Белый Июс

Бе́лый Ию́с ((хак. Ах-Ӱӱс), ах «белый», ӱӱс «река» (от др.-тюрк. ӱгӱз «река»)) (Пихтерек) — река в Республике Хакасия, Россия.
В верховьях Белый Июс именуется Пихтерек и имеет характер быстрой горной реки, в низовьях течёт среди холмистых степных пространств западной окраины Чулымо-Енисейской котловины. Питание главным образом снеговое. Сплавная. Сливаясь с Чёрным Июсом,   образуют реку Чулым,  правый приток Оби. 

 СТАТЬИ И ССЫЛКИ ПРО ХАКАСИЮ - ТУТ!

 АНОМАЛЬНЫЕ ЗОНЫ ХАКАСИИ - ТУТ!

 СТАТЬЯ ПРО ЗАПАДНЫЕ САЯНЫ - ТУТ!

 ГОРНАЯ СИСТЕМА КУЗНЕЦКИЙ АЛАТАУ - ТУТ!

МИНЕРАЛЬНЫЕ ИСТОЧНИКИ И ОЗЕРА ХАКАСИИ - ТУТ!

  
Протекает по территории Орджоникидзевского и Ширинского районов. Образуется при слиянии рек Пихтерек и Туралыг у подножья северо-восточного склона Кузнецкого Алатау. Истоками являются мелкие горные озера на высоте 1000 м. 
В верхнем течении (до села Ефремкино) река типично горная, остальная часть — равнинная. Густота речной сети 0,5—0,7 км/км². Длина — 224 км. 
Площадь водосборного бассейна — 5370 км². Является притоком реки Чулым. 
Модуль стока — 5—10 л/сек•км².
 Белый Июс
Основные притоки первого порядка: левые — Тюхтерек, Большая Сыя, Малая Сыя, Тарга, Чёрная и др.; правые — Харатас, Тунгужуль, Шаблык, Тюрим и др. 
В долине находится более 10 населённых пунктов (Коммунар, Ефремкино, Июс, Солёноозёрное и др.). Среднее течение — в пределах Чулымо-Енисейской впадины, русло сильномеандрирующее, долина заболочена. 
В районе селений Ефремкино и Малая Сыя на площади 40—50 тыс. га имеются экзотические скальные обнажения, пещеры (Ящик Пандоры, Археологическая и др.), памятники истории (поселение древнего человека, наскальные рисунки).
 
Разработан проект природного парка «Июсский», с целью охраны пещерных комплексов, биоценозов лесного и подтаёжного пояса, мест обитания копытных, гнездовий редких хищных птиц, для организованного культурного досуга населения (эколого-туристические маршруты, посещение пещер и т. д.). В верховьях Белого Июса ведётся добыча золота (Коммунар, Беренжак). С развитием горнодобывающей промышленности продуктивность рыбного стада в Белом Июсе значительно снизилась. Мало стало хариуса, ленка, тайменя, а нельма практически исчезла. В окрестностях села Малая Сыя (Ширинский район) на берегу Белого Июса находится самое раннее поселение человека разумного на территории Хакасии палеолитическая стоянка Малая Сыя (30-35 тыс. л. н.), где были найдены, сверленые украшения, обработанные резцами.
Система водного объекта: Чулым → Обь → Карское море.

Белый Июс
Данные водного реестра
По данным государственного водного реестра России относится к Верхнеобскому бассейновому округу, водохозяйственный участок реки — Чулым от г. Ачинск до водомерного поста села Зырянское, речной подбассейн реки — Чулым. Речной бассейн реки — (Верхняя) Обь до впадения Иртыша.
 
Притоки (км от устья)
17 км: река Кизилка (лв)
69 км: река без названия (лв)
88 км: река Тюрим (пр)
125 км: река Малая Сыя (лв)
131 км: река Большая Сыя (Правая Сыя) (лв)
134 км: река Аспад (пр)
138 км: река Ызыхчул (Изыкчул) (лв)
138 км: река Сарыгчул (лв)
143 км: река Шаблык (пр)
154 км: река Тунгужуль (пр)
172 км: река Беренджак (лв)
172 км: река Ипчул (лв)
172 км: река Харатас (Караташ, Кара-Тас) (пр)
179 км: река Андат (лв)
182 км: река Тюхтерек (лв)
192 км: река Туралыг (пр)
     
 
Гидрология и лоция реки Белый Июс
По-хакасски название реки звучит как Ах-Ӱӱс: «ах» в переводе – «белый», «ӱӱс» – «река».
Белый Июс берёт начало из мелких горных озёр на высоте более 1000 м на северо-восточных склонах Кузнецкого Алатау (на границе Кемеровской области и Республики Хакасии). В верховье река носит название Пихтерек. 
Белый Июс вместе с левой составляющей Чёрный Июс образует р. Чулым. Длина Белого Июса 224 км, площадь бассейна 5370 км2 – 8-й по площади бассейна и длине приток Чулыма[*]. Основные притоки: Туралыг, Караташ (Кара-Тас), Тунгужуль, Тюрим (правые); Тюртек, Большая Сыя (Правая Сыя) (левые). Гидрографическая сеть развита хорошо, особенно в верхней горной части бассейна. Густота речной сети 0,5–0,7 км/км², заболоченность бассейна 5%, лесистость 75%. Озёрность бассейна 1%; здесь есть озёра Чёрное, Фыркал и Тус. Озеро Тус называют аналогом Мёртвого моря: озёрная вода представляет собой рассол. Соли, выпадая в осадок, образуют на дне корку толщиной 30 см. Ил в озере обладает лечебными свойствами.
В верховье (до села Ефремкина) река имеет горный характер, в низовье – равнинный; здесь река течёт среди холмистых степных пространств западной окраины Чулымо-Енисейской котловины. Русло сильно меандрирующее, долина реки заболочена.
Среднемноголетний расход воды около 46 м3/с (объём стока 1,452 км3/год). Питание реки преимущественно снеговое. Водный режим реки характеризуется весенне-летним половодьем и паводками в тёплую часть года. Половодье обычно начинается в середине апреля, его максимум приходится на конец апреля – начало мая; заканчивается – в июне. Средняя продолжительность половодья 90 дней. Летне-осенняя межень прерывается паводками. На весну (апрель–июнь) приходится 59% годового водного стока, лето (июль–октябрь) – 36,5%, зиму (декабрь–март) – 4,5%.
В верховье Белого Июса ведётся добыча золота (Коммунар, Беренжак). Горнодобывающая промышленность нанесла заметный урон продуктивности рыбного стада. В реке сократилась численность рыб таких промысловых видов, как хариус, ленок, таймень, а нельма практически исчезла.
  
 Белый Июс
  Чулымо-Енисейская котловина
Чулы́мо-Енисе́йская котлови́на (Енисе́йско-Чулы́мская котлови́на; Се́веро-Минуси́нская котлови́на; Чебаково-Балахтинская) — межгорная котловина в горах Южной Сибири на юге Красноярского края, северная часть обширной Минусинской впадины. Ограничена отрогами Восточного Саяна на востоке и Кузнецкого Алатау на западе, Солгонским кряжем на севере и Батенёвским кряжем на юге. 
Высота — от 170 до 550 м. Котловина сложена главным образом песчаниками, конгломератами, сланцами и эффузивами палеозоя, а также мезозоя, с которыми связаны месторождения бурых углей. Вдоль восточной окраины котловины протекает Енисей, в центральной и западной частях — Чулым. На юге развиты типичные злаковые степи на чернозёмах, на севере и в предгорьях — лесостепи на выщелоченных чернозёмах и серых лесных почвах.
Рельеф Северо-Минусинской котловины неоднороден. Северная часть, отграниченная с юга широтным участком реки Чулым имеет равнинный рельеф (средняя высота 350-450 м над уровнем моря). Рельеф восточной части, граничащей с Красноярским водохранилищем холмистый, переходящий в низкогорный. 
Южная часть котловины характеризуется холмисто-куэстовым рельефом, смеющимся вблизи горных хребтов мелкосопочным. В обширных понижениях - многочисленные озёра (Шира́, Белё). В западной части котловины рельеф мелкосопочный
Климат
Климат континентальный умеренно холодный, с резкими сменами климатических сезонов и выраженными колебаниями температуры воздуха в течение сезонов, месяцев и суток, небольшим количеством выпадающих осадков, небольшой влажностью и сильными ветрами. 
Количество осадков уменьшается с севера на юг, обратно пропорционально увеличивается испаряемость. Также на количество осадков оказывают влияние окружающие котловину горные хребты. Дождевая тень Кузнецкого Алатау уменьшает количество осадков в западной части котловины, в то же время оживляющие циклонические процессы наветренные склоны Восточного Саяна увеличивают увлажнение восточной части котловины.
Хозяйственное значение
Чулымо-Енисейская котловина — важный сельскохозяйственный район Красноярского края.
В Северо-Минусинской котловине находится позднепалеолитическое поселение человека разумного — Ачинская палеонтологическая стоянка, где был найден лунно-солнечный календарь возрастом приблизительно 18 тысяч лет —— вырезанный из бивня мамонта миниатюрный жезл, украшенный спиральным узором из змеевидных полос и 1065 различных по очертанию лунок.
 
 
НА БЕРЕГАХ БЕЛОГО ИЮСА
   Автор книги: Олег Добров
 Более 30 раз приводила членов клуба судьба путешественника в отроги Кузнецких гор. Во многом маршруты повторялись, и нельзя сказать, чтоб за эти годы мы открыли нечто новое, за исключением, конечно же, пещеры Ящик Пандоры, к раскапыванию которой, наравне с другими, были приложены и наши силы.
...Шаг по присыпанной первым снежком тропе, еще шаг. Кажется, сил больше нет. Но для спелеолога пеший переход всего лишь начало пути под землю. Краткая передышка. Надеваются подземные комбинезоны, застегиваются карабины страховочной системы. Крепится за ближайшее дерево капроновая веревка, и спуск. Спуск в мир вечной тьмы и безмолвия:
Туда, где шорохи живут,
Цветы из камня где цветут...
Окрестности и подземелья Малой Сыи известны спелеологам, можно сказать, до последнего камушка, до самой маленькой ниши в скалах. Однако осенью 1997 года, почти напротив деревни, на противоположной стороне Белого Июса была обнаружена новая пещера, со следами ритуального убийства - костями человека и животных.
Нет-нет, да и заводятся разговоры о еще не открытых пещерах на склонах горы Кашкулак, в долинах речек Таржуль и Аспад.
Значит, не раз еще пролягут наши дороги к горам и пещерам Июсского природного парка.
Как и многих спелеологов меня всегда привлекали пещеры "самые-самые": самые глубокие, самые длинные, самые красивые, самые сложные. Чтобы побывать в таких, наши экспедиции проходили в Средней Азии и в горах Кавказа. Удалось несколько раз спуститься на глубину превышающую один километр. Но приезд в Малую Сыю всегда был радостным событием. Удивительный отдых и душе и телу давала Хакасия. И всегда хотелось ответить на вопрос: как получилось, что в общем-то, если мерить в масштабах Сибири, то на крохотном пятачке разместилось столько, так называемых культовых мест? Может сама природа способствовала появлению мыслей о Вечном? Ведь тридцать четыре тысячелетия назад, здесь, у подножия горы пилотка уже существовало поселение магов и мыслителей древности. Недаром ведь и христианские храмы строятся не где попало, а на "местах силы". Хотелось самому разобраться во всем этом. Потому очень часто, приехав вроде бы ради пещер, я отправлялся к вершинам священных гор, древним писаницам, шел по тропе шаманов массива Тогуз-Аз. На некоторые вопросы ответы найти удалось. Во всяком случае такие ответы, которые устраивали меня. Многое так и осталось тайной.
И этой книгой я приглашаю вас отправиться в путешествие по заповедным, во многом загадочным, уголкам долины Белого Июса. Все написанное ни в коей мере не претендует на полноту информации и использование только материалов Спелеологического клуба "Сибирь". Некоторые из приведенных в книге сведений услышаны от Владимира Евгеньевича Дмитриева, Виталия Епифановича Ларичева, друзей спелеологов Василия Власенко, Михаила Копытова, Леонида Чигряя, многих других, с кем судьба сводила меня за рюмкой чая у натопленного
камина или простого костерка. А собственные топосъемки пещер дополнены картами, выполненными Р.Цыкиным, А.Медведевым и другими исследователями пещер.
Данное издание - третье, и оно выпущено достаточно большим тиражом. Первое и второе, напечатанные в нескольких экземплярах, растворились в спелеокругах мгновенно. Хочется надеяться, что будет и четвертое издание, и последующие. Поэтому, убедительная просьба ко всем читателям: не поленитесь, сообщите (и лучше письменно) о замеченных неточностях в описаниях пещер и маршрутов, дополните сей труд результатами своих наблюдений.
Наш адрес: 630102, Новосибирск-102, ул. Кирова,44/1, ДТДУМ "Юниор" Спелеологический клуб "Сибирь".
Я приглашаю Вас в леса:
Мы так давно там не бывали,
Что вспоминаются едва ли
Их несравненная краса.
А.Якушева
 
На берегах Белого Июса  
Деревня Малая Сыя - уголок Хакасии, известный любому спелеологу Сибири. В деревушке, насчитывающей едва ли пятьдесят жителей, в дни праздников, школьных и студенческих каникул собирается порой несколько сот любителей пещер из дальних и ближних городов: Новосибирска, Томска, Иркутска. Бывает, что приезжают гости и из европейской части России.
Здесь, в радиусе пяти-шести километров, каждый может найти пещеру по своему вкусу. Такую, в которую можно зайти, лишь слегка пригнувшись, и такую, где понадобится десятки метров спускаться по веревке.
Экспедиционные будни приезжающих сюда путешественников - это и длинные переходы к скалам, на которых оставили рисунки древние охотники, и прозаическое приготовление пищи насущной, когда каждый дежурный старается накормить группу особенно вкусно, и вечерний отдых у живого огня, - время воспоминаний о пройденных маршрутах, местах будущих странствий, время песен и разговоров. И конечно же, самое главное, ради чего и оставлен на неделю-другую родной город: карстовые пещеры. Почти каждая из них расположена высоко на склонах сопок, окружающих деревушку. От них, почти с полукилометровой высоты, как на ладони видны плесы Белого Июса и застывшие волны горных хребтов с двуглавым Ызыхом на горизонте.
Но не только пещерами знаменита Малая Сыя. Прямо за околицей села находится поселение древнекаменного века. Новосибирскими археологами установлено, что тридцать четыре тысячи лет назад здесь жили люди. Жили, охотились на мамонтов и северных оленей и похоже, очень часто задумывались о том, как возникла эта земля, как заселил ее человек. И мысли свои они пытались запечатлеть в маленьких изделиях из камня и кости. В руках древних мастеров речная галька превращалась в произведение искусства. Через тысячелетия, отголосками сказок, запечатленными сколами камня дошли до нас бизониха - мать-земля, мамонтом взметнувшееся над ней небо и их чудесный ребенок - львенок-солнышко. Это было поселение чародеев, наделявших каменный скребок силой лапы саблезубого тигра, украшавших вроде бы почти обычные каменные орудия изображениям совы-прародительницы или волшебницы-черепахи.

Судьба путешественника привела меня в отроги Кузнецкого Алатау в те давние, теперь почти былинные времена, когда автобус на Коммунар отправлялся из Шира четыре раза в день, а в селе Малая Сыя, напротив автобусной остановки, стояло здание клуба, где по выходным крутили кино. В деревенском магазине свободно продавался очень вкусный хлеб, а полки ломились от всевозможных тушенок-сгущенок.
Так получилось, что в деревушку на слиянии Малой Сыи с Июсом впервые наша компания, состоящая из трех человек, попала, плывя на байдарке от Беренжака. В далеком августе 1979 года мы завершали полуторамесячный вояж по пещерам Красноярского края. В те годы Республика Хакасия была лишь автономной областью в составе Красноярья.
Собственно в деревню мы планировали завернуть на часок-другой, подкупить продукты и плыть к карстовым подземельям, которые, судя по всем прочитанным книжкам, располагались рядом с Ефремкино, следующим селом на нашем пути. Получилось иначе.
-Похоже, кошка мяукает, - говорит Игорь Пак. - Тише!
И вправду, откуда-то с левого берега доносится еле различимое за плеском воды мяуканье.
- Скорее котенок.
Подгребаем к берегу и сидим, не работая веслами, доверив байдарку струе. Мяуканье все явственнее доносится из-за тальника, с места, где к берегу Июса почти вплотную подходит дорога, проложенная к верховьям ручья Изыхчул. Даже без нашей помощи байдарка набирает скорость. В метре от борта несутся окатанные водой валуны.
-Вот она! - кричит Игорь. - Причаливай.
Сильным гребком разворачиваю лодку поперек течения и утыкаю обтянутый резиной форштевень в нагромождение булыжников. Вода разворачивает байдарку, норовит кормой вперед утащить ее от бегущего по камням котенка. Игорь протягивает полосатой зверушке весло, и кошачий ребенок в два прыжка оказывается у него на коленях. Довольное урчание отлично слышится и у меня, на кормовом сидении.
Метрах в двухстах находим улово и зачаливаемся. Время обеденное: устроим привал, заодно и поищем хозяев нашего пассажира.
Олежка разводит костер. Сегодняшний обед не отличается от завтрака, да и от прочих трапез предыдущей недели. Варим картошку в мундире.
-Не вздумай снова вылить мой бульон! - предупреждает Олег Песоцкий, будущий скульптор, а пока студент худграфа Новосибирского пединститута, ненавязчиво намекая, что вода, в которой варится картофель, не должна пропасть.
Котенок из байдарки не вылезает. Устроившись на рюкзаке, он дремлет, не прекращая мурлыканья. Видать, намаялся в одиночестве и побаивается даже ступить на опостылевший берег.
Игорь бесцеремонно берет гостя за шкирку. Даже в таком положении мурлыканье не прекращается.
-Пошли жрать.
Остужаем разломленную картофелину. Оказывается, голодные кошки картошку едят. Едят с жадностью.
-Ешь, ешь, - довольно-таки мрачно замечает Олег. - Вечером в Сые обменяю тебя на хлеб.
-А если не дадут?
-Если не дадут, вечером будем есть тушеную кошатину.
Беру котенка на руки.
- Надейся, кот, на доброту людскую.
Деревня появилась неожиданно, вся сразу. Вроде только что промелькнули над головой пересекающие реку тросы водомерного поста. Вспенилась вода на маленьком перекате, и взору открылись покрытые дранкой домики. Причаливаем у бровки припойменного луга и идем в деревню. Магазин искать не пришлось, по сути дела улица-то в деревне одна единственная.
Олег становится на крыльце, держа в руках котенка, и предлагает его первой же входящей в магазин пожилой женщине:
-Купите кота за буханку хлеба, а то я его съем, - он весьма натурально делает вид, что откусит зверенышу голову. Бабка испугано шарахается за дверь магазина.
Один покупатель, другой, третий - ни кого-то наш кот не прельщает.
-Какой у вас котенок славный, - говорит девушка, выносящая из магазина полную сетку
 


Слов за слово, и мы узнаем, что она так же, как и мы, из Новосибирска, учится в пединституте, а здесь работает поваром у новосибирских же археологов. Очень ненавязчиво Олег напрашивается на обед, и вслед за новой знакомой мы переходим улицу к длинному бревенчатому зданию школы. Внутри ограды стоит несколько больших и маленьких палаток, под навесом дымит сложенная из кирпичей печь.
Нас угощают обедом, и узнав, что мы приехали в пещеры, сообщают, что в селе действует стационар Томского университета, постоянно наблюдающий за ледником одного из подземелий. Так получается, что после обеда у археологов мы попадаем к обеденному столу гляциологов, а точнее - спелеологов.
Так познакомилась наша группа с археологической экспедицией Виталия Епифановича Ларичева и дружной командой спелеологов-исследователей Владимира Евгеньевича Дмитриева.
Большинство путешествий, описанных в этой книге, начнется именно в Малой Сые.
В деревне можно договориться, и в любое время года за символическую плату снять на недельку-другую более-менее приемлемое жилье: на выбор - от полуразвалившейся хибарки до коттеджа. Есть, у кого оставить автомашину на период пеших прогулок. Если "цивилизованный" быт не устраивает, то на поляне между деревней и Белым Июсом - отличное место для полевого лагеря. И самое главное: в деревне есть люди, которые помогут выбрать доступный маршрут, организуют прокат аккумуляторных фонарей для посещения пещер, а в случае необходимости станут вашими гидами-проводниками.
 
В верховьях Белого Июса хорошо ловиться хариус)
Попасть в Сыю просто.Ежедневно через райцентр Шира, расположенный в пятидесяти двух километрах от Малой Сыи, следуют поезда, идущие из Москвы и Красноярска в Абакан и обратно. Поездом до Шира, дальше - автобусом или попутной машиной. Автолюбители могут и до самой Шира добраться по асфальтированному шоссе, связывающему райцентр с городами Ачинск, Абакан, Красноярск.
Но есть пути более интересные хотя и более сложные.
Один из них начинается от станции Лужба, расположенной на железнодорожной ветке Новокузнецк-Абакан, и, проходя по самой высокогорной части Кузнецкого Алатау позволяет увидеть истоки Белого Июса - каровые озера у подножия скальных стен.
До железнодорожной станции Лужба доезжают от городов Междуреченск или Абакан поездом сообщения Новокузнецк - Абакан, следующим ежедневно. Можно приехать и электричкой сообщения Междуреченск - Бискамжа.
На станции действует лодочная переправа, и нам нужно перебраться на противоположный, правый берег Томи. Затем выйдем на дорогу, которая идет по берегу рек Амзас и Алгуй и приводит в бывший поселок геологов Алгуй. Здесь можно познакомиться с крупнейшим в Сибири месторождением талька, совершить восхождения на хребет Тигиртиш к вершинам Пик Запсиба, ХВИ, Большой Зуб (2047 м), Средний Зуб (2046 м) или спуститься к озерам и реке Бельсу. С высоты Верхнего Зуба открывается панорама всего Кузнецкого Алатау.
 
Дальше возможны два варианта пути. Первый, более простой: продолжить путь к верховьям Алгуя и через невысокий перевал выйти в район слияния Малого и Большого Казыра. Тропа используется часто, а в тех местах, где путь проложен по склоновым болотам, растоптана до ширины в добрый десяток метров. В районе нашего выхода к Малому Казыру эта река разливается несколькими плесами с обрамленными камнем берегами. Это идеальное место для отдыха, и на поляне на правом берегу Малого Казыра часто стоит туристский лагерь. Далее торная тропа ведет вдоль правого берега Малого Казыра к устью его притока - ручья Высокогорного.
Второй вариант выхода в эту же точку маршрута более сложный, но более зрелищный. От бывшего поселка геологов тропинка пойдет по западным склонам хребта Тигиртиш к левому притоку Бельсу - ручью Поднебесному. Далее путь лежит вверх по его долине в район вершины Большой Зуб где находится перевал через Тигиртиш в долину ручья Высокогорного. Спуск с перевала очень крутой. Недалеко от впадения Высокогорного в Малый Казыр построена большая изба туристского приюта, где есть баня. Иногда здесь можно подкупить продукты на дальнейшую дорогу.
Далее, от устья ручья Высокогорного, оба варианта пути совпадают.
Долина Малого Казыра поросла темнохвойной тайгой, в которой очень много черники, малины, черной и красной смородины, различных грибов. Начиная с августа, можно набрать и кедровых орехов.
Многие годы хребет Тигиртиш остается необычайно популярным среди туристов. Однако следует помнить, что горы суровы и коварны, и путешествие в них требует специальной подготовки.

Погода отличается неустойчивостью. Годовое количество осадков превышает 1200 мм. Снежный покров в
марте-апреле достигает трехметровой высоты. С южных склонов часто срываются снежные лавины. Темнохвойная тайга Кузнецкого Алатау труднопроходима и из-за высокого травянистого покрова. От глухих распадков до субальпийских лугов сплошной стеной стоит трава трехметровой высоты. Чем ближе к верховьям Малого Казыра, тем мельче и уже становится река, и чаще исчезает тропа. Большинство туристов, посещающих эти места, ограничивается кольцом: станция Лужба - Алгуй - Малый Казыр - ручей Высокогорный - ручей Поднебесный - Алгуй - станция Лужба, или же проходят этот маршрут в обратном направлении. Наш путь проляжет гораздо дальше к самой красивой части Кузнецкого нагорья - стыку хребтов Тигиртиш и Кузнецкий Алатау. Здесь расположены высочайшие отметки этой горной страны - вершина Верхний Зуб высотой 2178 метров над уровнем моря и гора Старый город высотой 2219 метров. В образованных ледниками каровых выемках, у подножия отвесных скал затаились десятки озер, связанных друг с другом множеством водопадов. Истоки рек Караташ и его притоков - Малый и Большой Хунухузух образуют котловину, названную Золотой
На перевал разделяющий бассейны Томи и Белого Июса, надо подниматься вдоль безымянного левого притока Малого Казыра. Четкие ориентиры отсутствуют. В любом случае, лучше забирать чуть правее, так как слева склон, обращенный к Золотой долине, заканчивается скальными обрывами. Перевальная седловина заболочена, встречаются озерки, окаймленные пушиницей и плотными, как ковер, бархатными золотисто-зелеными мхами. Наиболее безопасен спуск в долину Большого Хунухузуха по перемычке между верхними и нижними озерами, где курумники перемежаются снежниками.
На Кузнецком Алатау трудно найти более привлекательное место, покоряющее первозданной, дикой красотой. Это исполинская чаша, испещренная небольшими ручьями, которые с грохотом несутся вниз по нагромождениям камней, в озеро. На восточном, более пологом берегу нижнего озера, растут причудливые кедры, принявшие необычный вид в результате длительного воздействия ветра.
Из северной оконечности озера вытекает Большой Хунухузух. На протяжении примерно четырех километров он прокладывает себе путь по заболоченной тундре, через высокогорные болота и озера. Постепенно пойма реки сужается, а русло превращается в каменистый желоб.
Наш путь проляжет по тропе, огибающей Золотую Долину с запада по границе тайги и высокогорной тундры, сквозь заросли карликовой березки. Тропа проведет нас мимо нескольких красивейших озер, пересечет речку
 


Малый Хунухузух и выведет к южному берегу озера Караташ.
Слева от тропы из озер подвешенной горной долины серебристыми каскадами несется поток грандиознейшего водопада. Суммарная высота уступов, с которых срывается вода, превышает сто пятьдесят метров.
Прямо за озером Караташ видно седлообразное понижение перевала Козьи ворота, ведущего в долину реки Туралыг. Чуть правее перевала - безлесные скальные бастионы массива горы Старый город, высшей точки Кузнецкого Алатау.
Настоятельно рекомендую задержаться в этом уникальном уголке на денек другой. Подняться вдоль водопадов к высокогорным каровым озерам, по берегам которых круглый год лежит снег, взойти к вершинам Верхнего Зуба и Старого города, устроить дневку чуть ниже того места, где из одноименного озера берет начало река Караташ.
От Золотой долины нам нужно будет пройти через перевал Козьи ворота. Подъем к седловине не сложен. Основное препятствие - заросли карликовой березки и ольхи, лишь у самого перегиба склона сменяющиеся мхом. На вершине перевала сложено насколько туров. Всюду крохотные озерки. Бросим последний взгляд на Золотую долину и начнем спуск к истокам Туралыга. Высота теряется быстро. Несколько раз путь преграждают каменные реки курумников, но основным препятствием по-прежнему являются кусты.
Тропа проложена вдоль правого берега Туралыга и на границе лесотундры и тайги приводит к тридцатиметровому водопаду. Это последний водопад на нашем пути к Белому Июсу. Тропа, то опускаясь к самой воде, то поднимаясь на береговую террасу, становится все более торной. Вновь, как и в бассейне Томи, появляются склоновые болота с ржавой, подернутой пленочкой окислов водой.
За бродом через ручей Топкий нас ждет интересный объект - развалины прииска Черная гора, с остатками локомобиля и кварцевой мельницы. Перед прииском недавно построена хорошая изба.
В долине ручья Малый Куба-Кат наша тропа соединяется с автомобильной дорогой, уводящей на восток, к долине реки Караташ. У начала дороги большая изба с баней. Несколько вполне пригодных для жилья геологических вагончиков стоит на берегу Туралыга, на пару километров выше устья Куба-Кат. Наша же тропа через несколько километров подводит к слиянию рек Туралыг и Пихтерек. Отсюда начинается Белый Июс. От этого места уже можно плыть на надувной лодке или туристском катамаране. Тропка же, высоко поднимаясь на правый берег Белого Июса, продолжает вести к устью его левого притока, речке Тюхтерек, где пересекая Июс выводит на берег еще одного притока реки - Андат.
 
Около устья Тюхтерека интересно вновь сделать остановку. В скалах, вплотную подходящих к левому берегу Белого Июса, находится несколько небольших пещер. Здесь же расположены писаницы - слабо сохранившиеся рисунки, выполненные красновато-рыжей охрой.
На левом берегу Андата наша тропа заканчивается на хорошо наезженной дороге, соединяющей районы бывшего прииска Балахчин с селением Беренжак. От Беренжака рейсовый автобус ходит до станции Шира.
Рекомендую вам, совершая путешествие от станции Лужба к Белому Июсу, предусмотреть дальнейший сплав по этой
 
Водная магистраль позволит за один раз связать несколько уникальных районов, расположенных в долине Белого Июса. Побывать на скалах урочища Усть-Тунгужуль, взойти на вершину священного Ызыха, осмотреть Аспадские писаницы, посетить пещеры в окрестностях Малой Сыи и древнюю обсерваторию - Сундуки. Детально эти достопримечательности Ширинского района описаны в разделах "Прогулки вдоль Белого Июса" и "В недрах гор".
 
График путешествия, начавшегося от станции Лужба, без учетов дневок, радиальных прогулок, рыбалки и собирания даров леса, может выглядеть следующим образом.
Первый день приезд на станцию Лужба, переправа через Томь, подъем на несколько километров по долине Алгуя.
Второй день переход из долины Алгуя к реке Малый Казыр.
Третий день переход в верховья Малого Казыра.
Четвертый день перевал из долины Малого Казыра к озерам в истоках Большого Хунухузуха.
Пятый день переход к озеру Караташ.
Шестой день перевал от озера Караташ к водопаду в верховьях реки Туралыг.
Седьмой день переход в район бывшего прииска Черная гора.
Восьмой день переход к началу Белого Июса - слиянию рек Пихтерек и Туралыг.
Девятый день сплав по Белому Июсу до селения Беренжак.
Десятый день сплав до устья правого притока Белого Июса - реки Шаблык.
Одиннадцатый день сплав до селения Малая Сыя.
Двенадцатый день сплав до урочища Сундуки.
Тринадцатый день сплав до железнодорожного моста через Белый Июс. Разборка плавсредств, просушка и упаковка вещей.
Четырнадцатый день переход до станции Июс, отъезд.
 
Прогулки вдоль Июса
Над вершиной тонкой ели
Небо стиснуло хребты.
Здесь суровые метели,
Здесь волшебные цветы.
Ю.Визбор
 
На берегах Белого Июса  
Наверное каждому хотя бы раз в жизни хочется отправиться в путешествие.
Влечет и влечет возможность попробовать свои силы в странствиях, где до сих пор ценится умение развести костер, поставить палатку, отыскать верный путь в переплетении ущелий и горных хребтов.
Путник, противопоставляющий стихии лишь свои силы, должен много знать, еще больше уметь. И потому, прежде, чем приступить к описанию маршрутов путешествий в долине Белого Июса, я приведу несколько рекомендаций о том, как следует одеться перед выходом на маршрут, как организовать полевой бивак, как не заблудиться в переплетении горных хребтов, дорог и дорожек.
Любое путешествие начинается со сборов. Итак, что необходимо взять с собой? Если вы путешественник со стажем, сложностей не возникнет. А если этот поход первый? Тогда, наверное, основным критерием подбора снаряжения, одежды, продуктов питания станут ваши финансовые возможности, ибо ассортимент товаров для туризма, предлагаемый магазинами весьма разнообразен, а разница в ценах ( на одинаковые по функциональным возможностям и качеству предметы) иногда достигает тысячи и более рублей. Исключение составляют товары западных фирм, специализирующихся на выпуске снаряжения для экстремального туризма и альпинизма. Качество их продукции все же сопоставимо с очень высокой ценой.
Начнем с походного дома. При выборе палатки следует руководствоваться следующим:
" Вес палатки должен быть минимальным;
" Желательно, чтобы она была изготовлена из синтетических материалов, не подверженных гниению и не сильно увеличивающих вес при намокании;
" Лучше, если палатка имеет тент и легкий металлический или пластиковый каркас;
" Палатка должна быстро и легко устанавливаться, хорошо, если поставить ее может один человек;
" Палатка должна быть достаточно просторной. Удобно, когда ее длина на 15-20 сантиметров больше роста самого высокого из обитателей и на каждого человека приходится около 50 сантиметров ширины пола. Высота же палатки должна позволять без особых усилий переодеться в ней в дождливую погоду.
Поскольку абсолютно непромокаемых палаток не бывает, то большой кусок полиэтилена на крышу будет совсем не лишним.
В своих странствиях мы используем самодельную палатку, традиционной формы в виде двускатного домика, сшитую из парашютного капрона. Для защиты от дождя над ней ставим полиэтиленовый тент под которым хранятся и рюкзаки. Для путешествий в зоне леса такая палатка вполне удобна. Самое главное, что она очень мало весит, что важно при больших пеших переходах. Конечно же, если основным транспортом в ваших путешествиях является автомашина, можно найти и более комфортабельный вариант.
Желательно запастись туристским ковриком из пенополиуретана. Он не намокает и служит надежной теплоизоляцией даже на мерзлой земле или снегу. В жаркий день такой коврик создаст удобный пляж на любом берегу. Спят в походных условиях чаще всего не под одеялом, а в спальном мешке. Впрочем, летом в Хакасии можно и шерстяным одеялом обойтись. Тепло лучше всего сохраняют спальные мешки с пуховым наполнителем, однако синтетические спальники легче просушить, если они подмокли. Можно сделать самодельный групповой спальник на 2-3 человек, сшив конвертом два одеяла.
 
Символ туризма - рюкзак. Обратите внимание на то, чтобы ткань рюкзака была прочной, лямки широкими с мягкими подкладками под плечи. Рюкзак должен быть вместительным: удобнее и легче нести полупустой "символ туризма", чем маленький, но битком набитый, шариком перекатывающийся по спине мешочек. Подбор фасона рюкзака - дело сугубо индивидуальное: что удобно одному, может не нравиться другому, тем более, что конструкций рюкзаков множество. В любом случае объем рюкзака для мужчин должен быть не менее 80 литров и 60 литров для женщин.
Что касается одежды, можно дать следующие рекомендации. За многие годы странствий мы пришли к выводу, что для верхней одежды лучше всего подходят брюки и куртка из капрона. Синтетический материал прочен, легко сохнет, долговечен. Из теплых вещей, обратите внимание на популярную ныне одежду из ткани "Polar" (привозящие ее из-за границы "челноки" называют эту ткань "флисом"). И, конечно же, всегда удобна и практична теплая одежда из натуральной шерсти.
Летом не страшно и промокнуть, попав под дождь, но обязательно должен быть надежно упакованный комплект сухой одежды для сна.
Особого внимания требует подбор походной обуви. В принципе, она должна отвечать следующим требованиям: быть хорошо разношенной, не натирающей ноги, не бояться постоянных намоканий и просушек. Чаще всего туристы надевают армейские высокие ботинки - "берцы". В тех случаях, когда маршрут похода предусматривает частые броды, удобной обувью являются кеды или кроссовки. В любом случае обувь должна носится с шерстяным носком и не быть тесной.
Костер такой же символ туризма, как палатка или рюкзак. У него можно обогреться, обсушиться, попить чайку. Умение в любых условиях добыть огонь - один из важнейших навыков путешественника.
Для костра выбирают сухое, защищенное от ветра место, на некотором удалении от деревьев. Желательно аккуратно срезать с места будущего кострища дерн и отложить его в сторону. Когда костер прогорит и все угли погаснут или будут залиты водой, дерн нужно будет положить на место. Приготовив кострище, займемся заготовкой дров. Лучше всего использовать не валежник, поднятый с земли, а сухостой - деревья и кусты, высохшие на корю и оставшиеся
 
Дело за огнем. Говорят его можно добыть трением или сфокусировав солнечные лучи линзами от очков, но поверьте, лучше запастись спичками! Большинство путешественников пользуется всем известными обычными списками. Но есть и специальные "охотничьи" спички с увеличенной серной головкой, которая горит около пяти секунд. В путешествии запас спичек хранят отдельно от расходной упаковки. Дело вт ом, что доставая спички мокрыми руками, под дождем можно промочить все содержимое коробка. И никогда не лишним будет запасной коробок спичек, надежно герметизированный и спрятанный в глубине рюкзака. Расходные спички наша компания чаще всего хранит в пластиковой баночке от фотопленки "Kodak". В эту же баночку кладутся "чиркалки" от спичечного коробка. Такая упаковка абсолютно непромокаема.
Сухая спичка в ваших руках. На ее конце трепещет маленький язычок пламени. Но спичкой, как бы хорошо она ни горела, можно зажечь сухой прутик, лишь немного толще, чем она сама. Нужна растопка - тонкие сухие веточки, береста, таблетка сухого горючего или кусочек оргстекла. Очень хорошо горят сухие ветви хвойных пород - кедра, пихты, ели. В сухую погоду такие веточки легко найти на траве под деревьями. В дождь у небольших елочек и пихт сухими остаются отмершие ветви у самого ствола. Испокон веков таежниками при разжигании костра используется береста. Хорошо горит береста с упавших, уже начавших подсыхать берез. Найти такую березу в тот момент, когда понадобится костер нелегко. Надежнее, когда маленький запас бересты будет с собой. Если полоску свеже снятой бересты нагреть в пламени костра, то она скрутится в компактный рулончик. Для разжигания костра от такого рулончика ножом отрезается маленькая спираль.
Растопка загорелась. Пламя окрепло. Начинаем подкладывать дрова, придерживаясь правила, что горящий сучек может зажечь полешко лишь немногим толще себя. По мере подкладывания дров формируем вид костра: шалашик, колодец или какой-то иной. Со временем у вас выработается наиболее удобный "авторский" вид костра.
Если в совсем сырую погоду для разведения костра придется воспользоваться бензином или другой горючей жидкостью, это сделаем так: возьмем высокую металлическую банку (от тушенки или сгущенного молока) и немного сомнем ее верх, чтобы образовалась щель, шириной около одного сантиметра. В банку нальем бензин и поставим ее в цент будущего костра, над ней плотным шалашиком установим дрова. Бензин поджигается. Такая импровизированная горелка действует 15-20 минут, успевая просушить и зажечь сырые дрова.
Огонь набирает силу. По телу растекается приятное тепло. Пора бы и поужинать.
Организация питания в туристическом путешествии - задача не менее важная, чем все остальные. Пища должна покрывать энергетические затраты путешественника на маршруте (для небольших походов это около 3000 - 3500 калорий в день), быть вкусной, содержать все необходимые человеку питательные вещества, витамины и микроэлементы. По возможности вес продуктов должен быть минимальным.
 
Завтрак - что-нибудь приготовленное на сухом молоке. Любая молочная каша становится гораздо вкуснее, если добавить в нее немножко сухофруктов: в манку, геркулес, пшено - изюм и курагу, в рис - чернослив. Обед - суп на основе бульонных кубиков с наполнителем из вермишели. На ужин блюдо с тушенкой. Тушенка становится лучше, утрачивает свой "консервный" запах, если пережарить ее с луком и любым томатным соусом.
В те дни, когда планируются большие переходы, калорийность рационов увеличивают за счет шоколада, копченой колбасы или сала, халвы.
Чтобы меньше хлопот было при приготовлении пищи, хорошо, если заранее, еще до похода, все продукты будут разложены в отдельные мешочки по предполагаемым варкам. Тогда работа походного повара заметно упростится: развяжешь мешочек, на котором фломастером написано - ужин, а там уже расфасованы крупа (ровно столько, сколько необходимо для каши), ложка соли в отдельном пакетике, сахар, лук. Только бросай в котелок в нужной последовательности.
В качестве варочной посуды можно использовать любые алюминиевые кастрюли, снабдив их проволочной душкой для подвески над костром. Многие годы наша группа использует костровой тросик - кусок стального троса диаметром 2,5 миллиметра с привязанными по концам капроновыми шнурами. Тросик растягивается над огнем между деревьями, котелки вешаются на него с помощью проволочных крючков.
 
С каждым часом лагерь комфортнее. Над палатками натягиваются полиэтиленовые тенты, выкопана яма для мусора, заготовлены дрова. Весело булькает в котелке походное варево, а среди разложенных на импровизированном столе продуктов уже стоит кружка лесной клубники, собранной на южных склонах сопок. Вода в Июсе, хотя и холодна, но для купания пригодна. К августу на прибрежных скалах поспеет крыжовник, а в тенистых распадках притоков красная и черная смородина. В верховьях Июса, в гольцовой зоне обилие черники, голубики, шукши.
Быт налажен. Подумаем о маршрутах прогулок. Прежде, чем выйти в путь, взглянем на карту. Лежит перед нами бело-зеленый лист с голубыми ниточками рек, красными и черными дорогами, коричневыми извивами горизонталей, отражающих рельеф.
 
Ориентированием (ориентировкой) на местности в топографии называют совокупность действий по определению своего положения (точки стояния) среди окружающих объектов, сторон горизонта. Путь следования нужно выбрать и выдерживать во время движения, уметь быстро и твердо запоминать незнакомую местность, безошибочно находить обратную дорогу.
Само слово "ориентирование" происходит от латинского oriens (восток) и имело, видимо, первоначальный смысл в отыскании востока, то есть стороны горизонта. Для ориентирования обычно используются наиболее характерные, выделяющиеся предметы.
Общее ориентирование. Это когда известны направление движения, район местонахождения, расстояние до ближайших крупных ориентиров. Например, туристская группа находится в долине реки Бердь на северном склоне хребта, восточнее населенного пункта в стольких-то километрах.
Детальное ориентирование. Точно определяются местонахождение группы, направление сторон горизонта и пути следования, положение окружающих географических объектов. Детальное ориентирование устанавливается и сохраняется в ключевых точках маршрута: если надо определить путь к перевальной седловине, причалить у интересного объекта, свернуть из основной долины в одну из боковых, ведущих к вершине, на развилке дорог выбрать именно ту, которая приведет у цели. Очевидно, что детальная ориентировка необходима перед началом каких-либо глазомерных съемок для уточнения карты или создания схемы участка.
 
Постоянная, непрерывная детальная ориентировка резко снижает скорость движения группы, вызывает необходимость частых остановок и в большинстве случаев просто нереальна в условиях похода. Поэтому целесообразно сохранять общую ориентировку, а к детальной переходить во время коротких привалов, остановок на обед, ночлегов или дневок.
Надежными ориентирами в пути служат высокие, резко выделяющиеся на общем однообразном фоне объекты: горные вершины, отдельные скалы, искусственные сооружения башенного типа, такие, как вышки геодезических знаков, трубы, ретрансляторы.
Однако ночью, в тумане, в дождь такие объекты теряют значение. В таких условиях удобнее определять местоположение по линейным ориентирам, пересекающим путь следования, таким, как ручьи, канавы, дороги, которые нельзя пройти не заметив.
Большинство приемов включает в себя определение сторон горизонта. Наиболее удобным прибором для этой цели является компас. Лучше всего у туристов зарекомендовал себя жидкостный туристский компас. Однако необходимо уметь определять направление на север по Полярной звезде и солнцу. Эти способы достаточно хорошо изложены в школьных учебниках, различных туристских пособиях по ориентированию. С большой осторожностью нужно относиться к способам определения сторон горизонта по местным предметам, часто они отражают не действительные направления, а направления господствующих ветров и особенности освещения.
Чтобы сориентироваться с помощью карты, поверните ее таким образом, чтобы линии ее магнитного меридиана (боковые обрезы) были параллельны стрелке компаса, а северный (верхний) обрез был обращен к северу. Затем необходимо на карте найти точку, соответствующую местонахождению группы на местности. Проще всего это сделать, если группа находится около дороги, просеки, реки или ручья, имеющегося на карте. Тогда достаточно определить магнитный азимут на любой хорошо видимый ориентир, тоже обозначенный на карте. Прочертив обратный азимут от этого ориентира в месте пересечения его с ориентиром линейным получим точку стояния группы. В остальных случаях ее определяют, сличая карту с местностью. Однако точность такого способа целиком зависит от точности используемой карты.
 
Снаряжение готово, маршрут выбран. Можно отправляться в путь. Но хотя туризм и благотворно влияет на здоровье, возьмите с собой медицинскую аптечку. Для группы следует предусмотреть необходимость помощи и при травмах и при внезапных заболеваниях, а у каждого путешественника в кармане рюкзака или штормовки, в маленькой коробочке должны лежать: стерильный бинт, ампулка йода, ампулка нашатырного спирта, 2-3 пластинки бактерицидного лейкопластыря, спички и кусочек оргстекла.
 
Запомните!
1) Путешественники говорят, что плохой погоды не бывает, бывает плохое снаряжение. Тщательно продумайте свою экипировку. Старайтесь использовать такое снаряжение, чтобы при оборудовании биваков вам не ненужно было рубить живые деревья или их ветки.
2) У вас должны быть герметично упакованные одежда для сна и спички.
3) Выходя в путь продумайте маршрут пути. Заранее спланируйте места привалов и ночлегов, свои действия, если вдруг понадобиться срочно прервать поход и выйти в населенный пункт. Еще раз проверьте: не забыты ли документы, деньги, походная аптечка.
4) Если вы отстали от группы, остановитесь. Стойте на месте. Вашим товарищам легче вернуться по уже пройденному пути, чем искать заблудившегося в тайге.
5) Старайтесь, что бы после вашего посещения места стоянок становились бы чище, чем были до того. Летом будьте очень осторожны с огнем: уходя, залейте костер, не курите на ходу - и от не загашенного окурка может начаться лесной пожар.
6) Не шумите, зачем зря пугать лесных обитателей. Передвигаясь тихо вы наверняка и услышите и увидите много интересного.
 
По тропе шаманов
Тогыз-Аз. 
"Девять ртов" - так переводится с хакасского языка название скального массива, расположенного на правом берегу Белого Июса, там, где река возле села Ефремкино выходит из гор на предгорную равнину. На добрые сотни метров взметнулись над водной гладью известняковые утесы с десятками черных провалов пещер и гротов. Пока большие пещеры здесь не обнаружены. Но у подножия скал бьют источники, подсказывая, что есть в их недрах огромные пустоты, где водяной пар из воздуха оседает на каменных стенах, по капелькам собираясь в мощные струи родников.
Первые печатные сведения о пещерах этого района относятся к началу XVШ века и содержатся в работах Ф.И.Страленберга, Я.Г.Гмелина, П.С.Палласа.
Настоящие научные исследования пещер были выполнены лишь в конце XIX века А.Е.Еленевым и П.С.Проскуряковым. В 30-е годы XX века А.А.Чураковым, Я.С.Эндельштейн, в 50-е годы П.П.Хороших. Но несомненно, и сотни, и тысячи лет назад скалистые утесы с провалами пещерных входов влекли к себе людей.
Нам, жителям XXI века можно только предполагать о духовном мире древних обитателей долины Белого Июса. Несомненно, что основой их мировоззрения была близость человека и окружающей природы. Причем горы, реки, леса казались древним населенными некими загадочными и могущественными существами - хозяевами людских судеб. Невидимыми, всесильными. Так зарождалась одна из древнейших религий земли - шаманизм.
 
Огромная гора олицетворяла землю. Высоко-высоко, от вечных снегов и крохотных ледниковых озер начинала свой бег великая река, несущая воды через три символических мира. Там, где вершины скрывались облаками лежал мир небесный - жилище богов. Средний мир отводился человеку. У основания горы располагались входы в темный мир, охраняемый злобными и мстительными духами. Здесь, в вечной тьме находилось хранилище человеческих душ. То место, где прибывала человеческая сущность между смертью и новым появлением в подлунном мире.
Отрывки сведений о верованиях и обычаях жителей древней Сибири, долетевшие до нас сквозь века, сообщают о великой значимости пещер, как связующего элемента между средним, человеческим и нижним миром. Обряды, связанные с пещерами, несли в себе много значений, но основное было связано с идеей рождения и перерождения всего живого. Николай Рерих утверждал, что корень "ур" означает "свет" и "культура" - это "почитание света". На самом деле арийская руна "yr" значит "море, пещера, влага", то есть - нижний мир. Когда солдаты идут в атаку с криком "Ура!" - это не провозвестие света. Спросите у тех, кто воевал, и вам объяснят, что в момент боя остается один призыв: отправить врага под землю. Отправить на "перерождение". Отправить и ждать, что из недр земли на ее поверхность вернуться обновленные люди. Древнейшее из известных, записанное китайцами в XIII веке предание о происхождении средневековых жителей долины Енисея гласит, что рыжеволосые и белолицые хакасы заявляли, что "они происходят от спаривания бога с коровой в горной
 
"Символ пещеры многозначен. Он означает жесткие тиски реальности - тесноту пространства, тягучесть времени и вместе с тем - аскетизм, суровую скудость чистых стихий: воды, земли, камня. Пещера может быть вместилищем зла, притоном злодеев и одновременно - убежищем духа, кельей отшельника. Пещера символизирует возврат назад - в глубь времен, в материнское лоно, это о ней говорил Новалис: "Куда идем мы? Все туда же - домой..." Но главное: пещера - это символ иномирности, включенной в нашу обыденность. Это знак перехода, предельности Бытия.
В психиатрии существует удачное понятие: "пограничные состояния". Именно в таких предельных, переходных состояниях Бытия и человека находится посетитель подземелья" - так считает наш современник, новосибирский спелеолог В.Г.Иванченко.
 
Пещера…
Чрево земли…
У аборигенов современной Хакасии зафиксировано представление о женском божестве, которое состоит из глины и находится постоянно в лежачем положении, с раскинутыми ногами.
И душа умершего попадает "на переработку", для последующего возрождения, внутрь космической Матери-прародительницы через ее половые органы. Иллюстрации этого мы можем увидеть на петроглифах созданных тазминцы - тогдашними жителями Хакасии в начале третьего тысячелетия до нашей эры. Такие рисунки делались и на каменных плитах и на скалах в основаниях гор, ибо, души умерших через расщелины и пещеры (которые понимались, как половые органы земли) должны уходить внутрь мировой горы, в хранилище душ рода. С этим связано восприятие детородных органов и женского чрева не только как символов рождения, но и как смерти - перерождения. Очевидно, что сходные представления издревле были широко распространены. Недаром, в другой части Евразии, исследуя палеолит Западной Европы А.Леруа-Гуран указывает: "Мы имеем некоторое основание считать, что пещеру воспринимали как женщину, по крайне мере, в некоторых ее частях". Представления о "родящей земле", выпускающей новую жизнь из чрева своего, считаются свойственными лишь примитивным народам. Но как еще объяснить происхождение огромных залежей костей и скелетов, находимых в глубине недоступных пещер окаменевшими и впаянными в пласты первозданной глины?
 
И вполне закономерным становится мнение историков, что в эпоху неолита в Южной Сибири проявляется идея о своеобразном круговороте жизни и смерти, перевоплощении душ умерших соплеменников в живых членов рода. Смерть и человека и зверя и растения означает переработку их жизненного вещества и неизбежное возрождение в земном мире. Жизнь и смерть становились неотделимыми друг от друга, и мир живых тесно связывался с миром мертвых. Загадочность и недоступность подземелий, где путь смельчака преграждали то кажущийся бездонным провал, то неподвижная гладь воды укрытого в недрах озера породили множество легенд, отголоски, которых слышны и в христианстве, и в исламе и у явных атеистов. Мифическая идея жизнетворного "нижнего океана" широко распространена и ныне. Вода наделена производящей силой даже в Писании. "И сказал Бог: да произведет вода пресмыкающихся, душу живую..." Осовремененный вариант мифа о подземном океане - прародителе чудовищ изложил Ж.Верн в "Путешествии к центру Земли". А пару лет назад, в выпуске теленовостей промелькнул сюжет о подземной находке в Румынии. Некая глубокая шахта вскрыла там естественную пещеру, заполненную водой. Спелеологи, обследовавшие полость в аквалангах, всплыли в свободной от воды пустоте, судя по малопригодному для дыхания воздуху, не сообщавшейся с поверхностью. На стенах пещеры кишели огромные насекомые неизвестных видов. По мнению открывателей, не знавшие солнца животные питались плесенью, растущей на разлагающемся известняке. В связи с этой находкой можно вспомнить, что в Причерноморье геологам известны глубинные пустоты километровых диаметров, заполненные водой. Представьте возможность существования там своей жизни...
Миф всегда идет впереди реальности. Ведь и европейцы, столетиями наделяя вампиров образом летучей мыши, не могли знать, что в Америке будут найдены реальные рукокрылые, единственные из всех млекопитающих паразитирующие на чужой крови...
"И в древности, а порой и ныне, посетитель пещеры получает информацию о явлениях, которые не исчерпываются видимостью и не могут быть полностью объяснены в терминах "здравого рассудка". Из-за этих, принадлежащих "сумеречной зоне", явлений сквозит другая реальность, и мы можем прозреть в них другие смыслы, представляющие изнанку нашего мира.
Меня всегда поражала слепота позитивистов, не видящих то там, то тут происходящего схождения реальности и мифа. Объяснение этих феноменов может быть только одно: и миф, и реальность имеют единую, символическую природу". - продолжает свои мысли о пещере В.Г.Иванченко.
На берегу Белого Июса сама природа создала мировую гору с массой входов внутрь Матери-прародительницы - скальный массив за селом Ефремкино.
Наше путешествие к пещерам и гротам массива Тогыз-Аз начнется от автомобильного моста через р. Белый Июс. От моста путь лежит по правому берегу Июса вверх по течению. Двигаясь по старой полевой дороге, проложенной по лугу, мы пересекаем небольшой ложок, по дну которого течет ручей Смородиновый, и выходим к основанию скальной стенки, высотой около пятнадцати метров. Здесь, в скале, обрамляющей небольшую площадку, на расстоянии полу километра от автомобильного моста, в пяти метрах над уровнем Белого Июса расположен Грот Проскурякова - небольшая пещера, в которой в период неолита обитали
 
Место полностью отвечает "классическим требованиям" к стоянке древнего человека. Выход из грота имеет южную экспозицию и хорошо прогревается солнцем. Перед гротом имеется удобная площадка, защищенная от ветра и достаточно скрытая от глаз. Рядом вода. В гроте Проскурякова была собрана коллекция костей плейстоценовых животных более двадцати видов. Возраст местонахождения датирован радиоуглеродным методом и составляет более сорока шести тысяч лет. Здесь же на полу грота были обнаружены пять небольших каменных пластин из темно-серой алевритовой породы.
Примерно четыре тысячи лет назад в гроте Проскурякова на стенах охрой были сделаны рисунки. На сегодняшний день сохранилась лишь часть композиции: на одной стене - личины с частью туловища, на противоположной - лицо угловатой формы.
Наскальных рисунков в пещерах Сибири до этого не было известно, и поэтому найдены они были, можно сказать, случайно.
Вот как рассказывает о гроте Проскурякова исследователь природы Ширинского района В.Е.Дмитриев: "На одной из стен уверенно можно рассмотреть два лица с косичками. На противоположной стене еще одна как бы рассматривающая рисунки правой стены личина, имеющая более "мифологическое" исполнение. Такое расположение и особенности исполнения личин, вероятнее всего, не случайны. Логично допустить, что древние люди изобразили появление новорожденных из чрева смотрящей с левой стены праматери, что соответствует представлениям жителей этого района о мироздании.
Но может возникать вполне логичный вопрос: гротов здесь много, а изображение сделано именно в этом, не самом большом? Ответы могут быть только на уровне догадок.
По исследованиям ученых выявлено, что в те времена уровень воды в Июсе был выше и река текла почти на уровне входа - она могла олицетворять реку жизни, текущую с вершины космической горы. В этом месте Июс выходит из гор на равнину, и конечно именно здесь должно располагаться основание космической горы и вход в ее подземный мир.
Не исключено, что расположение рисунков в этом гроте предопределила и другая природная особенность в окрестностях именно его.
По этнографическим данным известна одна особенность погребального обряда, которая прослеживается вплоть до начала ХХ века.
После выноса трупа пол юрты подметался и помещение окуривали богородской травой. Дверь юрты три раза открывали и закрывали, говоря: "Пойдем, дома никого нет". На то место, где лежал гроб с покойником, клали круглый черный камень "хара тас", и в этот момент одна из старушек заклинала: "Коли сюда вернется дьявол, съевший тебя, то пусть грызет этот камень! Пусть больше не будет в этом доме покойников, лучше пусть будет лежать камень "хара тас"! Пусть он займет твое место!"
 
Вход в пещеры - это и вход в мир умерших, и чрево праматери, рождающей человека. Окрест грота при внимательном взгляде можно обнаружить множество камней, которых нет около других гротов. Нет, они не были принесены древним человеком - их сюда более двухсот тысяч лет назад доставил ледник, язык которого, выходя из расположенной напротив долины, упирался именно в этот скальный массив. Как древние жители могли объяснить такое стечение обстоятельств: вход в подземный мир у основания мировой горы и чужеродные камни вокруг него? Бесспорно, что при своей острой наблюдательности они эту особенность заметили, но как восприняли - остается только гадать. Не исключено, что эти камни воспринимались как "хара тасы", которые предохраняли от смерти новорожденных".
В феврале 1994 года автором этой книги совместно с Н.Н. Яценко и Л.И. Чигряем в гроте Проскурякова была найдена керамическая ступочка для растирания охры, которая затем была передана в музейчик Малой Сыи.
От грота тропа ведет наверх влево и по скальному кулуару, через низкую карстовую арку, выводит на верх скальной стенки. Далее путь идет вверх по гребню хребта по парковому лиственничному лесу. Справа за скальными отвесами русло Белого Июса, слева пологими увалами спуск к ручью Смородиновый.
Примерно в полукилометре от грота Проскурякова расположен второй интересный объект - шурф и остатки медеплавильной печи. Вероятно, в древности здесь добывалась медная руда и из нее выплавлялась металл. До сих пор в отвалах шурфа много камней с зеленым налетом окислов меди.
Затем тропа поднимается еще выше и выводит к правому борту глубокого лога. Здесь наша дорожка теряется, зато на противоположном склоне лога хорошо просматривается другая тропа, начинающаяся из долины ручья Смородиновый, от древних курганов, что за селом Ефремкино. По тому, как врезалась она в склон, видно: здесь прошли сотни людей.
 
Зачем?
Предки шли к пещерам и гротам. Шли, чтобы поклониться неведомым богам, принести им свои дары, дабы не перевелась дичь в лесах, не оскудели бы пашни.
На скальных кручах они оказывались одинаково близко и к светлым небесным богам и к темным силам, притаившимся в вечной тьме подземелий.
В те далекие времена боги были ближе и доступнее…
Несложная в техническом отношении тропа изобилует местами, воздействующими на эмоциональную сферу человека даже теперь. Можно представить, насколько потрясали открывающиеся со скал виды степного кочевника, впервые оказавшегося в горах. Невольно в памяти всплывает услышанное от друзей предположение, что прохождение по этой тропе в сакральном смысле соответствовало прохождению посвященного по тропе Знания, а весь массив с многочисленными гротами и каменными арками являлся своеобразным культовым комплексом.
Итак, мы на "Тропе Шаманов". Тропа, полого поднимаясь, заворачивает влево. Еще пара сотен метров и далее возможно два пути. Первый - по тропе вокруг скал, второй - левее, через проходную пещеру. Выбираем второй. За каменным тоннелем следует некрутой подъем, и мы оказываемся на площадке перед громадным арочным входом в Большую Тохзасскую пещеру. Ее название - русифицированная версия имени всего массива. Вот он, "главный из девяти ртов". Тоннель, имеющий высоту в двенадцать и ширину в пятнадцать метров ведет в недра скалы. (b_tohz)
Первые разведочные раскопки были произведены здесь в конце XIX века учителем красноярской гимназии П.С.Проскуряковым, который отмечает наличие слоя с керамической культурой. Кроме глиняных черепков им было найдено большое количество расщепленных костей различных животных. Это были останки первобытного быка, лошади, северного оленя, косули, барана аргали. Но наибольший интерес вызвала руническая надпись. И сегодня можно видеть ее остатки, пострадавшие от времени, а может быть, и от рук человека.
К сожалению, только этим список потерь не исчерпывается. Около полувека назад, П.П.Хороших, в своей статье, описывающей пещеру, приводит рисунок воина на коне, исполненный на камне. Просуществовав тысячелетия, до наших дней этот камень не сохранился. Не остался без изменений и весь пещерный ландшафт. Прямо под сводами входа зияет разведочный шурф археологов, а сухая глина пола растоптана посетителями до такой степени, что вновь на его поверхности оказались предметы древнего быта: костяной наконечник стрелы, грузила для сети из речной гальки, обсидиановый скребок, бусинка из кости. Исследования этих находок позволяют предположить посещение пещеры людьми еще тридцать тысяч лет назад.
Вряд ли служила она местом постоянного жилища. Уж больно далеко расположен ее входной портал от ближайшей воды. Да и отвесные скалы, окружающие площадку перед входом, делали весьма трудоемким доставку дров. Пожалуй и многие лета назад главное, что приводило сюда древних путешественников, было любопытство. Желание заглянуть не только за черту горизонта, но и в недра гор, в таинственный сумрак оживших родовых легенд. Недаром черно-красными рунами начертал неведомый "спелеолог" прошлого: (Так выглядела эта надпись "в оригинале":
 
Придя на Алту-Шан
Мое государство, мой хан
Это великое и героическое
Имя мое Герой Агдам Ынал
Мой брат пришел благополучно
Спустившись (с гор) и узнав…
 
От входа в Большую Тохзасскую пещеру путь лежит чуть влево и вверх. Подъем становится круче. Менее заметной делается тропа. Только самые смелые, а может быть самые посвященные, проходили дальше, туда, где над долиной Белого Июса взметнулись гигантские каменные арки.
В фантастических книгах Андре Нортон и Стивена Кинга есть описания дверных проемов, ведущих в параллельные миры. Может быть, шаманы, проходя через скальные ворота, искали пути в иные пространства? Миры, удивительно похожие на наш, но все-таки другие. А обретя там, за чертой реальности, сокровенные знания, возвращались обратно, неся эти крохи истины соплеменникам.
Важно было не заблудиться в переплетении ходов, выбрать единственный верный путь, ведущий домой. Вернуться, а затем вновь отправиться вперед по "тропе шаманов". Думается, что на полное прохождение дороги иногда не хватало человеческой жизни. Наверное этим объясняется факт, что тропа, вначале буквально врезанная в рельеф, затем почти исчезает.
Не об этих ли путешествиях рассказывают петроглифы: рисунки, выдолбленные неведомым творцом на красноватом камне.
Пешком и на лыжах, сжимая в руках оружие, бредет человеческая фигурка среди людей и чудовищ, то опускаясь в мир подземный, то поднимаясь к звездам.
На пути Трехглазая арка. Эрозия разрушила пещеру, оставив лишь фрагмент подземных галерей. Далее тропа делится на множество ответвлений, теряющихся в обилии распадков, каменных ущелий, причудливых скал. Если подняться на самый верх, можно увидеть следы того, как на массив осадочных пород надвинулась раскаленная лава, превратив несколько десятков метров известняка в мрамор, перекрытый сверху базальтовой плитой. Повсюду здесь обилие гротов. Большинство из них еще ждет своих исследователей. Вряд ли удастся найти из них входы в большие пещеры, но для историка и археолога здесь наверняка есть что поискать. Неоднократно нами обнаруживались гроты с частично заложенными входами, следами кострищ, с выбитыми на камнях непонятными знаками.
На самом верху массива Тогыз-Аз находится еще одна огромная арка. Проход под ней частично перегорожен сложенной кем-то каменной стеной, а у северо-западного портала, справа, находится вход в пещеру Миртовская.
От арки к арке все менее заметной делается тропа. В древности сюда доходили единицы. И лишь случайная находка бронзового ножа подтверждает: за тысячелетия до нас здесь бывали. И может, не заканчивается тропа, а просто переходит в неведомые земли, куда нам, непосвященным, дорога закрыта.
Наш же путь поведет вниз. От пещеры Миртовская по крутому залесенному склону спускаемся к Белому Июсу. Здесь сплошной бурелом. Сперва идем по гребню небольшого хребтика, затем забираем правее и через километр по дну лога выходим к просеке с опорами ЛЭП. Далее идем по просеке. В районе ручья Полуденный рядом с опорами ЛЭП появляется дорога. Примерно в километре после впадения в Белый Июс этого ручья можно устроить дневной привал. После обеда и полуторачасового отдыха идем дальше вверх по течению Июса. Зимой группа может в этом месте по льду перейти Белый Июс и дальше идти в Сыю по шоссе. Летом продолжим путь вдоль реки и переправляемся через нее по тросовой переправе водомерного поста. В малую воду Июс можно перебрести и вброд.
 
К каменной короне Июса
Экскурсионный маршрут "Каменная корона" проходит по левому берегу Белого Июса, по гребню, разделяющему его долину и долину ручья Састыкжул.
Являясь непродолжительным по времени прохождения и простым, с точки зрения техники, траверс этого хребта необычайно живописен. С вершин сопок, взметнувшихся над Июсом более чем на триста метров открывается величественная панорама окрестностей Малой Сыи. От изъеденных водой известняковых скал можно увидеть и двуглавый Ызых и темноту входов гротов уже знакомого нам массива Тогыз-Аз. Мы пройдем мимо величественного провала входа в пещеру Крест, чуть ниже нашего пути, под каменной аркой останется раскапываемый вход в Подъарочную. К автомобильной дороге, связывающей Шира и Коммунар мы спустимся по глубокому каньону, в левой стене которого гротом Широкий начинается одно из длиннейших подземелий России - пещера Ящик Пандоры.
Наш путь начнется из села Малая Сыя. Первый километр пути проляжет по автотрассе, по которой мы отправимся в сторону Шира. Прямо из деревни, от бетонной будки автобусной остановки на южном, обращенном к нам склоне Сыйского хребта виден белый треугольный обрыв старого известкового карьера. Наш путь лежит к логу, расположенному чуть правее взорванной скалы. Оставив слева деревянную скульптуру деда и пройдя огороды, с трассы нужно свернуть чуть левее на старую проселочную дорогу, ведущую к заброшенному карьеру. Метров через триста эта дорога закончится на площадке с остатками печь для обжига известняка, а вправо вверх, мимо старого лиственничного пня отойдет хорошо заметная тропа, протоптанная спелеологами ко входу в пещеру Крест. Если присмотреться, эту тропу, серпантином поднимающуюся на хребет, можно заметить и из деревни.
Начнем подъем. Более трехсот метров предстоит нам подниматься по дорожке, проложенной сперва по дну лога, потом по крутым осыпям склона. Не торопитесь. У альпинистов есть шутливое правило, гласящее, что идти нужно чуть медленнее, чем позволяют силы. Даже находясь в отличной спортивной форме, сделайте несколько остановок на подъеме, оглядитесь по сторонам. Честное слово, открывающиеся виды того заслуживают. Взгляните на котловину, в которой раскинула свои домишки Малая Сыя. Отсюда, с высоты видна и деревня и возвышающаяся за ее околицей гора Пилотка. Вершина ее гораздо ниже нас. Но, кое в чем, этой горе нет равных - находясь среди горных хребтов, она не связана основанием ни с одним из них. Лог Круглый почти опоясывает куполовидную горку. Историки и этнографы считают, что подобные обособленные горки почитались в древности народами Сибири. Аборигены считали их центром мира и символом рождающейся земли. Может быть поэтому и основали свое поселение в устье лога на склоне Пилотки жрецы и художники древнекаменного века.
 
Продолжаем подъем. У старой лиственницы двадцатиметровым провалом начинается пещера Крест. Спуск в нее не возможен без специального снаряжения. Здесь, на вытоптанной площадке, среди оголившихся узловатых корней хорошо заметная тропка заканчивается. Дальнейший путь пойдет, то совсем по целине, то по остаткам тропки, скорее угадывающимся, чем действительно видимым. Оставим вход слева. До вершины остается совсем немного. Мы вновь оказываемся среди смешанного редколесья. В разрывах между деревьями видны то плесы Белого Июса, то скалы на его противоположном берегу.
Дальнейший путь пройдет по водораздельной линии хребта, по сути, вдоль Белого Июса. Слева просматривается долина ручья Састыкжул справа - скальные обрывы, ниже которых автомобильная дорога, а за ней Июс. Мы совершаем траверс хребта - прохождение по гребню, без спуска на склоны. Пожалуй, наиболее зрелищными являются участки, где прямо от ног, вниз, к реке уходят обширные поляны с пеньками старых вырубок. Ни что не закрывает в таких местах обзора. Следующим, заслуживающим особого внимания объектом будет каменная арка. Это остаток разрушенного склоновой эрозией пещерного хода. Пол каменного тоннеля крутонаклонный. Под потолком гнездятся дикие голуби. А почти под сводами нижнего портала видны следы раскопок. Вырытый в осыпи шурф укреплен бревнами. Здесь спелеологи из группы "Карибу", куда входят томичи, новокузнечане, жители хакасии, начали прокапывать вход в еще одну пещеру.
Арка остается правее и ниже. Пожалуй с этого места начинается самый зрелищный участок пути. Веером в сторону Белого Июса отходят каньоны, промытые водой в известняке. Входы в гроты и в небольшие пещерки видны всюду. Но спуск к ним не рекомендуется. Почти всегда путь преградят скальные отвесы. Лучше хорошо запомнить заинтересовавший вход и подняться к нему после, от автомобильной дороги.
Правее, куда заворачивает наш гребень хорошо виден скальный обрыв. Со стороны Малой Сыи он напоминает кокошник - традиционный женский головной убор славян.
Высоты скал достигают здесь полутора сотен метров. За небольшим понижением хребта
 
начинается довольно таки крутой подъем к их вершинам. На самой высшей точке из камней сложен тур. От него начнется спуск.
Здесь вновь становится хорошо заметной тропа. Идем осторожно. Приближаться к верхней кромке отвесных скал не стоит. Да и тропа отходит к противоположному склону хребта. Отсюда в северном направлении становится видна степь с разбросанными котловинами озер. Наш маршрут подходит к верхней части каньона, в борту которого расположен вход в пещеру Ящик Пандоры. Общее направление пути - северо-запад. Осторожно спускаемся в каньон. В верхней его части сделать это просто, лишь ниже борта взметнуться на десятки метров. Дно - каменистые осыпи, бурелом, заросли шиповника и крыжовника. От входа в пещеру начинается отлично пробитая тропа к автодороге. Если нет уверенности в собственных силах, лучше не спускаясь в каньон пройти севернее и сойти вниз, к шоссе по крутому задернованному склону.
Обратный путь в Малую Сыю пройдет по автотрассе Шира - Коммунар. Можно пройти этот маршрут и в обратном направлении, добравшись до каньона Ящика Пандоры пешком или попутным транспортом.
 
К древним рисункам Аспада
Рисунки древнего человека. Не так уж много сохранила их природа для нас, жителей третьего тысячелетия. Снег и дожди, мороз и жара уничтожили большинство творений древних художников. Особенно редко сохранялись рисунки, созданные минеральными красками, замешанными на животном жире. Именно такие произведения искусства относительно сухой климат Хакасии и козырек гранитного отвеса сберегли на правом берегу Июса, примерно в 1,5-2 километрах ниже устья реки Аспад,.
Поход к Аспадским писаницам начинается в селе Малая Сыя, из которого нужно пройти по автомобильной дороге, ведущей на Коммунар, до водомерного поста, где через Белый Июс можно переправиться на люльке подвесной канатной дороги. Расстояние от околицы села до переправы около полутора километров.
Затем путь группы идет по тропе вдоль берега Июса по его правой стороне. Слева на экзотических скалах видна площадка, оборудованная на значительной высоте Василием Власенко. Это так называемый "Ресторан". Далее тропа несколько отходит от берега и по старой гати пересекает ручей Таржуль.
За устьем Таржуля пойма Белого Июса расширяется. Тропа идет примерно по середине пойменной террасы, то пересекая сенокосные угодья, то ненадолго уводя в кустарники и перелески. Отсюда открываются красивые виды на доломитовые скалы, украшающие противоположный берег Белого Июса.
 
Примерно через один километр выше устья Таржуля скалы вплотную подступают к урезу воды. Тропа идет вдоль самой кромки берега, а затем поднимается на небольшую террасу, с которой хорошо видны утесы около поворота автомобильной дороги от Белого Июса в долину реки Большая Сыя.
Напротив впадения Большой Сыи горы отходят от Белого Июса, образуя пойму шириной до пятисот метров, поросшую смешанным лесом, чередующимся обширными покосами.
Еще через километр пути Июс уходит вправо, а путь преграждает хребтик с относительной высотой не более ста метров. Обойти его невозможно, так как с противоположной стороны он обрывается в реку отвесными скалами. Хребет может пересекаться в двух местах. Левый путь предпочтительней на пути к писаницам, правый - при возвращении.
За хребтиком следует широкая котловина с плоским дном и врезанным в это дно суходолом.
 
За южной оконечностью котловины, там, где горы вновь подступают к реке, на гранитном обрыве находятся Первые Аспадские писаницы. Русло Белого Июса в этом месте сближается с выступающим углом горного кряжа правого берега и идет параллельно скальным выходам, которые подходят к воде на расстояние от трех до десятка метров. От воды подножие скал отделено низкой и ровной, поросшей березами поймой. В южной части (в верхней по отношению к течению реки) утес с рисунками, наибольший по высоте. Затем скала постепенно снижается, и в том месте, где река уходит от гор, высота ее не превышает десяти метров.
Интересно, что около границ писанных скал установлены кресты, по-видимому, "препятствующие" уходу "рисованной нечисти" со скал в окрестную тайгу.
Сложно говорить об открытии этих писаниц. Ведь местным жителям они были известны всегда. Честь первого научного описания Аспадских писаниц принадлежит А.В.Адрианову, который летом 1909 г. обследовал наскальные рисунки Черного и Белого Июса.
После изучения группы писаниц около улуса Сулекова на Черном Июсе он предпринял поездку в верховья Белого Июса,. где, по сведениям, которыми он располагал, должны были быть рисунки на скалах. Исследователю удалось обнаружить две писаницы: одну на Аспаде, другую у селения Беренжак. По мнению Новосибирского археолога Ю.Г.Белокобыльского, Адрианов, по-видимому, довольно бегло осмотрев скалу, сделал выводы о плохой сохранности рисунков.
Конечно, пишет Белокобыльский, сохранность их не идеальна, но при тщательной работе контуры рисунков вполне восстанавливаются. Судя по пятнам, не утратившим первоначальный оттенок, краска (охра), была вишневого цвета. Теперь она выцвела настолько, что стала еле заметной, желтого цвета с едва уловимым красноватым оттенком.
 
Вот, как описывает произведения древних художников Юрий Георгиевич в одной из своих статей:
"Весь комплекс рисунков подразделяется на ряд композиций, каждая из которых состоит из нескольких групп. В первой композиции, расположенной в южной части писаницы, особенно выразительны рисунки лосей. Два из них сравнительно неплохой сохранности. На первом рисунке древний художник изобразил лося в напряженной, динамичной позе. Животное будто взбирается по крутому склону. Одна передняя нога его выброшена вперед, вторая как бы ищет опору, правая задняя нога застыла в упоре, поддерживая громадный корпус лося. О напряжении и динамике движения животного свидетельствует также сильно вытянутая вперед его огромная голова. На втором рисунке изображена лосиха, "движущаяся" в направлении, противоположном движению первого лося. Корпус ее по контуру выполнен широкой линией. Передние ноги короткие и массивные, из задних сохранилась только одна. Тонкая длинная голова с огромными, широко расставленными ушами покоится на короткой массивной шее. Поза животного спокойная, без признаков напряжения.
Во второй композиции привлекает внимание небольшая сюжетная группа, состоящая из рисунков лося, лосенка и человека Ниже лося расположена маленькая фигурка "пляшущего" человечка. Руки его выгнуты дугой и уперты в бока, короткие ноги с равным разворотом, широко расставлены. Огромный по сравнению с лосенком и человеком лось изображен как бы уходящим от них вверх. Беспомощность новорожденного лосенка, делающего первые шаги, художник подчеркнул нехитрым приемом: передние ноги соединены вместе и лишь к самому низу раздвинуты в стороны, задние же на первый взгляд показаны совсем "несуразно" - одна нога нарисована там, где она должна быть, а вторая - у передних ног. Изображенная сцена - отличная иллюстрация к известному сибирскому мифу о небесной лосихе, пришедшей к человеку и подарившей ему лосенка.
В третьей композиции изображена сцена погони кабана за оленем. Поза кабана "боевая": толстый короткий хвост воинственно поднят вверх, вся его фигура устремлена вперед. Голова и передняя часть корпуса полностью закрашены, а остальная часть короткого массивного корпуса выполнена лишь контурной линией. Таким образом, фигура выглядит как бы полой, но не полностью, поскольку в задней части и спереди вовнутрь вписаны выступы. Контур оленя обведен широкой линией так, что фигура смотрится полой. Небольшая линия отделяет заднюю часть корпуса от передней. Олень изображен в стремительном прыжке, чтобы подчеркнуть это, художник намеренно изогнул и откинул назад рога, а заднюю часть туловища свел на нет и ноги слил в одну линию с нижней частью корпуса.
Аспадская писаница, судя по единству стиля исполнения всех рисунков композиций, создана в одно время (вероятно, в конце первого тысячелетия до нашей эры)".
Если в вашем распоряжении автомашина, до Аспадских писаниц можно добраться по левому берегу Белого Июса, сперва по трассе Шира - Коммунар, затем, от устья Большой Сыи, через мостик по грунтовке, ведущей в долину речки Изыхчул. Ориентиром служит переход линии электропередач через Июс. Помните, этот путь реален либо зимой, когда реку возможно перейти по льду, либо в конце лета - начале осени, когда возможен брод.
 
К гранитным скалам урочища Тунгужуль
Много раз, проезжая по дороге, ведущей от Шира к селению Беренжак в верховьях Белого Июса, мы из окна автобуса или попутной машины любовались скальными останцами перед селением Усть-Тунгужуль. И вот, в середине октября 1998 года, вооружившись видеокамерой и фотоаппаратом, наша маленькая компания наконец-то выбрала время для прогулки по этому уголку Ширинского района.
Еще безбрежна синь неба, по-прежнему ласково греет солнышко, но по утрам в лучах света уже серебрится изморозь, а холодный пронизывающий ветерок напоминает: до первого снега остались считанные недели.
Лес, с облетевшей листвой берез и осин, с желтой хвоей лиственниц стал удивительно светлым, как бы прозрачным. Затянувшееся "бабье лето" ввело в заблуждение таежные растения. И выкинула серебристые ушки верба, а среди осеннего золота проклюнулись весенние огоньки, поверившие во вновь наступающее лето…
Реки обмелели, утратили свою стремительность, и в то же время стали стеклянно прозрачными. Сейчас, сквозь водяную толщу, их дно видно до последнего камешка. Недвижная гладь проток превратилась в огромное зеркало, отражающее и желтизну ив, и сияющие солнечные блики.
Первые километры пути за крохотным селением Усть-Тунгужуль прошли по парковому лиственничному лесу, среди причудливых каменных фигур, выточенных из гранита водой, морозом и ветром. По размерам этим скалам конечно же далеко до знаменитых Красноярских столбов. Но как фантастически разнообразно было здесь творчество природы, оставившей на камнях подобие следов доисторических рептилий, а порой пародирующей самою себя, создавая рядом с обычными грибами грибы каменные.
Экзотические скалы всюду. Они поднимаются отдельными перьями рядом с дорогой. Прячутся в зарослях. Венчают гребни горных хребтов. Своеобразным каменным мешком выглядит долина открывающаяся в сторону остатков селения Усть-Тунгужуль. Будь она по уже, и лучшего термина чем каньон, для нее не придумаешь. Но под ногами мы видим ущелье шириной в полкилометра с отвесными скальными бортами. Трудно даже приблизительно определить время необходимое для осмотра каменных достопримечательностей. Для первого знакомства может хватить и пары часов, а может оказаться мало и целого дня. А если с собой фотоаппарат или видеокамера, то, возможно, захочется остаться и на второй день, и на третий. Особенно привлекательна доступность урочища. Меньше часа автобусом или машиной, и оказываешься в самом центре "Парка каменных изваяний".
что нерукотворные скульптуры урочища так и не стали объектом паломничества туристов. Уступая знаменитым "Красноярским столбам" в спортивном отношении, они, пожалуй более эстетичны. Те, красноярские - монументальны. Эти - более вычурны.
Если планируется ночлег, лагерь удобнее всего разбить в малинниках на берегу Белого Июса, чуть ниже устья Тунгужуля. Сюда, к самому берегу, от урочища через символический перевальчик выводит лесная дорога, идущая затем вдоль берега Июса. Здесь же можно остановится при сплаве по реке. Интересно, что выходы экзотических скал есть и на противоположном, левом берегу Белого Июса. Здесь особенно выделяется утес "Каменная голова".
 
К вершине священной горы
Почти на тысячу триста метров взметнулась над долиной Белого Июса двуглавая гора Ызых.
В далеком 1904 году на ее главную вершину поднялся по заданию томского горного управления инженер Аргентов. Почти за столетие все здесь исхожено вдоль и поперек, однако и нам посчастливилось среди камней курумника и зарослей шукши, невзрачной коричнево-черной ягоды, сделать свою находку, обнаружить маленькую друзу горного хрусталя.
По преданиям, на седловине меж вершинами шаманы совершали обряд посвящения домашнего скота сверхъестественным силам. Почти каждая семья древних скотоводов имела собственного духа покровителя. И для того, чтобы родовое божество успешно кочевало вместе с пастухами, ему выделялась специальная, выбранная колдуном лошадь - ызых. В хвост и гриву животного вплетались разноцветные ленты. Отныне сесть на эту лошадь имел право только невидимый дух. Использование священного скота для повседневных человеческих нужд запрещалось.
Склоны горы Ызых - райский уголок для мелкой лесной живности, любящей полакомиться кедровыми орешками. Шишек хватает всем. И кедровкам, и белкам, и бурундукам. Поднимается сюда за дарами тайги и человек. Как и сто - двести лет назад промысловики, добывающие орехи, пользуются примитивной ручной мельницей и ситом.
 
Первый раз к вершине Ызыха мы вышли от Белого Июса. В тот, 1994 год, мы плыли на катамаране с верховьев речки Пихтерек, которая, сливаясь с Туралыгом, образует Белый Июс. После селения Мендоль Ызых предстал во всей красе. Петляла река, и двуглавая гора поворачивалась к нам то одним, то другим боком. Немного ниже устья ручья Тунгужуль, правого притока Июса, нам показалось, что в этом месте до вершины будет ближе всего. Зачалились. Под моросящим дождиком поставили лагерь, и ранним утром следующего дня пошли на штурм горы. Шли без дороги, просто выбирая путь так, дабы все время идти вверх. Память оставила отрывки этого пути. Яркие картинки минувшего…
...Над тайгой повис мокрый туман. Влагой пропитаны облака, воздух, кроны берез и лиственниц. Не осталось сухой ниточки в одежде.
 
...Жаркое пламя костра.
Ввысь взмывают искры.
Тепло разливается с ног до головы...
Тело жадно впитывает жар костра. Минута проходит за минутой. Вот так, у живого огня, можно простоять и час и два...
И вновь мокрое разнотравье по пояс, колючие кусты, глыбы курумников, да мох.
Шаг за шагом. Видимость двадцать-тридцать метров. Оранжевые гроздья рябины, зелень кедров, красно-коричневые листья бадана. До чего же просто найти вершину: из всех возможных вариантов пути выбирай тот, что ведет вверх.
Последние десятки метров. Голые камни, источенные ветром, водой и зимней стужей. Даже лишайники не растут здесь. И вот вершина. На миг рассеивается туман, открывая взору безбрежие тайги, ленточку Белого Июса внизу и округлую вершину Кашкулака на горизонте.
 
И вновь серо-мокрая стена вокруг.
Мы вышли к малой вершине Ызыха. По камням разбросаны остатки геодезической вышки. Находим центр пункта триангуляции. Возле него совсем ржавая консервная банка. На марке центра стоит год - 1933. Очень ярко представились люди в ватниках и кирзачах, устало курящие у только что отстроенной пирамиды. На штативе теодолит. В ушах звучат слова писателя-геодезиста Григория Анисимовича Федосеева: "Карта... Как просто на нее смотреть. Но до чего не просто, порой мучительно сложно создавать ее... Но что значат трудности, когда мы на пути в светлое будущее всех людей, на пути в коммунизм!"
Наверное, плюнули бы в лицо те безвестные геодезисты, скажи им кто, что не будет их светлого будущего, что зря корячились они, съедаемые гнусом, по хакаской глухомани...
Чуть ниже тригопункта из маленькой лужицы набираем воды, кипятим чай и обедаем. Каждый момент, когда рассеивается туман, используем для фотосъемки.
 
Спускаемся к седлу Ызыха. Здесь, по словам В.Е.Дмитриева, расположена буддийская кумирня. Находим плоский камень с выдолбленной в нем жертвенной ступой. Получается, Ызых - дважды священная гора? С одной стороны - буддийская святыня, с другой - гора, посвященная Ызыху - живой жертве шаманизма.
Седло заросло смешанным низкорослым парковым лесом. Подлесок отсутствует. И множество грибов. Набираем полный скальничек, делаем сетку из штормовки и ее набиваем отличными подберезовиками и белыми грибами.
Главная вершина лишена курумников. Кривобокие, низкорослые кедры. На самом "пупыре" поляна с полуразвалившейся геодезической вышкой.
В последующие годы группы нашего клуба несколько раз поднимались к Ызыху. Наиболее удобный путь к этой вершине лежит от Малой Сыи. Сперва по трассе Шира - Коммунар нужно доехать до устья реки Большая Сыя. Здесь от трассы, по левому берегу Белого Июса, проложена хорошая "грунтовка" в верховья речки Ызыхчул. А лесовозная дорога ведущая вдоль ручья перевального позволяет на машине подъехать к вершине Ызыха на расстояние полутора - двух километров, поднявшись чуть ли не до уровня седловины Ызыха. Конечно же проходимость последних километров дороги зависит от ее состояния. Если недавно прошли ливни, грязь и глубокие колеи заставят лишние несколько километров пройти пешком.
Можно добраться к седловине с другой стороны, договорившись с жителями селения Мендоль на трассе Шира - Беренжак о перевозе через Июс. И далее воспользоваться дорогой пробитой заготовителями кедровых орехов из этого села до подножия горы. От окончания дороги к седловине ведет конная тропа.
Бывает удобно приурочить восхождение на Ызых к посещению гранитных скал в урочище Усть-Тунгужуль. В этом случае необходимо после осмотра каменных фигур переправиться через Июс. Вдоль коренного берега, по левому берегу Июса к устью ручья Амуржая идет заросшая лесная дорога. Есть дорога и в верховья Амуржая. Она была проложена лесозаготовителями, и в самых истоках ручья теряется, разбиваясь на кучу дорожек к делянкам лесорубов. Но отсюда до вершины совсем недалеко. Принцип ориентирования - нужно просто все время идти вверх.
 
Урочище Сундуки
Куэстовая гряда Кызыл-Хая, берущая начало в районе Ефремкинского хребта, пологой дугой изгибается от направления запад-восток к северу, рассекается Белым Июсом и заканчивается на его левом берегу массивом из пяти отдельно стоящих гор - четыре из которых, самые северные носят название "Сундуки". "Сундуки" имеют порядковые номера. Самый северный из них - Первый Сундук, самый южный - Четвертый Сундук. Горы расположены по среди заболоченной равнины и по предположению новосибирского археолога, доктора исторических наук Виталия Епифановича Ларичева в древности использовались в качестве места для наблюдения за небесными телами, т.е. являлись палеоабсерваторией на подобие британского Стоунхендж.
Южные обрывы Четвертого Сундука покрыты многочисленными петроглифами, опять таки, по мнению Ларичева, являющимися героическим эпосом в картинках, повествующим о подвигах предков хакасов на земле, в загробном мире и в мире светлых богов. До сих пор на одной из возвышенностей к югу от Четвертого сундука находятся два Обо - жилища духов гор (Таг-ээзи).
 
Само название Сундуки- горы получили от Первого Сундука, на вершине которого находится останец в виде куба. От него в западном направлении по пологому склону горы веером расходятся три ущелья. В самом южном из них так же есть петроглифы.
На мой взгляд было бы интересно провести в этом ущелье эксперименты по изучению влияния окружающей среды на результативность работы по приему передаче мысленных образов. Так как по-моему весьма сильно влияние Первого Сундука на человека и его психологическое состояние.
 
"Сундуки" - цепочка из пяти гор. С их вершин на многие километры вокруг видна бескрайняя степь с бесчисленными курганами и линиями древних оросительных каналов. Уже в первом тысячелетии до нашей эры Хакасско-Минусинская котловина была центром орошаемого земледелия.
И по многим из каналов до сих пор течет вода.
Необычны кирпично-красные останцы на вершинах гор, из-за которых и получили они свое название - "Сундуки". Необычны и сами горы, используемые, по мнению археологов, для наблюдения за звездами. Перед нами древняя обсерватория - Сибирский Стоунхендж.
Необычны ощущения человека, поднимающегося по ущелью к каменному кубу на вершине сопки. Когда несколько лет назад, по инициативе новосибирских ученных проводилась Всемирная олимпиада психофизических резервов человека, "Сундуки" оказались местом, где практически каждый человек становился экстрасенсом.
И эта необычность "Сундуков" воспринимается и нынешними хакасами, приходящими сюда из дальних деревень, чтобы привязать полоску ткани к жертвенному дереву - знак внимания вездесущим богам, выжившим и в наш урбанистический век. А современные пастухи, подражая предкам, складывают на склонах каменные туры - таг-ээзи - жилища для горных духов.
 
 

____________________________________________________________________________________________

ИСТОЧНИК ИНФОРМАЦИИ И ФОТО:
Команда Кочующие
«На берегах Белого Июса»  Автор книги: Олег Добров (Новосибирск), Год издания: 2002
Издательство: Новосибирск
Ресурсы поверхностных вод СССР: Гидрологическая изученность. Т. 15. Алтай и Западная Сибирь. Вып. 2. Средняя Обь / под ред. В. В. Зееберг. — Л.: Гидрометеоиздат, 1967. — 351 с.
Государственный водный реестр РФ: Белый Июс. 
Прокофьев С. М. Природа Хакасии. Абакан, 1993;
https://skitalets.ru/
Никольский Л. А. Хакасия. Красноярск, 1967.
Белый Июс // Большая советская энциклопедия : [в 30 т.] / гл. ред. А. М. Прохоров. — 3-е изд. — М. : Советская энциклопедия, 1969—1978.
Белый Июс на сайте Саянское кольцо
Краткий топонимический словарь Хакасии
 Реестр зарегистрированных в АГКГН географических названий объектов на 21.06.2019 Республика Хакасия.
Покровский. Д. С. и другие. Подземные воды Республики Хакасия и водоснабжения населения. Томск: Изд-во НТЛ, 2001.
Энциклопедия Республики Хакасия : [в 2 т.] / Правительство Респ. Хакасия; [науч.-ред. совет.: В. А. Кузьмин (пред.) и др.]. — Красноярск: Поликор, 2008. Т. 2 : [О — Я]. 320 с. : илл. С. 79. ISBN 978-5-91502-008-4. — С. 208.
Достопримечательности Хакасии.

 

ВложениеРазмер
Белый Июс305.55 КБ
Белый Июс346.05 КБ
Белый Июс533.34 КБ
Белый Июс333.73 КБ
Белый Июс599.82 КБ

Комментарии

аватар: Кэп

Большая Сыя

Большая Сыя (в верховье — Леонтьевский) — горная река северо-восточных отрогов Кузнецкого Алатау, левый приток реки Белый Июс.

Длина — 29 км. Протекает по территории Ширинского района Хакасии. Образуется на северном склоне горы Унгур.

Абсолютная высота истока — более 1000 м, высота устья — 510 м. Большая Сыя имеет около 20 притоков, наиболее крупные: Большая Собака (14 км), Королевская Сыя (10 км).

В годичном ходе водного режима выделяются: весенне-летнее половодье (75-85 % годового стока), летние дождевые паводки, летне-осенняя и зимняя межень. Модуль стока реки — 13,6 л/с с км². Питание — преимущественно за счёт таяния снега.

В бассейне расположены населённые пункты: посёлки Мирный, Верхний Стан, Коммунар. Речная вода подвергалась воздействию золотодобывающих предприятий, что отражается на её химическом составе: увеличение концентраций ртути, золота, сурьмы, тантала и других веществ. Водные ресурсы используются в хозяйственно-бытовых целях.

Притоки

Буткеевский (лв)

12 км: Большая Собака (лв)

Саракчульский (пр)

Васильевский

Каменный (лв)

Салгон (лв)

18 км: Королевская Сыя (лв)

Макаровский (пр)

Витальский (пр)

Данные водного реестра

По данным государственного водного реестра России относится к Верхнеобскому бассейновому округу, водохозяйственный участок реки — Чулым от г. Ачинск до водомерного поста села Зырянское, речной подбассейн реки — Чулым. Речной бассейн реки — (Верхняя) Обь до впадения Иртыша.

Отправить комментарий

Фотографии на сайте размещены в качестве научного, информационного, учебного и культурного материала без цели извлечения прибыли.

Контактная информация:

Капитан команды Кочующих (он же главный по сайту):
Хафизов Ахат - Hafizow@yandex.ru

Продвижение сайта в интернете:

Лоцман команды Кочующих
Бортяков Андрей - abortyakov@yandex.ru