Музей Лермонтова в Пятигорске

В Пятигорске много памятных мест, которые тесно связанных с именем Лермонтова. Но его дом в старинном квартале считается одним из самых важных. Здание первой половины 19 века прекрасно сохранилось, несмотря на свой возраст: дом сейчас такой же, как и при жизни поэта, с побеленными стенами и камышовой крышей. Здесь он создавал свои величайшие произведения и провел последние дни жизни.
    ГОРОД-КУРОРТ ПЯТИГОРСК - ТУТ!

Музей открыл свои двери в 1912 г., став одним из первых литературно-мемориальных учреждений такого рода в России. В 1973 г. он был реорганизован в Государственный музей-заповедник, ядром которого стал старинный квартал в историческом центре Пятигорска. Сегодня в состав музейного комплекса входят несколько отделов, расположенных в четырех усадьбах.                                             музей Лермонтова       
 
В коллекциях — уникальные экспонаты, среди которых и личные вещи.
Что посмотреть
Литературный отдел расположен в доме генерала Петра Верзилина. Здесь Лермонтов любил бывать в 1841 г., в последние недели жизни. Экспонаты посвящены пребыванию поэта на Кавказе и роли, которую сыграл Михаил Юрьевич в русской культуре.
Весьма интересным объектом является домик Лермонтова. Здесь в середине 19 века века, с мая по 1841 г., Михаил Юрьевич снимал несколько комнат. Место расположения дома было весьма удобное, хоть он и находился на окраине: рядом живописные ванны, парк «Цветник», бульвар, по которому можно дойти до самого Провала.
Обстановка тут весьма простая: низкий потолок и деревянный пол. Рядом с окном в гостиной — покрытый скатертью небольшой стол. На окне — обычные занавески. В комнате стоит маленький диван, а возле него круглый столик, который поэт любил ставить во двор и творить за ним.
В домике Лермонтова представлены лишь те вещи, которые ему принадлежали. Крепкий стол и удобное кожаное кресло перевезены сюда из его питерской квартиры. Именно за этим столом Михаил Юрьевич написал роман «Герой нашего времени» и другие известные произведения.
 
Отдел «М. Ю. Лермонтов в изобразительном искусстве» находится в бывшем доме И. В. Уманова. Главная идея экспозиции: портреты, скульптуры, иллюстрации к произведениям.
Самый новый отдел музея — открытый в 1997 г. дом А. А. Алябьева. Здесь снимал квартиру, находясь на лечении в Пятигорске, знаменитый композитор Александр Александрович Алябьев, автор романса «Соловей» на стихи А. А. Дельвига. Тут часто проходят художественные выставки и концерты. В будущем в доме Алябьева будет открыта экспозиция «М. Ю. Лермонтов в музыкальном и театральном искусстве».

 

Где находится, как доехать:
Адрес: Пятигорск, ул. Лермонтова, 4. 

Время работы: среда-воскресенье: 10:00-18:00, понедельник и вторник — выходные дни.
Вход: 200 RUB; школьникам и студентам: 100 RUB. Цены на странице указаны на август 2016 г.
Добраться до музея от ж/д вокзала можно на автобусе № 1 (остановка «Санаторий «Тарханы») и трамваях №№ 1, 3, 4, 5 (остановка «Цветник»).
      
ЛИТЕРАТУРНЫЙ ОТДЕЛ
Литературный отдел
Знакомство с музеем начинается с посещения Литературного отдела. Это бывший дом генерала Петра Семеновича Верзилина, атамана Кавказского казачьего линейного войска. Здесь Лермонтов часто бывал летом 1841 года. На пороге этого дома поэт был вызван Мартыновым на дуэль.
1 зал
Долгие годы дом оставался обычным жильем, и только в 1948 году здесь была открыта литературная экспозиция. С течением лет ее содержание менялось, свой современный вид залы музея приобрели к празднованию лермонтовского юбилея, 150-летия со дня рождения поэта, широко отмечавшегося в стране в 1964 году. Сегодня экспозиция посвящена теме «М.Ю. Лермонтов на Кавказе», но прежде всего посетителей ждет рассказ о той роли, которую сыграл поэт в истории русской культуры. В первом зале отдела собраны многочисленные отечественные и зарубежные издания его произведений, афиши и фотографии лермонтовских спектаклей, хроника научных конференций и юбилейных торжеств. С 1968 года в Пятигорске проводится Всероссийский Лермонтовский праздник поэзии. Здесь же представлены и уникальные экспонаты – дары благодарных посетителей нашему музею, представляющие собой редкие книги и рисунки, памятные реликвии, бесценные свидетельства русской и кавказской старины.


2 зал
Впервые на Кавказе Лермонтов побывал еще ребенком, сюда для лечения на Горячих водах его привозила бабушка. С этим связано первое упоминание имени Лермонтова в печатных источниках: в списке посетителей кавказских вод в 1825 году значится «Арсеньева Елизавета Алексеевна, вдова порутчица из Пензы, при ней внук Михайло Лермонтов».
В экспозиции можно увидеть и пожелтевший журнал «Отечественные записки» с этой надписью, и первые изображения Пятигорска, где маленький Мишель с бабушкой останавливались у своих родственников Хастатовых, и виды окрестных гор и ущелий, обитатели которых, черкесы, вызывали такой интерес юного поэта. Привлекают внимание акварельные рисунки художника Г.Г. Гагарина. Это типы казаков и горцев. Гагарин хорошо знал Кавказ. В недалеком будущем он станет другом поэта, а иногда и его спутником в путешествиях по горному краю. А пока юный Лермонтов учится в московском благородном пансионе, перейдя впоследствии на словесное отделение университета.
3 зал
Дальнейшая судьба Лермонтова связана с военной карьерой. Окончив в 1834 году Юнкерскую школу в Петербурге, он был выпущен корнетом в лейб-гвардии Гусарский полк. Гусары стояли в Царском Селе, несли караульную службу во дворце и участвовали в придворных церемониях. Мысли о Кавказе и тогда не покидали поэта. Известны его рисунки, где изображены, как отмечает современник, «многочисленные сцены из военного быта и преимущественно на Кавказе с его живописною природою, с его типическим населением, с боевой жизнью в том крае…»
В феврале 1837 года Лермонтов за сочинение стихов на смерть А.С. Пушкина был переведен высочайшим приказом из гвардии на Кавказ, в Нижегородский драгунский полк. Маршруты кавказских странствий поэта не до конца ясны. Известно, что он побывал в Ставрополе, совершил путешествие по Военно-Грузинской дороге в Тифлис и далее – в Кахетию, посетил Тамань на берегу Черного моря, а летние месяцы провел на излечении в Пятигорске. «Простудившись дорогой, – замечает поэт в одном из писем, – я приехал на воды весь в ревматизмах; меня на руках вынесли люди из повозки, я не мог ходить». Южное солнце, чистый воздух предгорий и целебные ключи Пятигорья быстро поправили здоровье поэта. К тому же настойчивые хлопоты бабушки увенчались успехом: Лермонтов был прощен императором Николаем и переведен в один из гвардейских полков. Он должен был возвращаться в Россию.
В экспозиции зала представлен автопортрет Лермонтова. Поэт изобразил себя на фоне гор, в бурке и форме Нижегородского полка, правая рука его опирается на эфес шашки. По преданию, этот портрет предназначался в подарок Вареньке Лопухиной, с которой поэта связывали романтические отношения. Здесь же прекрасное полотно – «Вид Крестовой горы». Это подлинная работа Лермонтова, на которой поэт запечатлел высшую точку Военно-Грузинской дороги. На других картинах и рисунках изображены виды Ставрополя, Пятигорска, Грузии, где в этот период довелось побывать поэту. Продолжение темы ждет посетителей в следующем зале.
4 зал
Впечатления долгих кавказских странствий просились на бумагу. Много интересного и необычного довелось увидеть и узнать поэту в Закавказье. Здесь он записал турецкую сказку «Ашик-Кериб», в Тифлисе сделал первый набросок своего будущего романа. Вернувшись в Петербург, Лермонтов в короткий срок создает ряд главных своих произведений: «Дары Терека», «Демон» и «Мцы­ри», одна за другой выходят повести «Бэла», «Фаталист» и «Тамань». Готовятся к печати первые книги: «Стихотворения» и «Герой нашего вре­мени».
В экспозиции зала помещены предметы, позволяющие понять интерес Лермонтова к Кавказу, оценить его впечатления и творческие замыслы: листы его рукописей, отрывки из писем кавказской поры, рисунки и картины. Здесь посетители могут увидеть серию работ венгерского художника Михая Зичи, запечатлевшего все достопримечательные уголки старого Пятигорска. Долгие годы Зичи прожил в России и был влюблен в поэзию Лермонтова. Побывав на Кавазе в 1881 году, художник создал множество прекрасных иллюстраций к роману «Герой нашего времени» и поэме «Демон». Украшением зала является, безусловно, картина Л.Ф. Лагорио «Дарьял». Художник прославился как тонкий мастер лирического пейзажа. На полотне он запечатлел «ущелье мрачного Дарьяла», о котором Лермонтов упоминул в ряде своих произведений.
5 зал
Год 1840-й принес поэту новые тревоги. За дуэль с французом Эрнестом де Барантом он был арестован и предан военному суду. По воле государя его вновь отправили на Кавказ, на этот раз в Тенгинский пехотный полк. В составе Чеченского отряда генерала А.В. Галафеева он участвовал в военной экспедиции, побывал в Чечне и Дагестане. Ярко и резко впечатления этой поры отразились в стихотворениях «Валерик» («Я к вам пишу случайно; право…») и «Завещание». Несколько дней поэт провел на отдыхе в Пятигорске, а в конце года получил короткий отпуск в Петербург.
В этом зале посетители увидят сцены сражений. Особенно впечатляет подлинный акварельный рисунок Михая Зичи «Схватка в горах Кавказа». Здесь же представлен и замечательный портрет Лермонтова – единственный, на котором поэт изображен в профиль. В походной палатке его зарисовал Дмитрий Пален. В экспедиции принимал участие и Григорий Гагарин. Вместе с Лермонтовым он создал акварель «Эпизод из сражения при Валерике»: горцы отступают под натиском русских, унося с поля боя тело убитого воина. Несколько работ посвящены Петербургу и литературной жизни русской столицы. В апреле 1841 года Лермонтов навсегда покинул милый ему север.
 
6 зал и мемориальная гостиная
Свою последнюю подорожную поэт получил до крепости Темир-Хан-Шуры в Дагестане, к стоянке Тенгинского полка. Однако по пути, в Георгиевске, он узнал, что в это время на водах собралась компания его друзей. Тогда Лермонтов и ехавший вместе с ним А.А. Столыпин повернули в Пятигорск, где им удалось получить разрешение коменданта на лечение минеральными ваннами.
Молодежь беззаботно веселилась. «Стали давать танцевальные вечера, – вспоминал Н.И. Лорер, – устраивали пикники, кавалькады, прогулки в горы…» Особенно охотно собирались в доме Верзилиных. Сам генерал в это время отсутствовал по делам службы. Гостей радушно принимали хозяйка дома Мария Ивановна и три взрослые девушки – Эмилия, Надежда и Аграфена.
В гостиной дома произошло столкновение Лермонтова с Мартыновым, бывшим товарищем поэта по Юнкерской школе, а в то время – отставным майором Гребенского казачьего полка. Ссора привела к дуэли, происшедшей между 6 и 7 часами вечера 15 июля (по старому стилю) у подножия горы Машука при секундантах М.П. Глебове и А.И. Васильчикове и в присутствии А.А. Столыпина и С.В. Трубецкого. Князь Васильчиков вспоминал впоследствии, что при сигнале «сходись!» Лермонтов «остался неподвижен и, взведя курок, поднял пистолет дулом вверх, заслоняясь рукой и локтем по всем правилам опытного дуэлиста… Мартынов быстрыми шагами подошел к барьеру и выстрелил. Лермонтов упал, как будто его скосило на месте… Мы подбежали. В правом боку дымилась рана, в левом – сочилась кровь, пуля пробила сердце и легкие…»
В экспозиции зала помещены картины и рисунки, рассказывающие о Пятигорске начала 1840-х годов, о той атмосфере, которая царила здесь в последние месяцы жизни поэта. Представлены портреты многих лиц из окружения Лермонтова, в том числе и редкое изображение Мартынова в форме Гребенского полка. Обстановка гостиной, где произошла ссора, воспроизводится очень точно благодаря сохранившемуся рисунку Михая Зичи.

  
 Город Пятигорск
 МЕСТО ДУЭЛИ ЛЕРМОНТОВА
На месте дуэли (ориентировочном месте) Михаила Лермонтова и Николая Мартынова на северо-западном склоне Машука стоит памятник — он напоминает о том, как можно запросто лишиться жизни. Причем неважно, гений ты или обычный человек. Сначала на месте гибели поэта был установлен скромный обелиск. Позже стали появляться первые проекты памятника. В начале 20 века на склоне Машука появилось сооружение, напоминавшее мавзолей со священным алтарем. Каждый год здесь стала проводиться гражданская панихида.
После памятник из-за плохого состояния несколько раз разбирался и собирался вновь, пока, наконец, в канун столетия со дня рождения поэта власти КавМинВод выделили средства для возведения постоянного монумента. В итоге он появился в 1915 году, без торжеств, так как Россия участвовала в Первой мировой войне.
Каждый год в день гибели поэта у памятника собираются поклонники таланта Лермонтова. Кстати, точное место дуэли до сих пор не найдено.
В центре городского кладбища в Пятигорске стоит надгробный обелиск, который указывает предполагаемое место первоначального погребения поэта. Тело Лермонтова покоилось в некрополе 8 месяцев, после чего гроб перевезли в село Тарханы Пензенской губернии, в имение бабушки Михаила Юрьевича. Здесь поэт был повторно погребен в семейной часовне рядом с могилой матери.

 

 ДОМИК ЛЕРМОНТОВА     - домик Лермонтова Пятигорск                                                                 
Скромный, чисто выбеленный домик под камышовой кровлей располагался когда-то на окраинной Нагорной улице, ведущей к самому подножию Машука. Как помним, в таком же примерно месте подыскал себе жилище и лермонтовский Печорин: «Вчера я приехал в Пятигорск, нанял квартиру на краю города, на самом высоком месте, у подошвы Машука: во время грозы облака будут спускаться до моей кровли. Нынче в пять часов утра, когда я открыл окно, моя комната наполнилась запахом цветов, растущих в скромном палисаднике. Ветки цветущих черешен смотрят мне в окна, и ветер иногда усыпает мой письменный стол их белыми лепестками. Вид с трех сторон у меня чудесный…»
Первым владельцем домика был отставной плац-майор Василий Иванович Чилаев, построивший его на своей усадьбе для сдачи в наем приезжим посетителям вод. Внешне домик напоминает обычную крестьянскую хатку-мазанку, каких тогда много было в окрестных казачьих станицах: стены обмазаны глиной и выбелены известью, окна со ставнями, закрывавшимися на ночь. Стоял домик посреди двора и потому назывался «средним». Тогда такое жилье считалось вполне приличным, а по месту расположения – очень удобным: неподалеку находились источники и ванные здания, а при желании можно было совершить прогулку в Цветник или на бульвар, где обычно собиралось «водяное общество», или еще дальше – к самому Провалу.
Владелец усадьбы Чилаев был человек весьма аккуратный и свое хозяйство вел очень тщательно. Имелся у него так называемый «Имянный список», представлявший собой особую памятную тетрадь, куда непременно заносились имена и звания всех постояльцев. О своих новых квартирантах, двух молодых офицерах, появившихся на усадьбе майским днем 1841 года, Василий Иванович записал, что «с капитана Алексея Аркадьевича Столыпина и поручика Михаила Юрьевича Лермонтова из С.-Петербурга получено за весь средний дом 100 рублей серебром».
Сумма по тем временам довольно приличная, но это плата за все летние месяцы, до окончания курортного сезона. В домике четыре жилые комнаты, имеются также сени, прихожая и небольшая буфетная, а в подвальном помещении находилась кухня. В двух комнатах разместился Столыпин, а две другие, с окнами в сад, занял Лермонтов. По хозяйству хлопотали сопровождавшие поэта тарханские крестьяне Иван Соколов и Иван Вертюков, а помогал им Христофор Саникидзе, крепостной Чилаева.
Обстановка в домике скромная и в точности соответствует той, какая была здесь при жизни поэта. Восстановить ее удалось по сохранившимся планам и описаниям. Наиболее подробное из них оставил русский литератор Петр Кузьмич Мартьянов, посвятивший ряд статей последним дням жизни Лермонтова. Он побывал в домике спустя три десятилетия после гибели поэта, встречался с В.И. Чилаевым и записал его рассказ о пребывании Лермонтова в Пятигорске и образе его жизни в домике. Тогда же Мартьянов составил детальное описание комнат и мебели, иногда даже с указанием размеров.
«Общий вид квартиры далеко не в ее пользу, – замечает в своих записках Мартьянов, – низкие приземистые комнаты, стены которых оклеены не обоями, но просто бумагой, окрашенной домашними средствами… Не может не казаться странным, что поэт, имевший хорошие средства к жизни, мог помещаться в таком скромном домике. Впрочем, если принять во внимание, что и теперь, спустя почти 30 лет, Пятигорск не представляет больших удобств для приезжающих на воды, само собою уяснится, почему поэт избрал себе на время курса такое скромное помещение…»
 
Приемная
Всё здесь напоминает обычное жилище кавказского офицера тех лет: невысокие дощатые потолки, крашеная черным мебель простой солдатской работы да кое-где коврики на стенах. В первой из комнат, приемной, у окна стоит стол, покрытый полотняной скатертью, здесь же два стула, а напротив, у стены, дорожные вещи: колясочный сундук, обитый телячьей кожей, и деревянная шкатулка для бумаг.
На стенах висят две акварели со сценами из кавказской жизни. Существует предание, что именно Лермонтов подарил их хозяину домика. Подобные сюжеты есть, конечно, и на рисунках поэта, но эти акварели не подписаны, и достоверность предания по сей день вызывает справедливые сомнения. А вот о большой литографии, помещенной в приемной, можно сказать вполне определенно: ее автор – друг Лермонтова, известный художник Григорий Гагарин, и называется она «Адыги, спустившиеся с гор». Похожие сцены Лермонтов не раз мог наблюдать в горских селеньях.
 
Буфетная
Из приемной можно заглянуть в буфетную, отделенную от комнаты тонкой деревянной перегородкой. Здесь хранились столовые принадлежности. На столике – складной дорожный самовар и чайные чашки на подносе; в шкафчике, среди посуды – старинное домотканое полотенце с вышитым на нем гербом лермонтовского рода. Под гербом такая же вышитая надпись: «Sors mea Iesus». Это девиз рода, означающий в переводе с латыни: «Судьба моя Иисус».
Дверь из приемной ведет в комнату Столыпина. Алексей Аркадьевич Столыпин приходился поэту двоюродным дядей, хотя и был моложе его на два года. Его отец, Аркадий Алексеевич, был родным братом бабушки Лермонтова, Елизаветы Алексеевны Арсеньевой, урожденной Столыпиной. Лермонтов и Алексей Столыпин, имевший среди друзей прозвище Монго, вместе учились в Юнкерской школе, откуда были выпущены офицерами в лейб-гвардии Гусарский полк. В чине капитана Столыпин вышел в отставку. Он был секундантом поэта на его дуэли с Эрнестом де Барантом, а любое участие в поединке считалось в глазах царя серьезным проступком. По настоянию Николая I Столыпин был вынужден вернуться на службу и вместе с Лермонтовым отправиться на Кавказ.
 
В комнате А.А.Cтолыпина (Монго)
В спальне Столыпина у окна стоит небольшой стол. На нем раскрытая книга и кое-какие вещи офицерского обихода: длинная курительная трубка (чубук), табачница и подсвечник. Здесь же портрет Столыпина в одеянии курда – копия лермонтовской акварели. У стены – железная складная кровать, незаменимая в походных условиях. Известно, что точно такая же была и у Лермонтова. Справа от кровати деревянный шкаф, на нем висят офицерский сюртук и фуражка. Это форма Тенгинского пехотного полка, в котором поэт служил в последние годы своей жизни.
Первая из комнат на лермонтовской половине – гостиная, где по вечерам собирались друзья поэта, в большинстве такие же молодые офицеры, как он сам. «У Лермонтова я познакомился со многими из них, – свидетельствует декабрист Н.И. Лорер, – и с удовольствием вспоминаю теперь имена их: Алексей Столыпин (Монго), товарищ Лермонтова по школе и полку в гвардии; Глебов, конногвардеец, с подвязанной рукой, тяжело раненный в ключицу; Тиран, лейб-гусар, Александр Васильчиков, чиновник при Гане для ревизии Кавказского края, сын моего бывшего корпусного командира в гвардии; Сергей Трубецкой, Манзей и другие. Вся эта молодежь чрезвычайно любила декабристов… Гвардейская молодежь жила разгульно в Пятигорске, а Лермонтов был душою общества…»
 
Гостиная
Обстановка комнаты столь же проста и обычна, как и вообще в домике. «Слева, при выходе из кабинета, складной обеденный стол, – пишет Мартьянов. – В простенке между окнами стоит ломберный стол, а над столом единственное во всей квартире зеркало; под окнами по два стула. Направо в углу печь. У стены маленький, покрытый войлочным ковром диванчик и маленький же переддиванный об одной ножке столик». Остается добавить, что ковер над диваном украшен, по обычаю тех времен, дорогим оружием: кавказское ружье, пистолет немецкой работы и казачий кинжал. Круглый, «об одной ножке столик» – тот самый, настоящий, он сохранился здесь с лермонтовских времен, и, может быть, именно за ним поэт выводил пером свои последние строки.
Из гостиной дверь ведет в комнату поэта, служившую ему кабинетом и спальней. «В кабинете такое же 16-ти стекольное окно, как и в спальне Столыпина… Под окном довольно большой стол с выдвижным ящичком, имеющим маленькое медное колечко, и два стула. У глухой стены противу двери… длинная и узкая о 6-ти ножках кровать и трехугольный столик. В углу между двумя дверями печь, по сторонам дверей четыре стула… Михаил Юрьевич работал на том самом письменном столе, который теперь стоит в кабинете, и работал большею частию при открытом окне. Под окном стояло черешневое дерево, и он, работая, машинально протягивал руку к осыпанному черешнями дереву, срывал и лакомился черешнями.
Спал он на той же самой кровати, которая стоит в кабинете и теперь. На ней лежал он, когда привезли его с места поединка, лежал он в исторической красной канаусовой рубашке. Кровать эта освящена кровию поэта, а также и обеденный стол, на котором он лежал до положения в гроб».
Обстановка комнаты, увы, не сохранилась. Судя по описанию, она напоминала ту, которую сегодня можно увидеть в спальне Столыпина. Но комната Лермонтова в домике – место совершенно особое, здесь поэт предавался раздумьям, здесь он творил, здесь же покоилось его тело после дуэли. Казалось совершенно невозможным, если в комнате Лермонтова будут установлены похожие, старинные, но все-таки совсем чужие вещи. И тут в устройство музейной экспозиции вмешалась сама судьба.
Главную роль в этой истории сыграл троюродный брат и друг поэта – Аким Павлович Шан-Гирей. После гибели Лермонтова он разбирал вещи в его петербургской квартире и оставил себе в знак памяти письменный стол и кресло. Евгения Акимовна, дочь Шан-Гирея, впоследствии вспоминала: «С этим столом, как рассказывал отец, было у него связано много воспоминаний о поэте. За ним он читал отцу свои произведения. Накануне последнего отъезда Лермонтова из Петербурга они вместе разбирали бумаги, старые рукописи поэта, хранившиеся в ящиках его стола, отбирая нужные стихотворения для нового сборника, ненужные рукописи сжигали в камине».
Через несколько лет Аким Павлович отправился служить на Кавказ и лермонтовские реликвии взял с собой. Они долго сохранялись в семье, а при основании музея в Пятигорске Евгения Акимовна передала их в домик поэта. Так после смерти Лермонтова судьба соединила его последнее пристанище и то, чем каждый писатель дорожит больше всего на свете, – его письменный стол. Это тем более справедливо, что именно в домике Лермонтов написал свои последние стихи. Здесь из-под его пера вылились такие шедевры русской лирики, как «Листок», «Пророк», «Морская царевна», «Выхожу один я на дорогу…»
На столе аккуратно разложены листы чистой бумаги, гусиное перо, другие принадлежности для работы да еще книги, которые поэт привез с собой в Пятигорск. У стола – старинное кресло, обтянутое черной кожей. Оно тоже принадлежало поэту, а других вещей в этой комнате нет, разве только на стене – полотно Л.Ф. Лагорио, прекрасный кавказский пейзаж.
Образ жизни Лермонтова в домике нам известен из записок П.К. Мартьянова. «Дом его был открыт для друзей и знакомых, – пишет биограф поэта, – и, если кто к нему обращался с просьбой о помощи или одолжении, никогда и никому не отказывал, стараясь сделать все, что только мог. Вставал он неодинаково, иногда рано, иногда спал часов до девяти и даже более. Но это случалось редко. В первом случае, тотчас, как встанет, уходил пить воды или брать ванны, и после пил чай, во втором же – прямо с постели садился за чай, а потом уходил из дому. Около двух часов возвращался домой обедать, и почти всегда в обществе друзей-приятелей… После обеда пили кофе, курили и балагурили на балкончике, а некоторые спускались в сад полежать на траве, в тени акаций и сирени. Около шести часов подавался чай, и затем все уходили. Вечер по обыкновению посвящался прогулкам, танцам, любезничанью с дамами или игре в карты… Лермонтов тоже играл, но редко, с соблюдением известного расчета и выше определенной для проигрыша нормы не зарывался… Иногда по утрам Лермонтов уезжал на своем лихом Черкесе за город, уезжал рано и большей частью вдруг, не предуведомив заблаговременно никого: встанет, велит оседлать лошадь и умчится один. Он любил бешеную скачку и предавался ей на воле с какой-то необузданностью. Ничто не доставляло ему большего удовольствия, как головоломная джигитовка по необозримой степи, где он, забывая весь мир, носился, как ветер…»
После дуэли в домик было доставлено тело убитого поэта. Слуги разрезали залитый кровью мундир и сожгли его во дворе. Наутро появилась полиция, чтобы описать оставшиеся вещи и бумаги. Навсегда покинув скромный приют, Лермонтов отправился отсюда в свой последний путь…
В 1884 году в Пятигорск была доставлена мраморная мемориальная доска, изготовленная по инициативе русского драматурга А.Н. Островского. Надпись, вырезанная на ней, гласила: «Домъ, въ которомъ жилъ поэтъ М.Ю. Лермонтовъ». С той поры и по сей день этот скромный знак памяти украшает лермонтовский домик. Отдать дань признания поэту сюда приходили Сергей Есенин, Алексей Толстой, Василий Шукшин. Трижды побывал в домике и наш великий земляк Александр Солженицын.
Ежегодно 27 июля, в день гибели Лермонтова, у домика всегда многолюдно. Здесь собираются почитатели поэта. Звучат его стихи. Много цветов, в открытом окне видна зажженная свеча. И словно оправдались строки его стихотворения «Сон»:

И снился мне сияющий огнями
Вечерний пир в родимой стороне.
Меж юных жен, увенчанных цветами,
Шел разговор веселый обо мне…
 
Лермонтов не погиб, падая лицом в машукскую траву. В тот миг он обрел бессмертие.
     
 

Город Пятигорск
ГРОТ ДИАНЫ И ЛЕРМОНТОВА
В Пятигорске есть два интересных грота: Дианы и Лермонтова. Первый представляет собой искусственную пещеру на склоне горы Горячей. Ее придумали братья Бернардацци. Один из них — Иосиф — участвовал в экспедиции на Эльбрус с командующим кавказской линии генералом Емануелем. Строительство грота посвящено первому покорению этой вершины Кавказа.
У входа в грот раньше были установлены чугунные доски с текстами на русском и арабском, которые рассказывали о покорении Эльбруса. Сейчас их копии хранятся в краеведческом музее города. Говорят, что Михаил Лермонтов часто посещал этот грот. А за неделю до дуэли был организатором бала, который проходил «у Дианы».
А вот грот Лермонтова имеет естественное происхождение, во всяком случае, его большая часть. Предполагается, что малый грот был описан в «Герое нашего времени» — в «Княжне Мэри». Здесь тайно встречались Печорин и Вера.
  
 
ДОМ КНЯЖНЫ МЕРИ
В старой части Пятигорска, в 2 км от центра находится дом княжны Мери, названный так в честь лермонтовской литературной героини. Одноэтажное здание было построено из дерева в 1823 г. в классическом стиле и называлось тогда домом Реброва — в честь хозяина усадьбы. Местные жители считали это здание одним из лучших в городе. В конце 19 века дом для надежности был обложен кирпичом и принял современный вид.
Строение на проспекте Кирова вошло в историю в 1881 г., когда венгерский художник Михай Зичи, создавая иллюстрации к роману М. Лермонтова «Герой нашего времени», решил, что именно этот дом наиболее соответствует описанному в книге месту жительства княжны Мери. С тех пор здание называлось не иначе как дом княжны Мери, и, благодаря художнику, стало известно на всю страну.
Многие из работ Зичи представлены в Эрмитаже, Русском музее и Третьяковской галерее. Часть из них хранится в пятигорском Лермонтовском музее.
В доме проживали вплоть до 80-х гг. прошлого столетия, пока здание не было признано аварийным, и жильцов выселили. К сожалению, многие архитектурные детали и украшения были безвозвратно утеряны. Сегодня это обычный жилой дом.
Практическая информация
Адрес: Пятигорск, пр. Кирова, 12. 
  

 

Отдел «М.Ю. Лермонтов в изобразительном искусстве»   (Бывший дом И.В. Уманова)
За долгие десятилетия собрание музея пополнилось многими замечательными работами русских, советских и зарубежных художников. Есть среди них вещи поистине уникальные, высочайшего художественного уровня. В большинстве своем это иллюстрации к произведениям М.Ю. Лермонтова, портреты поэта и его современников, виды Кавказа, эпизоды сражений, жанровые сцены. Каждая из коллекций музея располагает множеством интересных и ценных экспонатов, а все вместе они объемно и точно отражают предметный мир лермонтовской эпохи, передают атмосферу и колорит давно прошедших лет.
Постоянно держать все эти сокровища в запасниках возможно, но неинтересно. В 1970-е годы сотрудники музея пришли к мысли создать новый отдел, экспозиция которого позволила бы показать посетителям все богатства наших музейных фондов. Нашлось для этой цели и подходящее здание – бывший дом И.В. Уманова, усадьба которого была расположена по соседству с домами П.С. Верзилина и В.И. Чилаева.
Это угловой дом мемориального лермонтовского квартала, расположенный в его самой высокой точке. В 1841 году Лермонтов частенько заходил сюда, навещая своих знакомых. В то время здесь квартировал его бывший сослуживец по Гродненскому гусарскому полку А.И. Арнольди, так вспоминавший о своем пятигорском жилище:
«На дворе дома нами занимаемого, во флигеле поселился Тиран, по фасу к Машуку подле нас жил Лермонтов со Столыпиным, а за ними Глебов с Мартыновым. С галереи нашей открывался великолепный вид: весь Пятигорск лежал как бы у ног наших, и взором можно было окинуть огромное пространство, по которому десятками рукавов бежал Подкумок…» Побывал здесь Лермонтов и за два дня до роковой дуэли. Он подъехал, как вспоминает Арнольди, «верхом на сером коне в черкесском костюме к единственному открытому окну нашей квартиры, у которого я рисовал, и простился со мною, переезжая в Железноводск».
Прекрасный художник, Арнольди оставил несколько зарисовок для нас очень важных. Среди них вид терраски лермонтовского домика, дом Реброва в Кисловодске, а также вид старого пятигорского кладбища у подножия Машука, где запечатлена могила поэта. Известно, что Лермонтов подарил художнику две свои картины: «Воспоминание о Кавказе» и «Черкес». Вместе с Арнольди в доме остановился и его учитель живописи Р.К. Шведе.
Дом отреставрировали, освободив от поздних пристроек, вернули ему прежний облик и прежде всего – просторную деревянную веранду, основанием которой служат пять каменных колонн. В 1979 году здесь открылась новая экспозиция. В ней собрано всё лучшее, что есть в музее, от классических работ XIX века до нашей современности, – живопись, графика, произведения скульптуры. Большинство экспонатов – подлинники, принадлежащие кисти и резцу выдающихся мастеров изобразительного искусства. В отдельно устроенных нишах представлены изящные предметы русского дворянского быта. Есть подобные вещи, бытовавшие и на Кавказе. В интерьерах экспозиционных залов расставлена старинная мебель.
Открывает экспозицию великолепная работа В.В. Козлова и Л.А. Дитриха – скульптурный портрет М.Ю. Лермонтова. Еще в дореволюционное время он был представлен на конкурс как проект памятника поэту в Петербурге. Замысел этот тогда осуществлен не был, но по счастью в музее сохранилась авторская модель, выполненная в гипсе. В 1955 году по этой модели скульптуру отлили в бронзе. Поэт изображен в форме Тенгинского пехотного полка. Он стоит в глубокой задумчивости, наклонив голову и опираясь левой рукой о выступ скалы.
Правая рука поднесена к груди, словно затем, чтобы уменьшить душевную муку. Вид поэта передает его внутренний настрой накануне дуэли: «Что же мне так больно и так трудно…» В соседних залах представлены скульптурные портреты Лермонтова работы М.И. Цейдлера, А.С. Голубкиной, Н.И. Абакумцева, В.Г. Стамова.
К судьбе и творениям Лермонтова обращались многие великие мастера. Нам удалось собрать уникальную коллекцию иллюстраций к лермонтовским книгам. Здесь и В.А. Серов, и М.А. Врубель, и И.Е. Репин, и Б.М. Кустодиев, и И.Я. Билибин, и К.И. Рудаков, и Т.А. Маврина. Разумеется, их прекрасные работы широко известны и многим знакомы по репродукциям. Но тем приятнее увидеть их в подлиннике, своими глазами. А есть у нас замечательные вещи, которые посетитель увидит здесь впервые. Например, динамичный и живой «Кирибеевич» М. Езучевского. Или графические листы П.Л. Бунина – его иллюстрации совершенны в изяществе линий, идеальны по композиции, они образно и точно передают мир лермонтовских героев. Есть и новые имена. Вот портрет поэта работы В.Д. Овчининского. Вот яркая, необычная графика С.В. Филенко, гравюры И. В. Шаховской.
В экспозиции есть работы, датированные уже XXI веком. Трудно сказать, кто лучше понимал Лермонтова: художники прошлых веков или те, кто сегодня держит в руках кисть или перо. Несомненно одно: к Лермонтову художники будут обращаться всегда. Облик его столь притягателен, а мир его образов настолько красочен и богат, что невольно рождает в душе вдохновение и дарит радость творческого труда.
  
 
ЛЕРМОНТОВСКАЯ ГАЛЕРЕЯ
Концертно-выставочный комплекс «Лермонтовская галерея» своим внешним видом напоминает необычный, будто игрушечный дворец, выдержанный сразу в нескольких стилях: романском, готическом и наиболее характерном для времени своей постройки — модерн. Это яркое сооружение пастельно-голубого цвета с масштабным цилиндрообразным сводом, сбоку от которого симметрично расположены два крыла.

Наверняка автор проекта американец Джеймс Богард вдохновлялся викторианской архитектурой. Особенности конструкции и внешний вид Лермонтовской галереи чем-то напоминают лондонский Хрустальный дворец.
Сооружение из стали и стекла приобрели на проходившей в 1896 г. в Нижнем Новгороде художественно-промышленной выставке. В разобранном состоянии конструкция была доставлена в Пятигорск и тут же установлена. Здание сразу стало знаковым: здесь прогуливающиеся в парке «Цветник» укрывались от ненастья. Также под ажурными сводами организовывались балы и званые ужины. В свое время тут пели легендарные исполнители: Шаляпин, Маяковский, Балакирев и многие другие.
В 1901 г., к 60-летию гибели Михаила Лермонтова Пятигорская галерея получила имя русского поэта. Сегодня она входит в состав Северо-Кавказской Государственной филармонии им. Сафонова. В концертном зале Лермонтовской галереи выступают местные и приезжие исполнители, а в выставочном — проводятся различные художественные мероприятия.

Где находится, как доехать6
Адрес: Пятигорск, ул. Кирова, 20. Веб-сайт.
Добраться до достопримечательности можно на трамвае № 1, остановка «Цветник».
 
 
ДОМ АЛЯБЬЕВА
Новый отдел музея, также находящийся в пределах мемориального лермонтовского квартала, открыт в 1997 году. Название его не случайно: в 1832 году именно в этом доме, принадлежавшем тогда майорше Карабутовой, снимал квартиру, находясь на излечении в Пятигорске, знаменитый русский композитор Александр Александрович Алябьев. Он вошел в историю русского искусства как автор прославленного романса «Соловей» на стихи А.А. Дельвига. Нам же он интересен, прежде всего, своим пребыванием на Кавказе и созданием ряда произведений на кавказскую тему. Предыстория событий такова.
Будущий композитор родился в семье екатерининского вельможи, правителя Тобольского наместничества. Получив прекрасное домашнее образование, продолжил его в стенах Московского университетского пансиона. Четырнадцати лет был принят в горный департамент, но дальнейшая его карьера связана уже с военной службой. Кавалерийским офицером он участвовал в Отечественной войне 1812 года, был ранен и удостоился награждения орденами. В 1823 году, в возрасте 36 лет, в чине подполковника вышел в отставку. Вернувшись из побежденной Франции в Петербург, он начал серьезно заниматься музыкой и уже в начале 1820-х годов успешно дебютировал в столицах как автор романсов и музыки к театральным спектаклям.
На Кавказских водах Алябьев впервые, по-видимому, побывал еще в 1818 году, но подробности этой поездки остались неизвестны. По архивным данным следует только, что Ахтырского гусарского полка штаб-ротмистр Александр Александрович Алябьев прибыл на Горячие воды 19 июня и остановился в доме Толмачевой. Яркие впечатления этого путешествия отразились, несомненно, и в том, с каким восторгом он принял «Кавказского пленника» А.С. Пушкина, положив на музыку «Черкесскую песню» из этой поэмы. В свое время эта песня имела все шансы стать народной, так велика была ее популярность. «Черкесская песня» не менее двадцати раз печаталась в песенниках и сборниках романсов.
В 1825 году в судьбе Алябьева произошел трагический перелом. «Нелепое происшествие, – замечает его биограф, – неожиданно вырвало композитора из близкой ему среды, жестоко сломало жизнь и обрекло на многие годы ссылки». Февральским вечером на московской квартире Алябьева во время карточной игры вспыхнула ссора, в ходе которой помещику Времеву было нанесено несколько пощечин. Покинув дом, а потом и город, этот господин на третий день по происшествии где-то на постоялом дворе неожиданно скончался. Участники карточного конфликта были арестованы и преданы суду. Дело тянулось почти три года. Версия об убийстве отпала, равно и подозрение об участии самого Алябьева в игре. Тем не менее, по приговору суда он был лишен дворянства, чинов и орденов и отправлен в ссылку в Тобольск.
Через несколько лет резкое ухудшение здоровья вынудило композитора обратиться к властям с просьбой о разрешении отправиться на Кавказские воды. Согласно сохранившимся документам пятигорской городской управы за 1832 год, «бывший подполковник Алябьев, лишенный чинов и дворянства и сосланный на жительство в Тобольск… прибыл для пользования глазной болезни на Минеральные воды, а 19 августа сего года выбыл из Пятигорска на Кислые воды. Квартировал в г. Пятигорске в доме умершей майорши Карабутовой». На рукописи романса «Тайна» композитор сделал особую помету: Пятигорск, 17 июля 1832 года.Перезимовав в Ставрополе, летом следующего 1833 года Алябьев вновь приехал в Пятигорск, но лечение на водах не принесло ему никакой пользы. На Кавказе с композитором находилась его сестра Екатерина Александровна. Пытаясь облегчить участь брата, она совершила поездку в Петербург, но хлопоты ее не были успешны. В сентябре 1833 года Алябьев под казачьим конвоем был отправлен к новому месту ссылки – в Оренбург. В одном из писем к другу Алябьев назвал себя Кавказским певцом. Под таким же названием в 1834 году вышел в свет и большой сборник его романсов, украшенный видом Пятигорска на обложке. По повести своего старого друга Александра Бестужева Алябьев создал и первую в истории «кавказскую» оперу – «Аммалат-Бек». Позднее была написана и «Черкесская песня» на стихи М.Ю. Лермонтова («Много дев у нас в горах»).
Дом майорши Карабутовой, в котором когда-то квартировал Алябьев, по счастью, сохранился. Ныне он реставрирован, ухожен, и в нем разместился один из отделов лермонтовского музея. Здесь расположены два просторных выставочных зала, где посетители могут познакомиться с графическими и живописными работами из собрания музея, а также и с персональными выставками многих известных в нашей стране художников, таких как И.Ф. Шаховская, В.П. Негуляев, В.Н. Кутявин, С.В. Филенко.
Есть в доме Алябьева и уютный концертный зал. Здесь часто звучит музыка, можно услышать и облетевшего весь мир, вечно прекрасного «Соловья». Один из разделов экспозиции посвящен пребыванию А.А. Алябьева на Кавказе, другой раздел рассказывает об истории старинных кавказских музыкальных инструментов, воссозданных народным мастером из Кабардино-Балкарии В.Г. Ойберманом.
 
  
____________________________________________________________________________________________

ИСТОЧНИК ИНФОРМАЦИИ И ФОТО:
Команда Кочующие
http://domiklermontova.ru
Музей Лермонтова в Пятигорске.
Сайт города Пятигорск.
Анохин Г.И. "Северный Кавказ". М., "Физкультура и спорт", 1981.
Достопримечательности Ставропольского края.
Туристические маршруты Северного Кавказа.

ВложениеРазмер
Muz_Lermontov (1).jpg175.17 КБ
Muz_Lermontov (2).jpg185.2 КБ
Muz_Lermontov (3).jpg335.39 КБ
Muz_Lermontov (4).jpg123.55 КБ
Muz_Lermontov (5).jpg500 КБ

Комментарии

Отправить комментарий

Фотографии на сайте размещены в качестве научного, информационного, учебного и культурного материала без цели извлечения прибыли.