Разведопрос: Клим Жуков про Раковорское побоище

Текстовая версия:

Д.Ю. Я вас категорически приветствую! По многочисленным заявкам – Клим Александрович, добрый вечер.

Клим Жуков. Добрый.

Д.Ю. Что ты сегодня нам расскажешь?

Клим Жуков. Согласно плану, мы сегодня хотели поговорить о Раковорском побоище 1268 года, 18 февраля.

Д.Ю. Так, а «побоище» – это плохое слово или хорошее? Это битва или какое-то побоище, как сейчас?

Клим Жуков. Оно битва, сражение, бой, просто оно было настолько масштабным, что с полным основанием имеем право называть его таким громким большим словом – побоище.

Д.Ю. Так, я надеюсь – забегая вперёд – это мы кого-то побили? Или не совсем?

Клим Жуков. А вот кто «мы»?

Д.Ю. Так, ну давай…

Клим Жуков. Это там целая интрига.

Д.Ю. Давай углубим.

Клим Жуков. Во-первых, это самое крупное столкновение с силами Ливонского ордена Дании и Ливонских епископств Прибалтики за весь 13 век.

Д.Ю. А вот, извини, сразу перебью: слово «Ливонский» в моём сознании – это что-то про Литву, нет?

Клим Жуков. Нет, Литва… Тут же вся Прибалтика была поделена на 3 большие части: самая западная часть – это Пруссия, где находился Тевтонский орден, потом Литва, где находилась, как это ни странно, Литва, и потом идёт часть Ливонии, т.е. это Эстония – современная Эстония, Курляндия и т.д., где находился сначала Орден меченосцев, который по ошибке называют Ливонским орденом, потом в 1236 году литовцы его извели, практически все погибли, и остатки Ордена меченосцев вошли в состав Тевтонского ордена, и с тех пор они назывались Ливонским ландмайстерством Тевтонского ордена – вот такое длинное название. Т.е. это была большая губерния, грубо говоря.

Д.Ю. Позвольте углубиться: вот Тевтонский орден, понятно, от тевтонов, которых, по-моему, ещё Марий всех перерезал. Нет?

Клим Жуков. Ну почти.

Д.Ю. Меченосцы – понятно, люди с мечами. А Ливонский – это что такое, от чего название?

Клим Жуков. Ну потому что они находились на границе с ливами, т.е. с Литвой, поэтому называли эту всю большую землю совокупно – Ливония, хотя там внутри было очень много маленьких провинций с самыми разными названиями, и вообще вся эта конфедерация была очень неоднородна, потому что когда нам говорят, что вот Русь боролась против крестоносной агрессии – вот буквально недавно, в 2009 году вышла отличная книжка Дениса Хрусталёва «Северные крестоносцы», всем прямо рекомендую, с точки зрения подбора фактологии, наверное, за последнее время самая подробная книга, потому что там 2 тома, в общем, советую почитать, и вот это «северные крестоносцы» - это общее название. Складывается такое впечатление, что это была такая массивная часть Германии и вообще Европы, которая нападала на Русь, вся хором – так вот, это совсем не так, потому что даже Ливонская конфедерация – это была именно конфедерация, она состояла, собственно, из Ливонского ордена, из нескольких крупных епископств, самое большое из которых было Рижское, которые не являлись непосредственно частью Ордена, более того, у них были крайне сложные напряжённые отношения, потому что дело доходило до того, что епископ Риги в тот самый исторический период, о котором мы будем говорить, просто готовил заговор против Ордена в этих землях, за что его в результате арестовали.

Д.Ю. Какая сволочь!

Клим Жуков. А по договору, по которому Орден меченосцев и Тевтонский орден объединились, и получилось это Ливонское ландмайстерство, епископства имели приоритет перед братьями-рыцарями, т.е. братья-рыцари воевали, непосредственно говоря, а завоёванные земли делили по определённому принципу, т.е. кому-то доставалась там треть территории и 2/3 доходов, которые получают оттуда… в результате получатся, т.е. фискальные доходы и торговая пошлина, брать оттуда приходилось. Или наоборот, и естественно, никому делиться не хотелось. И епископы – Дерптский епископ, Рижский епископ, Леальский епископ – они, конечно, хотели оставлять себе как можно больше, а немецкий Орден, который, собственно, в основном-то и воевал, естественно, очень сильно возмущался, и т.к. они проливали кровь и пот, им хотелось забрать всё себе. Из-за этого были постоянные конфликты.

Д.Ю. Страшно спросить: так это что – всё было из-за бабла?

Клим Жуков. Да, как ни странно. Собственно, вот эта война 1267-1268 года разгорелась, как это ни странно, из-за денег.

Д.Ю. Вот ведь!

Клим Жуков. Дело в том, что в 1238 году в Прибалтике крепкой пятой во всю ширь встал новый игрок – это Дания, которая по договору получила ни много, ни мало – всю северную Эстонию построив там 2, точнее, один большой город – Ревель, он же Таллин, он же Колывань русских летописей 13 века.

Д.Ю. Он же «Tan-linn», т.е. по-русски «Датская крепость».

Клим Жуков. Так точно. «Линна» - «крепость». И замок Везенберг, который прикрывал подходы с востока к Ревелю. Собственно говоря, этот Везенберг и есть в русских летописях Раковор, ныне город Раквере, есть там такой в Эстонии. Всё это находилось, точнее, находится в нынешней провинции Вирумаа, тогда она называлась Верония. Так вот, если посмотреть на карту, мы увидим крайне неприглядную ситуацию: самым крупным торговым городом, который есть на побережье, с 1220-ых годов была Рига, которая занимает стратегическую точку в Рижском заливе современном, и если кто-то плывёт торговать, мимо Риги проходит очень тяжело, и поэтому Рига, как самый крупный порт Ливонской конфедерации, имела с этого огромные прибытки. А торговля была с кем – естественно, с Новгородом, потому что главным торговым контрагентом на востоке был Новгород, собственно говоря, на основании чего Новгородская республика так широко и раскинулась. И вот появляется Ревель, он находится заметно восточнее и севернее, т.е. появляется новый перевалочный пункт на торговом пути, кроме Риги, отчего рижане очень занервничали, потому что в 1240-ых годах Ревель уже получает городские права – это было очень важно, потому что…

Д.Ю. А в чём выражаются городские права?

Клим Жуков. Ну, во-первых, городские права – это городской иммунитет, т.е. город из просто поселения превращался в субъекта феодального права, он имел право от своего лица заключать любые договоры, вести самостоятельную торговлю, набирать войско и т.д.

Д.Ю. Фактически маленькое государство, да?

Клим Жуков. Ну, это получалось не маленькое государство, это получался самостоятельный феодал, пусть и коллективный. И с одной стороны, это было очень неприятно для Риги…

Д.Ю. Ну т.е. это практически как сейчас построили порт Усть-Луга, через который всё пойдёт мимо Риги, да?

Клим Жуков. Так точно.

Д.Ю. Т.е. убыль в бабле сразу наблюдается?

Клим Жуков. Убыль в бабле наблюдалась страшная, а там же шла торговля стратегическими по тем временам товарами, в частности, пушниной, которая была примерно такая же важная, как нефть теперь.

Д.Ю. А куда она шла? Она же на шмотки только шла?

Клим Жуков. Она шла, ну во-первых, шмотки – это очень важно, потому что вся статусная одежда, которая была – она вся была с русским мехом. Кроме того, если утепляться, то опять же чем – русским мехом. Прибыли были страшнейшие с неё, т.е. это была основная статья дохода вообще Новгорода – эта торговля пушниной.

Д.Ю. Круто! Так, а кто по меху, как оно делилось там – медвежьи, волчьи, заячьи… ?

Клим Жуков. Ну, самый драгоценный мех – это, конечно, были соболь и песец.

Д.Ю. Они у нас жили, в Новгородской области?

Клим Жуков. Они жили в той Новгородской области, потому что Новгородская область – об этом позже поговорим – до самого Белого моря простиралась, по крайней мере, зона экономических интересов и влияния. Так вот, Ревель-Рига – первая зона конфликта, а вторая зона конфликта – непосредственно Новгород, потому что Новгород не имел своего выхода к морю, и его из-за этого постоянно обдирали. Если мы посмотрим договоры Новгорода и Ганзы, мы увидим, что из года в год на протяжении десятилетий немцы пользовались своей монополией на выход в море, потому что они постоянно то задирали пошлины, то некие пробные партии требовали, т.е., например, дают бочку воска, с неё полагалось отколупывание, т.е. взять на пробу определённый кусочек воска. Так вот кусочек был сначала кусочек, а потом он стал ведром, и естественно, это отколупывали, а потом продавали, получив это абсолютно бесплатно. То же самое с мехом происходило, с пенькой.

Д.Ю. Ага, т.е. европейцы вели себя, как европейцы.

Клим Жуков. Правильно. И вот появились ещё одни европейцы, и тебе, чтобы куда-то проплыть из Новгорода, нужно было сначала проплыть мимо Ревеля, а уже потом приплыть в Ригу, и тебя и там, и там могли попросить поделиться материальными благами.

Д.Ю. Причесать, да, немножко.

Клим Жуков. И естественно, это и Новгороду крайне не понравилось. Поэтому в 1267 году состоялся первый поход в сторону Ревеля. Он ничем хорошим не кончился, но тем не менее, хотелось бы сначала поговорить о том, что из себя Новгород представлял вообще, потому что в прошлый раз, говоря о Невской битве, мы затронули этот вопрос, но поступили вопросы в комментариях в интернете, на которые, мне кажется, нужно ответить, потому что, во-первых, как я говорил, Новгород – это был не просто вот город Новгород, это было самое большое княжество вообще Древней Руси, во-первых, и одно из самых больших государств Европы, так-то на секундочку, потому что, как я сказал, от Белого моря до Торжка на юге простирались земли Новгорода, т.е. это Тверская область современная, и собственно, от Пскова чуть ли не до Урал-камня доходили зоны торговых интересов Новгорода.

Д.Ю. Серьёзно!

Клим Жуков. При этом Новгород мог выставить по тем временам очень большие силы, именно воинские, воинский контингент. Ещё в 16 веке, это первые источники, которые доносят до нас именно подлинные данные о численности войск, т.е. т.н. разрядные книги, реестры смотров, т.е. там, где не летописец вам сообщил, что было 100 тысяч, а кому зарплату перечисляли – это серьёзный документ, так вот, Новгород мог выставить около 3300 всадников, т.е. там комплектация шла так: 1 всадник со 100 четей. Четь – это 0,56 га, т.е. примерно 60 га выставляли 1 всадника. Принцип комплектования 16 века несколько иной, чем в 13 веке, но какая разница – этих людей-то всех кормить надо было как-то, и кормили их с той же самой земли. Земли, которые пригодны под пахоту, собственно, в Новгородских владениях – это 330 тысяч четей, т.е. больше 3300 всадников насчитать очень сложно. Ну, возможно, их было там 4 тысячи, но всё равно. Сейчас мы понимаем, что это как-то не очень много, а в то время это был масштаб очень серьёзный. Плюс Псков, который в 16 веке, при Иване Грозном мог выставить в поход до 600 всадников. Т.е. всё вместе – это получалось в районе 5 тысяч человек.

Д.Ю. Т.е. если кажется, что это немного, то у других было ещё меньше?

Клим Жуков. Да, у других было ещё меньше, во всяком случае, сопоставимые силы. Сам Новгород в это время, по подсчётам Валентина Лаврентьевича Янина, великого исследователя Новгородской земли, максимум, что мог в себя вместить – это 30 тысяч человек, т.е. при нормальной мобилизационной способности 5% мы получаем – 1,5 тысячи человек могло выехать только из самого Новгорода. Самая главная ударная сила Новгорода – это была боярская конница, тот самый городовой полк, ополчение, о котором мы говорили, беседуя о Ледовом побоище. «Ополчение» от чего – от слова «полк», т.е. ополчение – это люди, способные встать в полк, а в полк человек мог встать, только владея конём и доспехом.

Вот опять же спрашивают: как же пехота, была ли? Конечно, была, но пехота, которая участвовала в осадах, собственно, если нужно, поднималась на стены, защищала город – это была нерегулярная армия, т.е. её нельзя назвать собственно пехотой в полном смысле слова. Если мы говорим «пехота», представляем себе шеренги людей с пиками, с алебардами, там, не дай Бог, с мушкетами или с арбалетами – вот это совсем не так. Понятно, что каждый новгородец, более или менее состоятельный, мог приобрести себе какой-то доспех, потому что если иметь в виду, что ему приходилось хотя бы теоретически участвовать в осаде, то лучше в осаде, даже стоя на стене, участвовать в кольчуге, чем без неё. Кроме того, новгородцы постоянно воевали внутри города, друг с другом. Там же весь город делился на 5 концов: Неревский, Людин, Загородский, Славенский, Плотницкий – вот они на вече периодически друг друга били, резали.

Д.Ю. Вот этот вот Славенский конец – это интересно, т.е. это как-то… ну как – когда викинги, наши горячо любимые, напали на Британию, у них есть там название, например, Дерби, Инглби – на самом деле «бю».

Клим Жуков. Так точно, «бю».

Д.Ю. И «Дербю» - это ещё понятно, а «Инглбю» - это значит, в этой деревне жили англичане.

Клим Жуков. Англбю, да.

Д.Ю. Т.е. вокруг-то жили совсем не англичане, а это было отмечено а названии – что тут англичане. А Славенский конец – это о чём? Там жили славяне, а все остальные были нерусь какая, что ли?

Клим Жуков. Ну, это… все эти названия сугубо условны, их с конкретной топонимикой очень сложно соотнести, потому что нужно понимать, что с 8-9 века, когда в Новгороде возникло поселение, к 13 веку прошло очень много времени. Ну что, Плотницкий конец – там что, плотники жили?

Д.Ю. Ну, когда-то, наверное. Как Литейная часть – там же литейщики были.

Клим Жуков. Ну, тут трудно сказать, потому что а в Людином конце – люди? Сложно сказать.

Д.Ю. А евреи были в Новгороде?

Клим Жуков. Обязательно. Более того, там был ещё Готский двор, т.е. Готландский торговый двор, и Немецкий двор. Т.е., собственно говоря…

Д.Ю. Готичный.

Клим Жуков. Да. Поэтому, учитывая постоянное торговое представительство, в Новгороде постоянно находились немецкий шпионы, которые знали буквально о каждом шаге, кто там что делает.

Д.Ю. Оперативная работа была поставлена.

Клим Жуков. Да, что характерно, у новгородцев она, судя по всему, тоже была поставлена.

Д.Ю. Естественно.

Клим Жуков. Так вот, в 1267 году начался первый поход в сторону…, а вот в какую сторону – это мы сейчас прочитаем: «Сдумаша новгородцы с князем своим Юрьем, хотеша идти на Литву, а инии на Полтеск (т.е. на Полоцк), а инии за Нарову; и яко быша на Дубровне, бысть распря, и вспятишася и поидоша за Нарову к Раковору, и много в земли их потратиша, а города не взяша, и застрелиша с города мужа добра Фёдора Сбыславича и иних 6 человек. Инии же вернулись в здравии», - как сообщает нам Новгородская 1-ая летопись.

Д.Ю. Т.е. пошли через Нарву к этому…

Клим Жуков. Так это не просто так, потому что сначала они хотели идти на Литву, а Литва к тому времени была в совершенно мирных отношениях с Новгородом, т.е. после 1253 года с Новгородом войн у Литвы не было. Были войны с Псковом, потому что в Пскове в это время сидел литовского происхождения князь Довмонтас, крещёный как Тимофей. Кстати, прапрапрадедушка Александры Михайловны Коллонтай, урождённой Довмонтович.

Д.Ю. Вот ведь!

Клим Жуков. Да. Но он, изгнанный из своих литовских владений, в 1262-1263 году за свою феодальную обиду отомстил полностью и тоже больше не ходил на Литву – а зачем? Есть мнение, это версия, никаких доказательств чётких нет, но есть версия, что на Литву направляли новгородцев силы великого князя, а нужно понять, что князь Юрий Андреевич – это сын брата Александра Невского, это же был человек великого князя, и он мог попытаться направить новгородцев собственно на Литву.

Д.Ю. Сам он где жил?

Клим Жуков. В Новгороде, княжеская резиденция находилась в т.н. Городце – это ныне Рюриково городище, в 2 км примерно от исторического Новгорода.

Д.Ю. А зачем это так было?

Клим Жуков. Князя не пускали внутрь, потому что это был приглашённый человек. Он мог быть приглашён на вече, в суд, но его резиденция с дружиной была вне города.

Д.Ю. А если война? А если враг подкрался – они же не успеют добежать.

Клим Жуков. Ну там рядом.

Д.Ю. Успевали, да?

Клим Жуков. Тем более, что значит – не успеют? Дружина же есть, должны успеть, или зачем такая дружина? Ну и в 13 веке, собственно говоря, Новгород ни разу не был в осаде, он воевал только или на границах, или вообще на чужой территории. Так вот, Юрий Андреевич мог пытаться направить новгородцев на Литву и мог нанести, в общем, вполне серьёзный ущерб Литве, но после этого с Литвой пришлось бы воевать не великому князю, а опять Новгороду – им это было совершенно не нужно, в то время как рядом находился совершенно конкретный неприятный враг – это датчане, которые нарушали всю торговлю.

Да, ещё вот тут упомянуто, что идти на Полоцк – ну на Полоцк-то совсем недавно ходили, там всё было разграблено, идти было неинтересно. Поэтому войско около Дубровны – это, собственно, перевалочный пункт около реки Нарва, собрало вече и сказало, что мы не пойдём ни в Полоцк – грабить там нечего, ни на Литву, потому что потом с ней бодаться придётся очень долго, мимо Новгорода они не пройдут, если что.

Д.Ю. Демократично войско, смотри-ка ты, решало вопросы.

Клим Жуков. Ну это понятно, что боярство решало в первую очередь. И князь Юрий вынужден был отпустить войско на Раковор, где убили как раз одного боярина и 6, видимо, или менее знатных бояр, или просто дружинников.

Д.Ю. Немного, да?

Клим Жуков. Немного, да. Но Фёдор Сбыславич – это, видимо, брат Елферия Сбыславича – очень знатного новгородского боярина, который был, видимо, сыном Сбыслава Якуновича – предыдущего новгородского посадника, т.е. это была такая самая верхушка вообще.

Д.Ю. Посадник – это кто такой?

Клим Жуков. Это премьер-министр, т.е. тот человек, который руководил, ну, соруководил советом господ, куда входили посадник, тысяцкий, т.е. министр обороны, архимандрит, который помимо того, что был главой церкви, ведал ещё мерами и весами, и судом.

Д.Ю. Замполит фактически, да? Секретарь политбюро.

Клим Жуков. Да. Уличанские, т.е. старосты концов, которые командовали концами, точнее, кончанскими вечами, и сотские старосты, т.е. каждый конец делился на т.н. сотни. А также тысяцкие и посадники в отставке тоже входили в совет господ. Вот ими всеми руководил, собственно, посадник. Так вот, одного из сыновей этого посадника, видимо, убили, предыдущего посадника, который к тому времени был уже отставной. Но я просто хочу показать, что это была самая-самая верхушка новгородской элиты, и естественно, новгородцы про такое забыть просто так не могли. Это во-первых, во-вторых, Ревель с Раковором вместе были как кость в горле, и прошло очень немного времени, и новгородцы начали серьёзную подготовку к новому большому походу – об этом прямо написано в Новгородской 1-ой летописи, что «собра мастера и нача во владычном дворе ладиша пороки», т.е. пороки – осадные орудия, их правильно читать не порóки, а пóроки, а то «ладить порóки» - что-то как-то плохо звучит.

Д.Ю. Опять вопрос от тупых: если есть Рига, через которую идут потоки товаров, и внезапно рядом открывается этот самый Ревель, то это же плохо для Риги, а не для Новгорода, Новгороду-то наоборот хорошо – можно играть на противоречиях. Зачем туда ходить?

Клим Жуков. Ну так они и играли, просто если они будут сдавать всё одним датчанам, датчане неимоверно усилятся.

Д.Ю. Поэтому надо их того, да?

Клим Жуков. Поэтому лучше бы, конечно, их того, тем более, что в то время Ревель не был членом Ганзейского союза, им нужно было пройти дальше в выполнение своих договоров, собственно, с Ганзой, т.е. с постоянным торговым партнёром. А Ревель мешал, т.е. чтобы мимо него пройти, нужно было просто чем-то с ними поделиться и идти дальше – норма прибыли резко падала.

Д.Ю. Недопустимо! Так…

Клим Жуков. Недопустимо. И послали новгородцы к великому князю Ярославу Ярославичу – это младший брат Александра Невского, также сын великого князя Ярослава Всеволодовича того самого.

Д.Ю. А он где сидел?

Клим Жуков. Он сидел в Суздале. Сам Ярослав Ярославич в этой авантюре участия принимать не пожелал, послал двух своих сыновей – Михаила и Святослава, одного, видимо, из Владимира, а другого из Твери. Тут тоже нужно сразу отметить, что послал он именно их, но не тверские и не суздальские полки, потому что летописи очень чётко обычно говорят, что «пошёл князь Юрий Андреевич с новгородцы», например, т.е. это значит Юрий Андреевич и новгородский полк, «пошёл Довмонт Пльсковский (т.е. Псковский) с псковичи», т.е. была дружина и псковский полк – вот тут ничего такого не упоминается, поэтому, видимо, пришли только дружины. Всего туда собралось, в Новгород, 7 князей, это очень много. Так это и записано, что собрался Дмитрий Александрович, глава похода – это сын Александра Невского из Переяславля-Залесского, было ему тогда около 18 лет.

Д.Ю. Молодой.

Клим Жуков. Ну так как папа, точно так же. Святослав Ярославич – понятно, сын великого князя, второй сын Михаил Ярославич из Твери, потом некий Константин – вот с этим Константином, он в летописи упомянут без отчества, поэтому не очень понятно, кто это. Некоторые считают, что это был Константин Полоцкий, но на Полоцк Новгород только что буквально собирался идти войной – с чего бы вдруг? Есть мнение, что это Константин Борисович Ростовский. Если посмотреть общий контекст, то был союз северо-восточных и северо-западных князей, которые вообще собрались идти на этот Раковор, потому что он торговле мешал вообще всей, потому что Новгород – торговые ворота, значит, у всех норма прибыли падала, не только у него – то очень логично, что это Ростов, поэтому очень может быть, что это был Константин Борисович Ростовский. Кстати, ему тогда было 13 лет, даже не 18, т.е., естественно, он присутствовал при войске, если это так, а управляли его дядьки какие-то. Собственно, Юрий Андреевич – Новгородский князь, сын Андрея Ярославича, племянник Невского, князь Ярополк – тоже не очень понятно, кто такой, опять же, он без отчества, но есть вероятность, что это кто-то из смоленских Ярославичей, который владел каким-то уездным городом, наподобие Торопца, т.е. небольшая дружина. И собственно, Довмонт Псковский – это знаменитый воин Довмонтас, литовский эмигрант. Да, и как ещё упомянуто в Новгородской 1-ой летописи - «и инии князи»…

Д.Ю. Богато!

Клим Жуков. …кто такие – непонятно. Скорее всего, опять же, мелкие уездные, а то и вовсе безземельные князья, но которые тем не менее были Рюриковичи, имели свои дружины, пусть и небольшие, и являлись профессиональными воинами, могли приехать помочь.

Д.Ю. Надо было чем-то заняться, да?

Клим Жуков. Надо было чем-то заняться, а тем более это, судя по всему, могло быть прибыльно.

Д.Ю. И с криками: «Я за любой кипеж, кроме голодовки!»…

Клим Жуков. Кроме голодовки, даю. Об этом немедленно узнали немцы, и они прислали посольство в Новгород, где целовали крест, что колыванцам и раковорцам помогать не будут.

Д.Ю. Целование креста – это клятва?

Клим Жуков. Клятва, да. Новгородцам этого показалось мало, они послали в Дерпт посла – Лазарь Моисеевич, такой был боярин новгородский, где он привёл к крестоцелованию, видимо, некоторых высоких чинов из Ордена и основных всех епископов Ливонской конфедерации – что помогать они не будут.

Д.Ю. Заручился, да.

Клим Жуков. И даже оставил боярина Семьюна, так он называется в летописи – Семьюн, в заложниках у немцев. Но тут есть тонкость: как мы уже можем понять из такого дальнего захода, немцы это крестоцелование нарушили.

Д.Ю. Ну естественно, было бы глупо, да.

Клим Жуков. Вот, и летописи все называют их клятвопреступниками напрямую, при этом Ливонская хроника клятвопреступниками и вероломцами называет русских.

Д.Ю. Почему?

Клим Жуков. Вопрос большой. Я думаю, опять же, это не факт, документов у нас конкретных не сохранилось, текста договора мы не имеем, но у меня версия ровно одна – что договор заключался с Новгородом, а новгородцы вместо одних себя приволокли туда коалицию князей со всего северо-востока Руси, и естественно, немцы себя посчитали свободными от такой клятвы.

Д.Ю. Новгородцам давали, а остальным не давали, да?

Клим Жуков. Ну в самом деле – договор-то был с Новгородом, а все остальные тут причём? При этом немцам – нужно же понимать – усилившаяся Дания была ни к чему в Эстонии, совсем, но при этом полностью разгромленная Дания, и за счёт этого усилившийся Новгород, потому что если бы Новгород захватил Ревель сам, он бы получил свой выход к морю – это было ещё хуже. Это второй клубок интриг между Новгородом, Орденом, епископами, ещё и Данией – все друг друга пытались обмануть.

Д.Ю. Многие не понимают, что такое политика и зачем она нужна – вот.

Клим Жуков. Вот, все друг друга пытались обмануть, и был большой сюрприз в результате для всех – вот что это всё вылилось. Так вот, 23 января 1268 года войско выступило из города. О размерах войска, конечно, опять большой вопрос, потому что вот упомянутый мной исследователь Денис Хрусталёв доверяет сведениям Ливонской рифмованной хроники, которая пишет, что было тысяч 30 новгородцев со всеми друзьями.

Д.Ю. Ого!

Клим Жуков. Он говорит, что так оно, скорее всего, и было, смотрите: тут аж 7 князей, если посчитать, что у каждого по 3 тысячи человек, плюс полки – там как раз около 30 тысяч и выйдет. Но простите…

Д.Ю. У каждого за спиной стояло по Новгороду, что ли?

Клим Жуков. Но простите, в Новгороде 30 тысяч человек жило, если это 30 тысяч человек войска припёрлись бы в Новгород, где бы их можно было поместить элементарно?

Д.Ю. Они бы всё сожрали там.

Клим Жуков. Они бы всё сожрали и загадили бы немедленно. И уж, я прошу прощения, 30 тысяч человек если бы только северо-восток Руси мог собрать никакое бы ордынское иго бы не состоялось, просто ни в коем случае – татары бы приехали, ужаснулись и уехали.

Итак, выступили из Новгорода. Было их, конечно, гораздо меньше, потому что, как я говорил, из Новгорода всего при тотальной мобилизации со всей Новгородской земли 4 тысячи человек можно было выставить, но ведь кого-то нужно было оставить на хозяйстве в любом случае. В самом Новгороде было, ну опять же, точно сказать нельзя, но около 30 боярских фамилий: одни большие и крупные, которые владели прямо внутри Новгорода 3-4-5-ю усадьбами, кто-то помельче, ну если прикинуть, что их было около 150 половозрелых воинов в это время в Новгороде, плюс за каждым какая-то дружина боярская, меньше, чем княжеская, то мы всё равно с большим трудом получим 3 тысячи человек, т.е. учитывая серьёзную мобилизацию всей Новгородской земли. Плюс Псков, понятное дело – возможно, около тысячи, плюс, наверное, все эти княжеские дружины, которые туда пришли, набрали ещё тысячи 1,5, потому что, опять же, если говорить о 16 веке, то в начале 16 века мы имеем точные данные, сколько выставлял владычный двор великого князя Московского Василия Третьего, это уже 16 век – в поход под Смоленск 1514 года владычный двор выставил 220 всадников.

Д.Ю. Меньше, чем Псков, да? Втрое фактически.

Клим Жуков. Ну это дружина только. Это, конечно, не дружина, но грубо говоря, дружина великого князя, а Псков это со всей земли выставил, из из самого города-то меньше, выехало, а со всей земли вот он выставил 600 всадников, а тут 220. Ну, нужно понимать, что, видимо, дружины сыновей великого князя в самом деле были где-то в районе 150-200 человек, примерно так. Т.е. всего мы получаем около 5-6 тысяч человек.

Д.Ю. Ну т.е. 30 – откровенный перебор, да?

Клим Жуков. Это не просто перебор – это в 5 раз перебор. Если бы эти 30 тысяч человек просто прошлись по этой несчастной земле в Вирумаа, там бы трава до сих пор не росла.

Итак, они выступили в поход, и за Наровой, как пишет Новгородская 1-ая летопись, «разделились в 3 пути». Ну понятно – потому что эти 6 тысяч человек вместе все вести одним путём очень сложно, учитывая, что дорог там не было практически никаких, были какие-то, видимо, колеи наезженные, ну там, может быть, 1-2 всадника в ряд могут ехать. Вот они разделились в 3 пути и стали грабить, о чём опять же летописи без стеснения пишут, и об этом же нам говорит Ливонская рифмованная хроника. Вообще надо сказать: наши новгородские прапрадеды вели себя натурально как фашисты на этой покорённой территории, потому что, например, найдя эстов, которые спрятались от них в пещере, там, видимо, какая-то была пещера, ну как говорит уже такая этнографическая легенда, находится она около Пюхтицкого Успенского монастыря, я там был на Великий пост 1988 года, и мне там рассказывали, что вот у нас есть пещера, где несчастных эстонцев новгородцы побили. Это, конечно, чистая легенда, но тем не менее даже в нашей летописи прямо написано, что нашли эстов, чудь в пещере, несколько дней – то ли 2, то ли 3 дня – там стояли, и когда поняли, что туда лезть довольно тяжело, потому что очень узкий лаз в пещере, они его затопили водой. Пóрочные мастера, т.е. инженеры, запрудили реку и пустили туда воду, и когда чудь стала выбегать, их стали избивать, ну т.е. сечь мечами. И всю их добычу, всё, что было у этих несчастных чудин, а также пленников забрали в рабы и подарили формальному главе похода князю Дмитрию, чем безмерно, кстати, обидели, судя по всему, новгородского князя Юрия Андреевича, который возглавлял самый большой воинский контингент, а добыча досталась не ему. Но показателен сам факт – как себя вели на покорённой территории наши прапрадеды…

Д.Ю. Я подозреваю, что вели себя, как все.

Клим Жуков. Вот, я как раз об этом и хотел сказать – что точно так же вели себя немцы, точно так же вели себя мы, точно так же вели себя татары, и в этом отношении ничего особенного мы из себя не представляли. Это просто теперь немножко дико читать – ну Эстония же, господи, там все были, ну многие были, братушки, можно сказать, почти, там много русских людей живёт.

Д.Ю. Недавно выяснилось, что они и генетически русские, а не какие не финны. Ну да Бог с ним.

Клим Жуков. Да Бог с ним, оставим пока. И опять же, из этого видно, кто являлся формальным главой похода, т.е. все прямо пишут, учитывая то, что даже Новгородская 1-ая летопись, официальное новгородское летописание, на 1-ое место в списке князей ставит Дмитрия Александровича – вот этот 18-летний мальчик был формальным главой похода.

Д.Ю. Авторитетно!

Клим Жуков. Авторитетно. В это время, хорошо зная о дате выхода новгородцев, естественно, зная примерно об их силах, как пишет новгородский летописец, «ступишася вся земля немецкая». На самом деле ступилась не вся земля немецкая, потому что Рижский епископ, тогда им был некий Альберт Зуэрбеер, как раз тот самый, который очень хотел стравить Новгород и Орден, с тем чтобы Орден сильно ослаб, и выкинуть их к чёртовой матери из Прибалтики, заменив верными себе войсками, Альберт Зуэрбеер, войск не выставил никаких. На точку сбора пришли орденские братья, собственно, из комтурии Феллин на Вильянди, оно же Вильянди, из замка Вайзенштайн пришли воинские контингенты, также выступил постоянно страдающий от Новгорода и Пскова Дерптский епископ, и пришли войска из Леальского епископства, а также, естественно, датчане, т.е. раковорцы и колыванцы, т.е. жители и войска Вейзенберга и Ревеля. Опять же, сколько их было – очень сложно сказать. Ливонская рифмованная хроника говорит о том, что было 34 брата-рыцаря, но Ливонская рифмованная хроника говорит только о ливонской части войска. Трудно сказать, в самом деле ли их было 34, учитывая, что в истории с Ледовым побоищем их тоже было около того, но там была срочная реакция на внезапный поход Александра Невского за Чудское озеро, нужно было очень быстро реагировать, а тут готовились заранее – с одной стороны. С другой стороны, в это время в Пруссии было серьёзное восстание, и основная часть во главе с магистром воевала в это время в Пруссии. И поэтому, естественно, часть войск ливонцы были вынуждены послать в эту землю. Т.е. полного контингента выставить они не могли. С третьей стороны, в это время контингенты рыцарей в замках и в городах были, прямо скажем, не впечатляющие, в частности, в Риге около 1270-ых годов стояло 18 рыцарей, 16 рыцарей стояло в Вендене, то ли 17, то ли 18 – в Феллине, т.е. один замок не мог сформировать даже полноценного баннера сам по себе, один, ну т.е. хоругви воинской полка конного он не мог сформировать. Чтобы хотя бы 30-40-50 человек собрать, нужно было собрать несколько замков вместе. Поэтому 34, может быть, 50, 60, учитывая, что там были не только братья-рыцари, но ещё и светские рыцари, которых тоже нужно учитывать.

Д.Ю. Братья – это имеется в виду монашеский орден, да?

Клим Жуков. Монахи, монашеский орден, да, это вот, собственно, братья-рыцари. Как сказано в Ливонской рифмованной хронике: датчан было больше, как их называют – «люди короля», т.е. короля Датского, их было больше, и ещё, собственно, люди епископа Леальского и епископа Дерптского. Т.е. по всем подсчётам, которые только можно сделать, самым смелым, там больше 4-5 тысяч… 5 тысяч – это я вообще загнул, там 3-4 тысячи было, т.е. заметно меньше, чем русских. Но всё равно это очень много, учитывая, что основной костяк – это была рыцарская конница, тяжело вооружённая, хорошо закованная и обученная. Плюс – редкий случай – в походе участвовала пехота, об этом, опять же, Ливонская рифмованная хроника прямо пишет, там один боевой эпизод, на котором мы остановимся потом – что воевали пешие воины. Кто такие пешие воины в Ордене? Это, как правило, арбалетчики. Хроника Генриха Латвийского прямо их называет баллистариями обычно, и это единственные вообще пехотные контингенты, который Орден выставлял в поле, т.е. не только при обороне замка, но ещё и в поле. Опять же, сколько их было, трудно сказать…

Д.Ю. А у наших бывали арбалетчики, нет?

Клим Жуков. Наши пользовались арбалетами, об этом говорят археологические находки со всей однозначностью, другое дело, что они в популярности луку заметно уступали.

Д.Ю. По причине?

Клим Жуков. Лук скорострельнее, легче гораздо, его носить легче. Если ты хорошо пользуешься луком, то, в общем, в реалиях 13 века никакого особенного преимущества у арбалета не было, кроме того, что арбалетчика учить нужно гораздо меньше, и большой физической силы для арбалета не требуется, в отличие от лука. Опять же, Хроника Генриха Латвийского прямо разделяет, что ливонская пехота – это всегда баллистарии, а у русских всегда много лучников, он так прямо и пишет, что русские баллистами, т.е. арбалетами, не пользуются. Но судя по археологическим данным мы знаем точно – арбалеты у нас были. Находят арбалетные болты, находят, правда, на более позднее время, детали механизма арбалетного. Вот в 13 веке в летописном городе Изяславле – это городище Хмельницкое ныне на Украине, даже крюк нашли, судя по всему, для натягивания тетивы арбалета. А это 13 век, так на секундочку.

На чём остановились? А да, собрались немецкие войска около Дерпта и на соединение с датчанами вышли к Раковору. И дальше начинается очередная загадка, потому что все источники описывают, что битва была на реке. На какой? В непосредственной близости от Раквере, от Вейзенберга есть 3 реки: совсем близко Салья, потом чуть дальше на восток Кунда и совсем далеко река Пада. Вот около реки Пада находится современное село Виру-Нигула, которое по-немецки называлось Махольм, или Магольм. Ливонская хроника Германа Вартберга 1380-ых годов, т.е. это на 120 лет позже описываемых событий, вот именно в этом месте указывает точку сражения. С этим же соглашается наш замечательный исследователь Денис Хрусталёв, но я считаю, что это очень смелое предположение, потому что мы опираемся на данные 1380-го года, а к этому времени это уже было чистые былинные этнографические данные. Что там местные жители посчитали, где было это сражение – а Бог его знает, почему это именно так? Тут я могу сказать: может дать ответ только серьёзное палеогеографическое исследование и реконструкция ландшафта 13 века. Пока мы это не сделаем, пока мы не узнаем, где рос лес, какова была высота рек, где были болота, мы не узнаем, на каком месте могла быть битва. Собственно, по примеру Куликова поля, которое недавно полностью реконструировали, нужно то же самое делать с Раковором. Пока вот есть 3 речки, на какой из них была драка, мы не узнаем никогда, пока не сделаем палеогеографию, палеоландшафтинг.

Ну, в любом случае на какой бы из речек это ни происходило, происходило следующее: Новгородская летопись пишет, что, увидев войска немцев, русские переправились на другой берег и атаковали их. Исходя из данных немецкой хроники, там образовывается немножко другая картина, потому что описано сражение, о котором чуть позже непосредственно, но в конце его описывается эпизод, как король Дмитрий, т.е. князь Дмитрий, атакует с 5-ю тысячами храбрецов орденское войско, и 180 братьев, ну т.е. написано не «братьев», а «людей» - вот так вот, кто эти «люди» были, не очень понятно, возможно, это были и датчане, а может быть, дерптцы – никто не знает, и 80 неких пехотинцев около моста через реку Злую отбивают эту атаку. Что такое река Злая, мы опять же не знаем. Это может быть та самая река, о которой пишет новгородский хронист, называя её Кегола – такого топонима ныне нет, это может быть одна из трёх перечисленных рек. Т.е. если русские уже переправились через реку, как пишет русский летописец, всех разбили, тогда непонятно, как он должны были вернуться назад и драться там около этого мостика через реку. А как?

Д.Ю. И зачем, самое главное?

Клим Жуков. И главное, в самом деле – зачем? Т.е. тут может быть одно: или в тылу у немцев была ещё одна река или ручей, через который был мост, и отступая, они в самом деле прикрылись заслоном на этом мостике, или это немцы переправились на другой берег к русским, и вот это-то мне кажется гораздо более вероятным, я сейчас скажу, почему – потому что у русских был очень серьёзный обоз, гружёный осадными машинами. Чтобы вы понимали: осадная машина самая главная – это требушет т.н., т.е. рычажная праща. Чтобы рычажная праща работала нормально и могла на достаточное расстояние бросить камень, который может пробить крепостную стену, она должна быть около 10-12, а то и 15 метров в высоту, т.е. это 5-этажный дом, т.е. нужно понимать, что это огромная машина весом во много тонн, и она была не одна. И вот если русские переправились через реку, они что с собой ещё и это обоз потащили? Как-то мне не очень верится, чтобы в виду врага кто-то потащил через реку вот такие штуки, зачем, и почему, главное, немцы это ждали? Это самое уязвимое время – когда войско находится на переправе. В 1378 году мы так татар разбили на реке Воже – подождали, когда они стали переезжать через реку, и там дали по рогам, как следует. Немцы же были, наверное, не сильно глупее нас. С другой стороны, немцы могли переправиться через реку к нам, потому что им нужно было в обязательном порядке отразить нападение, им нужно было сорвать штурм сначала Раковора, а потом и Ревеля, и поэтому как раз немцы могли подбить всю свою коалицию ехать навстречу русским и дать им бой на той стороне реки.

Ну и как описывает дальше, с одной стороны, летопись, а с другой стороны, Ливонская рифмованная хроника про строение войск. Начнём мы, с твоего позволения, с наших.

Д.Ю. Я вижу, у тебя стихи.

Клим Жуков. А это как раз Ливонская рифмованная хроника в полном составе. Значит, в центре встал Новгород. Самая сильная часть войска, самая многочисленная была поставлена в центре против – опять вот всплывает та самая «великая свинья» ливонская – против «великой свиньи». На правом фланге встал Псков с князем Довмонтом, и, как написано в летописи, ещё правее – Святослав и Дмитрий Александровичи, т.е. дружины Суздаля и Переяславля. Вот только не очень понятно, как это выглядело – их было 4 части, или они стояли вместе с псковичами в одной формации, просто находились на самом крайнем правом фланге? Непонятно, т.е. получается, что на правом фланге был или один полк, или один полк и ещё один запасной полк, ну там полчок.

Д.Ю. Странно предки военные действия описывали – почему-то не придавали никакого внимания.

Клим Жуков. А с левого фланга, как сказано в летописи, стоял Михаил Ярославич. При этом начисто упускается, где находились все остальные, т.е. Константин Борисович Ростовский, Ярополк и иные князья. Ну, волюнтаристически мы можем их расположить на левом фланге вместе с Михаилом Ярославичем, потому что как-то не очень понятно, как там одна дружина вообще справлялась. Возможно, все остальные были там. Ну это, в общем, логично.

У немцев в центре встал Орден, на правом фланге встали «люди короля», т.е. даны. При этом, опять же, немцы очень тактично забыли упомянуть, где стояли люди епископов Леальского и Дерптского, потому что они с ними, опять же, были в очень серьёзных контрах, и как-то про них вообще не говорят. Вот Денис Хрусталёв, с которым я постоянно полемизирую, говорит, что они стояли в одной формации, а датчане встали на двух флангах, т.е. в Центре Орден, а по бокам датчане – это очень сомнительно, потому что ставить 2 корпорации в одно место – это не очень умно, потому что воины должны быть съезжены, схожены, должны иметь совместную строевую подготовку, знать командиров.

Д.Ю. И язык понимать один и тот же.

Клим Жуков. Ну, они все по-немецки разговаривали, они понимали друг друга отлично, но тем не менее. Я считаю, что все стояли по своим корпорациям, как это вообще было традиционно для средних веков, т.е. немцы стояли все вместе в центре, на фланге на правом стояли все датчане, а на левом фланге, видимо, как раз стояли люди епископов, причём вот их-то как раз немцы могли как раз звать «братьями», потому что там регулярно описываются братья какие-то, которые непонятно как там вообще оказались помимо центра, потому что они из Ливонской конфигурации, это их натурально братья, там тоже могли быть рыцари-монахи.

Ну и дальше началось нечто не вполне понятное. Т.е., конечно, понятно – раз это конница, все эти полки пошли друг навстречу другу, опустили копья, русские, видимо, завязали бой при помощи стрельцов. Ну, у нас описано это сражение, как одноактное, т.е. пошли и победили.

Д.Ю. Стрелец – это лучник?

Клим Жуков. Лучник, да, конечно, т.е. стрелок с коня или метатель сулиц-дротиков. Написано, что просто пришли и победили. Сейчас я даже зачитаю: «И оттоль поступиша к Раковору; и яко быша на реце Кегол (о чём мы только что говорили), и ту усретоша стоящь полк Немецкий; и бе видят яко лес (т.е. выглядели, как лес – много копий): бе бо свкупилась вся земля Немецкая. Новгородцы же не умедлячи немало, поидоша за ними на реку, и начаша ставити полкы: Пльсковичи же сташа по правой руце, а Дмитрий и Святослав сташа по праву же выше (вот о чём мы только что говорили), а по леву ста Михайло, Новгородцы же сташа в лице железному полку противу великой свиньи; и тако поидоша противу собе; и яко сступишася, бысть страшно побоище, яко не видали ни отцы, ни деды».

Ну и всё, дальше описано, что наши победили. Там, правда есть один длинный и важный момент, на котором мы остановимся чуть позже, но результат один – что наши победили, «пособи Бог князю Дмитрию и новгородцам месяца февраля 18, и гониша их, и биюче до города в три пути на семи верстах, яко же моги ни коневи ступити по трупем».

Д.Ю. Т.е. столько набили, что коням некуда было ступить?

Клим Жуков. 7 километров не могли пройти из-за трупов – во как!

Д.Ю. Это правда, да, что когда бежать начинали, тогда максимально и жертвы повышались?

Клим Жуков. Самые максимальные жертвы – это при бегстве, потому что человека, одетого в доспехи, который ну не совсем безрукий, его при столкновении лоб в лоб очень трудно убить. Можно, конечно, но так, чтобы устроить там именно избиение, это должны быть какие-то совсем ополченцы, которые воевать не умеют, т.е. совсем, а про немцев мы такого сказать не можем – воевать парни умели крепко! И до сих пор, судя по всему…

Д.Ю. Что характерно, умеют.

Клим Жуков. Что характерно, умеют, да.

Д.Ю. Я знаю только одних парней, которые им противостоять могли всю дорогу.

Клим Жуков. Да, правда, в 13 веке им ещё литовцы противостояли очень даже. Ну ладно.

Д.Ю. Кончились.

Клим Жуков. Кончились. Ливонская рифмованная хроника описывает всё немножко по-другому.

Д.Ю. Зачитай хоть стих-то какой-нибудь!

Клим Жуков. Сейчас зачитаю.

Д.Ю. Я уже волнуюсь.

Клим Жуков. Да-да-да. «Как только люди туда подошли, братьям на помощь, тотчас начали строить их на левом фланге. Там довелось им держать наступленье» - ну, «люди» - это имеется в виду как раз дерптцы и леальцы, т.е. о чём я и говорил, т.е. люди епископов. «Ещё больше, чем было немцев, королевских мужей привели туда, на правом фланге они стояли. Затем с честью начали битву братья, а также мужи их во все стороны удары наносили. Затем случилось несчастье – смерть епископа Александра» - это, собственно, епископ Дерпта, который командовал непосредственно своими войсками, его там убили.

Д.Ю. Боевой поп был, смотри-ка!

Клим Жуков. Там боевых попов очень много было, потому что поп, как правило, по крайней мере, сановный поп – это, как правило, очень родовитый дворянин из хорошего рыцарского рода, поэтому, естественно, в основном он занимался тем, что воевал, иногда служил для бодрости. «Русских, двумя колоннами наступавших, они разбили и преследовали по полю здесь и там. Русские войском своим отступили по полю вверх и вниз» - о как! Только что мы читали у нас, что мы победили, а тут совсем наоборот.

Вот тут дальше, правда, немцы пишут очень важную вещь: «Снова и снова они возвращались, но это мало им помогло», - т.е. они описывают нормальную ситуацию для конного боя – это т.е. многосоступное сражение, т.е. когда эскадрон атакует, накатывается на врага, случается сшибка, и потом командиры разводят своих в стороны, пока они хоть какое-то подобие управления сохраняют, и потом снова, построив войско, бросают его вперёд. Вот это, кстати говоря, очень важное и грамотное наблюдение.

Д.Ю. А в чём смысл? Как конное сражение происходит? Вот они напали, разбились на пары и друг друга месят или как?

Клим Жуков. Дело в том, что если они уже разбились на пары, их уже будет очень сложно, если не невозможно оттащить. Т.е. как только началась эта рубка, это уже всё – или кто-то победит, или кто-то проиграет. Но пока они имеют строевую формацию, вот они идут строем, опустив копья, ну русским вообще было ещё легче, потому что они могли послать вперёд, в первый соступ стрелков, которые постреляют из луков по дороге туда и по дороге обратно постреляют из луков или, там, дротики покидают. Так вот, когда тяжёлая конница идёт в атаку, то она сходится, и на какой-то момент лошади начинают оттормаживать. Вообще сейчас скажу крамольную мысль: вот все эти истории из рыцарских романов, а также то, что потом в фильмах показано, когда шеренга коней с одной стороны, шеренга коней с другой стороны, они опускают копья, красиво друг на друга набрасываются и ну рубить в капусту – это случалось, конечно, в истории, но это случаи аптечной редкости, это коллекционные случаи, потому что ещё даже в эпоху Наполеона с совсем другой строевой подготовкой и совсем другими численностями, как писали опытные кавалеристы: «Мы очень редко слышали звон сабель». Т.е. когда идёт именно формация, нужно понимать, что лошади друг мимо друга не проехать, а лошадь, когда не видит, куда ей ехать, начинает оттормаживать. И видимо, происходило какое-то столкновение не очень внятное, после чего командиры старались своих отвести. Т.е. понятно, что кто-то отмахивался мечом, колол копьём, и отводили своих назад для того, чтобы потом пойти снова в атаку. И вот кто-то терял порядок, и вот кто терял порядок, когда оттормаживать начинала не шеренга, а кто-то один, или, не дай Бог, лошадь пугалась, бросалась назад, лошадь – это табунное животное, когда одна лошадь побежит, там её соседи-то как глянут: смотри – бежит, и нам бы…

Д.Ю. Все побежали, и я побежал.

Клим Жуков. И я побежал, да, начинается как раз именно что – потеря порядка, и вот тогда начинается избиение, о котором ты грамотно упомянул, когда враг оборачивается со спины, вот ему самое удобное подъехать и вдарить куда-нибудь по шее. Или как, кстати, если перенестись лет на много вперёд, к войне 1819 года, вот там есть одно описание, как казаки преследовали эскадрон кирасир французских, и совершенно было непонятно, куда их колоть, потому что они в кирасах, им всё равно. И вот один из казаков догадался – подъехав сзади к кирасиру, взял пику, как дубинку, и отоварил его по каске, того, естественно, нагнуло вперёд, после чего он воткнул ему копьё в ягодицы – вот так вот. Видимо, что-то такое можно было и с рыцарем проделать: ему сначала по башке дать, а когда он нагнётся вперёд, ему ткнуть в попу, к примеру. Вариант такой действенный.

Итак, описано многосоступное сражение, что, на мой взгляд, очень правильно, потому что дальше в Новгородской летописи 1-ой написано, что из погони возвратились, когда было темно, т.е. около 6 часов вечера – в феврале в это время тогда темнеет, т.е. нужно понимать, что это почти целый день. Если они вот съехались один раз и подрались, то это будет не целый день, это будет максимум 15 минут – полчаса. Т.е., видимо, какая-то долгая происходила история.

Д.Ю. А наши реконструкторы не пробовали подобное восстанавливать?

Клим Жуков. Чтобы подобное восстановить, нужно собрать хотя бы человек по 200 на лошадях с каждой стороны, а это невозможно сейчас.

Д.Ю. Дорого, да?

Клим Жуков. Ну это не просто дорого – мы не соберём столько обученных лошадей. У нас сейчас хорошо, когда 16-20 человек собирается на обученных лошадях в доспехах, это считается, что уже почти Битва народов.

Так, и дальше как раз наступает очень интересный момент, о котором я говорил: «Снова и снова они возвращались, но это мало им помогло. Много мужей их там полегло, с честью братья отомстили за то, что они терпели от русских долгое время» - ну это имеются в виду регулярные походы в Эстонию с грабежами.

Д.Ю. Ну, как известно, мы ни на кого не нападали никогда.

Клим Жуков. Не-не-не. Ну и немцы тоже не нападали – тут во всей Ливонской хронике нет ни одного случая, чтобы немцы кого-то обидели. «Были у русских потери большие, печальным был для них исход – бегом и вскачь неслись они прочь. Русских многих там побили. Господь помог в тот раз победить, ведь каждый немец (ну опять!) должен был сражаться против 60 русских».

Д.Ю. Дааа!

Клим Жуков. И тут внимание: «Король Дмитрий был героем: с 5-ю тысячами русских избранных воинов предпринял он наступление, когда другие войска его отступили. Но послушайте, что случилось: полк братьев в бой вступил против них у речки Злой» - вот как раз первый топоним, который говорит ливонский хронист. «Там братьев он увидел, людей у братьев было много» - т.е. «люди» - это нужно понимать, что «брудер» - «братья», а люди по-немецки это «фолькс». «Хочу я вам сказать – 160 мужей их было, их для него вполне хватило. Среди них пешие воины были, вместе с героями они сражались там, где у моста (вот как раз – у моста!) они стояли. Много хорошего они сделали, человек 80 их было, что к братьям присоединились». Т.е. 160 плюс 80 – 240 получается. «И отбивались там они от русских, чем много русских огорчили. 5 тысяч русских осталось лежать на том поле боя. Другие врассыпную бежали, домой поскакали». Вот так, на этом всё и заканчивается у ливонского хрониста.

Ну а что мы видим: налицо расхождения в показаниях есть серьёзнейшие.

Д.Ю. Так, и… ?

Клим Жуков. Тут есть одна очень важная оговорка в победной реляции Новгородской 1-ой летописи, собственно говоря, которая была повторена в огромном количестве русских летописей, буквально во всех. Как обычно, кратко пишут: победили. Всё. В Псковском летописании там, единственное, что самостоятельное летописание, которое непосредственно с новгородским не связано – ну там, в общем, аналогичные истории повторяются.

Так вот, в победной реляции: «когда Святая София помогла Новгороду, с божьей помощью гнали в три пути», случилось вот что: «И тако поидоша противу собѣ; и яко съступишася, бысть страшно побоище, яко не видали ни отци, ни дѣди. И ту створися зло велико», а вот теперь слушай: «убиша посадника Михаила, и Твердислава Чермного, Никифора Радятинича, Твердислава Моисиевича, Михаила Кривцевича, Ивача, Бориса Илдятинича, брата его Лазоря, Ратшю, Василя Воиборзовича, Осипа, Жирослава Дорогомиловича, Поромана Подвоиского, Полюда, и много добрыхъ бояръ, а иныхъ черныхъ людии бещисла; а иныхъ без вѣсти не бысть: тысячьского Кондрата», - и там ещё упоминаются дву других боярина, - «А Юрьи князь вда плечи, или перевѣтъ былъ в немь, то богъ вѣсть».

Т.е. что мы видим: 13 знатнейших бояр, которые упомянуты в летописи поимённо, 13 там погибло! При этом среди них погиб, прошу прощения премьер-министр – посадник Михаил Фёдорович.

Д.Ю. Тысяцкий.

Клим Жуков. Да, министр обороны пропал без вести и ещё плюс два очень знатных боярина. В средневековом бою «пропал без вести» - это значит одно: что вокруг убили всех, и никто не видел, что с ним происходит, и более того, потом не смогли опознать труп. Т.е. его, видимо, затоптали. Это что это такое? А да, и конечно, верховный главнокомандующий новгородского войска Юрий со своей дружиной «вда плечи», и даже, ну правда, это глупость, ничем не подтверждается, летописец пишет, что «или перевѣтъ былъ в немь, то богъ вѣсть», т.е. возможно, он предал просто. Но это, конечно, опять же, ничем не подтверждается, это просто такое подозрение.

Что мы видим: учитывая, что примерно 150 бояр всего было в Новгороде, из них 17 человек исчезло, это больше 1/10. После Раковорского сражения многие боярские фамилии вообще пропадают из летописаний и документов. Это что – это картина страшнейшего разгрома. Я это как вижу себе – что войско новгородцев должно было быть выстроено т.н., ну это, естественно, более поздний термин 14-16 веков, хуфами, или гуфами, т.е. линиями: впереди, естественно, как положено по феодальному праву, должен быть самый главный, т.е. верховный главнокомандующий князь Юрий должен был идти впереди. За ним должны были идти линиями новгородские бояре и их труженики. И вот если князь Юрий на какой-то момент в конном бою «вда плечи», случилось самое страшное, что вообще бывает в…

Д.Ю. Что это такое?

Клим Жуков. Сбежал, «вда плечи» - побежал. Если вдруг, представляешь, у тебя вот идёт 50, 60, а то и 100 парней в линию на лошадях, и перед ними ещё 100 парней в линию, если лошадь разогналась, довольно сложно остановить, по крайней мере, требует некоторого времени. Если придётся тормозить внезапно, эта линия превратится в такую кривулину, и вдруг внезапно спереди люди, которые наступали перед тобой, разворачиваются и бегут навстречу. Ну это как в ДТП попасть.

Д.Ю. На встречку, да.

Клим Жуков. Да-да-да. И вот туда-то врубился немецкий полк, орденские рыцари. Ну и судя по результатам – минус 17 человек, включая всю верхушку войска, т.е. …

Д.Ю. Это только the best of the best.

Клим Жуков. Это только the best of the best, да, «и иных добрых бояр», т.е. и ещё кого-то убили, менее знатных. Это страшнейший разгром. Я думаю, что, судя по результатам отчёта, орденское войско растоптало новгородский полк и обратило его в бегство, и проехало через центр. В это время храбрым ударом князя Дмитрия по шапке получили люди Дерптского и Леальского епископства, а заодно и датчане, после чего они вынуждены были через мостик, который как раз упомянут, в летописи, убегать к Ракверу и оставить вместо себя заслон, который, собственно говоря, и позволил им убежать.

Дальше опять Новгородская 1-ая летопись: вот мы, значит, видим, как князь Юрий гонится за вырагом – «гониша их бьюче и до города, в 3 пути, на семь верст, якоже не мочи ни коневи ступити трупев» - точно как в Ледовом побоище, слово в слово. «И тако вспятишася от города, и узреша иныи полчищь свинью великую, которая бяше вразилась в возникы Новгородские» - ну откуда взялась вторая «свинья»?! Исследователи, включая Дениса Хрусталёва, пишут, что, возможно, какой-то был ещё немецкий тайный полк, который опоздал к битве и просто пришёл грабить новгородские обозы.

Д.Ю. Т.е. у них там целый свинарник был?

Клим Жуков. У них там целый свинарник был, причём как-то разбежался бестолково, одни поехали туда, другие сюда. Но не нужно плодить сущности сверх необходимого, поэтому я думаю, что как раз, учитывая тотальный разгром новгородского полка, его колоссальные потери и сбежавшего князя новгородского – это как раз была та самая «великая свинья», которая прорубилась через новгородцев и поехала грабить обоз, и кстати, в этом была вообще колоссальная военная стратегическая мудрость немцев: они там что делали – они сожгли осадные машины, т.е. позволили побить датчан, наконец дерптцев позволили побить, при этом сами пожгли осадные машины и начисто сорвали штурм и Раковора, и, естественно, Ревеля, потому что после этого новгородцы 3 дня собирали трупы, развернулись и ушли. Т.е. целей стратегических похода достигнуто не было, даже Раковора не смогли взять, а судя по тому, что были осадные машины, шли дальше – на Ревель.

Дальше так сообщает нам летописец: «…узреша свинью великую, которая бяше вразилась в возникы Новгородские; и хотеща Новгородцы на них ударити, но инии рекоша: "уже есть вельми к ночи, еда како смятемся и побиемся сами"? и тако сташа близ противу себе ожидающе света. Они же окаянные крестопреступницы не дождавшись света побегоша. Новгородцы же стояша на костех 3 дня, и приехаша в Новгород, привезоша братию свою избиенных и положиша посадника Михаила у Святой Софии (ну т.е. у собора Святой Софии), и даша посадничество Павше Ананьичу, а тысяцкого не даша никому, яко будет Кондрат жив». Вот так закончилось это сражение.

Д.Ю. Так мы победили.

Клим Жуков. Так мы победили. Кстати, интересно: тут среди павших бояр некто Ратьша – это очень знаменитый благодаря своему потомку человек, А.С. Пушкин в стихотворении «Моя родословная», если ты помнишь, в школе мы учили, писал: «Мой пращур Ратьша мышцей бранной Святому Невскому служил, Иван Васильич гнев венчанный его потомство пощадил» - это как раз имеется в виду, видимо, этот самый Ратьша.

Д.Ю. Интересно!

Клим Жуков. Он дал вообще очень обильное и богатое потомство, там среди его потомков были и Лукиничи – это в 14 веке самая мощная новгородская боярская семья, и Борецкие, известные тоже с 14 века и дальше вплоть до 16-17 веков. Ну вот погиб как раз в Раковорской битве.

Сразу предупреждаю, что всё, что я сказал, делится на 2 части: во-первых, это источники, которые я вам зачитал – это объективные данные, второе – это мои версии, построенные на сличении источников и банальной логики, которую я попытался применить, чтобы потом в комментариях не писали, что Жуков и Пучков своими измышлениями людям мозги пудрят.

Д.Ю. Не все понимают, что наука выдвигает гипотезы, в рамках которых объясняются некие события. Потом в свете свежих вскрывшихся обстоятельств гипотеза может измениться.

Клим Жуков. Так точно.

Д.Ю. До детей никогда не доходит, они сразу начинают орать: «Всё врут, всё неправильно! Говорили вот так, а оказалось вот так!»

Клим Жуков. Вот эдак.

Д.Ю. Да, ну так раньше вся наука говорила, что есть там флогистоны какие-то, элементы и ещё чего-то там, потом оказалось, что их нет.

Клим Жуков. И эфира никакого нет.

Д.Ю. Да, а теперь другие гипотезы, которые объясняют то же самое. Круто, слушай!

Клим Жуков. Т.е. мы имеем налицо, что – боевую ничью, т.е. в целом русское войско осталось на поле боя, т.е. по терминологии Клаузевица это и есть победа, потому что немцы отступили, при этом ещё ко всему прочему датчане, судя по всему, епископские войска ещё и были разбиты, вынуждены были бежать с поля боя. При этом новгородцы были побиты, потеряли обоз, потеряли осадные машины, стратегических целей не добились, т.е. налицо по результатам некая боевая ничья. Но в итоге на поле боя остались именно русские знамёна, и собственно, сам бой, конечно же, безусловно, можно признать победой объединённых войск северо-запада и северо-востока русских княжеств.

Д.Ю. Изложенное очень сильно напоминает мне беседы с потерпевшим и преступником: когда к тебе сперва приходит потерпевший и начинает рассказывать, что с ним сделали, ты думаешь: «Мать честная! Там же всех расстрелять надо – какие гады и сволочи!» Следом отлавливаются негодяй, негодяй начинает рассказывать, с кем он имел дело и почему так поступил, и тут начинаешь жалеть: где же верёвка и почему ты этого гада отпустил – его удавить надо было на первом же допросе. А в общем и целом картина всегда выявляется, что вас обоих давить надо, в общем-то, чтобы вы не жили. Круто, круто! А оружие тогда какое было? Подводя, так сказать, итог…

Клим Жуков. Вообще это очень интересно, это очень интересная эпоха, потому что это вторая половина 13 века, когда Европа начала стремительный взлёт в своём вооружении, потому что, как мы говорили в прошлый раз о Ледовом побоище, примерно был паритет в вооружении, и более того, некие прогрессивные моменты были у русских воинов, которые европейские воины в глаза не видели или видели крайне редко, наподобие латных наручей, латных поножей. Так вот, во второй половине 13 века Европа пошла по пути утяжеления вооружений и широкого внедрения пластинчатых доспехов, а также применения составных двойных доспехов, т.е. когда сперва надевалась кольчуга, и сверху кольчуги напяливался пластинчатый доспех – это т.н. бригандина, не корабль, так называется похоже – это когда пластины укладывались не поверх несущей мягкой основы, как у русского чешуйчатого доспеха, когда вот как рыбья чешуя, а под ткань, как бронежилет.

Д.Ю. А в чём смысл?

Клим Жуков. Ну, смысл тут ровно один…

Д.Ю. Во-первых, это красиво?

Клим Жуков. Во-первых, это красиво, да, а во-вторых, если у нас пластина положена сверху несущей основы, то при сильном ударе или серии ударов эту пластину можно оторвать от основы, получится брешь, в которую можно будет ткнуть потом. А когда пластина зафиксирована изнутри ткани, получается, что при надевании на себя сверху её фиксирует ткань, а изнутри тело носителя, и вырвать пластину оттуда практически невозможно – для этого нужно иссечь несущую основу вообще вдребезги.

Д.Ю. Интересно!

Клим Жуков. Это такой доспех, который появляется приблизительно в середине 13 века и существует всё время, пока существует вообще защитное снаряжение развитое.

Д.Ю. Что-то я таких картинок даже не видел. Видимо, от бестолковости не туда смотрел.

Клим Жуков. Ну да, потому что на картинке, да и между прочим, не на картинке, когда вживую смотришь, если не знаешь, что это такое, ты что видишь – бархатную какую-нибудь или кожаную куртку с какими-то заклёпками, ну натурально, как у металлиста, и даже сразу не заподозришь вообще-то, что это очень надёжное защитное снаряжение, в общем, металлическое.

Д.Ю. А что предки снимали ли с трупов такое, начинали ли делать своё или не думали об этом?

Клим Жуков. Дело в том, что вооружать войско трофеями – это очень глупо, потому что военное снаряжение должно быть постоянно возобновляемым.

Д.Ю. Нет, ну хотя бы посмотреть, так сказать.

Клим Жуков. Ну, судя по находкам в Новгороде, их не то что снимали, их просто, видимо, покупали, потому что находят в Новгороде детали бригандинного доспеха, ну и не только в Новгороде, а вообще на всей Новгородской земле.

Д.Ю. А вот задам тебе такой вопрос: говорят, что ни в каких раскопках наших, в частности, у нас на северо-западе, никогда не находят наковален кузнечных, и якобы это говорит о том, что кузнецов-то нормальных у нас и не было, соответственно, ни железо не добывали, ни ковать не умели, а всё только покупали.

Клим Жуков. Дело в том, что с железом у нас в самом деле были колоссальные проблемы. Железо, конечно, добывали, естественно, это была болотная кричная руда, другое дело, что болотная кричная руда – это такой материал, из которого качественного доспеха, и тем более оружия, сделать практически невозможно. Т.е., конечно, возможно, но это требует чудовищных затрат. Если кому интересно, можете почитать о том, как изготавливается японская сабля – катана, или тати. Как раз они изготавливались из аналогичных…

Д.Ю. Т.е. там сначала куют, потом в болото суют, там болотная вода что-то выедает годами,. да?

Клим Жуков. Это чудовищно нетехнологичный, крайне долгий и очень дорогостоящий процесс, чтобы что-то сделать из кричной руды, это нужно умудриться. Поэтому железо старались завозить.

Д.Ю. А она точно сабля? Я вот тоже всем говорю, что катана – это сабля, а мне не верят, говорят: меч.

Клим Жуков. Ну, Д.Ю., у него одно лезвие и кривой клинок – что это? Это сабля. Более того, катана – это шашка вообще, потому что её носили, как шашку, лезвием вверх, а тати лезвием вниз, как саблю. Конечно, это сабля, какой это меч?

Д.Ю. Шашку лезвием вверх носили, да?

Клим Жуков. Да.

Д.Ю. Ничего себе! Что-то я серый какой-то, ты знаешь…

Клим Жуков. А мы тебе всё расскажем. Да, так вот, с железом были огромные проблемы. Собственно, у нас на Руси появилось своё железо, только когда мы освоили уральские месторождения, но это было уже сильно позже. В 13, в 14 веке у нас нет железа, в товарных количествах по крайней мере, пригодного для массового изготовления доспехов и оружия.

Д.Ю. Т.е. приходилось покупать, да?

Клим Жуков. Да, мечи у нас за редким исключением – привезённые из Германии, с Рейна, а редкое исключение – это мечи из Италии.

Д.Ю. А испанские не доходили? Город Толедо нам ничего не поставлял?

Клим Жуков. Один есть меч, который, возможно, имеет испанское происхождение, суда по форме эфеса. Но он может быть и итальянский, Бог его знает, т.е. один меч мы в таком заподозрить можем. Это, правда, уже 15-ый век, не 13-ый. В 13 веке очень много подписных мечей, с клеймами, они все рейнские, и уж в Новгороде-то точно. Т.е., видимо, у нас свои мечи тоже делали, но это был штучный товар.

Д.Ю. Не доходило, да? Их до нас не дошло?

Клим Жуков. Их просто было мало. Собственно, вот весь массив мечей, который мы имеем, археологических, от 9 века до 14-го – начала 15-го и там конца 15-го века, мы имеем 2 русских меча, один из которых точно русский, а второй возможно русский. Первый – это знаменитый меч 10 века из кургана Фощеватый, на котором написано русскими буквами «Людота коваль» - он точно русский. И есть ещё один меч…

Д.Ю. Коваль - это кузнец, я так понимаю, да?

Клим Жуков. Кузнец, так точно, от слова «ковать». И ещё есть один меч тоже 10 века, у которого есть вварное клеймо, викингского такого типа, но там написано «слав». Но некоторые исследователи говорят: а, собственно, почему «слав» - может быть, это «клаб»? Т.е. «с», «л», «а», «б», он очень сильно утраченный…

Д.Ю. Наверняка, это «Героям слава» , и это меч древних укров, я думаю.

Клим Жуков. Да, ну учитывая, что это всё как раз на территории Украины находится.

Д.Ю. СУГС, да.

Клим Жуков. Да. Вот два возможно русских меча, все остальные мечи – это привозные, у нас своего этого добра не было. Но доспехи при этом делали сами, потому что доспех имеет гораздо меньшую требовательность к материалу, т.е. его не нужно калить, элементарно. Меч нужно калить, доспех в то время ещё, в 13 веке, не калили, его начали калить, и то не у нас, а в Южной Германии и Северной Италии в 14 веке.

Д.Ю. А огнестрельное оружие тогда появилось уже, нет? Еще не было ничего, да?

Клим Жуков. Нет, до огнестрельного оружия ещё минимум 100 лет.

Д.Ю. Т.е. только рукопашная, да?

Клим Жуков. Только рукопашная, луки и арбалеты. При этом главное оружие всадника – это копьё, в прошлый раз не успели об этом поговорить, но тем не менее сказать надо: рыцарь и, собственно, русский дружинник, видимо, представлял из себя страшное оружие почему? Потому что он был вооружён триадой: копьё, рыцарское седло с высокой прямой лукой, стремена. Вот когда это всё…

Д.Ю. В комплексе.

Клим Жуков. …в комплексе, т.е. седло надевалось на лошадь, прочно пристёгивалось, в стремена вставал всадник и упирался, с одной стороны, стопами в стремена, а, с другой стороны, в луку и зажимал копьё под мышкой, он превращался с конём в единую атакующую систему. Т.е. он не рукой бил, как ножом, он вообще рукой не действовал.

Д.Ю. Просто крепко держал?

Клим Жуков. Просто нужно крепко держать и точно направлять.

Д.Ю. Поэтому копьё было вот такое, чтобы упиралось в руку, или что?

Клим Жуков. Копьё такое появилось сильно позже, это уже вторая половина 14-го – 15-ый век, в это время придумали ещё одну очень хитрую штуку, опять же в Европе, в силу наличия латного доспеха, т.е. с такой кирасой монолитной, которая превратила копьё вообще в нечто пугающее. Как мы знаем, если сходим в Эрмитаж, увидим на кирасах в справой стороны такие крюки откидные, называются фокр по-немецки, на него клалось копьё, и таким образом с руки полностью снималась нагрузка, потому что две точки опоры – с одной стороны крюк, с другой стороны подмышка, рука просто направляла копьё в нужную сторону. Т.е., во-первых, копьё стало возможно сделать длиннее и тяжелее, а потом хитрые немцы догадались сделать т.н. стопорную муфту, т.е. перед крюком на копье было очень мощное кованое кольцо с бортиком, и при ударе не нужно было вообще рукой держать копьё – эта муфта упиралась в крюк, и вот после этого вот вся инерция удара сообщалась острию. Что она делает при столкновении – это словами не описать! У нас вот был турнир в мае месяце в Москве, Турнир Святого Георгия т.н., где наши реконструкторы бились на таких копьях – я первый раз видел, чтобы от удара копьём лошадь садилась на жопу, извините.

Д.Ю. Т.е. это когда на скаку там друг друга бьют?

Клим Жуков. Ну да, на полном скаку две лошади и два всадника съезжаются, и когда точное попадание в щит, от удара в щит лошадь садится на пятую точку.

Д.Ю. Охренеть!

Клим Жуков. Притом, что копьё-то тупое, турнирное, никто же не хочет никого покалечить, естественно. Удары страшные, там 18-20-миллиметровые щиты пробивало просто навылет, тупым копьём.

Д.Ю. Обалдеть!

Клим Жуков. Вот так вот. Плюс в это время появляется т.н. 1,5-ручный меч, т.е. если раньше меч держался одной рукой строго и, как я сказал, весил крайне немного – в пределах 1200-1300 г, ну тяжёлые, там, редкие-редкие штучные образцы доходили до 1,5 кг в первой половине 13 века, то вот со второй половины 13 века как раз против утяжелившегося доспеха появляются новые средства-открывашки, в частности, 1,5-ручный меч, когда рукоять удлинилась так, что её стало возможно брать двумя руками, соответственно, удлинился клинок: 90 см – 1 м, т.е. вес увеличился заметно: 1,5 кг – 1,8 кг и т.д., но это уже оружие 14 века, но появляется оно, напомню, как раз в это время. Т.е. если всадник мог раньше драться мечом только одной рукой, то теперь он мог взять его в две руки и за счёт удлинённого рычага нанести гораздо более мощный удар.

Д.Ю. Двуручный меч для этого?

Клим Жуков. Двуручный меч от него происходит напрямую, но это его, так сказать, внук 1,5-ручного меча.

Д.Ю. Это, типа, против доспеха, да, чтобы …?

Клим Жуков. Да, вот этот как раз то самое, о чём ты говорил – вот его-то как раз можно было использовать, как лом, потому что если ударить таким мечом по кольчуге, не пробив кольчуги, можно сломать под ней, например, руку. В это же время как раз в Европе начинает появляться искусство фехтования, именно как искусство, оно кодифицируется, появляются первые учебники по фехтованию, как раз во второй половине – в конце 13 века. Но сразу отмечу, это сразу возникнет вопрос: а как на войне фехтовали? Вот докладываю: на войне никак не фехтовали вообще, тем более конный воин, закованный в доспехи – какое там фехтование? Ему нужно было 1-2 раза на полном скаку точно ударить, после чего лошадь обязательно вынесет тебя мимо противника. Т.е. там самая главная надежда была на надёжный доспех, щит, ну и естественно, на твоё личное внимание, чтоб ты уж совсем-то не подставлялся, как дурак. Ну и конечно, на искусство всадника, потому что конный воин, там 70% успеха – это искусство управления конём.

Д.Ю. Это надо обсудить отдельно, так я тебе скажу.

Клим Жуков. Да, это у нас же было запланировано, если я не ошибаюсь – рассказ о развитии вооружения.

Д.Ю. Разберём.

Клим Жуков. Разберём обязательно.

Д.Ю. Очень круто! Очень интересно, слушай, вообще! Как-то, ну, во-первых, сразу находишь родные мотивы: все друг друга ненавидят, все друг друга норовят «кинуть», душат, режут, вешают – идёт нормальная человеческая жизнь.

Клим Жуков. Помнишь, был мультфильм «Южный парк», посвящённый книге Джорджа Мартина «Игра Престолов»?

Д.Ю. Нет, не смотрел.

Клим Жуков. Нет? Так вот, ну такого персонажа, как Эрик Картман ты, наверняка, там помнишь?

Д.Ю. Конечно!

Клим Жуков. Вот Эрик Картман там организовал Сад Предательств, куда поочерёдно заманивал всех персонажей мультика и каждому говорил не то, что говорил другому – это вот у него называлось Сад Предательств. Вот Прибалтика второй половины 13 века – это был один сплошной Сад Предательств.

Д.Ю. Мощно! Что у нас следующее на очереди?

Клим Жуков. На очереди у нас Куликовская битва 1380 года, 8 сентября.

Д.Ю. Я, забегая вперёд, тебе скажу, что больше всего вопросов поступает относительно монголо-татар…

Клим Жуков. А вот там поговорим.

Д.Ю. …которые, как теперь всем детям доподлинно известно, на территорию Руси никогда не вторгались, ничего не делали, их вообще не было. Попробуй разоблачить.

Клим Жуков. Никогда не вторгались, ничего не было, вообще ничего не было. Вот об этом поговорить надо.

Д.Ю. И непрерывно всуе поминают двух легендарных личностей – академика Фоменко и его друга Носовского. Если вдруг ты что-нибудь знаешь, то вот татары и Фоменко всех страшно интересуют.

Клим Жуков. Знаю, татары и Фоменко – обязательно поговорим про татар…

Д.Ю. Сделай отметку в секретной чёрной книжечке.

Клим Жуков. Обязательно поговорим про татар в следующий раз, потому что с ними напрямую связана Куликовская битва, история конца 14 века, обращённая в этот раз не на Запад, а на Восток. А про академика Фоменко и прочих людей с альтернативно организованным мышлением нужно вообще говорить в отдельной серии передач, потому что…

Д.Ю. Мы с тобой сядем с белых халатах такие, со стетоскопами, в шапочках из фольги…

Клим Жуков. С большим стеклянным глазом.

Д.Ю. И желательно взять с собой хотя бы один анальный зонд, чтобы докопаться до истины.

Клим Жуков. Возьмём. Хотелось бы сказать ещё вот что, совсем напоследок: вот все эти наши прекрасные штудии я провожу на базе клуба «Меченосец» подросткового молодёжного центра «Диалог».

Д.Ю. Я надеюсь, у него есть сайт?

Клим Жуков. Да, я пришлю ссылку в обязательном порядке.

Д.Ю. Под роликом будет.

Клим Жуков. Так вот, у нас там ведётся серьёзнейшая физическая подготовка юношества: учим фехтовать мечами, щитами. Синяки гарантированы, поэтому приводите детей, серьёзных травм не будет, а хорошую физическую подготовку обещаю и твёрдое знание истории. Детей от 1 класса до 30 лет, поэтому приходите, мы вас научим истории…

Д.Ю. Родину любить!

Клим Жуков. Родину любить, да. На самом деле, кроме всяких шуток, юношей и девушек, мальчиков и девочек до 30 лет включительно – всех жду, приходите. Мальчикам вообще это очень полезно – синяки получать, а девочкам тренировки помягче, с одной стороны, с другой стороны, прекрасный фитнес, какой вы не получите ни в одном спортивном клубе. А что важно – занятия-то у нас бесплатные.

Д.Ю. Ничего себе!

Клим Жуков. Совсем бесплатные.

Д.Ю. А кто ж тебя спонсирует-то?

Клим Жуков. Так муниципалитет.

Д.Ю. Ловко!

Клим Жуков. Да.

Д.Ю. Надо же, оказывается, родная страна о таком даже заботится. Давай,. про это тоже давай поговорим отдельно.

Клим Жуков. Согласен, но тем не менее, я пригласил – надеюсь, вы услышали.

Д.Ю. Да, а на сегодня всё. До новых встреч.

 

Оригинал находится здесь - https://oper.ru/video/view.php?t=1241

Комментарии

аватар: Кэп

ошибка в регионе...

Лоцману:

ты поставил регион Нижегородская область, 

когда хотя бы нужно поставить Новгородская область или Эстония...

аватар: Лоцман

А я как Паганель, такими

А я как Паганель, такими мелочами не затрудняюсь)))

Подправил

Отправить комментарий

Фотографии на сайте размещены в качестве научного, информационного, учебного и культурного материала без цели извлечения прибыли.

Контактная информация:

Капитан команды Кочующих (он же главный по сайту):
Хафизов Ахат - Hafizow@yandex.ru

Администрирование и продвижение сайта в интернете:

Лоцман команды Кочующих
Бортяков Андрей - abortyakov@yandex.ru