Река Хилок

Хило́к (бур. Хёлго мγрэн, монг. Хилго) — река в Забайкалье, правый приток Селенги.

Протекает по территории Забайкальского края и Республики Бурятия.
Длина — 840 км, площадь водосборного бассейна — 38 500 км².

 

Берёт начало из озера Арахлей (площадь — 58,5 км²), протекает через озеро Шакшинское (53,6 км²); в верхнем течении Хилок соединён протоками с рядом других озёр, наибольшее из них Иргень (33,2 км²). 
Течёт в основном по широким межгорным долинам (Хилокская, Бичурская и др.) в юго-западном направлении; в нижнем течении, примерно в 90 км от устья поворачивает под прямым углом на север. Впадает в Селенгу по правому берегу в 242 км от её устья.

  
ИСТОК – ОЗЕРО АРАХЛЕЙ
Арахле́й (бур. Арахира нуур) — самое большое озеро Ивано-Арахлейской системы озёр на юге Витимского плоскогорья в Забайкальском крае. Находится в 40 км к западу от города Читы. Относится к бассейну реки Хилок (правый приток Селенги).
Площадь водной поверхности — 58,5 км², площадь водосбора — 256 км², объём воды — 0,610 км³. Длина — 10,9 км, наибольшая ширина — 6,8 км. Высота над уровнем моря — 965,1 м.
Вода в озере пресная, проточная. Минерализация — 100—200 мг/дм³.


Озеро Арахлей отличается от других Ивано-Арахлейских озёр значительными глубинами — наибольшая глубина 19,5 м в северо-восточной части водоёма. В центральной части глубины достигают более 16 м. Быстрое нарастание глубин прослеживается в северной части озера. В южной части дно пологое с постепенным увеличением глубин к центру озера.
В прибрежной части дно песчано-галечниковое, до глубин 3—5 метров — песчано-илистое. Остальная часть дна покрыта илом органического происхождения.
В озеро впадает две небольшие реки — Домка и Грязнуха (Шаборта). В многоводные годы из озера вытекает ручей Холой, впадающий в озеро Шакшинское (считается началом реки Хилок).
На берегах озера расположены сёла Арахлей, Преображенка и различные базы отдыха. 

  


Гидрография
Питание преимущественно дождевое; половодье летом. Среднегодовой расход воды в 22 км от устья — 101 м³/с. Замерзает в октябре — начале ноября, вскрывается в конце апреля — начале мая; в среднем течении перемерзает с конца декабря по апрель.
  
Крупные притоки:
 Блудная, Верхний Хилкосон, Нижний Хилкосон, Сухара, Унго, Бичура.
 
Населённые пункты
На берегах реки расположены населённые пункты: город Хилок, пгт Могзон, с. Малета, с. Малый Куналей, пгт Новопавловка, с. Бада, пгт Тарбагатай, с. Подлопатки с. Катаево, с. Усть-Обор, c. Катангар, п. Сахарный Завод и многие др.
 
История названия
В XVII веке река именовалась Килкой-рекой. В объяснении А. Ф. Пашкова название предстаёт как граница между двумя народами: Государевы ясачные люди тунгусы живут «по левую сторону» Килки, то есть к северу, «у соболинов и у рыбново промыслов», а по правую сторону, то есть к югу, кочуют «мунгальские царевичи с своими улусными людьми, братцкие немирные мужики».
 
Хозяйственное использование
Река судоходна в низовьях, использовалась для сплава леса. В 1932 году впервые был проведён молевой сплав.
  

                                                                 река Селенга - устье реки Хилок                                                                                       

ОЗЕРО ШАКШИНСКОЕ
Шакши́нское (бур. Шагша нуур, упрощ. Шакша́) — второе по величине (после Арахлея) озеро Ивано-Арахлейской системы озёр на юге Витимского плоскогорья в Забайкальском крае. Находится в 85 км к западу от города Читы. Относится к бассейну реки Селенги.
Площадь водной поверхности — 52,5 км², объём воды — 0,206 км³, длина — 10,8 км, наибольшая ширина — 6,6 км. Наибольшая глубина — 6,2 м.
Находится к юго-западу от озера Арахлей, от которого отделено невысоким перешейком шириной от 1,2 до 1,5 км. С Арахлеем соединено ручьём Холой (только в паводки).
Вода в озере пресная, проточная. Минерализация — 100—200 мг/дм³. Ледостав в середине-конце октября. Вскрывается в середине мая.
Дно неровное. Глубина у берега быстро увеличивается, самые глубокие места (до 6,2 м) расположены в восточной части озера, примерно в 1 км от берега. Береговая линия слабо изрезана. Западный и восточный берега высокие (6—10 м) открытые, местами покрыты кустарником и отдельными деревьями. Северный берег низкий, поросший луговой травой и редким кустарником и переходящий в болото.
Сильнее всего вода в озере прогревается в середине июля-начале августа (до +22,5°). Дно озера покрыто илом и глиной, у берега — песок с галькой.
В Шакшинском озере обитают плотва, окунь, елец, щука, карась, пелядь, лещ, сазан, сом.
На берегах озера расположены сёла Беклемишево и Шакша.
 


 
ОПИСАНИЕ РЕКИ ХИЛОК
Хило́к – река в Азиатской части России, в Забайкальском крае и Республике Бурятии; правый приток р. Селенги.
Хилок берёт начало из оз. Шакша на высоте 932 м. Длина реки 840 км, площадь бассейна 38,5 тыс. км2 – 1-й по длине и 2-й по площади бассейна (после Чикоя) приток Селенги[*]. Речную систему бассейна образуют 139 водотоков с длиной меньше 10 км и несколько более крупных рек. Основные притоки: Сухара, Унго (правые) и Блудная (левый). В бассейне находятся 1752 озера с общей площадью 216 км2.

Бассейн реки находится в южной части Забайкалья, представляет собой горную страну со средней высотой водораздельных возвышенностей 1300–1400 м. Он вытянут преимущественно в юго-западном направлении вдоль осевой части хребтов Цаган-Хуртей, Заганский, Малханский и Яблоновый. Дно межгорной впадины, по которой протекает Хилок, имеет высоту 500–800 м. На нижних 200 км река течет по Бичурскому межгорному понижению и по окраине Тугнуйского понижения, прорезая хребты Заганский и Цаган-Дабан.
В верховье долина реки имеет ширину около 11 км, двустороннюю пойму (ширина до 1,5 км) с многочисленными старицами. Русло реки сильно извилистое или разделяется на рукава. Ширина реки до 40 м. Берега пологие, песчано-галечные, на отдельных участках интенсивно разрушаются потоком воды. Глубина в плёсах 0,7–1,2 м, на перекатах – 0,4–0,7 м. Скорость течения соответственно изменяется от 0,08–0,1 до 0,33–0,44 м/с. Речное дно сложено мелкой галькой, гравием и песком. Ниже по течению река протекает по горной местности. Ширина долины уменьшается до 0,5–0,7 км. Склоны долины сложены кристаллическими породами, крутые.

Пойма заросшая, двухсторонняя, шириной до 0,5–4 км. Много стариц, переувлажненных депрессий.
Климат резко континентальный, с большим размахом изменения среднесуточных и сезонных температур воздуха, небольшим количеством атмосферных осадков, холодной продолжительной и малоснежной зимой. Среднегодовая температура воздуха -2,60С. В верхнем течении реки годовая сумма составляет 350–400 мм, а в нижнем течении – 200–250 мм.

Среднемноголетний расход воды в 22 км от устья реки равен 95,3 м3/с (объём стока 3,008 км3/год). Питание реки преимущественно дождевое (с участием снегового и подземного). Дальневосточный тип водного режима. Характерно невысокое весенне-летнее половодье и многочисленные мощные дождевые паводки. Максимальный расход воды в нижнем течении достигает 1240 м3/с.

В период открытого русла минимальный расход воды составляет 18,0 м3/с.
Начало осенних ледовых явлений приходится на начало третьей декады октября, осенний ледоход обычно продолжается 16 суток.

В конце первой декады ноября устанавливается устойчивый ледяной покров. Зимой (до 2 месяцев) река может перемерзать. Вскрытие реки происходит в середине третьей декады апреля. После бурного и непродолжительного ледохода река освобождается ото льда (в конце апреля). Общая продолжительность периода с ледовыми явлениями в среднем составляет 190 суток.
Среднемноголетняя мутность воды равна 45 г/м3, что соответствует расходу взвешенных наносов 4,3 кг/с и стоку наносов 135 тыс. т/год.

Минерализация воды изменяется от 70 (период повышенного стока) до 145 мг/л (в период ледостава). По химическому составу вода реки относится к гидрокарбонатному классу и кальциевой группе. Повышены цветность воды и химическое потребление кислорода, содержание ионов железа. Качество воды хорошее.
В бассейне реки добывается уголь. Река судоходна в низовьях в период повышенного стока. На берегах реки находится г. Хилок, а также многочисленные сёла.
 

                                                                          разлив на реке Хилок                                                                                                 
 
РЫБАЛКА НА РЕКЕ ХИЛОК
Есть в Забайкалье такая река Хилок. Название мало соответствовало ее тогдашней ширине метров в 200. Своенравная река, местами тихая, а то вдруг выскакивающая на порог или проваливающаяся в глубокий омут. Там мы с друзьями класса с седьмого и познавали прелести рыбалки.
Прежде всего усвоили непреложный закон: едешь на один день — бери припасов на трое суток. Бывало, что нам выпадала удача и начинался хороший клев. Тогда просто не замечали, как проходило время, и теряли счет дням.
Если клева не было — мы шли купаться и плескались в воде до посинения. Или ходили по тайге, собирая дары леса. Иногда просто сидели и отдыхали у костра. Я думаю, что родители в настоящее время просто не поймут, как вообще нас отпускали одних в глушь в те далекие 70-е годы ХХ века.
 
Бывало, что мы уезжали с таежной рыбалки раньше. Но не видели в этом проблемы.

Припасы оставляли для других людей в ближайшем зимовье. Это считалось «святым делом» и неписаным законом. Если переночевал или обсох в избушке — принеси дрова взамен сожженных, положи спички, убери на высокую полку сахар, соль и другую снедь, чтобы не добрались грызуны.
Мы никогда не переживали за имущество, оставленное на «таборе». Спускались по течению километров на пять, а то и десять в поисках удачного места. И точно знали, что никто наши вещи не тронет. Тоже тогда действовал такой неписаный закон. Сейчас, приезжая в отпуск в родные края, порой видишь совсем другое…

                                                                                     бассейн реки Селенга - река Хилок                                                                 Ð ÐµÐºÐ° Селенга
 
Сами учились гнуть блесны, делать «мышей». Раскаленной проволокой протыкали сердцевину небольшой деревянной заготовки. Если была шкурка — обтягивали ею. Если нет — просто обжигали до черноты на костре. Потом закрепляли тройник и приделывали боковой крючок. Такое орудие мы готовили для того, чтобы ловить тайменей.
Что интересно, первого из них мне как-то удалось поймать ночью с первой попытки. Азарт и волнение были невероятными. На мой крючок попался таймешонок весом около 8 — 10 килограммов. Взрослые особи обычно тянут как минимум на 12 кг…

Хорошо, что кто-то раньше научил меня отходить от берега подальше, когда борешься с тайменем. Рыбина «тягала» нас, наверное, с полчаса.
С первой щукой вообще был конфуз. Залез я на большой валун, покидал спиннинг опять же с самодельной латунной «байкалкой», натертой пастой ГОИ до блеска. И где-то на третий заброс заметил, что хищница идет за приманкой. Вода была прозрачная, поэтому сверху все было хорошо видно.
Я начал крутить катушку, сматывая леску и делая небольшие редкие рывки вверх. И вот на последнем рывке в метре от валуна щука, не заглотив блесну, буквально выпрыгнула с раскрытой пастью вверх на меня.
Опешив, я машинально отшатнулся. Однако на мокром камне не смог удержать равновесие и просто с размаху приземлился «пятой точкой» на валун. При этом мои ноги взметнулись вверх, а спиннинг выпал из рук. Сейчас, рассказывая о тех событиях, я лишь смеюсь. А тогда испытывал только боль и досаду…
 

Опасности в лесу
До сих пор помню первую встречу с «хозяином тайги». Рыбачили мы тогда на реке Унго. С нами был вооруженный карабином отец моего закадычного друга Пашки. Места эти считались глухими. Унго — горная река, пользовавшаяся «дурной» славой.
Мы решились одни перейти через крутую сопку.

Собирались расположиться на относительно спокойной излучине петляющей реки. Отец Пашки таскал хариусов, не обращая на нас внимания. Мы забрались на кручу и увидели медведицу с детенышем. А может, это был молодой самец.
Хищники оказались от нас на расстоянии не более 300 метров. Мы с другом застыли, как вкопанные. Я почувствовал, что волосы у меня на голове стали необыкновенно легкими. Мне пришла мысль, что они «встали дыбом» от страха. Почему-то возникло странное желание потрогать их, чтобы убедиться в этом. Но рука не поднималась: тело совсем не слушалось.
Потом мы немного пришли в себя. Не сговариваясь, как матрешки, медленно вращаясь, повернулись на 180 градусов. Удочки никто не выпустил из рук. Затем сразу кинулись бежать со всех ног вокруг сопки, даже не оглядываясь назад. Примчались все в «мыле» на наше место под скалой.
Отец Пашки поинтересовался, что случилось. А мы с выпученными глазами наперебой рассказывали, как убежали от медведя. В ответ взрослый, снисходительно улыбаясь, заметил, что эти хищники могут догнать даже едущий УАЗик. Однажды был такой случай на лесной дороге…
Помню, что во время другой таежной рыбалки нам пришлось убегать от рыси, увиденной на дереве. Мы находились под впечатлением одной байки, в которой говорилось, как этот зверь однажды попался в капкан. Однако рысь не погибла, а, наоборот, расправилась с охотником. Она якобы бегала вокруг дерева, пока не скрутила тросом своего противника.
Волнующей оказалась встреча и с беглыми заключенными. Они как-то ночью вышли к нашему костру. Благо детей в те времена в Забайкалье никто не трогал, и мы не напугались. Непрошеные гости просто попросили булку хлеба с сахаром и растворились во мраке ночного леса…
(Александр Масюков, Забайкальский край)
   
 
ПРИТОК РЕКИ ХИЛОК  -  РЕКА БЛУДНАЯ
Река Блудная, или как ее еще называют – Вольная, пролегает по всей территории Большого Ляховского острова, входящего в состав Новосибирской группы островов. Имея протяженность 150 км2 и площадь бассейна 3900 км2, берет свое начало в северной части горной возвышенности Чаллах-Хая и продолжая течение на северо-запад, впадает в море Лаптевых. Населенных пунктов на водоеме не расположено. На расстоянии пяти километров от юго-западного устья, находится село Новорыбная.
 
Особенности
Вытекая из небольшого безымянного озера Ляховского острова на высоте примерно 360 километров над уровнем моря, Блудная продолжает течь в северо-восточном направлении, значительно теряя высоту. Далее, втекая в низкорослую растительную зону, меняет течение в северном направлении. В месте горного района Онгуохтах-Сопка, река берет уверенный курс на северо-запад. Средняя ее скорость приближена к 0,3 м/с. Заметно расширяясь у Киенг-Юряха, Блудная бежит в заболоченной пойме, снова сужаясь при впадении в Хатангу. На всей протяженности водоема находятся несколько маленьких островков. Русло имеет извилистый характер, его средняя ширина составляет около 20 метров. Берега – пологие, наблюдаются обрывы высотой до 5 метров. В нижнем течении воды Блудной образует несколько озер. Среди наиболее известных и относительно крупных притоков реки можно выделить Верхний и Нижний Мултун, Харул, Кутолагу, Тырбыхен.
Береговая растительность относится к лесотундровому типу. Летняя температура достигает 25-280С, зимой случаются заморозки до – 350С. Первая наледь появляется в середине-конце ноября, и с усилением морозов река частично промерзает на перекатах. С образованием водонепроницаемых наслоений, в теплое время года здесь происходят обильные паводки. Берега отличаются выраженной поясностью растительных насаждений. Если в низменностях преобладает светлохвойный лес, то на возвышениях растут темнохвойные породы деревьев. Чаще всего можно встретить таких представителей животного мира, как кабан, соболь, кулан, горностай лисица, косуля. Встречается также медведь и лось. Из обитателей орнитофауны наиболее распространены рябчики, глухари и куропатки.
Вода в реке довольно прохладная. В связи с этим, развитие микроорганизмов не носит интенсивный характер, и как следствие, на дне нет избыточного количества ила. Благодаря этому, водная гладь имеет приятный голубоватый оттенок.
 
Как добраться, где находится:
Поскольку на самом водоеме нет населенных пунктов, то следует ориентироваться на поселок Новорыбная Таймырско Долгано-Ненецкого района, расположенный в пяти километрах к юго-западу от устья. А чтобы добраться до данного населенного пункта, следует преодолеть около 850 километров от ближайшего города Дудинка.

Координаты: 
51.292637, 110.670929.
  
  
 РИСУНКИ НА ДРЕВНИХ КАМНЯХ
Вам никогда не приходилось наблюдать за рыбаками, расположившимися на противоположных берегах неширокой речки? Каждый считает, что маленькая и крупная рыба большими косяками, гуляет в глубине, как можно дальше от его поплавка. И поэтому, всё время пытается закинуть снасть, как можно дальше от себя, и, как можно ближе, к сопернику на противоположном берегу.
   Действует извечное понятие - "хорошо там, где нас, нет!". Пускай, даже, на этом же самом континенте, в этом же районе и области. Всего в пятидесяти километрах от места проживания рыболова, недалеко от соседней станции, в глухой тайге, в холодном ручье, с заросшими дикой смородиной берегами, рыбы, несомненно, больше! Чем на привычных, искрящихся на солнце, перекатах и тихих плёсах знакомой с детства речки.
   Не удивительно, что между рыбаками гуляет множество историй о чудесных уловистых местах, на диких, нехоженых берегах таёжных ручьёв и речушек. С непугаными тайменями, ленками и хариусами, зашедшими из реки Хилок в эти холодные воды, жаркими летними месяцами. Под впечатлением очередной "байки", мы решили попробовать счастье на одной из таких, чистых, стремительных таёжных речек.
   Я был в последнем курсантском отпуске, друг детства Сашка, тоже, наслаждался свободой после сессии и других студенческих забот. Целью нашего путешествия была таёжная речушка с неизвестным названием, протекающая в окрестностях небольшой деревни Халярта, в десятке километров юго-восточнее железнодорожной станции Толбага.
   В самой деревне мне приходилось бывать не единожды, там работала после окончания медицинского училища моя будущая жена. От местных жителей, я и узнал о хорошей рыбалке на этой таёжной речке.
   Существовало два способа попасть в Халярту. Первый - пригородным поездом с детским названием "Ученик", доехать до станции Толбага, что западнее нашего посёлка Бада, примерно, в пятидесяти километрах. На этой маленькой, таёжной станции останавливались, лишь, пригородный и почтово-багажный поезда. Далее, на пароме, именуемом местными жителями на голландский манер - "плашкоутом", переправиться на левый берег реки Хилок. И не торопясь, пешком, песчаными взгорками и заливными лугами, добраться до нужного посёлка.
   Другой вариант - личным транспортом, доехать до станции Толбага и далее, по первому варианту, но, на колёсах.
   Мы, естественно выбрали второй вариант, длительные пешие прогулки нас не устраивали. На мотоцикле моих родителей планировали преодолеть несложный путь, порыбачить и, также, без проблем, вернуться домой.
   Выехали рано утром. Дорога бойко бежала под колёса проверенного в рыбацких делах, заслуженного "Ирбита". Тихими, сонными улицами с редкими, спешащими прохожими, под разноголосые крики соревнующихся утренних петухов, выехали на окраину. Справа, до самых сопок, потянулись поля колосящейся пшеницы. Слева, за низенькими кустами, блестели под утренним солнцем, убегающие в даль, нитки железнодорожной колеи. Миновали деревни Шиля и Ушоты, запомнившиеся со школьных лет, как места произрастания картофеля. Который, учащиеся Бадинской средней школы, в начале сентября, героически убирали. Радуясь последним, тёплым дням и возможности, ещё пару недель отдохнуть от занятий.  []
   Выпуская струи белого пара, вращая громадными, красными колёсами, деловито
  простучал, коротенький состав, идущего с запада, "пригородного.
   В Закульте мычащее, блеющее и нещадно пылящее стадо домашней скотины, перегородило дорогу. Толкаясь круглыми боками, что-то, флегматично пережёвывая, призывно мыча, хриплыми голосами, неотвратимой поступью, во всю ширину улицы, двигались рогатые коровы. Следом за предводителем, с закрученными назад рогами, серой, перетекающей лентой, уткнувшись головами, друг в друга, молча, семенили покорные бараны. Позади стада, беспрестанно блея тоненькими голосами, подгоняемые щелканьем пастушьего бича, норовя шмыгнуть в ближайший проулок, бежали упрямые, разномастные козы, со своими "игрушечными" козлятами. Мужчина на коне и два пацана, с пыльными нитками тянущихся следом длинных бичей, сопровождали стадо. За железной дорогой и паровым полем, спрятавшись за зелёной стеной плакучих ив, изредка проблескивая водной гладью, стремительно нёс свои воды Хилок. Вероятно, в здешних протоках, старицах, и самой реке, было достаточно разнообразной рыбы. Но мы, ехали ещё дальше, в тайгу, к студёной речке, где, как нам казалось, рыбаков ждала непуганая рыба и крупный улов.

   Несколькими километрами далее, вдоль берега Хилка, длинными улицами, широко расположился посёлок, с железнодорожной станцией, деревоперерабатывающим заводом, школой и ещё какими-то солидными зданиями. За железной дорогой, на заводе, шипящими вздохами работали пилорамы, гремели цепи, визжали агрегаты, высоко выстреливал в небо ровные кольца дизель электростанции. На огородах частных домов копошились люди. Громадные лесовозы нестройной колонной толпились у закрытого железнодорожного переезда.
   Населённый пункт носил весёлое название Хохотуй и считался, по местным меркам, большим.
   За посёлком неприступные скалы, могучей стеной, вплотную приблизились к реке. На оставшейся узкой полоске земли, уместилось железнодорожное полотно, столбы линии связи и автомобильная дорога. Они, буквально, повторяли все изгибы реки, а иногда, когда железная дорога исчезала в прорубленных в скалах проходах, уходили выше и петляли между сопками, вновь, возвращались к реке и железной дороге. За рекой, до самых дальних сопок, зеленели заливаемые в половодье луга. Где-то там, среди покрытых зеленью сопок, протекала горная речушка, в нижнее течение которой, мы и стремились
   За очередным поворотом появилась станция Толбага. Немного поплутав по незнакомым улицам, выехали к железнодорожному переезду. Пропустив за закрытым шлагбаумом сумасшедше гремящий "товарняк", спустились, берегом, к парому. Переправочное средство, представляло собой две больших деревянных лодки, соединённых крепким бревенчатым настилом, на котором могла свободно уместиться грузовая машина. Почерневшие от времени, исцарапанные переправляющимися тракторами деревянный сходни, отстояли на несколько метров от галечного берега. Заезжавшая машина, с трудом выбралась из воды на деревянный настил, поелозив мокрыми колёсами по доскам, всё же, перебралась на паром.
   Зеваки на пароме, с интересом ожидали, когда молодые люди с мотоциклом приступят к преодолению сложной преграды. Но пустой мотоцикл, управляемый идущим рядом водителем, подталкиваемый со стороны коляски пассажиром, немного побуксовав, сравнительно легко, оказался на пахнувшем сеном и дёгтем настиле парома.
   Паромщик - худенький, бойкий старичок, которого все, независимо от возраста, называли "дедом Богой". Собрав с пассажиров какую-то символическую плату, переложил руль, и плашкоут, с шумом разрезая носами лодок воду, медленно двинулся к противоположному берегу. Закрепив толстый конец громадного рулевого весла в петле, дед, признав в нас приезжих, подошёл и осведомился - куда мы держим путь? Старик оказался общительным, за время недолгой переправы на противоположный берег, успел рассказать историю здешних мест и посёлка, куда мы направлялись. Оказывается, в этих краях, с незапамятных времён, жили староверы, сбежавшие от притеснения церкви и властей. Позже, в период строительства Транссибирской железной дороги, ещё до революции, некий промышленник, держал вблизи Халярты угольную шахту. Существовала, даже, узкоколейная железная дорога и мост через Хилок, для вывоза угля к Транссибу. Углём заправляли паровозы и снабжали Петровск-Забайкальский железоделательный и чугунолитейный завод.
   Староверы оставили эти места, и ушли куда-то на север. С открытием Тарбагатайского месторождения бурого угля, шахта в Халярте была закрыта. В настоящее время, в посёлке, находится отделение колхоза.
   Поблагодарив разговорчивого старичка, мы благополучно съехали с парома и, не спеша, двинулись по накатанной песчаной колее в направление посёлка.  [] Дорога шла по подножью небольшого песчаного взгорка, под старыми, разлапистыми соснами, как часовые, выстроившимися по обочинам. Вся земля была усыпана растопыренными шишками, в разогретом воздухе пахло хвоей и смолой. Иногда мы поднимались и, какое-то время, двигались по длинному бугру, действительно, напоминающему старую железнодорожную насыпь.
   Вскоре, за кустами появились избы деревни. Она состояла из двадцати - тридцати домов и надворных построек, вытянувшихся вдоль единственной улицы. Дома были обращены окнами в сторону широкой луговины, с буйной растительностью, среди которой, вероятно, и протекала нужная нам речка. За домами, располагались большие, засаженные картошкой огороды, огороженные жердями. Вплотную к огородам, подступала, высокая, таёжная гряда, отделяющей деревню от реки Хилок, железной дороги, и цивилизации.
   Оставив мотоцикл у знакомых, прихватив нехитрые снасти, отправились к речке. Она, действительно, бежала под сенью прибрежных кустов, метрах в трёхстах от деревни. Речка была неширокая, максимум, метров десять, в самом широком месте. И состояла из чередующихся глубоких мест и бурлящих перекатов. Над руслом, во многих местах, касаясь воды, нависали ветви плакучих ив, почерневшие от времени корни деревьев, там, и тут выглядывали из бурного потока. Рыбачить можно было, только, удочками на искусственную мушку на перекатах. Или, с трудом забросив снасть между ветками деревьев, ловить короткими проводками наживки.
   Несколькими километрами ниже по течению, холодные воды речушки впадали в основную реку - Хилок. Мы надеялись удачно порыбачить в устье горной речки.
   Закидывая мушку, ненадолго задерживаясь на наиболее уловистых местах, двинулись вниз. Однако крупная рыба, почему-то, не желала радовать нас своим присутствием. Не поймав и десятка мелких "харюзков", рыбаки спустились ниже по течению километра на два. На повороте речки, возле небольшого улова, сосредоточенно уставившись на поплавки, и делая вид, что никого не видят, сидели два мальчугана, лет десяти.
   Подойдя ближе, разговорились. Услышав, кто мы и откуда приехали, ребятишки, перестав бояться, рассказали, что с утра ловят в этом месте рыбу и слышали, как на дороге тарахтел мотоцикл. Вчера вечером, они были пойманы объезжающим поля, бригадиром, на воровстве сладкого турнепса. Он пригрозил, что завтра, вызовет к себе в правление родителей и попросит подъехать участкового. Не дожидаясь разноса, пацаны с утра "смылись" на речку. Поэтому, узнав, что на мотоцикле приехали мы, а не участковый, на радостях, пообещали, показать места, где ловится крупная рыба. Утренний клёв, по мнению аборигенов, был плохой. Даже за "скачком" - кузнечиком, хариус "сплавлялся" очень редко и неохотно:
   - Погода, всё дело портит, - по-взрослому, предположил, мальчуган выше ростом. - Вон, с хребта туча спускается! Сейчас, "ливанёт"! Поэтому рыба и затаилась - ждёт! После дождя в речке, жучков-червячков будет столько, только рот открывай!
   Действительно, за рыбалкой мы и не заметили, что с юга, из-за сопок, закрывая половину горизонта, надвигалась чёрная стена. Где-то вдалеке погрохатывал гром, сумрачная туча подсвечивалась изнутри оранжевыми всполохами. Надвигалась гроза!
   Дабы не промокнуть, стоило подумать об убежище. Ниже по течению, над зелёными верхушками деревьев высилась мрачная скала, с редкой растительностью на вершине и в глубоких расщелинах. Но пацаны, наотрез отказались туда идти:
   - Мы и в хорошую погоду стараемся туда не заглядывать! Во время грозы, тем более, там нечего делать. Взрослые не разрешают ребятне ходить к скале одним!
   Мы удивились такому послушанию недавних похитителей турнепса:
   - Прямо, так, и не ходили?
   - Ходили, конечно, смотрели! Только долго там оставаться нельзя!
   - А, что будет?
   - Не знаю, что будет. Никто из пацанов ещё не пробовал. Может и правда ничего не случится. А, вдруг, и впрямь, под скалой кто-то живёт?
   - Пойдёмте скорее, - вмешался второй мальчуган, - у нас недалеко, в лесу землянка есть - наш "штаб".
   Почти бегом, мы последовали за ребятишками.
   Между тем, небо потемнело, солнце скрылось за непроницаемыми тучами. Порывы ветра с шумом раскачивали ветви деревьев, пригибали к самой земле низкорослый кустарник на противоположной стороне речушки. От дальних сопок белёсой стеной приближался дождь. Возле самой землянки, нас догнал слепящий разряд молнии. Мне показалось, что явственный треск электричества, пронёсся рядом за спиной, лёгким ветерком, от которого дыбом встали волосы на затылке и мороз, иголочками, пробежал по спине. Вверху, в направлении скалы, сверкнуло иссиня-яркое пламя, берег реки качнулся, будто от удара. После слепящей вспышки, на мгновение наступила тьма. Следом, небо, с ужасным грохотом, раскололось на миллионы мелких осколков, разлетевшихся над землёй в разные стороны. И вернувшихся многоголосым эхом, отдалённых, нескончаемых, перекатывающихся раскатов.
   Следом за мальчишками, мы успели юркнуть в маленький лаз землянки за секунды до начала дождя. Рядом сверкнула молния, с неба, вновь, обвалился могучий грохот. Редкие капельки дождя забарабанили по крыше землянки. С монотонным шумом, на землю хлынул дождь. В землянке было тесно, но сухо. В отверстие лаза было видно, как дождевые капли с силой ударяясь о землю, растекались множеством маленьких ручейков. Катились под горку, к речке и исчезали в испещрённой другими каплями, водяной глади.
   Дождь неожиданно прекратился, хотя где-то вдалеке ещё грохотал уходящий гром, вскоре выглянуло солнце. Над мокрой землёй поднимался еле заметный парок. Воздух был наполнен прохладной влагой, запахами трав и мокрых деревьев.
   Скользя по мокрой траве, и обходя лужи, вернулись к брошенным в бегстве удочкам.
   О продолжении рыбалки не могло быть и речи. Вода в речке помутнела и несла всякий мусор. Всё ещё, на что-то надеясь, забрасывая наживку, незаметно подошли к скале.
   Скала, непреступной вертикальной стеной возвышалась над речкой, окрестными сенокосными лугами и соснами. Она, как инородное тело, будто бы вырвалась из плена песчаных пригорков, шагнула в сторону лугов, пытаясь уйти к своим подружкам синеющим вдали. Но, остановилась, в замешательстве перед бурной речкой. Со стороны реки скала возвышалась как крепость. С юга, от песчаных взгорков и соснового леса, на неё можно было, без труда, зайти пешком. В основании скалы, среди нагромождения камней и мелких деревьев, выделялись две, почти, гладкие плиты, составляющие угол, с рисунками и непонятными надписями.  []
   Высота надписей и изображений составляла около двух метров. Глубокая, вертикальная полоса, явно не природного происхождения, делила плиту на две части. Слева было изображено, нечто, напоминающее белое, круглое, островерхое здание. Одновременно похожее, на буддийский Дацан, исламский минарет и индуистский храм. Островерхое изображение, без полумесяца, тремя уступами расширялось книзу. С двумя тёмными проёмами, напоминающими окна, в верхней части.
   Правее, ещё более загадочное изображение, похожее на схему лабиринта, на неизвестный музыкальный инструмент, или на православный храм с маковкой наверху, но без креста.
   Вверху правой части плиты, выбиты неизвестные иероглифы, отдалённо напоминающие арабскую письменность, вероятнее всего, расположенные в три ряда.
   Данные надписи и изображения левой части, вероятно, были выполнены в одно время, профессионально, одним мастером и специальным инструментом. Судя по объёму работы, люди трудились над ними не один месяц. 
   В правом углу, небрежно, была изображена могила с православным крестом. А ниже надпись на старославянском языке. С трудом можно разобрать слова и фразы - "Господи помилуй", во второй строчке - "нас", "людям". Возможно и не так.
   Данная надпись и изображение выполнено гораздо позже, не профессионально и примитивным инструментом.
   Пацаны называли это место "бурятский бог" - "або". Но обязательных подношений, оставшихся от шаманистких обрядов, в виде разноцветных ленточек, мелких денег, конфет, ни возле скалы, не на кустах и деревьях видно не было. Земля вокруг, также, не была особо утоптана - люди сюда заглядывали не часто. В основании скалы под землю уходил небольшой лаз, куда мог пройти невысокий, взрослый человек. Вероятнее всего, что это была нора какого-то дикого животного, возможно, лисицы. Мальчишки, стараясь не подходить близко к камням, сказали, что спускаться под землю запрещено. Якобы там, под землёй, кто-то живёт.
   Ни фонаря, не веревки, а главное - особого желания лезть вниз и проверить эту версию, у нас не было. Сделав несколько снимков, мы отправились в деревню. Поблагодарив хозяев и вежливо отказавшись от обеда, завели застоявшийся мотоцикл и поехали назад, к устью речки. По дороге, подъехали к скале со стороны песчаных горок, взошли на её вершину. Ничего необычного мы не обнаружили, в одном месте чернела обгоревшая земля. То ли от кострища, а возможно и от удара молнии.Попродив по мокрой траве, отправились дальше.
   Крупных тайменей, в этот раз, мы не поймали. В устье речки отвели душу вечерним клёвом хариуса на червя. Перед самым отъездом, мне посчастливилось, вытащит тайменя килограмма на три .
   Всю дорогу домой, у нас с Сашкой, из головы не выходила мысль о скале, странных надписях и рисунках. Что это? Дело рук буддистских мастеров, тогда, причём тут старославянские тексты? Может быть, это чья-то могила? Тогда, чья?
   Ожидая парома, мы пытались узнать какие-то подробности у местных, также ожидающих переправы. И выяснили, что к этому месту, народ относится с почтительным страхом и суеверным уважением. Даже разговор на эту тему, люди старались не поддерживать и уходили от разговоров. Не прояснил ситуацию и словоохотливый паромщик, отделавшись общими фразами.
   Дело происходило в конце шестидесятых. С тех пор прошло много лет, в местах моего детства и юности я давно не был. Не могу сказать, на месте эти камни, или их уже перевёз в свой в загородный дом, какой нибудь предприимчивый "новый русский" - любитель старины. Также неизвестно, выдержала ли напор событий, в период безвременья и разрухи, маленькая забайкальская деревня с добрым именем - Халярта?
   Во всяком случае, на снимках Google село существует. Мною эти фотографии уже выставлялись в фотоальбоме темы "Ст. Бада". Хочется надеяться, что,на страницах, имеющего десятки тысяч читателей, Самиздата, найдутся люди-специалисты серьёзно интересующие подобными интересными находками. 
   

 

________________________________________________________________________________________________________________________________________________

ИСТОЧНИК ИНФОРМАЦИИ И ФОТО:
Команда Кочующие
Ресурсы поверхностных вод СССР: Гидрологическая изученность. Т. 16. Ангаро-Енисейский район. Вып. 3. Забайкалье / под ред. В. И. Зильберштейн. — Л.: Гидрометеоиздат, 1966. — 159 с.
 Хилок // Словарь названий гидрографических объектов России и других стран — членов СНГ / под ред. Г. И. Донидзе. — М. : Картгеоцентр — Геодезиздат, 1999. — С. 323. — ISBN 5-86066.
 О. Бавуу. Исторические местности, отмеченные в Сокровенном сказании монголов, 2005.
 Сокровенное сказание монголов параграф 109
 «Река Хилок» — информация об объекте в Государственном водном реестре.
 Трофимов Полностью собрать аварийный лес // Бурят-Монгольская правда. № 035 (2932), 10 февраля 1933 года, стр. 3
ТОПОНИМИКА. ГОРОДА И СТРАНЫ
 Григорьев В. Н., Митрофанов В. В., Славинский О. К., Шишков Л. К., Плечко Л. А. Азиатская часть // Водные маршруты СССР. — М.: Физкультура и спорт, 1976. — С. 113. — 160 с. — 50 000 экз.
География СССР
http://nature.baikal.ru/
http://samlib.ru/g/gniljakow_wladimir_nikolaewich/mustashar-19.shtml

 

 

ВложениеРазмер
HilokRiv (1).jpg216.08 КБ
HilokRiv (2).jpg154.11 КБ
HilokRiv (3).jpg206.55 КБ
HilokRiv (4).jpg199.06 КБ
HilokRiv (5).jpg188.83 КБ
HilokRiv (6).jpg44.51 КБ
HilokRiv (7).jpg236.94 КБ
HilokRiv (8).jpg225.5 КБ

Отправить комментарий

Фотографии на сайте размещены в качестве научного, информационного, учебного и культурного материала без цели извлечения прибыли.

Контактная информация:

Капитан команды Кочующих (он же главный по сайту):
Хафизов Ахат - Hafizow@yandex.ru


Продвижение сайта в интернете:

Лоцман команды Кочующих
Бортяков Андрей - abortyakov@yandex.ru