Клады Свердловской области

Ермак

Уральские недра всегда были известны своими богатыми кладовыми. Причем богатыми не только в переносном, но и в самом прямом смысле этого слова. 
Местные кладоискатели практически каждый год находят в земле золотые монеты, старинные драгоценности и утварь. 
На всю Россию известны такие династии купцов, заводчиков и промышленников, как Строгановы, Демидовы, Турчаниновы, Яковлевы и Любимовы. Все они стояли у истоков предпринимательства на Урале, а об их состояниях ходили легенды. Только где теперь их сокровища? 
 

  
Историки заявляют, что большое количество кладов было спрятано на Урале во время революции. Спасая «нажитое непосильным трудом», помещики и купцы укрывали богатства под столбами ворот и в подвалах богатых особняков. Причем, чтобы клад было сложнее отыскать, использовались не огромные сундуки, а глиняные горшки и небольшие шкатулки. 

  
Тальков Камень 
Одно из мест в Свердловской области, обросшее легендами о кладах, находится примерно в 50 км от Екатеринбурга. Это озеро Тальков Камень.                                                                                                                        
Глубина «водной сказки», как ее называют местные жители, — 32 м. Раньше здесь был глубокий карьер, в котором добывали тальк. Однако затем на дно стали просачиваться грунтовые воды, и постепенно карьер заполнился водой. 
По преданиям, именно на дне карьера хранится богатая коллекция фарфора, насчитывающая сотни изделий, известного уральского промышленника — владельца «заводов и пароходов» Дмитрия Павловича Соломирского. 
В 1919 году, когда близлежащий к Талькову Камню городок Сысерть покидали белые войска, управляющий заводами Соломирского, понимая, что ценные вещи не вывезти, распорядился затопить их в карьере. Говорят, что жители Сысерти видели, как из дома Соломирского в сторону Талькова Камня направляется огромный обоз, груженный драгоценностями. Через несколько недель в город вступили красные. Все уцелевшее имущество промышленника растащили. Было предпринято несколько попыток найти фарфор Соломирского, но ни одна из них не увенчалась успехом. 
В наши дни на дно Талькова Камня не раз спускались водолазы, но и их усилия по поиску коллекции фарфора не принесли результатов. 
 
Золотые огороды 
Особенно часто денежные клады в Свердловской области находили в 70-х годах прошлого века. Самый крупный был обнаружен в 1978 году в деревне Юшкова Тугулымского района. На обычном огороде можно найти монетный клад Местный житель, вскапывая огород, нашел берестяной короб. В нем оказалось 12 500 пятаков времен Елизаветы и Екатерины II. 
Сейчас эта богатая коллекция хранится в фондах музея. Найденные монеты были отчеканены на Сибирском и Екатеринбургском монетных дворах. Вместе с ними оказалась бирка с описью. Так удалось определить, что монеты везли в Сибирь. 
Сразу несколько кладов с серебряными монетами были найдены и в Екатеринбурге. В 70-х годах в центре города часто разрушали старинные особняки и в подвалах находили помещичьи сбережения. 
 


Сокровища Ермака 
Еще одна из историй про сказочные богатства связана с именем знаменитого покорителя Сибири Ермака. В долине реки Серебрянки, протекающей в Свердловской области в пещерах, где в нее впадает ручей Кокуй, Ермак спрятал часть своих награбленных сокровищ. 
Покоритель Сибири надеялся в будущем вернуться за ними, но через несколько лет попал в засаду с небольшим отрядом казаков и, спасаясь бегством, утонул в реке Вагай. Также клады Ермака ищут на реке Тагил при устье речки Медведки и на реке Чусовой в пещере вблизи скалы Ермак-Камень. Сокровища Ермака не дают покоя кладоискателям 
 
Клад Пугачева 
По преданиям, именно в Свердловской области спрятан клад Пугачева. Знаменитый бунтарь в 1774 году недалеко от села Подгорная в Красноуфимском районе был разбит правительственными войсками. Отступая, Пугачев не пожелал, чтобы его сокровища достались царским слугам, и приказал своим подчиненным бросить несколько телег с бочками, наполненными монетами и драгоценностями, в местные болота. 
Правда, поговаривают, что затем сокровища нашел пермский воевода Александр Голубцов, который и разбил войско Пугачева. Он стал стремительно скупать местные в общем-то не особо плодородные земли и даже построил здесь каменную церковь Покрова Пресвятой Богородицы (для сравнения: в те времена даже в Санкт-Петербурге из камня строили только фасады, а не все здание). Сын Голубцова входил в состав кабинета министров, что также наводит на определенные мысли. Дворяне Голубцовы входили в число богатейших людей страны. 
Правда, через сто лет, спасаясь от большевиков, Голубцовым пришлось хоронить в болотах около основанного ими же села Александровское свои сокровища. Клад Емельяна Пугачова не менее знаменит 


 
Любители покопать 
В Красноуфимском районе только за последние 30 лет местные кладоискатели находили массу раритетных вещей: ружья XVIII века, шашки, винтовки, патроны, серебряную лампаду весом более килограмма, пистолеты, штыки. Но самый большой клад был обнаружен еще в 70-х годах прошлого века. 
Рядом с парком имени Блюхера в Красноуфимске был найден горшок с золотыми монетами достоинством 5, 10, 15 рублей времен царствования Александра III и Николая II. Там же лежало несколько платиновых 3-, 6- и 12-рублевых монет времен Николая I. Рядом с горшком также было найдено ведро серебряных монет. Всех кладоискателей я бы разделил на две категории: мелкие хулиганы — это те, кто ищет монетки, и бандюги — это те, кто в поисках богатств роют могилы, курганы и места древних городищ. 
Я рьяный противник каких бы то ни было работ по поиску кладов. Этими делами должна заниматься наука, а не кто попало. Но у нас, к сожалению, наука находится в загоне. Финансирование этой важнейшей отрасли, по сути, отсутствует. Ученые выживают только за счет грантов, никаких целевых программ развития нет. Свердловскую область за последние годы уже всю перепахали. Ищут по берегам озер, рек — везде, где только можно. К сожалению, никто этому не препятствует, хотя есть федеральный закон, запрещающий подобные поиски. Олег Погорелов, заместитель начальника отдела археологии областного центра охраны памятников культуры. Зато официально на Урале можно поискать даже золото. Такие экскурсии предлагают туристам.
  
КЛАД КУПЦА РЯЗАНОВА
в 2007 году в полуразрушенной усадьбе купца Рязанова в центре Екатеринбурга была найдена кубышка с несколькими килограммами медных монет, самая старая из которых датирована 1869 годом, а самая младшая была выпущена в 1916 году. 
Вероятно, клад был спрятан во время революции и Гражданской войны. Монеты мелкого достоинства, номиналом, в одну, две, три, пять копеек; при этом они были стопками упакованы в газеты, что улучшило их сохранность.
  Он обнаружил в ветхом доме склад монет времен Александра Второго

Я в этой усадьбе проводку смотрел: надо восстанавливать здание, - рассказывает инженер-энергетик Александр Мальцев.

В старинный дом купца Рязанова на улице Куйбышева Александр Федорович зашел вместе со своим знакомым Владимиром Боликовым. Прошлись внутри здания, посмотрели на покосившиеся стены, почти обвалившиеся потолки. Случайно наткнулись на металлический предмет: под ногами валялось нечто среднее между гильзой и жестяной банкой. Подняли: «гильза» оказалась набита медными монетами.

Вероятно, клад спрятал сам владелец дома. Самая старая монета - 1868 года выпуска, самая «новая» - 1881 года. Точную сумму клада пока подсчитать не пробовали. Известно только, что там около 300 монет по 1, 2, 3 и 5 копеек.

В здании подвал, два этажа и мансарда. Удивительное дело: кого только не перебывало в этом старом доме. В последнее время туда частенько наведывались бомжи. Но ценный раритет оставался незамеченным почти два века. Александр считает, что изначально деньги спрятали где-то под потолком, но он осыпался, и клад попросту упал на пол второго этажа.

Александр Мальцев не стал жадничать. Забрал горсть найденных монет себе, на память. Остальную часть клада оставил Екатеринбургской епархии: именно в ее ведомстве сейчас находится старинная усадьба Рязанова.

Тем же вечером Александра буквально атаковали телефонными звонками. Знакомые, родственники - все интересовались находкой. В гости наведались даже из Невьянска: сотрудники местного музея хотели купить раритетные деньги.

- Рублей 20 за монетку предложили, но я не стал продавать. Лучше просто так раздам, - улыбается инженер.

Он и впрямь раздает клад налево-направо. Вот и редакции «Комсомолки» 11 копеек подарил.

Кстати, Александр Федорович, как выяснилось, собирает давние копеечные монетки. До вчерашнего дня самым древним «экспонатом» в его коллекции была копейка 1933 года выпуска. Теперь прибавилось еще несколько монет, гораздо более древних.

Сохранился клад неплохо, даже почти не потускнел. Скорее всего потому, что был завернут в газетную бумагу.

Сейчас антикварные деньги, видимо, отправятся в музей епархии. А вот пару веков назад на них можно было неплохо прожить.

- По-моему, тогда на 5 копеек в ресторане обедали, - смеется Мальцев, держа в руке парочку таких «походов в ресторан».

А в это время украли памятную плиту

Пока одни находят клады, другие воруют исторические ценности.
В Историческом сквере неизвестные демонтировали и увезли здоровенную металлическую плиту с исторической надписью. Раньше она находилась слева от всем известного родонита напротив плотины.
Никто не помнит, что на нем было написано - ни дворники, убирающие территорию, ни постоянные прохожие. Да и обнаружили ее исчезновение случайно.

В мэрии о пропаже узнали вчера от журналистов. Говорят, что будут восстанавливать, правда, к майским праздникам не успеют точно.
  
КЛАД В ЕКАТЕРИНБУРГЕ
Настоящий клад найден в центре Екатеринбурга. Несколько килограммов старинных монет середины XIX - начала XX веков были спрятаны в полуразрушенной усадьбе купца Рязанова - это на улице Куйбышева.

 
Старинное захоронение обнаружили двое жителей города. Мужчины рассказывают, что кубышка с медными монетами лежала прямо под ногами на втором этаже особняка. "Тут прошли, по-моему, тысяча человек, но никто не мог найти. А мы пришли, я случайно наступил, и увидел целую кубышку", - рассказал корреспондентам программы \"Вести-Урал\"  житель Екатеринбурга Владимир Боликов.
Скорее всего, монеты спрятали в земле накануне революции в 1917 году. Самые старые из них датированы 1869 годом, самые поздние - 1916-м. Их номинал - одна, две, три и пять копеек.

 
Благодаря тому, что деньги были стопками завернуты в газету, они хорошо сохранились. Некоторые и вовсе выглядят как новые. Между тем, что делать с находкой, мужчины ещё не определились.

 
Говорят, что согласны отдать монеты в музей. \"Дочери я возьму 3 копейки - показать, что были такие, а вот ведро денег мне не нужно\", - сказал Александр Мальцев.
  
ПРЕДАНИЕ О КЛАДАХ ПУГАЧЕВА
Клады всегда увлекали человечество. Стар и млад, в одиночку или большой компанией ищут сокровища в горах Гиндукуша и в песках Средней Азии, на дне глубоких озер и в прибрежных скалах больших рек. Чье только наследство не попадало в поле зрения энтузиастов, начиная от сокровищ легендарной Трои и кончая бриллиантами мадам Петуховой.

Искали все, но, пожалуй, одним из самых заветных желаний для многих искателей на Урале было найти «клад Пугачева». Не хватит места на газетной странице, чтобы только перечислить все точки, где, по преданию, оставлены несметные сокровища крестьянского царя. Коснемся лишь одного – клада на реке Чусовой, о котором много писалось и в газетах, и в журналах и на поиски которого уже затрачено значительное количество средств.

 

Сюжет для поиска

Полистаем немного старые газеты и журналы. В 1970 году профессор Свердловского института народного хозяйства А. Малахов, геолог и писатель, напечатал в «Уральском рабочем» свою первую статью «Тайна малахитовой плитки». Более подробная публикация была в №8 журнала «Вокруг света». Смысл сводился к следующему: старый горщик подарил профессору малахитовую плитку, на которой тот при очень большом увеличении обнаружил выполненную в микротехнике живопись, названную им литостилем. Среди сотен различных рисунков, увиденных профессором, им были расшифрованы многие, якобы связанные с Пугачевским восстанием.

Один из этих сюжетов и послужил основанием для поиска клада: «У противоположного края плитки размещены пейзажи реки Чусовой, то есть все, что расположено на западе Среднего Урала, а с юга в эту зону двигались «гонцы» с караваном наиболее секретных документов и ценнейшей части казны Пугачева». Это заявление послужило сигналом, и на берега Чусовой ринулись толпы кладоискателей. Одну из них возглавил сам Малахов. При помощи лозы и электроразведки обследовались пещеры и скалы вдоль реки, пока наконец не было сказано: вот в этой пещере должны быть сокровища!

В 1983 году А.Малахов умер, и страсти немного поутихли. Однако последователи его идей не сложили оружия, и вновь замелькали публикации в центральных и местных газетах, появились заявления в самые высокие инстанции страны. Процитируем одно из самых последних из них:

«Небольшой, но тяжело нагруженный караван ослов и верблюдов в сопровождении трех сотен отборных, преданных казаков во главе с Емельяном Пугачевым в сумерках достиг реки Чусовой – притока Камы – одной из самых крупных составных Волги-матушки.

Казаки постепенно разгружали караван и погрузили сокровища на подоспевшие лодки и плоты. В предрассветной дымке они тронулись вниз по реке. Водный вояж продолжался более суток. Наконец, отряд причалил к берегу.

Казна Российском империи была спешно перенесена в одну из пещер карстовой галереи. Вход в галерею был заложен порохом и закрыт взрывом.

Сопровождающий секретный отряд Пугачевым был брошен в бой, оказавшийся для них гибельным. Однако тайну этого захоронения неизвестный русский умелец, чудом уцелевший, доверил малахитовой плитке, на которой он изобразил разные сцены из жизни Пугачева: его портрет, царскую корону, клинопись, безмасштабный план захоронения сокровищ и профиль, на котором видны бочки с драгоценностями, засыпанные грунтом».

Давайте порассуждаем хладнокровно: могло ли это произойти?

 

Было ли что прятать?

Первое, что бросается в глаза: сам Пугачев никогда в бассейне Чусовой не был. Его пребывание на Урале, начиная с 22 ноября 1772 года, когда он объявился в Яицком городке, и кончая трагическим пленением 8 сентября 1774 года на реке Малый Узень, нам известно буквально по дням. Ближе линии Каслинский завод – Красноуфимская крепость вождь восстания к бассейну р.Чусовой не приближался. Это отстает по прямой от самой ближней точки бассейна не менее чем на 120 км! Заметим, что и по времени это приближение проходило в период между 19 мая (бой у Троицкой крепости) и 11 июля 1774 года (взятие Красноуфимской крепости), когда в бассейне Чусовой все военные действия давно завершились и там повсюду стояли преданные правительству войска. Следовательно, версия с личным участием Пугачева напрочь отпадает сразу.

Справедливости ради надо сказать, что есть другой подходящий кандидат – пугачевский атаман Иван Белобородов. Тот как раз вел свои боевые действия в бассейне Чусовой. Начиная с первых чисел января 1774 года и до разгрома под Староуткинским заводом в конце февраля Белобородов был полновластным хозяином здесь. Вот он мог спрятать клад. Но тут встает другой немаловажный вопрос: что ему было прятать?

Про захват пугачевскими войсками несметных богатств ходят сотни легенд. Между тем документально закреплены почти все случаи захвата ценностей армиями восставших. Они подсчитаны в материалах следственной комиссии, воспоминаниях современников, перечислены в реестре, представленном в Сенат, наконец, упомянуты в романе В.Шишкова. Эта сумма равна примерно 200 тысячам рублей. На долю отрядов Белобородова падает вообще мизер: каких-то 30 тысяч рублей. Но и тут надо учесть, что в середине февраля 1774 года майор Фишер отбил казну Белобородова, где находилось 20 тысяч рублей. Остается всего ничего, да и то в медных деньгах. Ценных вещей в этом районе вообще не захватили, если не считать нескольких икон и породистых лошадей. Но и их тоже отбили.

Где же клад?

 

Пусть останется уделом романтиков

Давайте проанализируем критически, фразу за фразой, заявление о кладе Пугачева на Чусовой.

Возражение первое. За два века наблюдений самый ранний ледоход на Чусовой был 30 марта 1961 года, а обычно – между 20 и 25 апреля. Даже если мы возьмем в расчет самый ранний срок, то в это время армия Белобородова уже отступала в степях Южного Урала, а Пугачев готовился к битве под Сакмарским городком в степях Оренбуржья. Следовательно, если и грузили, то, по времени, надо было переносить ценности в сани и кошевы, а не в лодки и плоты.

Возражение второе. Кладоискатели в один голос указывают точное место: камень Кликунчик, расположенный на правом берегу Чусовой, примерно в 240 км ниже по течению от Староуткинска. Нам известно, что самая нижняя точка по реке, где появлялись повстанцы – это Илимская пристань при одноименной крепости.

Сюда белобородовские сотники Журбинский и Перхачев глухой ночью 26 февраля и привели разбитые под Староуткинском отряды, сдались в плен. Ниже по течению, за кордоны правительственных войск, могли проскочить единицы, может, маленькие группки, но никак не караван верблюдов и ослов с большим грузом, который должен был пройти еще не менее 170 км до камня Кликунчик при трехстах казаках. Это абсолютно исключено в районе, не принявшем восстания и буквально запруженном правительственными войсками.

Возражение третье. Наличие пресловутой короны – центрального предмета объявленного клада – ничем не обосновано. Кладоискатели установили ее по фотоснимкам, сделанным с большим увеличением все с той же малахитовой плитки. Это смутные фотоотпечатки, на которых зритель волен сам фантазировать, что там изображено. Вот на этих-то снимках и была «опознана» пугачевская корона с алмазом в 90 карат!

Проверить это невозможно, ибо плитка после смерти ее владельца исчезла бесследно. Да откуда бы взяться в 1774 году золотой короне с крупным бриллиантом? Изготовить ее на месте не могли, ибо не было в то время еще открыто ни месторождений россыпного золота, ни алмазов на Урале, а единственное известное месторождение коренного золота – Березовский завод – никогда в руки восставших не попадало. Да и золотых дел мастеров на территории восстания тоже не было. Из царского собрания корон в то время тоже ничего не пропадало – все описи известны и можно поименно указать, где что находится и по сей день. В частном владении такая корона тоже была ни к чему, а если бы и была, то уж наверняка о ней было бы известно. Следовательно, нет никаких оснований верить в ее существование.

Возражение четвертое. Ну хорошо, пусть клад существует. Как же смогли установить то, что в нем есть архивные документы. Они ни лозой, ни электроразведкой, ни какими другими методами геофизики не фиксируются. Тем не менее, кладоискатели упорно говорят: «Есть!»

Возражение пятое. Поклонники клада пишут: там спрятана казна Российской империи. Как тут не развести руками? Казна империи постоянно находилась в Москве и Петербурге. За последние 250 лет она покидала места своего хранения лишь дважды: в 1812 и 1915 годах. Судьбу обоих выездов мы хорошо знаем. А в пугачевское время казна империи спокойно лежала в своих хранилищах. В бумагах Я.Грота, на которые так любят ссылаться все сторонники клада, действительно упоминается о реквизиции Пугачевым государственной казны в ряде городов нижнего течения Волги. В них нигде нет и слова о «казне Российской империи». Просто искателям невдомек, что «государственная казна города» и «казна Российской империи» - это два разных понятия, резко различающиеся между собой и качественно и количественно.

Можно было привести еще не менее 10 серьезных возражений, не оставляющих камня на камне от всех заявлений о кладе. Это миф, и далеко не случайно, что за два десятилетия поисков не было найдено и ломаного гроша тех времен. Так пусть клад Пугачева на реке Чусовой останется уделом романтиков. Утверждать, что клад спрятан, гораздо легче, чем доказать, что его там нет. Прав был 76-летний сказитель Е.Емельянов с Южного Урала, который на вопрос очередного искателя клада ответил: «Клады? Что вы, молодые люди! Смешно говорить о них, пустые разговоры. Да и то только раньше люди болтали. Нет, нет, и говорить про них не стоит. Пустое дело!»
 
 КЛАДЫ РЫЖАНКО
«Рыжанкова гора (448 м) в верховьях реки Малая Черная близ горы Котел.
В 1771 г. царской сыскной командой был схвачен на этой горе вместе с товарищами беглый крепостной Андрей Степанович Плотников, по прозвищу Рыжанко, или Золотой. Память народная увековечила в названии горы прозвище атамана, который активно боролся с крепостниками».
(А. К. Матвеев, «Вершины Каменного пояса»)

Об атамане Рыжанко, прозванном в народе Золотым, слышали многие. А вот куда он спрятал награбленное богатство — никто не знает. Старики по-разному отвечают на этот злободневный вопрос.

По старому Сибирскому тракту, когда идешь или едешь с Шайтанского завода в Билимбаевский, дорога ведет на подъем в Теплую гору. Теплой ее потому и прозвали, что зимой, в любой мороз, пока поднимаешься в гору, тебе тепло становится, а от лошадей пар так и валит. А летом на Теплой горе и люди, и лошади выбивались из сил. В этот-то момент, бывало, из чащобы леса разбойники и нападали. Возьмет Рыжанко с ватагой добычу — и тут же скроется. Коней с ними не было — далеко уйти не могли. Погоню за ними посылали, облавы делали. А без толку сквозь землю проваливались.

Жил одно время старик, фамилию его можно поспрашивать, да только сейчас его уже нет, помер. Он много знал: про рудники и шахты, где какой камень самоцветный можно добыть. А уж про золото и платину как начнет говорить, так и не остановишь. Вот тот старик-рудознатец и рассказывал про гору Серебряную.

В деревне Подволошной, что расположилась на реке Шайтанке, жил Прокопий Четаев. Речек Шайтанок в нашей округе и на Урале много, а эту, что впадает в Чусовую ниже пристани Шайтанского завода, еще называют Четаевской Шайтанкой. Деревня Подволошная — одна из самых старых. Вот возле устья этой Шайтанки крестьянин Кузьма Сулей и отставной драгун Сергей Бабин нашли медные руды, а заявили о том только десять лет спустя.

В тот же год, когда сделана была заявка на медь, на другом берегу Чусовой нашли руду серебряную. Но пробы пробами, а когда дело дошло до переплавки в заводских печах — овчинка оказалась нестоящей выделки. Серебряный рудник забросили. А гора так до сих пор Серебряной и зовется.

С горы Теплой у разбойников был прорыт длинный подземный ход, и выходил он как раз в выработки серебряного рудника на Чусовой. Ограбят какую-нибудь карету или обозников — и по своему тайному ходу скрываются с места происшествия. Старик-рудознатец и говорил, что некоторая часть богатства атамана Рыжанко в том подземном ходе и схоронена.
 
Однажды на той дороге случилось убийство одного из владельцев Шайтанского завода Ефима Алексеевича Ширяева. Сделав свое безбожное дело, разбойники отправились в Талицу. Жила там у Рыжанко молодая вдовушка. Дом у хозяйки располагался на краю деревни, как раз у самого леса. Чуть что — в лес, а там, известно дело, убежать и спрятаться легче.

Первые три дня и три ночи гонцы Матрены Федоровны, жены Ширяева, не могли добраться до Екатеринбурга за помощью, попадая в ловушки, расставленные атаманом. Уж на четвертый день под утро изловчился один посыльный и пробрался через засады, когда людей сон склонил.

Отдыхала и гуляла в Талице шайка около недели. Рыжанко верно рассчитал: пока чиновники примут решение, пока солдатскую команду приведут в боевое состояние — несколько дней пройдет. В огороде у той вдовушки Андрюша Рыжанко и закопал деньги и украшения из самоцветных камней, которые взяли в доме Ширяева. Из Талицы шайка опять вовремя ушла.

Про клад многие теперь не верят. Но вот какой случай произошел с одним мужиком через двести лет после тех событий.

Работал таличанин на Новотрубном заводе в железнодорожном цехе. Раньше порядковый номер его дома четырнадцатый был. Но за два века Талица выросла и застроилась новыми домами.

Задумал тот новотрубник сделать у себя в огороде колодец, чтобы воду для поливки издалека не таскать. Выкопал, наверное, уже около метра, и наткнулся на слой бересты, который словно бы что-то накрывает. Береста влагу не пропускает, и земля под ней сухая. Шибко любопытно железнодорожнику стало. Копает яму в глубину дальше. Смотрит — еще один слой из бересты уложен. Азарт захватил мужичишку. Выбрасывать землю становилось все труднее, а она вся сухонькая. Вот и до третьего слоя бересты докопался. Только случился тут обвал, земля с краев осыпалась вниз. Темнеть стало, да и на другой день на работу нужно было идти. Отдохнуть не мешало бы.

Уж на работе родилась мыслишка: «Если ничего не найду на том месте, зато хоть колодец будет. А чтобы двойную работу не выполнять, сделаю загодя сруб. Позову ребят из цеха, и всей гурьбой докопаем и уложим все бревнышки сруба. Одному-то такую работу не провернуть».

Пошел таличанин в ту организацию, в которую надо было. Так, мол, и так, хочу колодец поставить, и надобно бревен для сруба. Ему сказали, чтобы он заявление написал и собрал полагающиеся подписи. Вот с этими-то подписями «Разрешаю», «Не возражаю», «К исполнению» и так далее маята вышла. То один начальник в отпуске, то другой завотделом на больничном, то бухгалтер в командировке по обмену опытом.

Собрал, наконец, новотрубник все подписи на заявлении, а ему и объясняют: хозяйство, мол, у нас плановое. В области согласуют, Москва утвердит... А пока ставим вас в общую очередь для приобретения пиломатериалов. Ждите. Сообщим.

Мужичонка тот не очень настойчивый был. Ему бы ходить и узнавать почаще, а он верил, что начальство не обманывает. А те по-другому мыслили. Раз не бегает, не спрашивает — значит, не сильно-то и нуждается.

Так и шли дни за днями, недели за неделями. Яму пришлось засыпать. Боялись — не напакостил бы кто, ведь место-то для колодца! Одним жена мужа утешала. Стоял он в цехе в списке на получение квартиры. Женушка и говаривала:

— Зачем тебе колодец сдался? Лишнюю работу выполнишь. Когда квартиру получишь, то переедем отсюда.

Прошла еще пара лет. Подошла очередь на получение жилья. Переехали они в город. В те времена закон такой был: ежели проживаешь в квартире, то второй дом иметь не разрешается. Пришлось продать домишко в Талице. Старый хозяин про то, как яму для колодца копал, новому домовладельцу ничего не говорил. Может, клад-то и лежит с тех пор на своем месте... А что же наш атаман Рыжанко? Чиновники канцелярии Главного правления велели снарядить для поимки шайки по пятьдесят человек с каждого завода: Северского, Билимбаевского, Невьянского, Верх-Исетского, Березовского, Полевского и Ревдинского. Был расклеен по деревням приказ о том, что за поимку атамана из казны будет выплачена награда в 30 рублей, а за каждого из разбойников — по 10. Как узнали о таком повороте дела в шайке, так и случился меж ними раздор. Большинство и говорит:

— Послужили мы тебе, атаман, хорошо. Добра разного много тебе скопили. Надоело жить по ле­сам. Отпусти нас по-хорошему и на прощание выдай денег на житье до старости. А так всех вместе быстро поймают.

Думал, думал Рыжанко и согласился на их просьбу. Повел в свое укромное местечко в логу, что возле одной горы в пятнадцати верстах к востоку от Шайтанского завода. Золото, деньги, камни самоцветные хранил атаман в той горе. Приходилось прятать сокровища от товарищей — боялся, что разбегутся дружки, и останется он один.

Кольцо у атамана было — одна сиротка ему подарила в знак благодарности за спасение. А перстенек-то с камнем, в котором, сказывают, сила большая была сокрыта. Камень верхом повернешь — любая гора раскроется. Но впускала гора к себе только одного человека — у которого на пальце колечко надето.

А тут еще одна нелепость случилась. Поранил Рыжанко пальцы. Пошел на ручей рану промывать. Снял с пальца перстень с камнем чудесным и положил в траву. А в это время сыскная команда подъехала... Вскочил атаман на лошадь и погнал; но угодил в болото, был ранен и пойман. Одного разбойника убили на месте, а остальные разбежались. Но постепенно всю шайку выловили.

Рыжанко и его сотоварищей, а также всех, кто помогал в расправе над Ширяевым, осудили. До сорока человек, среди которых было около десяти женщин, отправили навечно в Нерчинск на каторжные работы. Кто же по малости пособлял разбойникам — высекли плетьми да розгами.

Гору и лог с той поры и стали называть: Рыжанков лог, Рыжанкова гора. Клад в тех местах и по сейчас не найден.
   
СОКРОВИЩА ФИЛИНА 
Духовная культура древних металлургов Зауралья

В конце XIX века при строительстве горнозаводской железной дороги Екатеринбург - Пермь у д. Палкино были разрушены археологические памятники, сохранившие изделия из камня, глины и металла. Жители деревни собирали их и продавали скупщикам меди и любителям старины по 5 копеек за фунт. В результате активных поисков и раскопок археологических памятников членами Уральского общества любителей естествознания О. Е. Клером, М. В. Малаховым, Н. А. Рыжниковым, В. Я. Толмачевым и другими к концу XIX - началу XX века были накоплены сведения о местах металлургического производства у подножия Шарташских каменных палаток, Чертова городища, на горе Думной.

Такое скопление находок из металла вызвало дискуссию среди археологов: кто создал древний очаг металлургии - аборигены или пришлое население? Мнения разделились. М. В. Малахов и А. Н. Тальгрен обосновывали местное происхождение древних металлургов. По мнению же И. Р. Аспелина, в эпоху бронзы на Урале не было самостоятельного очага культуры.

Знания о древней металлургии Зауралья значительно пополнились в 50-60-е годы XX века в результате раскопок Е. М. Берс на горах Маленькой и Петрогром, на поселке Верхняя Макуша и К. В. Сальникова на Иткульском городище. Памятники древних металлургов раннего железного века Зауралья были выделены в самостоятельную культуру. И все же окончательно спор об истоках уральской металлургии разрешился лишь в 1970-1990-е годы. Тогда в изучение проблемы, наряду с московской школой Е. Н. Черных, включились и уральские археологи - В. Е. Стоянов и Г. В. Бельтикова. И, что самое интересное, правы оказались обе спорящие в конце XIX века стороны.

Черных доказал, что начало формирования уральской металлургии приходится на III тыс. до н. э. и связано с пришедшим сюда древнеямным населением, которое освоило Каргалинские рудники в Оренбургской области. Самостоятельные, но менее мощные очаги в это же время начали складываться в Прикамье и Южном Зауралье. Первые медные кованые предметы: ножи листовидной формы, шилья, проволока - появляются в Зауралье в середине III тыс. до н. э.

Четыре тысячи лет назад на Урале было освоено производство бронзы. Но металлургический "бум" в Зауралье начался три тысячи лет назад, когда с VII по III век до н. э. здесь действовал иткульский металлургический очаг. Именно к этому времени относится большая часть находок из цветного металла (меди) и "чудские копи". 
Зауральская медь в виде слитков поступала к приуральским племенам, в виде оружия - к савромато-сарматским кочевникам Южного Урала, иткульский металл проникал в районы Западной Сибири и далеко на север Урала.

За время действия иткульского металлургического очага территория его расширилась во всех направлениях: вдоль хребта на север до верховьев Нейвы, на юго-запад до верховьев Чусовой, а также в лесную и лесостепную зоны на восток. Но основные центры с полным металлургическим циклом от выплавки металла до отшлифовки готовых изделий оставались привязанными к меднорудным источникам. Один из таких районов находился в верховьях реки Исети, как раз там, где в свое время проводили исследования члены УОЛЕ, а позднее раскапывала памятники древних металлургов Е. М. Берс.

На северо-западной площадке острова Калинные палатки к настоящему времени обнаружено восемь металлургических комплексов. В их состав входят одно-два оснований горнов, ямы, следы легких каркасно-столобовых конструкций. По мнению Г. В. Бельтиковой, на памятнике Палатки I в V-III вв. до н. э. могли выплавлять, легировать и разогревать металл в горнах, производить отливку и кузнечную обработку изделий.
 

Почему пряслица оказались на дне горнов?

Когда при раскопках поселений археологи находят небольшие плоские кружочки с отверстием в центре, изготовленные из камня или глины, их обычно называют пряслицами. Раз пряслица - значит, их использовали для утяжеления веретена.

Вместе с тем на городищах Иткульском и Большегорском, на поселениях Палатки I и Верхней Макуше пряслица, как правило, находили рядом с металлургическими площадками, а в некоторых случаях и вовсе на дне оснований древних горнов. Все найденные на памятниках иткульской культуры диски одинакового размера, диаметром 3,5-4 см. Встречаются керамические, без орнамента, но более интересны орнаментированные, чаще всего изготовленные из талькового камня. На одной из плоскостей вокруг отверстия прочерчен обвод, от него во все стороны расходятся лучи. Изображение можно понять как знак солнечного диска с лучами.

Для иткульских металлургов знак солнца был связан с огнем и высокой температурой, необходимой для плавки металла. "Живой огонь" добывался трением. В этом можно убедиться, рассмотрев местонахождение шести дисков на памятнике Палатки I. Глиняный диск, орнаментированный лучами, найден в святилище, расположенном в центре памятника. Святилище со всех сторон было окружено металлургическими комплексами. Овальной формы площадка, ограниченная канавкой, была вытянута с севера на юг на 1,8 м, ее ширина составляла 1,2 м. Поверхность внутри этого кольца очень сильно прокалена. На ней и между стоящими камнями найдены линзы кальцинированных косточек. Они так пережжены и настолько малы, что затруднительно определить, кому они принадлежали.
 
В юго-восточной части канавки найден медный наконечник стрелы и уже упомянутое выше глиняное пряслице. В нескольких сантиметрах южнее сооружения лежал еще один медный наконечник стрелы. В 1,3 м северо-восточнее сооружения расчищены два птицевидных изображения, изготовленные в одной форме. После отливки у фигурок дополнительно хорошо проработаны голова и крылья. Одно изображение было целым, а второе с отломанной головой и в трех местах - на груди и крыльях - пробито острым предметом.

По совокупности находок можно попытаться представить обряд, производимый на святилище. На овальной площадке с участием пряслица разжигался "живой огонь". В костер для духов огня и воздуха помещали жертвенную пищу. Определенное место в ритуале занимали вместилища этих духов или духов предков - медные изображения птиц. Не всякая плавка металла удавалась, и покалеченная фигурка птицы, возможно, следствие того, что дух вовремя не помог металлургам.

Можно полагать, что подобные святилища сопровождали металлургические комплексы на многих памятниках: на горе Караульной у Северского завода, на мысе Толстик Исетского озера. 
Второй вид святилищ древних металлургов связан с чашами, расположенными на вершинах каменных палаток. Впервые предположение об их культовом назначении высказала Е. М. Берс, изучавшая памятники на мысу Еловом, поскольку рядом с чашей были найдены расколотые кости лошади, лесных животных и птиц, а также масса кальцинированных косточек. Но, учитывая находки шлаков и капелек меди на Вершине I, можно предположить, что чаши на вершинах служили основаниями горнов для культовой плавки металла, печами для подогрева металла и отливки культовых предметов, наконец, сочетали все три функции: жертвоприношение при выплавке металла и изготовление из него культовых предметов.

 
 
В поисках клада девки-азовки

Клады, как правило, находят случайно. Но тогда дело обстояло иначе. В 1939 году в книжных магазинах появились сказы П. П. Бажова, которыми зачитывалась вся детвора Урала. Ребята поселка Полевского - центра, вокруг которого разворачивались сказочные события - настолько поверили рассказам дедушки Слышко, что решили непременно найти клад на Азов-горе.

По свидетельству одного из участников поиска, ныне пенсионера г. Полевского Н. П. Юшкова, много камней было перевернуто и сброшено вниз со скальных выступов. И вдруг на восточной части горы, почти у кромки обрыва под перевернутой плитой обнажилось несколько металлических предметов. Мальчики в азарте начали рыть землю руками и рассовывать находки по карманам. В надежде обнаружить золото разломали несколько изделий. Золота не оказалось, зато при рассмотрении обнаружились такие необычные фигурки птицы с распахнутыми крыльями, различные антропоморфные изображения, зеркало, бляхи, наконечник копья. На следующий день, узнав о находках, в Полевский приехал Бажов. По настоянию писателя ребята передали большую часть находок в Свердловский краеведческий музей.

Были ли известны подобные клады в Зауралье? Находки фигурок отмечены еще в XVIII веке. Генерал-майор В. И. де Геннин писал: "В прежних годеях на оных местах жила чють, вогулича и вотяки, понеже находились в тех местах старинные (идолы), деланные ис красной меди".
 
Клад "диковинных вещей" был найден в 60-х годах XIX века управляющим Верх-Исетского завода С. Сиговым под валуном на горе Малой у деревни Палкино. В истлевшую кожу и бересту были завернуты медные и птицевидные фигурки, подвески, изображающие медведей, круглая бляха. В расселине скалы Адуйского камня местный крестьянин нашел медные антропоморфное и птицевидное изображения и обломки шаровидной булавы. Медные фигурки птиц обнаружили рабочие на невысоком мысу озера Куяш рядом с остатками железистых ключей.

Но самым удивительным местоположением клада стало гнездовье филина в гроте Сухореченском, которое в конце 90-х годов XX века отыскали биологи. В рыхлых отложениях лежали шесть медных фигурок птиц, хвостовая часть седьмой и круглая бляшка.

Картографирование находок позволяет сделать вывод о совпадении территории их распространения с границами иткульского металлургического очага. Конец бытования этого очага был определен Н. Н. Бортвиным по находкам на Азов-горе IV-III вв. до н. э. и впоследствии подтвержден радиоуглеродным датированием слоя, содержащего фигурки с грота Сухореченского.

Какие общие черты присущи всем кладам и отличают их от подобных находок в Западной Сибири и Приуралье?

Прежде всего, следует отметить особенность их местоположения - вершины гор, возвышенные части островов или мысов, откуда открывался широкий обзор на древние рудники и городища.

Специфичен состав находок: их основная масса всегда представлена птицевидными изображениями от 24 (сохранившихся) в кладе с Азов-горы, 14 - с озера Куяш-Огневского до 2-3 с горы Малой и поселка Ботники. Во всех кладах птицевидные сопровождаются предметами круглой формы: зеркалами, бляхами, или же фигуркой свернувшегося в кольцо волка с Азов-горы. Лишь в некоторых случаях найдены антропоморфные фигуры, и, в отличие от западно-сибирских и приуральских комплексов, редко встречается оружие. 
Вся культовая пластика близка по технологии изготовления к иконографии. Фигурки, как и все предметы иткульской культуры, отливались из меди.

В подавляющем большинстве видовой состав птиц неопределим, ясно только, что они - хищные. Но в каждой коллекции выделяются одна-две фигурки с тщательно проработанным контуром, в которых можно различить сову, ястреба или коршуна.

Находки из кладов вызывают целый ряд вопросов. Зачем изготовляли фигурки? Почему они так различны? Почему преобладает образ хищной птицы? 
  
Откуда прилетели медные птицы?

Вопрос об истоках образа хищной птицы впервые возник у ученых еще в конце XIX - начале XX века в связи с многочисленными находками птицевидных изображений в лесной полосе Урала и Западной Сибири. Исследователи не сомневались, что фигурки изготовлялись местными мастерами, но полагали, что идея образа появилась извне. Д. Н. Анучин находил ее в Индии и Передней Азии, И. И. Толстой и Н. Б. Кондаков - в Персии и Ассирии, Х. Аппельгрен-Кивало - в античном мире. Тогда же возникли различные версии о назначении находок: предметы жертвоприношений, посредники шаманских обрядов, части шаманских костюмов… необходимого при плавке металла.

Находит свое объяснение наличие в кладах круглых предметов - бляшек и зеркал. Как и орнаментированные пряслица, они были знаками огня-солнца, символизировавшего высокую температуру в горне, - важнейшее условие благополучия металлургического процесса.

Остается еще одна загадка: почему птицевидные, антропоморфные фигурки и круглые предметы захоранивались под камнями или в земле. 
Е. М. Берс считала клады священными местами, где хранились изображения богов-покровителей местности, богатой медными рудами. В. Н. Широков отметил, что грот Сухореченский в определенное время был святилищем для хранения вещей, связанных с комплексом антимистических и солярных представлений.

Возможность новой трактовки памятников типа кладов появилась в связи с публикацией А. П. Зыкова и Н. В. Федоровой статьи о Холмогорском кладе, найденном в Западной Сибири. Они убедительно доказали, что уложенные как в погребении предметы III-IV вв. н. э., в состав которых входили антропоморфные личины, птицевидные изображения, круглые бляхи и оружие, могли быть иттарма. Так у обских угров называли антропоморфные фигурки, в которых помещалась одна из душ умерших.

Во всех коллекциях "кладов", а вернее сказать, захоронений душ умерших металлургов фигуры птиц и антропоморфных разнообразны. Можно предположить, что за этой непохожестью стоят определенные реальные явления: неодинаковый социальный статус умерших (вождь, шаман, воин, свободные общинники, зависимые или пленные) или разная степень профессионального мастерства металлургов.

Необычен духовный мир металлургов Зауралья VII-III вв. до н. э. В нем запечатлелась специфика их жизни: в горе добывали руду, на горе строили городища и поселения с работающими горнами. На вершинах гор возводили святилища и в местах с широким обзором хоронили души умерших. Поэтому в мифологической картине мира центром мироздания была гора. Одухотворяются и приобретают знаковое выражение вершина горы, царящие высоко в небе хищные птицы и солнце-огонь.

Этот акцент заметен и в орнаменте формочки для отливки клина, и в иконографии трехчастного адуйского идола. Верхний мир в нем представлен личиной, от которой отходят вверх солнечные лучи, нижний - хищником, живущим в норе.
 
  
КЛАДЫ УРАЛА
  Еще скифы и сарматы, жившие на Урале,  поражали мир обилием золотых украшений. Современная наука после их анализа доказала, что драгоценный металл – уральского происхождения. Золото Рифеевых гор описывали еще древнегреческие историки. Но все попытки отыскать промышленные месторождения его при Петре I ничего не дали. Пригодное для такой разработки золото нашли после царя-реформатора. 
Первая золотопромывочная машина на Урале появилась в 1823 году. Золота оказалось так много, что к 1913 году Россия прочно заняла ведущее место в мире по его добыче. До сих пор нет данных о том, сколько же золота было добыто  на всем Урале. Приблизительно речь идет о 1200-1500  тоннах! Золотая лихорадка не обошла стороной и башкирское Зауралье. Старатели поработали на совесть. Из рассекреченных данных видно, что  в период только советской власти в зоне ежегодно добывалось свыше десяти тонн золота.
     Если внимательно ознакомиться с архивами, обнаружится, что в Зауралье довольно часто находили самородки. Последний такой случай был отмечен в конце 80-х годов ХХ века, когда механизатор совхоза «Ирандыкский» Баймакского района, работая на поле, нашел самородок величиной с баранью голову. Как и предусмотрено законом, золото было передано государству. По различным источникам удалось определить, что в минувшем веке  в Зауралье  самородки весом от килограмма до пуда находили 17 раз. 
О более мелких сведений просто нет. Вероятно, документально их учет не велся. Тут надо особо сказать, что в старину золотые самородки имели большой спрос, поскольку всегда  представляли интерес для тех, кто кичился своим богатством. Крупные заводчики, под стать Демидову, имели даже коллекции самородков.
     О несметных богатствах иных уральцев можно судить по количеству легенд и преданий об этом. Характерно, что  народная молва связывает происхождение богатства промышленников исключительно с нечестными путями.  И, как наказание за это, с гибелью владельцев. Но прежде чем отправиться на тот свет, герой успевает припрятать неправедно нажитое  добро. Так что легенды и предания – своего рода как бы путеводители по кладам. Зачастую в них даются конкретные географические названия, упоминаются действительно жившие люди, есть приметы на местности, по которым можно, мол, отыскать клад. 
Вот один из типичных  сюжетов. В нескольких вариантах слышал рассказ о том, что в окрестностях деревни Иргизлы на реке Белой есть гора Пугачева, названная так в честь вождя крестьянского восстания. И якобы именно в ней, спасаясь от народного гнева, зарыл свое золото управляющий Вознесенского завода, убегая от войск Емельяна Пугачева. Верить или не верить? Но в рассказах приводятся подробности. В частности, о том, что Вознесенский медеплавильный завод, построенный в 1754 году в устье речки Иргизла,  работал на привозной руде – ее на лошадях доставляли из Тубинска. Заводской приказчик Копейкин (такой действительно существовал), узнав о приближении пугачевцев, погнал на склон крутой горы подневольных  людей рубить деревья и валить их на головы «разбойников»…
     Словом, исторически эта народная молва вполне достоверна. Не вызывает сомнений и то, что заводчики люто ненавидели Пугачева, лишавшего их богатства, старались загодя все припрятать в надежном месте. На этот счет нужно особо выделить, что войскам Пугачева не удавалось застать тех врасплох. Как правило, они встречали хорошо организованную оборону заводских поселений. Если учесть, что в ту пору с дорогами на Урале были сильные напряги, загодя, без огласки, вывезти свои богатства, когда кругом народные волнения, заводчики не могли. Оставалось лишь прятать. Известно, что Пугачев и его сподвижники, тоже всю казну с собой не возили – часть ее обязательно прятали.
 
   
                                           НЕОЖИДАННЫЙ ПАРАДОКС
     Если проследить по доступным источникам (прежде всего - фонды библиотек) тему кладов на Южном Урале, обнаружится неожиданный парадокс – несоответствие количества устных народных преданий, передающихся из поколения в поколение, с количеством «официально» отраженных в литературе. Чтобы не утомлять читателя перечислением изученных на этот счет мной изданий, сошлюсь только на один, но, думаю, самый яркий пример.
     Башкиры – коренные жители Урала. У них хорошие исторические корни, в традициях народа устное творчество. По нему можно выяснить с достаточной достоверностью, не прибегая даже к специальным хроникам,  многие исторические события. Дело существенно облегчает изданный в Уфе в конце минувшего века фундаментальный многотомный свод «Башкирское народное творчество». Преданиям и легендам отведен целый том (второй), объемом в 572 страницы. Некоторые легенды и предания в нем даны даже в двух-трех вариантах. Том снабжен весьма полезным указателем мотивов. В нем в разделе «Крестьянская война 1773-1775 годов» стоит «Клады Салавата и Пугачева». Указаны два предания  - в томе они идут под номерами 275 и 299: «Марийцы в войске Салавата» и «Салават и Балтас». Собственно о кладах сказано чрезвычайно скупо, буквально несколькими строчками. В первом предании читаем: «…Я в ту пору был восемнадцатилетним парнем. Очень жестокие мятежи начались. Поднялся народ и начал уничтожать бояр. Я тоже присоединился к восставшим. Через некоторое время слились с войском Салавата. Через Катав, Узень, Лаклы, Йыланли, Вакир, Карабашшары пришли в Киги. Оттуда ушли в Казань. В Карабашшарах зарыли три воза серебряных монет». Во втором предании: «После ухода пугачевского войска в направлении Казани Салават взял командование на себя. Казна тоже перешла в его руки. Он приказал припрятать казенные деньги в лесу, в дуплах деревьев, с тем, чтобы воспользоваться ими позднее, во время новых боев».
     Практически у каждого башкирского рода есть многочисленные легенды и предания о кладах. Как получилось, что в фундаментальном своде «Башкирское народное творчество» с этим по сути своей провал – загадка. Вероятно, сработал идеологический момент. О кладах времен Степана Разина, Емельяна Пугачева в советский период публично (через книги, журналы, газеты) сообщалось крайне мало, хотя молва о них не только у башкир, но и у русских, татар, чувашей, марийцев…. Но даже в «Большой советской энциклопедии» об этом нет ни слова. Получается, все на уровне народной памяти. Хотя тут дело государственной важности. Не исключено, что вместе с золотом, деньгами в кладах оставлялись и документы, которые могут иметь для науки сенсационную ценность.
  
                                                          ГДЕ ИСКАТЬ?
     Совершенно иная, чем в литературе (включая и журналы, газеты) ситуация с кладами в мировой сети «Internet», где этой теме посвящены гигабайты информации на любой вкус. Только не ленись искать. Располагая большим временем, не смог тут отследить и малую толику сведений. Даже до предела упростив задачу (поиск только по кладам времен Емельяна Пугачева и только на Южном Урале), получил на монитор такой объем, что хоть защищай кандидатскую диссертацию! Явно чувствуется в электронном мире повышенный интерес к ненайденным до сих пор сокровищам в Башкортостане и соседних с ним регионах. Свой парадокс  есть и в сети «Internet». Он в том, что при обилии сведений о возможных местах нахождения кладов, зачастую неясен источник первоначальной информации. Сравнивая похожие тексты на разных сайтах, «докопаться»  все же можно. И тут ждут неожиданные сюрпризы.
     Оказывается, Запад очень активно присматривается к ненайденным еще кладам в России. На иностранных сайтах есть даже подробные карты! На них крестиками и кружками помечены в России места возможного нахождения сокровищ. Очень основательно все выглядит. И, похоже, единственное, что останавливает западных кладокопателей, непредсказуемость поведения властей России, где легко меняют законы или же вносят такое количество в  них всевозможных поправок, что первоначальная суть переворачивается с ног на голову...
В начале 1840-х годов два молодых человека, братья Александр и Степан Гусевы, поехали из своего хутора Гусевского в Оренбург и по дороге остановились ночевать в деревне Синегорке. Когда они выпрягли лошадей и зашли в хату, то увидели лежащую на печи слепую старушку. Та по говору узнала, что Гусевы мосоли (мосолями называли потомков крепостных заводчика Мосолова) и спросила:
     - Вы из Кананикольского?
     - Нет, мы из хутора Гусевского.
     - Это на Малом Ике, возле устья речушки Ямашлы?
     - Верно! Откуда, бабуся, знаешь?
     - Я в молодые годы с Пугачевым ходила, была у него кухаркой. Когда по дороге на Иргизлу за нами гнались сакмарские казаки, Пугачев приказал закопать на левом берегу Ямашлы, возле устья, золото. Много ведь золота отнял у бар. Оно, чай, и теперь в земле лежит…
     Как видим, в этом рассказе без труда узнаются современные территории Зилаирского и Кугарчинского районов Башкортостана. Кстати, легенд о кладах Пугачева в народе действительно много. В них говорится о кладах, спрятанных близ бывшей крепости Рассыпной (Оренбургская область), в Диковой балке, в окрестностях Татищева, в озере Ванна… К сожалению, многие названия в преданиях за два с лишним века поменялись. Но сложность не только с этим. Иначе теперь выглядит ландшафт. Только комплексные исследования могут навести на след пропавших кладов. Но будут когда-либо предприняты такие исследования на Южном Урале? И кто выступит спонсором дорогостоящих мероприятий? Ясно, что не наше государство. А как с кладами на Западе?
По данным газеты «Вашингтон пост», ежегодно в США  специально организованные экспедиции отыскивают 20-30 крупных кладов. В ХХ веке общее количество обнаруженных в Америке сокровищ  было оценено в полтора миллиарда долларов! На Западе кладоискательство поставлено на  современную техническую основу – промышленность выпускает различную электронную аппаратуру. Начиная с 1950 года (с массовых поисков пропавшего золота гитлеровской Германии), только в США ее произведено на сумму  около 700 миллионов долларов. Там, оказывается, кладоискательство – целая индустрия!
    

  
  
 
_________________________________________________________________________________________
ИСТОЧНИК ИНФОРМАЦИИ И ФОТО:
Команда Кочующие
http://obzor-novostei.ru/480-nenajdennye-klady-urala.html
 « Уральский следопыт», №12, 2006 г.
http://urbibl.ru/Stat/Kladi/razvenchanie_legendi.htm
статья Александра Бабицкого
http://www.chuchotezvous.ru/civilizations/798.html
Г. ЗАЙЦЕВ, кандидат искусствоведения  - «Уральский рабочий» 3.07.1990 г.

ВложениеРазмер
1126133l (1).jpg115.56 КБ
1126133l (2).jpg78.58 КБ
1126133l (3).jpg96.3 КБ
1126133l.jpg152.88 КБ
аватар: Кэп

Находки Свердловской области

1. "Эпоха мамонтов"

Самые древние находки в Свердловской области датируются верхним палеолитом, а конкретнее, укладываются в интервал от 10 до 20 тыс. лет назад. Сюда относится Гаринская стоянка на реке Сосьва. Сегодня в Гаринском районе известны 22 кладбища мамонтов. Некоторые из них являлись также стоянками древнего человека. Здесь были найдены каменные изделия, относящиеся к эпохе палеолита, а также кости мамонта со следами обработки.

На территории Екатеринбурга самые древние поселения датируются эпохой мезолита (10 тыс. лет назад), например, археологические памятники на озере Шувакиш.

2. "Сокровища болот"

Серия уральских торфяниковых памятников. Их уникальность в том, что торф, как природный консервант, сохраняет всю органику и защищает изделия от разложения.

В 1890 году при золотодобыче на прииске близ современного города Кировграда была сделана самая яркая находка Урала – это Шигирский идол. Его возраст – 9,5 тысяч лет. Шигирский идол – древнейшая деревянная скульптура на нашей планете. Всё туловище уникального экспоната покрыто резным геометрическим орнаментом. Также на широких плоскостях вырезаны лица: три на лицевой стороне и три на обратной. Венчает идол, как несложно догадаться, объёмное изображение головы. Оно также двухстороннее.

3. "Пляшущие человечки"

Каменные останцы на берегах Тагила, Серги, Режа, Чусовой и других уральских рек. Это большие полотна для художников древности, места своеобразного религиозного стрит-арта.

Самым древним – более 5–7 тысяч лет. Эти рисунки расположены группами. В каждой группе есть изображения людей, животных, птиц, геометрических знаков. Выполнены на камнях с помощью охры.

4. "Плата за благополучие"

На Урале известны десятки пещерных святилищ. Одно из самых поразительных – "Дыроватый камень" (в пещере "Скалолазов" на реке Чусовой неподалёку от села Усть-Утка). Это межрегиональное святилище, почти непрерывно функционировавшее последние 10 тысяч лет. В пещере и у подножия скалы под ней найдено более 15 тысяч наконечников стрел из камня, кости, меди, бронзы, железа.

5. "Каменный стол"

За последние 15 лет археологами преимущественно в районе Верхней Пышмы было найдено несколько сотен дольменов, многие из которых имеют прямые аналоги в Западной Европе, на Кавказе и других регионах мира. Эти каменные столы, многим из которых больше 5000 лет, весят несколько тонн и интерпретируются как сооружения для захоронения остатков кремации.

Большинство верхнепышминских дольменов имеет однотипное строение, по форме напоминающее стол. На параллельно расположенных вертикальных стенках лежит цельная каменная плита, изредка она может состоять из нескольких частей. Вход в дольмены открыт, обратную сторону закрывает груда мелких камней, засыпанных землёй и поросших мхом. Сооружения могут иметь П-образную и V-образную форму. Считается, что точные координаты дольменов не афишируются или даже скрываются, чтобы их не разрушали непорядочные туристы. Однако в интернете полно сведений и фотографий этих самых дольменов с описанием, где их найти.

6. "Металлурги с крыльями"

В 4–6 веках н.э. на вершине горы Азов находилось древнее поселение металлургов. В 1940-х гг. у подножья горы и на верхней её площадке были найдены остатки мансийского стойбища тысячелетней давности – разнообразные изделия из меди и бронзы, изображающие хищных птиц. Большая часть клада, 40 предметов, поступила в фонды историко-революционного музея Полевского, а 5 идолов были унесены случайными людьми.

Немало тайн и загадок окружают Азов-гору. Многие и по сей день живут, рассказывают друг другу легенду о горной свече. Будто бы каждую ночь ровно в двенадцать часов зажигается на Азов-горе свеча и горит до рассвета. Кто её зажигает и почему она не гаснет на ветру, никто не знает.

Конечно, любого, пришедшего на Азов-гору, интересуют пещеры и как найти в них вход. Ответ есть в сказах Бажова: "Если увидишь где обвал породы, там и вход во владения "старого люда..." На самом деле, таких обвалов очень много, за два часа осмотра горы можно насчитать около десяти.

7. "Каменный топор у метро Динамо"

На территории нынешнего Парка культуры и отдыха в 1889 году Д. Н. Мамин-Сибиряк открыл стоянку раннего железного века.

На мысовидном выступе городского пруда, где теперь построен стадион "Динамо", в конце XIX века была открыта древняя стоянка и найдена глиняная орнаментированная посуда, сделанная без помощи гончарного круга.

Сейчас такую находку сделать трудно, но зато вся центральная часть города – это культурный слой XVIII-XIX веков, часто прекрасно сохранившийся. При раскопках на территории реконструкции "Пассажа" были найдены остатки 17 сооружений бывшей здесь когда-то Торговой площади и более 20 тысяч находок, среди которых курительные трубки, помадные банки, плошки для фейерверков, костяные зубные щётки и многое другое.

8. "Убит выстрелом в спину… 6 тысяч лет назад"

В 1988 году в гроте на Дождевом камне (11 километров ниже по течению реки Чусовой от села Усть-Утка) было найдено захоронение мужчины и женщины.

Около входа в грот археологи нашли захоронение женщины. Оно сохранилось только частично. Одежда этой женщины была украшена очень богато: на ней было два зуба северного оленя, два резца лося, зуб медведя и семьдесят три клыка выдры. Исходя из этого, можно определить, что она была помощницей шамана.

Внутри грота археологи нашли ещё более интересную находку. Тут было найдено тело самого шамана. Это был мужчина в возрасте от 40 до 45 лет. Он лежал в скрюченном положении на спине. На голове была надета шапка с клыком лисы, а на поясе висели костяной гарпун и десять резцов бобра. На штанах и сапогах были костяные подвески. На груди – шлифованный нож. Возле шамана лежали колчан со стрелами, фрагменты керамики, сумка с орудиями, а также расколотые кости животных. Проведённый анализ показал, что смерть шамана была неестественной. У него между шейными позвонками находился наконечник стрелы, сделанный из камня. Радиоуглеродный анализ показал, что останкам около 6,5 тысяч лет.

9. "Заводы на скалах"

Гора Петрогром (скалы Петра Гронского) – сегодня одно из популярных мест отдыха. 1500–2500 лет назад это было местом плавки меди и железа.

8 каменных чаш на вершинах – не чудо природы, а рукотворные основания горнов. На скалах и у их подножия найдены фрагменты керамики, глиняных воздуходувных сопел, тиглей, обмазка горнов, шлак, каменные песты и точильные бруски, формы для отливки наконечников стрел, копий и топоров-кельтов. Найдены и сами изделия: трёхгранный наконечник стрелы, подвеска в форме плоского конька, ручка от котла, ножи.

Как металлургические площадки использовались также находящиеся поблизости Чёртово Городище, Большие и Малые Шарташские каменные палатки в Екатеринбурге и гора Думная в городе Полевской.

10. "Бусы из горного хрусталя"

Вёрстах в 3–4 к востоку от города Екатеринбурга находятся скалы, известные у местных жителей под именем Шарташских каменных палаток. В 1889 году здешний охотник и золотоискатель Николай Рыжников пробовал почву около этих скал и нашёл вместо золота узорчатые черепки и каменные орудия. В следующем, 1890 году члены Уральского Общества также произвели там пробные раскопки и добыли бусы из горного хрусталя.

Такие изделия найдены на небольшой глубине в грунте около "палаток" и между плитами. Сегодня на берегах озёр Шарташ и Малый Шарташ выявлено более 200 археологических памятников, самые древние из которых имеют возраст более 8 тысяч лет.

аватар: Кэп

Монеты необычные

Как правило, монета ассоциируется в первую очередь с чем-то круглым и обязательно металлическим. Тем не менее, история знает немало примеров, которые противоречат подобным правилам.

Например, во времена правления Екатерины I в Екатеринбурге была отчеканена медная копейка. Выставляется она в коллекции Московского Государственного Исторического музея. Необычность этой монеты в том, что она квадратная. К тому же по оценочной стоимости эта копейка стоит около двух миллионов рублей. Тем не менее, это не единственная в мире квадратная денежная единица. Так в Швеции в начале XVII века изготавливались тяжеловесные медные даллеры - квадратные плиты, отчеканенные из полутора килограммов металла.

Пожалуй, самый необычный материал для изготовления монет применили в Соединенных Штатах Америки. В прибрежном городе Pismo Beach (Пизмо-Бич), штат Калифорния, в 1933 году ввели свою денежную единицу, изготовленную из створок моллюсков и черной туши - ракушки в качестве денег использовались еще в древности, а в современной Америке произошло это во времена Великой депрессии, когда люди в одночасье лишались средств к существованию, а многие промышленные объекты стали банкротами. На перламутровые оболочки моллюсков наносились символы, означающие номинал, год выпуска - в общем, все, как положено настоящим монетам и бумажным купюрам. Умельцы даже не забыли про знаменитую «долларовую» фразу In God We Trust. Местная торгово-промышленная палата признала такую валюту, и в обращение вышли 25, 50 центов и 1 доллар. Причем, используемый вид моллюсков в буквальном смысле кормил людей еще при своей жизни, так как этот вид вполне съедобный. Да и город был назван в честь своего «спасителя» - Pismo Beach.

BokoloЕще более необычной монетой считается национальная валюта на Соломоновых островах под названием Bokolo. Это крупная «монета» в виде кольца с двумя навершиями. Изготавливается она не из золота или дерева, а из морской раковины. Лишь несколько человек на островах владеют техникой выпиливания Bokolo, что делает ее желанной для многих коллекционеров мира и музеев. Однако в широком обращении на территории этой страны этих денег нет, поскольку всем туристам, да и жителям, известно, что в местный супермаркет стоит ходить с долларами Соломоновых островов. Тем не менее, по местному курсу 1 Bokolo равен 5000 соломоновых или 37500 американских долларов, и коренные жители расплачиваются им за невесту, за землю, а также используют Bokolo в качестве денежного примирения между племенами.

аватар: Кэп

Сопка Ермака

Одна из самых интересных достопримечательностей Верхней Туры. Таинственные легенды о кладе Ермака и загадочных подземельях уже давно не дают покоя любителям непознанного.

Сопками называют холмы с округлой вершиной. Как видно по названию, народная молва связывала эту возвышенность с Ермаком. По легенде он делал здесь остановку по пути в Сибирь (и, конечно же, спрятал клад).

Сопка Ермака возвышается на правом берегу Верхнетуринского пруда. Высота горы 299 метров. 

На самой вершине вертикально вниз уходит шахта. Глубина ее невелика – метров пять. К сожалению, некоторые несознательные уральцы завалили дно мусором. Рассказывают, что раньше на дне шахты даже в конце лета лежал лед. Горная выработка возникла в результате добычи меди в XIX веке. Где-то там, по преданиям, и запрятаны несметные сокровища. А по другим легендам тут прятались беглые с Кушвинского завода.

О загадках и легендах сопки Ермака писал в своей книге «Тайны сопки Ермака» кушвинский писатель Алексей Шевченко.

В Интернете интересные материалы об исследованиях сопки Ермака собраны в группе «Верхняя Тура».

Приведу несколько цитат.

Со ссылкой на подводника Виктора Новоселова, совершавшего погружение в пруду близ сопки Ермака, Алексей Шевченко писал о некой подводной пещере:

«Виктор Новоселов уже устал, но решил еще раз попробовать поискать утонувшего человека у обрывистых берегов сопка Ермака: вдруг его затянуло под камни подводное течение?.. Вот и скалы… Причудливые трещины в камнях, множество впадин, пучки водорослей…

А это что за провал в стене?

Виктор резко загреб ластами, оторвался от течения и нырнул в полумрак подводного грота. И вдруг… Хорошо, что руки всегда вытянуты вперед для лучшего скольжения, иначе бы разбил голову о неожиданное препятствие. Виктор спружинил руками и испуганно отпрянул: перед ним была решетка из прутьев, затянутых лишайником. Виктор выхватил нож, срезал лишайник. Сомнений нет: тяжелая кованая железная решетка – вход в пещеру. Сильный и мускулистый, Виктор надеялся раздвинуть прутья и проникнуть внутрь. Куда там! Прутья, хотя и изъедены ржавчиной, были такие толстые, что не поддавались. А тут еще от усилий аквалангиста неожиданно отвалился и пролетел в опасной близости от плеча потревоженный здоровенный камень. Виктор решил не испытывать судьбу, выплыл из грота, захлебываясь, глотал живительный кислород...».

Отправить комментарий

Фотографии на сайте размещены в качестве научного, информационного, учебного и культурного материала без цели извлечения прибыли.