Клады Брянской области

Одна из наиболее интересных в отношении монетных кладов западных областей России — Брянщина.
 Прежде всего, это связано с тем, что в средние века под Брянском двести лет шумела знаменитая Свенская ярмарка. 
Торговые связи Руси с Польшей, Литвой, Чехией, Венгрией, Германией активно шли именно через нее.
  Брянская область — регион, который по праву считается раем для археологов, хранит немало тайн и загадок. Чего только не находили жители региона буквально у себя в огороде. Между тем местные легенды гласят, что самые богатые клады не найдены и все самое интересное — еще впереди. 

 

 


Брянская область — один из самых интересных в археологическом плане регионов страны. Ученые по праву называют ее палеолитической Меккой — история становления человечества здесь прослеживается практически без хронологических разрывов. Богат регион и в отношении монетных кладов, поскольку тор­говые связи Руси с Польшей, Литвой, Германией, Чехией и Венгрией активно шли именно через Брянщину. Кроме того, у стен Свенского монастыря в селе Супонево ежегодно с XVI века проводилась Свенская ярмарка, которая собирала огромное количество торговцев и покупателей. Она существовала до 1911 года.
Тем не менее, несмотря на такие благодатные условия, широкого увлечения кладоискательством в регионе нет. В партизанском крае больше распространено поисковое движение, связанное с историей Великой Отечественной войны. Акция «Вахта памяти» проводится в Брянской области с 2007 года. Только в этом году в рамках вахты поисковики отыскали и перезахоронили останки 190 советских солдат, погибших при прорыве обороны фашистов в конце августа 1943 года, когда наши войска в результате стремительного наступления в течение трех недель освободили всю Брянскую область.
 
7 июня 2011 года при производстве строительных работ по возведению пристройки к административному зданию УФССП России по Брянской области был обнаружен набор монет, аккуратно упакованных в небольшой металлический колокольчик. Фото: Янск.Ру
 
Тем не менее клады то и дело обнаруживаются в регионе. По словам заместителя директора Брянского краеведческого музея Владимира Алексеева, в советские времена в музей поступало по 2-3 клада в год. Но вероятно, что около трети из реально найденных кладов не были сданы властям и были распроданы по частным нумизматическим коллекциям.
Некоторые из них всё же попадали в музеи. Так, по информации Алексеева, в прошлом году краеведческий музей получил один из таких уникальных кладов — глиняный горшок, буквально набитый женскими украшениями. Находку датировали VIII-IX веком. В горшке были обнаружены бубенцы, серьги, подвески и множество бус из «мертвого жемчуга».
Найден он был в Севском районе Брянской области при распахивании поля. Чаще всего клады именно так и обнаруживаются, а вовсе не при помощи металлоискателя. Можно предположить, что клад был зарыт женщиной, которая принадлежала к верхушке общества: подобные украшения в те времена были весьма дорогостоящими.
 


По словам краеведа, большинство брянских легенд о кладах, собственно, как и по всей России, связано с именем разбойника Кудеяра.
Это так называемый собирательный образ, в него объединились все разбойники, орудовавшие по всей стране. Он якобы грабил богатых и закапывал сокровища. Считается, что и в Брянской области тоже мог быть такой клад.
 
 Одна из легенд говорит о Чашином Кургане — месте исторического основания города Брянска в 985-м году. Вторая гласит о том, что клад Кудеяра закопан где-то в районе Хотылево.
Когда мы копали в Хотылево палеолитическую стоянку с Заверняевым (выдающимся брянским археологом, установившим более чем 1000-летний возраст Брянска), люди, которые не знали, что ведутся археологические изыскания, подходили к нам и говорили: «Вы Кудеярово золото ищете?».
 
Клад Кудеяра ищут по всей России.
С именем Кудеяра связывают и имя брянского генерал-майора Михаила Бахтина, жившего в XVIII веке. Род Бахтиных, из которого он вышел, очень древний. Бытует легенда о том, что Бахтины завладели сокровищами Кудеяра. Клады разбойника якобы находились недалеко от деревни Барышье. По легенде, разбойники еще во времена Ивана Грозного напали на одного из предков Бахтина. Тот собрал дружину, разгромил банду и завладел ее сокровищами.
Поговаривают также, что храм в честь Рождества пресвятой Богородицы, расположенный в нынешнем парке им. А.К. Толстого в Брянске, был построен купцом Бабаевым на деньги, которые он получил, обнаружив клад.
Еще одна популярная легенда о кладах связана с семьей промышленников Мальцовых, которые в 1970 году выстроили завод по производству хрусталя в основанном ими же городе Дятьково. Город, выросший вокруг завода, стал «столицей их хрустальной империи». Богатый, красивый, с усадьбами и парками, прудом и фонтанами, с мощеными улицами, домами для рабочих и школами для их детей. Помимо некоторых сохранившихся до настоящего времени строений «хрустальной империи», в городе живет и легенда о некоем кладе, который якобы был создан Мальцовыми и до сей поры не найден.
По поводу легенд ничего не могу сказать, а искать тут можно всё что угодно: От каменного века до ВОВ. А вообще, мой вам совет: попробуйте сами и тогда поймете, в чем главный интерес этого хобби. А главное, может быть именно вам и повезет найти этот легендарный клад, лично я в Дятьковском районе пока еще не копал, но планирую. Хотя мне этот клад точно не попадется, т.к. я в самом поселении копать не стану, а он наверняка у кого-нибудь на огороде зарыт. Сам я этим кладом не интересовался. Но для определения перспективности поиска конкретного клада достаточно изучить историю непосредственно самого владельца клада. А семейка Мальцевых была очень даже удачливой в бизнесе и имела большое уважение у московской и питерской знати. И если клад их, действительно, есть, и его до сих пор не нашли, то могу сказать лишь одно — счастлив будет тот, кто его обретет. Хотя… территория поиска не маленькая: 120/80 километров.
 
 
Краевед И.М.Полозов зафиксировал известные ему монетные клады, найденные в Брянской области в 1944—
1962 годах10. Картина складывается очень любопытная. Не менее чем состав клада интересна и его судьба. Думается, что картина найденных кладов по России в середине XX века была именно такова.
Из 54 монетных кладов, ставших известными сотрудникам областного музея, треть в музеи не поступила. Вероятно, реально найденных монетных кладов, не сданных властям, было значительно больше половины. В смутные времена число кладов росло, в спокойные — уменьшалось. Так, в семи кладах из 54 есть монеты Ивана Грозного. Между тем в найденных кладах — в наличии монеты всех русских царей и многих великих князей. То есть клады прятали во все времена. Медные, серебряные и золотые монеты из кладов попадали в руки людям, как правило, случайно.
 
Характерно сравнительно большое число кладов с золотыми монетами эпохи Николая II. Революция и гражданская война были воистину кладоносны. Как правило, оставляли их противники и нелюбители Советской власти. Так, в поселке Клетня в 1953 году рабочие-строители при разборе старого дома нашли в металлической коробке вместе с револьвером четыре золотых дссятирублевика Николая II весом 36 граммов. Клад передали в районное отделение Госбанка, надо полагать, кроме револьвера.
 
Не всегда золотые клады так малы. В небольшом городе Севске в 1957 году при разборке одного из старых зданий и копке на его месте котлована найдены золотые пяти- и десятирублевики эпохи Николая II общим весом около 4 кг11. Часть клада поступила в Госбанк. .Остальное, видимо, поделили меж собой нашедшие клад рабочие и хорошенько спрятали.
 
Ведь по советскому законодательству того времени находчику клада выплачивалось 25% его стоимости. Вдобавок по оценке госструктур это была не стоимость антикварная или нумизматическая, а стоимость золотого лома по весу., что сильно занижало реальную цену клада.
Интересно, что клады XVI—XVI!! веков довольно часто находили в глиняных кубышках. Кубышки порой делались довольно большими — на серьезное число монет. Так, в городе Дятькове во дворе дома при рытье траншеи найден на глубине одного метра в кубышке клад серебряных копеек времени Ивана Грозного в количестве 2755 штук весом 1850 граммов. Такой моноклад — редкость.
Обычно в кладе имеются монеты нескольких смежных царствований. Так, в 1957 году во время пахоты в селе Безгодково нашли в кубышке 468 серебряных копеек весом 221 грамм времен царствования Ивана Грозного, Федора Ивановича, Владислава Сигизмундовича, Василия Шуйского, Михаила Федоровича и Алексея Михайловича. Клады в древности чаще всего копили долго.
  


В кубышке же в 1958 году жительница села Прыща нашла на своей усадьбе клад серебряных полуполтин времен Елизаветы Петровны и Екатерины II в количестве 147 штук.
Некоторые монетные клады XVIII века находили в кожаных кошелях. Так, в том же 1958 году на берегу реки Ресеты у города Карачева рыбаки во время копки червей нашли в кожаном мешке 49 серебряных рублей первой половины XVIII века. Поделили их между собой и в музей не сдали ничего.
В мешочках иногда находили монеты и гораздо более древнего времени. В 1959 году в деревне Нижние Новоселки местным жителем при копке огорода найдены в истлевшем мешочке арабские дирхемы начала IX века в ко­личестве 124 штук и весом 183 грамма.
 
Обычно клады находили на глубине не более одного метра в земле. Рытье траншей, ям под столбы изгороди встречается не так часто, как копка огорода и другие мелкие дела в домашнем хозяйстве.
Судя по всему, монетные клады в кубышках постепенно всплывали ближе к поверхности земли. Иначе трудно объяснить появление кладов на огородах, где землю и до этого вскапывали десятилетиями.
 
А в селе Хвощевка, например, в 1961 году гончарная кубышка с серебряными копейками царя Михаила Федоровича была найдена колхозницей во время прополки поля сахарной свеклы на глубине 10—15 см в земле.
Нередко находили огромные клады медных монет. Особенно характерно это для XVIII века. В той же Хвощевке 25 сентября 1962 года местным жителем при копке ямы на своем огороде на глубине 40 см был найден очень большой клад медных монет — пятаков эпохи Екатерины II. Клад находился в круглой ямс, дно и края которой были обложены берестой. Всего там лежало 2961 монета весом 148 кг.
 
Довольно часто такие массивные медно-монешые клады сдавались находчиками в государственные пункты приема цветных металлов, находившиеся тогда в каждом райцентре. 6 пудов медных монет Екатерины II нашли в 1956 году при рытье погреба, 3 пуда в 1946 году в городе Клинцы. Есть и менее весомые находки меди XIX — начала XX века.
Случается, медная монета является большим раритетом, чем серебряная. Правда, очень редко. Весной 1954 года воспитатель Митьковского детдома А.В.Мацуев, изучая историю родного края, раскопал два распаханных кургана вблизи своего села. Вместе с бронзовыми погребальными украшениями (бубенчиками, гривнами, браслетами) он нашел в могильнике 12 арабских монет. Кроме довольно обычных серебряных дирхемов второй половины X века он обнаружил пять медных монет того же периода, отче­каненных в Бухаре и Фергане.
 
До митьковской находки лишь один раз на Руси удалось обнаружить клад медных арабских монет (под Киевом в 1845 году). Так что, в отличие от серебра, найденные фелсы — большой раритет, ценный для науки. Для кол­лекционеров же и кладоискателей в силе, увы, старое нумизматическое правило. Даже уникальная медная монета, как правило, не стоит дороже редкой серебряной монеты. А уникальная серебряная монета не столь дорога, как просто редкая золотая. Впрочем, суперредкости из меди на ну­мизматических аукционах стоят десятки тысяч долларов.
Зато следующая находка воспитателя из Митьково потрясла нумизматический мир страны. Во втором могильнике он обнаружил захоронение, характерное для погребального обряда радимичей. На черепе были височные серьги, возле лежали гривна, стеклянные бусы, покрытые золотой и серебряной фольгой. А найденные здесь монеты оказались русскими сребрениками, игравшими роль украшений. На каждой из монет дырочка или ушко для креп­ления.
 
Сребреники — первые русские монеты X—XI веков. Найдено их очень мало. На митьковских хорошей сохранности — четкий портрет князя с крестом в руке и легенда (надпись) с его именем. Это монеты начала XI века князей Владимира Святого и Святополка Окаянного, отправленные после нахождения в ГИМ. Загадок русские сребреники и еше более редкие златники по сей день таят немало Кстати, именно на этих монетах мы видим изображение трезубца — родового знака Рюриковичей, столь существенное для символики современной Украины.
Клады конца XIX — начала XX века нередко находят в жестяных банках. Ведь их массовое производство уже началось. Серебряные и золотые монеты в годы революций и смуты прятали вместе с дорогой посудой из драгоценных металлов. В Клинцах, например, в 1953 году во дворе одного дома при земляных работах нашли серебряную стопу, внутри которой лежало десять пятирублевых и пять десятирублевых золотых монет эпохи Николая II.
В том же году в Почепе при разборе старого купеческого дома солдаты нашли в кувшине 12 золотых ложек и с ними много золотых монет. Клад поделили и спрятали.
Довольно много кладов имело переходный характер. Кроме золотых, серебряных монет Николая II в них входили советские серебряные рубли и полтинники 1920-х годов. Встречалась в кладах и медная мелочь XIX — начала XX века, а также серебряная разменная монета. Так, в Брянске на дне реки Десны в 1960 году рабочими земснаряда был разрыт клад монет 10, 15 и 20-копеечного номинала последней четверти XIX — первой трети XX века, включая советскую разменную монету 1932 года12. То есть сбор монет прекратился, когда Советское государство прекратило полностью чеканить серебро.
 

                                                                Курган Чашин                                                          

 

Встречались на Брянщине и клады монет, не характерные для других регионов России: 1955 год —- около 1900 польских и литовских трояков и полтораков весом около 2 кг; тот же 1955 год — 40 чешских монет XIV века — пражских грошей; 1959 год — клад арабских дирхемов, а также клад трояков и иолтораков; 1962 год — вновь пражские гроши…
Таким образом, монетные клады на Руси XVI—XX веков были. Все сословия зарывали то, что они могли накопить. Очень перспективны купеческие и поповские дома. Золото до революционных бурь начала XX века зарывали крайне редко и неохотно. Клады XVI—XVII веков — это серебряные копейки в кубышках. Следует признать, что сословную принадлежность владельцев кладов здесь можно определить только по количеству монет.
 
В крестьянских кладах XVIII—XIX веков, вероятнее всего, превалируют медные монеты. Клады купцов и торговцев — это все же клады серебряной монеты (рублевики и полти ны).
Благородное сословие в XVIII—XIX веках клады зарывать, скорее всего, прекратило. Важную роль в изменении состава кладов сыграло введение бумажных денег в конце XVIII века и начало чекана массовой золотой монеты в конце XIX века.
 
Советские серебряные рубли (1921 и 1924 годов), а также серебряные полтинники и разменная монета 1920-х годов самостоятельной кладоносностью не отличались. Они чаще всего шли в дополнение к собранию дореволюционных монет.
Впрочем, мой дядя в 1969 году в небольшом селе вятской глубинки, разбирая фундамент старого дома местного дьячка, нашел стеклянную банку с исключительно советскими серебряными рублями и другой советской сереб­ряной монетой идеальной сохранности. В обращении она, судя по всему, не была. Советской власти явно не доверяли, так что монету прятали сразу по выходе ее в свет.
 
Кладов монет 1930—1970-х годов практически нет ввиду невысокой стоимости этой монеты. Прятали по-прежнему серебро и золото царской чеканки. Да и всеобщее обнищание населения России XX века было настолько велико, что государство вымыло из народа почти все благородные металлы в любом виде.
В целом же любой монетный клад — это история села, города, страны определенного времени. Он ярко иллюстрирует жизнь своего владельца-захоронщика и его менталитет.

За последние 30 лет в брянские музеи поступило более 20 кладов. Клад самых древних монет найден в 1895 году у села Медведова Стародубского уезда. Он состоял из 124 серебряных куфических дирхемов. Другой клад древних монет найден в том же году в деревне Молотино Брянского уезда.
 
Он состоял из 150 пражских грошей. Очень интересный и редкий клад, из монет конца 14 — начала 17-го века, найден в ходе полевых работ в урочище «Журавок» — близ деревни Малоудобное Суражского уезда. В глиняном кувшине находились русские серебряные монеты великих князей Московских Дмитрия Ивановича Донского, Василия Ивановича и Бориса Годунова, а также польские полтораки и трояки короля Сигизмунда III.
 
Самый уникальный и наиболее ценный клад найден в 1870 году при тушении пожара на торфяном болоте у города Мглина. В оловянном сосуде, напоминающем чайник, обнаружено 3018 иностранных золотых монет общим весом около 12 кг. Это единственный клад древних золотых монет, найденный на территории Брянской области.
  
 
КЛАД ОКОЛО БРЯНСКА
Найти клад помог случай: во время грозы в дерево ударила молния. Старый дуб выгорел. А после дождичка жительница Брянска Валентина Трофимова отправилась по грибы. На пригорке поковыряла палкой в золе и нашла сокровища.
Всего женщина насобирала 60 старинных серебряных монет. По совету знакомых Валентина решила показать их специалистам.
 Старинные денежки оказались пражскими грошами. По старым меркам — целое состояние. За 1 пражский грош можно было купить свинью или овцу.
\"Иностранной\" валютой на территории области расплачивались в конце XIV — начале XV века, когда Брянщина входила в состав Великого княжества Литовского. Чеканились деньги в Праге при короле Вацлаве IV, правившем страной с 1378-го по 1419 год. Чехия в то время была одним из центров добычи серебра. Сами литовцы монет не чеканили, ввозили их из-за границы. В обмен они поставляли в Чехию российский мед, воск, пушнину.
 Вскоре о кладе прознал владелец одного из антикварных магазинов. Трофимова особо торговаться не стала. Новый хозяин пражских грошей уже подумывал сбыть их на историческую родину, в Чехию. К счастью, о соколовском кладе случайно узнали сотрудники Брянского краеведческого музея.

\"Стоило немалых усилий уговорить этого человека продать монеты нам, действовали через посредников, прямо как в детективе, — смеется директор музея Владимир Алексеев. — Коллекционеры, скорее всего, заплатили бы больше, чем могли предложить мы\".

 Хотя ученые подозревают, что часть раритетов все же успели продать.
  
 
АРХЕОЛОГИЯ БРЯНСКОЙ ОБЛАСТИ
Брянская область является одним из тех немногих уникальных регионов России, в которых практически без хронологических разрывов прослеживается вся история становления человечества. Археологические памятники Брянщины рассказывают о приходе в центр Русской равнины неандертальцев более 120 тысяч лет назад, о постепенной смене их кроманьонским населением, об освоении в качестве основного сырья кремня, кости, бронзы, железа, о становлении славянской государственности…

Недаром археологи считают Брянскую землю \»палеолитической Меккой\». Уникальны древнейшие археологические объекты Подесенья, относящиеся к ашельскому и мустьерскому времени (местонахождения Хотылево, Неготино, Лебедевка, Коршево 1,2,3, Бетово). Сменившие, поглотившие неандертальцев кроманьонцы дали начало человеку современного типа. Их поселения так же получили всемирную известность, благодаря уникальным произведениям первобытного искусства (стоянки Хотылево 2, Елисеевичи, Юдиново, Супонево и другие). Археология свидетельствует о культурных связях и процессах, объединявших в палеолите всю Европу.

 

Финальная стадия древнекаменного века — палеолита — около 6000 лет назад сменилась неолитом — новокаменным веком. В это время в Подесенье обитали представители так называемой деснинской неолитической культуры, вероятно давшие начало финно-угорским племенам.

 

Около 4000 лет назад \»деснинцы\» были вытеснены на север новым населением, получившим в археологической науке название среднеднепровской культуры. Это были земледельцы и скотоводы вооруженные каменными сверлеными топорами и знавшие секреты изготовления и обработки бронзы. Совершенствуя свое мастерство, контактируя с соседними племенами \»среднеднепровцы\» создали так называемую сосницкую археологическую культуру бронзового века. Именно среднеднепровское население и родственные ему племена были прародителями славян, германцев и балтов.

 

Около 2700 лет назад люди познают секрет изготовления и ковки железа. Начинается ранний железный век. В это время на территории Брянской области обитают славяно-балтские племена юхновской культуры, упомянутые отцом истории эллином Геродотом, как рыжеволосые и голубоглазые будины. Юхновцами-будинами были построены сотни укрепленных родовых крепостей на крутых берегах Десны, Судости, Болвы, Вабли (Полужье, Синин, Вщиж и др.). Встречаются на Брянской земле и следы родственных юхновской культур — милоградской и верхнеднепровской.

 

Примерно на рубеже нашей эры с юга приходит новое население, которое слившись с юхновцами дало начало Почепской археологической культуре праславян (Почепское селище и др.). Развиваясь в течении нескольких столетий она трансформировалась в киевскую, а затем в колочинскую археологические культуры. В 7 веке нашей эры колочинская племенная знать была свергнута и бежала, оставив в земле многочисленные клады (см. Трубчевский клад), начали формироваться славянские племенные союзы.

 

На территории Брянщины наиболее известны следы Северян, Вятичей и Радимичей. Как и ныне, Брянская земля находилась на стыке трех крупных объединений славянского народа, каждый из которых начал формировать свою государственность. В Х веке усилившийся Киев поглотил эти пра-государства, создав на их месте Киевскую Русь. Выросли в Подесенье города-крепости Вщиж, Брянск, Севск, Трубчевск, Стародуб, Обловь, Синин Мост, в которых процветали ремесло, торговля, военное дело, культура и искусство. Киевская Русь стала в ряд наиболее цивилизованных, культурных и экономически развитых государств этого времени. Лишь татарское нашествие 1238-1239 гг. прервало нормальный ход истории на несколько столетий, раскололо Русь на части.

 

С Брянской землей связано и множество памятников позднего средневековья, но о них в большей степени повествует уже не археология, а архитектура.

 

Брянская область расположена на стыке России с Украиной и Белоруссией, что в сильной мере предопределило особенности ее исторического и культурного, в том числе архитектурного, развития. К сожалению, до наших дней не дошло древнейших памятников зодчества. Всего несколько десятилетий простояли кирпичные храмы Вщижа и Трубчевска, построенные в конце XII — начале XIII веков. Наш край входил тогда в состав Черниговского великого княжества, поэтому неудивительно, что первые каменные храмы относились к новому тогда архитектурному стилю, представленному в Чернигове церковью Параскевы Пятницы. Монголо-таттарское нашествие и пограничное положение брянских земель в XIV — XVII веках не способствовали расцвету монументальной архитектуры. Только в царствование Ивана Грозного были построены каменные Успенский собор и церковь Антония и Феодосия, но от них почти ничего не сохранилось.

 

Самые старые сохранившиеся каменные церкви Брянщины относятся к концу XVII века. Это Покровский собор и Введенская церковь в Брянске, церковь Воскресения на Бережке, Покровский собор в Стародубе, Сретенская церковь Свенского монастыря. Это храмы, несущие на себе печать умирания древнерусского стиля и перехода к новому стилю барокко, который и господствовал на Брянщине до 1780 годов.

 

Вы можете полюбоваться сохранившимися памятниками барокко в сакральном центре Брянской земли — Свенском Успенском монастыре. О шедевре провинциального барокко, творении ученика Ивана Мичурина — Успенском соборе с его изумительным иконостасом напоминают только колоссальные развалины, но хорошо сохранилась Преображенская церковь.

 

Несмотря на удаленность Брянщины от российских столиц, многие из ее памятников напоминают о великих событиях российской истории. Взять, хотя бы, такой небольшой городок, как Почеп, с его Воскресенским собором — жемчужиной русского барокко, творении Ринальди. Это памятник роду Разумовских, поднявшемуся из простых украинских пастухов до ранга первых лиц Российской империи и давшем на только вельмож, но и ряд блестящих деятелей российской культуры: Антония Погорельского, А.К. Толстого. Одним из самых посещаемых на Брянщине мест является усадьба А.К. Толстого в с. Красный Рог, в которой имеется единственный восстановленный усадебный дом в стиле барокко.

 

Барокко позадержалось в брянской глубинке, но в конце XVIII века окончательно уступило место классицизму. Усадебные комплексы в Ляличах и Гриневе — творения великого Кваренги, воздвигнутые для сподвижников Екатерины II Завадовских и Безбородко, имение Миклашевских Понуровка, усадьба в с. Уты, усадебный дом Ф.И. Тютчева в с. Овстуг, Успенский собор во Мглине — все это замечательные образцы русского ампира. А иностильные вкрапления этого времени: псевдоготическая церковь в Великой Топали, не укладывающаяся ни в какие рамки церковь-памятник угасшей ветви рода дворян Безобразовых в с. Творишичи! Все это свидетельство высоких архитектурных запросов наших предков того времени.

 

Украинское влияние, о котором упоминалось, ярче всего отразилось в барочных памятниках западной Брянщины, входившей в состав Стародубского полка. Из сохранившихся особо стоит выделить деревянные церкви в Старом Ропске и Новом Ропске. Деревянная архитектура Брянщины представлена и в барочных, и в ампирных вариациях.

 

Как в Москве со спокойным сердцем архитекторы согласились на уничтожение псевдорусского Храма Христа Спасителя, так и в Брянске был подписан смертный приговор главной архитектурной доминанте города Покровскому собору. Однако, украшают нашу землю отреставрированные церкви в русском стиле Спасо-Гробовская, церкви в Сачковичах и Голубее, надвратная часовня церкви Вознесения в Клинцах. Псевдоготический стиль представлен гражданскими постройками — виллой Сапожкова в с. Вьюнки и другими.

 

Не так ярко представлен у нас стиль модерн, но архитектура XX века вообще еще не стала таким объектом интереса как ее предшественница, хотя все больше мы ценим сталинский классицизм в таких замечательных образцах, как здание драмтеатра и бывшего обкома партии, со временем приобретут историческую патину и здания дома пионеров, краеведческого музея и многие другие.

Филипповский курганный могильник

Многочисленные монументы и мемориальные комплексы увековечили героизм народа в период Великой Отечественной войны: памятник воинской и партизанской славы на площади Партизан, Курган Бессмертия в Брянске, мемориальный комплекс \»Партизанская поляна\» в Белобережском лесу. На самом высоком месте города Брянска — Покровской горе — в 1985 г. воздвигнут памятник 1000-летию Брянска. В Трубчевске в 1975 г. установлен монумент, посвященный 1000-летию города.

 

10 городов Брянской области входят в число исторических городов России: Брянск, Карачев, Мглин, Почеп, Севск, Стародуб, Трубчевск, Дятьково, Новозыбков, Клинцы.
 
 
КЛАД ГОРОДА ТРУБЧЕВСК
В окрестностях древнего Трубчевска найден клад изделий декоративно-прикладного искусства конца XII века. Этот факт ученые полгода держали в секрете. Для молчания были причины.
 

— Клад открылся при распашке поля. Мы только сейчас решились рассказать о находке, так как опасались выпустить ее из рук, — сказал корреспонденту \»РГ\» заместитель директора Брянского краеведческого музея Владимир Алексеев. — Хотя по закону клад надо сдать государству, но знаете, как у нас соблюдают законы. Мы долго уговаривали людей, нашедших уникальные вещи, играли на их патриотических чувствах. Денег у музея нет, клад помогла выкупить областная администрация.

Его значение специалистов потрясает. Подобные изделия, в частности, шейную гривну, крестик с эмалями, оберег в виде крина-лилии и фрагменты ожерелья с отделкой зернью и сканью ранее отыскивали только в Рязани и Киеве. Это украшения знатной древнерусской женщины, относящиеся к концу ХII началу ХIII века, по сути, к эпохе \»Слова о полку Игореве\». В Трубчевске тогда княжил воспетый в этом гениальном творении знаменитый Буй Тур Всеволод, участник похода против половцев. Найденные предметы — иллюстрация к повести. Именно такие вещи носили ее героини, они могли принадлежать только женщине княжеского рода. В повести упоминается \»милая красная Глебовна\», жена Буй Тура Всеволода. Вполне возможно, что это ее украшения. Во всяком случае ученые назвали находку — клад красной Глебовны.

Предметы будут изучаться, сравниваться с подобными. Но ученым предстоит отгадать и более древние загадки. Например, в другом районе Брянской области найдены две фибулы — большие застежки, которыми обычно скрепляли плащ на правом плече. Они изготовлены из бронзы и украшены эмалью. Эти предметы искусства старше трубчевских сокровищ на 800 лет, то есть относятся к Мощинской культуре III века. Ее носителями были балты — родственники современных литовцев и латышей. Считалось, что они обитали на территории современной Калужской области, но находка на территории Брянщины свидетельствует либо о более дальнем ареале распространения культуры, либо о каких-то связях племен.

По словам Владимира Алексеева, находки могут подстегнуть к раскопкам, но первыми пойдут, как обычно, черные копатели. \»Мы совершенно случайно узнали о браслете — единственной золотой вещи десятого века, найденной на брянской земле. Это стало известно только благодаря тому, что ее экспертизу провел Исторический музей. А браслет уплыл к частному владельцу\».
 
  
ДРЕВНИЙ КЛАД 3 ВЕКА НА БЕРЕГУ ДЕСНЫ
В состав клада входит набор личных украшений мужчины и женщины, детали конской сбруи и снаряжение всадника. Всего около 150 предметов. Среди них - головные венчики, гривны, нагрудные цепи, фибулы, браслеты, подвески, стеклянные бусы. Среди прочего - уникальная находка: биметаллическая рукоять плети (железный стержень с бронзовыми деталями). Очень редкое бронзовое зеркало сарматского происхождения, но сделанное по китайским прототипам (что свидетельствует о довольно ранних международных контактах). Также редкая находка - фрагменты пружинных ножниц. Полные наборы бронзовых деталей трех ритонов – парадных рогов для питья.

Значительная часть  бронзовых предметов украшена гравировкой или декором из выемчатой эмали – непрозрачное стекло преимущественно красного цвета. Это характерно для населения Восточной Европы от юго-восточной Прибалтики до центральной России (отдельные находки имели место вплоть до правобережья Волги). Брянский клад значительно дополняет данные по расселению славянских культур в римское время.

Подобные украшения – как часть престижного костюма – зафиксированы у населения среднего течения Днепра, среднего Поочья, а также юго-востока Прибалтики. Однако есть переклички и с эмальерной традицией центральной Европы – что может свидетельствовать о наличии в тот период своеобразной интернациональной элитной моды. По мнению большинства археологов эти древности оставлены раннеславянским населением, отождествляемым с венетами, известными по позднеантичным и ранневизантийским источникам.

Датируются находки  III веком нашей  эры, и относятся к Киевской археологической культуре (кон. II-V в. н. э.) Обнаружен клад на юге  Брянской области,  в долине реки Десны. В северо-западной части ареала Киевской культуры.
 
14 августа 2012  г., в канун Дня археолога, в Государственный исторический музей передана уникальная находка – клад украшений III в.н.э., найденный на юге Брянской области. Клад, насчитывающий около 180 предметов, был обнаружен в ходе грабительских раскопок. Нарушитель собирался продать находку, однако сотрудникам Управления ФСБ по Брянской области удалось выйти на него и склонить к добровольной передаче клада в музей.

Клад представляет собой набор украшений и предметов убора, среди которых – браслеты, фибулы, подвески-лунницы, комбинированные украшения в виде цепей с подвесками, стеклянные бусы, а также уникальная биметаллическая рукоять плети, металлическое зеркало, навершия ритонов и многие другие. Большинство украшений декорированы яркими вставками из красной и оранжевой эмали. Сопоставимый по значению клад попадал в Исторический музей только однажды, больше столетия назад: это были находки, сделанные в городище Мощина на территории Калужской области.

Стиль украшений с выемчатыми эмалями зарождается в Восточной Европе во второй половине II в.н.э. и развивается в III–IV вв.н.э. Вероятно, прототипами для него послужили провинциально-римские изделия с разноцветными эмалевыми вставками. Родиной стиля могли быть два региона, которым принадлежит наибольшее число находок - Поднепровье и Восточная Прибалтика. Множество предметов данного круга происходит также из Поочья - из современных Калужской, Тульской, Рязанской и др. областей. Находки вещей в стиле восточноевропейских эмалей известны от Прибалтики до Крыма и Северного Кавказа; они широко распространены в Восточной Польше .

Изделия с эмалями считаются парадными украшениями костюма и деталями конской сбруи, в первую очередь, у Днепровских раннеславянских племен и древних Балтов. Из всех известных кладов вещей с эмалями Брянский – самый представительный по количеству и разнообразию предметов. Он является важным источником для изучения этнической истории Славян и Балтов, их культурных контактов, ювелирных традиций и развития древних технологий первой половины I тыс.н.э. 

Став добычей грабителей и нелегальных торговцев древностями, этот уникальный комплекс украшений и особо ценный памятник древнего прикладного искусства мог быть утрачен навсегда. Его возвращение в Государственный музейный фонд России имеет большое научное и общественное значение. 
 
"…  предположительно находки входили в состав клада, скрытого в III веке нашей эры и найденного на поселении, относящейся к Киевской археологической культуре конца II-V веков нашей эры", - сообщил РИА Новости директор Государственного исторического музея Алексей Левыкин на церемонии передачи клада.

В свою очередь, представитель Центра общественных связей ФСБ РФ пояснил РИА Новости, что клад был обнаружен в 2012 году в ходе оперативно-розыскных мероприятий. "Археологические находки были добыты "черными" копателями, которые проводили незаконные раскопки на территории археологических памятников Брянской области",- подчеркнул собеседник агентства. Он добавил, что "черный" копатель предполагал продать этот клад всего за 3 миллиона рублей. По его словам, раритеты предполагалось продать либо в России, либо за ее пределами.

Он отметил, что основная часть клада состоит из нескольких комплексов бронзовых украшений. Это - головные венчики, гривны, нагрудные цепи, составленные из богато украшенных звеньев, крупные застежки для одежды, большое количество браслетов, несколько видов подвесок - отметил директор музея. Он подчеркнул, что "уникальный состав клада из Брянской области ставит его в один ряд с наиболее ценными сокровищами различных периодов российской истории". Сейчас предстоит ввести эту ценную находку в научный и музейный оборот.
 

 

 
_________________________________________________________________________________________
ИСТОЧНИК ИНФОРМАЦИИ И ФОТО:
Команда Кочующие
Памятники археологии Брянской области
Алфавитный список селений Брянской области, где были найдены клады - Составлен
М.Б. Оленевым - 2009 г.
1947 Классификация русских монет XVI и начала XVII в.: Тез. дис. …канд. ист. наук // Гос. Эрмитаж. 4 с.
Г. В. Корзухина. Русские клады IX- XIII вв. М.-Л., 1954 г., стр. 99
http://obzor-novostei.ru/
Обзор кладов в Брянской области – статья Пекшеева Н.Ф.

  

 

Комментарии

аватар: Кэп

памятник археологии

В окрестностях посёлка Елисеевичи Брянского района завершает работу научная экспедиция Брянского государственного университета. Научные экспедиции работают в этих местах больше десяти лет.

Как считают историки, примерно в одиннадцатом веке, здесь находилось поселение славянского племени радимичей. При раскопках учёные обнаружили сотни предметов, которыми пользовались наши предки.

В этом году археологическую карту области дополнили новые объекты - теперь на ней обозначены пятьдесят три кургана, обнаруженные вблизи посёлка Елисеевичи.

Найденные археологами старинные предметы будут переданы в научно-образовательный центр университета для изучения.

Отправить комментарий

Фотографии на сайте размещены в качестве научного, информационного, учебного и культурного материала без цели извлечения прибыли.

Контактная информация:

Капитан команды Кочующих (он же главный по сайту):
Хафизов Ахат - Hafizow@yandex.ru

Продвижение сайта в интернете:

Лоцман команды Кочующих
Бортяков Андрей - abortyakov@yandex.ru