Марийские легенды, предания и были о древнем Змее

Команда Кочующие - Марийские легенды,  предания и были о древнем Змее

 

Бывает такое, что тема, которой особо и заниматься не хочется, сама настырно лезет на наш сайт, звонит, пишет, мол, хочу покрасоваться на Главной страничке!!!

Шутка, конечно, но вот, с этой статьёй так и получается!

 

Как-то сами по себе нам были присланы несколько историй про огромного Змея, причем из самых разных уголков Марий Эл. В частности, история на Вятском увале,  предание о Змеином дереве у Татарской мельницы, ну, и  легенда озера Елан-ер. Есть и ещё кое-что – придет время и это будет опубликовано.

Но то, что случилось этим летом на Илети – это ни в какие рамки не лезет! А было вот что: звонит мне сестра из Красногорского и говорит, мол, на Илети у одной тётки сбежал 5-метровый питон! Якобы его видели на озере Мушан-ер, кто-то из местных жителей видел огромную змею в самой реке Илеть. Тут же пошли слухи, что огромная змея ползает по лесам между Яльчиком и Кичиером.

Понятно, что питона пытались искать, назначали приз за его поимку, привлекли к этому лесников и милицию, но местные жители  побаивались ходить за грибами, мало ли что может вытворить этот Гад, встретив беззащитного человека в чаще!

 И если уж огромный многометровый питон ползает спокойно по марийским лесам, наводя страх на туристов и отдыхающих, то вполне вероятно, что такой же змей мог ползать по этим же лесам сто, а то и триста лет назад. По крайней мере, у народа мари есть множество стойких поверий, мифов, обрядов про таинственную Змею, которая жила рядом, совсем недалеко от них.

Так что, хотите верьте, хотите нет…

 

 

 

 Откроем Марийский мифологический словарь:

КИШКЕ ОН.

Повелитель змей. Кишке Он обычно представляется людям в виде необычайно крупной белой змеи, способной издавать при движении характерный громкий свист. Поэтому в некоторых деревнях его называют Свистящей Белой Змеей (шушкышан ош кишке). Кишке-Он имеет свое определенное местообитание, называемое Кишке Шуе (Змеевник). В ряде марийских мифов, персонажем которых является змей, фигурирует старик. Он печется о змеях, выступает их верховным властелином. По его свисту змеи прилетают со всех сторон. Вполне возможно, что основой этому персонажу послужила антропоморфная ипостась Кишке-Он.

КИШКЕ САКМАТ.

Повелитель ядовитых водяных змей. Кишке-Сакмат существо подводное, способное двигаться только задом наперед. Вообще, в этом плане, это широко распространенный ящероподобный мифический образ, известный коми-пермякам, а также многим угро-сибирским народам. Там он выступает в роли хтонического духа, стремящегося подняться на небо, чтобы свои телом закрыть его от людей и уничтожить небожителей.

КИШКЕ ШУЕ (ЗМЕЕВНИК).

Жилище Кишке-Он. Может быть подземным, вроде пещеры, или вообще находиться в мире духов, отыскать вход в который может лишь тот, кто отведал сердца белой змеи.

ШЭМ КИШКЕ.

Один из устойчивых персонажей магических формул, некая черная змея, прикованная ко дну черного озера (Шем Ер).

 

 Отдельный рассказ следует посвятить марийскому культу змеи

В представлении марийцев, по наблюдениям Калиева, культ змеи пронизывает широкий круг предметов и явлений, как природы, так и социальной жизни. Основу многих элементов культа змеи составляют знания и наблюдения над окружающим миром («деревенская магия», традиционные методы лечения, народная медицина). При этом данный комплекс эмпирических знаний нельзя рассматривать в отрыве от мифологического восприятия действительности, которое часто искажало ее: так, например, к змеям марийцы относили также ящериц. Многие внутривидовые различия принимались за отдельный вид, поэтому количество различных видов змей, согласно заговорным формулам, достигало 81 («индэш, индэш турло кишке»). Народная классификация этих пресмыкающихся исходила из представления о «добрых» (безвредных) и «злых» (не обязательно ядовитых, но приносящих беды) змеях.

К первой группе относили: «кумыж вуян кишке» (берестоголовая змея) - уж;  «ола кишке», «сур кишке» (пестрая змея) - серая змея, разновидность гадюки; «шопке кишке» (зеленоватая, цвета осины змея), - скорее всего одна из разновидностей ужа; «ош-кишке» (белая змея) - змея-альбинос.

Вторая группа включала в себя: «шэм-кишке» (черная змея) - уж гладкий, «той-кишке» (бронзовая змея) - ящерица-медянка.

Змеи, как естественный биологический ресурс активно использовались в лечебной магии. Их мясо, жир, кровь, сердце, кожа, яйца шли на изготовление мазей и компонентов для различных снадобий. Однако эта внешняя «приземленность» культа отнюдь не свидетельствует о его чисто утилитарном значении. Основу тотемизма несло в себе представление о якобы существующей магической связи между человеком и змеей. Согласно поверьям, люди, как и змеи, весной «сбрасывают» залинявшую кожу. Однако увидеть ее способны лишь последние. Широкое распространение в магии получила имитация передачи свойств змеиной кожи человеку, проявившаяся в уверенности в том, что при наличии специальной «заплатки» можно восстановить («заштопать») кожные покровы (тумышыжо лиеш гын, ургышыжо пеленжак). Многие кожные заболевания, ожоги и раны, заболевания внутренних органов лечились змеиным жиром. Для этого жир растапливали и обмазывали им поврежденные участки кожи, при внутренних заболеваниях принимали вовнутрь. Считалось, что змеи без особых причин человека не трогают. Исключение составляли, так называемые, «казле кишке» и «имле кишке».                                 

 

По поверьям марийцев Башкирии, в случае укуса змеи на ране оставался «змеиный зуб» («кишке пÿн»). Для его «вытягивания» на место укуса прикладывалась внутренней стороной разрубленная пополам курица, которую затем сжигали. Со змеиной семантикой связаны названия некоторых заболеваний, преимущественно кожных: «кишке шинча» (змеиный глаз) - шипица, для лечения применяли кислое тесто, гриб-навозник («шишке понго»); «кишке йылме» (змеиный язык) - определенная стадия чесотки (и) или разновидность экземы, запущенные формы различных гнойничковых болезней. Некожные заболевания: «кишке котырме» - дифтерит, «кишке Мужо» - психическое расстройство. В заговорных формулах марийцев выделяются следующие мифические змеи: черная и черноголовая, белая и белоголовая, медная и медноголовая, серебряноголовая змея с переливающейся различными цветами головой, змея с колоколовидной головой.

Характерным моментом представляется наличие в этой своеобразной классификации гигантских змей и змей-драконов. Среди них можно назвать: азырен кишке, аждага (заимствованный из башкирского фольклора образ), Шуран Кишке (Рогатая Змея), Азле Кишке (Свирепый Змей), Азырен Кишке (Змея Азырена, духа смерти, младшего брата Куго-Юмо, о нем смотреть ниже), Куго Кишке (Большой Змей).

Наконец, особняком нужно отметить Повелителя Змей Кишке Он, и Кишке-Шар, Змею-Волос или Волосянку. Из текстов заклинаний видно, что многие мифические змеи обитают на дне рек, озер, морей. Один из устойчивых персонажей магических формул - некая черная змея (Шем-Кишке), прикованная ко дну черного озера (Шем Ер). Вера в водное змеиное царство хорошо отражена в возрениях о «шаркишке», волосянках, которые представляют собой существа, возникающие из упавших в воду человеческих волос с корнем, щетины, шерсти животных. Шар-Кишке (или Кишке-Шар) при попадании на здоровую кожу впиваются в нее и вызывают различные заболевания. Считается, что Шар-Кишке появляется под воздействием злого существа вÿд Ия (водяного) или Кишке Сакмата, Змеиного Духа (образ, в какой-то мере синонимичный фигуре Повелителя, но в отличие от него, не выступающий в антропоморфном облике). Поэтому в заговорах направленных на излечение «шаркишке», сообщается, что они подвластны духам вод, змей или Кишке Он. Иногда вместо водяного упоминают Кишке-Ава, Мать-Змею. Примечательно, что Кишке-Сакмат - существо подводное, способное двигаться только задом наперед. Вообще, в этом плане, это широко распространенный ящероподобный мифический образ, известный коми-пермякам, а также многим угро-сибирским народам. Там он выступает в роли хтонического духа, стремящегося подняться на небо, чтобы свои телом закрыть его от людей и уничтожить небожителей.

 

В заговорах некоторые змеи также причисляются к существам подземного мира. Из их содержания видно, что Юмо держит взаперти Шем-Кишке в 77-ом подземном мире. Кроме нее под землей обитает Белая Змея, Змей Азрека и 77-головая Аждага (число 77 - магическое).

Сущность змеи как существа подземного проявляется в ряде поверий, бытующих у марийцев Башкирии. Считалось, что если человек, увидев «черную змею», не убьет ее, то она после его смерти устроит жилище на его груди. Девушке, не проткнувшей при жизни мочки ушей, грозило, что ей на том свете на уши вздернут змей. Чтобы предохранить умерших от всевозможных козней на небесах, в могилу с покойником клали рябиновые ветви.

 

Встреча со змеей могла принести счастье, но лишь в том случае если человек становился обладателем ее «рога». Рожки двурогой змеи, напротив, доставляли их владельцу одни неприятности. Для использования змеиные рожки, «кишке шур» (речь шла вероятно о каких-нибудь аномальных костяных выростах на черепе) ложили в муку, хранящуюся в амбаре, а также в муку, отправляемую с невестой в дом жениха во время свадьбы. Считалось, что они обладают целебными свойствами. При тяжелых родах женщине давали пить воду, предварительно обмакнув в нее змеиные рожки. Также использовали рожки серебряноголовой змеи, которые помещали в воду, а потом ежегодно окропляли этой водой членов семьи и домашний скот, сберегая его от возможной порчи.

 

Змея нередко выступала в качестве атрибута увер. Колдуньи в полной мере владели искусством заклинания змей (кишке ю - змеиная мудрость). Они прибегали к помощи подводных сил: Вÿд Ия, Кишке Сакмат, могли наслать на человека болезни. Одной из них является болезнь «кишке Мужо», вызывающая галлюцинации. При этом некоторые люди могут преследоваться днем и ночью змеями, которые жалят, душат, лезут внутрь их, сосут кровь. Некоторые Юзо с целью ограждения себя от чар других колдунов ели мясо змей или окропляли свою одежду змеиной кровью. Также колдуны активно использовали «кишке-ю» для злонамеренных действий в отношении коров, отнимая у них молочные травы, насылая порчу. Наиболее часто коровы были подвержены колдовским чарам весной, в дни первого выгона стад на луга. Поэтому, выпуская домашний скот на выпас, выпекали специальные лепешки для «Вÿта Оза» (Хозяина Хлева), окуривали скотину можжевельником. Иногда, в просверленное в рогах коровы отверстие засовывали кусочек змеиной кожи.

Для лечения «шаркишке» знахари сперва устанавливали род (пол) Шар-Кишке. Потом определяли, имеет ли болезнь «природное» происхождение, то есть вызванное вмешательством потусторонних сил без прямого участия человека, или вызвано целенаправленной порчей какого-нибудь колдуна. Только после этого приступали к определенному виду «исцеления».

Для лечения «кишке мужо»; существовал особый заговор: «Если злой враг-колдун сумеет за одну секунду из трех своих волосинок сплести лестницу до 77 небесного царства, подняться по ней на самый верх и там с Куго-Юмо сумеет обсудить 77 дум и заколдовать его, наслав на него Кишке-Сакмат, то лишь тогда пусть сможет вызвать эту болезнь у (следует имя человека, для которого читается заклинание)».

Чтобы получить сверхъестественные знания о природе, о зверях и птицах, травах и плодах, знахари должны были съесть змеиное сердце.

 

Наиболее главным и существенным доказательством происхождения марийской религии от тотемного в своей основе культа змеи представляется комплекс верований и обычаев, связанных с существованием, так называемых, домовых (усадебных) змей. Согласно традиционным воззрениям домовая змея («сурт кишке») имеется в каждом доме, живет в каждой усадьбе. Сурт-кишке, по мысли Калиева, выступает в роли реального существа, символизирующего дух родоначальника, далекого предка, основавшего на этом месте усадьбу. Этот образ послужил основой для таких мифологических персонажей как «сурт оза» (хозяин усадьбы), «сурт кува-кугыза» или «суртно-кува», «суртно кугыза» (старик и старуха усадьбы, старейшины усадьбы), «сурт Кугыза» (отец усадьбы), «сурт Ава» (мать усадьбы). Сурт Кишке выполняет роль своеобразного хранителя усадьбы от различных несчастий. Этим объясняется традиционное отношение марийцев к змеям, встречающимся недалеко от жилища. Так обнаружив возле дома или на территории усадьбы мертвую змею или убив ее нечаянно, домохозяева хоронили ее во дворе, на том месте, куда не могли попасть нечистоты.

 Считалось, что Сурт Кишке бессмертна, в случае переселения семьи змея следовала за ней, не оставляя ее без защиты. Поэтому главной целью обрядового захоронения змеи было желание оживить ее с помощью земли. Здесь мы уже находим влияние аграрного культа умирающей и воскрешающей природы. Домовая Змея живет под печкой, порогом в тех местах, которые имели особую значимость при проведении многих семейных торжеств. Сурт-Кишке считалась воспитателем малолетних детей. Родители могли оставить ребенка одного дома, если были уверены, что их жилище находится под покровительством Сурт-Кишке. Считалось тягчайшим преступлением убить змею - в этом случае ожидали смерти старшего в доме, что значило гибель единственного кормильца. 

 ТЕПЕРЬ ИНТЕРЕСНЫЙ РАССКАЗ ФИННО-УГОРСКОГО НАРОДА (он далее будет связан с марийскими преданиями о Змее):

Тайна марийской анаконды
     На территории Свердловской, Челябинской областей, Ханты‑Мансийского автономного округа сохранились предания о реликтовом животном. Манси называли его ялпын уй, русские именовали полозом, а марийцы — шем кишке. Это животное было осторожно, порой агрессивно по отношению к людям, обладало чертами, которые могут показаться нам, представителям современного общества, лишь порождением больного воображения. Между тем животное существовало. А может, существует и по сей день?
   Летом прошлого года, собирая информацию о культуре марийцев Свердловской области, мне довелось услышать историю об интересном животном — шем кишке, «черной змее». Ее рассказал Геннадий Петров из деревни Артемейково Ачитского района.

   Эта змея, как явствует из названия, черного цвета. Длина шем кишке примерно два метра, толщина намного больше, чем у обычной змеи. Живет она в лесу, около водоемов — рек и озер. Ночует на дереве, после чего на нем находят следы от отростков на теле змеи, которые помогают ей фиксировать свое положение в столь необычном месте. Такое местонахождение объясняется стремлением шем кишке обезопасить себя от собственного потомства, которое столь прожорливо, что может съесть свою родительницу. Кстати, у змей поедать себе подобных — не редкость. Например, у анаконд.

   Встреча с шем кишке в лесу — к беде. Тем более, что змея имеет обыкновение нападать и убивать. Зато найти сброшенную шем кишке кожу в виде чулка — к добру. В сказках марийцев есть истории об «огромной, толстой, как бревно», змее, которая лежит в глубокой норе. Она владеет тайными знаниями, является царицей змей и иногда помогает человеку. Все это интересно, но только с точки зрения фольклора, народной фантазии.

   Однако у исследователя манси Валерия Чернецова есть описание подобной змеи, которое он сделал в тридцатые годы XX века со слов охотников‑манси. Называют ее охотники ялпин уй, «священный зверь», и напоминает она, по их мнению, ящерицу. Длина ее до 7—8 саженей (до 16 метров), толщиной в руку, красно‑бурого цвета с зигзагообразным рисунком. Живет в воде и близ нее, спит не на земле, а только на дереве. После ее ночевок на нем остаются следы от чешуи. Услышать эту змею можно весной. Звуки, издаваемые животным, похожи на крик утки или на капание воды: «Неч, неч». Живет на Оби, в верховьях Сосьвы, в районе Руссуя и Нильтанг‑пауля.
Подобных рептилий было в то время так много, что погибшие змеи хранились у охотников в Нильтанг‑пауле в бочках. Тем не менее, манси считали, что ялпин уй не умирает, а превращается в камень аммонит.

   По сообщениям других исследователей восьмидесятых годов прошлого века, в озере Тур‑ват живет существо метров 6 длины. В ясные, солнечные дни он всплывает на поверхность озера и тогда «блестит как серебро». Тур‑ват — священное озеро местных манси, а рядом с озером есть молебная гора Ялпын нер. В июне вогулы обычно проводили там свои языческие богослужения. Просили священное животное оберегать их землю.

   Исследователи религии манси И.Н. Гемуев и A.M. Сагалаев пишут, что в глубоководном озере Ялпын‑тур (Ханты‑Мансийский автономный округ) в середине сороковых годов прошлого (XX) века манси (вогулы) видели ялпын уя. Правда, ему приписывают образ то крокодила, то огромной щуки. И опять прослеживается тесная связь священного животного со священными местами.

   В двухстах километрах от Ивделя по реке Лусум (Лозьва) живут манси, которые хранят предания о том, что когда-то в реке жил похожий на змею с рогами речной людоед. И по сей день, в тех местах манси поклоняются Хул‑хуринг‑ойке — Старику, подобному рыбе, хозяину местных людей, рыбы, зверя.

   В 1886 году мещанин Иван Шешин из села Никито‑Ивдельского (ныне город Ивдель) в своих заметках «О кочевом племени вогул на севере Верхотурского уезда» писал: «По рекам есть у них (манси. — С.С.) такие священные места, через которые они никогда не ездят в лодках, не заденут даже шестом дна, а обходят эти места берегом, перетаскивая лодки на себе». Не потому ли манси не задевали шестом дно, что опасались грозного ялпын уя, а плавание в местах его обитания было чревато для человека гибелью?
   В конце своих заметок Шешин упоминает о зубе мамонта и «окаменелости змеи», которые хранятся у него. Что это за змея, автор не уточняет. Если названные останки принадлежат ялпын ую, можно предположить, что подобная змея жила на мансийском Урале с давних времен.

   О существовании в наши дни ялпын уя некоторые опытные манси‑охотники не сомневаются.
   К примеру, у еще одного народа лесной цивилизации — нанайцев есть предания о дябдяне, существе, похожем на удава. Хотя не исключено, что это полоз Шренка (Elalhe schrenckii), названный так по имени исследователя Амурского края Леопольда Шренка. Другое название этой змеи, крупного представителя фауны России — амурский полоз. Продолжатель дела Шренка Владимир Арсеньев дважды упоминает в своих работах о встречи с таким полозом. В том числе указывает длину (1,9 м) и толщину (6 см) убитой змеи. Правда, современные зоологи утверждают, что амурский полоз не превышает в длину 1,7 метра. Но, тем не менее, факт остается фактом.
   Русскому населению Зауралья тоже известна огромная змея, которую они называли полозом. И об этом сохранились архивные материалы.                                                                          

 

О чем сообщают архивы

   В архиве Свердловской области автору попали в руки интересные краеведческие документы. Один из них — доклад К. Ошуркова Уральскому обществу любителей естествознания (УОЛЕ) от 19 февраля 1927 года, из которого стоит привести некоторые выдержки: «Еще в бытность мою в екатеринбургской гимназии мы, маленькие гимназисты, всегда с вниманием слушали рассказы о прошлом и настоящем Урала, нашего уважаемого учителя Онисима Егоровича Клера (председатель УОЛЕ — Прим. С.С), рассказавшего также о существовании в уральских лесах больших змей, которых местное население зовет „полозами“ и в наличии которых он, Клер, не сомневается, т.к. совместно с известным зоологом Сабанеевым (Сабанеев Л.П., исследователь животного мира Среднего Урала. — Прим. С.С) получил о том подтверждающие данные.

   В 60‑х или 70‑х годах некто Лебединский (горный инженер Л.А Лебединский. — Прим. С.С), проезжая на тройке, где-то на Северном Урале увидел пересекающую дорогу огромную змею. Тройка остановилась и стала пятиться. Лебединский вернулся в соседнюю вогульскую деревню и просил вогулов совместно с ним начать преследование змеи. Вогулы отказались: по-видимому, у них змея считалась священной. После долгих расспросов Лебединскому, однако, удалось выяснить местонахождение змеи, и он ее убил, выстрелив дробью в голову. Экземпляр оказался до 8 сажен (16 м. — Прим. С. С.) длины и толщиной с доброе 4‑х вершковое (17,8 см. — Прим. С.С.) бревно. Шкура этого полоза будто бы Лебединским была отправлена в Англию».

   Приблизительно в 90‑х годах Клеру было донесено, что в юго-восточном районе Екатеринбургского уезда появился огромный полоз. Клер выехал по адресу, и оказалось, что змею видели две женщины. Причем одна из них, будучи беременной, во время бегства напоролась в лесу на сук и вскоре умерла от преждевременного выкидыша. В район местонахождения змеи выехали из города охотники Змею не нашли и отправились обратно, расположились станом около деревни Бобровка в 28 км от города. И вот, во время мирных охотничьих разговоров и завтрака раздалось свистящее шипение, и охотники увидели приподнятую над сосенками с краю елани (урал. диалект.: поляна в лесу. — Прим. С.С.) белую голову полоза, который, по-видимому, сам решил познакомиться с охотниками.

   Злые языки говорили, что от неожиданного появления уральского удава один из охотников залез от страха под телегу, другой, помня, что змеи не любят лошадиного пота, надел на себя хомут, а третий хотя и остался на месте, но его настроение было сильно испорчено случившейся с ним медвежьей болезнью. Полоз от стана ушел, оставив характерный для большой змеи след на смятой траве и хвое от брюшных чешуек.

   Я неоднократно слышал от местных крестьян о следе, оставленном проходившим полозом. Такой след видел по росе на пашне рано утром крестьянин Белоярской волости деревни Боярки Матвей Боярских След зигзагообразно спускался с пашен в реку Пышму.

   В любой уральской деревушке можно получить кое-какие сведения о «полозе» и «полозках» Существует мнение, что встреча с полозом опасна для человека Полоз, как и шем‑кишке, стремительно бросается на человека и бьет, как говорят, «хоботом»: очевидно, хвостом.

   Молодой телеграфист почтовой станции Бычков рассказал мне слышанную им историю о гибели рабочего от полоза.
   «Дело было так: двое заводских рабочих приехали в страдное время на свои покосы, находящиеся в глухом месте в горах Урала. Один остался распрягать лошадь, другой отправился зачем-то в гору, в лес. Вдруг послышался отчаянный крик, и оставшийся крестьянин увидел бегущего с горы товарища, за которым быстро катился свернутый колесом ком, скоро догнавший бегущего — тот упал. Ком, развернувшись, оказался большой змеей, которая быстро уползла в чащу леса. Упавший рабочий умер — то ли от удара хвоста полоза, то ли просто от разрыва сердца».

   Между прочим, от полоза, по словам местных жителей, возможно спастись, меняя при беге направление.
   Крестьяне деревни Мартяновой бывшего Кунгурского уезда в двух верстах от деревни, недалеко от дороги, в течение нескольких лет видели небольшого «полозка» толщиною в оглоблю. Он никого не трогал и жил около ямы. После крестьяне завалили яму хворостом и зажгли. Больше «полозка» уже никто не видел.

   Среди уральцев существует поверье, что следует остерегаться убивать полоза, так как другой полоз найдет и умертвит убийцу!
   Интересный случай наблюдения за полозом сообщил мне уже упомянутый телеграфист Бычков. Его дядя однажды случайно увидел, как «полоз» проглотил рябчика. По его словам, рябчик сам подлетел к лежащему с поднятой головой полозу. Это случай гипноза птицы, что характерно для змей.

   Быть может, недалек тот день, когда в распоряжение специалистов будет предоставлен для изучения пока еще оспариваемый coluber trabalis (в переводе с лат. «огромная, бревноподобная змея». — Прим. С.С), как назвал уральского удава посетивший эти места знаменитый ученый Паллас. В одной уральской степной деревне Палласом была найдена висящая в избе у крестьянина шкура или выползок огромного экземпляра змеи. Владелец шкуры, несмотря на просьбу Палласа, ее ему не продал. Ошурков также пишет о том, что в 1925 году рабочие Нижнеисетского завода пытались поймать сетями большую змею, золотистого цвета, с большим пятном на лбу. Змея перепрыгнула через сеть и ушла.

   Не менее интересно письмо тому же обществу помощника лесничего Каслинского лесничества Н.Ф. Кузнецова от 12 апреля 1927 года: «Рабочий Каслинского завода Свиридов Павел Иванович, 60 лет, занимаясь в Каслинской даче поисками полезных ископаемых, в конце августа месяца 1926 года в урочище Булдымское болото в ясный солнечный день заметил змею необыкновенных размеров, которая располагалась на каменистом холме.

   Увидев за свою жизнь первый раз змею таких размеров, как рассказывает Свиридов, он от этой встречи пришел в ужас и поспешил поскорее покинуть это место. Величина этой змеи, как он говорит, по длине аршин 6 (четыре метра. — Прим. С.С.) и по толщине около головы вершка три (13,3 см. — Прим. С.С.). По цвету же точно определить, серая она или черная, Свиридову не удалось.

   Весной 1924 года, будучи с группой рабочих в числе 54 человек на тушении лесного пожара в районе озера Сунгуль в Каслинской даче, мы по ликвидации указанного пожара пришли на берег Сунгуля с целью после работы вымыться и увидели следующую картину: по самой средине озера плыло какое-то животное, и над поверхностью воды была видна лишь его голова. При движении от него отходили бурные волны. Все рабочие пришли к заключению, что плывущее животное — не что иное, как полоз».
   Далее автор письма сообщает, что находящиеся на озере рыбаки, завидя движущееся по озеру животное, поспешили причалить к берегам.
 

 

 

Мансийская «анаконда»

   «Похожа на анаконду?» — спросил редактор, когда я рассказывал ему о своих изысканиях. А ведь точно — анаконда. Так же прекрасно плавает, забирается на деревья и нападает с них. Только уральская какая-то, морозостойкая. Но и это не новость. Альфред Брем в своем капитальном труде «Жизнь животных» приводит случай, когда сбежавший из зверинца южноамериканский удав спокойно жил и зимовал в одной из рек Западной Европы. И хотя сам натуралист скептически относился к слухам о кровожадности таких крупных змей, как анаконды, удавы или питоны, утверждая, что они «не в состоянии проглотить человека, быка или лошадь», но другие авторы говорят об обратном.

   Англичанин П. Фосетт рассказывает о случае, который произошел с ним в Южной Америке. На каноэ, в котором находился он и несколько индейцев, напала восемнадцатиметровая анаконда. Упавший в воду индеец стал ее добычей. При этом нападении вода вокруг лодки бурлила от телодвижений змеи. Любопытно, что о подобном бурлении воды упоминал в своем письме лесничий Кузнецов.

   Есть сведения об амазонских анакондах, которые, по словам аборигенов Бразилии, достигают 20 метров длины. От этих огромных змей в сельве гибнет много людей. Как правило, мужчин. Охотится анаконда, повиснув на деревьях над тропой, проходящей через сельву.

   Альфред Брем пишет, что анаконда достигает длины чуть более восьми метров, «прекрасно плавает, может очень долго оставаться под водой и подолгу лежит на дне, отдыхая». Вот и попробуй такую диковинку спугнуть шестом, плывя на лодке по ее угодьям…  

По словам очевидцев, которые приводит тот же автор, другая крупная змея — удав обыкновенный — способна при нападении или защите наносить могучие удары хвостом. Как здесь не вспомнить подобное утверждение из доклада Ошуркова?

   А вот об иероглифовом питоне информаторы сообщили Брему следующее: «Когда это чудовище, подобно большому бревну, ползет, извиваясь в высокой траве и кустарниках, то уже издали можно заметить след, прокладываемый его огромным телом».

   Почему же ялпын уй больше похож именно на анаконду, а не на питона, к примеру, который прекрасно плавает в отличие от того же удава? Дело в том, что анаконда непосредственно связана с водой, живет там и охотится. Как и ялпын уй, анаконда достигает 16—20 метров длины, а при подобных гигантских размерах трудно жить вне воды. Обе эти змеи для охоты и отдыха забираются на деревья.
 

 

Рассказы и очевидцы
   Историк XVIII века Герард Миллер в своем сочинении «Описание Сибирского царства» пишет об аринцах — народе, жившем, в период путешествия Миллера, по Енисею. Аринцы одного поселения погибли из-за массового нашествия больших змей, среди которых «одна была необычайной величины, с большой головой и с телом, блестящим, как золото» (Г. Миллер. Описание Сибирского царства. М., 1998, с 25—26).

   Примечательно, что один из жителей спасся, протянув вокруг своей юрты аркан из лошадиного волоса (как здесь не вспомнить рассказ Ошуркова об охотнике, надевшем на себя лошадиный хомут, чтобы спастись от ялпын уя) и насыпав около юрты пепел.

   В свою очередь Павел Бажов в трех своих сказах: «Про Великого Полоза», «Змеиный след», «У старого рудника» много рассказывает об ялпын уе. В первом из названных сказов дается описание гигантской змеи: «И вот из-под земли стало выкатываться тулово преогромного змея. Голова поднялась выше леса. Потом тулово выгнулось прямо на костер, вытянулось по земле, и поползло это чудо к Рябиновке (река. — Прим. С.С), а из земли все кольца выходят да выходят. Ровно им и конца нет».

   В сказе «У старого рудника» Бажов упоминает об ареале огромного полоза: «Не знаю, как по Северному Уралу, но по Среднему и Южному этого фантастического змея чаще зовут Полозом, Великим Полозом, вероятно, потому, что здесь издавна идет разговор, частично поддерживаемый натуралистами прошлого (Сабанеев, например), о существовании особо крупного вида змеи — полоза».

   Русский писатель делает акцент на то, что рассказы о Полозе, его образ были привычны с детства. Из чего можно вывести, что в 80—90‑х годах XIX века встречи с ялпын уем были не редкость. Тем более, как утверждает писатель‑уралец, образ гигантской змеи среди русского населения Урала «пришел не от древней символики и не от морализаторских разговоров, а от внешних окружающих впечатлений».

   Как записал Бажов, русские, живущие на Урале, огромного Полоза считали хозяином всех змей (вспомним аналогичные воззрения марийцев!) и золота, который «одним облегчал доступ к золоту, указывал места и даже „подводил золото“, других отгонял, пугал или даже убивал».

   На родине Бажова, у города Полевской, встречи с необычными крупными змеями происходили и в наши дни. Вот как описал встречу с необычным животным близ речки Полевой житель Полевского Владимир Николаевич Суренков:

«Событие, о котором рассказываю, произошло в шестидесятых годах, мне было лет четырнадцать Вот тогда-то и увидел то, чего так до пятидесяти пяти лет более не видел. На большущем камне‑плитняке, невесть откуда взявшемся у подножия горы, лежала и грелась змея. Змея лежала шаньгой, свернувшись спиралью, а на теле лежала голова и смотрела на меня, уставилась не мигая. Первое, меня поразили ее глаза. Глаза были большие, выразительные, человеческие. Цвет тела, плохо помню, неяркий, серый, с большими пятнами, чуть более темными. Она стала, это я запомнил, как фотоаппарат, не отрываясь взглядом от меня, раскручивать спираль, и поползла от меня, почти переливаясь, как вода, за каменную грань, в траву. Змея была примерно метр семьдесят в длину. Змей видел всевозможных расцветок и размеров, но такой, ни ранее, ни до сих пор больше не видел».

   Конечно, можно выдвинуть версию, что этой змеей был желтобрюхий (каспийский) полоз (Coluber caspius) — крупнейшая змея Европы, достигающая 2,5 метра. К тому же каспийские полозы бывают серого цвета. Но зоологи утверждают, что максимальный ареал этой змеи — Волго‑Уральское междуречье.
 

 

Кто же ты, ялпын уй?
   Был или нет гигантский полоз — вопрос спорный. Тем более что прямых материальных свидетельств его существования нет. А наука любит факты, которые невозможно опровергнуть.
   Конечно, вопрос можно решить так: нет доказательств — нет проблемы. И тогда как никогда становятся актуальными слова из доклада К.М. Ошуркова: «Академия наук не поверила Клеру и Сабанееву о наличии в Уральских лесах больших змей, и таким образом, до сих пор никто не решался, не рискуя потерять репутацию, поднять вопрос о существовании на Урале полоза». Ну, а если набраться смелости и сопоставить все приведенные выше факты? И при этом принять во внимание, что информаторы не связаны друг с другом.

   Кто же такой ялпын уй? Плод вымысла испуганных охотников? Воплощенные страхи подвыпивших крестьян? Или животное, которое выжило несмотря на природные катаклизмы?
   Из анализа упомянутых здесь встреч людей с ялпын уем можно сделать некоторые обобщения:

   1) Размеры змеи варьируются: толщина по диаметру от 6 до 18 см; длина от 1 м 70 см до 16 м (по отдельным данным до нескольких десятков метров). Размеры ялпын уя скорее всего зависят от возраста, мест обитания и пищи. Не исключено, что полозов было несколько видов. Исходя из размеров и следа, похожего на отпечаток бревна на траве или песке, ялпын уй обладал солидным весом.

   2) Полоз имеет светло‑серый (на солнце золотистый, стальной) или черный цвета. Голова крупная, «как у сома», с пятном на лбу. На теле зигзагообразный рисунок либо желтые и даже красные пятна. Не исключено, что на черепе у одного из видов ялпын уя были наросты «в виде рожек». Глаза навыкате до трех сантиметров в диаметре.

   3) Можно предположить, что ареал этой змеи до XVII века (время упоминания о существовании крокодилов в Псковской летописи за 1582 год и в записках путешественников Герберштейна, Горсея) простирался от европейской части России до Дальнего Востока. Тем более что экзотические животные могут существовать в суровом климате нашей страны, что доказал в начале XX века зоолог А. Круликовский, приведя в пример привезенную из Астрахани черепаху, прожившую более пяти лет в пруду у села Лазаревка Вятской губернии. С XIX века ялпын уя встречали на территории современных Пермской (близ города Кунгур), Свердловской, Челябинской областей, в Ханты‑Мансийском округе. В XIX веке к северу от Челябинска регистрировалось большое количество встреч с гигантским полозом. Это объясняется тем, что на севере этой области много озер и болот, особенно в бассейне реки Теча, где, как правило, и происходили встречи. Но с увеличением населения, ростом промышленности, с ухудшением экологической обстановки этого района полоз, возможно, полностью исчез из тех мест.

   3) Обитал ялпын уй в болотах, пресноводных озерах, реках, окруженных лесами. В глубоких норах (ямах) вне водоема змея отдыхала и, быть может, зимовала, т.к. об обнаружении ялпын уя в зимний период данных нет. Скорее всего, великий полоз ночевал на деревьях в случае большой концентрации на определенной территории подобных ему змей или из-за другой опасности. Исходя из этого можно предположить, что ялпын уй, при случае, питался себе подобными.

   4) Охотился ялпын уй на дичь, млекопитающих, в том числе на домашних животных. Нападал на человека, убивал его, как правило, охраняя тем самым свою территорию и, быть может, свое потомство. Можно предположить, что питался и рыбой как современный водяной уж.

   5) Подобно современным рептилиям, ялпын уй любил греться на камнях в лучах солнца. Лежал, свернувшись для удобства в кольца. В результате этого больших размеров тело его походило на горку. Скорее всего, ялпын уй не являлся теплокровным животным.

   6) Змея хорошо плавала по поверхности воды. Скорее всего, зигзагообразно, по-змеиному. Отсюда большие волны при ее перемещении по воде. Неплохо поднималась по деревьям. Для этой цели на ее теле были отростки, мешающие соскальзыванию.

   7) Полоз обладал способностью гипнотизировать свои жертвы. Указанное приводило к потери жертвой пространственных ориентиров. Полоз так же убивал своих противников ударом хвоста. Зафиксированы случаи его нападения с дерева. Не исключено, что душил жертвы подобно анаконде. С горы преследовал жертву, свернувшись шаром. Отсюда способ избежать его объятий — двигаться не по прямой.
 

 

 

ИСТОЧНИК ИНФОРМАЦИИ И ФОТО:

Команда Кочующие

http://mari.ter12.ru/

http://secretworlds.ru/

http://www.zoogeo365.ru/

http://mulka.ru/

http://biomedic.com.ua/

http://fotki.yandex.ru/

 _

 

Комментарии

аватар: Кэп

по словам егерей...

по словам егерей Марий Чодры:

того 5-метрового питона ещё не поймали!

так что будьте осторожны в марийских лесах!

Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.

Фотографии на сайте размещены в качестве научного, информационного, учебного и культурного материала без цели извлечения прибыли.

Контактная информация:

Капитан команды Кочующих (он же главный по сайту):
Хафизов Ахат - Hafizow@yandex.ru

Продвижение сайта в интернете:

Лоцман команды Кочующих
Бортяков Андрей - abortyakov@yandex.ru