Воронцовские пещеры

Воронцовские пещеры

Воронцо́вская систе́ма пеще́р — система пещер, расположенная на Воронцовском хребте в Хостинском районе города Сочи Краснодарского края в России.

Воронцовская система объединяет считавшиеся раньше самостоятельными Воронцовскую пещеры, Лабиринтовую, Кабаний провал и Долгую, соединенные между собой сифонами.
Воронцовская система пещер является самой протяжённой карстовой полостью в Краснодарском крае и занимает 6-е место в классификации длиннейших пещер России.

Длина системы пещер составляет 11720 м, а перепады высот — 240 м.

                                                             Воронцовские пещеры
Воронцовские пещеры

Система пещер имеет 14 входов, располагающихся в бортах долины рек Восточная Хоста, Кудепсты и Псахо на высоте 419—720 м над уровнем моря. Внутри имеется большое число ответвлений, тупиков, залов и гротов. В пещерах широко развиты водные механические (галька, полуокатанная щебенка, песок, глина), а в некоторых залах пещер — и натечные отложения (сталактиты, сталагмиты, колонны и гуры). 

Пещерная система выработана в известняках верхнего мела, имеющего мощность 45 м. Очень четко прослеживается связь ходов с разломами северо-западного и северо-восточного направлений.
В пещерах обнаружены стоянки древнего человека, а также найдены кости пещерного медведя. В ближней части пещеры известны многочисленные археологические находки позднего палеолита, позднего неолита и энеолита.

                           вход в Кабаний провал              Воронцовские пещерыВоронцовские пещеры

Воронцовская пещера, где находится, как доехать
Воронцо́вская пеще́ра — пещера, расположенная на Воронцовском хребте в верховьях реки Кудепсты в Адлерском районе города Сочи Краснодарского края в России. Пещера входит в состав Воронцовской системы пещер.
Воронцовская пещера заложена в верхнемеловых слоистых известняках, но на ряде участков врезана в подстилающие некарстующиеся отложения. Имеет более десяти входов, располагающихся в бортах долины реки Кудепсты на высоте 419—720 м над уровнем моря.

В зонах наиболее интенсивной трещиноватости развиты камеры обвального типа. Это залы Тишины, Медвежий, Овальный, грот Прометей и другие. Стены и потолки этих залов разбиты трещинами, по которым и происходит отрыв блоков породы, а пол завален упавшими глыбами. В обширном зале Подземной реки имеются глыбы известняка объёмом до 50 м³. Обвальные залы сменяются залами, задрапированными натёчными образованиями: сталактитами, сталагмитами и колоннами. Длина сталактитов может достигать нескольких метров.

                                                              Воронцовские пещерыВоронцовские пещеры
Один из самых красивых залов пещеры — Эстрадный (или Люстровый). Его ширина 8—9 м, длина — около 20 м. В нём находятся причудливой формы сталагмиты, сталактиты и другие натёчные карстовые образования.
Грот Прометей — самый длинный зал Воронцовской пещеры, достигает длины более 120 м.
В пещере обнаружены стоянки древнего человека, а в районе Медвежьего и тупиках Очажного зала найдены кости пещерного медведя. В ближней части пещеры известны многочисленные археологические находки позднего палеолита, позднего неолита и энеолита.
Название пещеры происходит от одноимённого близлежащего населенного пункта — села Воронцовка.

Экскурсионный объект
Официальное экскурсионное освоение начато с 2000 года ООО «Воронцовские пещеры». В настоящее время по пещере проложен экскурсионный маршрут.                            Воронцовские пещерыВоронцовские пещеры

Пещера Лабиринтовая
В пещере распространены узкие высокие галереи высотой до 15 м., в которых, как правило, имеется водоток. К ним относятся Главная галерея, ход Глинистый, большая часть Октябрьского района, образованные по зонам разломов северо-восточного и северо-западного простирания и хорошо размытых водой. Вода из Лабиринтовой пещеры выходит в воклюзе р. Хосты. В северной части пещеры пластово-обвальные залы.

Пещера Кабаний провал
Пещера состоит из входной 40-метровой шахты и горизонтальной части с ручьём,втекающим через сифон в пещеру Лабиринтовую. Входное отверстие шахты расположено в Предпещерном логу и представляет воронку диаметром 1м. Глубина шахты 43 м. 
Горизонтальная часть пещеры, открытая в 1971 г., включает в себя Основной ход, Большой тупик (в 2001 г. соединен с п.Кабаний провал, назван "Ход сочинских спасателей")и несколько крупных обвальных залов и тупиковых ответвлений, начинающихся залами-колодцами и примыкающих к Основному ходу. На участках,где основной ход идёт по Предпещерным и Пещерным логам,наблюдаются глыбовые завалы. В пещере встречаются многометровые конические сталагмиты,сталагнаты,на стенах--"лунное молоко". Названа так из-за найденного на дне скелета кабана. 
Пещера «Кабаний провал» входит в Воронцовскую систему пещер, состоит из входной 40-метровой шахты и горизонтальной части с ручьём притекающем из пещеры Долгая и втекающим через сифон в пещеру Лабиринтовая. Через этот сифон можно пронырнуть в пещеру Лабиринтовая. Входное отверстие шахты расположено в Предпещерном логу и представляет воронку диаметром 1 м. Глубина шахты 43 м. Горизонтальная часть пещеры (2325м), открытая в 1971 г., включает в себя Основной ход, Большой тупик и несколько крупных обвальных залов и тупиковых ответвлений, начинающихся залами-колодцами и примыкающих к Основному ходу. На участках, где Основной ход идёт под Предпещерным и Пещерным логам, наблюдаются глыбовые завалы. В пещере встречаются многометровые конические сталагмиты, сталагнаты, на стенах «лунное молоко» .
Место рядом с входом в Кабанью пещеру интересно тем, что можно наблюдать сразу два потока текущих в разные реки.                                                           Воронцовские пещерыВоронцовские пещеры

Пещера Долгая
Пещера-понор Долгая (длина 1476,глубина 90 м.) является верхней частью системы, представляет вытянутую,на северо-запад наклонную,довольно узкую галерею,подземный водоток которой образует несколько полусифонов. Она сообщается непроходимыми щелями с одним из притоков вскрытой пещеры Кабанья.

 

История исследования
Нижняя часть пещер известна местным жителям с конца XIX в.

В 1946—1948 гг пещеру исследовал А. А. Ломаев, в 1956—1961 гг — Адлерская станция Лаборатории гидрогеологических проблем АН СССР (ныне АКЛ, руководитель Н. И. Соколов). Было доказано наличие связи между Воронцовской и Очажной пещерами (Ю. К. Каминский, В. Л. Соловьев, Л. М. Кузьменко и другие). Открыт проход в дальнюю часть Воронцовской пещеры (Л. М. Кузьменко), преодолен сифон Лабиринтовой пещеры (московские спелеологи, руководитель В. В. Илюхин).
В 1968—1975 гг район Воронцовской пещеры длительно исследовали спелеологи Ленинградского горного института (руководитель В. Б. Кимбер, М. А. Котцов, Д. Н. Куклки, Ю. С. Ляхницкий, Д. Э. Репин, В. Л. Федоров и другие).
В 1981 году исследован новый участок в районе «Грота Очажный» (Ю. С. Ляхницкий, В. А. Исаев). Пещера рекомендуется для экскурсионного освоения.
В результате исследований 1999—2002 гг была уточнена схема циркуляции воздушных потоков, на основе чего дана количественная оценка образования конденсационной воды.

Экскурсионный объект
Официальное экскурсионное освоение начато с 2000 года ООО «Воронцовские пещеры». В настоящее время по пещере проложен экскурсионный маршрут.

 

                                           самый большой грот -  грот Прометей                                    Воронцовские пещеры

Сифоны в пещерах Воронцовского спелеорайона
Опубликовано: 
Вестник спелеоклуба МГУ, №3-4(19-20), 1998, с.5-7; Свет, №2(19), 1998, с.17-19.
В первую очередь, нужно сказать о сифонах, которые давно известны и даже описаны в литературе. "Пещера Лабиринтовая... состоит из системы ходов, образующих разветвленный лабиринт. Недалеко от входа имеется небольшой сифон" . Речь идет о небольшом очке (пролезают далеко не все и без снаряжения), которое при высоком уровне воды затапливается и становится непроходимым (даже с аппаратом). Почему все называют это сифоном? Видимо, потому, что для того, чтобы добраться до этого очка, нужно ползти сначала по луже в гидре. На схеме это место обозначено цифрой 12.                             Воронцовские пещерыВоронцовские пещеры

Сифон между Лабиринтовой и Воронцовской (13) имеет гораздо большее отношение к спелеоподводным делам. Это периодический сифон. В паводок, 1-2 метра сифона проныриваются "на задержке" по ходовому концу, в межень -10 метров полусифона.
На топосьемке пещеры Кабаний Провал обозначены 2 возможных сифона. На сегодняшний день один из них стал действительно сифоном - С1 (6; -1,5) (16). За С1 небольшой (4х3 м) затопленный зал и никакого продолжения - ни под водой, ни по суше. В Кабаньем есть еще один необследованный сифон (17). В отличии от С1, вода в С2 (?) "уходит из пещеры". Найти этот ход непросто из-за того, что на топосьемке он изображен очень схематично, а на деле, то место, откуда он начинается, представляет собой очень сложную систему ходов и щелей со множеством различных водотоков.

В пещере Долгая, вода из которой появляется в Кабанем Повале недалеко от этого же места, есть конечный сифон, но он представляет только спортивный интерес, так как: "...пещера Долгая открывается в виде непроходимого притока в пещере Кабанья" [2].
Цифрой 18 на схеме обозначен участок пещеры, который по данным топосьемки заканчивается сифоном. На самом деле, это непроходимая щель, в которую уходит водоток. В паводок часть хода может подтапливаться и выглядеть как сифон.

"... На западе подземные воды, формирующиеся в пещерном водосборе, уходят в недоступные для человека щели Разгрузочного района и затем поступают в воклюз Восточной Хосты... " [1]. Речь идет о районе обозначенном на схеме цифрами 7 и 8. "Недоступные для человека щели" - это сифоны. По результатам экспедиции в январе - феврале 98-го года: С3(8; -2,5) (А.Шумейко), С4 (27; -4,2)* (А.Шумейко, М.Дзагания), С5 ((5; -1,6) + (10; -1,6)*) (А.Шумейко). Большая и высокая галерея (Главная галерея -10) заканчивается "тупиком", глиной по колено и сифонным озером 4х2 метра (глубина 1-1,5 м). Прямо по ходу воды небольшое (0,7 х 0,5 м) отверстие между сводом и глиной, но затем расширение до 2м, высота подводного хода 2,5 , длина 8 м. Это С3. Всплытие - в узком (0,8м) и высоком (5-6 м) ходе с гладкими отвесными стенами. Глубина под ногами 2-3 метра, встать можно только в распоре в ответвлении меандра. Ходовик привязать абсолютно не за что. В дальней части хода следующий сифон С4. Длина - 27, максимальная глубина - 4,2 метра. В среднем, этот ход шириной 1-2 и высотой до 1,5 метров с понижениями до 0,5 - 0,7 метра. В конце - небольшой зальчик (3х2х1м), в котором нужно (и вполне реально) искать продолжение между глинистым полом и сводом по всему периметру. Видимость нулевая, температура 10 С, что, кстати, распространяется на все остальные сифоны Воронцовской системы. Если не закреплять ходовой конец после С3, то при возвращении из следующего сифона, он уходит в широкую нижнюю часть хода и тогда, С3 и С4 приходится походить как один сифон - без всплытия, при общей длине 40 метров.

Воронцовские пещеры

Подводное продолжение Главной галереи не доходит в плане 10 - 20 метров до Юбилейного района (9), который еще не обследовался на предмет наличия сифона. С юга к Юбилейному подходит широкий наклонный ход, начинающийся в Верхнем ходе (19). После притока воды, с расходом сравнимым с водой в Главной галерее, он превращается в низкий заглиненный и обводненный ход, продолжающийся узким сифоном - С5 (7). Сифон представляет из себя ход-трубу (0,6 х 0,8 м) со множеством поворотов. Видимость и течение отсутствуют. В плане дальнейшего продолжения, это место гораздо менее перспективно (узковато и много поворотов) по сравнению с северным сифоном (С3 + С4) Разгрузочного района. Южный (С5) сифон находится на 10 метров ниже, чем северный и пока не ясно (нужно искать продолжение в С4 ) - есть ли связь между ними и Юбилейным районом (о высоте расположения в системе этого района нет информации).
Зато связь между Разгрузочным районом Воронцовской системы и пещерами - источниками на Восточной Хосте доказана опытами с окрашиванием воды. Подземная Хоста - сухая часть 300 м, подводная С (140; -48)* (П.Миненков), Ущельная (Пионерская) -740 м длины и заканчивается (начинается) сифоном, воклюз Котел - С (6; -2)* до непроходимого зала - в этих пещерах-источниках разгружается значительная часть пещер Воронцовского спелеорайона. В плане между Воронцовкой и Подземной Хостой чуть более 1 км и разница по высоте 150 метров. Может быть они соединяются вполне проходимой пещерой? По крайней мере, сейчас есть только два реальных входа в нее: сифон в Подземной Хосте и С4 в Воронцовской системе.Воронцовские пещеры
ИССЛЕДОВАНИЯ ВОРОНЦОВСКИХ ПЕЩЕР
Деятельность секции спелеологии Ленинградского горного института (1966-1994 годы)
Опубликовано:  Карст и пещеры Кавказа. Сочи, Сочинское отделение РГО, 2003, с.119-145.
Этот карстологический сборник был найден, и в нем обнаружили статью Сергея Семеновича Прокофьева о Воронцовской пещере. Там было сказано, что пещера полностью не исследована, имеет девять этажей и на последнем этаже есть подземное озеро. Попутно выяснилось, что и с Адлерской карстовой станцией (полное название «Адлерская комплексная инженерно-геологическая и гидрогеологическая лаборатория Производственного и научно-исследовательского института инженерных изысканий в строительстве», сокращенно АКЛ ПНИИИС) у кафедры гидрогеологии неплохая связь, что позволило руководителю секции Федорову быстро договориться о предоставлении места для ночевки и получении необходимой информации. Более того, информацию согласился предоставить сам Прокофьев, оказавшийся работником этой станции.

 И вот 27 января 1968 года секция прибыла в Адлер. Получив от Прокофьева необходимую информацию и карту отснятой части пещер Воронцовской, Лабиринтовой и Долгой, группа отправилась к пещерам. В тот год зима была на удивление снежной, автобусы ходили только до Красновольска, и секции пришлось несколько часов по колено в снегу добираться до «кордона», как называли полуразваленный домик, где располагался когда-то карстовый стационар станции. Сегодня его назвали бы «станцией мониторинга». Поскольку здание стационара было срублено из каштана, то местные жители потихоньку растаскивали его, и к моменту прибытия секции полы остались только в одной комнатке, а от печки сохранилось только основание. Однако это все-таки позволило развести костер, обсушиться и приготовить еду, а утро окупило все неудобства. Яркое солнце освещало горы, температура подскочила до десяти градусов тепла, что для членов секции было тогда сплошной экзотикой. Немедленно на поиски пещеры отправилась группа, которая часа через четыре явилась с сообщением, что входы в пещеру не обнаружены: очевидно, их завалило снегом. В бой была брошена вторая «группа захвата». Но и она вернулась с тем же результатом. Настроение упало довольно низко, но решили поискать еще, и если что, то откопать входы. Дело в том, что снег завалил тропу от кордона до пещеры, и не было видно куда идти. На следующий день на поиск отправилась еще одна группа и часа через три примчалась с сообщением, что входы найдены. Просто все группы лезли прямо вверх, а эта свернула в сторону и вышла прямо к цели. Впоследствии немало веселья доставляло воспоминание о намерении откапывать Воронцовскую пещеру. Как бы то ни было, пещера была найдена, и началась работа. На этот выезд не было запланировано никаких особых исследований, необходимо было просто ознакомиться с пещерой.

График работы установили трехсменный: группа восемь часов работает, восемь отдыхает и восемь спит. Так что под землей всегда находилась одна или две группы. Однако такой график оказался слишком напряженным, и от него отказались. Все время прошло в беготне по подземным ходам, так как каждому хотелось побывать во всех уголках пещеры. На последний выход был запланирован штурм небольшой вертикали в районе Медвежьих залов. Решено было добраться до потолка и посмотреть, нет ли там второго этажа. Эта идея, кстати, до сих пор не реализована. На штурм отправились четыре бравых спелеолога - автор этого доклада, Станислав Пягай, Валерий Богданов и Владимир Ловягин. Сам штурм много времени не занял, так как вертикаль оказалась всего в пять метров, и затем шел еще несколько метров узкий наклонный лаз, быстро выклинившийся в непроходимую трещину. Часа через три группа спустилась, собрала снаряжение и уселась под вертикалью отдохнуть. Пягаю места для сиденья не досталось и он, балансируя на глиняном откосе, сделал пару шагов назад. Глаза его стали круглыми и он, ткнув пальцем куда-то вбок, сказал: «Ход». Все кинулись к нему и действительно увидели округлое отверстие неизвестного хода. Подпрыгивая от возбуждения, пробежали по обнаруженной галерее и увидели разветвляющиеся во все стороны ходы. По крайней мере, так тогда (08.02.1968) показалось. Было ясно, что открыт новый район. На карте его не было, не было и следов на глине. Но контрольный срок поджимал, и надо было возвращаться. Это был последний выход и проверить, что было открыто, в тот раз не смогли. Но после того, как возбуждение улеглось, пришли к очевидному выводу, что удалось найти соединение двух пещер - Воронцовской и Лабиринтовой. Это же предположил и Прокофьев, с которым поговорили после приезда в Адлер. Наши описания весьма напомнили ему Главный ход Лабиринтовой. Потом уже долго ломали голову, как этот ход не смогли заметить Прокофьев и московские спелеологи, которые специально его искали, так как Лабиринтовая и Воронцовская слишком близко подходят друг к другу. Найти проход из Воронцовки действительно трудно, его просто не видно, так как он подходит под острым углом к Медвежьему залу и со стороны в слабом свете светильника видна только однообразная стена. Естественная маскировка этого участка была такова, что ни первая группа, обнаружившая вертикаль, ни штурмовая группа, не замечали этого хода, возясь от него в двух метрах. А вот как не смогли заметить выход Глинистого хода в Главный - непонятно. Достаточно поднять голову, чтобы увидеть отверстие три на два метра метрах в трех над головой.

Открытие было отмечено ужином в кафе с возлиянием сухого вина. Если бы не это событие (открытие, а не возлияние), то секция, видимо, тихо скончалась бы из-за отсутствия цели и невозможности ездить в более отдаленные пещеры. А, может быть, перешла бы работать на Алек. Но теперь все ждали следующего выезда в Воронцовку. Он был запланирован на конец августа - начало сентября - время каникул у студентов-геологов. Три человека - Валерий Богданов, Валентина Червякова и Нина Соболевская приехали раньше на неделю и съездили в Лазаревский район; но пещеры там оказались маленькими и внимания не привлекли. Позднее к этой группе присоединился Юрий Ляхницкий, в то время новичок, и они походили по Воронцовскому хребту, обнаружив пещеры Долгую, Геологическую, Никиты и Сибирскую, которую до этого нашли и прошли новосибирские спелеологи. Кроме того, они познакомились с местным охотником, который показал им вход в пещеру на хребте Восточный Ахцу (междуречье Псахо - Мзымты), но из-за отсутствия снаряжения ее прохождение было отложено. К концу августа в районе Воронцовских пещер собрались более десяти человек. Обнаружилось, что сифон в Лабиринтовой открыт и можно пройти в пещеру.                                          Воронцовские пещерыВоронцовские пещеры

Решено было попытаться совершить сквозное прохождение, и группа из пяти или шести человек, точный состав которой автор не помнит, но в которую точно входили он, Богданов, Федоров, Червякова, Соболевская, Ляхницкий, прошла из Лабиринтовой в Воронцовскую пещеру, а на следующий день другая группа под руководством Богданова прошла «обратным ходом» из Воронцовки в Лабиринтовую.

Далее занялись рутинными делами - топосъемка соединения, осмотр Лабиринтовой и т.п. С этим выездом связан еще один эпизод: в это же время на хребте Алек проходили всесоюзные сборы спелеологов и на них в качестве научного консультанта присутствовал В.Н. Дублянский. В начале сентября он с несколькими спутниками прибыл на Воронцовку, чтобы ознакомиться с пещерой, и встретил работающую группу спелеологов секции Горного института. Так произошло знакомство с этим, уже тогда известным, исследователем пещер. Осматривая поверхность, он заметил поток холодного воздуха, идущий из входа Лабиринтовой и предположил, что выше по гипсометрическому уровню находятся большие карстовые пустоты. Однако Кабаний провал представлял тогда шахту в 60 метров глубиной, и о ней никто даже и не вспомнил. Его прогноз отнесли к пещере Долгой, которая, по мнению многих, соединялась с Воронцовской.

Ноябрьский выезд 1968 года решено было сделать «научным». Следует подчеркнуть, что на «научные исследования» претендовали студенты второго-третьего курсов с соответствующими знаниями и опытом студента среднего уровня, прогуливающего примерно 50% лекций. Поэтому от претензий до их реального исполнения была дистанция огромного размера. Однако, тогда это ясно не было, и многие члены секции испытывали наивное заблуждение, что стоит войти под своды пещеры, как проблемы, которые надо решать, станут ясными.

Было запланировано измерение температуры воздуха и воды, определение химического состава воды, замеры движения воздуха и замеры расхода воды. Кроме того, достали небольшое количество флюоресцеина и решили подкрасить воду в Воронцовке. Правда, эти работы уже проводились Прокофьевым и было известно, что вода из Воронцовки выходит в Верхне-Хостинском воклюзе.
С собой из Ленинграда везли два ртутных термометра, психрометр, чашечный анемометр и полевую химлабораторию для анализа воды. Объем работ был такой, что опасались, что не сможем сделать все, что наметили.
Однако, как говорится, жизнь внесла свои коррективы. Прежде всего, оказалось, что температура воды и воздуха практически одинакова по всей пещере. Психрометр, определяющий влажность воздуха, вообще отказался работать, поскольку «мокрый» термометр не желал сохнуть во влажном воздухе пещеры. К тому же, термометры находились в картонных футлярах и были разбиты к третьему выходу. Больше термометров на кафедре гидрогеологии нам не давали. Окрашивание воды также не дало особых результатов, поскольку, проведенное непрофессионально, не способствовало получению сведений, где именно и в каком количестве появилась краска Попытки геологического описания также не удались, так как большая часть ходов была покрыта глиной и что-либо измерить не представлялось возможным. Вообщем, итоги «научных исследований» всех разочаровали. Правда, кроме этих работ секция доделала топосъемку соединения Воронцовской и Лабиринтовой пещер, провела штурм Геологической и Сибирской. Наконец-то осмотрели Долгую, которая показалась намного красивее остальных пещер района. Так что скучать в экспедиции не пришлось.

После этого выезда многим, в том числе и автору доклада, стало ясно, что нельзя «гнуть дерево не по себе», а надо пытаться делать то, что умеешь. Это было ясно многим, но не Баржицкому, который был более склонен к шумовым эффектам, чем к реальной работе. На разборе результатов экспедиции он обрушился на «экскурсионистов», которые якобы «завалили» работу и не дали «истинным исследователям» выполнить свою задачу. Попытки что-то объяснить результата не дали; Сева закусил удила. Он требовал выгнать из секции всех «спортсменов» - и тогда секция, освобожденная от балласта, двинется к высотам науки на всех парах. Жаркие споры велись не всегда на парламентском уровне, но большинство членов секции пришло к мнению, что необходимо уравновесить требования Баржицкого и те выводы, которые были сделаны в экспедиции. Попытки такого уравновешивания привели к тому, что автор предложил вынести на решение общего собрания секции две концепции дальнейшей работы: его и Баржицкого. Баржицкий предложил сосредоточиться на Воронцовской системе полностью и запретить всякие выходы в соседние пещеры под угрозой исключения из секции. Воронцовка, дескать, настолько исключительное явление, что в ней имеется все, что в других пещерах встречается лишь частично, поэтому посещать другие пещеры - это попытка вместо исследований просто бегать по пещерам. По мнению автора этого доклада, необходимо было проводить исследования всего района и всех пещер на его территории. Кроме того, он предлагал заниматься тем, чему научились и не хвататься за то, что делать не умели. Какой толк раз за разом брать анализы воды, если они одинаковы по всей пещере и результаты неизвестно куда приткнуть?

И здесь Сева Баржицкий допустил грубую оплошность. На заседании бюро он ляпнул: «Я секцию создал, и она будет делать то, что скажу я!» Это моментально разъярило всех, и исход голосования был решен. Была принята - как основная линия концепция автора. Баржицкий демонстративно ушел из секции, угрожающе пообещав: «А теперь попробуйте работать без меня». Дело в том, что он действительно, занимался выбиванием денег и оформлением бумаг для выезда в экспедиции и полагал, что кроме него, никто этого не осилит. Благодаря своему импульсивному характеру, он любое дело превращал в такую нервотрепку, что к моменту выезда у всех членов бюро начиналась нервная истерия. Поэтому к зимнему выезду 1969 года секция подходила с некоторой опаской. Новым председателем был избран Владимир Ловягин. Это был самый «пожилой» член секции, не считая Федорова - ему было 26 лет, и он уже три года отработал геологом перед институтом. Поэтому оформление бумаг было дело ему знакомое. К немалому удивлению всей секции, и, особенно бюро, оформление бумаг заняло втрое меньше времени и прошло без всякой нервотрепки. Стало ясно, что всегдашняя суета была лишь следствием особенностей Севиного характера.

На зимнем выезде 1969 года в основном занимались лазанием по тупикам Воронцовской-Лабиринтовой, которые оказались намного длиннее, чем на карте Прокофьева, и их топографической съемкой. Группе Соболевская, Сагдинов, Скрупшкеле, Сыроежко удалось прокопать замытый глиной ход и проникнуть в новый район, названный «Ленинградским». Длина района оказалась более 700 метров и его съемка заняла не один выезд. Сам автор доклада, В.Б. Кимбер, как начальник школы начальной подготовки, занимался с новичками.

С выезда вернулись с ощущением нормально выполненной работы. Уже после выезда узнали, что Сева предпринимал усилия, чтобы сорвать этот выезд: ходил в деканат и на кафедру гидрогеологии, требуя, чтобы они запретили выезд, так как секция занимается не тем, чем надо. Однако поддержки со стороны работников кафедры, гораздо лучше студентов понимавших всю сложность настоящей научной работы, Баржицкий не получил; а популярности в секции это ему не добавило.
Следует сделать одно отступление. Из доклада создается впечатление, что члены секции только тем и занимались, что ругались между собой. На самом деле секция жила своей обычной жизнью: проходили тренировки; теоретические занятия, на которых наиболее опытные члены секции могли сказать уже кое-что осмысленное; по выходным ездили в Саблинские катакомбы. Просто каждый раз упоминать об одном и том же смысла нет. Поэтому автор доклада рассказывает о событиях, выдававшихся над общим уровнем.

На майские праздники 1969 года решено было выехать и «пощупать» пещеру, которую показал охотник. Выехало семь человек, в числе которых был и автор. Пещера оказалась восемнадцатиметровым колодцем, названия которому не дали, и через два дня группа перешла на Воронцовку. После посещения Долгой автор решил спуститься в лагерь не тропой, а Предпещерным логом и прямиком вышел на Кабаний провал, который секция безуспешно искала два выезда. Узнав о находке, остальные члены секции ринулись на штурм, оставив автора готовить обед.

В штурмовой группе были Владимир Ловягин, Валерий Богданов, Анатолий Астахов, Любовь Перовская и Вера Емелина. Колодец Кабаньего провала оказался 40, а не 60 метров, и в обе стороны от него шли два коротких тупика - каждый метров по 70. В конце одного из них Перовская заметила, что вода уходит куда-то под стенку. Не поленившись лечь на живот, она увидела узкую горизонтальную щель, в которую можно было протиснуться. Естественно, протиснулись и обнаружили лабиринт ходов. Так был открыт Кабаний провал в его полном объеме.

 Летом 1969 года группа из семи человек прибыла в конце августа на Воронцовку. Цель была - обследование и топосъемка новых районов. На этом выезде троим членам секции - Валерию Богданову, Нине Соболевской и Эрне Скрупшкеле удалось пройти через открытый сифон из Кабаньего в Лабиринтовую. Система удлинилась более чем на полтора километра.
Кроме этого, тройка в составе: Кимбер, Богданов, Астахов поднялась на хребет Ахцу, спустилась по Сухой балке в Хосту и по сухому руслу Хосты вышла к воклюзу, вернувшись оттуда на Воронцовку. При этом она умудрилась пройти мимо всех пещер, которые там расположены, и обнаружила только пещеру Северную, которую не обнаружить уж никак невозможно. Но район был оценен как перспективный для поиска пещер.

Осенний выезд 1969 и зимний выезд 1970 года были посвящены, кроме обычных работ, съемке и детальному обследованию Кабаньего провала, поиску на хребте Западный Ахцу, где была обнаружена шахта Горная, и работам по исследованию отложений подземных потоков в Воронцовской пещере. Здесь были заложены несколько расчисток и шурфов. Сколько всего их было сделано, автор не помнит, но он участвовал в работах по закладке пяти расчисток и шурфов и их документации. Расчистки были заложены в следующих местах: крутая часть зала Эстрадного, ход под колодцем Кузьменко, подъем к Египетскому залу из Главного хода. В ходе Верхнем и в ходе Жилина, напротив входа в Ленинградский район были заложены два шурфа. Глубина их достигала 4,5 м, но до дна так и не докопались - работа была остановлена из-за боязни обвала. Выработки были задокументированы, и материалы хранились в секции. Сегодняшнее их местонахождение автору неизвестно. Однако он помнит, что материал отложений представляет собой переслаивание глины и мелкого песка темного цвета, и лишь отложения Эстрадного зала были представлены переслаиваниями известняковой плохо окатанной щебенки, песка, глины и известнякового туфа. Очевидно, эти отложения приносились водными потоками, имевшими малую мощность и скорость. Работа эта была действительно ценной, по силам секции и очень жаль, что она была заброшена.

Конец семидесятого года, то есть начало очередного учебного года начался с «идеологических» споров. К этому времени автор доклада уже покинул институт и не мог присутствовать на каждом выезде. В этот же год из секции уходил первый набор спелеологов и некоторое время в секции царило «безвластие». Вернее, власть была, но она была представлена студентами младших курсов - это была «волна» таких спелеологов как Куклин Дмитрий, Пантелеев Леонид, Котоусов Владимир, Казырид Лариса и другие, перечислить которых просто нет возможности. Получилось так, что студенты старших курсов оказались в подчинении у младших, и благодаря своему авторитету могли советовать, что и как делать. В этот период на авансцену секционной жизни вышел со знакомым уже лозунгом «истинной науки» пятикурсник Юра Ляхницкий. Снова пошла в ход версия «полного исследования Воронцовской системы, ее уникальности и универсальности, и необходимости сворачивания бесцельной беготни по другим пещерам.

                                                                     схема пещеры                                         Воронцовские пещеры

Как раз в этот период в отпуск в Ленинград приехал автор доклада. Споры о том, что надо делать и чего не надо, вспыхнули с новой силой, поскольку столкнулись два авторитета, каждый из которых утверждал противоположное. В результате на общее решение снова были вынесены две концепции работы - Кимбера В.Б. и Ляхницкого Ю.С.
Ляхницкий предлагал сосредоточить усилия только на Воронцовской системе и проводить всесторонние исследования, список которых им был представлен. Автор доклада указывал на то, что практически все запланированное в масштабах секции просто невыполнимо из-за отсутствия ресурсов, и предлагал выполнять комплекс работ, которые могли бы быть по плечу студентам: полуинструментальную съемку поверхности, выполнение геологической и других съемок на топооснове, поиск, прохождение и топосъемку всех найденных при поверхностных работах пещер и сведение всех данных в общий отчет, который должен храниться в секции. При необходимости эти данные могли предоставляться тем, кто желает более подробно исследовать частные вопросы. Для начала Кимбер предложил выделить группу для детального обследования Алексеевской балки (она же балка Кузьменко). Предложение было принято. Впрочем, Ляхницкому вовсе не запретили заниматься исследованиями Воронцовки, а решили выделить группу членов секции ему в помощь.

Таким образом, на зимний выезд 1971 года, кроме школы новичков и работ по топосъемке в Воронцовке, четыре человека во главе с автором пошли в Алексеевскую балку - это склон Воронцовского хребта, спускающийся к речке Хосте. Было обследовано русло ручья в балке и склоны. Обнаружили четыре небольших пещеры, осмотрели пещеры Пионерскую и Подземную Хосту. Работа была закончена немного раньше, чем планировалось, и оставалось еще три свободных дня. Решили попытаться пройти верхний каньон реки Псахо, в том месте, где она прорезает хребет Ахцу. Однако пройти его не удалось из-за большой воды, и группа в составе: Валентин Кимбер, Дмитрий Куклин, Лариса Казырид и Зина Кольцова, решила возвращаться. По пути вышли на карстовое поле на восточном окончании хребта Ахцу и на подъеме, в сторонке, автор приметил округлое отверстие в снегу - характерную примету теплого воздуха, поднимающегося из щели. При осмотре обнаружилось небольшое отверстие, перекрытое упавшим стволом дерева, из которого шел сильный ток теплого воздуха.
На следующий день группа из пяти человек появилась у отверстия снова, но уже с 60 метрами лестниц и веревок. После того, как расчистили отверстие, оказавшееся намного больше, чем казалось, и оттащили упавший ствол, вниз ушел Пантелеев. Через некоторое время он сообщил, что колодец имеет не более пятнадцати метров, но из него есть выход в другой колодец. Еще через несколько минут сообщили (вниз ушел и Куклин), что второй колодец глубиной около десяти метров и дальше идет узкий лаз, по которому полез Куклин. Наверху разочарованно махнули рукой, поскольку это было типичное окончание небольшого колодца и большего не ожидали. Однако через полчаса снизу раздался истошный крик: «Давайте все снаряжение, внизу огромный колодец!» Впоследствии «огромный колодец» оказался тридцатипятиметровым отвесом, но вверху он действительно имел диаметр около восьми метров - внизу, правда, не более двух. От его дна дальше вела узкая вертикальная щель, выводившая в следующий небольшой колодец, но на него уже не хватило снаряжения. Впоследствии Куклин рассказывал, что пока он лез по щели, у него погас светильник и он, доползши до более или менее свободного места, сел и стал на ощупь его ремонтировать. Отремонтировав свет, он посветил вокруг и обнаружил, что сидит на краю огромной «дыры», свесив в нее ноги. Ощущение было не из приятных, и он весьма быстро оказался снова в уютной тесноте щели. Название пещере дали по обстоятельствам ее обнаружения - «Нежданная». Теперь возможность сворачивания работ на Ахцу и сосредоточивания их на Воронцовке даже не обсуждалась.

Следующая попытка штурма была предпринята через две недели: на Воронцовку прибыл отряд «старичков» - дипломников, у которых каникулы начиналась на месяц позже, чем у остальных. Но за прошедшее время наступила оттепель, и в шахту шел такой поток воды, что о штурме дальше первых двух колодцев не могло быть и речи. В августе 1971 года отряд из шести членов СС ЛГИ и председателя адлерской спелеосекции Леонида Плоткина, сгибаясь под тяжестью тросовых лестниц, веревок и прочего спелеоснаряжения, появился на хребте Ахцу.
На этот раз удалось спуститься до 140 метров. Далее шел очередной колодец, но уже не было снаряжения. На этом выезде члены секции впервые столкнулись с переохлаждением, так как пошли под земли, надев под гидрокостюмы только простые тренировочные костюмы, и постоянно тряслись от холода, стоило только постоять минут двадцать без движения. Таким образом, необходимость использования утеплителей под гидрокостюм стала яснее ясного.

Насчет снаряжения следует сделать небольшое отступление. В свое время молодое поколение объявлялось «носителем всего нового» в противовес старым заскорузлым ортодоксам. Автор доклада, длительное время наблюдавший за деятельностью секции, придерживается мнения, что способность принимать новое не зависит от возраста. По крайней мере, среди молодых спелеологов, консерватизм развит не менее, чем среди старых. То, что они заучили при начальной подготовке, менять они не хотят. В 1970 году автору пришлось убеждать секцию применять гидрокостюмы. Никто не хотел «таскать лишнюю тяжесть». Только походив в нескольких, склеенных самим автором гидрокостюмах, стали охотно их применять. А новое поколение новичков, воспитанное уже на гидрокостюмах, не могло взять в толк, как это можно идти на штурм без них. То же самое произошло со спусковыми устройствами - рогатками. «Старики», привыкшие спускаться дюльфером, отказывались применять рогатки. С трудом прививались перекусы под землей. Дело в том, что Воронцовская пещера не требует для прохождения особого снаряжения. Достаточно иметь одежду, которую не жалко испачкать, и налобный светильник. Шахта Нежданная поставила все на свои места: потребовались хорошие гидрокостюмы, утеплители («изотермики» в терминологии спелеологов) под них, качественные спусковые устройства, веревки, подземные перекусы и прочее. А «за бугром» уже маячили самохваты разных конструкций, полиэтиленовая пленка, пенополиуретановые коврики и тому подобные прибамбасы. Вообщем, новое всегда пробивалось в секции с некоторыми затруднениями.

Штурм Нежданной продолжался на осеннем выезде 1971 года, во время летней и осенней экспедиций 1972 года. Последняя экспедиция была проведена совместно с Ленинградской городской секцией и достигла дна. Глубина Нежданной оказалась 420 метров, при этом вертикальная часть - 320 метров. Самый большой колодец имел глубину 140 метров. Шахта несколько отличается от остальных вертикальных полостей Сочинского спелеологического района: наклонной у нее является только нижняя часть, вертикальная часть представляет один колодец и только до 90 метров колодцы соединяются короткими, в несколько метров, узкими щелями. Такой тип вертикальной полости характерен для Крыма. Впоследствии оказалось, что все вертикальные пещеры массива Ахцу относятся именно к такому типу.

Параллельно со штурмом Нежданной, на который уходили только самые опытные члены секции, шла работа на Воронцовских пещерах. В мае 1972 года группа спелеологов секции во главе с Михаилом Котцовым прошла по верховьям Хосты со стороны Алека, обошла каньон, не спускаясь в него; и вышла на Ахцу со стороны Сухой балки. Было обнаружено несколько мелких пещер - две в районе Алека и три на хребте Ахцу. Впоследствии колодцы на Ахцу были отсняты и включены в отчет В.Б. Кимбером.

Воронцовские пещеры

Со штурмом Нежданной связан полукомический эпизод, происшедший летом 1972 года. Перетаскивая снаряжение к шахте, автор доклада, т.е. Валентин Кимбер, решил спрямить угол и провалился ногой в отверстие колодца. Ему повезло, что отверстие было небольшое и улететь в него он не смог. Колодец находился на совершенно неподходящем участке: крутой склон, никаких других карстовых форм рядом. Ожидать там чего-либо «пещерного» было просто невозможно. Колодец оказался глубиной в 40 метров и получил название шахта «Юрская».
К концу учебного 1971-1972 года стало ясно, что необходимо переснимать Воронцовскую систему. До этого времени секция действовала путем простого сложения, то есть, к уже готовой карте Прокофьева механически присоединялись вновь отснятые районы. Но это создавало проблемы: приходилось разворачивать хода, чтобы они совпадали с тем местом, которое было на старой карте; часто участки «наезжали» друг на друга и было непонятно, то ли наврали со съемкой, то ли старая карта неверна. Например, один из тупиков Лабиринтовой перекрыл ход Кабаньего провала, и потребовалась повторная уточненная съемка, чтобы установить истину. К этому времени длина всей системы составляла 10640 метров.

За пересъемку Воронцовской системы взялся Миша Котцов. Работа велась в течении 1972-1974 годов. Вся пещерная система была переснята в масштабе 1:1500. Длина всех ходов составила 11720 метров вместе с Долгой (1476 метров). Именно эта съемка и вошла в справочники и каталоги пещер Советского Союза.
Следует добавить, что позже, в 1981 году группа из сочинских, минских и ленинградских спелеологов численностью не более пяти человек (точное их число автор не знает, но ленинградских спелеологов представлял один Ляхницкий Ю.С.) прошла открывшийся сифон в одном из тупиков Очажного зала и открыла новый район. Наскоро замеренная его длина составила 350 метров, и теперь Ю. Ляхницкий длину Воронцовской системы пещер, включая не соединенную прямым прохождением Долгую, дает как 12170 метров. Следует заметить, что проход в этот район очень труден и в любой момент может быть перекрыт водой, поэтому второй раз этот участок посетить никому не удалось.

Летом 1973 года поисковая группа во главе с Русланом Бадей обнаружила шахту, названную ими «Федоровская». Ее штурм был проведен осенью 1973 года. Впоследствии шахта не раз штурмовалась секцией и после нескольких пересъемок ее глубина составила 196 метров. В этом же году автор предложил начать планомерное обследование и изучение карстовых районов, на которых работала секция, так как метод «наскоков» себя изжил, и такой район оставался «висеть» на секции, поскольку всегда есть вероятность, что осмотрели не все. Начать автор предложил с западного окончания хребта Ахцу, где нашли Федоровскую. Предложение было принято, и автор возглавил эту работу. За 1973-1975 годы была составлена глазомерная топосъемка поверхности; проведено детальное обследование и обнаружены практически все возможные карстовые пещеры; проведена их топосъемка; проведена также геологическая съемка; отслежены тектонические нарушения и сделана попытка геоморфологического описания поверхности. Все собранные данные были сведены в один отчет. Получился он, правда, не таким, каким его хотел видеть автор - отсутствовало много наглядного материала, в том числе фотографий, но на безрыбье, как говорится, и рак рыба. Следует заметить, что секция вовсе не была переключена на эти работы. На каждом выезде отряд составлял 4-6 человек и только один раз - 13. Остальные члены секции работали на Воронцовке.

Автор не помнит точной даты, но примерно в этот же период Виктор Матусевич предпринял попытку провести геофизические исследования. Конкретно, была проведена электроразведка над пещерой Долгой. Поводом послужило несколько статей в сборнике «Пещеры», где метод электроразведки рекомендовался как очень перспективный для поиска скрытых пещер. Как всегда, реальность оказалась несколько прозаичней победных реляций. Особенности этого метода практически не позволяют применять его в горной местности. Не говоря уж о том, что аппаратура весит более 42 кг, этот метод не позволяет уверенно сказать, что он отследил - пещеру, расположенный рядом обрыв или тектонический разлом, также оказавшийся рядом. Поэтому в дальнейшем попытки геофизических исследований были оставлены. Проблема также заключалась и в оборудовании, которое приходилось выпрашивать на кафедре. А давалось оно с огромным нежеланием, так как (и не без обоснования) руководство кафедры полагало, что вернется оно к нему в виде груды металлолома. Кстати, этот чертов прибор так таки и разбили, уронив на склоне при переноске.
Упомяну еще об одном методе, который получил название «лозоходства». Не попытаться его применить секция не могла - слишком он прост, не требует материальных затрат, а уж о рекламе, созданной ему, и говорить не приходится. У многих членов секции лоза вращалась в руках, в том числе и у автора доклада. Опыты, проведенные над уже известными пещерами, дали весьма положительные результаты - хода отбивались точно. Однако, когда перешли к простому исхаживанию района, выяснилось, что определить, почему крутится лоза, невозможно. То есть, сказать с уверенностью, что вот тут под землей идет пещерный ход, а здесь по щели течет вода, а здесь просто лесорубы забыли кусок металлического троса, который завалило землей, невозможно. Автор, интересовавшийся этим вопросом и беседовавший с несколькими лозоходцами, пришел к выводу, что никто из них в реальной ситуации не обладает способностью определить, над чем крутится лоза. Так что и этот метод не получил распространения в секции.

Итак, после окончания работ на западной части Ахцу, автор перешел к работам на том участке, который расположен в междуречье Псахо-Мзымта. Это гораздо больший по площади участок, но со значительно меньшим количеством пещер. Собственно там одна глубокая шахта Поисковая (-205 м), которая была найдена Адлерской секцией спелеологии зимой 1973 года и пройдена в том же году. Кроме нее, на хребте находится колодец глубиной чуть более 18 метров, о котором говорилось выше, и еще три мелких колодца от 3 до 14 метров. Впоследствии были обнаружены еще две карстовые формы: карстовая арка и небольшой колодец возле поселка Кепша. Работы велись в течении 1976-1978 годов, и в 1979 году автор доклада сдал отчет в секцию.

Параллельно с этими работами, Виктор Малков взялся провести работы на Воронцовском хребте по такой же методике. Его отчет также был сдан в секцию. О судьбе этих отчетов автору сегодня ничего не известно.
В это же время секция стала больше внимания уделять квалификационной подготовке. Для оформления экспедиций в пещеры, сложность которых все увеличивалась, необходимо было иметь соответствующую квалификацию, то есть пройти спелеолагеря первого, второго года и инструкторские сборы. Проблема состояла в том, что все эти мероприятия проводились летом, в то время, когда члены секции Горного института работали на летней практике. Отсутствие необходимой официальной квалификации грозило серьезными проблемами при оформлении экспедиций. К этому времени институт уже давно перестал оплачивать секционные экспедиции, но приходилось оформлять разрешение на пропуск нескольких дней учебного года. А его давали только при наличии оформленной маршрутной книжки, которую выдавал Ленинградский городской клуб туристов. Вообще, конец семидесятых и начало восьмидесятых годов в спелеологии отмечены расцветом бюрократии.

В связи с этими условиями несколько членов секции - Куклин, Пантелеев, Котоусов - прошли весь этот цикл и получили право руководить экспедициями невысокой сложности. Большего секции и не было надо. Постепенно контроль официальных органов ослаб, и секция получила возможность просто выезжать, ни у кого не спрашивая разрешения.
 В 1972 году летом Кимбер В.Б. и председатель Адлерской секции Плоткин Л.А. осмотрели входы в пещеры К-3 (Печальная) и К-1 (Красноярская). Эти пещеры были обнаружены летом 1968 года Московской секцией спелеологии, но адлерцы, работая некоторое время на хребте Дзыхра, где находятся эти пещеры, нашли продолжение К-3 и обнаружили еще несколько небольших полостей неподалеку. В 1974 году в августе отряд из четырех человек из секции Горного института три дня провел на Дзыхре для оценки ее перспектив. Перспективы были признаны достаточно большими. С 1977 года секция начала регулярные экспедиции на Дзыхру. Площадь известняков этого района больше, чем площадь Ахцу и Воронцовского, вместе взятых, поэтому казалось, что количество и величина пещер здесь будут соответствующими.

 Надо сказать, что до сих пор не существует критериев количества и величины пещер в карстовом массиве. Поэтому спелеологи, как правило, оценивают перспективность района по внешним карстовым формам - количеству и величине воронок, карров и т.п. Однако, опыт показывает, что между поверхностными и подземными карстовыми формами связь более сложна, чем кажется на первый взгляд, и прямого соответствия не существует.
К этому времени секцию покинула «вторая волна» спелеологов и на смену ей пришла третья - Недорезов Сергей, Белоусов Александр, Билан Иван, Афанасова Татьяна, Босяйский Анатолий. Естественно, людей было больше, автор перечисляет только наиболее активных членов, и то не всех. Не оставляли полностью секцию и некоторые «старики». Не считая автора, в экспедиции регулярно выезжал Виктор Матусевич и Дмитрий Туголесов. Впоследствии Туголесов провел точную топосъемку пещеры К-3, которая, благодаря исследованию секции Горного института, стала системой ходов чуть-чуть не дотянувшей до двух километров. На Дзыхре секция работала более десяти лет, практически до последних своих дней, однако полностью завершить работу так и не смогла.

Поиск пещер позволил найти не менее трех десятков мелких колодцев и гротов длиной или глубиной до 40 метров. Автор лично знает о 26 таких мелких полостях, но их находили и другие группы, не всегда фиксировавшие находку.
К этому времени так называемые «научные» работы в секции стали затухать. Члены секции охотно помогали выполнять исследования, но самостоятельно практически не работали. Поэтому не приходилось говорить об одновременном выходе двух или трех групп, поскольку работа тех групп, которые непосредственно не контролировались автором, практически всегда шла насмарку. Исследовательская работа требует аккуратности в мелочах, терпения и внимательности. А эти качества для молодого студента, которого переполняют адреналин и эмоции, вещь совершенно нереальная. В этот период уже начала сказываться разница в возрасте между а втором доклада и остальными членами секции. То, что было интересно автору, вызывало скуку у молодых спелеологов. Они жаждали приключений и огромных пещер. Исхаживать метр за метром территорию, осматривая мелкие колодцы, да еще все это фиксировать в пикетажном журнале - и делать это выезд за выездом, а потом сидеть в библиотеке, копаться в литературе и мучительно соображать, что из всего собранного в результате вытекает, было выше их сил. Кимберу, автору доклада, осилить весь объем работы одному было просто невозможно.

К этому времени секция стала не только совершать экспедиции в «свои» пещеры, но время от времени замахивалась и на Алек. Как правило, осенняя экспедиция посвящалась чисто спортивным целям - штурму какой-нибудь пещеры или даже нескольких, если позволяло время.

В восьмидесятые годы были пройдены алекские пещеры Географическая, Школьная, Медвежья, Заблудших, причем последняя трижды. Дважды штурмовали Нежданную и раза три Федоровскую. А вот Поисковая почему-то популярностью не пользовалась. После двух раз в начале семидесятых, совершать экспедиции в нее перестали. Естественно, что на штурмы каждый раз шли новые спелеологи, ибо в секции каждый год кто-то заканчивал институт, и на его место приходили следующие ребята, желавшие попробовать себя на «настоящих» пещерах.

__________________________________________________________________

ИСТОЧНИКИ ИНФОРМАЦИИ И ФОТО:
Команда Кочующие
 Литвинская С. А., Лозовой С. П. Памятники природы Краснодарского края. Краснодар: Периодика Кубани, 2005. — 352 с.: ил.
 Ю. С.Ляхницкий, А. И.Коротков, В. Л.Федоров. Результаты комплексных исследований спелеологов Санкт-Петербургского горного института Воронцовского карстового участка в 1999—2002 годах / Карст и пещеры Кавказа. Сочи: Кавказ, 2003. с. 66-70.
В. Н. Дублянский, В. В. Илюхин. Крупнейшие карстовые пещеры и шахты СССР. М. : Наука, 1982. — 137 с. : ил.
В. Н. Дублянский, В.И.Клименко, Б.А.Вахрушев, В. В. Илюхин. Карст и подземные воды горных массивов Западного Кавказа. Л. : Наука, 1985. — 150 с.
http://www.rgo-speleo.ru/caves/voronts/voron_p.gif
В.Н.Дублянский, А.Б.Климчук, В.Э.Кисилев и др. Крупные карстовые полости СССР. III. Спелеологические провинции Большого и Малого Кавказа. Киев, 1987. Деп. в ВИНИТИ ЦИОНТ, №1112-В87.
Сайт Википедия.
В.И.Клименко, В.Д. Резван, В.Н.Дублянский. Инженерно-геологическое районирование территории развития горного известнякового карста для обоснования защитных мероприятий. Сочи, 1991.
Карст и пещеры Кавказа. Сочи, Сочинское отделение РГО, 2003, с.119-145.
http://www.skitalets.ru/

Комментарии

аватар: Кэп

Воронцовские пещеры

Побывал в Воронцовских пещерах в далеком 1998 году - очень понравилось, 

добраться можно достаточно просто из Сочи или Адлера, 

да и из других прибрежных городов туда водят экскурсии.

Есть простой и прогулочный маршрут - там ходят обычные матрасники.

Если взять нормальные фонарики, каску и одежду - то можно полазить уже по более сложным местам.

Пещера интересная и красивая!

Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.

Фотографии на сайте размещены в качестве научного, информационного, учебного и культурного материала без цели извлечения прибыли.

Контактная информация:

Капитан команды Кочующих (он же главный по сайту):
Хафизов Ахат - Hafizow@yandex.ru

Продвижение сайта в интернете:

Лоцман команды Кочующих
Бортяков Андрей - abortyakov@yandex.ru