полон надежд на эту тему). А вот находки кремниевых рыбок могут говорить о том что они использовались в магии для большего успеха рыбной ловли. Развивалась космогоническая мифология предполагается что сформировался миф о возникновении мира где главная роль была у птицы. Эта штука так то много у кого распространена. И птица плавает плавает такая и что то думает «а что это я плаваю то все время?» и хоб так на дно и от туда землю достала и все стало у нее хорошо. Причем много где эта супер птица изображается и финно-угров. А мир был уже у них 3-х ярусный. Верхний, земной, подземный-подводный.
 
Вот я что то не много видимо упустил тут про пещеру заговорили – камень – гороватый вроде. В ней есть особенность. Туда нельзя попасть не сверху не снизу без снаряжения. Похожа на рожу. В ней нашли много наконечников стрел. Около 18 тысяч. Там еще и кости и кремниевые изделия и монеты средневековья. И смысл ее как культовый комплекс. И приносили туда жертву. Привязывали к стреле какой нибудь уникальный музейный экспонат и посылали туда в пещеру. Если связать население с жителями других регионов то мезолит бассейна вятки представляет локальный вариант приуральской мезолитической культурной общности. Много черт связанные с материальной культурой. Но памятники близки и с памятниками Зауралья (да нихуя себе) это сходство является не сомненно существованием уральской этнической общности.
 


НЕОЛИТ В БАССЕЙНЕ РЕКИ ВЯТКИ. – 5-3 тысячелетие до н.э.
Особенности неолита – появилась керамика – надоело например суп из ладошек есть. Первый искусственный материал полученный человеком так же как и резина вазелин. В керамику порой добавляли траву чтобы не трескалась толченую раклвину и даже навоз (но наверно не очень было есть из посуды то из навоза).
Искали значит источник глину добавляли воду навоз и оставляли в темном месте так как попадание прямых солнечных лучей уменьшало срок хранения подобного месева да и от детей беречь надо было. Потом делали сосуд – из целого куска глины – был дикий минус нельзя было слепить сосуд с высокими стенками. Второй – спирально-ленточный – сначала делали дно а потом как бы из каких то глиняных колбасок по спирали лепили и заглаживали поверхность (утюгом). Потом даже могли и орнамент нанести и потом обжигали на костре и он так сказать был не очень хорош но всем похуй было сломается дак новый вылепим. Глины благо много. Для чего делали орнамент?
- во первых красиво
- во вторых магия – типа молоко там дольше сохранится. Но могли и шифровки делать в таким виде чтоб американцы не догадались. Кроме того керамику сделал человек и орнамент значил что это сделал человек и именно определенной группы а если кто нибудь тронет или разобьет а еще не дай бог спиздит то такой пизды получит что просто ужас.
Изобрели прядение и ткачество. Или из шерсти с задней части пушистой козы или кабана или из растений – конопля крапива. Это было удобнее чем шкуры с жопы северных олегов например да и красиво во первых и совсем не холодно. Догадались так как были орудия для ткачества и керамика – заглаживали то тканью или щепкой.
Еще одно нововведение – изменение техники обработки камня. В начале эпохи сохраняется пластинчатая техника обработки камня. Но затем распространяется техника двусторонней обработки камня то есть – отщепы обрабатывались со всех сторон. Можно было использовать любые отщепы и опять же экономило сырье и делало орудие супер современным. Пилили сверлили и шлифовали камень. Связано с кризисом сырья. Камень на планете резко заканчивался. Начинают другие камни в оборот пускать – сланец например еще а не только кремний. Даже из малахита и яшмы. Так же появляются шахты и штольни для добычи кремния а соответственно шахтеры и штоляры.
Развитие обмена – получить то на что самому толку не хватало. Из за не равномерности развития территорий и разного уровня интеллекта.
Крупные долговременные поселения – так как производящее хозяйство началось.
 


Специфика в бассейне реки вятки.
Памятники неолита распространены на всей территории бассейна. Так же где были мезолитические поселения как на крупных реках так и притоках. Неолит вырастал в некоторых случаях на мезолитических поселениях что говорит о том что неолит вырастал на местной основе.

Обычно располагаются в устьях мелких рек что было обусловлено хозяйством. Либо на низких террасах или в поймах рек что отличает их от мезолитических поселений – мезолитические были или на высоких или на самом коренном берегу. Площадь поселений колеблется от 400 до 1600 квадратных метров. Выделяется несколько типов поселений.
- многослойные долговременные поселения с остатками нескольких жилищ и хозяйственных сооружений.
- постоянно обитаемые поселения со следами не менее 2-х жилищ.
- стоянки с одним жилищем.
Первый тип является базовым стойбищем последнее же это поселение временное своеобразное поселение охотников.
Выделяется несколько типов жилишь
- наземные жилища со слегка выровненным полом. Они поставлены на уровне земли
- слегка углубленные жилища – 25-40 см.
- жилища значительно опущенные в материк на 90-100 см. могли быть квадратными прямоугольными сооружениями или могли иметь округлую форму. Все постройки имели определенный каркас. Извесны жилища с 4-х скатной крышей односкатной 2-х скатной одно скатной и коническая крыша. Имеется много общих черт у жилищ неолитических с мезолитическими.
1. заглубленность в грунт.
2. Однокамерность – комнат не было.
3. квадратный или прямоугольный план.
4. бревенчатые стены.
5. наличие простых очагов.
6. наличие выходов в виде уступа или коридора.
 
Размеры были больше и домостроительство шагнуло вперед уже. Так же продолжалось развитие технологий обработки кремния и для изготовления орудий использовался кремень и применялась разноцветная речная галька. Характерно одинаковое соотношение орудий на пластинах и на отщепах. Бесчерешковые листовидные наконечники стрел на пластинах далее треугольные черешковые наконечники стрел проколки скребки крестовидные наконечники копий. Встречаются кремниевые ножи и комбинированные орудия. Встречаются тесла и шлифованные топоры. При этом кремниевый инвентарь эпохи неолита близок к изделиям нижнего прикамья и среднего Поволжья. Довольно многочисленными были орудия для охоты. Наконечники копий и дротиков стали более разнообразны. Совершенствуются и скребки для обработки шкур – 10 типов. 
Разнообразными были ножи всего их было 15 типов. Ножи могли делать и костяные все это говорит о том что охота становилась более сложной. Появилась керамика. Большинство сосудов вятки имеют полуяйцевидную форму, округлую или приостренное дно и слегка закрытую горловину. Характерны тонкие стенки сосудов - около 1 см. изготовлена методом спирально-ленточным. Использовали шамут песок использовали как примеси. 
Шамут – дробленая керамика. Дресва – дробленый гранит.

Потом заглаживали либо травой либо штампом – гребенчатым. По типу орнаментации глиняная посуда вятского бассейна подразделяется на 5 видов. Гребенчатая керамика – керамика на стенки которой наносился орнамент гребенчатого штампа, гребенчато-ямочная – кроме оттисков гребенчатых наносились ямки палочкой, ямочная керамика – орнамент в виде ямок могли покрывать всю поверхность сосуда, накольчато-прочерченная керамика – могли быть черточки наколы, тонко гребенчатая керамика по типу насечки – на стенки сосудов наносились своеобразные насечки. 
Уже с эпохи неолита по типу посуды отличают представителей одного коллектива от другого. Гребенчатая керамика связана с прикамьем и относят к камской неолитической культуре. В бассейне вятки располагался камский вариант неолитической культуры. Была оставлена финноуграми. Гребенчато-ямочная – территория среднего Поволжья. С территории Поволжья перемещается в направлении вятского бассейна. Носителей относят к финскому этносу. Посуда с накольчатой орнаментацией связывается с населением реки дон. Основу населения бассейна реки вятки в неолите составляли носители гребенчатой орнаментации керамики истоки культуры которых уходят в местный мезолит. Уже в развитом неолите ощущается опосредованное воздействие на эти группы населения Поволжья что проявилось в появлении на вятке гребенчато-ямочной керамики. В развитом неолите наблюдается проникновение в местную среду лесостепного населения. Оно приносит сюда керамику с накольчато-прочерченной орнаментацией. На неолетических поселениях вятки обнаружены и глиняные пряслица обломок грузила и обломок глиняной фигурки животного.
 


ХОЗЯЙСТВО НАСЕЛЕНИЯ В НЕОЛИТЕ
Складывалось из охоты собирательства и рыболовства. Охотились луком и стрелами копьями и дротиками. Основными промысловыми животными были лось и северный олень. Восстановлено по находкам костей на поселениях. 2 раза в год переселялись из Приуралья в Зауралье и обратно снега было в Приаралье больше чем за Уралом вот туда и ходили и используя это устраивали ловушки и засады. 
Для обеспечения удач в охоте люди разрабатывали различные приспособления в частности в то время использовали загоны, ловчие ямы, изгороди, засеки и ловушки. Использовали засеки – срубленные и поваленные деревья на звериной тропе чтобы с тропы не могли свернуть и в конце тропы или ловушка или яма или загон. Длина достигала порой до 70 км. другой отраслью было рыболовство – размещение поселений на реках близко к воде в устьях рек. Основным способом ловли рыбы были сети.

Обнаружены грузила для сетей – глиняные, гальки с перехватом. Рыбу ловили удочкой, острогой, плетеных приспособлений. Для удобной рыбной ловли русла рек специально расчищали сооружали запруды и заколы – в дно вбивались жерди и оставлялся проход и где ставились верши. Пользовались лодками лыжами санями и нартами. Собирали ягоды грибы коренья съедобные растения плоды орехи. Земледелия и скотоводства пока еще не возникло.
 
ЭПОХА ЭНЕОЛИТА В БАССЕЙНЕ РЕКИ ВЯТКИ.
Конец 3-середина 2 тыс.-я до н.э. переходный этап от эпохи камня к эпохе металла. Большую роль играли предпосылки использования метала.
1.развитая технология обработки каменных орудий.
2. изготовление глиняных сосудов. Керамика искусственный материал а значит можно и делать другие орудия которые в природе не встречаются. Появляются гончарные горны и это имело важное значение для плавки меди.
3. развитие горного дела. Медь можно было найти по зеленым пятнам на поверхности земли.
4. земледелие и скотоводство – приводят к оседлому образу жизни. Когда люди занимаются производящим хозяйством у них появляются излишки и не все члены данного коллектива занимаются хозяйством и часть людей могла заниматься отдельными другими делами.
5. проблема сырья для производства каменных орудий. К началу энеолита месторождения кремния были уже практически исчерпаны или залиты водой так как ледник таять начал.
Первые металлы которые освоил человек – медь и золото так как они использовались в природе в самородном виде. Ну еще и свинец. Так как он легко плавится. Наиболее ранние признаки относятся к 8-6 тысячелетию до нашей эры. Первые признаки металлургии были в конце 6 тыс-я до. н. э. в балкано-карпатском регионе. Медные орудия по сравнению с каменными были более эффективны. Медные орудия на 25% эффективнее каменных. Возможность подтачивать лезвие и придавать орудию любую форму. Универсальность медных орудий. Возможность массового тиражирования однотипных орудий. Сломанные орудия можно переплавить. Недостатками меди были ее большая мягкость и трудоемкость производства. Становятся важной ценность и обладание медными предметами сразу придало определенный статус. В эту эпоху появляются первые государства. Изобретения эпохи энеолита
- гончарный круг и печи горны для обжига керамики. Круг не заимствовался он появлялся тогда когда только люди доходили до определенной стадии развития.
- колесо – появляются колесницы повозки.
Те районы где была медь развиваются более быстро. Начинает заселятся степная полоса и там начинают формироваться археологические культуры которые специализируются на скотоводстве.
В бассейне вятки в эпоху энеолита то здесь несколько археологических культур.
 
НОВОИЛЬИНСКАЯ – середина – 3-я четверть 3 тысячелетия до н. э. она складывается в переходный период. 16 памятников этой культуры. Ее поселения на не высоких надпойменных террасах в устьях не больших рек. Жилища соединялись крытыми переходами. Но не все. Имели прямоугольную или квадратную форму и углублялись в грунт площадь от 30 до 144 метров. Стены из горизонтально уложенных бревен закрепленных вертикальными столбами – бревенчато-столбовая конструкция. Внутри очаги костров которые находились по осевой линии. Крыша двускатная. Посуда с примесью шамота песка иногда органических остатков. Сосуды с прямым или значительно закрытым горлом. 
Днище округлое или коническое и довольно редко плоскими или слегка уплощенными. Сосуды украшались ямочными узорами и оттисками гребенчатого штампа. Узоры более разреженные чем на неолитической посуде и орнамент чередуется со свободными зонами. Основная масса кремниевых орудий выполнена на отщепах. Различные ножи скребки острея наконечники топоры тесла и др. позднее формируется локальный вариант галинской культуры которую называют юртиковской. 
Находилась в бассейне нижней и средней вятки – вторая половина 3- первая половина второго тысячелетия до н.э. 40 поселений на 18 из которых проведены раскопки – юртик аркуль 3 усть-лудяна 2 лобань 1 худяки. Жилища были прямоугольные в плане имели площадь от 34 до 164 квадратных метров и были поставлены вдоль водоемов. Углублялись в грунт стены такие же очаги так же. Глиняная посуда содержит растительные примеси. Сосуды имели округлое приостренное или уплощенное дно и цилиндрическое или слегка закрытое устье. Орнамент сильно разрежен или вообще отсутствует. 
В орнаменте преобладают оттиски гребенчатого штампа встречаются ямки прочерченные линии и насечки. Каменные изделия на отщепах пластины встречаются только на ранней стадии культуры. Орудия – крестовидные наконечники стрел копий квадратные прямоугольные скребки. Занятия – охота собирательство и рыболовство. Собирательство – скопления речных раковин и моллюсков есть на поселениях значит их тоже собирали. Есть песты терочники с помощью которых растирали дикие злаки семена орехи. 
Предполагается что в энеолите появляется земледелие найдены каменные наконечники мотыг и каменные зернотерки. Охота так же была одним из основных занятий – об этом говорит то что много наконечников стрел и их возросшее количество. Чаще всего находят кости северного оленя и лося. Много костей пушных зверей что говорит о увеличении роли пушной охоты – бобра барсука куницы и белки. Охотились на птиц тоже. На поселении усть – лудяна 2 нащли 2 зуба крупного рогатого скота и это единственный факт о скотоводстве на вятке того времени. Ведущей отраслью хозяйства было рыболовство. Оказывало влияние на размещение поселений – много рыбной чешуи и сохранились кремниевые изображения рыб. Ее ловили круглый год в основном сетями. Находили грузила для сетей ловили с помощью костяных острог медных гарпунов вершей и т.д. рыбы было на много больше чем сейчас. 
Ловили щуку стерлядь белорубицу белугу осетра. Развивается и техника домостроительства о чем говорят как находки деревообрабатывающих орудий и остатки жилых сооружений. Повторялись размеры формы конструкции домов возводили хозяйственные сооружения для хранения запасов при этом часто жилища соединяли между собой крытыми переходами. В переходах так же и хранили продукты. Начали осваивать металл. Существовал свой очаг металлургии. Сами принципы металлургии население могло заимствовать у своих соседей. Влияние балановской и абашевской культур. Сформировался определенный круг людей который только и занимался изготовлением орудий. Численность населения в бассейне реки вятки существенно увеличилась. 
Говорит и увеличение количества жилищ раньше их было по 3-5 теперь от десяти и больше. Способствовало этому и производящее хозяйство и рыболовство. Предполагается что жили родовыми общинами. Предполагается существование культа солнца, культ плодородия – находки баб прородительниц существовал тотемизм – тотемы животных птиц кабанов и др. животных. На рубеже 3 и 2 тысячелетия до н. э. прафинноугорская общность разделилась на угорскую в Зауралье и западной Сибири и финно-пермскую ветвь – прикамье прилегающее Поволжье и припечерье. Проявляло себя влияние археологических культур – балановская и абашевская культуры.
 
ЭПОХА БРОНЗЫ В БАССЕЙНЕ РЕКИ ВЯТКИ – 15-9 ВЕКА ДО Н.Э.
Бронзовый век соответствует образованию сплавов на основе меди с оловом или меди и мышьяка. Может быть сурьма цинк свинец. Медь – метал мягкий и лезвие надо постоянно затачивать поэтому и искали всякие другие вещества для добавления. Бронза более твердая но температура плавления меньше. Бронзовые предметы изготавливались из разных литейных форм. Ее могли делать из камня из глины. Формы – односторонняя и двусторонняя. Еще было литье по восковой модели - из воска делалась точная копия предмета потом обмазывали полужидкой глиной потом обжигалась и воск выливался и получалась форма точного слепка потом туда метал и форма разбивалась. 
Становится бронза ценностью еще большей чем медью. Появляется более совершенное оружие то начинается большее количество военных столкновений. Появляется большее количество государств. Углубляется не равномерность исторического развития где есть бронза там развивалось быстрее активизируется обмен между территориями. Основные металлургические центры – северокавказский центр Урал Алтай Балкано-карпатский центр. Получает дальнейшее развитие скотоводство и зона степей расширяется. Распространяется полукочевое скотоводство.
На вятке все было так – если вообще о нем говорить то большое значение сыграл сейминско-турбинский феномен – 17-15 века до нашей эры. На большой территории от Монголии до Финляндии делались изделия из бронзы высокого качества – в 4 могильниках – Сейма Турбино Ростовка Решное. Был характерен ограниченный набор предметов – кинжалы с рукоятью оформленные в зверином стиле в виде головы лошади или лосихи, топоры кельты были 6-гранные и орнаментировались ромбиками или сетками, вислообушные топоры, бронзовые наконечники копий. 
Особенности этого феномена – находки распространены на очень большой территории, ограниченный набор орудий характерных форм, техника тонкостенного литья и особый сплав, отсутствие поселений, отсутствие могильников при отдельных погребениях на инокультурных могильниках, в погребениях нет костей оружие воткнуто в дно или стенки могилы. Явление существовало около 200 лет. Племена оставившие эти орудия были специалистами металлургами слесарями а так же воинов. Обладали строгой социальной организацией. Зарождаются на территории Алтая и от туда идут на запад передвигаясь только по лесной полосе. Добираются до территории Финляндии и расселились среди местного населения но опыт своей металлургии не передавали. Возле Урала племена разделились на 3 потока. Первый прошел по южному Уралу и осел на территории средней Камы. Второй поток – остановился в низовьях Камы среднем Поволжье и низовьях Оки. Не большая группа из этого потока осела и на реке вятке. В деревне коршуново были найдены втульчатый топор наконечник копья 2 ножа 2 топора чекана и тесло. В селе донаурово был найден наконечник копья который выполнен в этих традициях. Третья группа перешла Урал в его средней и даже северной части и осела на реке Печера.
 
15-9 в до н.э – буйская археологическая культура в бассейне вятки. Дано по памятнику по поселению буй 1. относится к бронзовому веку в бассейне реки вятки около 50 памятников – буй 1 например изранское поселение, лобань 1 3 в среднем и нижнем течении вятки и на притоках – кильмезь пижма молома чепца. Известны как однослойные поселения бронзового века так и слои на многослойных поселениях. Однослойные – люди жили в течении одного периода. Многослойные или покинули а потом снова вернулись. Слои на неолитических поселениях порой встречаются то есть преемственность. Обычно на краю надпойменных террас высота которых от 4 до 6 метров или от 10 до 13 метров. 
Изучено около 10 жилищ эпохи бронзы. На одном поселении было ил одно или 2 или 3 жилища. Традиции предшествующие – соединены крытыми переходами. Представляли из себя полуземлянки углубленные в грунт на 25-70 см. имели бревенчато столбовую конструкцию. Площадь от 50-до 80 квадратных метров. Отапливались простыми кострищами которые были или в центре или у выхода. Пол был с настилом или дерева или песчаника. Хозяйственные ямы вынесены за пределы жилищ. Добавляли шамот песок толченую раковину и органические остатки в керамике. Поверхность сосудов тщательно заглаживалась. Чаще всего для нанесения орнамента оттиска гребенчатого штампа использовали шнур и чаще всего геометрический узор. Посуда выглядела красиво. Преобладают плоскодонные горшки. 
Основная масса орудий выполнена из камня – валуны и галька. Основные заготовки – отщепы. На поселениях много скребков проколок ножей долотовидные орудия наконечники стрел. Бронзовых орудий находят мало скорее всего если ломалось его переплавляли. Основа хозяйства скотоводство и земледелие которое дополнялось охотой рыболовством и собирательством. Крупно рогатый скот и лошадей реже свиньи и мелкий рогатый скот. Скот пасли около поселений зимой содержали самый минимум животных. 
Орудия были так же каменные костяные мотыги каменные зернотерки и песты терочники были в земледелии. Фиксируется появление аграрных культов и следы поклонения предкам мужским. Приносили в жертву коров овец. Возле кострищ обнаружены наконечники стрел сосуды кости домашних животных на культовых площадках обнаружены на некоторых культовых площадках 5 погребений то есть могли служить и кладбищами для особо знатных. Первые следы формирования отдельных семейных святых – не только на поселениях но и в жилищах где только одна семья могла поклонятся. На возвышенности в домах следы кострищ где сделаны не слабые находки наконечники стрел например. Формируются этнические общности. Начинается разделение пермского праязыка. Сказывается воздействие племен соседних на население вятки. Влияние срубной археологической культуры.
Межовская культура тоже оказала влияние на изменение характера скотоводства. Более активное разведение крупного рогатого скота лошадей и свиней. Они могли повлиять и на изменение состава стада которое разводили жители вятки.
 
РАННЕ ЖЕЛЕЗНЫЙ ВЕК НА ТЕРРИТОРИИ ВЯТСКОГО КРАЯ.
8 в до. н. э. – 5 в. н. э.
Общая характеристика – сам момент использования железа был подготовлен предшествующим процессом. Для выплавки меди и ее сплавления использовались горны и с их помощью можно достичь высокой температуры. Первые предметы были выкованы из метеоритного железа. И у многих народов считалось небесным металлом. Потом постепенно начинает использоваться железо обычное в 3 тысячелетии до нашей эры. И использовалось железо из руды. Изначально было материалом дорогим и ценилось дороже даже чем золото. Некоторые предметы из железа находились в гробнице Тутанхамона – кинжал и перстень. С 8 века начинается более массовое использование железа как сырья. Широко распространялась чаще чем медная руда – в виде окисей различных болотных руд. Чтобы получить железо надо было много овладеть чем. 
Применялся сыродутный способ получения железа. Возводились специальные сыродутные печи которые представляли собой открытую камеру в нижнюю часть вставляли горны и через трубки во внутрь подгонялся воздух. Внутрь загружали руду с древесным углем. Уголь поджигался и начинал нагнетаться воздух и начали проходить химические реакции. Железо не плавилось образовывалась атмосфера для превращений. Образуются зерна чистого железа и частицы шлака. Такая фигня которая образуется внутри называется крица. Потом ее проковывают ударами молота чтобы стала более однородной. Потом можно изготавливать предметы. Освоен прием получения стали когда железо нагревали с доступом углерода. Железо с ним сплавлялось и получалась сталь. Этим мастера уже владели. Изготавливали и сплавы – типа самозатачивающееся лезвие – сталь и железо. Обособляется такая специальность как кузнец. 
Предполагались что получение железа не обходится без божественных происков. Кузницы находились на отшибе поселений. Железо начинает массово применятся для изготовления предметов орудий и оружия. Начинается развитие земледелия так как можно рубить лес. Происходит развитие ремесла так как ими можно обрабатывать дерево кость кожу и т.д. повлекло имущественное неравенство еще больше. Что привело к активному возникновению государственности. Увеличилось количество военных столкновений и получают распространение городища. Общий уровень развития районов относительно выравнивается. 
Оформляются 3 основные историко-культурные и хозяйственно-экономические области. Первая область – лесная полоса – оформляется комплексное хозяйство из земледелия скотоводства охоты и рыболовства. Степная полоса – основное занятие кочевое скотоводство. Южно-субтропическая зона – оседлое земледелие и скотоводство. Центры ирригационного земледелия.
 
Ананьинская культурно-историческая общность – 8-3 век до.н.э. вятский вариант ананьинской общности – 64 памятника того времени. 17 городищ 34 селища 2 местонахождения керамики 11 местонахождений бронзовых кельтов. Пример типичный – буйское городище горехневское поселение пижемское городище аргышское городище. Большая часть располагается на нижней и средней вятке от устья шошмы до устья пижмы. Городища на мысах высотой от 12 до 20 метров образованных в руслах рек и оврагах – филейское городище и чежевское. Площадь от 2 с половиной до 4 тыс. метров. Укреплялись одной линией обороны из вала и рва. Глубина от 1 до 3-х метров высота вала от 2 до 6 метров. 
Культурные слои от 15 см до 2 метров. Зависела от того было там или постоянное население или сторожевые крепости. На аргышском городище 3 ряда построек дальний от вала ряд образовывали наземные бревенчатые дома от 80-100 квадратных метров. Отапливались очагами от 2 до 4. в среднем ряду 2 сооружения одно было холодным не имело очагов имело хозяйственные функции. Второе культовое предназначалось для выполнения религиозных обрядов в том числе жертвоприношений. В центре располагалось кострище. По всей длине была канава до 13 метров которая была заполнена зольно углистым слоем с сырыми и жжеными костями и обломками керамики. 3 янки там от столбов возле которых скопление груды человеческих костей причем были частично обожжены. Кости 3 мужчин женщин и ребенок. Третий ряд – жилища и не большая постройка мастерская. В ней были очаг шлаки обломки литейной формы. 
Хозяйственные ямы за пределами жилищ. Городища центры идеологической политической и хозяйственной жизни определенных территорий. Были как жилые постройки так и хозяйственные. В бассейне вятки выделяется 2 группы территориальные городищ. Первая – верхневятская группа городищ – территория от реки чепцы до реки моломы. Вторая – нижневятская – район от реки пижмы до реки шошмы. Селища – как на мысах так и на площадках террас которые не имеют естественных границ. Высота террасы 4-5 метров. Площадь – от 1000 до 9000 тысяч квадратных метров. 
Культурный слой меньшую мощность имеет от 10 до 30 см. насыщенность слоя меньше чем на городищах. Как постоянные поселения так и сезонные стойбища. Местонахождения керамики и кельтов возможно как раз указывает на возможность могильников ну леонидыч как обычно не теряет оптимизма в этом вопросе найти что нибудь новое и не исследованное. Посуда – глиняное тесто содержит примесь толченой раковины. Круглодонные не высокие чаши в хорошо заглаженной гладкой поверхностью. Орнамент в верхней части сосуда и при этом преобладали оттиски шнура гребенчатого штампа и ямки. Обычно они располагались горизонтальными зонами. Хозяйство – в нем произошли изменения и население имело высокоразвитое хозяйство. Определенный уровень земледелия на вятке появился. Поселения были около плодородных пойм. Ранняя форма – подсечно-огневая. Не требовалась вспашка земли часть леса выжигалась и образовывалась зола землю надо было просто рыхлить костяными наконечниками палок копалок. Вышивали фиг знает что на одной нашли просо и коноплю. Но были наверно и другие. Находят серповидные железные ножи для сбора урожая. 
При переработке продуктов земледелия использовались каменные зернотерки песты и терочники которых на поселениях найдено много. Важной отраслью хозяйства было скотоводство. Об этом говорят многие кости на городищах. Среди них преобладают кости домашних животных. Разводили крупно рогатый скот лошадей свиней и мелко рогатый скот. Соотношение этих костей различно чаще всего преобладает крупно рогатый скот. Лошадей использовали и для молока. Развита была охота и охотились на пушных зверей больше всего на бобра. Для обмена на другие изделия. Так же на медведя на лося на северного оленя на кабана. И на дичь – глухарей уток гусей тетеревов. Ловили и рыбу. Находят чешую позвонки и рыболовные крючки. Была крупная. За счет преобладания земледелия и скотоводства население существенно увеличивается. В искусстве характерен ананьнский звериный стиль. Для него характерно сочетание мотивов степного скифо-сибирского искусства с образами представителей лесной фауны. У скифов могли заимствовать оленя пантеры барса. Из леса – лось медведь волк птицы. 
Популярны были головы лосей кошачьего хищника с чертами медведя кольцеобразные хищники с чертами медведя и волка. Волк и медведь просто. Стало больше военных столкновений и характерен институт вождей. Они имели и военные функции и руководили разделами добычи. Имели еще и другие функции – являлись жрецами которые осуществляли религиозные обряды и они должны были обеспечить удачу в охоте приплоте скота и т.д. были организаторами мирной трудовой жизни. О роли вождей говорят погребальные памятники – надгробные памятники. Они изображали сначала символы власти а потом и самих вождей. Парадные секиры тоже говорят о вождизме. Всего таких секир найдено 8. в целом материалы ананьинских погребений говорят о расслоении имущественном и говорят что развитие их было активно.
 
Одно из характерных изделий керамическая посуда. Была вылеплена в ручную кругом не пользовались. Методом ленточного налепа. Преобладала в тесте примесь толченой раковины и реже встречались шамот песок и растительные остатки. Обрабатывали поверхность либо щепкой или травой и потом либо рукой либо мягкими материалами – кожей или тканью. На поверхности часто видны следы травы и следы щепки. Обжиг производился на костре скорее всего. Посуду подразделяют на 3 группы – кухонная столовая и для хранения продуктов. Преобладают сосуды в виде чаши. Наиболее распространенными были оттиски гребенчатого штампа реже резной орнамент и шнуровой и лямочный орнаменты. 
Отличалась посуда погребальная. Характерны различные украшения. Было свое культовое литье изготовление фигурок из бронзы. Для них характерен пермский звериный стиль. Имеются изображения птиц животных. В целом поселения в верховьях камы были вплоть до 15 века когда произошло вхождение Перми великой в состав русского государства. 
С 15-16 веков идет интенсивный процесс освоения верховьев Камы русским населением. Возникает много мелких поселков для которых характерна гончарная не орнаментированная посуда черного серого или коричневого цвета. В глиняном тесте имелась примесь песка и она обжигалась в специальных печах. Городища и селища местных племен забрасывались. Хотя первоначально новые поселки устраивались на месте ранее существовавших поселений. С этого времени культура исчезает. Сейчас этот район находится на стыке кировской области Удмуртии и пермского края. Сейчас там фиксируется зюздинский локальный вариант коми-пермяцкого этноса. Известен 91 средневековый археологический памятник – 14 городищ, 53 селища,18 могильников и 6 кладов. Здесь имеются клады вещей средней Азии. Сейчас раскопано 19 памятников.
 
РУССКОЕ НАСЕЛЕНИЕ ВЯТСКОГО КРАЯ В 12-14 ВВ.
В течении первого тысячелетия нашей эры в бассейне вятки формировались народности кому удмуртов и марийцев и к концу тысячелетия сформировались. Основная масса удмуртов в 10-11 веках населяла вятско-камское междуречье от чепцы на севере до средней Камы на юге. Марийцы занимали вятско-ветлужское междуречье и высокое правобережье волги от суры до устья оки. Племена коми жили в северных районах вятского края и в верховьях камы и вятки. Первые славянские поселенцы появляются в бассейне вятки в 12 веке. 
Источником является повесть о стране вятской. Согласно повести отряд новгородских ушкуйников совершил поход на земли волжских болгар и на нижней камее основал не большой городок. Они там жили и затем в 1181 году разделились на 2 отряда один из них пошел вверх по Каме перешел на верхнюю чепцу спустился по ней и подошел к балаванскому городку. Его населяли чудь и отяки. Они его захватывают и основывают город никулицин. Другой отряд тоже поднялся по камее вошел в вятку и двинулся вверх по реке. 
Он встретил черемисский город кокшаров. Так же ебнул его и сейчас город этот называется котельнич. Балаванский так как там предположительно стояли идолы. Отождествляется с никульчинским городищем. Те люди которые пришли на вятку новгородцы а не ушкуйники так как они были позже. Проникновение на вятку шло из 2 центров – из новгородской земли. Речной через сев.двину затем на юг молому и потом на вятку. Второй центр – из владимиро-суздальского княжества. Главным образом по волге потом переходили в ветлугу и попадали на территорию сопредельную с вяткой. Встречались в среднем течении вятки и заселяли ее берега. Первоначально берега вятки заселяли от чепцы до моломы. 
Ранняя славянская колонизация до середины 13 века не носила массовый характер. После монгольского нашествия приток поселенцев увеличивается. Центром своеобразным становится городок никулицы. Обладал большой округой и около него находилось 10 поселений. Имел 2 оборонительных вала около 4 метров. Между ними был выкопан ров. Были обнаружены наконечники стрел пластины от панцирного доспеха. Основное занятие было сельское хозяйство и так же охотились и ловили рыбу. Были найдены шахматные фигуры игральные фишки железное писало и монеты из золотой орды. Нательные крестики и иконы. Важным является находка писала что говорит о том что грамотным было население и писали возможно на бересте. Окраины сельской округи были окружены сторожевими крепостями. Со стороны верховья вятки располагалось почушинское городище в низовье чежевское и вятское со стороны чепцы кривоборское городище. 
Ко второй половине 13 века в низовьях молоны сложилась еще одна волость центром которой стал город котельнич. Оборона состояла из вала и рва и по верху вала шла высокая бревенчатая стена с несколькими башнями. На месте котельнического городища на рубеже 13-14 веков появляются славянские поселения и предполагается что в 14 веке ковровское городище было перенесено туда. Вокруг котельнича складывается сельская округа защищенная крепостями. Вниз по вятке было скорняковское городище вверх – орловское путь по маломе – шабалинское городище. Еще одна волость могла сложится вокруг пиженского городища. 
Выделено 45 древнерусских поселений 12-14 вв. основную массу первых славянских поселенцев составляли крестьяне. Ведущую роль в их хозяйстве играли земледелие и скотоводство. Применялась подсечно-огневая система обработки земли. Основными культурами были рожь овес ячмень лен и конопля. И некоторые виды пшеницы. Держали крупнорогатый скот мелко рогатый скот лошади свиньи и домашняя птица охотились рыбачили и мед пиздили у пчел. Среди ремесел развито кузнечное дело литейное и ювелирное дело гончарный промысел изготовление одежды и обуви. Торговля была развита с волжскими болгарами коми марийцами удмуртами русскими княжествами. Важным товаром в экспорте играла пушнина которую добывали в вятских лесах.
 
Еманаевский могильник.
На нем древнейшие могилы расходятся веером от пустой навальной площадки при этом меняя свою ориентацию. Получается что древнейшие могилы не были ориентированы головой на восток располагались вокруг одной площадки и от нее расходились веером. 7 могил с кремацией 4 с не полной кремацией 2 кенотафа – нет костных останков. Найдено парное захоронение убитых. Еще 2 захоронения с подогнутыми ногами. Так делали для людей которые при жизни всех заебали. Упыри например. 2 отдельных захоронения черепов. 
Предполагается наличие на этом могильнике языческого святилища. Могилы не большие 20-40 см. несколько парных захоронений яма с расчлененным костяком 2 погребения в которых межу костей ног по 2 черепа – следы человеческих жертвоприношений – все свидетельствует о пережитках. 
Такие же черты на никульчинском могильнике- погребение с подогнутыми ногами скопление угля на одном из костяков. Такие же черты в чепецком могильнике – ямы 35-40 см. угли в засыпе могилы обломки керамики использование бересты и коры в погребальных конструкциях. 
Могильник Похста тужинский район на реке пижме – в засыпе обнаружены угли керамика и кальцемированная кость. Мировоззрение людей довольно сложное и язычество полностью еще не вытеснено. В 13 веке существовали поселения с этнически смешанным населением. Некоторое усложнение этнической ситуации происходит например в 1236 году монголами разгромлена волжская булгария и усиливается приток тюркского населения на нижнее и среднее течение чепцы. Они сформировали 2 компактные группы каменских и чепецких татар.
  
ОСНОВАНИЕ ГОРОДА ВЯТКИ
На территории современного города имеется черняховское городище и чежевское памятники более ранние чем русский слой. Ближе к времени основания города находились еще поселения. Было открыто вятское городище вначале древнеудмурское потом сменилось русскими. Датировано 11-13 веками. Кроме того было установлено что в районе города находилось сельское поселение русское 12-13 веков. 
Планировка не совпадает с городской значит оно сельское. Имеются некоторые легенды что до появления русских людей существовало удмуртское поселение. У удмуртов глазовского уезда записано что там ранее был удмуртский поселок с языческим молитвенным домом. Очевидно это и было вятское городище со святилищем. Здесь по данным проживали представители удмуртского рода. Еще некоторые находки указывали что территория была освоена еще до русских. В 1889 году на территории города найден клад серебряных арабских монет. Датировался серединой 9 века. 
В 1886 году при земляных работах на улице спасской был найден медный литой идол и раньше там же находили каменные фигурки сосуды и говорит о том что имели место религиозные там обряды. В 1929 году при постройке железной дороги найден могильник конца первого тысячелетия нашей эры. Потом имели место находки принадлежащие к до новгородскому этапу – 2 бронзовые подвески костяную рукоятку в форме барана. До нашего времени сохранилось не много источников отражающие историю города. Те источники которые имелись приобретают гораздо большее значение. Основным источником является повесть о стране вятской. Но доверие к нему осторожное. Находки новых материалов происходили – в 2003 году вышел труд американского ученого уо история одной книги. 
Эта книга основана на находке в Ташкенте в 1991 анатольевского сборника. В нем кроме некоторых других материалов некоторые источники по истории вятки. Там были повесть о стране вятской и вятский временник. Приходит к выводу что повесть о стране вятской была составлена в начале 18 века. Автором ее является попов который был дьячком богоявленского собора. В первую очередь рассматривает повесть как памятник публицистике и как источник по мировоззрению вятчан в конце 17-начале 18 века. 
В руках у него был какой то летописный источник которым о пользовался. Задача состояла в том чтобы подчеркнуть значение Хлынова как богоизбранного места с самостоятельной историей местных религиозных традиций. Еще одной из задач состояла в том чтобы утвердить автономию и свободу вятчан когда государство все больше притесняло местных жителей. С одной стороны это сочинение авторское хотя имел и источники. Но оно довольно субьективное так как имел специфическую задачу. Надо рассматривать как источник по психологии и памятник публицистике. Так как не известно что он взял из источников а что вымыслы.
Дата основания – 1374 год!.
 
Некоторые говорят что основали ранее так как повесть дает дату 1181. в ней четко одна дата – взятие балаванского городка. 1374 год упоминается в нескольких летописях. в 1374 сформирована на северной Двине дружина новгородцев на 90 ушкуях поднялась по Двине проплыла мимо Устюга затем поднялась по реке юг и перебралась на Ветлугу. Пограбили много сел по Ветлуге марийские в основном. Выйдя на волгу поднялись вверх по реке и разграбили марийское и чувашское население по рекам суре и свияге. 
После чего вновь вернулись на волгу. В устье ветлуги они уничтожили свои суда и пересели на коней и отправились на вятку. Этот отряд до этого разделился в частности на вятку добралось отряд который передвигался на 40 ушкуях. До этого отряд на 50 ушкуях отравился вниз по волге к столице золотой орды городу сараю. Скорее всего отмудохали их там конкретно так как сведений в летописях нет. Как перешли на вятку то был и основан город в это время. Штаб-лекарь Фриз который занимался краеведением записал от 1375 года. Новгородцы проплыв мимо устюга на 70 судах пошли дальше по югу и перебравшись на волгу плыли вниз по ней и потом вверх по камее где они в пермской провинции населившись построили город Хлынов. Так же под 1375 годом имелось указание в лето 1375 новгородцы на 70 судах проплыли мимо Устюга и плыли по югу дальше а от туда добравшись на волгу следовали вниз по ней. Потом вверх по камее где основали Хлынов.
 
Кикиморская гора – место где хотели возвести город но потом бревна каким то образом переместились в другое место. И это было принято как знамение. В труде криничной собраны все упоминания при выборе места и в этом труде указывает что подобные традиции восходят еще к языческим временам. Выбор определялся так пускали бревно по реке и там где прибивалось к берегу строилась церковь. Строй материалы запрягали новый жеребец и пускали его и где останавливался там строили город.
 В местах где останавливалась плывшая икона или где являлся образ строили церкви. Имело место христинизация обряда. Хотя он сам является довольно давним. Есть точка зрения краеведа тинского он объяснял это явление изменением русла реки вятки. Говорил о том что сначало был на кикиморской горе но потом русло реки менялось и город пришлось переносить. Низов говорит что большое влияние на уровень воды в вятке оказывает таяние снега дожди и грунтовые воды. Вечером и ночью того дня когда материалы заготовили прошел проливной дождь к утру уровень воды повысился и бревна были перенесены ниже по течению. Низов так же говорит о том что название горы имеет свое место и факт переноса связан с снежным человеком. С северной стороны города был выкопан ров для обороны города и по данным повести о стране вятской первоначальное кольцо укреплений образовали поставленные вплотную друг к другу срубы жилищ. Укрепление типа жилые стены. 
Имеется упоминание что после основания города была возведена обетная воздвиженская церковь. Название говорит по тому что она строилась в течении одного светового дня. Строилась в день чевствования и воздвижения честного и животворящего креста господня. На 27 сентября. По факту это и есть день основания города. Почему раньше не основали – ситуация на конец 12 века город определенный центр. Необходимость в нем когда население велико. Если город был основан бы в конце 12 века то нет упоминания о вятчанах столько лет. С 1264 по 1371 новгородские докончания упоминаются волости и упоминания о вятской волости нет. И дата основания 1374 год. В 1174 году ветлужскими черемисами на территории средней и верхней ветлуги с притоками было основано собственное княжество с центром в городе Хлынов. Он был в устье реки пысть – юг сейчас это пыщук. Упоминания есть в галицких и ветлужских летописцах. В конце 12-начале 13 века черемистский князь принял крещение а в городе построили церковь и это княжество просуществовало до конца 14 века. Прекратило существовать в результате эпидемий после которой оставшиеся убежали на юг. По другим данным разгромлено новгородцами в 1374 году.
 
Новгородские ушкуйники
Первая оценка им была дана еще в середине 19 века иваном беляевым и костомаровым. Походы новгородских ушкуйников во второй половине 14 века в поволжье и нижнее пиркамье совершались в целях захвата и разгробления богатых поволжских нижнекамских городов и торговых караванов
Черепнин – походы их средства реализации средств внешней политики Новгорода который рассматривал камский бассейн как зону своих интересов в основном реализовывалась через набеги на волго-камские торговые караваны и поселения. Новгородские власти несли ответственность за действия ушкуйников. С середины 14 века происходит усиление болгарской колонизации верхней Камы и бассейна средней вятки. В бассейне чепцы булгарами было основано самостоятельное татарское княжество. Чтобы приостановить колонизацию и ослабить ее производились походы на каму и нижнюю вятку. Вопрос о том кем же были они кто основал вятку важен. Или ушкуйники или новгородцы и основание города достаточно сложный шаг разбойники городов не основывали. Новгородцами в вятке основана церковь и церковь это Воздвиженская. Для ее освящения нужен специальный платок антиминс которым накрывают алтарь. Согласие на это должен дать епископ. Когда новгородцы выходят в поход значит надо для усиления колонизации надо основать поселение с церковью. Первый ушкуйнический поход был в 1380 году. после того как около тыс. воинов прибыло на вятку расклад сил изменился. Удмурты отходят на юго-восток от мест своего предшествующего проживания а марийцы на юг.
 
Как изначально назывался центр вятской земли.
Есть указание что Хлынов. В общерусских летописях вятка но не понятно в каком контексте. Либо река либо местность или город. Сейчас преобладает что первоначально назывался вятка а Хлынов к 15 веку. Версии происхождения названия вятка – возводит к наименованию удмуртского племени ватка. Ее придерживались Спицын и Зеленин. Здесь по законам языка подобная связь не прослеживается и скорее всего название происходит от реки вятка. Связывается с финно-угорским этнонимом вяда. Упоминается в слове о погибели русской земли. С этим связывал соболевский. Еще одна версия из славянских языков и связывают с основой вяд вят – мокрый влажный. Еще одна версия происхождение слова от балтского и вент. 
Понимается как большая река. Вят или вент – что обычно понимают либо большая либо большая. Общепринятой точки зрения нет. Хлынов – вештомов – происходит от крика птицы которая пролетала над городом. Еще одна версия – по реке хлыновица. Здесь обратный процесс название дано от города реке. Хлынов от халуй то есть мусор. Происхождение от русского слова хлын – в значении вор обманщик мошенник. По мнению ученых не имело отрицательного значения и принято было под набегами вятчан на соседние земли. В 15 веке слово не встречается как говорят ученые. И вопрос открытый.
 
История вятского края в конце 14 начале 15 века.
1379 год – зимний поход вятчан в арскую землю. Вятчане были разбиты поход был не удачный. В 1391 году тохтамыш послал царевича бектута в военный поход на вятскую землю. Татары опустошили почти весь вятский край взяли вятку сожгли его и увели в рабство много его жителей. В 1392 году вятчане соединившись с двинянами и устюжанами совершили ответный поход на территорию волжской Болгарии. Взяты города жукотин и кошан. Определенную роль в походе сыграл Стефан пермский. 
В этом же году посетил вятку василий дмитриевич великий князь. Ехал из золотой орды но традиционный путь был закрыт и поэтому ехал через вятку. На руюеже 14-15 веков вятская земля становится независимой от новгорода великого. После 1308 но до 1409 года. Есть упоминание о независимости в повести о стране вятской и арабский источник. К началу 15 века относится битва вятчан с устужанами в раздерихинском овраге борьба михаила осохина и никитина. Никитин и его сын был убит и по источникам будто бы погибло 9 тыс. устюжане проиграли. Отразилось в народных преданиях и было переосмыслено будто свои своих не признали. Отражение этого события нашло в празднике свистопляски хранились имена погибших. То есть борьба за власть на вятке имела довольно открытые формы.

 

Памятники археологии Вятскополянского района Кировской области

Одно из первых упоминаний о древних объектах на территории современного Вятскополянского района содержится в статье Худякова М.Г. Древности Малмыжского уезда. [В книге: Труды Вятской учёной архивной комиссии 1905-1917 г.г.: 1917 г. вып. 1-2]. Здесь, в частности, упоминается карстовая пещера у Вятских Полян, как возможный памятник каменного века. Медные рудники у Вятских Полян названы «чудскими копями».

В 1956–1957 гг. на территории района в составе южной части Кировской области начались разведочные исследования со стороны Марийской археологической экспедиции. Эти работы были частью масштабной программы изысканий на территории Марийской АССР и сопредельных районов Кировской и Горьковской областей. Основной целью экспедиции было выявление и первичное изучение археологических памятников для составления археологической карты Марийской АССР и сбора материалов по древней и средневековой истории региона.[Архипов Г.А., Халиков А.Х. Материалы к археологической карте Марийской АССР (по данным Марийской археологической экспедиции 1956-1959 гг.). – Йошкар-Ола, 1960.]

В 1956-1957 гг. на территории южных районов Кировской области работали также сотрудники Палеонтологического института Академии наук СССР.

В 1973 г. на базе исторического факультета Удмуртского государственного университета была создана Камско-Вятская археологическая экспедиция (КВАЭ), которая ставила своей целью в том числе и изучение археологических памятников бассейна р. Вятки. В 1975 году у д. Матанский Кордон разведочной группой КВАЭ под руководством Кабирова Р.Г. обнаружены селище Кордон, Сушинская-I стоянка и Сушинское-II поселение. [Голдина Р.Д. Основные итоги работ Камско-Вятской археологической экспедиции за 1973–1975 гг. // Материальная и духовная культура финно-угров Приуралья. – Ижевск, 1977.]

В 1977 г. разведгруппа КВАЭ под руководством Н.В. Шутовой обследовала Ново-Бурецкое поселение и Нижне-Шуньскую стоянку, а также обнаружила местонахождение керамики и кремня Слудка, отнесенное к приказанской культуре эпохи бронзы. [Голдина Р.Д., Черных Е.М. Итоги работ Камско-Вятской археологической экспедиции в 1976–1980 гг. // Новые источники по древней истории Приуралья. – Ижевск, 1985.]. В этом же году Л.А. Наговицын (ЛАИ УдГУ) обнаружил на левобережье Вятскополянского района 2 поселения эпохи бронзы («Лесная сторожка» и «Журавлиный мыс»). [Наговицын Л.А. Новые памятники эпохи камня и бронзы в бассейне р. Вятки // Материалы к ранней истории населения Удмуртии – Ижевск: 1978].

Более масштабные археологические изыскания на территории района развернулись в 1980-е гг. Вначале в 1981 г. разведгруппа КВАЭ под руководством Н.М. Алексеевой в ходе разведочных работ на территории Вятско-Полянского и Малмыжского районов Кировской области осмотрела Нижне-Шуньскую стоянку, а также обнаружила селище Слудка, отнесенное к эпохе бронзы. В 1983 г. разведгруппа КВАЭ под руководством Е.М. Черных обнаружила Изранское поселение эпохи поздней бронзы (конец II – начало I тыс. до н. э.) и Изранское местонахождение костей и зубов ископаемых животных. Культурный слой поселения на части площади был поврежден строителями газопровода Уренгой – Ужгород при прокладке шлейфа трубы для перекачки речной воды. Это вызвало необходимость скорейшего исследования памятника. В том же 1983 г. на поселении был заложен рекогносцировочный раскоп, а в 1984 г. выполнены раскопки на всей площади памятника совместно с отрядом КВАЭ под руководством Е.М. Черных и экспедицией Кировского краеведческого музея под руководством Л.А. Сенниковой. [Голдина Р.Д., Черных Е.М. Итоги работ Камско-Вятской археологической экспедиции в 1981–1985 гг. // Новые археологические исследования на территории Урала. – Ижевск, 1987.] [Черных Е.М. Жилища Изранского поселения эпохи поздней бронзы // Новые археологические памятники Камско-Вятского междуречья. – Ижевск, 1988.] [Макаров Л.Д. Русские археологические памятники в материалах Камско-Вятской археологической экспедиции Удмуртского университета: хроника исследований // Исследовательские традиции в археологии Прикамья. – Ижевск, 2002.]

В 1983 г. под руководством Е.М. Черных произведены раскопки на селище Слудка. Прежняя датировка памятника, согласно которой его относили к эпохе бронзы, была пересмотрена. Здесь был выявлен материал раннего железного века (I тыс. до н. э.), а также средневековой еманаевской культуры (VI–IX вв.). В частности, исследована хозяйственная яма, обнаружены фрагменты лепной керамики, различные изделия из железа, шлак и 3 кремневых отщепа. Кроме того, выявлена поздняя хозяйственная яма XVIII–XIX вв. с обломками кирпича и фрагментами гончарной керамики.

В этом же году Е.М. Черных обнаружено поселение Кордон, на котором были предприняты более масштабные раскопки в следующем 1984 году под руководством Н.А. Лещинской. В ходе изысканий выявлены материалы эпохи мезолита, представленные различными изделиями из кремня (пластины, отщепы, карандашевидные нуклеусы, разнообразные орудия), а также находки, отнесенные к буйской культуре эпохи бронзы (XV–IX вв. до н. э.). При этом в процессе исследования поселения обнаружены 23 погребения III–VI вв. н. э., оставленные представителями вятского локального варианта пьяноборской культурно-исторической общности – худяковской культуры (могильник "Кордон"). [Лещинская Н.А. Могильник у д. Кордон // Археологические открытия 1984 г. – М., 1986.] [Широбокова Н.Ф. Основные итоги исследований Камско-Вятской археологической экспедиции на разрушающихся памятниках // Исследовательские традиции в археологии Прикамья. – Ижевск, 2002.]

В 1985 г. разведгруппа КВАЭ под руководством Н.А. Лещинской обследовала еще несколько ранее известных памятников в Вятскополянском районе. В частности, были осмотрены Кулыгинское поселение, Каракульская стоянка и Каракульское городище. При этом на Кулыгинском поселении и на Каракульской стоянке выявлен культурный слой эпохи неолита, в то время как ранее Кулыгинское поселение считалось стоянкой носителей приказанской культуры, а Каракульская стоянка интерпретировалась как местонахождение кремня.

В 1991 г. палеолитический отряд Удмуртской археологической экспедиции УИИЯЛ УрО РАН обследовал местонахождение четвертичной фауны у д. Изран с целью обнаружить следы деятельности палеолитического человека.

Последние археологические исследования на территории района проведены в 2009 г. разведочной группой под руководством старшего лаборанта лаборатории археологических исследований ВятГГУ А.О. Кайсина. Целью была проверка состояния ранее известных памятников, определены их GPS-координаты. В обнажении правого берега реки Вятка был обнаружен новый памятник - Изранское местонахождение зооморфной фигурки.

 

Карта-схема археологических памятников Вятскополянского района Кировской области            

Условные обозначения:

При классификации археологических объектов выделены шесть временных отрезков: палеолит, каменный век, бронзовый век, ранний железный век, раннее средневековье, позднее средневековье. Если памятник содержит находки разных эпох, то он отнесён к тому отрезку, который более ранний. На карту-схему не нанесены палеонтологические памятники.

В приводимом ниже перечне описание памятников даётся по схеме, принятой при составлении каталогов археологических памятников: название и тип памятника (используются названия, которые указаны в отчётах и публикациях); временной период, к которому относится памятник; культурная принадлежность; кто и когда обнаружил объект; местонахождение памятника (с привязкой к населённому пункту и речной системе); что на нём обнаружено (описание самого памятника и остатков материальной культуры). Нумерация памятников в тексте соответствует нумерации, выполненной на карте, по территориально-гидрографическому признаку. Категория охраны обозначена для тех мест, которые включены в соответствующие реестры памятников истории и культуры: Р – объект культурного наследия регионального значения, Ф – объект культурного наследия федерального значения.

На карту археологических памятников Вятскополянского района нанесены также медные рудники позднего средневековья - исторического периода, который археология обычно не затрагивает: предметом этой науки традиционно считается историческое время до возникновения письменности. Рудники средневековья расположены в тех же местах, где обнаружены «чудские копи» медного века. Это подталкивает нас к изучению технологии добычи медной руды и медеплавильного производства, которая на территории Вятскополянского района (и на близлежащих территориях) могла существовать в разные исторические эпохи.

1. Палеонтологические находки на территории Вятскополянского района

К настоящему времени находки эпохи палеолита, связанные с деятельностью палеолитического человека, в бассейне р. Вятки не обнаружены, хотя целый ряд косвенных данных позволяет предполагать их наличие.

Самыми древними находками на территории Вятскополянского района, характеризующими растительный и животный мир палеолита, являются отпечатки плеченогих и моллюсков, рачков, рыб и насекомых, расположенные в толще известняков и мергелей казанского и татарского ярусов верхнепермских отложений. Костные остатки древних наземных млекопитающих обнаруживаются в геологических четвертичных отложениях.

Местонахождение "Дюм-Дюм"

В 1956 году сотрудники Палеонтологического института Академии наук СССР (Б.П. Вьюшков, Л.П. Татаринов и П.К. Чудинов) собрали створки улугкемиид в светлосерой и серой мергелистой глине (в отвалах заброшенного медного рудника) близ деревни Дюм-Дюм (она же Каракуль) Вятскополянского района Кировской области. Геологический возраст находок - казанский ярус (верхняя пермь). Вид моллюсков, обнаруженных здесь, нигде ранее не встречался (коллекция Палеонтологического института Академии наук, № 827). [Нестор Новожилов. Новые пермские и триасовые CONCHOSTRACA из Южной Белоруссии, Приуралья и Якутии // Материалы к "Основам палеонтологии" (Выпуск 3). / Татаринов Л.П., редактор. - М, 1959. - С. 86.]

Палеонтологические находки, экспонируемые в краеведческом уголке гимназии г. Вятские Поляны

 

Местонахождение «Красная осыпь»

Левый берег р. Вятки в 4 км от д. Каракульская пристань ниже по течению реки. На береговом обнажении неоднократно находили кости древних животных. Часть из них экспонируется в краеведческом музее Сосновской школы-гимназии. Другая часть хранится в фондах Вятскополянского исторического музея.

 

Местонахождение «Шемак»

В логу, 100 м восточнее бывшей д. Шемак, в поле найдена окаменевшая древесина. Экспонируется в краеведческом музее гимназии г. Вятские Поляны.

 

Изранское местонахождение

Правый берег р. Вятки в 200 м от с. Слудка вверх по течению реки. В 1996 году здесь найдены кости и зубы ископаемых животных. Экспонируются в краеведческом музее гимназии г. Вятские Поляны.

 

Местонахождение «Сосновка»

При строительстве Сосновской средней школы № 2 (ныне школа-гимназия) во время рытья котлована был найден бивень мамонта. Экспонируется в краеведческом музее Сосновской школы-гимназии.

 

Местонахождение «Нижние Шуни»

В каменном карьере д. Нижние Шуни на плитках известняка обнаружены отпечатки древних рыб. Это свидетельствует о том, что 280 млн. лет назад территория района находилась на дне древнего Казанского моря.

 

Местонахождение «Нурминка»

В каменном карьере п. Нурминка в 2006 году обнаружены остатки древнего животного. Находка передана в краеведческий музей п. Кукмор республики Татарстан.

 

Местонахождение «Каракульская пристань»

На левом берегу р. Вятки в 2007 году найдены остатки скелета мамонта.

 

2. Стоянки, поселения и находки каменного века

Наиболее древние археологические памятники, найденные на территории Кировской области, относятся к мезолиту. Большинство находок, относящихся к этому времени, составляют орудия из кремня: скребки, отщепы, ножевидные пластины, микролиты-вкладыши для стрел. В эпоху мезолита (среднекаменная эпоха) охотники вели бродячий образ жизни. Стоянки этого времени на территории Вятскополянского района расположены в основном по берегам реки Вятки и её крупных притоков, в местах, удобных для охоты. Например, Сушинская стоянка расположена у места, где часто переправляются через Вятку группы лосей, возможно, повинуясь какому-то глубокому инстинкту: здесь проходит издревле их маршрут миграции.

В эпоху неолита люди стали вести оседлый образ жизни, так как большую роль стало играть рыболовство и собирательство. Жилища этого времени представляют полуземлянки, над которыми устраивалось каркасное перекрытие. Косвенно об этом говорит и топонимика. Название удмуртской деревни Омга в Вятскополянском районе является древним родовым воршудным именем и является, по одной из версий, производным от удмуртских слов ом (рот) + гу (яма), то есть буквально – «большой род, который устраивает жилища-землянки в форме рта».

[14][P] Сушинская-I стоянка (эпоха камня(VIII–III тыс. до н.э.))

Обнаружена Р.Г. Кабировым в результате разведки 1975 г.

В 300 м к северу от села Суши, над левым берегом р. Вятки.

В 2009 г. Кайсиным А.О. на территории в 70 кв. м. было собрано с поверхности памятника несколько кремневых орудий: отщеп с нерегулярной ретушью по краю и с подтеской на брюшке, неудачный нуклеус и заготовка под микропластину.

[15][Р] Сушинское-II поселение (эпоха камня (VIII–III тыс. до н.э.); ранний железный век: худяковская культура (III в. до н.э. – V в. н.э.))

Обнаружено Р.Г. Кабировым в 1975 г.

В 200 м к северу от села Суши, левый берег р. Вятки.

  [2][Ф] Ново-Бурецкое поселение (мезолит (VIII–VI тыс. до н. э.); эпоха бронзы: приказанская культура (XVI–IX вв. до н. э.))

В 600 м к северо-востоку от с. Новый Бурец, устье р. Бурец, правого притока р. Вятки. Поселение было расположено на краю надлуговой террасы. Высота террасы 7 м. Площадь памятника 6000 кв. м. и его поверхность распахивается. Мощность культурного слоя 30 см.

В 1956 году Марийская археологическая экспедиция обнаружила здесь фрагменты керамики приказанского типа.

В 1959 году исследовалась В.Е. Стояновым.

В 1977 году стоянка была осмотрена разведгруппой КВАЭ под руководством Н.В. Шутовой. C поверхности собраны: наконечник стрелы постсвидерского типа, концевой скребок, скобель, 2 резца, нуклевидный обломок, пластина и 9 отщепов.

[7] Каракульская стоянка (Неолит (V–III тыс. до н. э.).

В 500 м к северо-западу от д. Каракули, правый берег р. Вятки.

Обнаружена Марийской археологической экспедицией в 1956 г. как местонахождение кремня (найден кремнёвый скребок). В 1985 г. обследована Н.А. Лещинской и интерпретирована как стоянка.

[17] Пещера карстово-эрозионного происхождения у д. Мухино

Пещера, вход в которую частично обвалился, расположена на правом берегу р. Вятки, в 1 км к северу от ж/д моста через р. Вятку. Использовалась ли пещера как жилище древнего человека, неизвестно, однако, в более позднее время, по преданиям, здесь некоторое время скрывались местные крестьяне от напастей Гражданской войны (1918-1919 г.г.).

[20] Пеньковское местонахождение кремня

Местонахождение обнаружено Марийской археологической экспедицией в 1956 г.

На пашне у юго-восточной окраины деревни Пеньки найдена ножевидная кремнёвая пластина.

[21][P] Кулыгинская стоянка (II тыс. до н.э. Неолит (V–III тыс. до н. э.); эпоха бронзы: приказанская культура (XVI–IX вв. до н. э.))

Поселение открыто Марийской археологической экспедицией в 1956 г. В 1985 г. обследовано Н.А. Лещинской.

В 700 – 800 м к северу-северо-востоку от деревни Кулыги. Правый берег р. Вятки. Культурный слой толщиной 20-25 см. Площадь 2250 кв. м. Найдены фрагменты лепной неолитической и приказанской керамики, а также изделия из кремня (10 отщепов, нуклеус, 2 скобеля).

Состояние памятника осмотрено в 2009 г. А.О. Кайсиным. В обнажениях найдено 5 фрагментов неолитической керамики второй половины II тыс. до н.э. и 1 фрагмент днища поздней гончарной керамики XIX века.

[23] Нижне-Шуньское местонахождение кремня (Эпоха камня (VIII–III тыс. до н. э.))

В 1000 м к северу от Нижних Шуней у р. Шунки, правый приток р. Вятки, с площади 10х10 м Марийской археологической экспедицией в 1956 г. собран подъёмный материал в виде кремнёвых отщепов и скребка.

 

3. Стоянки и поселения бронзового века

В эту эпоху люди ещё продолжают использовать каменные и костяные орудия, однако, навыки их обработки уже заметно утрачены, т.к. под влиянием южных племён постепенно появляются орудия из меди и бронзы. Возможно, на территории района в это время распространяется и металлургия: выплавка меди из местного сырья. Об этом свидетельствуют находки медных и бронзовых изделий, кусочков шлака. Об этом же свидетельствуют древние рудники - «копи».

Появляются дома вместо шалашей-землянок. Наряду с охотой и рыболовством распространяются земледелие и скотоводство: об этом говорят находки костей домашних животных на Изранском поселении. Под влиянием соседних племён совершенствуется технология изготовления глиняной керамической посуды. Особенностью керамики этого времени является наличие на ней разнообразного орнамента, что свидетельствует о знаковости мышления людей. Вещи и предметы воспринимались как знаки, образы, отражающие окружающий мир.

[24][Ф] Нижне-Шуньская стоянка (II тыс. до н.э., эпоха бронзы: приказанская культура (XVI–IX вв. до н. э.))

Памятник обнаружен в 1956 году Марийской археологической экспедицией. В 1977 году стоянка была осмотрена разведгруппой КВАЭ под руководством Н.В. Шутовой. В 1981 г. обследована Н.М. Алексеевой.

Стоянка расположена на выступе террасы правого берега р. Вятки, высотой 15 м, в 600 м к северо-востоку от Нижних Шуней, устье р. Шунки. Найдены 4 кремнёвых изделия, фрагменты лепной керамики приказанского типа. Культурный слой памятника площадью 14000 кв.м, в значительной степени разрушен из-за распахивания. Мощность его достигает 20 см и представляет собой светло-серую супесь.

[13] Изранское поселение (эпоха бронзы: буйская культура (конец II – начало I тыс. до н. э.); средневековье (X – сер. XIII вв.))

Расположено на 5-метровом дюнообразном всхолмлении правого берега р. Вятки в 800 м к северо-востоку от д. Луговой Изран, затон Занога.

Культурный слой древнего поселения был частично обнажён в 1983 году строителями газопровода Уренгой-Ужгород при прокладке шлейфа трубы для перекачки речной воды. Раскопки произведены в 1984 году (Черных Е.М. и Сенникова Л.А.).

 

 

Памятники археологии Слободского района Кировской области
В Слободском районе
находятся 59 памятников археологии, 2 из них – федерального значения.

Самые древние находки датируются каменным веком VIII – III тысячи лет до нашей эры.

Скоковское селище. Позднее русское средневековье (XVI – XVII вв.), д. Скоковы Денисовского сельского поселения, левый берег р. Крутец, левого притока р. Спировки. Найдена гончарная керамика, фрагмент железного изделия и стекла.

Белорыбцы, поселение. Эпоха камня (VIII – III тыс. до н. э.); средневековье (IX – XVI вв.), д. Белорыбцы Ильинского сельского поселения, правый берег р. Белой Холуницы, левого притока р. Вятки.

Ильинское-I поселение. Неолит (V – III тыс. до н. э.); позднее русское средневековье (XVI – XVIII вв.), с. Ильинское, левый берег р. Белой Холуницы. Найдены фрагменты железных изделий и гончарная керамика.

Ильинское-II поселение. Неолит (V – III тыс. до н. э.); позднее русское средневековье (XVI – XVIII вв.), с. Ильинское.

Ильинское-III селище. Позднее русское средневековье (XVI – XVII вв.), с. Ильинское.

Ильинский могильник.

Позднее русское средневековье (XVII – XIX вв.), c. Ильинское, левый берег р. Белой Холуницы. Обнаружено 4 погребения по православному обряду.

Харенковское местонахождение кремния. Эпоха камня (VIII – III тыс. до н.э.) д. Харенки Ильинского сельского поселения, правый берег реки Белой Холуницы.

Яговкинское селище. Средневековье (IX – XVI вв.), д. Яговкино Ильинского сельского поселения, левый берег ручья, правого притока р. Белой Холуницы

Каринское городище с. Карино, левый берег безымянного ручья.

Нижнекаринское селище.

Средневековье (IX – XVI вв.), д. Нижнее Карино.

В полуверсте от Верхнего Карино на южном берегу оврага есть возвышение, которое каринцы называют «Кала-тау» – гора-город. Непосредственно за Кала-тау на восток земля называется Берьслан. Жили здесь бесермяне – ирано-тюркский народ, расселившийся из прикаспийских областей вверх по Волге. Спасаясь от татаро-монголов, бесермяне попали в здешние глухие леса, где основали свое городище. Через дорогу, по традиции, устроили погост Мазар-Зиярат. Дорога эта сохранилась и сегодня. А вот народности этой уже нет, она растворилась среди татар и удмуртов. Народ был грамотен, имел самобытную культуру, письменность на основе арабского алфавита. 

На кладбище Мазар-Зиярат в селе Карино недалеко друг от друга высятся два надмогильных метровой высоты одинаковых по форме камня, покрытых древними письменами. В 1960 году казанский ученый Г. В. Юсупов перевел текст эпитафий. Одна из расшифрованных надписей на камнях повествует о кончине женщины по имени Алия в 1504 году современного летоисчисления, другая – мужчины в 1522-м. 

«Для смерти радость настала – наша радость ушла.

Как будто коварным соколом улетела, не найдется желанный наш.

Огорчениями оборвал надежды ушедший, даже в печали своей утопая, ушел.

О, юноша, душа моя не радуется, опечаленный ушедший, о, юноша, отними душу мою».

Кладбищенские камни в селе Карино – носители тюркско-иранского языка и свидетели высокоразвитой культуры народа, 500 лет назад жившего на каринской земле.

Бахаревское местонахождение кремня.

Эпоха камня (VIII – III тыс. до н. э.), бывшая д. Бахарево Ленинского сельского поселения, правый берег р. Вятки.

Известковый завод, стоянка – памятник федерального значения. Стоянка «Известковый завод I-II», эпоха мезолита (VIII – VI тыс. до н. э.), д. Чирки Ленинского сельского поселения, д. Чирковский Завод.

 

Маленниковское местонахождение кремня.

Эпоха камня (VIII – III тыс. до н. э.), бывшая д. Маленники, бывшая д. Бахарево Ленинского сельского поселения, правый берег р. Вятки.

Мокины-I, стоянка – памятник регионального значения (VII – III тыс. до н. э.) Эпоха камня (VIII – III тыс. до н. э.), д. Мокины, д. Чирки Ленинского сельского поселения. Найдено 25 экземпляров кремневых изделий: скребок, обломок каменного орудия, отщепы и сколы.

Мокины-II, стоянка – памятник регионального значения (VII – III тыс. до и. э.) Эпоха камня (VIII – III тыс. до н. э.). д. Мокины, д. Чирки Ленинского сельского поселения, правый берег р. Вятки.

Мокины-III, поселение. Мезолит (VIII – VI тыс. до н. э.); позднее русское средневековье (XVI – XIX вв.) д. Мокины, д. Чирки Ленинского сельского поселения, правый берег р. Вятки.

Монастырек-I, стоянка – памятник регионального значения (VIII – III тыс. до н. э.) Эпоха камня (VIII – III тыс. до н. э.), бывшие д. Монастырек, д. Мокины Ленинского сельского поселения. Находки представлены кремневыми отщепами и сколами.

Монастырек-II, стоянка – памятник регионального значения (VIII – III тыс. до н. э.) Мезолит (VIII-VI тыс. до н. э.). бывшая д. Монастырек.

Монастырек-III, стоянка – памятник регионального значения (VII – III тыс. до н. э.) Эпоха камня (VIII – III тыс. до и. э.), бывшая д. Монастырек, д. Чирки Ленинского сельского поселения.

Монастырек-IV, стоянка – памятник регионального значения (VII – III тыс. до н. э.) Эпоха камня (VIII—III тыс. до н. э.) бывшая д. Монастырек, д. Чирки Ленинского сельского поселения.

Чирки-I, кремнеобрабатывающая мастерская – памятник федерального значения. Эпоха мезолита. (VIII – I тыс. до н. э.) д. Чирки Ленинского сельского поселения, правый берег р. Вятки.

Чирки-II, кремнеобрабатывающая мастерская. Мезолит (VIII – VI тыс. до н. э.) д. Чирки Ленинского сельского поселения.

Чирки-I, стоянка. Мезолит (VIII – VI тыс. до н. э.) д. Чирки Ленинского сельского поселения.

Чирки-II, стоянка. Мезолит (VIII – VI тыс. до н. э.)

Чирки-III, стоянка. Неолит (V – III тыс. до н.э.)

 

Зяблицкое-I селище.

Позднее русское средневековье (XVI – XVII вв.) д. Зяблицы Стуловского сельского поселения, левый берег безымянного ручья, правого притока р. Никулинки. Найдены фрагменты позднесредневековой гончарной керамики с примесью песка в тесте.

Зяблицкое-П селище.

Позднее русское средневековье (XVI – XVIII вв.) д. Зяблицы Стуловского сельского поселения, левый берег безымянного ручья, правого притока р. Никулинки

Родионовское селище.

Русское средневековье (XIV – XVIII вв.) бывшая д. Родионовская Стуловского сельского поселения. Обнаружено несколько хозяйственных ям, глинобитная печь из белой глины.

Родионовский могильник. Средневековье (XII – XIV вв.) бывшая д. Родионовская Стуловского сельского поселения. Найдены три человеческих черепа, железный обоюдоострый меч, железное копье и несколько медных украшений.

Бережановское местонахождение кремня. Эпоха камня (VIII – III тыс. до н. э.) д. Бережане Шестаковского сельского поселения, д. Пушкари, правый берег р. Вятки.

Калининцы, местонахождение кремня.

Эпоха камня (VIII – III тыс. до н. э.). бывшая д. Калининцы Шестаковского сельского поселения, правый берег р. Вятки.

Летский Рейд, местонахождение кремня.

Эпоха камня (VIII – III тыс. до п. э.), п. Летский Рейд Шестаковского сельского поселения, правый берег р. Вятки.

Мишкино, селище. Средневековье (IX – XVI вв.). д. Мишкино Шестаковского сельского поселения, левый берег р. Исаковицы. Находки представлены фрагментами позднесредневековой гончарной посуды с примесью мелкого песка в тесте и прямоугольной бронзовой накладкой.

Трошинцы, местонахождение кремня.

Эпоха камня (VIII – III тыс. до н. э.) бывшая д. Трошинцы, с. Шестаково, правый берег р. Вятки.

Шестаковское городище – памятник регионального значения.

Шестаковский кремль, XVI – XVI вв.; городище «Увал», XVI в. Позднее русское средневековье (XIV – XVI вв.) с. Шестаково, правый берег р. Вятки. Обнаружено наличие остатков валов и рвов, шедших с юго-восточной стороны Шестаковского кремля от берега реки Вятки, а также следов древних зданий, находящихся в кремле на берегу реки. Было найдено 14 фрагментов керамики хорошего обжига.

Шестаковская стоянка. Эпоха камня (VIII – III ты с. до н. э.), с. Шестаково.

Шестаковское местонахождение кремня. Эпоха камня (VIII – III тыс. до н. э.), с. Шестаково.

Бабичи, местонахождение кремня. Эпоха камня (VIII – III тыс. до н. э.), д. Бабичи Шиховского сельского поселения, правый берег р. Вятки.

Концовское поселение.

Эпоха камня (VIII – III тыс. до н. э.); позднее средневековье: русское (XVII – XVIII вв.),

д. Конец Шиховского сельского поселения, правый берег р. Вятки. Находки представлены изделиями из кремня и фрагментами позднесредневековой гончарной керамики.

Концовский могильник – памятник регионального значения.

30 погребений VI – VIII вв. Раннее средневековье: еманаевская культура (VI – VIII вв.), д. Конец Шиховского сельского поселения, правый берег р. Вятки.

Кузнецовское поселение – памятник регионального значения.

Кузнецовское селище (VII – III тыс. до н. э., IX – XVI вв.) Эпоха камня (VIII – III тыс. до н. э.); средневековье (IX – XVI вв.), д. Кузнецы Шиховского сельского поселения, правый берег р. Вятки.

Кузнецы, местонахождение керамики и кремня.

Эпоха камня (VIII – III тыс. до н. э.); средневековье (V—XVI вв.); бывшая д. Кузнецы Шиховского сельского поселения, правый берег р. Вятки.

Никулинский завод, местонахождение кремня.

Мезолит (VIII VI тыс. до н. э.) бывшая д. Никулинский завод Шиховского сельского поселения.

Никульчинское городище – памятник регионального значения.

Городище «Никулицкое», (XIII – XV вв.) Ранний железный век: ананьинская культурно-историческая общность (V—III вв. до н. э.), худяковская археологическая культура (III в. до н. э. – V в. н. э.); средневековье: еманаевская археологическая культура (VI – IX вв.), русское (XII – XIX вв.) с. Никульчино Шиховского сельского поселения, правый берег р. Вятки. Обнаружено большое количество находок древнерусского периода, в том числе оружие и предметы военного снаряжения (шпоры, стремена, наконечники стрел и т. д.), а также остатки жилых и хозяйственных построек XIII – XV вв.

Никульчинское-I поселение – памятник регионального значения (IX – XVI вв.) Эпоха бронзы (конец II – нач. I тыс. до н. э.), с. Никульчино Шиховского сельского поселения.

Никульчинское-II поселение.

Эпоха камня (VIII – III тыс. до н. э.); энеолит (конец III – середина II тыс. до н. э.); средневековье: еманаевская археологическая культура (VI – IX вв.), кочергинская археологическая культура (Х – ХШ вв.), русское (XII – XVII вв.) с. Никульчино.

Никульчинское-III поселение.

Эпоха камня (VIII – III тыс. до н. э.); средневековье (V-ХVI вв.) с. Никульчино Шиховского сельского поселения.

Семенихинская стоянка.

Эпоха камня (VIII – III тыс. до н. э.) д. Семенихины Шиховского сельского поселения. Обнаружено 10 кремневых изделий.

Сунцовское местонахождение кремня.

Эпоха камня (VIII – III тыс. до н. э.) д. Сунцовы, д. Навалихины Шиховского сельского поселения.

 

 
______________________________________________________________________________________________
ИСТОЧНИК ИНФОРМАЦИИ И ФОТО:
Команда Кочующие
Макаров Л. Д. Русские поселенцы на берегах Вятки (По данным археологических исследований) // Энциклопедия земли Вятской. Т. 4. История. Киров, 1995. С. 80-81.
Серкин С. П. Тайны земли Вятской. Киров, 2008.
Памятники археологии Вятского края.
Коршунков В. А. Братья-богатыри и их сокровища: предание о Спасо-Подчуршинском городище // Герценка: Вятские записки. Вып. 19.
Амосова С. Н. Легенды и обряды // Герценка: Вятские записки. Вып. 3.
Рублев А. Клад заколдованный // Вятский край. 17 августа 2005.
 О промышленной деятельности крестьян Слободского уезда // ВГВ. 1861. № 31, ч. неофиц. С. 258–259 (Отд. 2) ; № 32. С. 263–264. 
 О курганах и древних памятниках в Вятской губернии // ВГВ. 1838. № 25, ч. неофиц. (Прибавл. к № 49). С. 127.
 Вятские вотяки // ВГВ. 1861. № 10, ч. неофиц. С. 91–94 (Отд. 2) ; № 11. С. 101–103 (Отд. 2) ; № 12, ч. неофиц. С. 107–109 (Отд. 2) ; № 13, ч. неофиц. С. 113–114 (Отд. 2) ; № 14, ч. неофиц. С. 119–120 (Отд. 2) ; 
Местные известия: Вятка, 20, 21 и 22 мая 1861 года // Там же. № 21. С. 170. 
 Черемисские игрища // Там же. № 20. С. 161–163 ; Тептери Елабужского уезда // Там же. № 21. С. 168–170 ; № 22. С. 177–179 ; № 23. С. 183–184 ; № 24. С. 190–191.
Достопримечательности Кировской области
Макаров Л. Д. Русские поселенцы на берегах Вятки (По данным археологических исследований) // Энциклопедия земли Вятской. Т. 4. История. Киров, 1995. С. 86-87.
Макаров Л. Д. Археологические памятники Вятской земли XII—XV вв.
 

 

ВложениеРазмер
po-chudskim-sledam-2.jpg343.92 КБ
vyatskij-kreml-spasti-i-sokhranit_07.jpg100.47 КБ

Комментарии

аватар: Кэп

Могильник Атамановы Кости

Могильник Атамановы Кости 2 находится на берегу р. Вятки близ г. Малмыжа, в поле с. Марийский Малмыж. Могильник был открыт в 1877 г. и в первый раз раскопан в 1881 г., а в 1884 г. его вторично исследовал П. А. Пономарев.

Позднее С. К. Кузнецов открыл здесь же одно, повидимому мужское, погребение. Костяк человека лежал на глубине 1 м, вытянуто на спине, головой на юг; рядом с ним находился костяк лошади, лежавшей также головой к югу. При погребении найдены: железная пластинка, железная пряжка, ножи, шило и бронзовая подвеска в виде конька (табл. XVII, рис. 2).

Материал этой коллекции состой! из вещей, полученных из раскопок и приобретенных путем покупки. К сожалению, он весьма немногочислен и перемешан так, что невозможно выделить отдельные комплексы. С. К. Кузнецовым доставлены: крупная эполетообразная застежка позднего типа с овальным умбоном, две нагрудные и три поясные пряжки. Одна нагрудная пряжка представляет собой пластинчатое кольцо со спиральными завитками на конце и с железной иглой; другая, более сложная, богато орнаментирована.

Могильник относится к той же эпохе, что и Воробьевский, так как не имеет вещей гото-сарматского стиля, характерных для IV—V вв. н. э., и по материалу напоминает инвентарь Кошибеевского могильника. Вероятная дата могильника Атамановы Кости — II—III вв. н. э.

"Атамановы кости"
В Малмыжском районе сейчас существует место, которое носит название Могильник "Атамановы кости". Ранее, в далеком прошлом, здесь проживала банда разбойником во главе с атаманом. Они промышляли разбоем, грабежами и убийствами. Когда атаман шайки погиб, разбойники похоронили его вместе со всеми сокровищами: золотом и серебром. Даже сейчас жители Малмыжского района находят в земле кости и различные украшения.

Отправить комментарий

Фотографии на сайте размещены в качестве научного, информационного, учебного и культурного материала без цели извлечения прибыли.

Контактная информация:

Капитан команды Кочующих (он же главный по сайту):
Хафизов Ахат - Hafizow@yandex.ru

Продвижение сайта в интернете:

Лоцман команды Кочующих
Бортяков Андрей - abortyakov@yandex.ru