Клады Пермского края

клад

Территория Прикамья в эпохи переселений народов была проходным двором цивилизаций. То через будущий Пермский край прокатились на северо-запад предки викингов, то на юго-запад — гунны, то появились булгары и осели-таки, но пришла Орда Чингисхана. 
Меж тем за тысячелетия до них и даже до коми и манси здесь жили и умирали народы, о которых мы и знать не знаем, потому что следов не встречали.
 Остались, правда, клады, вот только никаких карт из тех тёмных времён до нас не дошло. Можно лишь привязать находки к текущей топографии и предполагать вероятность обнаружения сокровищ так-то и там-то. Но оговоримся: «чёрная археология» в России вне закона, а потому отправляться по указанным адресам с лопатой и металлоискателем не советуем.

СТАТЬИ И ССЫЛКИ ПРО ПЕРМСКИЙ КРАЙ - ТУТ!
 

 

  СЕРЕБРО ДРЕВНИХ ПЕРСОВ
Речь пойдёт, прежде всего, о сасанидском серебре, в былые века буквально валявшемся под ногами: оно объявлялось вдруг то под корнями рухнувшего от старости дерева, то на пашне поднятое отвалом плуга, то на дне водоёмов. Серебра было столько, что о нём грезили и викинги, и новгородцы, и московский великий князь, а позже — царь. Отправляли целые экспедиции добывать «закамское» серебро. Причём учёта ему не было никакого — всё шло в лом и переплавку, и лишь позже, уже при Екатерине Великой, драгоценные свидетельства древнего торгового оборота Прикамья и Персии стали пополнять сасанидскую коллекцию Эрмитажа. Сейчас она на 70% состоит из сокровищ, найденных в Пермской губернии.

В книге известного археолога и нумизмата Алексея Маркова «Топография кладов восточных монет» часто упоминаются Строгановы и их имение. Вероятно, кроме находок, попавших в «список Маркова», могли быть и другие: захотели хозяева сдать древнее добро в музей — отослали, не захотели — себе оставили, чтоб гости завидовали. Тем более попадались не только деньги, но и кухонная утварь, и женские украшения. Например, в 1895 году найденные в Майкоре золотые кольца с уточкой тогдашний олигарх распорядился переделать в брошь и серьги для одной из дочерей. А по свидетельству известного лесовода, археолога и краеведа Александра Теплоухова, получившего от Строгановых вольную, ежегодно в Вятке переплавляли до 30 кг серебра и 20 кг золота из прикамских кладов: из сасанидских сокровищ делали крестики. 

Находили клады чаще всего по берегам рек, поэтому остаётся только вздохнуть, представив, сколько сокровищ затоплено водами Камского водохранилища. 
Под ними и легендарное место рождения Заратустры, пророка и основателя государственной религии в Персии при Сасанидах — зороастризма. Согласно мифу, Заратустра пришёл в мир на стрелке Камы и Чусовой. Сейчас стрелка напротив Банной Горы, а до строительства КамГЭС была напротив Лёвшино, но закопаны ли там драгоценные жертвы персов родине своего кумира — это смогут теперь узнать лишь подводные археологи.
До революции клады находили на Вишере у деревни Сыпучей, у Чердыни и южнее — у Гудбора (ныне Губдор. — «МВ») и Редикора, у Керчево и Клепкиной, Григоровского и Половодово, деревни Занина (уже Коми-округ. — «МВ») и Майкора, Климово и Пешнигорта, Мальцева и Кудымкара, у Гутово, Волгино, Печище, возле Строгановского имения Ильинское, в Большевисимском могильнике под Чёрмозом, под Суксуном, в Вереино на Чусовой и в Асовском на Барде, под Кунгуром.
 
КРУПНЕЙШИЕ НАХОДКИ

В 1872 году в 1,25 версты от села на косогоре возле чудского городища вешними водами были вымыты несколько серебряных предметов, закопанных в землю в деревянном или берестяном футляре. Клад состоял из: 1) блюда 25 см в диаметре с изображением охоты сасанидского царя на кабанов; 2) блюда около 17 см в диаметре с аллегорической сценой; 3) сосуда в форме чашки с набитой сценой охоты трёх всадников на львов; 4) монеты царя Хосроя II; 5) браслета и трёх колец из серебра; 6) золотого кольца и золотого обломка.
Двадцатью годами ранее крепостной Иннокентий Ужегов пахал с сыном Евгением целинное поле в верховьях ручья Лаштовки у деревни Волчиной Соликамского уезда, и плуг выворотил двенадцать предметов из серебра общей массой около двух килограммов. Наиболее крупной из всех была тарелка с изображением оленя в окружении цветочного орнамента. А в 1860-м в Чердынском уезде обнаружили клад из шести тысяч монет. С таким уловом сравнима разве что находка под Редикором в 1883-м: 34 серебряные шейные гривны в серебряном ведре — все вещи made in Волжская Булгария. Позже, кстати, в 1908 году, у этого села был также найден крупный серебряный клад из монет и гривен.
Большое количество предметов было и в находке, сделанной в 1899 году в деревне Аниковской Чердынского уезда — 796 серебряных изделий. А через десятилетие там же неподалеку обнаружились блюдо с изображением на военный сюжет, две чашки, два слитка серебра и три гривны. Отметились в списке местонахождений и Березники — причём уже в середине XX века. В 1959 году житель деревни Чупино ковырялся на огороде и выкопал три шейных витых гривны, два массивных браслета и хорезмийский сосуд с флористическим орнаментом. Все эти булгарские вещи были переданы в местный краеведческий музей. Впрочем, по иной версии, всё случилось при строительстве дороги в долине реки Быгель.
Много украшений булгарского производства было и в кладе, найденном в селе Вильгорт Чердынского района в 1927 году: 26 ювелирных и искусно сделанных изделий из серебра и золота со вставками из красного сердолика и бирюзы. Вообще, на Чердынский район приходится 59 крупных находок, сделанных в разное время: две сотни предметов.
Из-за обилия количества и ассортимента серебряные артефакты, обнаруженные в Прикамье, в ряде научных трудов даже названы «дальним импортом в Предуралье в VII — начале IX века нашей эры». Классическими в этом смысле являются Бартымские клады, обнаруженные в окрестностях деревни Бартым Берёзовского района Пермского края, — византийские, сасанидские, хорезмийские сосуды и монеты, а также византийская застёжка от ожерелья. Предполагается, что вещи эти попали в бассейн реки Сылва из Средней Азии через Башкирию по пути на север через Вишеру к берегам Печоры.
 
ПО СЛЕДАМ ГРАБИТЕЛЕЙ

Бартымские клады — целая череда находок: сначала в 1925, 1947, 1949 и 1950 годах — к северу от деревни, а затем в 1951, 1952 и 1957 годах — к юго-западу от древнего селища. Первые относятся к VII веку, вторые — к VIII, а возле Бартыма на месте слияния одноимённой речки и Шаквы, очевидно, было торговище, если не таможня или не прообраз сбербанка: проезжие зарывали своё имущество, получая взамен расписки, которыми могли рассчитываться уже на Вишере и Печоре. Ну и, конечно, монеты — те шли в наш регион нескончаемым потоком и оседали в бассейне Сылвы: деньги древние путешествующие торговцы тратили где-то в районе Кунгура.
Кстати, оттого там было и несколько небезопасно. Во всяком случае известно, что посёлок на слиянии Бартыма и Шаквы погиб в результате разбойного нападения неизвестной группы людей. Ну точно — первое в прикамской истории ограбление банка! А недалеко от впадения Сылвы в Чусовую на Усть-Сылвенском жертвенном месте вообще найдены серебряные слитки в форме прямоугольных брусков: четыре слитка, 200 бусин из сердолика, стекла и хрусталя, женские подвески и другие украшения. Причём бруски из ценного металла предназначались для изготовления денег: от слитка отрубались куски, плющились молотом и чеканились при помощи штемпеля. Добрались ли бандиты и до этого монетного двора — науке пока не известно.
Зато ей известно, сколько тонн золота и миллионов каратов лучших в мире алмазов хранят прикамские недра, есть ли самородки и бриллианты под толщей пластов соляного месторождения, как они там появились и правда ли, что свои алмазные копи Дмитрий Рыболовлев подарил дочери. Но об этом уже — в следующих номерах «Местного времени».
 
 
СПИСОК МАРКОВА

Выдержка из книги известного археолога и нумизмата Алексея Маркова, в каталоге пермские находки приведены под номерами от 162 до 170:
162. Близ Кунгура при реке Сылве найдены 1 серебряная куфическая монета VIII века и две серебряные сасанидские.
163. В Кунгурском уезде в 1887 году была найдена сильно потёртая сасанидская монета приблизительно VI века.
164. В 18 верстах от города Чердыни близ деревни Аниковой в размоине ручья найден в 1860 году клад в 50 монет. Одна монета из этого клада оказалась диргемом Исмаила с. Ахмеда, битым (чеканенным. — «МВ») в Самарканде в 908 году.
165. В Красноуфимском уезде близ деревни Шестаковой около реки Иргени в конце 1851 года крестьянином были найдены различные вещи восточного происхождения и при них 21 монета, из которых десять принадлежали византийскому императору Гераклию и его сыну Гераклию Константину, чеканились в 613–641 годах. десять монет было сасанидских, из которых древнейшие принадлежали Перозу, царствовавшему с 458 по 485 год, а новейшая — Варахрану VI, царствовавшему в 590–591 годах, и одна монета была бактрийская, до сего времени точно не определённая. Все эти монеты в 1852 году поступили в Эрмитаж.
166. В Пермской губернии в окрестностях Донды-Кара, Весья Коза и Игна-Кара (сейчас Кировская область. — «МВ») в 1886–1887 годах найдены были омайядский диргем, чеканенный в Васите в 103 году (=721) и аббасидский диргем 146 года (=763), чеканенный в Басре. 
167. В имении графа Строганова на берегу Камы в 1846 году был найден серебряный сосуд в виде леканы с изображением четверорукой женщины в короне, окружённой надписью на неизвестном языке. Вместе с этим сосудом было найдено одиннадцать серебряных монет, которые, по рассмотрении их академиком Дорном, оказались сасанидскими, битыми в 441–594 годах. Три монеты принадлежали, как думает Дорн, вероятно, Иездегерду II (441–557), четвёртая, вероятно, а пять ещё наверняка — Каваду I (491–532), и одиннадцатая — Хосрою II (590–628).
168. В Пермской губернии неизвестно в каком уезде открыты омайядский диргем 125 года (=742) и аббасидский диргем 166 года (=782), находящиеся в коллекции графа Строганова.
169. По словам Штраленберга, около Чердыни находят много халифских монет. Справедливость этого известия подтвердилась находкою там же в 1861 году куфических монет 282–295 годов гиджры (=895–908).
170. В Чердынском уезде в 1893 году был найден клад из серебряных вещей и 12 монет; из последних две штуки были пересланы секретарём местного статистического комитета Д. Д. Смышляевым директору Археологического института А. Н. Труворову, и им показаны мне. Обе они оказались сасанидскими: одна — Хосроя I, чеканенная в Мейбуде в четвёртый год его царствования (=534), а другая — неизвестного сасанидского царя без всякой легенды.
    
  
Кладоискательство в Пермском крае
Сегодня в пермских лесах можно встретить не только грибников и охотников, но и необычных людей. Они вооружены металлоискателями и лопатами, и что-то постоянно ищут в траве. Дело в том, что эти люди занимаются поиском самых настоящих сокровищ и называют себя копателями.  

Один из самых опытных кладоискателей Перми Алексей Кедр рассказал журналисту ТЕКСТа кто такие копатели, сколько они зарабатывают и где сегодня можно найти клад.
 
Кладоискатели – кто они и зачем им это надо?

Кладоискатели бывают разные. В основном это те, кто копает ради интереса, адреналина и активного отдыха. Как правило, это бывшие охотники или рыбаки, которые сменили одно хобби на другое. Сегодня в крае поиском кладов и монет занимаются около тысячи человек. Все они разных профессий и возрастов. У кладоискателей есть свой клуб по интересам, они общаются через соцсети и мессенджеры, собираются на слеты, организуют антикварные выставки. Есть второй тип кладоискателей – это люди, которые копают ради наживы. Их еще называют «черными» копателями, но их меньшинство. 
 
Когда копать?
Копательский сезон в Пермском крае продолжается с ранней весны и до поздней осени. Удобнее всего искать клад, когда появляются первые проталины: в этот период нет травы, которая мешает металлоискателю. Летом копать удобнее вдоль рек или на пастбищах, где траву поедает скот. Осенью лучше всего искать клад на пахоте или на побережье рек. С установлением снежного покрова сезон завершается. Зимой кладоискатели готовятся к следующему сезону – добывают и изучают старые карты, занимаются поиском новых мест копа и т.д. 
 
Где искать клад?
Часто клады находят на пахотных полях, в местах, где некогда располагались дома и хозпостройки прекративших своё существование деревень, сёл, починков и т.д. Это вполне объяснимо, ведь прятать куда удобнее и спокойнее на собственном участке, будучи укрытым от любопытных глаз. Можно искать клад в лесу, на пляже, в родниках или в заимках. Однако если рядом находится курган или другой археологический объект, то лучше покинуть это место. 

Также самое удачное место для поисков - это старые урочища. Неплохо, если отдельный поселок или старый заброшенный город был когда-то уничтожен в ходе какой-либо войны или, например, революции. В Пермском крае для поиска клада подойдут такие места как Кунгурский, Оханский, Ординский район, Чусовские городки или пригород Перми. 
   
Что нужно взять с собой?
Для поисков клада одной лопаты будет недостаточно. В этом деле без хорошего металлоискателя просто не обойтись. Ведь именно при помощи металлодетектора можно обнаружить уникальные старинные ценности на самых различных глубинах. Не помешает в походе аптечка, средства от насекомых, перчатки, фонарик, топографические карты, запасной совок, наколенники и т.д. 
 
Опыт или удача?
Поиск кладов - это игра азартная. Если же чрезмерно уповать на крупный выигрыш в результате поиска, то неминуемо проиграешь. Самое главное здесь - не хороший металлоискатель и опыт, а везение и удача. Крупные клады находит один из 100 тысяч кладоискателей. Потому самым большим оптимистам нужно запастись долей скепсиса перед поиском. Нужно настроить себя на возможность возвращения из первых поисков с пустыми руками.
 
Что можно найти?
Чаще всего попадаются медные монеты мелкого номинала. Найти клад серебра, полтинники или рубли с полтинами - огромная удача, и такое случается очень редко. Немаловажный момент - это возраст находки. Всё, что старше 100 лет, является археологической ценностью. Например, если выкопать 1 копейку 1916 года в распаханном поле, то нарушений не будет. Если монета датируется 1911 годом, то она является археологическим предметом. Часто помимо монет можно найти предметы быта - крестики, пуговицы, эмблемки, пряжки, подсвечники, подковы. 

Что делать с кладом? 
Прежде всего, следует выяснить, кому принадлежит участок земли, на котором был обнаружен клад. Если у земли есть хозяин, то по закону он считается владельцем сокровищ, а с нашедшим стоимость клада делится пополам. В случае если земля государственная, то условия сохраняются те же. Только половину денег получает государство, оно же и становится владельцем клада. Но это касается лишь крупных кладов, которые имеют большое историческое или культурное значение. 
 
Можно ли заработать?
Если целыми днями копать, то можно. Но огромной прибыли не стоит ждать. Пермский край не столь богат на ценные находки, здесь очень мало золота и серебра. Бывает, можно найти ценные монеты из золота, но очень редко. Чаще всего попадаются обычные, рядовые монеты, которые стоят немного – одна штука за 100 рублей. Приблизительную оценку находки можно получить путем сравнения с выставленными на онлайн-аукционе похожими артефактами. Цена находки зависит от того, насколько редкая вещь и есть ли на нее спрос. Чем лучше монета или любой другой артефакт сохранился, тем выше будет его стоимость.
  
 
КУДА ПРОПАЛ СУДЬЯ ИСКАВШИЙ КЛАД
В Пермском крае, в Октябрьском районе, пропал 33-летний судья Дмитрий Епанов. Уехал на велосипеде рано утром на Пасху, 20 апреля, и не вернулся домой. С собой у него было немного денег, телефон с навигатором, карты района и металлоискатель.

Ищут его уже два месяца и не могут найти.

 
Все столбы оклеены ориентировками, судью искали с вертолета, водолазы облазили все пруды, полицейские и местные жители прочесали леса и деревушки не только в округе, но и в соседних районах. Силовики привозили обученных собак на поиски, и ни-че-го. Никаких следов - ни клочка одежды, ни спицы от велика. Последние надежды растаяли 15 мая, когда у судьи закончился отпуск. До этого слабо, но надеялись: а вдруг возьмет и выйдет на работу. Мало ли, знаете, бывает: поссорился с женой, уехал к друзьям, а о своих планах супругу не известил. Пропавший искал клады: карты старинные изучал, литературу специальную - как выжить в экстремальных условиях: строить шалаши, разводить огонь. И приходил домой с раскопок не с пустыми руками.

Что пытался найти в пермской тайге искатель сокровищ, почему местные неохотно обсуждают эту тему и среди разговора вдруг начинают класть кресты, и куда мог пропасть судья?

Наш корреспондент съездил в поселок Октябрьский, где на этот счет есть несколько версий.
  
«НЕ ПИЛ, НЕ КУРИЛ...» 
Версия 1: причастность родных отмели сразу

В Октябрьском районе Епанов с семьей прожил всего полтора года. В Кудымкаре, где до этого Дмитрий около десяти лет проработал помощником судьи, не было возможности продвинуться по карьерной лестнице. И когда в Октябрьском оказалось вакантным место судьи, он переехал туда с женой Снежаной и их 10-летней дочкой Леной.

Возвращался, по словам соседей, судья домой с работы поздно. А потом садился за компьютер. По местным меркам, человек был странный: не пил, не курил, в соцсетях замечен не был.

- Может, странными их считают, потому что они чужие? - предполагают бывшие коллеги Епанова из Коми округа. - Ребята нормальные, Диму знаем только с хорошей стороны. Не болтун, но и не молчун. Всегда ответственно выполняет работу. Кстати, он стихи пишет. А что… хорошие стихи. На дни рождения или юбилеи всегда зачитывал свои поздравления. Как уехал, звонил нам периодически, не забывал.

Версию, что к исчезновению судьи могла быть причастна жена (следователи всегда отрабатывают родственников), в селе отметают сразу. Снежана - невысокая блондинка, хрупкая - в чем душа только держится. Работала парикмахером.

- На нее дунешь - упадет. Снежка мухи не обидит, - уверены в салоне красоты в Октябрьском, где работала до последнего времени супруга Епанова (через полтора месяца после исчезновения судьи она вернулась в Коми округ). - Она всех котят на улице подбирала, потом объявления давала, чтобы пристроить в хорошие руки. На нее ни разу ни один клиент не пожаловался. Она даже голос никогда не повышала.

- Стрижет она хорошо, рука легкая, жалко, что уехали, сейчас все наши учителя лохматыми ходят, - расстроены в школе. - У дочки документы, правда, из школы она не забрала, может, вернутся?

- Не слушайте вы досужие домыслы. Снежана на тень стала похожа после пропажи мужа, - сочувствуют женщине ее кудымкарские подружки. - Горюет, не ест, не пьет. Лежмя лежит. Ни с кем не хочет общаться. От безысходности даже к гадалке ходила. Та ее шибко расстроила: сказала, что ее мужа убили в ту же луну, то есть в те же сутки, как он пропал.
 
МЕСТЬ ЦЫГАН С ЩУЧЬЕГО ОЗЕРА?
 Версия 2. Вендетта

- Не любят нас, судей, простые люди, ох не любят, - жалуются коллеги Епанова по работе. - Может и многие хотели бы с нами дружить. Но не может быть у нас друзей. Вот она - цена профессии. Мы и по гостям особо не ходим.

Вначале в суде заподозрили: не иначе криминал. Отомстили уголовники или родственники преступников, которых посадил Епанов. Если ты единственный в районе судья по уголовным делам, всяко кому-нибудь дорогу перешел. А он за полтора года работы больше 150 приговоров вынес. Продажа спирта, кражи, мордобои, наркотики, изнасилования, убийства…

Поди угадай, кто злобу на тебя затаил. В поселке толкуют, может, это цыгане отомстили? Есть в Октябрьском районе поселок Щучье Озеро. Облюбовали его ромалы. Сначала один приехал, потом другой. А там уже весь, наверное, табор перебрался. Если не два.

- Местные уезжают, потому что работы нет, оставляют пустыми дома, а цыгане тут как тут, занимают их. Некоторые приторговывают всякой дрянью, наркотиками. Ни для кого это не секрет. Да их и за руку не раз ловили, и сроки давали нехилые, - рассказывают местные.

Епанов, говорят в суде, например, полгода назад вынес приговор одному цыгану с Щучьего, целых 15 лет дал за наркоторговлю. Срок по всем меркам очень большой…

- После озвученных приговоров матом кроют иногда вслед, но чтоб мстить - такого еще ни разу не было, - утверждают коллеги Епанова. - Как-то давно подожгли прокурора, хотели спалить дом, а больше и вспомнить нечего. Закон есть закон, и люди это понимают. Зря сажать в тюрьму никого не будут.

- Вот как вы себе это представляете? - продолжают они. - Это же надо как было обозлиться, чтобы сутками сидеть в засаде и выследить его в пять утра в выходной день.

И приходят к выводу: если и криминал, то убийцы судье встретились случайно и не знали, кем и где Епанов работает. На его месте жертвой преступления мог оказаться кто угодно.
  


«ВДРУГ ОТКУДА НИ ВОЗЬМИСЬ - АВТОМОБИЛЬ», ИЛИ «ТАИНСТВЕННЫЕ БАНДЕРОЛИ ИЗ КИТАЯ» 
Версии 3 и 4: автоавария или грабеж

Вспоминают, было же уже такое несколько лет назад: у Октябрьского сбили путника насмерть и закопали в снегу, труп нашли прохожие по весне. А виновников аварии поди спроси у ветра, как звали.

Тут, в Октябрьском районе, дороги такие, что водители часто кузькину мать поминают. Да и ездят в здешних лесных краях - как будто в боях без правил участвуют. Еще и фонари в поселке не везде горят. Тайга, одним словом.

Местные сразу выдали-выдохнули такую версию. Ехал судья на велосипеде, и, допустим, вдруг откуда ни возьмись - машина. Ни велосипедист, ни автомобилист явно не ожидали в пять утра в воскресный праздничный день кого-то встретить на дороге. Водитель спросонок в потемках не заметил велосипедиста. Ехал, возможно, на огромной скорости и, скорее всего, навеселе. Удар! Тело - в лес, велосипед - тоже. Хотя нет, велик - с собой, закинул в кузов (если машина большая). Двухколесный у судьи сразу видно - не дешевый.

Следователи отрабатывали эту версию тоже: опрашивали владельцев транспорта, просматривали отовсюду видео, проверяли и личные автомобили, и большегрузные машины. Но без результата.

Или же бывает так: просто случайно оказался не в тот час не в том месте. Судья - человек чужой в тамошних краях. Встретил каких-нибудь хулиганов, наглых, куражных, возвращающихся с ночной пьянки.

- Если бы он был свой, его бы, может быть, не тронули, - объясняют в Октябрьском. - Даже если алкоголь совсем глаза залил, срабатывает что-то в пьяном мозгу: я ж с его братом учился, или знаю его родителей, или дети вместе в садик ходят. А тут чужак. Распустили руки и не рассчитали силу.

А тело, если спрятали, искать в здешних лесах - как иголку в стоге сена. - У нас за бутылку водки могут убить, а он ехал на дорогущем велосипеде, - рассуждают сельчане.

Велосипед Дмитрий выписал в декабре. Таких в Октябрьском ни у кого нет. Это даже не велосипед, а велогибрид с электрическим мотором компании Eltreco. Стоит больше 50 тысяч. Хочешь - крути педали, как на обычном велике, хочешь - не крути, за тебя мотор будет гнать. Если без помощи педалей, средний пробег 40 км в час, если с педалями - можно и 70 накрутить. Сносная езда и по грязи, и по снегу.

Металлоискатель, с которым отправился в путь судья, стоит примерно столько же.

- Постоянно он что-то выписывал. С Нового года ему пришло пять-шесть бандеролей, небольших, из Китая, - сообщили нам на почте. - Последнюю забрала жена с полицией уже после того, как он пропал. В посылке прощупывались какие-то проводочки.
  
В КРАЮ ГОЛОДНЫХ МЕДВЕДЕЙ И КАРСТОВЫХ ПРОВАЛОВ 
Версия 5. Несчастный случай

Основная версия, которой сейчас придерживаются следователи, - это несчастный случай.

- На территории района много пещер и природных карстовых провалов, - говорит следователь по особо важным делам СУ СКР по Пермскому краю Владимир Гилев.

Пещер в Октябрьском и вправду хватает.

- Вряд ли в пещерах где-нибудь застрял. В основном, пещерки маленькие, и еще нужно постараться в них залезть, входы очень узкие, некоторые придется долго раскапывать, прежде чем попасть, - объясняет нам сотрудница Горного института УрО РАН Ольга Кадебская. - Провалиться он никуда не мог, хотя… В жизни все может быть.

Как и по всему краю, в районе полно заброшенных домов, колодцев, выгребных ям. Попадешь куда-нибудь, сломаешь ногу и не выбраться без посторонней помощи.

Был конец апреля, в лесу еще лежал серыми огромными пластами снег, не совсем удачное время для поисков кладов. Неудачное и опасное. - Этой весной волки выходили на окраину села. Медведи только-только голодные и злые просыпаются после зимней спячки и выходят из своих берлог, - рассуждают охотники. - Мог и зверь какой-нибудь порвать. Но ведь велосипед бы тогда нашли…
 

  
ЗА ЧЕЛОВЕКОЛОСЯМИ ИЛИ САСАНИДСКИМ СЕРЕБРОМ?

Жена судьи не сразу, а только на третий день, как пропал муж, заявила в полицию. Объясняет: супруг на день-два исчезал часто. Начиная с весны до поздней осени, как только дождется выходных - сразу по лесам. Но не на рыбалку или охоту. А в поисках старинных монет и различных раритетных вещей. Хобби у него такое. Уже лет пять как.

Еще в Кудымкаре, где раньше работал (в Октябрьский район судья с семьей переехал лишь полтора года назад), увлекся.

- Он мечтал найти клад, - рассказала полицейским жена.

На поиски уходил рано утром, в 5-6 часов, отключал сотовый телефон (чтобы зарядка не села раньше времени). Возвращался через сутки. Говорил, что на ночь сооружает шалаш и спит в нем. Готовил себя к выживанию в сложных условиях. Закалялся. Зимой в -30 ходил без шапки.
  
Что он мог искать в Коми округе?

Коми, откуда родом судья, - мистический край. Через дом здесь живут бабки, в которых водятся икотки (бестелесные существа, вместе с водой или квасом вселяющиеся в человека, могут предсказывать или лечить).

О снежном человеке - коми-пермяки называют его чочком морт - судачат как о непутевом соседе: «Дак опять заявился. Идем в баню, а он - шасть по огороду».

А охотники и сегодня оставляют в лесу кабалу лешему - прошение на бересте и гостинец - пироги ли, цигарку, чтобы он, яг-морт (лесной человек) не кружил в лесу, не вредничал. А пастухи - чтобы помог им заплутавшую в лесу корову или козу найти.

От предков коми-пермяков - и знаменитый пермский звериный стиль, и деревянные боги.

Здешние края, вообще, благодатное место для кладоискателей всех мастей.

Люди до сих пор находят на своих огородах предметы уникального пермского звериного стиля - бронзовые фигурки хищных птиц, человеколосей, оленей, ящеров и медведей.

 
Археологи страшно ругаются:

Коми округ и близлежащая Чердынь привлекают черных копателей со всей страны.

Даже чиновники и бизнесмены входят в раж и начинают скупать у местного населения любопытные находки.

- Они всячески поощряют тем самым банальных бугровщиков (грабителей древних погребений), которых антиквары еще называют свинарями, - говорят археологи.

Никак не дают уснуть кладоискателям и несметные сокровища мифической Биармии (упоминается в сагах викингов как страна, полная богатств. По некоторым поверьям, она могла располагаться на территории края) и Перми Великой (раньше так назывались пермские земли).

Прикамье издавна славится и уникальными находками серебряных и позолоченных предметов Древнего Востока. Еще русские летописцы свидетельствовали, как московские и новгородские князья дрались из-за «серебра закамского». Это блюда, чаши, ковши, украшения, которые создали древние мастера из Византии, Ирана, средней Азии, Китая, Волжской Булгарии. Торговыми путями сасанидское серебро попадало в наши края, где его меняли на «мягкую рухлядь» - пушнину.

Серебряное блюдо с изображением сидящего горного козла, найденное в Пермской губернии в 1893 году, VIII в., Иран 
Серебряное блюдо с изображением сидящего горного козла, найденное в Пермской губернии в 1893 году, VIII в., Иран
Местное финно-угорское население использовало их в своих обрядах. Предки коренных жителей Прикамья - коми-пермяков - поклонялись деревьям и скалам и иногда оставляли в жертву серебряные и золотые украшения в лесу или около больших скал в святилищах. Спустя сотни лет крестьяне натыкались на серебряные вещи, когда корчевали пни, пахали поля.

Сколько этого серебра в Прикамье найдено, доподлинно неизвестно. Большинство находок хранится в Эрмитаже в Санкт-Петербурге. А сколько «неучтенки» на черных рынках продается и утекло за рубеж даже гадать бессмысленно.

Может, Дмитрий Епанов «охотился» за древним серебром?

- У нас многие с металлоискателями ходят, - нашли мы искателя сокровищ в Кудымкаре. - Но про судью я ничего не слышал.

Не знали о давнем увлечении Епанова и кудымкарские коллеги.

- Нам он ни про какие клады даже не заикался. Мы обсуждали чисто рабочие вопросы, - утверждают они.

Перед тем, как пропал, в середине апреля Епанов сообщил коллегам, что на майские праздники собирается поехать в Кудымкар.

Но не на велосипеде же?.. И до майских праздников было еще целых 10 дней. К тому же, если бы собрался далеко, он сообщил бы об этом жене.
 
В ПОИСКАХ ЗОЛОТОЙ БАБЫ

- Клады сасанидского серебра находят, в основном, на севере края - в окрестностях Чердыни и Соликамска, в Коми-Пермяцком округе, - консультирует нас доктор исторических наук, профессор, зафедующий кафедрой древней и новой истории России ПГНИУ Георгий Чагин. - А в Октябрьском районе их нет. Там не проходили торговые пути.

Если в Коми округе судья, уже давно разыскивающий клады) мог искать (и находить?) различные раритетные вещи, то что он искал в Октябрьском районе?

И в Октябрьском районе бытуют легенды о местных кладах, до которых охочи разные искатели сокровищ. На территории района есть древние святилища финно-угров, где они молились и куда они приносили в жертву различные вещи.

А еще есть легенда, что в этих местах жила девушка по имени Зарни, единственная дочь вождя из финно-угорских племен. Отец, мол, души в дочке не чаял. И задаривал ее золотыми украшениями. В Зарни влюбился Сарпи, сын вождя соседнего племени, но красавица ему отказала: больше всего на свете она любила золото. Сарпи обратился к ведьме, но та не смогла приворожить девушку и с досады превратила ее в золотую статую. Юноше посоветовали выстрелить в нее из лука, чтобы расколдовать любимую. Но статуя рассыпалась на кусочки и разлетелась по всей долине.

Может мифы про знаменитую Золотую бабу (Зарни Ань) - скульптуру из цельного золота, которой поклонялись финно-угры и которую ищут в том числе и в Прикамье, и позвали в глухую тайгу судью?

- Вряд ли Золотую бабу, если она где и спрятана, то на севере, - утверждают знатоки.

  
«А В ПЕЩЕРЕ 40 ПОДВОД С ЗОЛОТОМ КОЛЧАКА»

- А может, судья хотел найти какое-нибудь оружие, оставшееся с пугачевского восстания? - гадают жители поселка Октябрьский. - Под манифест Емельянки многие местные встали. Село соседнее - Богородск - знаменито тем, что там жил сподвижник Пугачева Иван Белобородов.

- А если вспомнить что Богородск назывался в старых летописях «Арий», а жители его соответственно - арийцы. И про то, что по легендам, в древние времена здесь обитали арии (древний ираноязычный народ, обладающий, по поверьям, могучей энергетикой, магическими способностями и сверхсилой)… Может, он следы их искал, вдруг здесь где-нибудь второй Аркаим скрывается (древнее культовое городище в Челябинской области, его еще называют «прародиной ариев». - Ред)? - чешут затылки они.

А еще в Октябрьском полно окопов со времен гражданской войны. В здешних лесах партизанили блюхеровцы (красные). Боев было много. И то здесь, то там - карстовые воронки, где расстреливали красноармейцев и белогвардейцев, а потом закапывали.

Поэтому и много людей, которые копают с металлоискателями, надеясь найти старинное оружие.
Интерес еще подогревается местными байками о том, что порой в лесах грибникам да ягодникам мерещатся фигуры солдат с винтовками, чьи души никак не найдут успокоения.
Местные предполагают, что судья мог искать и оружие времен гражданской, и золото Колчака.

По рассказам старожилов белогвардейцы, отступая, сбросили в одну из пещер оружие, тела погибших однополчан и золото, которое привезли на сорока подводах. И старики даже указывали в какую именно из пещер, в «Яму миллионную» в Октябрьском районе.

Лет пять назад в той пещере побывала геологическая экспедиция и ничего не нашла. Однако местные не отчаиваются, ищут золото теперь в других пещерах.

В шестидесятые, кстати, недалеко от «Ямы миллионной» была найдена гильза от патрона, а в ней была спрятана записка: «Кто найдет это письмо, пусть пойдет дальше по дороге. Там направо увидит большой камень, под ним находится план, где спрятано оружие. Нас двое, оба ранены. Один пишет записку, другой отбивается от белых гадов». Нужный камень пока не разыскали. А на оружие натыкаются.
 
«НАТЕЛЬНЫХ КРЕСТИКОВ ТОЛЬКО ШТУК 50»

Когда после исчезновения судьи полицейские начали опрашивать местных в Октябрьском, один из них рассказал, что судья Епанов показывал ему старинные монеты и крестики, которые он где-то нашел.

А мама Дмитрия Епанова, когда приехала на поиски сына, принесла в местный храм крестики, штук 50. На первый взгляд, все - нательные. Некоторые еще землей слегка присыпанные. Один серебряный, остальные - медные. Там же - истлевшие пуговки и колокольчики.
И еще некий предмет, похожий на деталь шумящей подвески X-XI вв. (пермский звериный стиль).
Мы показали фотографии крестиков пермским ученым.

- Да, это нательные кресты, разного времени, XVII-XIX вв, православные и старообрядческие. Они все в большинстве своем плохого качества и вряд ли могут иметь особую ценность, кроме исторической - отмечает доктор исторических наук, один из ведущих этнографов Пермского края Александр Черных.

- Откуда нательные кресты? - горячатся местные краеведы и выпаливают как на одном духу. - Не иначе из могил.

- Как это? - растерялись мы.

- По церквям старым он лазал, - объясняют. - При всех храмах - кладбища, вот и делайте выводы.

- Нельзя раскапывать могилы. Есть таинство отпевания. Как батюшка отпевает усопшего, сразу заколачивается гроб. И запечатывается могила. Печать нерушима до второго пришествия. Ее нельзя трогать, - качают головой верующие.

- Мы не о мертвом молимся, а о живом, - подбирает слова настоятель храма во имя преподобного Сергия Радонежского, куда мама судьи принесла крестики, Андрей Воробьев. - Помните притчу: мальчик шалил, и его мама в сердцах сказала: да чтоб он провалился. И мальчик исчез. Нашли его утопшим, похоронили. А через 20 лет он возвращается домой. Оказывается, вместо него похоронили бревно. А всем чудилось, что его. Господь не наказывает, он лишает благодати. Если судья вернется обратно, я уверен, он изменит свою жизнь кардинально. Если не вернется… В любом случае, нужно молиться, чтоб душу его спасти.
- У нас нет данных, что Дмитрий Епанов раскапывал могилы, - говорит следователь по особо важным делам СУ СКР по Пермскому краю Владимир Гилев. - Эти кресты люди могли когда-то обронить, а судья с металлоискателем нашел.
  
 
НЕ ДЛЯ НАЖИВЫ, А ИНТЕРЕСА РАДИ?

В храме объясняют, что судья, возможно, был одержим поиском кладов.

- Как дайверы лезут под воду, как альпинисты взбираются на горы, вот он также, наверное, искал клады, - говорит отец Андрей.

В поселке тоже считают, что искал он клады не для наживы (судьи ведь получают неплохую зарплату). А интереса ради.

- А, может, он нашел что-то очень ценное? Клад на миллион долларов? И его хотели ограбить? - продолжают гадать в поселке.

За несколько дней до пропажи, судья, говорят, интересовался о дорогах в Красноуфимск (Свердловская область), смотрел в интернете топографические карты Красноуфимского района 1894 года. А в тех местах тоже легенд о кладах немеряно: и пугачевцы телеги с монетами и драгоценностями закапывали в спешке, прячась от правительственных войск, и белые с красными ящики с оружием прятали по всем углам…

А еще в ноутбуке Дмитрия Епанова сохранились снимки какой-то таинственной церкви из дикого камня, которую никто не может опознать. Датированы снимки прошлым апрелем, когда Дмитрий с металлоискателем также пропадал на несколько дней. Но тогда он вернулся.

Может, он снова ушел к заросшей бурьяном церквушке? Поисковики прошерстили округу, говорят, опросили ученых, и, утверждают, что никто не знает о существовании этого храма…

Поиски продолжаются.
 
 
КЛАДЫ СЕВЕРНОГО УРАЛА
Есть регионы, которые в силу различных особенностей обречены быть желанной приманкой для кладоискателей. Клады Урала это отдельная глава в вопросе кладоискательства в России: в этом регионе тысячелетиями жили люди, добывались драгоценные металлы, находился ключевой пункт евразийской транспортной инфраструктуры. Именно поэтому небезосновательно считается, что искателям сокровищ есть чем поживиться в уральской земле.
 
Что можно поискать
Как и любой регион с богатой историей вообще и с насыщенной историей нахождения кладов в частности, на Урале существует множество рассказов о спрятанных сокровищах, найдя которые можно стать богатым человеком. Часть из этих историй выглядит откровенно фантастично, другие имеют определённую объективную историческую основу. Вот лишь часть из подобных легенд о потенциальных уральских кладах:

прежде всего, много историй рассказывается о тайниках с непосредственно уральским золотом, которое всё-таки смогли найти те или иные счастливчики. Дело в том, что промышленной добычи золота на Урале не ведётся - так и не удалось обнаружить достаточно крупные месторождения, чтобы организовывать прииски. Однако сообщения о нахождения на Урале отдельных золотых самородков появлялись стабильно, хоть и периодически. На основе этих сообщений появились и слухи о том, что некоторые сумели собрать немало самородков и спрятали их в различных тайниках;
очень популярны легенды о сокровищах легендарного Ермака, покорителя Сибири. В частности, в Свердловской области в качестве предполагаемого места хранения награбленных Ермаком в Сибири сокровищ называют сеть пещер, расположенных в долине реки Серебрянки - местные сказания повествуют о том, что Ермак с отрядом проходил здесь и спрятал часть добычи;
существует версия, что во время Гражданской войны в бывшем селе Верхние Муллы Пермской области (ныне это часть города Пермь), когда Советская власть начала активно реквизировать церковные ценности, духовенство Пермской епархии собрало драгоценную утварь и якобы на двухстах подводах перевезли её в Верхние Муллы, где всё было замуровано в подвалах Никольского храма. Храм был снесён в 1930-е годы, место его нахождения было залито асфальтом, так что проверить версию можно лишь в результате полномасштабных раскопок.
 
Что уже нашли
Итак, клады на Урале не редкость, однако у такого плодородия уральской земли есть и обратная сторона - это привлекает сюда множество желающих обогатиться, так что, по оценкам специалистов, количество найденных, но не обнародованных кладов значительно превышает количество известных ценных находок. Причём это касается не только последних двадцати лет, такая же ситуация была на Урале и в XVII - XIX веках, пока за раскопками в первую очередь исторических захоронений мало кто следил. Впрочем, о многих кладах всё-таки становится известно, например:

большую известность получили так называемые аниковские клады (найденные близ деревни Аниковская в окрестностях города Чердынь на севере Пермского края). Эти места оказались удивительно богаты на старинные клады. В 1846 году в Аниковской была найдена серебряная чаша и 11 древнеперсидских монет времен царей Ездигерда II, Ковада и Хосроя II (V–VI века нашей эры). В 1860 году здесь был найден клад, состоящий из 50 среднеазиатских монет, одна из которых была выпущена в Самарканде в 994 году;
в 1899 году в ходе археологических раскопок в деревне Аниковской был найден клад - 796 серебряных предметов, переданных в Чердынский музей. В 1909 году в Аниковской был найден еще один клад серебряных вещей: блюдо с изображением военной сцены, две чашки с арабскими надписями, три шейных гривны, два крупных слитка серебра. На то, что это был именно клад, составленный одним владельцем и помещённый компактно, указывало обстоятельство, что предметы лежали вместе и были прикрыты блюдом;
в 2007 году в полуразрушенной усадьбе купца Рязанова в центре Екатеринбурга была найдена кубышка с несколькими килограммами медных монет, самая старая из которых датирована 1869 годом, а самая младшая была выпущена в 1916 году. Вероятно, клад был спрятан во время революции и Гражданской войны. Монеты мелкого достоинства, номиналом, в одну, две, три, пять копеек; при этом они были стопками упакованы в газеты, что улучшило их сохранность.
   
КЛАДЫ ПРИКАМЬЯ И УРАЛА
КЛАД В СЕРЕБРЯНОМ ВЕДРЕ
Легенды, дошедшие до наших дней, рассказывают и о тайных подземных ходах, и о кладе дружины Ермака, и о языческом божестве – Золотой Бабе.
Это и неудивительно. Ведь еще в путеводителях XIX века Каму именовали не иначе как «река былых легенд». Заселение по Каме, которая, как утверждают геологи, возникла намного раньше Волги, началось несколько десятков тысяч лет назад, со времен древнего каменного века – палеолита. Какие только племена и народы не проживали на богатейших природными ресурсами просторах Верхнекамья!
Наличие богатейших соляных рассолов вкупе с драгоценными мехами позволяло древним местным жителям «принимать» у себя купцов, которые плыли из многих стран мира по Каспию, Волге и Каме в Северное Прикамье с различными драгоценностями для обмена с местным населением.

Эти коммерческие связи прослеживаются археологами намного раньше того периода, когда в Верхнекамье начало проникать с Русского Севера древнерусское население и новгородские ушкуйники (купцы-воители). Торговля в наших краях имеет историю не менее двух с половиной тысяч лет. По крайней мере сегодня это подтверждают данные археологии.
Археологи зафиксировали на территории Прикамья следы так называемой ананьинской культуры, возникшей в начале железного века и господствовавшей в Прикамье в VIII - VII веках до нашей эры. Ананьинцы являлись предками пермских народов (коми, удмуртов) и говорили на различных диалектах общепермского языка – основы.
 
  

Находки около Чашкинского озера.
Они уже были знакомы с мотыжным земледелием и домашним скотоводством. В Верхнекамье, по данным ученых, проживало 2-3 ананьинских племени, и, самое интересное, от их пребывания на наших землях до сих пор находят топоры-кельты, наконечники копий, стрел и пик, боевые и парадные топоры-клевцы, украшенные изображениями хищных птиц и животных. Имели ананьинцы и железные ножи, короткие мечи-акинаки скифского типа.

Очень интересный клад ананьинского времени найден на речке Гаревой. Он состоял из бронзовых изделий. Здесь же были обнаружены художественно оформленные кельты, бронзовые формы их отливки, различные художественные детали одежды и конской упряжи. Очень интересна фигурка жука-скарабея, которая могла быть сюда доставлена из Египта! Кстати, археолог А.В. Збруева нашла даже фигурку древнеегипетского бога-покровителя Амона!

У воинов-ананьинцев, которые носили короткие куртки, на голове был надет остроконечный, видимо, кожаный шлем. Как знак отличия, воин мог носить а шее бронзовую или железную шейную гривну – украшение в виде кольца. Были у них и очень интересные бронзовые наконечники стрел с тремя шипами. Такие наконечники были известны у скифов, а некоторые имели свистульки и при полете издавали пронзительный звук, который пугал лошадей противника.

Одним словом, каждый клад ананьевских вещей сегодня может стать гордостью любого музея мира!

Следующая археологическая культура, сменившая в Прикамье ананьинскую – гляденовская ( II в. до н.э. – IV в. н.э.). Ее представителей нередко называют древнейшими земледельцами Пермского края.
 
Хотя обменные связи гляденовцев были не столь обширны, как у ананьинцев, однако за бронзовые изделия и меха они тоже получали через посредничество степняков-сарматов товары с Кавказа, из Северного Причерноморья. Поддерживали они связи и с племенами Приобья. Одним словом, дошедшие от их времен клады тоже имеют огромную историческую ценность.

После небольшого трехвекового «затишья» в истории, как утверждают пермские археологи, с VII века нашей эры Предуралье вернуло себе вновь статус международного поставщика мехов. Именно тогда к нам мощным потоком хлынуло среднеазиатское и иранское серебро, арабские и византийские монеты, дорогие восточные (в том числе китайские) ткани.
 
Следует отметить, что большое значение для развития экономических и этнокультурных связей всего Предуралья имело появление в X веке на Нижней Каме сильноразвитого государства раннесредневековой Европы – Волжской Болгарии (Булгар).

Булгарские купцы имели по всему Прикамью свои фактории, своеобразные опорные торгово-промысловые пункты. Именно через булгарских купцов и «купцов чулыманских» попала на Приполярный Урал армянская сабля XII - XIII вв., найденная случайно геологами в 1960-е годы в верховьях р. Малая Тынагога (приток р. Ляпина). Сабля имеет позолоченные клейма в виде христианских крестов и надпись на армянском языке «Мастер Хачатур»…

В период средневековья «восточного серебра» в наших краях было, видимо, значительное количество. Знаменитый князь Иван Калита в 1332 году «возверже гнев на Новгород», просил у них «серебро закамское» для уплаты ордынской дани. И новгородцы Ивана Калиту тогда послушали…

Приведу более поздние примеры. В 1851 году крепостные крестьяне Иннокентий Ужегов и его сын Евгений пахали новое целинное поле в верховьях ручья Лаштовки вблизи деревни Волчиной Соликамского уезда. Во время пахоты они обнаружили двенадцать предметов из серебра общим весом более 5 фунтов, то есть около 2 килограммов!

Самым крупным предметом клада оказалась серебряная тарелка, или небольшое блюдо, с чеканным цветочным орнаментом, обрамляющим изображение оленя с тавром на задней ноге.

Ученые отнесли его к персидским сосудам эпохи династии Сасанидов ( III - VII вв. н.э.). Ну а «сусаниды» - это династия иранских шахов (224-651 г н.э.).

 
Замечу, что за найденный клад крестьяне ничего не получили, хотя им была обещана награда. Иннокентий Ужегов впоследствии разорился и нищенствовал, а в Российском государственном архиве древних актов до сих пор хранится прошение Евгения Ужегова на имя князя С.С. Абамелек-Лазарева (от 13 мая 1907 г.), в котором он напоминает о найденном кладе, перечисляя подробно все предметы из серебра, и просит выдать ему «100 рублей деньгами или 100 деревьев растущего елового леса в ближайших участках Рождественской дистанции».

Остается сожалеть, что этот клад не удалось подробно изучить, но многие шедевры «сасанидского серебра» и сегодня являются гордостью Государственного Эрмитажа в Санкт-Петербурге.

Еще в безмонетный период на нашу территорию наряду с металлической и глиняной посудой, восточным и европейским оружием, бронзовыми и драгоценными украшениями, стеклянными и каменными бусами, тканями, напитками поступали серебряные и золотые слитки небольших размеров – балыши и бурты. Ну а наш «ответный эквивалент» был представлен солью, мехами, невольниками, слитками бронзы и, наверное, различными продуктами питания: мед, отборное зерно, ценные сорта рыбы…

Но максимальный приток арабских монет в Предуралье приходится на X - XI века. Среди монет преобладают саманидские дирхемы. Интересны и находки медных монет саманидского времени, которые шли в общем потоке и, вероятно, служили прообразом бронзовых монетовидных привесок.

По данным прикамских археологов, в Удмуртском и Пермском Предуралье в вещевых кладах VII - XI вв. найдено более 8 тысяч монет! По мнению профессора ПГПУ, доктора исторических наук А.М. Белавина, по количеству кладов и монет Пермское Предуралье выделяется во всем Волго-Уральском регионе.

К большому сожалению, основная часть монетно-вещевых кладов не стала частью музейных собраний. Бывший крепостной графов Строгановых, известный российский ученый-лесовод, археолог и краевед Прикамья А.Е. Теплоухов писал: «Находимые в Пермской губернии серебряные вещи привозили в Вятку, где, как сказал И. Кривощеков, братья Агафоновы в иной год перерабатывали до 30 пудов серебра и 20 пудов золота на разные образки и прочие вещи. По их словам, серебряные вещи, находимые в земле из хорошего серебра, оно лучше, чем наше, лучше плавится и меньше чернеет на воздухе. Поэтому и находчики серебряных вещей и перекупщики везут его в Вятку».

 
Известен случай и в 1895 году, когда для одной из дочерей графа Строганова были переделаны в брошь и серьги редчайшие золотые кольца с уточкой, найденные в Майкоре.

Между тем, некоторые клады представляли собой целые состояния. Например, Ягошурский монетно-вещевой клад (1867 г.) состоял из 1500 редких куфических монет. Здесь же были найдены серебряный слиток и кувшин. Или вот в Чердынском уезде в 1860 году был найден клад из 6 тысяч арабских монет!

 
Очень часто клады были монетно-вещевые, и, надо сказать, многие дорогие предметы до сих пор поражают своей художественной ценностью. Например, у булгар был распространен такой тип шейно-нагрудного украшения, как гривны. В качестве материала для изготовления гривн по традиции использовали серебро, а также была заимствована и форма плетеной гривны-цепи, которые еще с VII века поступали в Предуралье из южных областей Восточной Европы.

На нашей территории тоже найдено немало находок серебряных массивных витых и ложновитых (нарезных) гривн так называемого глазовского типа.

А вот самый известный клад гривн в сопровождении восточных монет, драгоценной восточной посуды и серебряных украшений болгарского производства – это, несомненно, Редикорский клад 1883 года, где в серебряном ведре находилось 34 гривны!

 
Здесь же неподалеку был найден еще один клад в 1908 году. Наряду с 5 серебряными филигранными серьгами, 2 серебряными арочными подвесками с изображением пламевидных трилистников, круглой бляхой-привеской с арабской надписью, арабскими серебряными монетами, медной фигуркой человека, множеством бус, поясных накладок и пряжек из позолоченного серебра, в том числе с изображением людей и святого с нимбом вокруг головы, было найдено 15 гривн глазовского типа.
 

В 1853 году недалеко от Кудымкара был найден клад серебряной посуды и 7 удивительных шейных гривн. Несколько подобных кладов за последние два века обнаружено на территории современных Чердынского, Соликамского, Усольского районов и в окрестностях Березников.

Самый известный клад серебряных изделий близ Березников, который сегодня хранится в фондах Березниковского городского историко-художественного музея, был найден в д. Чупино местным жителем в середине 1950-х годов во время работы на приусадебном участке.

В состав этого чупинского клада (время: XI - XII вв., период родановской культуры – предков коми-пермяков) входят три витых гривны глазовского типа, два браслета с сердоликовыми вставками, сосуд хорезмийского производства с растительным орнаментом. По мнению археологов, этот удивительный и очень ценный клад можно связать с Абрамовским селищем, расположенным рядом.

Палаш из Усольской церквиВстречаются и очень небольшие клады. Так в 1992 году археологи Пермского госуниверситета обследовали поселение Ленва (через дорогу от Камского моста, где купаются березниковцы), а в самой ныне уже полуразрушенной Свято-Троицкой (Ленвенской) церкви (памятник федерального значения, постройка 1688 г.) был найден «схрон» церковного инвентаря XIX века: монеты, витражные стекла, фрагменты оклада икон и различной церковной утвари: светец, керамические плошки…

Или вот несколько лет назад, опять же археологи Пермского госуниверситета, изучая остатки постройки XVIII века с глинобитной печью в поселке Орел Усольского района, нашли четыре медных пятака Екатерины II и Александра I . Но исключительный интерес представляет находка здесь же двух фрагментов иероглифического письма – китайской скорописи XIV - XVII веков. Как эта китайская грамота оказалась в Верхнекамье? Зачем ее в потайном месте (под глинобитной печью) хранили хозяева?

Иногда археологи находят клады и из эпохи каменного века! Например, вблизи Березников не один десяток лет изучается поселение эпохи мезолита (среднекаменный век, VIII - VII тыс. до н.э.) – «Огурдино». Это поселение по характеру расположения материалов и по площади (50 га) на сегодняшний день – один из крупнейших мезолитических памятников Европы. Не случайно оно отмечено даже в британской королевской энциклопедии. Так вот, именно здесь десять лет назад был найден клад из шести обитых топоров из сланца с частичной пришлифовкой поверхности.

Для современного человека – ну какой же это клад? Но для специалистов – просто сенсационное открытие, а для «черных археологов» - целое состояние!

Уникальное и очень красивое массивное холодное оружие (палаш) в 80-е годы прошлого века нашли березниковские подростки в исторической части г. Усолья – в Никольской церкви, памятнике русского классицизма, возведенном в честь победы русского оружия в войне 1812 года. Сегодня он выставлен в экспозиции нашего городского историко-художественного музея. Палаш был аккуратно завернут и, видимо, определен «на вечное хранение» в алтарной части храма. Интересно, кто его заложил? В память какого события? Или человека?

Ценность практически всех, названных выше, произведений искусств неоспорима, и их стоимость на «черном рынке» будет не каждому олигарху по карману, но… если законопослушный россиянин сдаст государству клад серебряных или золотых изделий, что он, кстати, обязан сделать по закону, то согласно Гражданскому кодексу РФ он получит только 50 процентов от стоимости курса драгметалла в банке… То есть, историческая, культурная и художественная ценность уникальных находок у нас до сих пор не учитывается!

Вот почему сегодня большинство монетно-вещевых кладов проходят мимо рук исследователей и являются предметом активной антикварной торговли.

 

 

АРХЕОЛОГИЧЕСКИЕ ПАМЯТНИКИ ПЕРМСКОГО КРАЯ

В настоящее время в крае известно около 3000 памятников археологии всех эпох (от каменного века до нового времени) и типов (от каменных писаниц до исторических городов). 
Наиболее ранние памятники эпохи камня на территории края расположены в прибрежных зонах Камского и Воткинского водохранилищ. Это – стоянки и местонахождения Пещерный Лог, Ганичата, грот Большой Глухой, Сосновка III. Они относятся к раннему и среднему палеолиту. На памятниках найдены грубые рубящие орудия из кварцитопесчаника, кости древних животных. В верхнем палеолите выделяется несколько групп памятников, связанных с влиянием населения Русской равнины, с одной стороны, и Сибири – с другой. К наиболее изученным памятникам следует отнести стоянку им. Талицкого, Гарчи, Заозерье. 
При переходе от палеолита к мезолиту выделяется группа эпипалеолитических памятников. Это – стоянки Горная Талица, Усть-Сылва, Усть-Пожва. Наиболее показательной формой орудий на этих памятниках являются выемчатые трапеции. 
Развитый мезолит представлен памятниками типа стоянки Огурдино. Для них характерна пластинчатая микролитическая индустрия. Поздний мезолит отражают материалы памятников типа Усть-Половинная, Косинская, Голый Мыс, Шабуничи. На них фиксируются как мезолитические, так и неолитические черты. Классический камский неолит характеризуют стоянки Боровое Озеро I, Хуторская, Кряжская. Для них характерны крупные полуяйцевидные сосуды, орнаментованные гребенчато-ямочными узорами, двустороннеобработанные и шлифованные орудия труда. С переходом к прочной оседлости связано появление подпрямоугольных жилищ-полуземлянок с грунтовыми очагами. С поздним неолитом связаны памятники типа стоянки Лёвшино. Помимо гребенчатой керамики на них встречается посуда, орнаментированная с помощью накола. 
К эпохе энеолита относятся 3 археологические культуры. С ранним энеолитом связаны новоильинская и борская культуры, с развитым и поздним энеолитом – гаринская культура. 
Начало эпохи бронзы в Перм. Предуралье связано с существованием в Прикамье памятников турбинского (турбинско-сейминского) типа 17-15 вв. до н. э. Выявлены такие памятники, как Турбинский I и II, Усть-Гайвенский, Заосиновский, Бор-Ленвинский могильники. Как правило, в могилах отсутствуют кости людей. Судя по погребальному инвентарю (металлическое, каменное и костяное оружие – наконечники копий, вертикально-втульчатые топоры-кельты, кинжалы, наконечники стрел, костяные защитные доспехи), это были воины. Во многих могилах с ритуальными целями предметы вооружения воткнуты в дно или стенки могильных ям. В целом памятники турбинско-сейминского типа резко отличаются от некрополей всех остальных евразийских культур эпохи бронзы. Турбинцы были высококлассными специалистами в области бронзовой металлургии и металлообработки, они использовали литьё по восковой модели, что позволяло воспроизводить мелкие детали орнаментов. Широко применяли тонкостенное литьё для изготовления втулок копий, вислообушных топоров. Почти половина предметов отлита из оловянных бронз, полученных из рудных месторождений Горного Алтая. Происхождение и этническая принадлежность турбинцев не ясны, понятно только, что это пришельцы из сибирских земель. Спустя некоторое время после ухода турбинцев далее на запад их достижения в области металлургии оказались усвоенными племенами Прикамья и Поволжья. Поздний бронзовый век (14-7 вв. до н. э.) в Перм. Предуралье характеризуется бытованием так называемой ерзовской археологической культуры. В настоящее время известно несколько десятков памятников ерзовской культуры, наиболее крупными из них являются поселения Ерзовское, Заосиновское VI, Половинное I, Васюковская и Еловская стоянки. Орудия труда представлены каменными предметами, бронзовых изделий на ерзовских памятниках обнаружено мало. Наряду с ерзовской культурой в конце 2 тыс. до н. э. в Перм. Предуралье проникают племена протоугорской лебяжской археологической культуры 12-10 вв. из Припечорья и Вост. Повычегодья. 
Памятники раннего железного века представлены поселениями, могильниками и святилищами ананьинской культуры 8-3 вв. до н. э. и гляденовской культуры 3 в. до н. э. – 3-4 вв. н. э. 
В настоящее время в Прикамье известно более 150 памятников ананьинской культуры, расположенных в основном в юж. и средних (по р. Каме) районах Перм. края. В ананьинское время в Прикамье возникают такие типы памятников, как укрепленные валами и рвами городища и святилища-костища, достигшие своего расцвета в гляденовское время. На отдельных городищах найдены остатки деревянных конструкций в виде стен на валу. В основе хозяйства ананьинцев лежала охота при постоянно возраставшей роли скотоводства. Знакомо было ананьинцам и земледелие, однако оно не играло пока решающей роли. Оружие ананьинцы получали от степняков-кочевников в обмен на меха. Иногда в могилах знатных воинов встречаются железные короткие мечи-акинаки т. н. скифских типов, бронзовые топоры-секиры с обухом, оформленным в виде головы хищного зверя или птицы, пояса, богато украшенные бронзовыми бляшками-накладками. Довольно часто именно в мужских погребениях находят бронзовые шейные украшения, конскую упряжь, богато украшенную бронзой и золотом, некоторые типы украшений, в т. ч. предметы в т. н. зверином стиле. Через скифов и савроматов, вероятно, попадали к ананьинцам изделия кавказских мастеров, а также продукция ремесленников Египта, цивилизаций Передней Азии и Ближнего Востока. 
К гляденовскому времени можно относить около 200 памятников. Почти все они расположены в обособленных районах, разделённых незаселёнными интервалами в 15-50 км – племенных территориях. Совершенно особым типом памятников являются святилища-костища. Костища, как правило, располагаются на укреплённых городищах. Культурный слой костищ содержит зачастую очень мощные отложения костного пепла, пережжённых, частично обожжённых и сырых костей животных. Мощность таких слоёв может колебаться от 5 см до 1,5 м и более. 
Самое крупное костище – Гляденовское. Оно находится на Гляденовской горе над р. Нижней Мулянкой неподалеку от г. Перми и возникло ещё в ананьинское время. На Гляденовском костище изучены мощные напластования костей, различные жертвенные комплексы в виде прокалённых глиняных площадок, канавок с остатками жертвоприношений и столбовых ям от деревянных истуканов-идолов. В этих жертвенниках найдено несколько сотен миниатюрных сосудиков для жертвенной крови. Обнаружены отдельные жертвенники с черепами медведей и лосей, ритуальное захоронение жеребёнка и ритуальное человеческое погребение. За многие годы исследований здесь собрано огромное количество находок: свыше 20 тыс. стеклянных и каменных бус, железных и бронзовых наконечников стрел, наконечники копий и дротиков, вотивные (т. е. имевшие культовое назначение) изображения животных, людей и различных орудий труда. Гляденовское время – период становления особого культового перм. звериного стиля. 
В 4-5 вв. в Прикамье приходят угорские сибирские и юж.-уральские племена, и с их участием формируется средневековая ломоватовская культура 7-11 вв. Известно более 350 городищ, селищ, могильников и святилищ ломоватовского времени. В основе хозяйства ломоватовцев лежали скотоводство и ручное земледелие при высокой роли охоты и рыбной ловли. Основные памятники ломоватовского времени расположены на берегах р. Камы и её притоков выше г. Перми. Высокого уровня достигают обработка железа, кости, бронзолитейное ремесло. Возникают целые микрорайоны, ориентированные на металлообрабатывающее ремесло (Чашкинский, Яйвенский и пр.) Изготовление глиняной посуды по-прежнему оставалось домашним производством. Ломоватовцы жили в наземных жилищах столбового типа. Развитая промысловая охота на пушных животных, добыча меди и соли лежали в основе экономических связей ломоватовцев. С 10 в. их основным торговым партнёром стала Волжская Булгария, откуда в Прикамье поступали монетное и товарное серебро, различные бытовые предметы, орудия труда и предметы вооружения. Через Булгарию осуществлялись связи с Русью, Европой, Азией. Наивысшего расцвета в это время достигает и перм. звериный стиль; на ломоватовских святилищах накапливается большое количество вост. и византийского серебра. 
В Сылвенско-Иренском поречье расположены памятники неволинской культуры 4-8 вв. Угорское неволинское население занималось в основном скотоводством, охотой. К 9 в. неволинцы мигрируют на нижнюю Каму, где вливаются в состав населения Волжской Булгарии. 
В 11-12 вв. начинается миграция в Прикамье предков коми, и период 12-15 вв. характеризуется памятниками родановской культуры. К этому времени относится около 100 археологических памятников, некоторые из ломоватовских городищ (например, Рождественское, Анюшкар, Кудымкарское) продолжают существовать. Родановцы ориентировались на пашенное земледелие, заимствуя его развитые формы в Сев. Руси и Волжской Булгарии. В это же время в Прикамье существовали крупные булгарские торговые фактории. 
В 14-15 вв. началось проникновение в Прикамье поселенцев с территории русского Севера; возникали поселения, на которых финно-угры жили совместно с древнерусским населением (например, Искор и Троицкое городище). Изучены слои 16-18 вв. в Соликамске, Чердыни, на Строгановских Орле-городке, Нижнем Чусовском городке. Археологически исследуется историческая часть Кунгура, территория губернской Перми; раскопкам подвергнут центр солеварения – горный город Дедюхин (у г. Березники).

  

_________________________________________________________________________________________
ИСТОЧНИК ИНФОРМАЦИИ И ФОТО:
Команда Кочующие
Владимир ШИЛОВ,
« Уральский следопыт», №12, 2006 г.
http://oppps.ru/drevnie-klady-na-permskoj-zemle.html
https://vk.com/club94412536
http://www.chuchotezvous.ru/civilizations/798.html
статья Александра Бабицкого
http://www.perm.kp.ru/daily/26251.4/3131112/

ВложениеРазмер
1710к11 (1).jpg456.34 КБ
1710к11 (2).jpg174.8 КБ
1710к11 (3).jpg74.61 КБ
1710к11 (5).jpg298.12 КБ
1710к11.jpg324.7 КБ

Комментарии

аватар: Кэп

Бронзовый век Пермского края

Переход к бронзовому веку в таежной зоне Перм. края происходит во второй четверти – середине 2 тыс. до н. э., когда в результате воздействия степных культур Евразии в регион начинают поступать бронзовые изделия сейминско-турбинского типа. Финал бронзового века в Перм. крае относится к концу 2 тыс. до н. э. Ранняя фаза бронзового века Перм. края документируется памятниками сейминско-турбинского типа. Обнаружено 6 местонахождений этого типа, 4 из которых, включая крупный некрополь Турбино I, выявлены в окрестностях г. Перми. Выдающийся памятник могильник Турбино I (17-15 вв. до н. э.) исследовался А. В. Шмидтом, Н. А. Прокошевым, О. Н. Бадером. Изучено около 200 погребений с богатым набором медно-бронзовых изделий: топоры-кельты с геометрическими узорами, листовидные ножи, кинжалы с фигурными навершиями, вильчатые копья, топоры-чеканы и клевцы, височные кольца. Обнаружены «престижные» изделия из серебра (копье), кольца и браслеты из нефрита. Им сопутствовали прекрасно обработанные отжимной ретушью кремневые ножи и наконечники стрел. Подобные изделия выявлены и на других сейминско-турбинских памятниках Прикамья – Заосиново, Бор-Ленва, Усть-Щугор, Турбино II, Усть-Гайва. На местонахождении Бор-Ленва найдены крупный бронзовый нож с граффити, массивное изображение антропоморфного идола, близкого к находке Галичского клада, изображение человека в круге, напоминающего изделия алтайской кротовской культуры. Данный памятник в настоящее время интерпретируется как святилище. О. Н. Бадер полагал, что памятники сейминско-турбинского круга оставлены населением местной гаринской культуры. Основные исследователи траснкультурного сейминско-турбинского феномена объясняют появление уникальных бронзовых изделий в таежной зоне Прикамья миграциями воинственных групп металлургов-коневодов из Сибири. До сих пор много споров вызывает хронология турбинских древностей и этническая принадлежность их носителей. В сейминско-турбинское время происходят социально-экономические изменения в общинах гаринской культуры, которая трансформируется в пока слабо изученную культурную систему типа поселения Заосиново VII (16-14 вв. до н. э.). Поселение Заосиново VII расположено в низменной части поймы р. Камы, что связано с потеплением климата в середине 2 тыс. до н. э в период голоценового оптимума. Изучено три жилища-полуземлянки с грунтовыми очагами и очажными каменными выкладками. Керамика поселения сохраняет черты позднегаринской посуды с гребенчатой орнаментацией, однако в декоре появляются резные узоры. Выявлена также зауральская посуда раннечеркаскульского и коптяковского типов. Каменный инвентарь – подтреугольные скребки, наконечники стрел и ножи турбинско-сейминских типов. На базе поселений типа Заосиново VII происходило формирование ерзовской культуры эпохи поздней бронзы в Перм. крае. В этот период в центральных и юж. областях региона окончательно утвердилась производящая экономика – пастушеское скотоводство и мотыжное земледелие. В Сев. Прикамье в сейминско-турбинское время наблюдается отток значительной части позднегаринского населения на юг, в зону производящей экономики. Оставшиеся редкие группы населения трансформируются в лебяжскую культуру таежных охотников и рыболов – стоянки Усть-Лемва, Черное Озеро, Усть-Онолва, Васюково II.

аватар: Гость

белларусы переселенцы времен столыпина

я потомок этих переселенцев живу в салавате но много лет провел в чердынском крае за ныробом валайвижай до недавнего времени бывал в тех местах даже вывеэ саженцы кедра которые через 3 года были уничтожены шкодой а и он мне вредил и гадил

Отправить комментарий

Фотографии на сайте размещены в качестве научного, информационного, учебного и культурного материала без цели извлечения прибыли.

Контактная информация:

Капитан команды Кочующих (он же главный по сайту):
Хафизов Ахат - Hafizow@yandex.ru

Продвижение сайта в интернете:

Лоцман команды Кочующих
Бортяков Андрей - abortyakov@yandex.ru