Владимирское залесье и Ярополочье

  После Троицы и Сварожек, с 27 по 31 ладня (17-21 мая), наступали дни Яра и Ярины, называемые также Сурвак-днями. В эти дни волхвы шли на ладьях далее по «солнечному пути», и праздновали их в Залесье (Владимирская область), то есть в храмах Солнца на Ярилиной поляне и в Сунгире на Клязьме.

В «Сказании о Битве цветов» это празднование начала лета в Залесье описано так:
«И это был Святой Седыш-град на Рахмановом холме, где мудрецы седуны издревле славили Рода-Седыя и Солнцебогов: Сурью-Ра, Суромну (около посёлка Боголюбово есть населённый пункт - Суромна) и Рамну Сурича, Хорса-Дажьбога и Яробога. А за тем Седыш-градом в урочище Сунгирском святые учителя сунгири учили волшбе солнечной. И теперь у подножия холма Рахманова да на Ярилиных полянах у храма Рамны и Суромны люди плясали у костров, и была слышна развесёлая музыка. Люди праздновали приход лета в святую ночь Ярилы». 

От старого имени града мудрецов-седунов осталось только имя речки Содышка за Владимиром. См. Городище Сунгирь.
 
Золотые Ворота во Владимире

Известно, что на востоке бога Велеса называли также Раман. И это имя до 1965 г. сохранялось также у древнего посада перед знаменитыми Золотыми Воротами города, который был построен на «рамени», то есть «на плечах», у Студёной горы. От этого имени остались потом имена улиц Большие и Малые Ременники. В 1965 г. Большие Ременники были переименованы в улицу Победы.
 
Другой древний топоним в центре Владимира - Студёная гора. Имя горы до 1937 г. сохранялось в названии одной из центральных улиц: Студёная гора. Потом она была переименована в улицу Пушкина. Высота горы - 164 метра над уровнем моря. Многолетние наблюдения показывают, что температура воздуха на Студёной горе (обители Велеса Стужайлы) всегда на несколько градусов ниже, чем в других местах города. По местному преданию, на этой горе встретились, пылая жаром ревности, две жены Александра Невского. Но гора остудила их страсть, они примирились, и каждая решила стать монахиней соседнего монастыря. Однако к истории эта легенда отношения не имеет, ибо первая супруга Александра Невского умерла до его второй женитьбы. Их имена встали на место древних богинь и прародительниц. Эта легенда переносилась и на двух жён князя Дажень-яра - Навну и Милиду, также встречающихся здесь.
Есть другие ведические топонимы в окрестностях Владимира. Например, Суромна, Ставрово, Волосово - это посёлки и деревни близ Владимира, носящие разные имена бога Велеса Сурича (Суромны). Велес - он же Волос, Волохатый. В Волосове есть дуб Велеса, почитаемый как «ставрос» («распятие»). Велес также Ставр Годинович: от «ставрос» - столб, на котором распяли Бога, а также и «тавр», бык - священное животное Велеса.
 
Сунгирь - урочище близ Владимира. Имя происходит от «сунья» - солнце; и от «гирь» или «гур» - «учитель». На Сунгире 25000 лет назад находилась стоянка древнего человека - кроманьонца.
Ярилина долина - находилась на месте Химзаода и Точмаша, а на месте Князь-Владимирской церкви стояло святилище Ярилы.

Недалеко от Владимира находится древний город Суздаль (в летописи - Суждаль), имя которого производят от иранского «Сугда», то есть «сияющий», или от русского «Сурож» (Согласно «Книге Велеса», Сурож был русским городом, столицей Сурожской Руси на Чёрном море, где славяне жили с VIII в. до н.э. см. Сурожская Русь.). А в нескольких км. От Суздаля находится село Кидекша (Китеж-Град), от сего имени производят имя легендарного города Китеж, что на Волге.
 
Церковь Бориса и Глеба в Кидекше                                                                                                           

Есть легенда, приводимая в «Ярилиной книге», что ранее Владимир назывался Китежем Залесским. И асградские волхвы далее следовали на ладьях вниз по Клязьме от Китежа Залесского к граду Большой Китеж, что на Волге. Имя реки Клязьмы, что протекает через Владимир, можно истолковать как «Коло-Аза Мать». Коло-Аз был рождён богинею Окою (Лакомой) и богом любви Камой. Ока - река, на которой стоит древний Муром. Древняя богиня любви, берегиня этой реки, носила имя Лакома (она же индийская богиня Лакшми), потом это имя видоизменилось в Оку-мать или Оку.
 
Здесь есть и ещё река с ведическим именем: Тара. Это приток Клязьмы в Вязниковском районе. Она носит имя, данное в честь солнечного бога Тарха Дажьбога, а также богини бьярмов (финно-угорский народ) Тарусы.

                                                    Вязниковское урочище                                                                         
Далее, спускаясь вниз по Клязьме, волхвы миновали Вязниковское урочище. Оно находилось на месте современного города Вязники. Здесь была священная роща вязов, посвящённых Сварогу и Матери Сва. Рядом урочище Пирово-Городищи с могильниками VII в. до н.э. там же в XII в. стоял город Ярополч.
 
Ярополча находятся в селе Пировы Городищи, в нескольких километрах от Вязников. См. Основание города Ярополч-Залесский.

Затем ладьи волхвов сплавлялись мимо Перуньей горы в деревне Перово под Гороховцом. На её вершине - храм, славный тем, что притягивает на себя молнии в любую грозу. И так ладьи двигались до урочища Гора-ховец (гора-могила). Это урочище было на месте современного города Гороховец.
Само урочище располагалось на Гробенской (Ярилиной) горе. Согласно мистерии, Ярила лежит всю зиму в гробу в сей горе, а весною возрождается к жизни и выходит на свет (как раз в Ярилины дни). Здесь же тает вместе со снегом и уходит с зимою его первая супруга Зимцерла, также и Снегурочка, дочь Велеса.
 
На вершине сей горы ныне стоит - Никольский монастырь. Напротив Гребенской горы с Никольским храмом высится Пужалова гора. На вершине Пужаловой горы - древняя сосновая роща, а на восточных склонах - вишнёвый сад. Согласно местной легенде, она названа Пужаловой потому, что на ней явился Огненный Всадник во время осады города татарским мурзой Аманаком. Этот Огненный Всадник вынудил татар обратиться в бегство, тогда же погиб и Аманак.
 
Известно также, что в подклете храма Николы Угодника на Гребенской горе под средней аркой (южная стена подвала под западным предхрамием) находится замурованный вход в подземелье. Подземный ход идёт от Николького храма и далее под Клязьмой к Знаменскому монастырю на другом берегу реки. Согласно местным легендам, в сём обширном подземелье хранится библиотека Иоанна Грозного. Её оберегали хранители, служившие в храме Николы. Во времена царя Михаила Михайловича в этом храме была основана община, «корабль духовный», где почиталась «богиня», «Мать Сыра Земля», уроженица сёл Верхний и Нижний Ландех Гороховецкого уезда. Она была обретённою «богородицею», супругою «стародубского мессии» Ивана Суслова. Подземный ход под храмом стал открыт со времени упразднения общины в 30-х гг. ХХ в., тогда же часть монастыря была взорвана, монахи репрессированы. Многое они успели спрятать в подземельях, откуда храмовые сокровища и реликвии местные жители доставали последующие полвека. Асградские волхвы появлялись у Ярилиной горы-могилы 13 купальня (3 июня), в день Семаргла Огнебога. Согласно древней мистерии, Семаргл Огнебог сын Сварожич в сей день обретает Книгу Вед. По преданию, образ (список) этой Книги с тех пор хранится в подземельях Горы-ховца. В «Сказании о Битве цветов» об этом также есть свидетельство. «И многие века потом служил тот ход хранителям веры. И скрывал он великие сокровища и тайны... И говорят, были сокрыты в нём лари с книгами старой веры. И ещё недавно пользовались теми книгами посвящённые. И в одной из тех книг сохранилось сказание об Асгасте, Дулебе и Асуице. И ведающие поныне знают, где есть начало того подземного хода... Хоть и завалено оно в подвале храма на Гробенской горе и заложено оно камнями, да и сам ход под горою давно обветшал и кое-где обвалился... Забыт и оставлен в небрежении, как оставлена была и сама старая вера... Но теперь пришло время для того, чтобы вспомнить всё. Ведь ещё и сейчас поют у той Горы-ховца в дни Ярилы и в дни Купалы последние из тех хранителей веры, кто ещё не забыл, что славяне и русы - суть внуки Солнца...» Далее ладьи волхвов шли вниз по Клязьме, «охваченной буйством вошедшей в силу весны, ибо настала последняя русальная неделя пред наступлением лета и пред Купалою», как говорится в «Сказании о Битве цветов». Волхвы шли от Гороховца до Волги, к Дятловым горам, которые ответвляются от Пановых гор. Пановы горы - это современные Пановы горы близ Городца (Малого Китежа) на Волге. К Пановым горам в старину относили также и все Дятловы горы, на коих расположен Нижний Новгород. Легенды о Дятловых горах хранили общины, «корабли», основанные «кормчим», «богом обретённым», Прокофием Лупкиным в XVIII в. Они передавались среди людей графов Строгановых, водивших торговые суда с солью по Волге. В общины были вовлечены и сами Строгановы. Торговый дом Строгановых с «хлыстовской церковью» был на Нижнем Базаре в Нижнем Новгороде, стоял там с XVI в. по ХХ в. Он был на месте древнего урочища птицелюдей Могулей.

 
 

Перунья гора                                                                                                                                           
Перунья гора — гора в деревне Перово;
... все эти топонимы указывают в первую очередь на то, что эти возвышенности не искусственно созданные курганы в следствии захоронений, а урочища, священные места для поклонений и ритуальным действам. Возведенные на них православные храмы – тому доказательства.. Церкви никогда не ставили на могилах, но всегда на древних священных местах язычников. Один из первых русских летописных документов , собственно, с этого и начинается : 
«Великъ бо есть промыслъ Божий, еже яви въ посл'Ьдьняя времена!
Куда же древле погани жьряху бЪсомъ на горахъ, туда же нынЬ святыя цьркъви стоять златовьрхыя, каменозьданыя, и манастыреве велици поставлени быша».
(вступительная часть Начального свода Повести Временных Лет)

Во вторых они имеют явно славянскую этимологию. 
Лысая – довольно частое название подобных гор.. лысина – плешь .. очень напоминает мне гору под названием Ярилина Плешь за озером Неро (Переяславль Залесский) – духовным центром мери. Археологические находки и этимология свидетельствует об очень древнем в этих местах совместном проживании словенских и финно-угорских этнических групп
  
  
СЕЛО КИДЕКША
Кидекша – село в Суздальском районе Владимирской области России, в составе Селецкого сельского поселения. 
Расположено при впадении реки Каменки в реку Нерль, в 4 км к востоку от Суздаля. Здесь Каменка с каменистым дном сливается с Нерлью, текущей в Клязьму.
 
Городище, р.ж.в. (укрепленное поселение Дьяковской археологической культуры раннего Железного века, VII в. до н.э. — V в. н.э.). Восточная окраина села Кидекша, правый коренной берег р. Нерль при вхождении в ее долину р. Каменка, левый берег последней. Площадка округлая в плане, размерами ок. 320х220 м., высота над рекой до 30 м.
Керамика лепная, с сетчатыми отпечатками на внешней поверхности, дьяковской к-ры.

Битва русколан с гуннами под Семивежьем на Москва-реке (15 мая 316 года).
Также в то время сильно умножилось племя гуннов. И начали они беспокоить на Великой Ра-реке земли русколанские. И вновь восстав во главе гуннов, Морияр - князь многие народы на Востоке попленил. И так потом от Ра-реки дошёл с ратями бесчисленными до Москвы-реки и Семивежья, и все крепости на пути сокрушил и пожёг.
Но нисколько не обеспокоился тем Дажень-яр, ибо в львиной природе князя было с пущей храбростью сражаться с большими силами, нежели с малыми. И так прошествовал Дажень-яр с сыном своим Бусом Белояром и в силе великой к Беловежью Залесскому.
И там сам Бус обратился в Вышнему Свету и силам Сварожьим. И видел он в небе, как верхом на крылатых конях впереди ратей Сварожьих выступили небесные заступники Земли Русской братья Святибор и Мось, сыны Велеса. И слышал он, как Святибор рёк брату своему Мосю праведному: «Да поможем мы родичам нашим Даженю и Бусу!»
И вот в тот год, когда созвал Константин-царь первый собор в Ромее, а на Руси чтили праотцев Святибора и Мося, сошлись на поле под Семивежьем рати. И тогда и в Ромее, и на Руси одержали верх арияне, следующей Стезёй Буса.
И был слышен треск от ломления копий и от ударов мечей. И видели все рати Сварожьи в облаках, что явились на помощь князю Дажень-яру. А на земле впереди ратей русских выехали сами светлые братья Ягорий и Сурияр, а в облаках над ними в вихрях - братья Велесичи.
И дали они сражение войску змееву Морияру. И в сражении том под Семью вежами они яростными ударами истребили многих тысячников и сотников Морияра вместе с их отрядами.
И затем, спустя седьмицу, во второй битве под стенами Китеж-яра (Кидекша, что на Нерли недалеко от Суздаля) на реке Нерли вновь одержали верх рати Дажень-яра и Буса. И так заняли они крепость Китежа Суждальского. Дажень-яр вновь встречается с Навной.
 
Морияр и Навна похищают Милиду на Купале близ Китежа Залесского (современный Владимир). Бус, Златогор и Сурияр освобождают Милиду (июнь - июль 316 года).
Дракон же лютый, князь Морияр, видя своё тяжёлое поражение, решил с изворотливостью змеиной снискать для себя мир и братскую любовь. И он из стольного Моргуль-града обратился к Дажень-яру с посланием, отправив его через супругу свою Навну. И явилась Навна в Китеже-граде (небесный город) на яре высоком, на горе Студенце. И сошлась там с Дажень-яром (демиург), и говорила о мире и любви.
И так вновь вспыхнула в сердце её прежняя приязнь сердечная к князю великому, и напомнила она ему о сыне их Буримире, коему, и роду его, судьбою предназначено царствовать в Русколани, в то время как Бусу предстояло занять трон небесный. Но остудил её пыл Дажень-яр, сердце коего было занято лишь Милидой. И вновь взревновала Навна к супруге его Милиде, и затаила обиду в сердце своём. Много труда стоило ей установить тогда мир между Дажень-яром и Морияром, и то лишь на время от сева и до сбора урожая, ведь по всей Руси не воевали в страдную пору.
И в знак заключения мира Морияр отдал тогда дочь свою Заремиру в супруги Сурияру Яранаковичу. Сам же Дажень-яр в то время отправился к Белым горам, ибо настало время молений и очищений.
Как заведено было по обычаю, там он каждый год шествовал, повторяя вякамандары, от Кияра к садам Ирийским. В тех же садах припадал он к источнику жизни, и отведывал от яблони мандариновой, что возросла от семени, данного в годы старые Бугумиру матерью Марою.
И так Дажень-яр возвращал себе молодость и силу, так же как и праотец Богумир, проживший тысячу лет, и так же как отец его Вересень-яр, переживший два века человеческих. Сам же Дажень-яр уже оставил за плечами век, но был молод, как человек, только вошедших в силу свою. И так Дажень-яр с Ягорием утекли к Белым горам.
А Семивежье и Китежские земли оставили на попечение Бусу Белояру, старшему брату его Златогору, а также воеводе Сурияру. И с ними осталась мать Буса - Милида, ибо то была земля её отца Асеня Мудрого, внука Берендея-царя. И здесь у седых волхвов (См. Седыш-Град.) обретали ведание тайное дети её, младшие братья и сёстры Буса. И тогда, воспользовавшись уходом князя, Навна в дни Купалы с коварным умыслом заманила сыновей Дажень-яра и мать их Милиду на капище Сурьи, что в Китеже Залесском (современный Владимир), ибо в те дни шла там свадьба Заремиры и Сурияра.
И повелел он собирать детей вохвов, чародеев, жрецов и отдавать их в учение, дабы обучать праведной вере, и знаниями просветить ум и наставить их в служении истине. Многих же отроков, и всех своих детей, он собрал в Китеж-яре, и выстроил им обитель, и назначил над ними учителем мудрого Китальвана, доверив ему обучение. Каждый раз, когда князь приезжал в Китеж-яр совершать служение в память предков и отца его Дажень-яра, он заходил и в Китежскую обитель, собирал вокруг себя детей волхвов и жрецов. И те окружали его толпою, кто с книгами, кто со свитками в руках. И Бус велел им читать хором, а сам слушал и, весьма радуясь, гордился ими, что они и есть то сокровище предков, которое хотел обрести отец его Дажень-яр.
И ещё говорил он, как весною пробуждается природа, и солнцу радуется всякая тварь, и зацветают цветы, так и разум их пробуждается учением праведным, которое потом принесёт благой плод. И пусть они теперь веселятся, в пору цветения юности, а после возвратятся просвещать роды свои. И из тех обителей вышли наши учителя, обладающие ключами к вратам истины, которые разнесли по всему миру свет Бусовой веры, предвечного знания о мире дольнем и горнем. И был очищен и возрождён канон Вед, который мы с тех пор храним и не утратим никогда, пока жив род наш.
 
Городище, 2-я пол. 1-го тыс. н.э. (укрепленное поселение мерянской культуры). Керамика мерянская, 2-й пол. 1-го – нач. 2-го тыс. н.э.

Древнерусское поселение возникло в XI в. на месте раннего мерянского поселка. Керамика гончарная древнерусская с линейным и волнистым орнаментом, датированная 11-13 вв., гончарная позднесредневековая, в том числе красноглинная 14-15 вв., белоглинная и чернолощеная 16-17 вв. Найдены также обломки стеклянных браслетов, железные ножи и другие предметы, характерные для друвнерусских и позднесредневековых памятников.

Центральная улица в Кидекше является частью древнего пути из Суздаля в Городец. Дороге более 850 лет. 

Численность населения в с. Кидекше: в 1859 г. – 408 чел.; в 1926 г. – 603 чел.; в 2010 г. – 55 муж. и 82 жен., всего 137 чел.
 
Церковь Бориса и Глеба

По преданию, в этом месте случилась встреча двух святых братьев - князей Бориса Ростовского и Глеба Муромского, ехавших по зову отца, князя Владимира Красное Солнышко. Впоследствии оба они были убиты другим братом - Святополком Окаянным.
«Степенная книга» сообщает о том, что «на реце на Нерли в Кидекши близь города Сужьдали… бысть совокупное святых мученик становище, егда в Киев хожаху Борис от Ростова, Глеб от Мурома». Вряд ли ехавшие с разных концов Северо-Восточной Руси князья встретились просто посреди леса: о встрече они наверняка условились заранее, и, вероятно, встреча была назначена в городе (как минимум, крепости).
Именно это предание послужило поводом для освящения главного княжеского собора в честь первых русских святых.

В нач. XII в. при князе Владимире Мономахе, здесь находилась княжеская резиденция с кирпичным храмом из плинфы.
Близ стен церкви Бориса и Глеба были найдены обломки плимфы нач. XII в., цемянки и фрагменты настенной росписи того же времени. Эти находки позволяют предполагать, что на месте ныне существующей церкви ещё в нач. XII в., вероятно во время правления в Киеве князя Владимира Мономаха, существовал кирпичный храм, расписанный фресками.

При князе Юрии Долгоруком здесь были возведены укрепления, остатки которых сохранились до наших дней, и построен белокаменный храм Бориса и Глеба.
 
Находясь на берегу Нерли при впадении в нее реки Каменки, кидекшская крепость контролировала речные пути в Суздаль. Это был стратегически важный форпост княжества, поскольку именно по Нерли осуществлялась торговля суздальцев с другими землями, а в неурожайные годы по Нерли жители отправлялись за зерном в земли волжских булгар.
В кон. XII – нач. XIII вв. город Кидекша уже был достаточно большим: остатки валов были найдены к северо-западу от церкви Бориса и Глеба, соответственно, если южная линия валов располагалась на последнем склоне перед заливными лугами (сейчас там проходит автодорога), то общая длина крепости по линии север-юг составляла не менее 400 м. При ширине крепости от 150 до 300 м длина валов составляла не менее 1 км.
Площадка округлая в плане, размерами ок. 320х220 м., высота над рекой до 30 м., с востока нарушена промоинами. С юга, запада и севера сохранились остатки вала высотой до 5 м. и сильно заплывшего рва перед ним, концами упирающегося в береговой обрыв.

 
 
ЯРОПОЛЧ-ЗАЛЕССКИЙ

В Вязниковском районе есть река с ведическим именем: Тара - это приток Клязьмы. Она носит имя, данное в честь солнечного бога Тарха Дажьбога, а также богини бьярмов (финно-угорский народ) Тарусы.
Вязниковское урочище находилось на месте современного города Вязники. Здесь была священная роща вязов, посвящённых Сварогу и Матери Сва. Рядом урочище Пирово-Городищи с могильниками VII в. до н.э. там же в XII веке стоял город Ярополч.

Поселение. Неолит, 2-я пол. 1-го тыс. н.э., X-XIII вв.

Ок. 1 км. к северо-западу от западной окраины с. Пировы Городищи, первая надпойменная терраса правого берега р. Клязьма, ок. 0.15 км. от русла, на обоих берегах безымянного ручья, впадающего в р. Клязьму, к западу от городища 1, у его подножья. Размеры ок. 200х30-70 м. площадь ок. 1 га., высота над поймой 1.8-2.5 м.
Культурный слой по характеру находок разделяется на два горизонта:
верхний, мощностью 0.6-0.9 м. и нижний, площадь распространения и толщина которого не установлены.

Комплекс находок из нижнего горизонта культурного слоя представлен обломками лепных неолитических сосудов с ямочно-гребенчатой орнаментацией, льяловской или балахнинской культуры, лепных толстостенных сосудов с органическими примесями в глиняном тесте и орнаментом из оттисков широкого гребенчатого штампа, волосовской культуры, кремневыми наконечниками стрел и дротиков, отщепами, сланцевым теслом, полированным каменным кольцом, бронзовым клиновидным топором.
Выявлены следы наземной постройки столбовой конструкции.

Мерянский поселок. Во 2-й пол. 1-го тыс. н.э. здесь располагался небольшой мерянский поселок.

Славянское селище. Славянское поселение возникло на берегу безымянного ручья, почти у впадения его в Клязьму, в кон. X - нач. XI в. Славяне пришли на обжитое место. Отношения между славянским и мерянским населением носили мирный характер, о чем свидетельствует сама неукрепленная форма поселения.
Своеобразие остеологического материала нижних слоев селища (X— XI вв.), где преобладают кости свиньи (50%) и рыб, является также признаком, характерным для финно-угорских поселений. Славянское и мерянское население неукрепленного поселка занималось рыболовством, охотой, сельским хозяйством, скотоводством и ремеслом, обеспечивавшим собственные нужды.
Среди многочисленных находок из верхнего горизонта культурного слоя - обломки лепных сосудов мерянского облика и древнерусских, гончарных древнерусских с линейным и волнистым орнаментом, иногда с клеймами на днищах; разнообразные орудия труда и бытовые предметы из железа, бронзы и других материалов, в том числе ножи, коса-горбуша, серпы, кузнечные клещи, зубила, ювелирные пинцеты, замки, ключи, кресала, рыболовные крючки, иглы и т.п., костяные гребни и проколка, глиняные и шиферные пряслица, каменные жернова и т.п.; предметы вооружения и снаряжения всадника, в т.ч. костяной и железные наконечники стрел, навершие булавы, боевой топор, шпоры, костяной налобник от конской сбруи; различные украшения, в т.ч. перстнеобразные височные кольца, браслеты, подковообразные фибулы, подвески. Найдены каменные крестики, один из которых - с надписью конца XI - нач. XII в. "ГИ ПОМОЗИ РАБУ СВЪЕМУ ВЛАСТЕВИ АМИН", крест-энколпион XII-XIII вв.
 
Створка энколпиона.XII в.
Бронза, литье. 8,5х5,6 см. С округлыми завершениями лопастей, оформленных парными округлыми выступами. С рельефными изображениями. Распятия (в центре) и святых (на трех лопастях). Оборот гладкий, с высоким бортиком. Пировы Городища.
 
Энколпион. XII в.
Бронза, серебро, литье, инкрустация. 6,4x4,4 см. С округлыми лопастями, оформленными парными округлыми выступами. Из золотистой бронзы. На лицевой стороне рельефное изображение Распятия, на оборотной - Богородицы. Изображения святых, расположенных по сторонам от центральных фигур, а также крест в изголовье Христа выполнены техникой инкрустации серебром. Пировы Городища.

Скорее всего в XI в. на поселение проникает христианство, и с этого времени умерших начинают хоронить на высоком берегу Клязьмы над селищем по христианскому обряду. Интересны находки бронзового коромысла от весов и торговой пломбы с княжеским знаком Рюриковичей, относящейся, по-видимому, к сер. 12 в.
Раскопками зафиксировано не менее 70 развалов печей, подпольные и подпечные ямы, остатки хозяйственных построек с заглубленным в землю полом. Реконструировано устройство не менее 26 домов, которые были наземными, срубной конструкции, с полом из досок или земляным, глинобитными печами или печами-каменками. Некоторые дома были одновременно и жилищами, и ремесленными мастерскими.

К востоку от поселения, на высоком коренном берегу, местными жителями в 1950 г. был найден каменный идол высотой ок. 0.5 м., представляющий собой поясную антропоморфную фигуру в шапке, с усами и сложенными на животе руками (утрачен). Возможно, здесь располагалось языческое святилище поселка, атрибутом которого и был идол.
По данным конца 19 в., к западу от поселения находился курганный могильник, ныне полностью распаханный, где, возможно, хоронили его жителей.

 


 
ГОРОДИЩЕ 1
VII в. до н.э. - VI-VII вв. н.э., XI-XIII вв.

Около 1 км. к северо-западу от западной окраины села, мыс правого коренного берега р. Клязьма при впадении в ее долину глубокого оврага с протекающим по его дну безымянным ручьем, ок. 0.25-0.30 км. от русла. Мыс ограничен с запада и севера склоном к пойме Клязьмы, с юга - оврагом. Площадка городища занимает западную, сниженную в узкую часть мыса, к западу от площадки городища Ярополча. Она подтреугольная в плане, размерами ок. 105х25-30 м., высота над рекой до 30 м. Слабые следы почти полностью снивелированного вала и заплывшего рва прослеживаются при аэрофотосъемке с восточной стороны площадки, у границы с площадкой городища Ярополча.
Керамика лепная, с сетчатыми отпечатками на внешней поверхности и гладкостенная, дьяковской культуры (р.ж.в.), небольшое количество гончарной древнерусской, преимущественно XII в. Слой древнерусского времени не выявлен.
Выявлены остатки постройки со слабо углубленным в землю полом, следы частокола, образующие квадратные конструкции размерами ок. 4х4 м.
Дьяковский слой памятника датирован Л.М. Михайловой VII в. до н.э. - VI-VII вв. н.э.
 


ГОРОДИЩЕ 2
Возникновение городища
Раскопки Ярополча Залесского дали три предмета, предмета загадочных, но датируемых во времени, что позволяет ставить под сомнение дату «становления города» и отнести ее к более раннему периоду. Сама М.В. Седова соглашалась с профессором В.А. Кучкиным, что даже по одной из находок - свинцовой печатке «Дънъслово» можно было бы начать отсчет города с 1108 года.

Свинцовая печатка надписью "ДЬНХСЛОВО" и поясным изображением женской фигуры с ореолом вокруг головы и надписью «Св. Арина». Печатка пока единственная в археологии с такой легендой и вызывает много толков. Занимаясь актовыми печатями раннего феодализма, академик В.Л. Янин пришел к выводу, что печати серии «Дънъслово» ходили только в период 1093-1113 гг. и, до находки в Ярополче Залесском, принадлежали к узкому кругу лиц, связанных с домом великого киевского князя Святослава Изяславича: самому Святополку, его сыну Ярославу, князьям новгородским - Мстиславу Мономаху и Давиду Святославичу, а также епископам западных кафедр Руси. Находка в далекой восточной провинции выпадала из этого правила: во-первых, она найдена в Ростово-Суздальской земле, не входившей в сферу влияния Киева, как считалось историками, и, во-вторых, эта печать принадлежала княгине с именем Ирина. Какой? В.Л. Янин остановился на великой княгине Ирине—Варваре, жене Святополка Изяславича, дочери византийского императора Алексея 1 Комнина.
В летописных источниках о ней ничего не говорится, она упомянута единственно в акафисте Св. Варвары. Не известна такая дочь, с именем Ирина—Варвара, Алексея 1 Комнина и историкам-византинистам. Да и как такая актовая печать могла попасть в дом посадника Ярополча Залесского. Появилось много версий, но ни одна не дает объяснения. По этой находке В.А. Кучкин сделал вывод, что город Ярополч был построен в 1108 году, времени—дате единственного упоминания о княгине Ирине. Вязниковский краевед В.Н. Маштафаров взял под сомнение вывод академика В. Янина о печатке «Св. Ирина». В одной из своих заметок в «Маяке» он утверждал, что это печатка княжны-инокини Ирины, дочери переяславского князя Всеволода, великого киевского князя с 1078 по 1093 гг., сестры Владимира Мономаха, умершей тоже в 1108 году. В этом случае В.Н. Маштафаров решал проблему, на чьей земле находился Ярополч Залесский. Но в исторической науке утвердилось мнение В.Л. Янина, его придерживались и В. Кучкин и М.В. Седова, так и не дав объяснение как она могла попасть в Ярополч.
 
Второй предмет, найденный в Ярополче Залесском - очень редкая иконка-подвеска (их всего найдено три экземпляра: в Галиче-Волынском, Ярополче и д. Кирьяново Ярославской обл.). Иконка сделана оттиском со свинцовой актовой печати, найденной при раскопках в Суздале. Печатка принадлежала переяславскому епископу Ефрему с 1072 г., соратнику вел. кн. Всеволода. Он ведал церковными делами Переяславля Южного, Смоленска, Ростово-Суздальской земли. Известен своими строительными делами в Суздале в период с 1096 по 1105 гг. Вскоре после смерти в 1105 г. был причислен к лику святых, и в честь него были сделаны оттиски с его печатки в виде нательных иконок-привесок круглой формы. Он почитался как переяславский святой, Преподобный Киевский и был похоронен в Киево-Печерской лавре в Антониевой пещере. Надо заметить, что, говоря об этой иконе-подвеске, М.В. Седова подчеркивала, что она «лишний раз свидетельствует о тесных политических и семейных связях княжеских родов Владимиро-Суздальской и Галицко-Волынской Руси». Печатки «Дънъслово» тоже были связаны, как и многие предметы раскопок в Ярополче показали, с Галицко-Волынской Русью. Как видим, второй предмет связан с определенным именем и определяется датой около 1105 года.

Спустя семь лет, после окончания раскопок у Ярополча Залесского, четырнадцатилетний мальчик Алеша Лебедев нашел в отвальной земле раскопа вторую свинцовую актовую печатку, видимо, пропущенную археологами. Он принес ее в музей и отдал «каким-то тетенькам», скорее всего смотрителям. Этот тогдашний мальчик - нынешний учитель истории школы №9, энтузиаст в археологических изысканиях нашего края, Алексей Викторович Лебедев, автор замечательной обзорной статьи по древнейшим местам обитания на нашей территории первобытного человека «Сквозь толщу веков», опубликованной недавно в газете «Маяк». В прошлом году он помогал владимирским археологам в составлении археологической карты нашего района. Найденная им печатка, к сожалению, в фондах музея сейчас не числится. О печатке мне рассказал случайно сам Алексей Викторович, когда мы шли с ним знакомиться с обнаруженной недалеко от Петрина стоянкой мерянской эпохи. Я его попросил по памяти воспроизвести легенду найденной им в Ярополче печатки. Вот что он нарисовал:

 
Когда его рисунок стали сравнивать с образцами печаток каталога, то Алексей. Викторович с опасливым удивлением показал на свинцовую актовую печатку «От Ратибора».

Это было неожиданно. Печаток от Ратибора известно всего 7, найдены в Крыму, Киеве, Полтаве, куплены в Севастополе и Константинополе . Кто такой Ратибор? Как могла к нам попасть его печать?
Ратибор — выходец из боярского рода близкого дому переяславского князя Всеволода, его доверенное лицо в период великого княжения в Киеве, посадник в Тмутаракани. После смерти Всеволода — дядька, первый советник и старший дружинник его сына Владимира Мономаха, доверенное лицо на переговорах с князьями, тысяцкий в Киеве и один из разработчиков «Устава Мономаха», вошедшего составной частью в пространную редакцию «Русской правды». По летописям Ратибор известен с 1079 по 1113 гг. У Владимира Мономаха с 1093 года, когда Ростово-Суздальская земля была отписана князю Владимиру, Юрий (Долгорукий), сын Владимира Мономаха, в эту пору был еще младенцем и Ростово-Суздальским князем станет около 1105 года. Считается, что для устройства дел своего сына Владимир Мономах был в Суздальской земле в 1108 году, когда женил Юрия на дочери половецкого хана Аэпы, внучке хана Осиня, в этом году. Обычно Ратибор всегда был при князе, и не исключено, что и в данном случае он был с Владимиром и выполнял его отдельные поручения по укреплению Ростово-Суздальского княжества. И тогда понятна найденная в Ярополче предполагаемая печатка Ратибора. 
Нужно отметить, что вислые свинцовые актовые печатки привешивались на шнурках (отсюда бороздка через печать) к грамоте князя, княгинь, епископов, тысяцких, в которых содержались те или, иные распоряжения. На лицевой стороне печатки было изображение святого, покровителя владельца печати, имя святого, на обратной стороне — степень значимости грамоты. Так до сих пор смысл печатки «Дънъслово» не расшифрован, есть несколько версий. Грамоты, скрепленные такими вислыми печатями, рассылались с гонцами по разным городам, местам, где находились люди владельца печати.
Если объединить вместе три загадочных находки: две свинцовые вислые печатки и икону-подвеску, то можно утверждать: во-первых, все три предмета датируются до 1113 года, года вступления на Киевский великокняжеский стол Владимира Мономаха: во-вторых, предметы близки дому переяславского князя Всеволода и его сыновей; в-третьих, если допустить, что на территории городища Ярополча Залесского в отвале раскопок найдена вторая актовая печать, то исключается случайность появления в Ярополче печатки «Дънъслово», и в поселении до 1113 года уже был посадник переяславского князя, то есть Владимира Мономаха.
Все это, если учесть и другие результаты раскопок (христианского могильника, полуземляночных построек южных переселенцев на городище, существовавших недолгое время до наземных жилищ), позволяет сделать вывод, что «город» Ярополч начал появляться еще за несколько десятилетий до определенной М.В. Седовой даты: где-то около 1108 - 1113 гг. И переселенцы из Галича, Волыни, Киева, Переяславля появились в этих местах в первый приход Юрия Долгорукого, еще отрока.
   
Вторая пол. XIII в. была самым тяжелым временем в истории этих городов. После нашествия судьба их складывалась по-разному. Стародуб, по-видимому, оправился довольно быстро, и наивысший его расцвет как столицы удельного княжества падает на XIV в. Ярополч после татаро-монгольского разгрома не смог возродиться, и жизнь на нем постепенно угасла. Гороховец долгое время влачил жалкое существование, и период его расцвета падает совсем на иную эпоху - XVII в.

В XIII - XIV вв. Ярополчская, Гороховецкая и Бережецкая волости вошли в состав Суздальско-Нижегородского княжества, но уже в кон. XIV в. все Поклязьменье влилось в Московское великое княжество. Видимо, в кон. XIV - нач. XV в.
Возможно, часть жителей, спасшаяся от татаро-монгольского нашествия, вернулась в Ярополч-Залесский, но поселилась не в детинце, а вне его валов, на поле, на площади бывшего верхнего посада. Здесь в культурном слое найдены отдельные фрагменты керамики XIV в. На площади же детинца обнаружены единичные предметы, имеющие широкую дату, вплоть до XIV—XV вв. Это шпоры с колесиками, замки, стержень с кольцом, хирургический нож, вилка, костяные гребни, некоторые наконечники стрел. Основываясь на этих находках, можно предположить, что какая-то малоинтенсивная жизнь в Ярополче-Залесском продолжалась.
В этом отношении значительный интерес представляет находка серебряной монеты 1410—1416 гг. боровского князя Семена Владимировича. Семен Владимирович был сыном серпуховско-боровского князя Владимира Андреевича, в договорной грамоте которого с московским князем Василием Дмитриевичем (1390 г.) упомянут Ярополч: «А ци какимь деломь отоиметься от тобе Ржева, и дати им тобе, во Ржевы место Ярополчь да Медуши».
Однако Ярополч, названный в Списке русских городов дальних и ближних по старой памяти городом, на самом деле перестал быть таковым. В жалованных грамотах великих князей XIV—XV вв., когда речь идет о Ярополче, всегда говорится не о наместниках, как обычно в городах, а о волостелях ярополчских. Следовательно, Ярополч не считался городом, а был лишь центром волости, в которой находились и черные, и монастырские земли. Так, в жалованной грамоте великого князя Василия Васильевича Троице-Сергиеву монастырю (1439—1440 гг.) говорится:
«Дал есми им в дом... в Ярополче пустошь Омельянову... А наместники мои наугородцкие и волостели гороховские и ярополчские и их тиуни к тем людем не всылают ни по что...»
 
В грамоте великого князя Ивана Васильевича Троице-Сергиеву монастырю (1462—1466 гг.) находим: «Что деи поставили себе пустынку в Гороховце св. Георгия и кто оу них туто живет людей или на Городищи, или в Лужкех, или в Ярополчи или сирот монастырских,— мои князи, и бояре, и воеводы, и боярьские люди,— и всякие ездоки на те деревни на монастырские не ездят». Здесь имеется прямое указание на то, что в сер. XV в. Ярополч был монастырской деревней, по-видимому очень небольшой, если остатки ее почти не прослеживаются археологически.
 
Село Пировы Городищи

«Село Пировы Городищи находится въ 6 верст. отъ уезднаго города (Вязники) и въ 110 отъ губернскаго (Владимир)».
До 1764 года село Пировы Городищи принадлежало Троице-Сергиеву монастырю; приложено оно было в монастырь еще в XVI веке.
До революции село в составе Олтушевской волости Вязниковскго уезда.
Население в 1859 году - 284 чел.
В годы Советской власти центральная усадьба колхоза «Родина».
Численность населения в 2010 году – 413 муж. и 457 жен., всего 870 чел.
Входит в состав Городского поселения город Вязники.
  
 
 
  
______________________________________________________________________________________________
ИСТОЧНИК ИНФОРМАЦИИ И ФОТО:
Команда Кочующие
Священные прародины славян / Александр Асов. - М.: Вече, 2008. - 384 с.
Достопримечательности Владимирской области
Памятники природы Владимирской области.
Памятники археологии Владимирской области
 

ВложениеРазмер
135455890 (1).jpg82.28 КБ
135455890 (2).jpg70.43 КБ
135455890 (3).jpg213.15 КБ
135455890 (4).jpg151.98 КБ
135455890 (5).jpg61.09 КБ
135455890 (6).jpg120.29 КБ
135455890 (7).jpg225.55 КБ
135455890 (8).jpg128.97 КБ

Комментарии

Отправить комментарий

Фотографии на сайте размещены в качестве научного, информационного, учебного и культурного материала без цели извлечения прибыли.

Контактная информация:

Капитан команды Кочующих (он же главный по сайту):
Хафизов Ахат - Hafizow@yandex.ru

Продвижение сайта в интернете:

Лоцман команды Кочующих
Бортяков Андрей - abortyakov@yandex.ru