Сплав по рекам Лена и Синяя – Ленские и Синские Столбы (Якутия)

 Команда Кочующие - река Лена, Синяя

 

Сплав по реке Лене

Маршрут на байдарках и катамаранах проходит по огромным просторам реки мимо красивейших Ленских скал. За время путешествия туристы ознакомятся с главными достопримечательностями национального парка «Ленские столбы», посетят песчаные дюны (тукуланы) и самую древнюю в Якутии стоянку первобытного человека.

В районе расположения национального парка по берегам Лены, а также ее притоков — рек Буотамы и Синей, распространены многочисленные останцы разрешения коренных пород, образующие «колоннады», «башни», «арки», «соборы» и другие причудливые фигуры.

 

                                                (верховья Лены - Байкало-Ленский заповедник) 

 

Лена — одна из десяти величайших рек земли, по своей протяженности (4400 км) среди рек России она занимает третье место. В среднем течении ширина русла достигает 15 км, в низовьях — 20-25 км. Лена впадает в Северный Ледовитый океан (море Лаптевых), поэтому семь месяцев в году она скована ледяным панцирем толщиной более метра, половодье наступает во второй половине мая.

 

                                                            (верховья  реки  Лена)  

 

На Лене нет ни плотин, ни гидроэлектростанций, ни запруд, и красавица река протекает по естественному руслу, как и миллионы лет назад. Удивительные пейзажи, Ленские щеки, Ленские столбы, богатый растительный и животный мир, своеобразная культура древнего народа все это способно поразить воображение самого искушенного путешественника. Круизы по Лене притягательны разнообразием форм отдыха: комфортное проживание на борту теплохода, прогулки по тайге, рыбалка, восхождение в вершинам знаменитых Ленинских столбов. Навигационный период туристического сезона на реке Лене длится с 1 июня по 25 сентября.

 

                                                (верховья  реки  Лена)  

 

 

 

Что посмотреть или остановки по пути

Ленские щеки расположены в Иркутской области, но, не смотря на это, входят во многие круизные программы, стартующие из Якутска. Долина Лены на отрезке от устья реки Ичеры до устья реки Витим глубоко врезается в скальные породы — на протяжении нескольких километров, возвышаются по берегам крутые склоны. Ниже с. Частинского начинается перекат, получивший название «Чертова дорожка», за которым русло реки делает несколько крутых поворотов. Три огромные оранжево-красные скалы, круто обрывающиеся в реку, сжимают русло в узкое — местами до 700 м — извилистое ущелье. Это знаменитые Ленские щеки.

 

 

 

Первая щека расположена на правом берегу, это скала длиной около 1 км в форме подковы. Вторая расположена под прямым углом к ней на противоположном пологом берегу. Между первой и третьей щеками на правом берегу находится падь Пономарева, по которой можно подняться на вершину третьей щеки. К тихую погоду здешние скалы балуют своих гостей уникальным природным явлением — многократным эхом.

 

 

В 6 км от щек, в 3 км от ниже устья реки Карпачихи на левом берегу высится внушительная скала — Пьяный Бык. Этот участок один из самых опасных на Лене: русло тут резко снижается (до 200 м) и делает повороты почти под прямым углом. Название скалы объясняется тем, что она похожа на быка, пьющего воду.

 

Стоянка остров Липаевский расположена в устье реки Витим — одного из крупнейших притоков Лены.

 

 

За островом Малый, или Казановский, открывается поселок Пеледуй, основанный в 17 в. Название свое он получил от левобережного притока Лены, образующего при впадении глубоководную бухту. Пеледуй — поселок речников. Здесь размещена крупнейшая на Лене ремонтно-эксплуатационная база с плавучим доком. Ниже живописного острова Романова Лена попадает в ущелье. На левом берегу, на скале высится своеобразный монумент «Мать-Якутия» — фигура женщины, держащей в приподнятой руке зеркальный шар, напоминающий алмаз. От Пеледуя до Ленска 187 км. На этом участке пути по берегам расположены небольшие поселки лесорубов Крестовский, Песковская, Хамра, Терешкино. Ленск.

 

 

Ленск — административный центр Ленского улуса, расположен на Приленском плато, на левом берегу Лены, в 840 км к западу от Якутска. Население города около 27,5 тыс. человек. Сегодня Ленск — крупный порт по приемке и транспортировке грузов для алмазодобывающей промышленности. «Ленский экватор».

 

Ниже острова Глухого на правом берегу высится скала Алянч, а на левом, в урочище Долгий хребет, видна скала Каланча, за которой возвышается утес Хоп-Чай (Хопычья). Чуть ниже скалы Колокол в Лену впадает речка Ура (Урх). Это место считается условной серединой реки Лены, речники даже называют его «Ленским экватором». На этом участке река очень трудна для судоходства. В 10 км от устья реки Ура можно увидеть великолепный 30-ти метровый водопад.

 

 

Нерюктяй, остров Кыллах. Ниже по течению, напротив острова Маячного расположено большое село Нерюктяй, жизнь его обитателей связана не только рекой, они занимаются овощеводством и разводят крупный рогатый скот. Сходящие на берег туристы могут познакомиться с бытом местного населения. Очень примечательное место на Лене — остров Кыллах. Здесь в свое время была учреждена Ленская сплавная ярмарка. Каждый год на острове собирались со всей округи охотники, крестьяне, купцы и шел торг. В 19 веке в селении на острове была построена деревянная церковь во имя Николая Чудотворца. Каждую весну паводковые воды затапливают остров Кыллах.

 

Город Олекминск — административный центр Олекминского улуса, расположен на юге Приленского плато, в 651 км к юго-западу от Якутска. К достопримечательностям города относятся: Спасский собор (1860 г.), часовня Александра Невского (1891 г.). В 30-50 км от Олекминска можно увидеть древние наскальные писаницы.

 

 

После Олекминска русло Лены становится почти прямым, равномерно широким (3-4 км), лишь иногда широко разливаясь (до 12 км), при этом река довольно глубоко врезана в Приленское плато. Далее река преодолевает Хатынг-Тумул. Грунт на перекате скальный, и это затрудняет проход судов, особенно по малой воде. На берегу против переката — село с тем же названием. Еще дальше по течению, с левой стороны в Лену впадает река Синяя — места многих путешественников. Восхитительный памятник природы — Синские столбы, красотой и величественностью не уступающие Ленским. Уступы скал напоминают собой циклопическую лестницу, мрачной громадой возвышающуюся над зеленью долины. Устье реки обычно маловодно, а выше по течению преграждается многочисленными порогами, поэтому попасть в верховья можно только вертолетом или по Вилюйскому тракту. По высокой воде до столбов можно добраться и от Лены. В устье реки Синей археологами были обнаружены и исследованы стоянки древнего человека. Люди жили здесь на протяжении многих веков — от неолита до эпохи раннего железа. На скалах сохранились древние рисунки.

 

 

 

Ленские столбы (как и Синские) — это геологические образования, представляющие собой отвесные, обрывистые скалы, сложенные так называемыми кембрийскими известняками. Время, ветер и вода, жара и мороз придали красновато-коричневым скалам, тянущимся вдоль реки почти на 80 км, причудливые и загадочные формы: башни, колонны и столбы. Ленские столбы относятся к территории национального природного парка, носящего то же название. Некоторые скалы Ленских столбов являются памятниками археологии, на них можно увидеть писаницы и древние жертвенники. Особый интерес для туристов представляют пещеры, расположенные в скалистых берегах Лены: некоторые из них уходят вглубь настоящими лабиринтами, на потолках подземных залов можно видеть сталактиты. Есть пещеры со следами пребывания древнего человека — на стенах сохранились архаичные рисунки.

 

                                                       (Ленские  столбы)         

 

 

 

 

 

Стоянка Диринг-Юрях. Ниже Ленских столбов в Лену впадает речка Диринг-Юрях, что в переводе с якутского означает «голубой ручей». Местность здесь особенно живописна благодаря глубокому ущелью, которое промыл Диринг-Юрях в скалистых и рыхлых породах. На протяжении многих лет в этой местности археологи проводят раскопки и организовывают для туристов экскурсии. В 1982 году здесь были обнаружены многочисленные останки материальной культуры древнейших людей, в том числе каменные чопперы. Ученые относят эти находки к периоду нижнего (раннего) палеолита. Недалеко от места раскопок обнаружена пещера, служившая жилищем в более позднее время, в эпоху неолита.

 

Город Покровск — административный центр Хангаласского улуса, расположен на левом берегу Лены, в 80 км от Якутска. Перед Покровском русло реки расширяется, течение замедляется. Многочисленные острова непостоянны в своем расположении и размерах: они возникают, увеличиваются, затем размываются и исчезают, чтобы возникнуть на другом месте. Навигационная ситуации осложняется еще и тем, что здесь расположен перекат Рассолод. После его прохождения открывается вид на высокий Табагинский мыс. Из достопримечательностей можно отметить: Никольскую церковь в селе Кердем и памятник Г. Орджоникидзе (он отбывал здесь ссылку в 1916—1917 гг.). В городе есть очень интересный краеведческий музей им. Г. В. Ксенофонтова.

 

Окрестности Якутска. «Якутский разбой» — так называют участок реки между Табагинским и Кангаласским мысами. Здесь особенно быстро происходит развитие русловых процессов, размываются берега и косы. Скорость размыва берегов составляет 10-15 м в год. За Кангаласским мысом на правом берегу открывается так называемая Песчаная гора. Это удивительное творение природы представляет собой обнажение, образовавшееся в результате подмывания рекой высоко песчаной террасы, сложенной мерзлыми песками.

 

Якутск — самый крупный населенный пункт на р. Лене. Якутский острог играл огромную роль — через него прошло присоединение к России Заполярья, Чукотки, Камчатки, Охотского побережья, Курильских островов и Аляски. В Якутске в разное время проживали политические ссыльные: участники восстания С.Разина, стрельцы, высланные сюда Петром I, раскольники, декабристы. В городе расположено несколько музеев, в том числе Якутский музей истории и культуры народов Севера, музей музыки и фольклора народов Республики Саха (Якутия), музей мамонта Академии наук Республики Саха (Якутия).

 

Поселок Жиганск — административный центр Жиганского улуса, расположен на левом берегу Лены в 764 км от Якутска. Это первый населенный пункт после пересечения Северного полярного круга. Из достопримечательностей поселка следует отметить исторический музей.

 

Ниже по долине Лены древесная растительность исчезает, сменяется тундровыми мхами и лишайниками. Интересно посмотреть на утесы в низовьях Лены, в урочище Таба-Бастах (якут. «голова оленя»). Нагроможденные друг на друга обломки горных пород образуют своеобразные сливающиеся каменные реки — курумы. Наверху монолитные стены расчленяются, поражая воображение разнообразием фантастических рельефов.

 

 

Остров Столб — огромная, похожая скорее не на столб, а на курган, скала высотой 104 м, охраняющая вход в океан. Величественный Столб представляет собой останец скальных пород, река отторгла его от хребта Туора-Сис. На вершине острова издревле существовало святилище — сожженная из камней горка с шестом по середине. На шест в качестве жертвоприношения навязывали тряпочки и тесемки, а у подножья клали монеты. Жертвенник жив и поныне, каждый путешественник, попавший суда, оставляет что-нибудь, чтобы вернуться.

 

Поселок городского типа Тикси — административный центр Булунского улуса, расположен на побережье моря Лаптевых в 1702 км от Якутска. Тикси — морские ворота Якутии. Фактически Тикси состоит из двух обособленных городков, соединенных трассой длиной 6 км: Тикси-1 — гражданский городок и Тикси-3 — военный. В Тикси очень интересный музей изобразительного искусства и культуры Арктики. Он совмещен с краеведческим музеем. В экспозициях рассказывается об истории освоения Арктики, первых северных экспедициях, постройке Тикси, а также о природе края, нравах и обычаях местного населения.

 

 

                                               (река  Лена в верховьях)              

 

 

 

Река Синяя

Добраться до Синей довольно непросто, сначала автотранспортом, а затем на вездеходе. Сплав на рафтах и байдарках начинается у парка «Ленские столбы». Природа реки очень живописна, а животный мир богат и разнообразен. В реке ловится хариус, ленок, щука, окунь, елец. По берегам встречаются лось, дикий северный олень, медведь, косуля и другие обитатели якутского леса.

 

Сплав заканчивается на реке Лене в поселке Синск. Лучший период для сплава — июль-август.

 

 

СИНЯЯ, река в Якутии, левый приток Лены в среднем течении. 597 км., пл. басс. 30,9 тыс. кв. км.. Проложила свое русло на поверхности Приленского плато с северо-запада на юго-восток. Имеет более тысячи притоков. Название от древнеэвенкийского «Шыня», что означает «рыбная».

Известна уникальными памятниками природы – каменными столбами «Синскими». Заповедник. Протяженность туристического маршрута около 160 км., категория сложности – вторая.

   

ОТЧЕТ ПО РЕКЕ СИНЯЯ

 Как известно, путь к началу сплава по реке Синяя в основном лежит через сплав-прохождение реки Матта (приток Синей), мелкую, труднопроходимую из-за бесконечных завалов, местами пересыхающую. И для более-менее благополучного ее прохождения, туристам надо подгадать уровень воды и потратить на ее прохождение три дня. Кто-то написал в городском форуме, что стоит преодолеть Матту, чтобы повидать Синюю. Сейчас же идти по Матте было вовсе невозможно, задачей стало миновать ее. Поэтому от Бердигестяха на этом же такси еще около 40 минут ехали до Мытаахского наслега. Там мы и другие, уже ожидавшие нас группы, разместились по 10-15 человек с туристическим бутором и провизией на два трактора с прицепами-  «Беларусь» и «ДТ»(гусеничный) и тронулись в путь по густому лиственничному лесу к р. Синяя. Нас предупредили, что путь около 65 км. может занять 8-12 часов, в зависимости от состояния так называемой «дороги». Тайга к нам благоволила, и мы доехали за 8 часов.

 

    Первые дни сплава шли по расписанию: 8 часов – подъем, в 10 часов – сплав.
Т.к. мы высадились на Синей на несколько километров выше от начала обычного турмаршрута (места впадения Матты), мы видели Синские Щеки – большие песчаные холмы.
     Посетили первую на пути Андреевскую писаницу - наскальные рисунки, датированные II – I  тысячелетиями до н.э.: фигурки, птицы, какие-то черточки, напоминающие следы ладони, выполненные разной по цвету охрой. Смотришь и не знаешь, верить или нет, что прикасаешься к рукотворению тысячелетней древности.

 

    Шли мы на четырех двухместных лодках: трех резиновых «Уфимках» и одной ПВХ «Фрегат» с высокими бортами. Еще две маленькие лодки были грузовыми. По достоинству оценили скороходность и маневренность «Фрегата», кроме того, за неделю нам ни разу не пришлось подкачивать эту лодку или приспускать при высокой температуре воздуха. Ежедневно преодолевали по 25-30 км. (у нас был GPS), плыли со средней скоростью 4 км./ч. Катамараны других групп, где по два-четыре гребца, конечно, идут быстрее, и все они ушли далеко вперед. Скорость течения -  2 км./ч. Река неспеша и бережно несла наши лодки, и даже самый ленивый турист мог бы сплавиться по маршруту дней за десять, беззаботно разлегшись в лодке, любуясь красотами реки, взбадриваясь только на перекатах и останавливаясь только на ночлег. Всего преодолели 25-30 порогов и перекатов, не сложных, но все же требующих к себе уважения. Здесь зафиксировали максимальную скорость – 18 км/ч. На одном из перекатов одна из лодок накренилась и мы потеряли подставку для костра, радио, еще что-то, и чуть не потеряли половину провизии. Спасая ее, намочили фотоаппарат, который, к счастью, позже был реанимирован. На другом перекате сломали весло об затаившийся под водой огромный камень. Потом утопили спиннинг. Еще позже об торчащее с берега дерево вырвали на лодке крепление для бортовой веревки (т.к. в ответственный момент гребущему очень захотелось успеть сфотографировать красивый пейзаж). Был перекат, где волны достигали высоты метра. Как позже узнали, следующая впереди нас группа туристов на перекате проткнула катамаран.
Кстати, о радио. Китайский радиоприемник прекрасно ловил китайскую волну, с большими помехами ловил «Радио России» и только. Сотовая связь, конечно же, отсутствовала.
 

    Третью ночь нашего путешествия мы провели на берегу под пологом огромного песчаного пирога, где с противоположной стороны к Синей примыкает река Тас-Ханда.
    После двух дней сплава,  комаров и дождя, небо расчистилось, солнышко припекало, песчаные пляжи сменились на каменистые, куда-то совсем исчезли комары, а Синяя начала серпантином петлять между величественными грядами известковых скал останцев. Невозможно описать словами красоту и живописность то елово-лиственничных, то сосновых, то березовых Синских берегов; грандиозность и великолепие каменных изваяний природы - Синских столбов, которые на всем протяжении маршрута представляли собой средневековые дворцы, башни, арки, каменные коридоры, головы драконов, лица и фигуры людей и диковинных животных, - все это надо увидеть. Когда эта панорама впервые открылась нашим взорам, мы замолчали, - как будто своим голосом боялись побеспокоить эту сказочную красоту и величие, и от восхищения не было слов. Кто-то сказал, что знаменитые Ленские Столбы – это бледная копия Синских, и он был прав.
    Вода в реке, вопреки справочным данным, была удивительно теплая и мы купались с большим удовольствием. В пути утоляли жажду, кружками черпая воду прямо из реки.
    На остановках видели следы лесных обитателей: лося, изюбров, кабарги, волков и даже следы самого хозяина тайги. Но кроме лошадей и любопытной белки зверья не встретили. Вечерами, разговоры у костра возвращали нас к рассказам о медведях, волках, о духах леса, и от впечатлений иногда невольно прислушивались к темному лесу, откуда, бывало, доносился тяжелый хруст веток и шум. Но на свой сон никто никогда не жаловался, спали очень крепко.
   
    Около впадения в Синюю реки Кыра-Тас посетили место, где должна быть сине-зеленая наледь, достигающая толщины 3-4 метра – еще одна из достопримечательностей Синей. Но как мы и предполагали, в июльскую жару наледь растаяла и ушла водами в протекавшую рядом речушку Муус-Ханда. Набрали в дорогу ледяной кристально чистой воды.
   Остановились у реки Начабыл, - кто готовил обед, кто рыбачил, кто собирал красную смородину, а кто забрался на высоченную скалу, чтобы сделать с высоты свой лучший фотоснимок.
    Заглянули в один из домиков охотника.  Несли туда банку сгущенки и спички. Впечатление удручающее: вся изба завалена бутылкам, банками и прочим мусором. Оказывается, даже здесь бывают… как бы помягче их назвать? - невежи, которые не чтут неписанных законов тайги и не понимают, что этот маленький приют в глухой тайге, заботливо давно кем-то выстроенный, может оказаться человеку жизненно необходимым. Отмечу, что все береговые стоянки туристов были чистыми, наверно все, как и мы, собирали за собой мусор в отдельный мешок и увозили; остатки продуктов сжигали, дабы не повадить ходить на стоянки туристов дикого зверя.
    Следующая наша стоянка с ночлегом была у подножья самых высоких Синских скал, достигающих, судя по карте, высоты 322 метра (N 61° 25.732`; E 126° 32.867`). И мы подумали, что именно эти скалы называют «поющими», - в воздухе носился как будто хор сверчков.
     Днем подошли к скале, на которой должна быть вторая писаница - Амма-Чыгын. Сошли на берег и, следуя по координатам GPS метр в метр, мы без труда нашли ее. Эта писаница более поздняя Андреевской и представляет собой рисунки в виде рыб, вертикальных линий, личин, оформленных темно-красной охрой.
     
     Река непрерывно петляла, часто меняя направление на противоположное, создавая при этом незабываемые впечатления от неожиданно меняющейся окраски и форм  скальных гор.
     
     Пройдя более середины маршрута мы решили, что неплохо бы сделать «дневку». Вечером подобрали для лагеря подходящее место, красивое, с хорошим берегом, в тени скалы от утреннего солнца, (т.к. лучи его едва касались палаток, внутри становилось невыносимо душно). Место это без названия на карте, и мы его условно назвали «Город Ласточек» (N 61° 19.087`; E 126° 50.556`). Здесь, на противоположном от нас берегу сплошная огромная скала сверху вся испещрена норками-гнездами птиц, наверно ласточек или стрижей. Казалось, их там десятки тысяч. Несколько раз, и даже ночью, птицы как-то странно одновременно вздымались, собираясь в большую плотную тучу, поднимая шум голосами и учащенными взмахами крыльев; и с огромной скоростью эта туча бешено кружила над рекой около своей скалы. Потом мы заметили, что это происходило, когда напротив, - со стороны леса (с нашей стороны) появлялся хотя бы один хищник, как, например, сокол. Казалось, такую силу невозможно было бы «пробить» не только соколу, но даже пушкой. Это действительно был город птиц, со своими часовыми, сторожевыми, своими законами.
       Вода была чистая, мы опять с наслаждением купались, как дети барахтались в воде и получали «рыбомассаж»: ложились в воду около берега, и тут же стаи рыбок, величиной чуть меньше ладони, активно начинали пощипывать и щекотать. Переплывали к подножию скалы-города, хотели найти камни с вкрапленными кристаллами на память, но это удалось не всем, - со скалы периодически сыпались камни, небольшие, но, как говорится, если прилетит –мало не покажется, да и неизвестно, какой по размеру камень прилетит следующим, и мы решили не рисковать и быстро ретировались на свой берег.
                   
      Хотя все мы были снаряжены рыболовными снастями, рыбалки, как таковой, не состоялось, потому, как основная цель половины участников нашей команды была не рыбалка, а сам сплав. Бросали спиннинги в пути прямо с лодки, пытались троллинговать, а вечерами было уже не до рыбалки: приятно утомленные готовили ужин, отдыхали около костра, делали отметки на карте, сон, и опять в путь.
  Так что рыбой мы не объелись, но пару раз удалась приготовить хорошую уху, из пойманных на скорую руку щук и окуней. Сорвался один маленький хариус и огромная щука, предположительно на 10 кг., покусившаяся на блесну свисающего с лодки спиннинга. Сорвалась, пока подплывали к берегу, вываживая ее, ибо в небольшую резиновую лодку затащить из воды такую махину было невозможно. А также, думаю, не надо было «счастливчику» во время вываживания заблаговременно громко вспоминать про безмен и кричать, что это рыбацкая удача. Щука ушла, но наверно это к лучшему: если бы поймав, решили отпустить ее  – неизвестно, насколько она оказалась бы ранена, съесть ее - мы бы не осилили, а солить – не было смысла, - на одной из остановок мы видели выброшенных в воду крупных выпотрошенных сорог и окуней, видимо люди их засолили, но на жаре рыба все же испортилась. На одном из перекатов поймали приличного по размеру ленка, сразу же засолили и съели.

  Последние два дня шли «паровозиком», прицепившись друг за другом, так было веселее. Опять пели песни, загадывали головоломки, загадки. И продолжали любоваться природой, восхищаться ее удивительными  местами. Еще издали привлекла внимание гигантская  одинокая «раковина» на берегу (или «слоеное пирожное», - кому как ассоциировалось), и, конечно,  заманила нас запечатлеться на ее фоне. Не могли не остановиться хотя бы на минуту у берега, который как бы сам приглашал сойти к нему по каменному пирсу-причалу, выходящему из воды широкими ровными ступенями, будто вытесанными и отшлифованными руками человека. Сошли, потоптались на нем, т.к. пройти-то дальше было совсем некуда, - впереди скала вдоль узкого берега. Но сам причал – как одно из неповторимых творений реки Синей. Наверно, нам еще очень повезло с уровнем воды в реке, будь вода выше – этих чудес можно было и не заметить.

     Не успели посмотреть культовый грот с шэнкенами конца XIX века, где, судя по справочнику, деревянные идолы установлены около входа, а ритуальная площадка обозначена гирляндами из конского волоса. Прошли мимо третьей Синской писаницы.
     
    К последней нашей ночевке на реке плыли до 2 часов ночи. Вкусили экстрима со всей остротой ощущений, преодолевая три ночных переката, приближение которых опознавалось в темноте лишь по нарастающему шуму воды. Глупо было бы дальше рисковать без особой надобности, и мы пристали на ночлег к подходящему берегу.
    К селу Синск мы подошли около 5 часов дня в пятницу - на седьмой день сплава. С такси оказалось проблематично:  несколько машин и лодок уже увезли группы, следовавшие по реке впереди нас, другие таксисты были на рыбалке, а  с кем договаривались (такси-лодка) – ждал нас позже и еще не вернулся с сенокоса. Вообще мы заранее были готовы к ночлегу в палатках в Синске, но один из участников нашей команды был родом отсюда, и его родственники любезно нас приютили, накормили, дали ночлег, за что им большое спасибо. Синск нам понравился: имеет свою богатую историю, стоит на живописной местности, где река Синяя впадает в Лену, аккуратные дворики, некоторые из них убранством и пышностью зелени напоминали черноморские, приветливые жители. На следующее утро в субботу нашли-таки машину и тронулись в путь домой по каменистому бездорожному берегу Лены.

 

 

 

ОТЧЕТ О РЫБАЛКЕ НА РЕКЕ ЛЕНА:

Наше снаряжение состояло преимущественно из спиннинговых снастей. В целом у каждого по спиннингу, один запасной у Владимира, также по нахлыстовой снасти у меня и Владимира. Беря нахлыст, я намеревался вдоволь половить и поймать таки ленка, т.к. нахлыстом мне еще не удавалось соблазнить речного леопарда на мушку, но об этом позже. Т.к. орудовать нахлыстом с лодки с товарищами эгоистично (когда я делаю забросы, мужики прижимаются к днищу лодки, муха свистит мимо их ушей, глаз и т.д., забавно, но опасно, мало того, что можно доставить массу неудобсть товарищам, есть и большой риск оказаться за бортом, в чем коллеги непременно обещали помоч), при ловле с лодки отдан приоритет спиннингу. Лодка позволяла одновременно рыбачит втроем, даже стоя, единственный ньюанс, что один из находился «на веслах», выполняя «заявки» остальных, но это вовсе не сказывалось на результатах ловли «гребщика» (гребуна, гребибля, занимающегося греблиннгом, когда остальные занимаются «фишингом»). Поэтому, что бы никому не было обидно, организовали дежурство (практика отработана ранее), один день один из нас находился на веслах, потом в порядке очереди следующий и т.д.

 

 

 

Первый день.

В первый день отличился Евгений, поймав первую щуку.

Обычно чаще номинацию «первая рыба» открывал Владимир и , тем более на Лене, это непременно ленок. А тут щука! Решено щуку оставить на вечер, тем более Владимир обещает приготовить ее на решетке, а это он умеет делать мастерски. Вторым обрыбленным оказался я, на аглию-лонг №3 сел леночек, небольшой,но приятно. Владимир остался без улова, в дальнейшем это не помешало ему развернуться на полную катушку, дамовскую. Так прошел первый день, для протокола, все запасы пива иссякли.

 

В целом, Лена, на участке выбранного нами маршрута, тихая река со спокойным течением, скорость которого в среднем 3-5 км/ч, на перекатах иногда скорость достигала 8-10 км/ч..

Исходя из характера реки и необходимости прохождения отметки 30 км в день, ловля в основном происходила с лодки но, если встречалось перспективное место, и появлялась возможность ловли с берега, непременно пользовались этой возможностью. Остановки были короткими, 15- 30 мин на остановку.

 

                                   (место слияние Большой и Малой  Лены)  

 

При ловле с лодки, для снижения скорости движения, пытались использовать самодельный якорь - обычный камень на реп-шнуре, но лодку продолжало тащить практически с неизменной скоростью. Как только кто-то из нас замечал просматриваемое галечное дно, начиналась активная ловля, но из-за скорости ловилось всего 1-2 хвоста, либо вовсе пролетали во всех смыслах. Поэтому, даже если перекат настигал нас за перекусом , бросали все, ответственный прибирал на скорую руку «тормозок», дабы в порыве страсти не затоптать все к «Едрене Фене». Например, в очередной раз зашли в протоку, в которой находились довольно глубокие ямы, берега крутые, песочно-глиняные, течение почти отсутствовало, по берегам сухие, коряжистые деревья, мне показалось это место больше жутким, чем перспективным в плане рыбалки. Обкидав блеснами с лодки протоку и не получив ни одной поклевки, решили устроить перекус (обедом назвать сложно, но до ужина перекантоваться помогал,), достали солененькой рыбки, сало, накануне пожаренное на костре, а также приготовленный мною «согудай» из свежее пойманных леночков, разлили горячий чай из термоса (пользуемся им, дабы не терять время на приготовление чая в пути).

 

                                            (Лена у поселка  Чанчур)         

 

Пока готовились, лодку медленно вынесло из протоки в основное русло, течение усилилось, не обращая на это внимания, приступили к приему пищи… и тут, где то спереди, сильный всплеск! Отвлекаюсь от еды, в сторону, где по моему мнению кто то плескался, ничего нет. Утка, наверное. Но тут Владимир замечает еще один всплеск, и спустя некоторое время около лодки происходит выход рыбы, характерный для тайменя, гоняющего малька. И тут начинается! Мое предложение продолжить трапезу, было просто не замечено (литературно описать, куда мне стоило идти просто невозможно), поэтому на скорую руку прибираю все, дабы коллеги не растоптали свой же обед. Евгений тем временем ставит колебалку и делает первые забросы. Пока я приготовился к ловле, Владимир, осмотревшись, определил характер реки. Оказывается, русло образовывало большой, довольно глубокий перекат, который мог оказаться рыбьей «столовой», наличие ям в минувшей протоке подтверждало эту теорию, есть ямы – есть места, где рыба обитает, а кормиться на перекате. Пока мы с Владимиром обсуждали эту теорию, Евгений так негромогласно промолвил: «Кажысь есть!». Мы посчитали это розыгрышем, поскольку на колебалки пока кроме щуки ничего не попадалось, но Евгений продолжал вываживать нечто с глубины. Этим нечто оказался таймешенок 1,2 кг. Молька гонял точно не он. Так что увлеченный рыболов даже о еде не думает (в определенные моменты жизни).

 

Большая часть островов не осталась без нашего внимания, поскольку практически всегда была возможность пристать и там где остров, там и перекаты. Участки на подходе к острову облавливалиь с лодки, рулевой всегда был начеку, стараясь пристать в нужное место и меньше перепугать рыбы. Далее методично облавливались обе стороны перед островом. Перед перекатом, как правило, держалась самая крупная рыба, ленки и таймешата, и если счастливчику удавалось добросить до данного места блесну, его непременно ждала удача. В самом перекате, где течение еще не самое быстрое и позволяла глубина, держались ленки помельче, еще ниже по течению, казалось в самой быстрине, держались хариусы. Некоторые из таких перекатов буквально кипели от всплеков рыбы.

 

Кормящаяся рыба подпускала к себе довольно близко, практически вплотную. Можно было наблюдать, как выпрыгивает из воды ленок, показывая характерный передний боковой плавник.

 Успешной ловля была с лодки из под берега, особенно, если берега крутые. Еще лучше, если кроны деревьев свисают до самой воды. В таком случае производили забросы под ветки деревьев, рискуя оборвать блесну, но риск зачастую оправдывался. Так был выужен Владимиром трофейный (для нас) ленок этого сплава, взял под крутым берегом, с нависшей над водой елью.

Ну и в конце острова обязательно «снимали» несколько хвостов.

В основном русле Лены, в местах, где дно не просматривалось, также пробовали ловить на различные приманки, вращалки, колеблющиеся, джиг, но результата такая ловля не принесла, возможно проводили приманки не на необходимой глубине, и скорее опыта ловли на больших реках не хватило. Несколько раз Евгений даже гонял «Найт Волкера» троллингом, после чего окрестили приманку «марафонцем», как обладающую самым большим пробегом на расстояние.

Ловле добавляли дискомфорта плывущие в толще воды водоросли, видимо, из-за высокого уровня воды. Но чувствительность снастей позволяла определить сбой игры блесны при зацепе водорослей и в принципе, привыкнув к такому явлению, не обращали на него внимания.

Мне основном попадался ленок, иногда небольшие таймешки. Щуки мне так и не удалось поймать, однако из Ленских трофеев на спиннинг я открыл номинацию Окунь ( попался на блесну с мухой).

 

 

Мой набор.

При ловле с берега я обычно делал забросы вверх по течению. Но иногда хватка ленка происходила и при стравливании блесны без подмотки поперек течения.

При ловле с лодки в основном делал забросы поперек течения, поскольку скорость движения лодок и скорость течения реки совпадают, то была возможность вести приманку медленнее. Делая забросы, старался ориентироваться по замеченным выходам рыбы. Наработал практику, когда засекал плюх, делал заброс немного выше предполагаемой стоянки рыбы, стараясь провести блесну прямо перед носом рыбы, после чего следовала поклевка. Один раз даже самонадеянно продемонстрировал это товарищам, сказав перед забросом «мой клиент» и выудил леночка, после чего данная фраза вошла в обиход у товарищей, как залог успешной ловли ( в шутку конечно). Еще заметил такую особенность в поведении ленка, при проводке блесны сначала идет один «тычок» в блесну, реже два. Хватки может и не последовать, но, если замедлял проводку, хватка следовала. Сначала тычки принимал за цепляющиеся водоросли, но чистая блесна в конце проводки заставила задуматься. На открытие данного явления не претендую, возможно, такое поведение замечено другими рыболовами, во всяком случае, я с таким столкнулся впервые.

Также было отмечено, что если в начале сплава на блесну попадались разнокалиберные ленки, и мелкие (от 300 г.), и побольше( до 2 кг), а вот после прохождения середины пути, примерно за д.Орленга, интенсивность выходов ленка на блесну снизилась, иногда превращаясь в полную апатию со стороны ленка, несмотря на наличие выходов рыбы, причем не мелкой. Также, после покорения рубежа середины пути, стали попадаться перспективные, на первый взгляд, перекаты, но полностью пустые, и только пара из них нас порадовала выходом таймешат, правда поймать ни одного из них так и не удалось, но, видимо соседства даже с таким тайменем остальная разновидность рыбной братии не выдерживала.

 

                                                                      НЕЛЬМА             

 

В целом, тактика рыбной ловли свелась к поиску рыбьих «столовых», которые легко было обнаружить по «кипению», создаваемому всплесками кормящейся рыбы, т.к. в связи с интенсивным вылетом поденки, создавался буквально ковер из насекомых, с жадностью поедаемый водными обитателями. Что характерно, хоть ленок и попадался на блесны, в желудках пойманных рыб были единичные случаи обнаружения мелкой рыбешки (как правило бычка подкаменщика, ширика), в основном рацион ленка составляли все виды насекомых (паденки, ручейники, крупные веснянки, домовые мухи, стрекозы, кузнечики, жуки), иногда улитки (большие и желтые), причем если попадался ленок с улиткой, то кроме улитки в нем ничего не было.

 

Иногда, в тихие теплые дни, медленно плывя по течению, отложив спиннинги в стороны, в тишине наслаждались гармонией природы, всюду на плесе виднелись всплески рыб, слышен тихий шепот реки, шелест листьев от дуновения ветерка. Желания рушить такую идиллию всплеском падающей блесны ни у кого не появлялось, просто плыли, иногда снимая на камеру.

 

 

Ловля нахлыстом (или на хлыст).

В силу своего непреодолимого желания овладеть данным видом ловли, от шанса половить нахлыстом, да еще и в таких местах я не отказался. Ловил в основном на сухую мушку, поскольку, к своему стыду, ловлю на нимфу еще не освоил.

На мушку ловилось практически все виды рыб, впервые, сбылась давняя мечта поимки ленка нахлыстом. Начал ловлю с применения аттракторов, имитаций ручейника: Stimulator, ElkHairCaddis. От стимулятора ленок просто был в восторге, отчего, большая часть моих стимуляторов быстро пришла в негодность, ленок буквально сжевывал используемый мной при изготовлении мушек мех косули. Caddisы работали, в основном, кирпичного цвета, бледно желтого, иногда на них зарился хариус. Местный хариус крупным не был, обитал в мелких протоках со спокойным течением совместно с молодью ленка такого же размера. После наступления сумерек и в пасмурную погоду работали мухи из CDC мелких размеров ( имитации мошки, поденки, ручейника). В итоге я все же перешел на использование в большей степени имитаций поденки.

Весь период сплава по поверхности воды плыло огромное количество насекомых, большую часть этого ковра составляли поденки различных видов. Можно было встретить большое разнообразие размеров насекомых (если провести аналогию по размерам мух, точнее по крючкам, то от №16 до № 10, иногда даже и №8), расцветки встречающихся поденок также разнообразны, я отметил следующие:

- бледно желтые крылья и такое же тельце,

- серо пестрые крылья, тело серовато-белое (один из самых крупных видов),

- кирпичное тело, крылья серые, бледновато желтые, иногда прозрачные( также крупная),

- тело желтое, крылья темно-серые (как правило мелкие).

 

Что характерно, представители всего, описанного мною, разнообразия встречались практически на всем участке реки.

 

Насекомые на водной глади.

Выйдя на один из перекатов, подойдя почти вплотную к кормящейся рыбе, долго наблюдал следующую картину: леночек, стоя за свом любимым камушком, периодически поднимал с поверхности плывущих поденок. Прослеживалась избирательность, один вид он подбирал, остальные оставались без внимания. Также подбирал только тех насекомых, которые плыли строго по определенной траектории , т.е. в какой-то момент оказывались над его головой, какое либо отклонение от траектории просто игнорировалось, видимо сказалось обилие насекомых и большая концентрация рыбы на перекате.

 

Как-то пристав на остров, решил обловить небольшой перекат, живность выдавала себя обилием всплесков, друзья пошли упражняться со спиннингами, я же сделал выбор в пользу нахлыста, и как оказалось не зря. По спиннингам полный игнор, у меня же, поклевка за поклевкой, единственное условие – точность подачи мушки. Стоило мушку положить немного не в струю, выходов не было, но если заброс точен, обязательно всплеск, и далее зависело от расторопности, не прозевать с подсечкой, и деликатности, дабы не оборвать муху, либо губу рыбке, все-таки снасть у меня грубовата, 7 кл Кола Салмон, хоть и поводок 0,14. За выбором мушки дело не стало, поскольку, подобрать уловистую муху по плывущим насекомым не составило труда, выбор пал в сторону светло желтых имитаций поденки: HairWing Dun VR variant. Успешной рыбалке способствовала, по моему мнению, и большая концентрация рыбы, поскольку место выловленного леночка занималось его собратом спустя всего 1-2 минуты, о чем сигнализировал всплеск охотящейся рыбки. Чем еще замечателен нахлыст, так тем, что можно отпускать пойманную рыбу, не нанося смертельных травм объекту ловли.

 

В заключении сплава, уже по прибытии в г.Усть-Кут, была сделана небольшая остановка на острове, в этот момент засекаю небольшой всплеск, не теряя времени зря, беру нахлыст, кладу мушку немного перед всплеском, на второй проводке есть, - выход рыбки, подсекаю, трачу немного времени на вываживание, в руках оказывается небольшой леночек, отпускаю его восвояси, на душе эйфория, это был последний трофей сплава.

 

 

 

Климат.

В самом начале сплава с погодой повезло, тепло, солнечно, почти безветренно, хотя легкий ветерок только на пользу, мошку сдувает, а мошки предостаточно. Вообще, мошке стоит посвятить отдельную оду, кремы, гели, спреи от насекомых слабо на нее действуют, при отсутствии ветра этот тип насекомых нагло залазит в нос, уши, глаза, рот, под рукава одежды, и все там выедает практически до крови. Спасение одно – накомарник, но в накомарнике природа в сеточку немного портит ощущения, однако приходится идти на компромисс. У меня уже были эксперименты ловли около 5 дней на Лене без накомарника, отсутствовал как таковой, день на четвертый кожа лица превратилась в не прокусываемый панцирь. Можно пропагандировать и такой метод, но это на любителя. Например, ловлю я с лодки без накомарника, вдруг поклевка, подсекаю, на другом конце шнура трепыхается рыбка, но тут в глаз залазит мошка, неприятно, далее, во время вываживания второй глаз атакует аналогичная мошка, вываживание происходит практически вслепую, от кайфа ловли ничего не остается, польза только товарищам, со стороны смотрится весело. Так что ветерок на реке – благодать.

 

 

 

ИСТОЧНИКИ ИНФОРМАЦИИ И ФОТО:

http://tonkosti.ru/

http://baikalfishing.ru/

http://www.magictaiga.ru/

http://www.bayanay.ru/

http://www.photosight.ru/

Александр Ипполитов

http://www.terra-z.ru/wp-content/uploads/2011/08/1-2.jpg

Борис Слепнёв

Александр Бугай

Вячеслав Козяков

Николая Заводский

Илья Гржибовский

 

 

Комментарии

Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.

Фотографии на сайте размещены в качестве научного, информационного, учебного и культурного материала без цели извлечения прибыли.

Контактная информация:

Капитан команды Кочующих (он же главный по сайту):
Хафизов Ахат - Hafizow@yandex.ru

Администрирование и продвижение сайта в интернете:

Лоцман команды Кочующих
Бортяков Андрей - abortyakov@yandex.ru