Касимовское царство (ханство)

Касимовское царство (ханство)

В истории заметный след оставил "татарский островок" на берегах Оки - это Касимово!

Каси́мовское ца́рство или Каси́мовское ха́нство (тат. Касыйм ханлыгы, Qasím xanlığı, قاسم خانليغى‎) — феодальное государство, существовавшее в 1452—1681 годах в западной части Мещёры (ныне — территория Рязанской области). Главный город — Касимов.
В историографии в настоящее время существует несколько точек зрения на данную проблему: одни исследователи считают Касимовское ханство осколком Золотой Орды, по своему статусу схожим Казанскому, Астраханскому и Крымскому ханствам, попавшим в вассальную зависимость от Русского государства; другие рассматривают Касимовское царство как удельное княжество, выделяемое великими московскими князьями татарским «царям» и «царевичам», переходившим на русскую службу; ряд исследователей ставит под сомнение сам факт реального существования государства, считая Касимов местом проживания Чингизидов, пожалованных титулом «царя» или «царевича», и получавших доходы (кормление) с города.
Основателем династии касимовских ханов был сын казанского хана Улуг-Мухаммеда Касим.

 

                              вход в захоронение (текия) Шах-Али-Хана                                                    Касимовское царство (ханство)

 

Территория
В результате распада Золотой Орды в Мещере образовался ряд независимых государств, среди которых было Касимовское ханство. В 1445 году Касим — сын первого Казанского хана Улу-Мухамета, утвердился в Мещере (бывшем Наровчатском улусе).
Первоначально территория ограничивалась городом «Мещёрским» (известного позже под названием «Касимов»). Но впоследствии в него формально вошли некоторые мишарские беляки (бейлики), сохранивших при этом самостоятельность (Кадом, Темников, Шацк, Енкай и нкт. др.).

С XVI века территория ханства начинает уменьшаться, что связано с долгим периодом действий Русского государства по ликвидации Касимовского царства. На юге и востоке оно граничило с другими мишарскими государственными образованиями.

Этнический состав
В этническом плане Касимовское царство состояло в основном из трех частей:
Касимовские татары
Татары-мишари
Мордва

Привилегированные сословия
Наиболее привилегированными сословиями в Касимовском ханстве были знать и духовенство[3], среди которых можно выделить:
Хан (султан)
Карачаи (визири)
Беки и мурзы (князья)
Кроме того в состав привилегированного сословия входили Аталыки (уважаемые и почитаемые люди), Имильдаши (дети князей), Казыи (судьи), казаки (военное сословие).
Низшую ступень занимали дворцовые служащие (сокольничий, конюший и др)

Духовенство было одним из самых влиятельных сословий и состояло из: мулл (священники), хафизов (знатоки Корана), данишмендов (учителей). Все духовенство возглавляли сеиды. Примечательно, что сеид возглавлял особое воинское формирование — «Сеидов полк».

                                                            внутри захоронения                                          Касимовское царство (ханство)

Податное сословие
Система налогообложения и канцелярии, в Касимовском, как и в других ханствах, была очень развитой. Основная масса податного населения состояла из торговцев, ремесленников, мелких землевладельцев и крестьян. Существовала рента продуктами и отработка. 
Рабы (чура) использовались ограниченно и состояли в основном из русских и мордовских людей. В XVI веке в городе Касимове существовал рынок рабов.

Экономика
Существенную роль в экономике Касимовского царства играли: земледелие, бортничество, пушная охота, рыболовство. Ханство производило вино, кожевенные изделия, воск, добывало соль и золото. Имелось развитое ремесленничество и кустарные промыслы. Присутствовал класс ханских ремесленников и зодчих.
По причине того, что основная масса населения была оседлой (касимовские татары и татары-мишари), в ханстве было только стойловое скотоводство.

 

Религия
До XVI века самой влиятельной религией в царстве был ислам.
Начиная с 70-х годов XVI века началась христианизация касимовских царевичей (в 1573 году принял крещение Сеин-Булат и был наречён Симеоном; около 1683 года — Сеид-Бурхан под именем Василия).

Усиление христианизации начавшейся в XVI—XVII вв. стало одной из причин переселения из Касимовского ханства.
Последней мусульманской правительницей Касимовского ханства (она же последняя) была Фатима-Султан.

 

                                                   Касимов - Старая татарская мечеть                                            Город Касимов

Вооружённые силы
Вооружённые силы состояли из постоянного войска (казаки) и ополчения, которое собирало ханство в целях совершения военных походов. Все военные действия царство совершало вместе с войсками Русского государства (прим. Хан Саин-Булат (в крещении Симеон) командовал русской армией в Ливонской войне).
К XVII веку идет процесс превращения бывших касимовских воинов в мирных торговцев и ремесленников.

 

Взаимоотношения с Русским государством
С самого начала своего появления, Касимовское ханство вошло в сферу влияния Московского государства. Вследствие чего оно подпало под вассальную зависимость от Русского царства, которое полностью подчинило внешнюю политику ханства, а в 1681 году упразднило уже номинальное (на тот период) образование.

 

                                                             схема татарских княжеств                                                  Касимовское царство (ханство)

Список касимовских правителей
Династия казанского Улу-Мухаммада, 1452—1486 гг.
    По некоторым данным, казанский царь Улу-Мухаммад или осенью 1445 года, или в начале 1446 года был убит своим сыном Махмутеком, воссевшим на престол. После этого младшие братья Махмутека Касим и Якуб бежали в «Черкасскую землю», а оттуда осенью 1446 года пришли в Москву. Касим несколько лет нёс службу в армии, после чего великий князь Московский Василий II пожаловал ему в удел Мещерский городок. Так возникло новое татарское владение, известное в истории под названием Касимовское царство.
Касым (Касим)  1452-1469

Даниар (Данияр) 1469-1486
Династия крымских Гиреев, 1486 — до 1512 гг.
Hyp ад-даула 1486 — ок. 1491
Сатылган  ок. 1491-до 1508
Джанай до 1508-до 1512

 

Династия Астраханского ханского дома, до 1512—1600 гг.

Шейх-Аулиар  до 1512—до 1516

Шах-Ачи 1516-1519

Джан-Али  1519-1532

Шах-Али(вторично) 1532-1567

Саит-Булат (Симеон) 1567-1573

Мустафа-Али (Михаил) 1573-1600

 

                                                    Касимов -  татарское кладбище                                                    Касимовское царство (ханство)

Династия Сибирского ханского дома (Шибаниды), 1600-1718 гг.

Ураз-Мухаммад (убит по приказу Лжедмитрия II) 1600-1610

Алп-Арслан 1614-1627

Сайид-Бурхан (Василий) 1627-1679

Фатима-султан 1679-ок. 1681

Ликвидация удела.

Иван ?

Василий ум. 1718

После смерти в 1718 году последнего Касимовского царевича Василия его родственникам велено было титуловаться князьями.

 

                                                      Касимовское ханство                                             Касимовское царство (ханство)

КАК ПОЯВИЛОСЬ КАСИМОВСКОЕ ЦАРСТВО
Многие современные источники, ссылаясь на историков, считают существование в средних веках автономного образования внутри Русского государства — Касимовского ханства — неким недоразумением. Однако, несмотря на их пренебрежительно-снисходительный тон подчеркивания, что, дескать, изначально Касимову отводилась роль вассала или "политической игрушки", период возникновения этого странного на первый взгляд государственного образования в теле российского государства остается в тумане. В данной статье попробуем разобраться именно с этим, весьма "щепетильным" моментом.

Русские историки этот момент стараются или обойти совсем (как С.М.Соловьев), или как-то это сгладить (как Н.М.Карамзин, В.О.Ключевский и др.).

ИСТОРИЧЕСКИЕ СПРАВОЧНИКИ XX ВЕКА (СМ., НАПРИМЕР, РЯЗАНСКАЯ ЭНЦИКЛОПЕДИЮ)...
...взахлеб ссылаются на "корифеев" в этом вопросе — Вельяминова-Зернова В.В. ("Исследование о касимовских царях и царевичах". — ч. 1-4. — СПб., 1863 г.) и  Шишкина Н.И. ("История города Касимова с древнейших времен". — Рязань, 1891 г.), мол, "…в середине XV века Мещерский городец перешел в удел казанскому царевичу Касиму…". "Рисуется" совершенно однозначная картина:
... Где-то в годах 1447-1450-х, <якобы> в результате обострения борьбы за казанский престол <надо заметить : совсем молодого ханства, возникшего около 1438 г.>, царевичи Касим и Якуб бежали к великому московскому князю Василию. Они служили верно, одержав ряд важных военных побед и за это Василий Темный подарил им в удел Мещерский Городок с прилегающей местностью...
Однако! Подарок, по тем временам еще не очень великого по территории Московского княжества, просто колоссальный. Прямо-таки Потемкин с Тавридой и пограничниками. Каких-то существенных подвигов, хотя бы заслуживающих передачи в кормление хотя б нескольких городов, со стороны Касима (инородца, кстати) отечественная история не помнит. Тогда, спрашивается, что это за неслыханный жест доброты?...

Не мы первые задумались об этом. В начале XX века жил в г. Казани российский историк и этнограф. Звали его Михаил Георгиевич Худяков. Молодой доктор наук был застрелен в застенках НКВД в 1936 г., когда ему было всего 42 года. Долгие годы его труды по истории Поволжья предавались забвению, ибо в них ход мыслей не всегда совпадал с генеральной линией, не допускающий, что у внутренней истории России могут быть ''некрасивые'' моменты... Изучим ключевые моменты данного труда, затрагивающие и наш вопрос. Кстати, подтверждения мыслей Худякова мы найдем и в книге "Татары и Русь: 300 лет вместе"(автор В.Похлебкин)... Составитель данного сайта так же, как и авторы этих двух книг, придерживается точки зрения, что уступка Мещерского Городца была крайне вынужденной и совсем не добровольной. Совсем другое дело, что впоследствии Москва сумела умно извлечь из этого выгоду — честь и хвала политикам средневековья — но мы сейчас будем разбираться именно с ситуацией 1444-1447 гг.

Надо сказать, что за последние годы в Сети появились, наконец, серьезные труды, затрагивающие роль Касимовского ханства в истории России. В первую очередь, конечно, это исследования молодого историка из Казани Булата Рахимзянова.

                                                             Ханская усыпальница                                             Касимовское царство (ханство)

А мы вернемся в середину XV века. Прежде чем зацепиться за самое начало истории (откуда, что называется, "растут ноги") поищем сразу так называемые подвиги Касима и его службу "другу" — Великому князю Московскому, — за которые Василий II платит неслыханно щедро, выделяя в пожизненное пользование инородцу немалую собственную территорию вокруг Мещерского городца, которую Москва присоединила относительно недавно (на рубеже XIV-XV вв., а восточная часть этих земель, принадлежавшие аморфно-эфемерному Темниковскому княжеству, по некоторым данным, была присоединена в 1380-х гг.). Прежде всего надо вспомнить, что это за было время — 30-40-е XV в. 
     В степи происходят необратимые процессы, Джучиев Улус (или, как мы говорим, Золотая Орда) после поражения в Куликовской битве в 1380 г. будет совсем разорен Тамерланом в 1395 г. Из нее в период нестабильности и чехарды с ханами постепенно отпочковались Крымское (годы существования 1443...1783 гг.), Казанское (1438...1552 г.), Астраханское ханства (1459...1556 гг.), Ногайская Орда (1426...1606 гг.) и др...

Вот, кстати, и подвиг Касима (величали его ханом) выискался: незначительная победа над золотоордынским ханом Сеид-Ахмедом в 1449 г. на р.Пахра () :
«… шайки хищников Ординских грабили близ Ельца и даже в Московской области: Царевич Касим, верный друг Васильев, разбил их в окрестностях Похры и Битюга…».
Надо заметить, что Сеид-Ахмет, пусть и потомственный хан, в 1442-1455 гг. представлял только Западную часть Большой Орды (см. лит. [[1]], с.23). К тому же, скорее всего Касим уже сидел к тому времени в Городце... Да, действительно, он 20 лет (потом) верно служил Василию. Если это так можно назвать — ведь до 1467 г. Москва и Казань жили, в основном, в мире, как союзники. А Касим... все это время жил в Городце — видно, "авансом" получил удел:). 
Вот и подошли к корню истории. А она тянется к непростому финалу жизни отца будущего Касим-хана — хану Золотой Орды Улу-Мухамеда.
По материалам книги М.Худякова "Очерки по истории Казанского ханства" / лит. [[5]], ссылки автора на свои первоисточники — в виде (~...~)/ мы имеем следующее (в вольном изложении):

…Хан Улу-Мухамед был внуком Тохтамыша и сыном Сарайского хана Джеляль-уддина. Многократно занимал он трон Золотой Орды в непростые годы ее истории. Свергнутый в 1436 г. с Сарайского трона Гыяс-эддином, он отправился в Крым, основал там самостоятельное государство. Однако не утвердившись на Крымском троне, он в 1437 году, надеясь на гостеприимство Великого князя Московского (ведь Василий совсем недавно — в 1431 г. — получил ярлык на княжение именно из рук Улу-Мухамеда в бытность его Сарайским ханом), перешел русскую границу и занял город Белев. Но Москва, желая показать преданность Кичи-Мухамеда (хану Золотой Орды с 1437 г.), послала отряд против 3-тысячного войска Улу-Мухамеда (лит. [[1]], c.79). В битве под Белевым 5 декабря 1437 г. русское войско потерпело поражение (г.Белёв ныне находится на западе Тульской области), Улу-Мухамед, пройдя далее на восток верховьями Дона, Цны, Хопра, вышел к Суре, двинулся через Мордовские земли к Волге, решив отторгнуть земли Золотой Орды, расположенные по Средней Волге и в Засурье...

                                              надгробный камень  - каберташ                                          Касимовское царство (ханство)

Далее историки противоречат друг другу в освещении жизни Улу-Мухамеда и его войска до 1444 г. Хотя план вывода из-под контроля Сарая бывших земель Булгарского ханства у него созрел, видимо, еще в Белеве. М.Худяков считает основателем Казанского ханства именно Улу-Мухамеда:

...Наместник Орды в Казани (в 1411 г. Сарай представлял царевич Талыч, в 1437 г. был некий независимый владетельный князь Али-Бек или, как его называют в летописях, Либей) помешать не смог, и Улу-Мухамед закрепился в Казани, отколол подчиненные территории от Сарая и стал часто терзать Московское княжество набегами...

М.Худяков пишет, что Улу-Мухамед решил восстановить свое господство над Россией и заставить Москву платить дань ему, а не Кичи-Мухамеду в Сарай. Именно с этой целью он занял весной 1439 г. Нижний Новгород, даже подходил к Москве (с 3 по 13 июня)...
Но С.Алишев отрицает факт возвращения Улул-Мухамеда в Казань и пишет, что "...ни одна из летописей, и ни один из других достоверных источников, передавая сведения об Улу-Мухамеде, ничего не пишут о его связях с Казанью, не сообщают не только об основании ее Улу Мухамедом, но и о том, что он когда-нибудь подходил к Казани...". Вполне вероятно, что царь временами жил в старом Нижнем Новгороде (предположительно: в татарской части города), но откочевывая в мещерские земли (где местную власть опять же представляли татарские беи и мурзы). До 1444 г. в московские земли он не вступал.

Касимовское царство (ханство)

М.Худяков (не соглашаясь с точкой зрения, позже описанной С.Алишевым) вновь пишет, что осенью 1444 г. хан в очередной раз взяв Нижний Новгород, остался там зимовать. В январе 1445 г. он посылает отряд в Муром, который терпит поражение от русских. Заметим, именно "посылает" — Улу-Мухамед был уже в годах. Но весной татарское войско под началом Махмуда и Якуба выступило вновь и дошло до Владимира. И тут произошло ключевое для нашего обсуждения событие:

... Из-за крайне неудачных обстоятельств и тактического просчета в сражении в окрестностях Суздаля, у Спасо-Евфимиева монастыря на берегу реки Нерли 7 июля 1445 г. (см. лит.[[5]], с. 25-26; кроме того, Н.М.Карамзин пишет о том же) русские войска были разбиты, а великий князь Василий Васильевич и его кузен — князь Михаил попали в плен (кстати, как мы уже говорили, 14 лет назад именно из рук Улу-Мухамеда Василий получал в Сарае ярлык на княжение, выиграв спор со своим дядей Юрием Дмитриевичем). Василий согласился на огромную контрибуцию и его 1 октября ( заметьте:: продержав почти  4 месяца )  освободили.
Остановимся. И Худяков, и Похлебкин, и Алишев, ссылаясь на источники, подробно разбирают сей момент. Действительно, неслыханно: ведь в первый и последний раз в истории России глава государства попадает в неволю к противнику в открытом бою.

 

У С.АЛИШЕВА ЕСТЬ ССЫЛКА НА "ТИПОГРАФИЧЕСКУЮ ЛЕТОПИСЬ"...
По поводу пленения Великого князя Л.Н.Гумилев (см. лит.[[2]], с.186) пишет:
 «…Такого поворота совершенно не ожидали и сами татарские царевичи. Они долго думали, как поступить со столь знатным пленником, и для начала отослали в Москву матери и жене Василия его нательный крест, дабы те усомнились в скорбном известии. Дмитрий Шемяка /двоюродный брат Василия, сын Юрия Дмитриевича/ через своих посланников склонял татар не отпускать Василия на свободу, однако великому князю удалось освободиться из плена ценой огромного «откупа» в 200 тысяч рублей. Для сбора этой фантастической суммы в месте с Василием были отправлены на Русь татарские мурзы с отрядами воинов, многие из которых тут же поступали «в службу» к Василию. Разумеется, великий князь был вынужден принимать татар ласково, и по стране распространилось недовольство татарской ориентацией Василия: «Чему еси татар привел на русскую землю и города дал еси им, волости подавал еси в кормление?… Недовольством решил воспользоваться Шемяка…».

В.Похлебкин (см. лит. [[1]], с.81-84):
…Оба они /т.е. великий князь Василий II и его кузен князь Михаил Верейский/ были доставлены в ставку Улу-Мухаммеда в Нижнем Новгороде, где согласились на все продиктованные им татарами условия мира. Последние были настолько тяжелы и унизительны, что не были даже опубликованы, но породили чрезвычайную панику в Московском государстве и различные слухи о том, что Василий II вовсе отдал татарам Москву, и что себе оставил Тверь и т.п.

Еще один российский историк, Н.М.Карамзин, который в отличие от С.М.Соловьева, не отрицал влияния монголо-татарского господства на организацию государственного строя Руси, еще более подробно описывает упомянутые события { в фигурных скобках дополнения автора сайта }:
…Силы Государства Московскаго не уменьшились: только Василий не умел подражать деду { Дмитрию Донскому } творить многочисленные воинства; земля оскудела не людьми, но умом Правителей… Неприятель был вдвое многочисленнее… Россияне, положив на месте 500 Моголов, были истреблены. Сам Великий Князь, личным мужеством заслужив похвалу — имея простреленную руку… — отдался в плен вместе с Михаилом Верейским и знатнейшими боярами… Москва видала ея Государей в злосчастии и в бегстве, но никогда не видала в плену… Царевичи { казанские }, хотя и победители, вместо намерения итти к Москве — чего она в безрассудном страхе ожидала — мыслили единственно как можно скорее удалиться с добычей и с важным пленником, имея столь мало войска. От Суздаля … возвратились к отцу в Нижний. Сам Махмет { Улу-Мухамед } опасался Россиян и не разсудил за благо остаться в наших пределах; зная расположение Шемяки, отправил к нему Посла… с дружескими уверениями, а сам отступил к Курмышу, взяв с собой Великаго Князя и Михаила Верейскаго… Дело шло о том, что Василию быть в вечной неволе { подчеркнуто автором сайта }, а Шемяка Великим Князем под верховной властью Царя Казанского. Но Махмет, долго не имев вести о Бегиче, вообразил и поверил слуху, что Шемяка убил его и хочет господствовать в России независимо. Еще и другое обстоятельство могло способствовать счастливой перемене в судьбе Василия. Один из князей Болгарских или Могольских, именем Либей, завладел тогда Казанью, после он был умерщвлен сыном Ханским, Мамутеком — {позже это убийство было переиначено летописцами как убийство Махмутеком собственного отца — Улу-Мухамеда! }. Желая скорее возвратиться в Болгарию { Волжскую }, Царь советовался с ближними, призвал Великаго Князя, с ласкою объявил ему свободу, требуя от него единственно умеренного окупа и благодарности. Василий, прославив милость Неба и Царскую, выехал из Курмыша…
Н.М.Карамзин при упоминании якобы «умеренного окупа…» ссылается на набившую оскомину тенденциозную Царственную книгу, в цитате из которого ровным счетом ничего не говорится о размере выкупа. Лишь совсем недавно появились публикации историков, где можно найти текст мирного договора 1445 г. (этот текст в Москве не был открыто оглашен, ведь событие было из рязряда таковых, что лучше забыть о них как можно скорее).

                                                усыпальница древних татарских ханов                                    Касимовское царство (ханство)

...Особым условием мирного договора было выделение русским великим князем в заокской Мещерской земле особого удела, который должен был служить как бы буферным государством между Казанским ханством и Московским княжеством и который получал во владение сын Улу-Мухаммеда Касим, формально становившийся «русским удельным князем», владельцем особого удела на русской земле — Касимовского царства...
Вновь обратимся к В.В.Похлебкину:
...Договор для Руси был унизительным, т.к. около 500 казанских людей получили различные административные должности и города и волости на кормление. К этому времени относится выделение татарам в Мещерской земле (на Оке) особого удела — так называемого "Касимовского царства", отданного, вероятно, в силу условий того же мирного договора, во владение сыну Улу-Мухамеда царевичу Касиму. На образование этого удела нельзя смотреть как на добровольную меру русского правительства, — напротив, оно явилось одним из главнейших результатов одержанной Улу-Мухамедом победы и первой попыткой татарских ханов вступить в непосредственное управление на русской земле в качестве удельных князей...

 М.Худяков также отмечает, что, разумеется, не может быть речи о добровольном принятии Василием татар на службу, в силу хитроумного плана "противопоставить варварам варваров же", как думал С.М.Соловьев…
Проведение в жизнь Договора Улу-Мухамеда и Василия сопровождалось вспышкой народного возмущения. В числе недовольных были бояре, купцы и духовенство. Через 3,5 месяца после введения нового режима Василий был низложен с престола и ослеплен; в вину ему ставилось — "зачем привел татар на Русскую землю и города с волостями отдал им в кормление?" (кстати, его прозвище "Темный", по слухам, был дан не столько из-за того, что ослеп, а, как подметил В.Похлебкин, что и "...за то, что привел татар на русскую землю"). На поддержку Василия двинулись царевичи Касим и Якуб, и в 1447 г. великий князь был восстановлен на Московском престоле. Договор был осуществлен… Василий, с этого времени уже Темный, еще лет 15 будет править Москвой...

К возвращению Великого князя на престол вернемся чуть ниже. А пока вспомним, что происходило непосредственно после его пленения.

 

С.АЛИШЕВ ОТМЕЧАЕТ:
...Сыновья Улу Мухамеда Махмут (русские его называли Махмутеком, чтобы не путать с Улу-Мухамедом) и Якуп Василия II привели в начале в старый Нижний Новгород, очевидно, к больному отцу, отсюда двинулись в крепость Курмыш. Здесь Улу-Мухамед умер. Видимо, за упокой души умершего и был освобожден князь Василий II и другие пленные. В то время такой обычай, как освобождение пленных и рабов за упокой души, широко применялся у мусульман...
За ту огромную контрибуцию, в размер которой была оценена жизнь Великого князя, можно считать, что и ... за упокой... Хотя версия Алишева, конечно, любопытна...
Между тем, выпущенный, можно сказать, под залог Василий не удержал-таки власть:
...Шемяка во время богомолья в Троицком монастыре обманом захватил Василия, который был «… ослеплен и затем был сослан в Углич вместе с женой…».

 Новоявленный правитель, кузен Василия II — Дмитрий Шемяка — разумеется, не имел никакого желания платить чудовищный выкуп. Так что в его смещении и воцарении подписавшего упомянутый Договор Василия II, были, конечно, заинтересованы сыновья Улу-Мухамеда. Слава Богу, всё же сторонников у Великого князя оказалось больше: его поддерживали многие бояре, епископ Иона, тверской и боровский князья. С их помощью в 1447 г. Василию II удалось вернуть себе престол. Конечно, татарские царевичи Касим и Якуб не остались в стороне от этого. Решающего влияния их небольшого войска, возможно, и не было, но этим историки потом спекулировали с удовольствием (а именно: для объяснения происхождения Касимовского царства).

                                               Касимов - вид с минарета на Оку                                            Касимовское царство (ханство)

Шли казанские царевичи, как пишет Карамзин (см. лит. [[3]], гл. III, стр.191),

… из земли Черкасской и друзья Великаго Князя,… знаем, что сделали с ним братья недостойные; помним любовь и хлеб его; желаем теперь доказать ему нашу благодарность…

Поскольку старший сын Улу-Мухамеда — Махмут — двинулся к Казани (да и, скорее всего, в Курмыше находились Касим и Якуб без Махмутека, раз он был занят делами «булгарскими»), которую взял с боем, двое других — Касим и Якуб — ходили на Русь уже от имени Махмутека. Есть все основания полагать, что и для осуществления злосчастного для Василия Договора, а не только для  помощи его воцарению. Тем более война с Шемякой затянулась и шла по Руси...

В цитате от Карамзина «хлеб его» можно усмотреть и корыстные интересы Махмутека, желавшего окончательно закрепить права на касимовский удел, который уже, видимо, осваивался, т.к. татарские царевичи встретились со сторонниками Василия, когда те шли из Литвы, на западе от Москвы. Если бы Касим и Якуб шли из Казани, то это заняло бы больше времени (Василий торопился из Вологды, по пути быстро обручил семилетнего сына Иоанна с дочерью тверского князя).

Как только не пытались летописцы объяснить сцену встречи войска Касима и Якуба с русским в глубине Руси, на какие только выдумки не шли. Пример:

...В середине 15 века в жизни Городца произошла неожиданная и весьма значительная перемена. Летописи повествуют, как в разгар войны за московский престол Василия Второго и Дмитрия Шемяки шурин Василия, князь серпуховской, шел на подмогу родичу с большими военными силами и вдруг у Ельни столкнулся с невесть откуда взявшимся отрядом татар. Приученные к неожиданным татарским набегам русские изготовились к обороне и начали перестрелку. Однако, к их удивлению, татары отбивались вяло, не проявляя никакого желания вступать в битву. Тогда началось выяснение отношений. "Вы кто есть?" - кричали татары русским. "А вы кто есть?" - в свою очередь откликались русские. Татары отвечали, что ведут их казанские царевичи Касим и Якуб, решившие помочь Василию. Оба отряда, соединившись, отправились дальше вместе...

 

                                                         город Касимов на Оке                                            Город Касимов

Подытоживая причины возникновения Касимовского ханства, полистаем еще источники.

Знаменитый российский историк С.М.Соловьев подробно описывает суздальские злоключения 1445 г., не отрицая факты пленения и ослепления Василия II, огромного выкупа за Великого князя, (см. лит. [[6]], тт.3-4, стр. 393-401, 435), в то же время ни словом не обмолвился о периоде становления Касимовского царства.

В.О. Ключевский же неоригинален: "…Вслед за Василием Темным, когда он вышел из Казанского плена, приехал служить к нему с отрядом татар Казанский царевич Касим. Около половины ХV века этим татарам был отдан Мещерский городок на Оке с уездом, где среди иноверцев мещеры и мордвы верст на 200 вокруг города испомещена была дружина Касимова...". В.П.Семенов несколько уточняет: "Удел, сосредоточенный вокруг Мещерского Городца и известный затем под именем Касимовского царства, занимал Касимовский, Елатомский, Шацкий, Спасский (Тамбовской губернии), Темниковский уезды...".

 

Так что, как бы там ни было, пришлось Касиму заняться Городцом на Мещере. Не исключено, что постепенное становление ханства на Оке затянулось на 5-10 лет (к тому же, думается, многочисленные мещерско-татарские мурзы такой централизации были не рады).

И, думается, в создании этого своеобразного буферного государства на стыке Московского, Рязанского, Нижегородского княжеств и претендующего на роль наследника Орды Казанского ханства — Касимовского царства — роль самого Касим-хана весьма велика.

После смерти Касим-хана (около 1469 г.) Городец Мещерский стал называться Касимовым.                   Касимовское царство (ханство)

Как мы будем подчеркивать на страницах нашего сайта, в дальнейшем Касимовское царство — это псевдогосударство (с назначаемыми Москвой ханами из татарской знати) — всегда будет союзником Московского государства, в том числе в борьбе с Казанью (за исключением разве что периода 1445-1467 гг.). НО! Спустя многие десятилетия, у дописывающих летописи начало истории Касимовского царства получалось смазанным, никак не хотело вязаться с остальной частью… За великие заслуги и великую дружбу с Великим князем живите рядом с нами, даже если вы ненавистные инородцы (между прочим, Большая Орда еще существовала, правил там «обидчик» Улу-Мухамеда хан Кичи-Мухамед, номинальную власть которого все еще признавал Василий II) — тогда всё гладко! Нет, конечно,

«… на образование этого удела нельзя смотреть как на добровольную меру русского правительства…» (М.Г.Худяков, там же, стр.27).

Так что, давайте исправляться: Касим не "бежал" в Городец от собственного брата, а Василий его не "принял", а просто — Касим, после того, как победили Шемяку, по согласию Василия отправился в Мещеру получить свое по конкретному Договору, а не "подарок с княжеского плеча" в знак какой-то благодарности...

 

ОПИСАНИЕ КАСИМОВСКОГО ЦАРСТВА
Касимовское царство — удельное княжество, созданное московскими князьями для татарских ханов, перешедших к ним на службу. Касимовское царство занимало территорию по Оке, включая Городец Мещерский и прилегавшую местность (северо-восток современной Рязанской области), населенную русскими, мордвой, мещерой, отчасти татарами. Впервые пожаловано Василием II Темным около 1450-56 гг. Касиму, сыну золотоордынского хана Улу-Мухаммеда, брату казанского хана Махмутека и родственнику крымского хана… 
Когда в казанском ханстве развернулась ожесточенная борьба за власть и хан Улу-Мухамед, изгнанный из Золотой Орды, был умерщвлен своим сыном Махмутеком, убившим и брата — претендента на ханский престол, то его младшие братья, царевичи Касим и Якуб, с небольшим конным отрядом бежали к московскому великому князю, обещая ему служить верно и честно, одержали ряд побед над его врагами. Тогда великий князь Василий II Темный отдал в 1452 г. Городец Мещерский в удел царевичу Касиму... По имени Касим-хана Городец Мещерский в 1471 г. стал называться Касимовом. Цари и царевичи назначались по усмотрению московских государей татарской знати, принявшей русское подданство. Владельцы Касимовского царства, связанные родственными узами с крымскими и казанскими ханами, играли важную роль в сложной дипломатической игре московского правительства, а порой и в прямой вооруженной борьбе с Казанью и Крымом. 
Некоторые из них оставили заметный след в политической жизни Русского государства. Касим-хан в 1449 г. разбил на реке Пахра войско золотоордынского хана Сеид-Ахмеда, в 1450 г. — дружины претендовавшего на московский престол Дмитрия Шемяки. Касимовское царство, находившееся в прямой зависимости от великого князя Московского, и сыгравшее свою роль в борьбе за освобождение от ордынского ига и укрепление Русского государства… 
В смутное время (1610 г.) касимовский царь Ураз-Мухамед со своим двором и слугами находился в стане Лжедмитрия II. Но, убедившись в том, что тот является польским ставленником и очередным самозванцем, составил против него заговор. Лжедмитрий, узнав об этом, заманил Ураз-Мухамеда на охоту и там его убил. Вскоре придворный касимовского царя Урусов убил Лжедмитрия II…Царь Шигалей (Шах-Али) неоднократно был русским ставленником на казанском престоле, постоянно участвовал в русских походах против Казани. Симеон Бекбулатович (Саин-Булат) был провозглашен Иваном Грозным «царём и великим князем Руси». 
С присоединением Казанского ханства стратегическое значение Касимовского царства упало. Делами практически стали ведать московские воеводы, а цари перешли на положение служилых землевладельцев. Основу экономики Касимовского царства составляло земледелие и стойловое животноводство. Были развиты ремёсла, особенно связанные с обработкой шерсти, кожи, металлов, камня. Велась оживленная торговля хлебом, мёдом, воском, ремесленными изделиями. Касимовское царство (ханство) в период своего расцвета включало в состав земли следующих уездов: Касимовского, Кадомского, Елатомского, Шацкого, Темниковского (по современным границам, это — восток Рязанской области, включая земли бывшей Тамбовской губернии, а также северо-запад Мордовии, захватывая крайний юго-запад Нижегородской области). Границы Касимовского царства за время его существования неоднократно и в довольно широких пределах изменялись. До 1486 г. в Касимовским царством. правила казанская династия (потомки казанского хана Улу-Мухаммеда), в 1486-1512 гг. — представители крымской династии, в 1512-73 гг. — родственники астраханских ханов (при них Касимовское ханство потеряло остатки своей независимости и превратилось в удельное княжество). Позже во главе Касимовского царства — представители родов казахских и сибирских ханов. В 1681 г. Касимовское царство было ликвидировано.

 Город Касимов
КАСИМОВСКИЕ ХАНЫ
КАСИМ-ХАН, КАЙСЫМ, КАСИМ-ТРЕГУБ (год рождения неизвестен — умер около 1467 /или 1469?/ г.)  — правитель Касимовского царства (в годах между 1450-1456 гг. и до 1469 г.), сын золотоордынского хана Улу-Мухаммеда, брат враждебного Москве казанского хана Махмутека. Впервые упоминается в русских летописях под 1447 г., когда Касим-хан и его брат Якуб ушли в Черкасскую землю из-за преследования их Махмутеком  и встретились около Ельни с князем боровским Василием Ярославичем. Касим-хан перешел в 1446 г. на службу к великому князю московскому Василию III Васильевичу. В 1449-50 гг. активно поддерживал Василия III против князя Дмитрия Шемякина, претендовавшего на московский престол. В 1449 г. Касим-хан разбил на Пахре войско золотоордынского хана Сеид-Ахмеда. Около 1450-56 гг. Василий III передал Касим-хану в удел Городец-Мещерский с территорией прилегающей местности, которая получила название Касимовского царства. В договоре 1483 г. между князьями Иваном Васильевичем Московским и Иваном Васильевичем Рязанским говорится, что в пользу Касим-хана и сына его Данияра шли с Рязанской земли некоторые сборы.

КАСИМОВСКИЕ ХАНЫ (ЦАРИ)
Касим-хан
(1446 или 1447 - 1469)

КАСИМ-ХАН — первый правитель Касимовского царства (после 1446 г. и, возможно, до 1469 г.), сын золотоордынского хана Улу-Мухаммеда, брат казанского хана Махмутека.
Действительно, Касим впервые упоминается в русских летописях под 1447 г. Хотя, безусловно, он, будучи уже взрослым, участвовал во всех памятных событиях 1438-1445 гг.: в Белевском сражении, кочевании отцова войска в мещерских землях, зимовке в старом Нижнем Новгороде, нападении на Муром, в Суздальском сражении. Последнее резко изменило, как мы знаем, его собственную судьбу и судьбу Мещерского городца.
После смерти Улу-Мухамеда в Курмыше, видимо, его сыновьям выпали разные задачи: Махмут ушел в Казань, Касиму и Якубу пришлось претворять в жизнь один из пунктов Договора между Улу-Мухамедом и освобожденным им за огромный выкуп Московским Великим князем Василием II — а именно: установление протектората над Мещерским Городцом.

Кузен Василия II — Дмитрий Шемяка, захвативший к тому времени реальную власть в Москве — разумеется, не имел никакого желания платить чудовищный выкуп. Так что в его смещении и воцарении подписавшего упомянутый Договор Василия II, были, конечно, заинтересованы все сыновья Улу-Мухамеда. И они Великого князя, уже ослепленного, всё-таки вернули к трону, да и слишком много было противников Шемяки и в самой Москве. Вот и посчитайте: кто сколько выиграл!..

Да, в 1449 г. Касим-хан разбил на Пахре войско золотоордынского хана Сеид-Ахмеда. Хотя это — вполне естественное выполнение союзнических обязательств между казанским ханом Махмутеком и Василием II.
Не исключено, что постепенное становление ханства на Оке затянулось на 5-10 лет (к тому же, думается, многочисленные мещерско-татарские мурзы такой централизации были не рады).
Так что в создании этого своеобразного буферного государства на стыке Московского, Рязанского, Нижегородского княжеств и претендующего на роль наследника Орды Казанского ханства — Касимовского царства — роль самого Касим-хана весьма велика. 
После смерти Касим-хана (около 1469 г.) Городец Мещерский стал называться Касимовым.

Касим был безусловным и законным наследником Казанского престола. Но за 22 года, прожив «временно» в Мещерском Городце в качестве удельного князька-хана, он уже стал ближе к Москве, чем к Казани, ибо крепла Москва при Иване III. Хотя, в целом, отношения между Казанью и Москвой до 1466 г. были спокойными.  После смерти Махмутек-хана около 1465 г. некоторое время ханом в Казани был его сын Халиль, умерший в 1467 г. Почему казанцы затем избрали нового хана — второго сына Махмутека — Ибрагима, можно лишь догадываться, возможно, Касим, долго живший в пределах России, стал им чужим, хотя многие мурзы выдвигали именно кандидатуру Касима. Пришлось Касиму выступить против племянника. Поскольку собственных сил у него было недостаточно, он решил обратиться за помощью к Великому князю Ивану III Васильевичу. Московское правительство, которое вело значительно более агрессивную политику, чем при Василие Темном, дало войско. Хотя касимовское объединенное войско было отброшено, а сам претендент вскоре скончался, тем не менее Москва верно усмотрела в Касимовском царстве «козырную карту» в политической игре и в дальнейшем умело ею пользовалась.

Вот так изменилась и судьба детища Касима — одноименного ханства, в будущем — псевдогосударства на территории России.
Касим-хан построил в Городце мечеть, долгое время остававшуюся единственной в Мещере. Горожане отстояли ее от слома во времена Петра I.

 Якуб-хан
(1469-1471)
О царствовании младшего брата Касима — Якуба, к тому времени уже явно немолодого человека — сведений почти нет. Известно лишь, что он до этого нес службу в качестве военачальника при дворе Великого Князя, а где в это время жил — требует уточнения. Не исключено, что в Москве. Кстати, находившиеся при русском войске тюрки именовались служилыми татарами или казаками (козаками).
Думается, во время становления Касимовского ханства в 1446-1450 гг. он должен был находиться на Оке в вотчине брата.

Данияр
(1471-1486)
Сын Касим-хана вступил на касимовский престол в 1471 г. и правил 15 лет. Замечен со своей дружиной еще 1468 г. в Коломне в составе русских войск при выступлении против Ахмада (см. лит. [[7]], гл.I, с.34).
В договоре 1483 г. между князьями Иваном Васильевичем Московским и Иваном Васильевичем Рязанским говорится, что в пользу Касим-хана и сына его Данияра шли с Рязанской земли некоторые сборы. (Хотя, как мы знаем, Касим умер не позднее 1469 г.)
В духовном завещании Андрея Меньшого (брата Иоанна  III, Андрей умер в 1481 г.) говорится, что он получал от Великого Князя 30000 руб. для платежей в Орды, в Казань и Царевичу Данияру... (лит. [[7]], гл.I, с.101).

...Содержание Царевича Данияра и братьев Менгли-Гиреевых, Нордоулата и Айдара... требовали немалых расходов... (лит. [[7]], гл.I, с.102).

Видимо, у Данияра не осталось наследников после смерти сына /Лекарь-немец Антонъ, лекарствами уморив Князя Татарского, сына Даниярова, был зарезан... (лит. [[7]], гл.I, с.121) — возможно, сына звали Каракуча или Кара-Ходжа, год его смерти предположительно 1486-й/ и линия касимовских ханов по линии Тохтамыша пресеклась. Хотя не все авторы подтверждают, что Каракуча и есть сын Данияра (см. ниже)...

О Данияре можно немного почерпнуть в историко-художественной прозе, как, например, из книги "Касимов: были и предания" (автор — к.и.н. И.Грачева). Например, о том, что Данияр участвовал в новгородских "операциях". <внецитатные фрагменты — в угловых кавычках>

...Писатель И. И. Лажечников в романе "Басурман" поведал о судьбе <вышеупомянутого>"немчина Антона", который в 1483 году приехал на Русь и стал придворным врачом у великого московского князя Ивана Третьего. По летописным источникам, русский правитель весьма жаловал иноземного лекаря и оказывал ему всяческие милости. Но еще более он ценил услуги сына Касима хана Данияра и его сподвижников. Они отличились в борьбе с непокорными новгородцами, пытавшимися противостоять власти Ивана. Узнав, что один из приближенных Данияра Кара-Ходжа тяжело заболел, Иван заботливо отправил к нему своего искусного лекаря <возможно, это был сын Данияра>. На беду все старания Антона оказались напрасными. Больной скончался. Среди татар распространились слухи, переданные летописью, будто "немчин" нарочно уморил Кара-Ходжу за то, что тот с насмешками относился к европейским традициям медицины. Разгневанный Иван выдал головой Антона сыну умершего. Тот долго мучил незадачливого врача, но все же решил отпустить его за приличный выкуп. Однако суровый московский властитель требовал отмщения за смерть преданного ему татарского воина. Антона вывели на лед Москвы-реки и принародно казнили под мостом...

Нур-Давлет
(Нор-Доулат),
(1486 /?/ - 1491)
Н.М.Карамзин многократно упоминает Нордоулата, старшего брата крымского хана Менгли-Гирея и сына Хаджи-Гирея, в связи с военно-политическими событиями. Вместе с братом Айдаром, они в свое время добровольно приехали в Россию (через Литву), уже не могли свободно выехать оттуда (см. лит.[[7]], гл.III, с.102). Нордоулата звали к себе и хан Золотой Орды Муртаза, и крымский хан и его брат Менгли-Гирей (лит.[[7]], гл.III, с.115).

...Крымский правитель неоднократно просил Ивана III вернуть брата, опасаясь, чтобы он над ним «царства не хотел». Иван III, прекрасно осознавая все преимущества присутствия у себя на службе претендента на крымский престол (его совершенно не обязательно было реально пытаться усадить на него, сам факт такой постоянной угрозы заставлял Менгли-Гирея корректировать свои действия с линией московского государя), не отпускал Нур-Даулета из России в течение всей его жизни...

Крымский царевич, после достопамятного "стояния на Угре" и бегства Ахмада, вместе с князем Василием Ноздреватым атаковал "Юртъ Батыев (вероятно, Сарай)" и почти разорили город. (лит.[[7]], гл.III, с.99).

Есть сведения об одном из вероятных сыновей Нур-Давлета — Азубеке, — обосновавшегося в Литве. Из грамоты Менгли-Гирея королю Великого Княжества Литовского Сигизмунду I (около 1507 г.) явствует, что крымский посол Мамыш-улан, воротясь из Литвы, сообщил хану, что...

...«брата нашего сына, Довлещ Солтанова сына Озубек солтана, што ж в него королева данина отънята, и дано одному москвитину». Хан просил короля «сего Озубека солтана брата нашого... чести ховати»...  Источник: Вельяминов-Зернов В.В. Исследование о касимовских царях и царевичах. СПб., 1863. ч.1., с.98-148.

...и вернуть ему имение. Судя по этому документу, царевич приходился Менгли-Гирею племянником. Его отцом мог быть брат и соперник Менгли-Гирея Нур-Даулет, который в 1478 г. ненадолго укрылся в Литве, а затем «отъехал» в Москву...

В 1491 г. в Литву прибыли также другой брат Менгли-Гирея Изтемир с племянником Девлешем. Вполне вероятно, что Азубек мог быть и сыном последнего («братом» хан называет в послании не только отца Азубека, но и его самого, следовательно, это указывает на близкое родство, не определяя его точно). Азубек-солтан упомянут около 1524 г. в числе крымских царевичей, извещавших Сигизмунда I о воцарении Саадет-Гирея.

На касимовском троне Нур-Давлет сидел недолго, и, вероятно, в это время был уже немолод.

 

Сатылган
(Салтаган)
(1491-1508)
Юный князь, сын Нордоулата, упоминается в связи с походом русских войск в 1491 г. против ордынских царей Сеид-Ахмета и Шиг-Ахмета (сыновей убитого сибирским князем Ибаком последнего значимого ордынского хана Ахмата).
"...На берегах Донца находились полководцы Иоанновы, Царевич Салтаган, сын Нордоулатов... Иоанн III поручал Андрею Большому (брату) прислать вспомогательную дружину в помощь Салтагану, но тот не прислал..." (см. лит. [[7]], гл.III, с.128).

 Шейх-Аулияр
(1512-1516)

Шейх-Аулияр приходился родным братом последнему значительному ордынскому хану Ахмату. В конце закономерного краха Большой Орды они с другим братом Исупом уже занимали "должности" царевичей астраханских. Н.М.Карамзин красочно описывает те годы, когда сын Ахмата — Шигъ-Ахмет — ища защиты у своего бывшего союзника — Литвы, попадает в Киеве в неволю. И, когда сыновья Ахматовы кляли вероломство Литовское, царевичи Астраханские, Исуп и Шигавлияр, хвалились милостью Великого Князя, вступив к нему в службу... (см. лит. [[7]], гл.VI, c.193-194).

Действительно, в 1502 г. после падения Сарая под ударами Менгли-Гирея сыновья и племянники хана Ахмада бежали в Россию, получили себе в управление волости и города. В том же году Шейх-Аулияр уже владел Сурожиком (к северу от Звенигорода) и участвовал в литовском походе. Еще в Сарае Шейх-Аулияр женился на княжне Шаги-Салтан, дочери князя Ибрагима ногайского. В 1502 г. у них родился сын Шах-Али.

Около 1512 г., по смерти Касимовского владетельного царевича Джан-Ая, Шейх-Аулияр был назначен владетельным государем Касимовского удела. В 1516 г. у них родился еще один сын Джан-Али. В том же году Шейх-Аулияр скончался, и касимовский удел перешел к его сыну Шах-Али. Когда умер отец, царевичу было всего 11 лет. (см. лит. [[5]],  с.76-77, но автор, видимо, допустил неточность: 14 лет).

Шейх-Аулияр участвовал в русско-литовской войне 1507-1508 гг., а с касимовскими татарами — в походе Василия III под Смоленск в декабре 1512 г., присоединившись к русским войскам в Можайске.

Назначая Шейх-Аулияра на касимовский престол, Москва неизбежно могла вступить в конфликт с пока еще союзником Таврическим царем (Крымским ханом Мингли-Гиреем), ведь Шейх-Аулияр происходил из рода Тимур-Кутлу (см. ниже генеалогию рода). Этот разрыв наступит позже, при возведении сына Шейх-Аулияра — другого касимовского царя, Шах-Али — на казанский престол.

 

Шах-Али (Шигалей)
(1516-1519,
1532-1540,
1543-?,
1546-1567).
Один из значительных персонажей в русско-татарской истории XVI вв. — о Шигалее — гораздо больше сведений, чем все касимовские цари вместе взятые.
Шах-Али был племянником последнего золотоордынского хана Ахмата (злейшего врага крымского хана Менгли-Гирея) и происходил из рода Тимур-Кутлу, враждовавшего с родом Тохтамыша (внуком которого, кстати, был первый казанский хан Улу-Мухамед). 
Итак, Шигалей (или Шиг-Алей, Алей, как его в России называли) рос и воспитывался среди русских, и не мог быть врагом московским. Как было сказано выше, когда умер отец, царевичу было всего 14 лет.
В 1516 г., когда царь казанский Магмет-Аминь, долгое время бывший верным проводником планов Москвы, но изменивший однажды, серьезно заболел, он послал гонцов в Москву, чтоб просить Великого Князя объявить Владетелем Казани Абдул-Летифа (схваченного еще в 1502 г. и заточенного в Белоозеро — тогда еще молодого, но действующего хана казанского). Однако Абдул-Летиф умер внезапно в расцвете сил, в 40 лет, 19 ноября 1517 г. Кстати, М.Худяков считает его смерть неслучайной, ведь после Магмет-Аминя, Абдул-Летифа и обрусевших потомков Худайгула и Мелик-Тагира, потомками Тохтамыша оставались только хан крымский и его сводный брат (в декабре 1518 г. в Казани скончался и Магмет-Аминь).
Но Великий Князь Василий не пошел на поводу у Менгли-Гирея, требовавшего возвести на казанский престол своего сына Саип-Гирея, выбрав неожиданно 16-летнего касимовского царевича Шах-Али. Союз России и Крыма распался...

Однако Шигалею не пришлось долго находиться на троне, крымский царевич Саип-Гирей в 1521 г. взял Казань, сверг и пленил Шигалея, объявил себя его покровителем, но (!?) отпустил его в Москву.

Царь-изгнанник Шигалей поселился в Москве, т.к. в Касимове правил его младший брат Джан-Али. При московском дворе он прожил 9,5 лет. В 1523 г. Шигалей участвовал при основании небольшой крепости Василь-города (нынешнего г.Васильсурска) на захваченном у казанцев клочка земли на правом берегу Суры. В декабре 1530 г., ввиду ожидавшегося переворота в Казани, Шах-Али был отправлен в Нижний, чтобы оттуда при первой возможности ехать в Казань и занять ханский престол. Однако переворот мая 1531 г. доставил престол не ему, а Джан-Али. (см. лит. [[5]], с.85, 106).
Летом 1546 г. ему действительно удалось продержаться на казанском престоле 1 месяц, после чего вновь уступил его Сафа-Гирею. Н.Карамзин повторяет известную ''басню'' русских летописцев, что в марте 1549 г. хан Сафа-Гирей, якобы будучи пьяным, споткнулся и умер. Хотя Сафе было 42 года, причины для быстрой кончины могли быть другие. После того, как взрослого сына Сафа-Гирея, Булюк-Гирея не отпустил из Крыма Саиб-Гирей, в Казани ханом избрали 2-летнего сына Сафы — Утямыш-Гирея при регентше Ковгоршад.

Вот тут-то начинается период деятельного участия Шигалея в русско-казанских сношениях (1550-1552 г.) вплоть до захвата Казани.

Еще дважды он будет торжественно входить в ханский дворец, а в последнее "царствование" отречется от престола, завершая более чем 100-летнюю историю одного из осколков Золотой Орды — Казанского ханства. Остаток жизни он проведет уже в родном для него Касимове, выезжая время от времени на военную службу к Царю Всея Руси.
Имеются многочисленные сведения о человеческих качествах Шигалея. Утверждается, что он обладал проницательным умом и воинскими способностями.

Джан-Али (Еналей)
(1519 - 1531 или 1532)

Джан-Али был назначен номинальным владетелем Касимова возрасте 3-х лет, а в 15 лет ему пришлось перебираться с дружиной в Казань, и опять в ханские палаты. Это произошло после того, как в 1530 г. русские войска подступили к Казани, вынудили хана Сафа-Гирея (племянника Саип-Гирея, тот в эти годы уже перебрался через Константинополь на крымский трон, а Казань он оставил еще в 1523 г. юному 13-летнему Сафа-Гирею) отступить к Арску, а затем к своему тестю в Ногаев улус.

Несмотря на старания про-московски настроенных казанских вельмож, Москве не удалось вернуть на казанский трон Шигалея, казанцы ''выпросили'' Еналея касимовского. 
По данным М.Худякова (см. лит. [[5]], с.109), Джан-Али был возведен на Казанский престол 29 июня 1531 г. Через 2 года Джан-Али женился на дочери Ногайского мурзы Юсуфа — княжне Сююн-Бике. Вскоре сам Юсуф подстрекал казанцев к низложению Джан-Али, недовольный его отношением к дочери. Фактическая власть в Казани принадлежала регентше царевне Ковгоршад, сестре Магмет-Аминя, она, видимо, и организовала убийство молодого хана (25 сентября 1534 г.). Сафа-Гирей вернулся на престол и женился на вдове убитого.

Все это происходило при бездействии слабого русского правительства регентши Елены Глинской, Государыни при малолетнем Иване IV (см. лит. [[8]], с.94, 95) после смерти в декабре 1533 г. Василия. Москва даже забыла завить дипломатический протест (см. лит. [[5]], с.109).

 Касимовское ханство в период с июня 1532 г. по начало 1537 г. оставалось без хана. Однако ханство без хана — нонсенс. Фактически, российскому руководству было нужно не Касимовское царство, а звание касимовского хана (султана), чтобы выдвигать его на казанский престол. Вопрос престолонаследия в Казани, как и в других восточных государствах, не был строго определен, поэтому любой мусульманский правитель в принципе мог на него рассчитывать. Поэтому-то и нужен был титул касимовского государя.              /конец цитаты/

Как мы уже отмечали, "междуцарствия" (как, например, еще в 1610-14 гг.) действительно имели место в истории ханства.

Но и здесь "палочка-выручалочка" Шах-Али пригодился (кроме 1516-1519 гг., он еще числится ханом в 1532-1540 гг., а затем "царствовал" несколько лет после 1543 г., ну, и конечно, прожил ханом в Касимове с 1546 г. до своей смерти в 1567 г.).

Дальнейшая судьба ханов Казанских.
После падения Казанского ханства в живых оставалось три хана Казанских из различных династий  — Шах-Али, Утямыш и Ядыгар.

Покинув престол 6 марта 1552 г., Шах-Али уехал в Свияжск. Он предполагал провести здесь весну, но русское правительство вызвало его в Москву и привлекло его к участию в заседаниях боярской думы при обсуждении плана предстоявшей кампании. Из Москвы хан был направлен в Касимов речным путем, на судах — "понеже царь (Шах-Али) велие тело имяше и не могий скоро на конех ездити: разумичен же царь преизлише, но не храбр сый на ратех, и дружине своей не податлив". В походе 1552 года Шах-Али командовал касимовским войском. При переправе чрез Волгу он получил приказание занять Гостинный остров, во время осады он находился на самом ответственном фронте, вместе с полками Большим и Передовым, со стороны Арского поля, но на приступ касимовские татары, по распоряжению штаба, не были поведены и были отправлены в тыл для охраны обоза и штаба и на случай преследования вылазки из Казани по Арской и Чувашской дорогам. Хан участвовал во всех военных советах во время осады. При общем ликовании русских после взятия города царю принес поздравление и Шах-Али, но в довольно сдержанных выражениях, — он кратко сказал: "Буди, государь, здрав, победив супостаты, и на своей вотчине на Казани вовеки!," на что Иван милостиво ответил, что хану самому известно, сколько раз посылались войска против Казани, известно также ожесточение казанцев, и вот теперь бог сотворил свой праведный суд — русским показал свое милосердие, а казанцам отмстил за кровь христианскую.

По окончании похода Шах-Али возвратился в Касимов, к управлению своим уделом. В феврале 1552 года ему было обещано русским правительством за добровольную сдачу Казани наместнику "чего у государя похочет, тем его государь пожалует". Хотя тогда хан не сдал добровольно Казани, а только оставил престол, но в мае 1552 года русское правительство наградило его всем, чего он просил. Просил он "в Мещере сел многих" и разрешения взять себе в жены царицу Сююн-Бике.

Проект выдать Сююн-Бике за Шах-Али возникал у русского правительства еще в 1550 году и затем вновь в феврале 1552 г., о чем оно известило ее отца, князя Юсуфа. В мае 1552 г. князь Юсуф просил выдать Сююн-Бике и Утямыша ему, но русское правительство ответило: "И мы для Юсуфа князя и вас для всех царицу жалуем, а хотим ее дать за Шигалея царя того для, чтобы вы о том порадовались". В июне Иван IV писал мурзе Измаилу: "Прислал еси к нам просить Юсуфовы дочери Сююнбек царицы, чтобы нам ее к вам отпустити. И мы ее хотели к вам отпустити. И Шигалей царь нам бил челом, что и Сююнбек-юрт (удел) его, что была за братом его за Еналеем царем, и по вашему закону пригоже за ним быти. И мы вашу дружбу к себе попамятовали. Сююн-бек царицу полонянкою не захотели держати. Учинили есмя царице добрую честь для вас, и дали ее за брата своего Шигалея царя, и Отемиш Кирея царя дали есмя ей же кормити. И вы б, слыша то наше добро к себе, порадовалися". Отцу и брату Сююн-Бике русское правительство даже писало, что Сююн-Бике по собственному желанию вышла за Шах-Али.

Этот брак был, разумеется, не добровольным и обусловливался всецело политическими расчетами: русское правительство хотело устранить Сююн-Бике и ее сына от видов на казанский престол, соединивши этих представителей Крымской династии с верноподданным касимовским ханом. Сам Шах-Али едва ли любил Сююн-Бике, так как после низложения ее, в 1551 году, когда возникал аналогичный проект, он "у себя ее держати не захотел", и Сююн-Бике была отправлена вместе с сыном в Россию. До князя Юсуфа доходили тревожные слухи, будто Шах-Али, по приказанию Ивана IV, замучил Сююн-Бике до смерти, отрезал ей нос и т.п., и по этому поводу между русским и ногайским правительствами возникла целая переписка. Русское правительство решило отправить ногайских послов в Касимов, где они лично убедились бы в невредимости Сююн-Бике. Иван IV писал при этом Шах-Али: "Писали к нам Исмаил мирза и Касай мирза и Юнус мирза — сказали де Юнусу князю, будто бы, брат наш, по нашему слову Сююнбек царицу казнил, носа ей срезал и поруганье великое учиня убил ее до смерти. И того для де Юсуф князь на нас гневается, послов и гостей к нам не посылает. А наши казаки Бахтеяр Баимаков с товарищи нам сказывали тоже, будто сказали Юсуфу князю, что дочь его казнена. А вожь Сююндюка Тулусупова Карамыш Мустояпов нам сказывал, что Сююнбек-царицына мать сама ему говорила, что дочь ее казнена. И мы нынче ногайских послов отпустили в Ногаи, а Юнус-мирзину человеку Зиен-Алею, да Али-мирзину человеку Бахты-Гильдею велели есмя заехать к тебе. И как Юнус-мирзин Зиен-Алей и Бахты-Гильдей к тебе приедут, и ты б ему велел быти у себя да и у царицы бы если у своей у Сююнбек велел им быти, чтобы они ее видели, и отпустил бы еси их из Городка с ногайскими послы вместе. А будет Сююнбек царице пригоже от себя к отцу и к матери своей послати грамоты о своем здоровье известити и о их здоровье вспросити, и ты бы ей велел послати грамоты, каковы пригоже быти, да и поминок, что пригоже", но при этом русское правительство требовало представления копий с писем Сююн-Бике к ее родителям, а также с писем Шах-Али к его тестю, если хан пожелает ему написать.

                                                  мавзолей (текия)  Шах-Али-Хана                                                   Касимовское царство (ханство)

Шах-Али был ханом Касимовским до конца своих дней. В июле 1553 года он был вызван в Коломну, ввиду ожидавшегося нападения крымских татар. С осени 1553 до конца 1557 г. он жил безвыездно в Касимове, в конце же этого года, при начале Ливонской войны, Шах-Али был призван в армию и отправлен на фронт. "Войска наши в январе 1558 г. вступили в Ливонию, произвели в ней страшные опустошения, подходили к Дерпту, несколько раз разбивали немцев, были недалеко от Ревеля и Риги и наконец, обремененные добычей и обагренные кровью, в феврале вышли обратно на русскую границу". Немецкие современники — Генинг в "Liftlendische Churleddische Chronica" и Бреденбах в "Livonica historiae compendiosa series", а также их последователи Hiarn, Kelch и др. приписывали Шах-Али все жестокости, совершенные русскими при завоевании Ливонии. Более правильный взгляд высказал Б.Руссов в "Chronica der Provintz Lyfflandt", в которой он говорит об опустошениях, произведенных в Ливонии русским войском под начальством Шах-Али, но прямо его не обвиняет и не приводит примеров его жестокости. Рижский бургомистр Франц Ниенштедт в "Liflandishe Chronik" даже хвалил Шах-Али и называл его человеком разумным: "Dieser war ein ansehnlicher, grosser Mann von Persohn, und auch verstandig und bescheiden" ("он был значительной, важной особой, а также разумным и умеренным").Летом 1558 года Шах-Али был вызван в Москву, и здесь ему был оказан почетный прием, как герою победоносной войны, а затем он возвратился в Касимов.

Возвратившись в Касимов, Шах-Али зажил своею прежней спокойною жизнью. Чуть ли не безвыездно пробыл он в Городке вплоть до начала 1562 года. В 1562 году он опять был призван в армию и двинут на польский фронт, в Смоленск. "По приходе в Смоленск, хан должен был прибывшее с ним войско отправить... воевать Литву, ему же самому велено было оставаться в городе. В конце 1562 года Шах-Али участвовал в походе, предпринятом самим Иваном IV и увенчавшемся взятием Полоцка; вероятно, вместе с царем он возвратился в Россию, в 1564 году он стоял в Вязьме, из Вязьмы был передвинут в Великие Луки, где и провел зиму 1564-65 гг. Вскоре затем он был демобилизован, вероятно, вследствие нездоровья. По возвращении в Касимов он прожил недолго и скончался 20 апреля 1567 года.

Шах-Али умер бездетным. Одно время при нем жила племянница, казанская царевна — дочь Джан-Али, которую он принял к себе в дом и воспитывал как дочь. В 1550-52 гг. ее сватал ногайский мурза Измаил за своего сына, но свадьба эта не состоялась, так как русское правительство не разрешило выдать казанскую царевну за границу. В мае 1552 года царевна была выдана замуж за астраханского царевича Хайбуллу, выехавшего на службу в Россию и получившего в управление г. Юрьев.

Кроме дочери Джан-Али, Шах-Али воспитал еще двух близких родственниц (но не дочерей) Хан-Султан и Маги-Султан. "Первая из них умерла в девицах в 1558 году, 27 лет от роду; другая пережила Шах-Али и в эпоху его кончины была еще не замужем".

Вскоре после кончины Шах-Али русское правительство предлагало крымскому хану Даулету женить сына или внука на Маги-Султан и взять в приданое г. Касимов. От эпохи Шах-Али в Касимове сохранились его усыпальница (текие, мавзолей) с надгробными памятниками и минарет Ханской мечети. Памятник на могиле Шах-Али поставлен его приемною дочерью Маги-Султан.

 

Последние Казанские ханы
Хан Утямыш, родившийся в 1546 году и провозглашенный ханом двух лет от рождения, в 1551 году был низложен и отправлен вместе со своей матерью, царицей Сююн-Бике, в Россию. В следующем году Сююн-Бике была выдана замуж за Шах-Али, и русское правительство писало ее отцу, князю Юсуфу: "Сына ее Утемешь Кирея царя ей же кормити дали... А Утемешь Кирей царь как подрастет, и мы его хотим тогда юртом устроити", т.е. дать ему удел, но после взятия Казани 7-летний ребенок был разлучен с матерью. 8 января 1555 года он был крещен в Чудовом монастыре с именем Александра, — "и царь благоверный пожаловал царя Александра Сафакиреевича, вилел жити у себя в царском своем дому, и повеле его учити грамоте, понеже юну ему сущу, да навыкнет страху божию и научится закону христианскому”. В конце 1553 года Иван IV сообщал князю Юсуфу, что "внука его у себя держим за сыно место". Несмотря на это, Утямыш-Адександр прожил недолго и умер двадцатилетним в Москве 11 июня 1566 года, в возрасте 20 лет. Он был погребен с членами царской фамилии в Архангельском соборе в Кремле.

Хан Ядыгар, взятый в плен 2 октября 1552 года, был под конвоем доставлен в Москву. В январе 1553 года ему предложено было креститься, за что была предложена свобода и почетное положение. 26 февраля 1555 года хан Ядыгар торжественно принял крещение, для чего должен был окунуться в прорубь на Москве-реке у Тайницких ворот; при крещении ему было дано имя Симеон, — "и царь и великий князь царя Симеона пожаловал, дал ему двор в городе (кремле) и учинил у него в боярское место Ивана Петровича Заболоцкого и всех чиновников по чину государского, и учинил его не так, как пленных держат, как царя и царского сына по его достоянию".

Хан Ядыгар-Симеон скончался в Москве 26 августа 1565 года и был погребен в Благовещенской церкви Чудова монастыря. У Ядыгара был брат — царевич Казы-Булат, непримиримый враг русских. Он придерживался дружбы с Гиреями и жил одно время в Крыму. Последний хан Астраханский Дервиш-Али в 1555 г. вызвал его из Крыма и назначил своим преемником. После оккупации русскими Астрахани Дервиш-Али эмигрировал в Азов и в Аравию (остаток жизни он провел в Мекке), а Казы-Булат уехал в Ногайское княжество. В 1558 г. русское правительство предлагало Казы-Булату добровольно переселиться в Россию, но он на это не согласился. Таким образом, все трое бывших ханов Казанских, попавших в Россию, умерли один вслед за другим на протяжении 1565-1567 годов. Из них лишь одному Шах-Али, усердному стороннику русской власти, удалось окончить дни мусульманином в родном ему Касимове. Что же касается двух остальных, то правительство митрополита Макария не могло отказать себе в удовольствии заставить их принять христианство. Крещеные ханы по смерти были погребены в кремлевских церквах — таково было соединение формального почета с издевательством над судьбой, в духе того фанатичного века.

 

КАСИМОВСКИЕ ТАТАРЫ
Касимовские татары сформировались на основе ассимиляции докасимовского тюрко-язычного пласта, проживавшего на территории края в 1100-х годах (это подтверждают ученые-историки Д.Исхаков, Ф.Шарифуллина, А.Халиков), с принявшими ислам мордовскими племенами (мокша и эрзя) и татарскими племенами, пришедшими из Сибирского, Астраханского, Крымского ханств. Потомки этих племен (нынешние татары-мишари) живут на территории Сасовского, Кадомского, Ермешинского районов Рязанской области и Нижегородской области.
Основным катализатором формирования этнической группы, безусловно, является период образования самостоятельного татарского (Касимовского) ханства (сер. XV века) в составе Руси. Основателем ханства был царевич Касим (Касым), сын первого казанского хана Улу-Мухаммеда. Царевич с большой группой войск, со своими сторонниками из среды казанских ремесленников, торговцев, духовенства и мурз (князей) бежал к русскому царю Василию Темному и расположился на территории, которая впоследствии стала называться г.Касимовым.
Таким образом, корнями касимовских татар является многоплеменная, здоровая этническая основа, обеспечившая длительное и долголетнее существование группы, и было бы неверным считать казанцев ядром касимовских татар. Тем не менее, связь с Казанью чувствовалась во всем. Опальная верхушка Казанского ханства, придя в Касимов, закладывала определенные отношения с покинутой страной, например, крупнейшие кланы (ширины, бараны, джалаиры) оставались и в Казани, и в Касимове.
Касимовское ханство, как административное образование, было необходимо для военной защиты Русского государства на юго-восточных рубежах и более 200 лет отлично защищала Русь. Однако, после покорения Казанского (1552г.), Астраханского (1557г.) и Сибирского (1580-е годы) ханств, ханство на Оке исчерпало функции пограничной зоны, защитницы русских рубежей. Земли за татарами сохранились, но со времени правления хана Арслана (1620-е годы) самостоятельность анклава была практически ограничена. И если при хане Шах-Али (XV в.) войска касимовских татар участвовали во всех войнах, которые вела Россия, а хан Саин-Булат (в крещении Симион) командовал русской армией в Ливонской войне, то к XVII веку идет процесс превращения бывших касимовских воинов в мирных торговцев и ремесленников. В 1681 году после смерти престарелой ханши Фатимы-Султан Касимовское ханство окончательно прекращает свое существование.
Петр I приписывает касимовских татар к тяжелейшим работам по заготовке корабельного леса. В результате ряда указов I половины XVIII в, направленной на отмену служилого землевладения у мусульман, часть знати приняла христианство, среди которых оказались такие известные люди как И.Мичурин, И.Куприн и др. В других областях и губерниях поменяли веру Тургеневы, Юсуповы, Чаадаевы, Карамзины, Беклемиши и др. Но основная масса касимовских татар осталась верна исламу, а из тех, кто принял христианство, многие вернулись опять в ислам.
Период национального возрождения у татар Рязанской и Тамбовской губерний (а именно на их территории располагалось когда-то Касимовское ханство) начался во второй половине XIX века. Местные татарские земли становятся одним из центров татарской духовной культуры. Возникают медресе, содержавшиеся на деньги купцов-меценатов. Касимовское медресе было основано богатым купцом-меценатом Хайруллой Кастровым. Здесь преподавали известные знатоки ислама – Хасан Шамсутдинов (умер в 1893 г.) и поэт Закир Хади (1883-1933г.). Обучались и девочки (преподаватели Согдия Булатова, Фарханас Баширова, учительница Хадия Ишимбаева и др.). На базе медресе в 1898г. организовался татарский театр "Чулпан", в котором долгое время с большой радостью занимались Саида и Наджия Девишевы, Хадия и Тавхида Ишимбаевы, Саида Вергазова, братья Губайдуллины, Равза Кастрова и вообще большинство молодых людей из татарских семей.
Действовало медресе, готовившее имамов и учителей. Выпускник медресе Ибрагим Урманов окончил исламский университет в Каире и знал священный Коран наизусть.
Помимо крупных медресе, в каждом селе действовали мектебы (школы), где обучали грамоте – в Царицыно, Мунтово, Толстиково, Баишево, Подлипки, Коверское, Богданово, Верки, Азеево, Бастаново, Тархань, Алешино. Среди местных татар был очень высок процент мусульманского духовенства.
Коммерческой деятельностью касимовские татары начинают заниматься еще в XVIII веке, создавая интенсивную связь с торговым миром Китая, Монголии, Средней Азии и Казахстана. Торговые кампании Сеид-Шакуловых, Ишимбаевых, Кастровых наладили сбыт своей продукции (меха) за границу. Для более широкой организации торговли был необходим переезд в крупные города. Так касимовские татары селятся в XVII-XVIII веках в Москве и занимают одно из ведущих мест в своей области торговли и производства. Крупнейшими татарскими купцами в Москве были касимовские семьи Кашаевых, Кастровых, Танеевых, Вергазовых, Ишимбаевых, Сеид-Шакуловых, Девишевых, Карамышевых, Янбухтиных, Акмаевых, Бурнашевых, Ширинских, Урмановых, Байковых, Бахтиозиных, Байбековых и др. Помимо меховой торговли они развивали гостинично-ресторанное производство, в частности Х.Байбеков владел рестораном "Малый Эрмитаж", гостиницу с одноименным названием у Никитских ворот.
В Санкт-Петербурге ресторан гостиницы "Астория" обслуживали Муратаевы, рестораны и буфеты на станциях железной дороги часто создавали касимовские татары, в частности, семейство Байрашевых владело сетью ресторанов и буфетов, в Пушкине, Санкт-Петербурге, Москве, Касимове и др. станциях. Из этой семьи вышла первая татарка с высшим музыкальным образованием, народная артистка Татарстана, профессор Казанской консерватории Зухра Гареевна Байрашева.
Большая часть касимовских татар занималась благотворительностью и меценатством.
Касимовское Мусульманское Благотворительное Общество открыло свою деятельность в 1898г. "с целью доставления средств к улучшению нравственности и материального состояния бедных мусульман г.Касимова и его окрестностей".

______________________________________________________________________________________________________

ИСТОЧНИК ИНФОРМАЦИИ И ФОТО:
Команда Кочующие
Вельяминов-Зернов В. В. Исследование о касимовских царях и царевичах. — 2-е изд.. — СПб.: В тип. Имп. Академии наук.
http://misharlar.ru
http://tatar-history.narod.ru/etno.htm
Григорьев В. В. [Рецензия на:] Вельяминов-Зернов В. В. Исследование о касимовских царях и царевичах. Ч. 1. СПб., 1863 // День. — № 29.
Шишкин Н. И. Симеон Бекбулатович, царь Касимовский // Русская старина. — 1888. — № 6. — С. 587.
2-е изд., испр. и доп. — Рязань: Типо-Литография Н. Д. Малашкина, 1891.
Переиздания: Рязань, 1999; Рязань, 2001.
Гагин И. С. Краткая сложность о Касимовских царях татарских и памятниках с их времён существующих (публ. М. Крейтон) // Труды Рязанской учёной архивной комиссии за 1901 год. — Т. XVII. — Вып. 3. — Рязань, 1902.
Привалова Н. И. Торги г. Касимова в середине XVII в. // Исторические записки. — Т. 21. — М., 1947.
Касимовское царство // Советская историческая энциклопедия. — Т. VII. — М., 1965. — С. 86.
Исхаков Д. М. К вопросу об этно-социальной структуре татарских ханств (на примере Казанского и Касимовского ханства). — Казань, 1995.
Исхаков Д. М. От средневековых татар к татарам нового времени. — Казань, 1998.
Рахимзянов Б. Р. Крымская династия в Касимовском царстве // Точка зрения: Сб. научно-исследовательских статей. — Вып. 3. — Казань, 2000. — С. 69-89.
Рахимзянов Б. Р. Касимовское царство в Смутное время. // Точка зрения: Сборник научно-исследовательских статей. — Казань, 2000. — С. 73-78.
Беляков А. В. Касимов после Смутного времени (по документам РГАДА) // Рязанская вивлиофика. — Вып. 2. — Рязань, 2001.
Исхаков Д. М. О внутреннем делении Касимовских татар и его истоках // Восток-Запад: Диалог культур Евразии. Вып. 2. — Казань, 2001. — С. 289—298.
Рахимзянов Б. Р. Касимовское царство: социально-политическое развитие (1445—1552 гг.): автореф. дис… канд. ист. наук. — Казань, 2001.
Мухаммедьяров Ш. Ф. Мещёрский юрт (Касимовское ханство) // Очерки истории распространения исламской цивилизации. — Т. II. — М., 2002.
Беляков А. В. Касимовский царь Араслан Алеевич и православное население его удела // Тюркологический сборник: 2002. — М., 2003. — С. 189—199.

Комментарии

Отправить комментарий

Фотографии на сайте размещены в качестве научного, информационного, учебного и культурного материала без цели извлечения прибыли.

Контактная информация:

Капитан команды Кочующих (он же главный по сайту):
Хафизов Ахат - Hafizow@yandex.ru

Продвижение сайта в интернете:

Лоцман команды Кочующих
Бортяков Андрей - abortyakov@yandex.ru