Африка

 Колыбель человечества Африка на карте мира и впрямь напоминает грубо отёсанный камень — орудие труда наших далёких и внешне мало привлекательных предков. Кажется, так удобно взять её в ладонь чуть пониже Нигерии, обхватить указательным пальцем Камерун, а средний вложить в уступ береговой линии Анголы — и посвящать дни превращению зерна в муку... словом, медленно, но неуклонно становиться гомо сапиенсом.
И пусть с тех пор минул не один миллион лет, лоно Африки сегодня столь же жаркое, не менее дикое и лишь на толику более изученное. Конечно, самолёты летают во все уголки континента, гигантские буры вгрызаются в толщу кимберлитовых трубок, посреди саванны щёлкают затворы «Кэнонов», а пляжи Средиземноморского побережья битком забиты полуголыми красавицами, но Африка для нас по-прежнему таинственный край манящей мечты, сон наяву в дрожащем мареве июля, вечная загадка и сакральное место возвращения на круги своя.
 

 

В туристическом смысле Африка — это то направление, где невозможно не найти занятие по душе. Солнцепоклонники устремляются на песчаные пляжи Марокко, Туниса и Египта, любители исторической «экскурсионки» исследуют Пирамиды и развалины Карфагена, последователи Брема бороздят просторы национальных парков Кении, Руанды и Танзании, ценители европейских удобств под соусом тропического климата чинно прогуливаются по бульварам Йоханнесбурга и ностальгируют в кабачках Кабо-Верде, а те, кто всем мелодиям мира предпочитает гулкую тишину пустыни, погружаются в нирвану в Намибии или Алжире.
 
Хотя территория континента поделена между 55 странами (а также 5 зависимыми территориями и ещё 5 непризнанными государствами), для комфортного и, главное, безопасного туризма приспособлено меньше половины. Увы, локальные конфликты и войны того или иного масштаба потрясают Африку с регулярностью, достойной лучшего применения, не щадя даже известных «кормильцев» мирового туризма. Впрочем, не стоит впадать в пессимизм: воодушевляющая тенденция последнего десятилетие — видимое развитие туристической инфраструктуры в абсолютно закрытых прежде государствах, к примеру, в Джибути или Мали.
 
Говоря об Африке, нельзя не упомянуть об островах. Их туристическая судьба оказалось намного счастливее, чем у континентальных стран — солнечные Канары предлагают не только пляжный отдых, но и лучшие в мире вечеринки, «ступня» Мадагаскара влечёт удивительным животным миром и белопесчаным побережьем, Маврикий приглашает в изумрудно-зелёные джунгли, а Сейшелы как никто другой заставляют поверить, что рай на Земле, вопреки заявлениям гностиков, существует.
 
Общие правила турпоездки в Африку: долгий и недешёвый перелёт, необходимость делать прививки и оформлять специальную страховку (а также боязнь Эболы, зачастую, совершенно напрасная и неоправданная), не всегда лёгкая акклиматизация и общая значительная стоимость путешествия. Так что местный турист — он обязательно «идейный», тот, кого препятствия не останавливают. Да и в самом деле, какое значение имеет длительность болтания в брюхе «Боинга», если потом можно будет наблюдать великую миграцию животных, слушать рёв водопада Виктория или покормить грустноглазого лемура! А значит — пока существует человеческая цивилизация, нас будет вечно тянуть Африка.
Кроме всего прочего, именно в Африке находится величайшая из пустынь Земли — вечная бескрайняя Сахара.

 

ОБЩАЯ ИНФОРМАЦИЯ
А́фрика — второй по площади материк после Евразии, омывается Средиземным морем с севера, Красным — с северо-востока, Атлантическим океаном с запада и Индийским океаном с востока и юга. Африкой называется также часть света, состоящая из материка Африка и прилегающих островов. Площадь Африки без островов составляет 29,2 млн. км², с островами — около 30,3 млн км², покрывая, таким образом, 6 % общей площади поверхности Земли и 20,4 % поверхности суши. На территории Африки расположено 55 государств.
Население Африки составляет около миллиарда человек. Африка считается прародиной человечества: именно здесь нашли самые древние останки ранних гоминид и их вероятных предков, включая сахелантропов, Avstralopitecus africanus , A. afarensis, Homo erectus, H. habilis и H. ergaster.
  
 
Африканский континент пересекает экватор и несколько климатических зон; это единственный континент, протянувшийся от северного субтропического климатического пояса до южного субтропического. Из-за недостатка постоянных осадков и орошения — равно как ледников или водоносного горизонта горных систем — естественного регулирования климата нигде, кроме побережий, практически не наблюдается.
Изучением культурных, экономических, политических и социальных проблем Африки занимается наука африканистика.
 
 

Крайние точки
Северная — мыс Бланко (Бен-Секка, Рас-Энгела, Эль-Абъяд) 37°20′28″ с. ш. 9°44′48″ в. д.
Южная — мыс Игольный (Агульяс) 34°49′43″ ю. ш. 20°00′09″ в. д.
Западная — мыс Альмади 14°44′27″ с. ш. 17°31′48″ з. д.
Восточная — мыс Рас-Хафун 10°27′00″ с. ш. 51°24′00″ в. д.
 
 
Происхождение названия
Изначально словом «афри» жители древнего Карфагена называли людей, обитавших недалеко от города. Это название обычно относят к финикийскому afar, что значит «пыль». После завоевания Карфагена римляне назвали провинцию Африкой (лат. Africa). Позднее Африкой стали называть и все известные регионы этого континента, а потом и сам континент. Другая теория гласит, что название народа «афри» происходит от берберского ifri, «пещера», имея в виду пещерных жителей. Возникшая позже на этом месте мусульманская провинция Ифрикия также сохранила этот корень в своём названии.
 
Есть и другие версии происхождении топонима.
Иосиф Флавий, еврейский историк I века, утверждал, что это название происходит от имени внука Авраама Ефера (Быт. 25:4), чьи потомки заселили Ливию.
Латинское слово aprica, означающее «солнечный», упомянуто в «Началах» Исидора Севильского, том XIV, раздел 5.2 (VI век).
Версию о происхождении названия от греческого слова αφρίκη, что означает «без холода», предложил историк Лев Африканский. Он предполагал, что слово φρίκη («холод» и «ужас»), соединённое с отрицательным префиксом α-, обозначает страну, где нет ни холода, ни ужаса.
Джеральд Мэсси, поэт и египтолог-самоучка, в 1881 году выдвинул версию о происхождении слова из египетского af-rui-ka, «поворачиваться лицом к отверстию Ка». Ка — это энергетический дубль каждого человека, и «отверстие Ка» означает лоно или место рождения. Африка, таким образом, для египтян означает «родину».
По мнению палеонтолога и писателя И. Ефремова, слово «Африка» пришло из древнего языка Та-Кем (др.-греч. «Афрос» — пенная страна). Это связано со столкновением нескольких видов течений, которые образуют пену при приближении к континенту в Средиземном море.
 
Африка занимает площадь 30,3 млн км². Протяжённость с севера на юг — 8 тыс. км, с запада на восток в северной части — 7,5 тыс. км.
  


 
Страны Африки
Территория Африки поделена между 62 странами, 54 – независимые, суверенные государства, 10 зависимые территории, относящихся к Испании, Португалии, Великобритании и Франции, остальные - непризнанные, самопровозглашенные государства – Галмудуг, Пунтленд, Сомалиленд, Сахарская Арабская Демократическая Республика (САДР). Долгое время страны Азии были зарубежными колониями различных европейских государств и только к середине прошлого века получили независимость. В зависимости от географического положения Африку разделяют на такие пять регионов как Северная, Центральная, Западная, Восточная и Южная Африка.
 
 
Список стран Африки
Северная Африка
Египет
Судан
Ливия
Тунис
Алжир
Марокко
САДР
Западная Сахара
  
Западная Африка
Сенегал
Мали
Гамбия
Кабо-Верде
Гвинея-Бисау
Гвинея
Сьерра-Леоне
Либерия
Кот де Ивуар
Буркина-Фасо
Гана
Того
Бенин
Нигер
Нигерия
Мавритания
 
Восточная Азия
Эфиопия
Эритрея
Джибути
Сомали
Кения
Уганда
Танзания
Руанда
Бурунди
Замбия
Малави
Галмудуг
Пунтленд
Сомалиленд
 
Южная Африка
Ангола
Мозамбик
Малави
Зимбабве
ЮАР
Намибия
Ботсвана
Свазиленд
Лесото
Мадагаскар
Коморские острова
Реюньон
Маврикий
Сейшельские острова
  
Центральная Африка
Камерун
Чад
ЦАР
Экваториальная Гвинея
Сан-Томе и Принсипи
Габон
Конго
Демократическая республика Конго
  


 
Рельеф
Большей частью — равнинный, на северо-западе расположены Атласские горы, в Сахаре — нагорья Ахаггар и Тибести. На востоке — Эфиопское нагорье, к югу от него Восточно-африканское плоскогорье, где находится вулкан Килиманджаро (5895 м) — высочайшая точка материка. На юге расположены Капские и Драконовы горы. Самая низкая точка (157 метров ниже уровня Мирового океана) расположена в Джибути, это солёное озеро Ассаль. Самой глубокой пещерой является Ану Иффлис, расположенная на севере Алжира в горах Тель-Атлас.  
 
Полезные ископаемые
Африка известна прежде всего своими богатейшими месторождениями алмазов (ЮАР, Зимбабве) и золота (ЮАР, Гана, Мали, Республика Конго). Большие месторождения нефти есть в Нигерии и Алжире. Бокситы добывают в Гвинее и Гане. Ресурсы фосфоритов, а также марганцевых, железных и свинцово-цинковых руд сосредоточены в зоне северного побережья Африки.
 
 
Внутренние воды
В Африке расположена одна из самых протяжённых рек в мире — Нил (6852 км), текущая с юга на север. Другие крупнейшие реки — это Нигер на западе, Конго в центральной Африке, Замбези, Лимпопо и Оранжевая на юге.
Крупнейшее озеро — Виктория (средняя глубина 40 м, наибольшая 80 м). Другие крупные озёра — Ньяса и Танганьика, расположенные в литосферных разломах. Одно из крупнейших солёных озёр — озеро Чад, расположенное на территории одноимённого государства.
 
 
Климат
Африка
— это самый жаркий материк планеты. Причина этого — в географическом расположении материка: вся территория Африки находится в жарких климатических поясах (включая субтропические) и материк пересекается линией экватора. Именно в Африке находится самое жаркое место на Земле — Даллол.
Центральная Африка и прибрежные районы Гвинейского залива относятся к экваториальному поясу, там в течение всего года выпадают обильные осадки и нет смены времён года. К северу и к югу от экваториального пояса расположены субэкваториальные пояса. Здесь летом господствуют влажные экваториальные массы воздуха (сезон дождей), а зимой — сухой воздух тропических пассатов (сухой сезон). Севернее и южнее субэкваториальных поясов расположены северный и южный тропические пояса. Для них характерны высокие температуры при малом количестве осадков, что ведёт к образованию пустынь.
На севере расположена крупнейшая на Земле пустыня Сахара, на юге — пустыня Калахари, на юго-западе пустыня Намиб. Северная и южная оконечности материка входят в соответствующие субтропические пояса.
 
 
Природные зоны

Флора тропического, экваториального и субэкваториального поясов разнообразна. Повсеместно произрастают сейба, пипдатения, терминалия, комбретум, брахистегия, изоберлиния, пандан, тамаринд, росянка, пузырчатка, пальмы и многие другие. В саваннах преобладают невысокие деревья и колючие кустарники (акация, терминалия, буш).
Растительность пустынь, наоборот, скудна, состоит из небольших сообществ трав, кустарников и деревьев, произрастающих в оазисах, высотных районах, и вдоль воды. Во впадинах встречаются устойчивые к соли растения-галофиты. На наименее обеспеченных водой равнинах и плато произрастают виды трав, небольших кустов и деревьев, устойчивых к засухам и жаре. Флора пустынных областей хорошо приспособлена к нерегулярности осадков. Это отражается в большом разнообразии физиологических адаптаций, предпочтениях места обитания, создании зависимых и родственных сообществ и стратегий воспроизводства. Многолетние засухоустойчивые злаки и кустарники имеют обширную и глубокую (до 15—20 м) корневую систему. Многие из травяных растений — эфемеры, которые могут производить семена за три дня после достаточного увлажнения и высеивать их в течение 10—15 дней после этого.

В горных районах пустыни Сахара встречается реликтовая неогеновая флора, зачастую родственная средиземноморской, много эндемиков. Среди реликтовых древесных растений, произрастающих в горных районах — некоторые виды олив, кипариса и мастиковое дерево. Также представлены виды акации, тамарисков и полыни, дум-пальма, олеандр, финик пальчатый, тимьян, эфедра. В оазисах возделывают финики, инжир, оливковые и фруктовые деревья, некоторые цитрусовые, различные овощи. Травяные растения, произрастающие во многих частях пустыни, представлены родами триостница, полевичка и просо. На побережье Атлантического океана растёт прибрежница и другие солестойкие травы. Различные комбинации эфемеров образуют сезонные пастбища, называемые ашебами. В водоёмах встречаются водоросли.
Во многих пустынных областях (реки, хамады, частично скопления песков и т. д.) растительный покров вообще отсутствует. Сильное воздействие на растительность почти всех областей оказала деятельность человека (выпас скота, сбор полезных растений, заготовка топлива и т. п.).
 
Примечательное растение пустыни Намиб — тумбоа, или Вельвичия (Welwitschia mirabilis). Оно отращивает два гигантских листа, медленно растущие всю её жизнь (более 1000 лет), которые могут превысить 3 метра в длину. Листья прикрепляются к стеблю, который напоминает огромную редиску конической формы диаметром от 60 до 120 сантиметров, и торчит из земли на 30 сантиметров. Корни вельвичии уходят в землю на глубину до 3 м. Вельвичия известна своей способностью расти в чрезвычайно сухих условиях, используя росу и туман как основной источник влаги. Вельвичия — эндемик для северного Намиба — изображена на государственном гербе Намибии.
 
В чуть более влажных местах пустыни встречается другое известное растение Намиба — нара (Acanthosicyos horridus), (эндемик), который растёт на песчаных дюнах. Её плоды составляют пищевую базу и источник влаги для многих животных, африканских слонов, антилоп, дикобразов и пр.
 
С доисторических времён в Африке сохранилось наибольшее количество представителей мегафауны. Тропический, экваториальный и субэкваториальный пояс населяют разнообразные млекопитающие: окапи, антилопы (дукеры, бонго), карликовый бегемот, кистеухая свинья, бородавочник, галаго, мартышки, летяга (иглохвостая), лемуры (на о. Мадагаскар), виверры, шимпанзе, гориллы и др. Нигде в мире нет такого обилия крупных животных, как в африканской саванне: слоны, бегемоты, носороги, львы, жирафы, леопарды, гепарды, антилопы (канны), зебры, гиены, африканский страус. Некоторые слоны, каффские буйволы и белые носороги обитают только в заповедниках.
 
Среди птиц преобладают жако, турако, цесарка, птица-носорог (калао), марабу.
Рептилии и амфибии тропического экваториального и субэкваториального пояса — мамба (одна из самых ядовитых змей в мире), крокодил, питон, квакши, древолазы и мраморные лягушки.
Во влажных климатических зонах распространены малярийный комар и муха цеце, вызывающая сонную болезнь как у человека, так и у млекопитающих.
  
 

Общая экономико-географическая характеристика стран Африки
Особенностью географического положения многих стран региона является отсутствие выхода к морю. В то же время в странах, выходящих к океану, береговая линия изрезана слабо, что неблагоприятно для строительства крупных портов.
Африка исключительно богата природными ресурсами. Особенно велики запасы минерального сырья — руд марганца, хромитов, бокситов и др. В понижениях и прибрежных районах имеется топливное сырьё. Нефть и газ добываются в Северной и Западной Африке (Нигерия, Алжир, Египет, Ливия). Колоссальные запасы кобальтовых и медных руд сосредоточены в Замбии и ДРК; марганцевые руды добываются в ЮАР и Зимбабве; платина, железные руды и золото — в ЮАР; алмазы — в обеих Конго (ДРК и РК), Ботсване, ЮАР, Намибии, Анголе, Гане; фосфориты — в Марокко, Тунисе; уран — в Нигере, Намибии.
 
В Африке довольно большие земельные ресурсы, однако эрозия почв приняла катастрофический характер из-за неправильной её обработки. Водные ресурсы по территории Африки распределены крайне неравномерно. Леса занимают около 10 % территории, но в результате хищнического уничтожения их площадь быстро сокращается.
В Африке самые высокие темпы естественного прироста населения. Естественный прирост во многих странах превышает 30 человек на 1000 жителей в год. Сохраняется высокая доля детских возрастов (50 %) и небольшая доля людей старшего поколения (около 5 %).
 
Африканским странам пока не удалось изменить колониальный тип отраслевой и территориальной структуры экономики, хотя темпы экономического роста несколько ускорились. Колониальный тип отраслевой структуры хозяйства отличается преобладанием малотоварного, потребительского сельского хозяйства, слабым развитием обрабатывающей промышленности, отставанием развития транспорта. Наибольших успехов достигли страны Африки в горнодобывающей промышленности. По добыче многих полезных ископаемых Африке принадлежит лидирующее, а иногда монопольное место в мире (по добыче золота, алмазов, платиноидов и др.). Обрабатывающая промышленность представлена лёгкой и пищевой, другие отрасли отсутствуют, за исключением ряда районов вблизи наличия сырья и на побережье (Египет, Алжир, Марокко, Нигерия, Замбия, ДРК).
 
Вторая отрасль экономики, определяющая место Африки в мировом хозяйстве, — тропическое и субтропическое земледелие. Продукция земледелия составляет 60—80 % ВВП. Основными товарными культурами являются кофе, какао-бобы, арахис, финики, чай, натуральный каучук, сорго, пряности. В последнее время стали выращивать зерновые культуры: кукурузу, рис, пшеницу. Животноводство играет подчинённую роль, за исключением стран с засушливым климатом. Преобладает экстенсивное скотоводство, характеризующееся огромным поголовьем скота, но малой продуктивностью и низкой товарностью. Континент не обеспечивает себя сельскохозяйственной продукцией.
 
Транспорт также сохраняет колониальный тип: железные дороги идут от районов добычи сырья к порту, при этом регионы одного государства практически не связаны. Относительно развиты железнодорожный и морской виды транспорта. В последние годы получили развитие и другие виды транспорта — автомобильный (проложена дорога через Сахару), воздушный, трубопроводный.
Все страны, за исключением ЮАР, развивающиеся, большинство из них беднейшие в мире (70 % населения живёт за чертой бедности).
 
 
Проблемы и трудности африканских государств
В большинстве государств Африки возник разбухший, непрофессиональный и неэффективный бюрократический аппарат. При аморфности социальных структур единственной организованной силой оставалась армия. Результат — бесконечные военные перевороты. Диктаторы, приходившие к власти, присваивали себе несметные богатства. 
Капитал Мобуту, президента Конго, к моменту его свержения составлял 7 млрд долл. Экономика функционировала плохо, и это дало простор для «деструктивной» экономики: производства и распространения наркотиков, нелегальной добычи золота и алмазов, даже торговли людьми. Доля Африки в мировом ВВП и её удельный вес в мировом экспорте снижались, выпуск продукции на душу населения сокращался.
Становление государственности крайне осложнялось абсолютной искусственностью государственных границ. Африка получила их в наследство от колониального прошлого. Они устанавливались при разделе континента на сферы влияния и имеют мало общего с границами этническими. Созданная в 1963 г. Организация африканского единства, сознавая, что любая попытка исправить ту или иную границу может привести к непредсказуемым последствиям, призвала считать эти границы незыблемыми, сколь бы несправедливы они ни были. Но эти границы всё же превратились в источник этнических конфликтов и перемещений миллионов беженцев.
 
Основной отраслью экономики большинства стран Тропической Африки является сельское хозяйство, призванное обеспечить продуктами питания население и служить сырьевой базой развития обрабатывающей промышленности. В нём занята преобладающая часть самодеятельного населения региона, создаётся основная часть совокупного национального дохода. Во многих государствах Тропической Африки сельское хозяйство занимает ведущее место в экспорте, обеспечивая поступление значительной части валютных доходов. В последнее десятилетие с темпами роста промышленного производства наблюдалась тревожная картина, позволяющая говорить о фактической деиндустриализации региона. Если в 1965—1980 годах они (в среднем за год) составили 7,5 %, то за 80-е годы только 0,7 %, падение темпов роста имело место в 80-е годы как в добывающей, так и обрабатывающих отраслях. В силу ряда причин особая роль в обеспечении социально-экономического развития региона принадлежит горнодобывающей промышленности, но и это производство ежегодно сокращается на 2 %. Характерная особенность развития стран Тропической Африки — слабое развитие обрабатывающей промышленности. Лишь в очень небольшой группе стран (Замбия, Зимбабве, Сенегал) её доля в ВВП достигает или превышает 20 %.
 


 
Интеграционные процессы
Характерной чертой интеграционных процессов в Африке является высокая степень их институализации. В настоящее время на континенте около 200 экономических объединений различного уровня, масштабов и направленности. Но с точки зрения исследования проблемы становления субрегиональной идентичности и её соотношения с идентичностью национальной и этнической интерес представляют функционирование таких крупных организаций как Западноафриканское экономическое сообщество (ЭКОВАС), Сообщество развития Южной Африки (САДК), Экономическое сообщество Центральноафриканских государств (ЭККАС) и т. п. Крайне низкая результативность их деятельности в предыдущие десятилетия и наступление эпохи глобализации потребовало резкого ускорения интеграционных процессов на качественно ином уровне. Экономическая кооперация развивается в новых — по сравнению с 1970-ми годами — условиях противоречивого взаимодействия глобализации мировой экономики и усиливающейся маргинализации позиций африканских государств её рамках и, естественно, в другой системе координат. Интеграция уже не рассматривается как инструмент и основа для формирования самодостаточной и саморазвивающейся экономики при опоре на собственные силы и в противовес империалистическому Западу. Подход иной, который, как уже упоминалось выше, представляет интеграцию в качестве пути и способа включения африканских стран в глобализирующееся мировое хозяйство, а также как импульс и показатель экономического роста и развития в целом.
   
  
Горы и равнины Африки
Большая часть африканского континента представляет собой равнину. Имеются горные системы, нагорья и плато. Они представлены:
Атласскими горами в северно-западной части континента;
нагорьями Тибести и Ахаггар в пустыне Сахара;
Эфиопским нагорьем в восточной части материка;
Драконовыми горами в южной.
Самая высокая точка страны – это вулкан Килиманджаро, высотой 5 895 м, относящийся к Восточно-африканскому плоскогорью в юго-восточной части материка.
 
 
Пустыни и саванны
Самая крупная пустынная зона африканского континента находится в северной части. Это пустыня Сахара. В юго-западной стороне континента располагается еще одна пустыня меньшей площади, Намиб, и от нее внутрь континента к востоку имеется пустыня Калахари.
Территория саванны занимает основную часть Центральной Африки. По площади она намного больше северной и южной части материка. Территория характеризуется наличием пастбищ, характерных для саванн, невысоких кустарников и деревьев. Высота травянистой растительности разнится, в зависимости от числа выпадающих осадков. Это могут быть практически пустынные саванны либо высокотравные, с травяным покровом от 1 до 5 м в высоту.
 
 
Реки и озёра
На территории африканского континента располагается самая протяженная река мира – Нил. Направление ее течения с юга на север.

В перечне крупных водных систем материка, Лимпопо, Замбези и Оранжевая река, а также Конго, протекающая по территории Центральной Африки.
На реке Замбези находится знаменитый водопад Виктория, высотой 120 м и шириной 1 800 метров.
В перечне больших озёр африканского континента имеется озеро Виктория, являющееся вторым в мире по площади пресноводным водоемом. Глубина его достигает 80 м, а площадь составляет 68 000 км квадратных. Еще два крупных озера континента: Танганьика и Ньяса. Расположены они в разломах литосферных плит.
Имеется на территории Африки озеро Чад, являющееся одним из крупнейших в мире соленых озер.
 
 
Моря и океаны
Африканский континент омывается водами сразу двух океанов: Индийского и Атлантического. Также у его берегов находятся Красное и Средиземное море. Со стороны Атлантического океана в юго-западной части воды образуют глубокий Гвинейский залив.
Несмотря на расположение африканского континента прибрежные воды прохладные. Влияют на это холодные течения Атлантического океана: Канарское на севере и Бенгальское на юго-западе. Со стороны Индийского океана течения теплые. Самые крупные – это Мозамбикское, в северных водах, и Игольное – в южных.
 


 
Леса Африки
Лесные массивы от всей территории африканского континента составляют немногим более четверти. Здесь расположены субтропические леса, растущие на склонах Атласских гор и долин гряды. Здесь можно встретить каменный дуб, фисташку, земляничное дерево и т. д. Высоко в горах растут хвойные растения, представленные алеппской сосной, атласским кедром, можжевельником и прочими видами деревьев.
Ближе к побережью располагаются леса из пробкового дуба, в тропическом районе распространены вечнозелёные экваториальные растения, например, красное дерево, сандаловое, эбеновое и т. д.
 


 
Природа, растения и животные Африки
Растительность экваториальных лесов отличается многообразием, здесь произрастает около 1000 видов разнообразных видов деревьев:фикусы, сейба, винное дерево, маслиничная пальма, винная пальма, банановая пальма, древовидные папоротники, сандаловое дерево, красное дерево, каучуконосные деревья, либерийское кофейное дерево и т.д. Здесь обитают многие виды животных, грызунов, птиц и насекомых, живущих прямо на деревьях. На земле живут: кистеухие свиньи, леопарды, африканский оленек – родственник жирафу окапи, крупные человекообразные обезьяны – гориллы... подробнее
40% территории Африки занимают саванны, которые представляют собой огромные степные площади, покрытые разнотравьем, низкими, колючими кустарниками, молочаем, и отдельно стоящими деревьями (древовидными акациями, баобабами).

Здесь наблюдается самое огромное скопление таких крупных животных как: носорог, жираф, слон, бегемот, зебра, буйвол, гиена, лев, леопард, гепард, шакал, крокодил, гиеновая собака. Самые многочисленные животные саванны это такие травоядные как: бубал (семейство антилоп), жираф, импала или чоронопятая антилопа, различные виды газелей (Томсона, Гранта), голубой гну, кое-где еще встречаются редкие антилопы-прыгуны – спрингбоки.
Растительность пустынь и полупустынь отличается бедностью и неприхотливостью, это маленькие колючие кустарники, отдельно растущие пучки трав. В оазисах произрастает уникальная финиковая пальма Эрг-Шебби, а также растения устойчивые к условиям засухи и образованию солей. В пустыне Намиб растут уникальные растения вельвиччия и нара, плодами которого питаются дикобразы, слоны и другие животные пустыни.
Из животных здесь обитают различные виды антилоп и газелей, приспособленных к жаркому климату и способные в поисках еды преодолевать огромные расстояния, много видов грызунов, змей, черепах. Ящериц. Среди млекопитающих: пятнистая гиена, обыкновенный шакал, гривистый баран, капский заяц, эфиопский еж, газель-доркас, антилопа саблерогая, павиан Анубис, дикий нубийский осел, гепард, шакал, лиса, муфлон, есть постоянно живущие и перелетные птицы.

 

 

Озеро Ньяса                                                                                                                                                      
 Это озеро одновременно находится в Африке, Мозамбике, Танзании и Малави. Его площадь примерно 30,8 тыс. км. кв., а глубина до 706 м. Берега очень высокие и скалистые. Этот водоем очень богат рыбой, а еще в нём водятся крокодилы, бегемоты, берега облюбовали разные водоплавающие птицы.
Южная часть котловины лежит в широкой впадине, берега обрамляет узкая полоса прибрежной равнины. Среднегодовой приход воды в озеро (речной сток плюс осадки) около 72 км2, испарение около 66 км3.
Озеро богато рыбой (около 230 видов), в частности видами тилапи, водятся крокодилы, бегемоты, много водоплавающей птицы. С легкой руки некоторых ученых его называют родиной аквариумных рыбок. также для озера Ньяса характерны сильные штормы и прибои у крутых берегов, затрудняющие судоходство (пассажиры перевозятся только днём).

 

Водопад Тугела                                                                                                                                                
Водопад Тугела является вторым после Анхеля среди самых больших водопадов мира. Он состоит из пяти падающих каскадов, наибольший из которых 411 метров. Общая высота водопада Тугела составляет 948 метров, при этом его ширина всего 15 метров. Расположен водопад в провинции Наталь, Южноафриканской республике. Водопад получил свое название из-за реки Тугера, которая берет свое начало высоко в горах и снижаясь, она образует водопад Тугела. Также к водопаду ведут всего 2 тропы, на преодоления которых уходит 6-8 часов в одну сторону.

 

Водопад Виктория                                                                                                                                                                                 
Еще один не менее известный водопад это Виктория. Данный водопад находится в Южной Африке, на границе Зимбабве и Замбии. Высота Виктории становит 108 метров, а ширина примерно 1800 метров, что шире даже за Ниагарский водопад. В 1855 году исследователь по имени Дэвид Ливингстон увидев водопад, решил назвал его в честь королевы Виктории.
  

 

 

 Пещеры Канго, Южная Африка:                                                                                                                                             
Пещеры Канго (Cango Caves), негласно названны чудом света. Пещеры знамениты своим «Органным залом» - спускающиеся по стенам сталактиты образуют здесь нечто, напоминающее большой орган, что в сочетании с музыкой и световыми эффектами производит неизгладимое впечатление на посетителей.

 

 
Климатические условия
Времена года, погода и климат стран Африки

Центральная часть Африки, через которую проходит линия экватора, находится в области низкого давления и получает достаточное увлажнение, территории к северу и югу от экватора находятся в субэкваториальном климатическом поясе, это зона сезонного (муссонного) увлажнения и засушливого пустынного климата. Крайний север и юг находятся в субтропическом климатическом поясе, юг получает осадки, приносимые воздушными массами из Индийского океана, здесь находится пустыня Калахари, север – минимальное количество осадков, вследствие формирования области высокого давления и особенностей движения пассатов, крупнейшая пустыня мира – Сахара, где количество осадков минимально, в некоторых районах он не выпадают вообще... подробнее
  


 
Природные ресурсы Африки
По запасам водных ресурсов Африка считается одним из наименее обеспеченных континентов мира. Среднегодового объема воды хватает лишь для удовлетворения первоочередных нужд, но это касается далеко не всех регионов.
Земельные ресурсы представлены значительными по площади территориями с плодородным землями. Обрабатывают всего лишь 20% из всех возможных угодий. Причиной тому является отсутствие должного объема воды, почвенные эрозии и т. д.

Леса Африки выступают источником древесины, включая породы ценных сортов. Странами, на территории которых они произрастают, сырье отправляется на экспорт. Ресурсы используются неразумно и экосистемы понемногу уничтожаются.
В недрах Африки имеются залежи полезных ископаемых. В числе отправляемых на экспорт: золото, алмазы, уран, фосфор, марганцевые руды. Имеются значительные запасы нефти и природного газа.
На континенте широко представлены энергоемкие ресурсы, но они не используются, ввиду отсутствия должных инвестиций... подробнее
 
 
Промышленность и сельское хозяйство Африки
Среди развитых промышленных сфер стран африканского континента можно отметить:
горнодобывающую промышленность, отправляющую минеральное сырье и топливо на экспорт;
нефтеперерабатывающую индустрию, распространенную в основном на территории ЮАР и Северной Африки;
химическую промышленность, специализирующуюся на производстве минеральных удобрений;
а также металлургическую и машиностроительную отрасль.
Основной продукцией сельского хозяйства являются какао бобы, кофе, кукуруза, рис и пшеница. В тропических регионах Африки выращивается масленичная пальма.
Рыболовство развито незначительно и составляют лишь 1- 2 % от всего объема сельского хозяйства. Показатели животноводства также не являются высокими и причина тому, заражение скота мухой цеце... подробнее
 


   
Народы Африки: культура и традиции
На территории 62 африканских стран проживает около 8000 народов и этнических групп, что в общем составляет около 1,1 миллиарда человек. Африка считается колыбелью и прародиной человеческой цивилизации, именно здесь были найдены останки древних приматов (гоминидов), которые по версии ученых считаются предками людей.
Большая часть народов в Африке может насчитывать как несколько тысяч человек, так и несколько сотен, живущих в одной-двух деревнях. 90% населения составляют представители 120 народов, их численность более 1 миллиона человек, 2/3 из них – народы с численностью более 5 миллионов человек, 1/3 – народы с численностью более 10 миллионов человек (это 50% всего населения Африки) - арабы, хауса, фульбе, йоруба, игбо, амхара, оромо, руанда, малагасийцы, зулусы... подробнее
Выделяют две историко-этнографические провинции: Северо-Африканскую (преобладание индо-европейской расы) и Тропическо-Африканскую (большинство населения - негроидная раса), она делится на такие области как:
 
Западная Африка. 
Народы, говорящие на языках манде (сусу, манинка, менде, ваи), чадском (хауса), нило-сахарском (сонгай, канури, тубу, загава, мава и др.), нигеро-конголезских языках (йоруба, игбо, бини, нупе, гбари, игала и идома, ибибио, эфик, камбари, биром и джукун и др.);
Экваториальная Африка. 
Населена буантоязычными народами: дуала, фанг, буби (фернандцы), мпонгве, теке, мбоши, нгала, комо, монго, тетела, куба, конго, амбунду, овимбунду, чокве, луэна, тонга, пигмеи и др.;
Южная Африка. 
Бунтоязычные народы, и говорящие на койсаниских языках: бушмены и готтентоты;
Восточная Африка.
 Группы народов банту, нилоты и суданцы;
Северо-Восточная Африка. 
Народы, говорящие на эфиосемитских (амхара, тигре, тигра.), кушитских (оромо, сомалийцы, сидамо, агау, афар, консо и др.) и омотских языках (омето, гимирра и др.);
Мадагаскар. Малагасийцы и креолы.
В Северо-Африканской провинции основными народами считаются арабы и берберы, относящиеся к южноевропеоидной малой расе, в основном исповедующие ислам суннитского толка. Также там существует этно-религиозная группа коптов, которые являются прямыми потомками Древних Египтян, они христиане-монофизиты.
 


 
История Африки
Доисторический период
В начале Мезозойской эры, когда Африка входила в состав единого континента Пангея, и до конца Триасового периода в этом регионе доминировали тероподы и примитивные птицетазовые. Проведённые раскопки, относящиеся к концу Триасового периода, свидетельствуют о большей заселённости юга материка, а не севера.
 
Происхождение человека
Африка считается родиной человека. Здесь найдены останки древнейших видов рода Homo. Из восьми видов этого рода выжил только один — человек разумный, и в небольшом количестве (ок. 1000 особей) начал расселяться по территории Африки около 100 000 лет назад. А уже из Африки люди мигрировали в Азию (около 60 — 40 тыс. лет назад), а оттуда в Европу (40 тыс. лет), Австралию и Америку (35 —15 тыс. лет).
 
Африка в период каменного века
Древнейшие археологические находки, свидетельствующие об обработке зерна в Африке, датированы тринадцатым тысячелетием до н. э. Скотоводство в Сахаре началось ок. 7500 до н. э., а организованное сельское хозяйство в районе Нила появилось в 6 тысячелетии до н. э.

В Сахаре, бывшей тогда плодородной территорией, обитали группы охотников-рыболовов, об этом свидетельствуют археологические находки. По всей Сахаре (нынешние Алжир, Ливия, Египет, Чад и др.) обнаружено множество петроглифов и наскальных росписей, датируемых от 6000 до н. э. до VII века н. э. Наиболее известным памятником первобытного искусства Северной Африки является плато Тассилин-Аджер.
Помимо группы сахарских памятников, наскальная живопись также встречается в Сомали и ЮАР (древнейшие рисунки датируются 25-м тысячелетием до н. э.).
Лингвистические данные показывают, что этносы, говорящие на языках банту, мигрировали в юго-западном направлении, вытеснив оттуда койсанские народы (коса, зулу и др.). В поселениях банту обнаружен характерный набор зерновых культур, подходящих для тропической Африки, включая маниоку и ямс.
Небольшое количество этнических групп, например бушмены, продолжают вести примитивный образ жизни, занимаясь охотой, собирательством, как и их предки несколько тысячелетий назад.
 
Древняя Африка
Северная Африка
К 6—5-м тысячелетиях до н. э. в долине Нила сформировались земледельческие культуры (Тасийская культура, Фаюмская культура, Меримде), на основе которых в 4-м тысячелетии до н. э. возник Древний Египет. К югу от неё, также на Ниле, под её влиянием сформировалась керма-кушитская цивилизация, сменившаяся во 2-м тысячелетии до н. э. нубийской (государственное образование Напата). На его обломках образовались Алоа, Мукурра, Набатейское царство и др., находившиеся под культурным и политическим влиянием Эфиопии, коптского Египта и Византии.
На севере Эфиопского нагорья под влиянием южноаравийского Сабейского царства возникла эфиопская цивилизация: в V веке до н. э. выходцами из Южной Аравии образовано Эфиопское царство, во II—XI веках н. э. существовало Аксумское царство, на основе которого сложилась христианская Эфиопия (XII—XVI века). Эти очаги цивилизации были окружены скотоводческими племенами ливийцев, а также предками современных кушито- и нилотоязычных народов.

В результате развития коневодства (появившегося в первые века н. э.), а также верблюдоводства и оазисного земледелия в Сахаре появились торговые города Телги, Дебрис, Гарама, возникло ливийское письмо.
На средиземноморском побережье Африки в XII—II веках до н. э. процветала финикийско-карфагенская цивилизация. Соседство карфагенской рабовладельческой державы оказывало воздействие на ливийское население. К IV в. до н. э. сложились крупные союзы ливийских племён — мавретанцев (современное Марокко до нижнего течения реки Мулуя) и нумидийцев (от реки Мулуя до карфагенских владений). К III веку до н. э. сложились условия для образования государств (см. Нумидия и Мавретания).
После разгрома Карфагена Римом его территория стала римской провинцией Африка. Восточная Нумидия в 46 г. до н.э. была превращена в римскую провинцию Новая Африка, а в 27 г. до н. э. обе провинции были объединены в одну, управлявшуюся проконсулами. Мавретанские цари стали вассалами Рима, а в 42 году страна была поделена на две провинции: Мавретанию Тингитанскую и Мавретанию Цезарейскую.
Ослабление Римской империи в III веке вызвало кризис и в провинциях Северной Африки, что способствовало успеху вторжений варваров (берберов, готов, вандалов). При поддержке местного населения варвары свергли власть Рима и образовали в Северной Африке несколько государств: королевство вандалов, берберское царство Джедар (между Мулуей и Оресом) и ряд более мелких берберских княжеств.
 
В VI веке Северная Африка была завоёвана Византией, но позиции центрального правительства были непрочны. Африканская провинциальная знать нередко вступала в союзнические отношения с варварами и другими внешними врагами империи. В 647 году карфагенский экзарх Григорий (двоюродный племянник императора Ираклия I), воспользовавшись ослаблением императорской власти вследствие ударов арабов, отложился от Константинополя и провозгласил себя императором Африки. Одним из проявлений недовольства населения политикой Византии стало широкое распространение ересей (арианство, донатизм, монофизитство). Союзником еретических движений стали арабы-мусульмане. В 647 году арабские войска разбили армию Григория в сражении при Суфетуле, что привело к отторжению от Византии Египта. В 665 году арабы повторили нашествие на Северную Африку и к 709 году все африканские провинции Византии вошли в состав Арабского Халифата (подробнее см. Арабские завоевания).
 
Африка южнее Сахары
В Африке южнее Сахары в I тысячелетии до н. э. повсеместно распространилась железная металлургия. Это способствовало освоению новых территорий, прежде всего — тропических лесов, и стало одной из причин расселения по большей части Тропической и Южной Африки бантуязычных народов, вытеснивших к северу и югу представителей эфиопской и капоидной рас.
Очаги цивилизаций Тропической Африки распространялись в направлении с севера на юг (в восточной части континента) и отчасти с востока на запад (особенно в западной части).
Арабы, проникнувшие в Северную Африку в VII веке, вплоть до появления европейцев, стали основными посредниками между Тропической Африкой и остальным миром, в том числе через Индийский океан. Культуры Западного и Центрального Судана сформировали единую западноафриканскую, или суданскую, культурную зону, простиравшуюся от Сенегала до современной Республики Судан. Во II тысячелетии большая часть этой зоны входила в состав крупных государственных образований Гана, Канем-Борно Мали (XIII—XV века), Сонгай.
К югу от суданских цивилизаций в VII—IX веках н. э. сложилось государственное образование Ифе, ставшее колыбелью цивилизации йоруба и бини (Бенин, Ойо); их влияние испытали и соседние народы. К западу от неё во 2-м тысячелетии сформировалась акано-ашантийская протоцивилизация, расцвет которой пришёлся на XVII—начало XIX века.

В районе Центральной Африки в течение XV—XIX вв. постепенно возникали различные государственные образования — Буганда, Руанда, Бурунди и др.
В Восточной Африке с X века процветала суахилийская мусульманская культура (города-государства Килва, Пате, Момбаса, Ламу, Малинди, Софала и др., султанат Занзибар).
В Юго-Восточной Африке — зимбабвийская (Зимбабве, Мономотапа) протоцивилизация (X—XIX века), на Мадагаскаре процесс государствообразования завершился в начале XIX века объединением всех раннеполитических образований острова вокруг Имерина.
 


 
Появление в Африке европейцев
Проникновение европейцев в Африку началось в XV—XVI вв.; наибольший вклад в освоение континента на первом этапе внесли испанцы и португальцы после завершения Реконкисты. Уже в конце XV века португальцы фактически контролировали западное побережье Африки и в XVI веке развернули активную работорговлю. Следом за ними в Африку устремились практически все западноевропейские державы: Голландия, Испания, Дания, Франция, Англия, Германия.
Торговля рабами с Занзибаром постепенно привела к колонизации Восточной Африки; попытки Марокко захватить Сахель потерпели неудачу.
Вся Северная Африка (кроме Марокко) к началу XVII века вошла в состав Османской империи. С окончательным разделом Африки между европейскими державами (1880-е годы) наступил колониальный период, насильственно приобщивший африканцев к индустриальной цивилизации.
 
Колонизация Африки
Процесс колонизации приобрел широкие масштабы во второй половине XIX века, особенно после 1885 с началом так называемой гонки или драки за Африку. Практически весь континент (кроме остававшихся независимыми Эфиопии и Либерии) к 1900 был разделён между рядом европейских государств: Великобританией, Францией, Германией, Бельгией, Италией, свои старые колонии сохранили и несколько расширили Испания и Португалия.
Самыми обширными и богатыми были владения Великобритании. В южной и центральной части континента:
Капская колония,
Натал,
Бечуаналенд (ныне — Ботсвана),
Басутоленд (Лесото),
Свазиленд,
Южная Родезия (Зимбабве),
Северная Родезия (Замбия).
На востоке:
Кения,
Уганда,
Занзибар,
Британское Сомали.
На северо-востоке:
Англо-Египетский Судан, формально считавшийся совладением Англии и Египта.
На западе:
Нигерия,
Сьерра-Леоне,
Гамбия
Золотой Берег.
В Индийском океане
Маврикий (остров)
Сейшельские острова.
 
Колониальная империя Франции по размерам не уступала Британской, но население её колоний было в несколько раз меньше, а природные ресурсы — беднее. Большинство французских владений находилось в Западной и Экваториальной Африке и немалая часть их территории приходилась на Сахару, прилегающую к ней полупустынную область Сахель и тропические леса:
Французская Гвинея (ныне — Гвинейская Республика),
Берег Слоновой Кости (Кот-д’Ивуар),
Верхняя Вольта (Буркина-Фасо),
Дагомея (Бенин),
Мавритания,
Нигер,
Сенегал,
Французский Судан (Мали),
Габон,
Чад,
Среднее Конго (Республика Конго),
Убанги-Шари (Центрально-Африканская Республика),
Французский берег Сомали (Джибути),
Мадагаскар,
Коморские острова,
Реюньон.
Португалия владела Анголой, Мозамбиком, Португальской Гвинеей (Гвинея-Бисау), включавшей острова Зелёного Мыса (Республика Кабо-Верде), Сан-Томе и Принсипи.
 
Бельгия владела Бельгийским Конго (Демократическая Республика Конго, а в 1971—1997 гг. — Заир), Италия — Эритреей и Итальянским Сомали, Испания — Испанской Сахарой (Западная Сахара), Северным Марокко, Экваториальной Гвинеей, Канарскими островами; Германия — Германской Восточной Африкой (ныне — континентальная часть Танзании, Руанда и Бурунди), Камеруном, Того и Германской Юго-Западной Африкой (Намибия).
 
Основными стимулами, которые привели к жаркой схватке европейских держав за Африку, считаются экономические. Действительно, стремление к эксплуатации природных богатств и населения Африки имело первостепенное значение. Но нельзя сказать, что эти надежды сразу же оправдались. Юг континента, где обнаружились крупнейшие в мире месторождения золота и алмазов, стал давать огромные прибыли. Но до получения доходов необходимы были сперва крупные вложения для разведки природных богатств, создания коммуникаций, приспособления местной экономики к нуждам метрополии, для подавления протеста коренных жителей и изыскания эффективных способов, чтобы заставить их работать на колониальную систему. Все это требовало времени. Не сразу оправдался и другой аргумент идеологов колониализма. Они утверждали, что приобретение колоний откроет в самих метрополиях множество рабочих мест и устранит безработицу, поскольку Африка станет емким рынком для европейской продукции и там развернется громадное строительство железных дорог, портов, промышленных предприятий. Если эти планы и осуществлялись, то медленней, чем предполагалось, и в меньших масштабах. Несостоятельным оказался довод, будто в Африку переместится избыточное население Европы. Потоки переселения оказались меньше, чем ожидалось, и в основном ограничились югом континента, Анголой, Мозамбиком, Кенией — странами, где климат и другие природные условия подходили для европейцев. Страны Гвинейского залива, получившие название «могила белого человека», мало кого соблазнили.
  
Период колониального управления
Африканский театр военных действий Первой мировой войны
Первая мировая война была схваткой за передел Африки, но на жизни большинства африканских стран она сказалась не особенно сильно. Военные действия охватили территории германских колоний. Они были завоеваны войсками Антанты и после войны по решению Лиги Наций переданы странам Антанты как подмандатные территории: Того и Камерун были разделены между Великобританией и Францией, Германская Юго-Западная Африка досталась Южно-Африканскому Союзу (ЮАС), часть Германской Восточной Африки — Руанда и Бурунди — была передана Бельгии, другая — Танганьика — Великобритании.

С приобретением Танганьики сбылась давняя мечта английских правящих кругов: возникла сплошная полоса британских владений от Кейптауна до Каира. После окончания войны процесс колониального освоения Африки ускорился. Колонии все больше превращались в аграрно-сырьевые придатки метрополий. Сельское хозяйство все больше ориентировалось на экспорт.
 
Межвоенный период
В межвоенный период резко изменился состав сельскохозяйственных культур, выращиваемых африканцами — резко возросло производство экспортных культур: кофе — в 11 раз, чая — в 10, какао-бобов — в 6, арахиса — более чем в 4, табака — в 3 раза и т. д. Всё большее число колоний становились странами монокультурного хозяйства. Накануне Второй мировой войны во многих странах от двух третей до 98 % стоимости всего экспорта приходилось на какую-нибудь одну культуру. В Гамбии и Сенегале такой культурой стал земляной орех, на Занзибаре — гвоздика, в Уганде — хлопок, на Золотом Береге — какао-бобы, во Французской Гвинее — бананы и ананасы, в Южной Родезии — табак. В некоторых странах было по две экспортные культуры: на Береге Слоновой Кости и в Того — кофе и какао, в Кении — кофе и чай и т. д. В Габоне и некоторых других странах монокультурой стали ценные породы леса.
 
Создававшаяся промышленность — главным образом горнорудная — была в ещё большей мере рассчитана на экспорт. Развивалась она быстро. В Бельгийском Конго, например, добыча меди с 1913 по 1937 год возросла более чем в 20 раз. К 1937 году Африка занимала в капиталистическом мире внушительное место по производству минерального сырья. На неё приходилось 97 % всех добываемых алмазов, 92 % — кобальта, более 40 % золота, хромитов, литиевых минералов, марганцевой руды, фосфоритов и более трети всего производства платины. В Западной Африке, а также в большинстве районов Восточной и Центральной Африки экспортная продукция производилась в основном в хозяйствах самих африканцев. Европейское плантационное производство там не привилось из-за климатических условий, трудных для европейцев. Главными эксплуататорами африканского производителя были иностранные компании. Экспортная сельскохозяйственная продукция производилась на фермах, принадлежащих европейцам, расположенных в Южно-Африканском Союзе, Южной Родезии, части Северной Родезии, Кении, Юго-Западной Африке.
 
Африканский театр военных действий Второй мировой войны
Боевые действия во время Второй Мировой Войны на африканском континенте разделяют на два направления: североафриканская кампания, которая затронула Египет, Ливию, Тунис, Алжир, Марокко и была составной частью важнейшего Средиземноморского театра военных действий, а также автономный Африканский театр военных действий, бои на котором носили второстепенное значение.
В годы Второй мировой войны военные действия в Тропической Африке велись только на территории Эфиопии, Эритреи и Итальянского Сомали. В 1941 году английские войска вместе с эфиопскими партизанами и при активном участии сомалийцев заняли территории этих стран. В других странах Тропической и Южной Африки военных действий не велось (за исключением Мадагаскара). Но в армии метрополий были мобилизованы сотни тысяч африканцев. Ещё большему числу людей приходилось обслуживать войска, работать на военные нужды. Африканцы сражались в Северной Африке, в Западной Европе, на Ближнем Востоке, в Бирме, в Малайе. На территории французских колоний шла борьба между вишистами и сторонниками «Свободной Франции», не приводившая, как правило, к военным столкновениям.
 
Деколонизация Африки
После Второй мировой войны быстро пошёл процесс деколонизации Африки. Годом Африки — годом освобождения наибольшего числа колоний — был объявлен 1960. В этот год независимость обрели 17 государств. Большинство из них — французские колонии и подопечные территории ООН, находившиеся под управлением Франции: Камерун, Того, Малагасийская Республика, Конго (бывшее Французское Конго), Дагомея, Верхняя Вольта, Берег Слоновой Кости, Чад, Центральноафриканская Республика, Габон, Мавритания, Нигер, Сенегал, Мали. Независимыми были провозглашены самая крупная страна Африки по численности населения — Нигерия, принадлежавшая Великобритании, и самая большая по территории — Бельгийское Конго. Британское Сомали и подопечное Сомали, находившееся под управлением Италии, были объединены и стали Сомалийской Демократической Республикой.
 
1960-й изменил всю обстановку на Африканском континенте. Демонтаж остальных колониальных режимов стал уже неотвратим. Суверенными государствами были провозглашены:
в 1961 году британские владения Сьерра-Леоне и Танганьика;
в 1962 — Уганда, Бурунди и Руанда;
в 1963 — Кения и Занзибар;
в 1964 — Северная Родезия (назвавшая себя Республикой Замбия, по названию реки Замбези) и Ньясаленд (Малави); в том же году Танганьика и Занзибар объединились, создав Республику Танзания;
в 1965 — Гамбия;
в 1966 — Бечуаналенд стал Республикой Ботсвана и Басутоленд — Королевством Лесото;
в 1968 — Маврикий, Экваториальная Гвинея и Свазиленд;
в 1973 — Гвинея-Бисау;
в 1975 (после революции в Португалии) — Ангола, Мозамбик, Острова Зелёного Мыса и Сан-Томе и Принсипи, а также 3 из 4 Коморских островов (Майотта осталась владением Франции);
в 1977 — Сейшельские острова, и Французское Сомали стало Республикой Джибути;
в 1980 — Южная Родезия стала Республикой Зимбабве;
в 1990 — подопечная территория Юго-Западная Африка — Республикой Намибия.
Провозглашению независимости Кении, Зимбабве, Анголы, Мозамбика и Намибии предшествовали войны, восстания, партизанская борьба. Но для большинства африканских стран завершающий этап пути был пройден без крупных кровопролитий, он стал результатом массовых демонстраций и забастовок, переговорного процесса, а в отношении подопечных территорий — решений Организации Объединенных Наций.
 
В связи с тем, что границы африканских государств во время «гонки за Африку» проводились искусственно, без учёта расселения различных народов и племён, а также то, что традиционное африканское общество не было готово к демократии, во многих африканских странах после обретения независимости начались гражданские войны. Во многих странах к власти пришли диктаторы. Возникшие в результате этого режимы отличаются пренебрежением к правам человека, бюрократией, тоталитаризмом, что, в свою очередь, приводит к кризису экономики и растущей бедности.
 
В настоящее время под контролем европейских стран находятся:
Анклавы Испании в Марокко Сеута и Мелилья, Канарские острова (Испания),
Острова Св. Елены, Вознесения, Тристан-да-Кунья и Архипелаг Чагос (Великобритания),
Реюньон, Острова Эпарсе и Майотта (Франция),
Мадейра (Португалия).
  
 
ТАЙНЫ И ЗАГАДКИ АФРИКИ
У истоков цивилизации – Египет, Кто построил великую пирамиду? Когда и как?
Строители пирамиды, кем бы они ни были, не оставили никаких описаний своих методов. До сих пор не обнаружены египетские документы, в которых рассказывалось бы как строились первые пирамиды. Египтологи на основе лишь сомнительных данных заключили, что ступенчатая пирамида в Саккаре – старейшая, они приписывают ее сооружение архитектору Имхотепу, жившему во времена правления царя Джосера из Третьей династии (XXVIII в. до н. э.). Ступенчатую пирамиду Медумы относят ко временам правления отца Хеопса Снофру (XXVII в. до н. э.); той же эпохой датируют строительство изогнутой пирамиды в Дашуре…
Наиболее древнее упоминание в источниках о Великой пирамиде свидетельствует, что она была возведена в память глобального катаклизма в планетарной системе, что привело к пожарам и затоплению. Арабы считают, что пирамиды были построены до Потопа царем, которому было видение, будто мир перевернется и звезды упадут с неба. Поэтому царь зашифровал в пирамиде все знания, которыми владели мудрейшие люди его времени, включая тайны астрономии, геометрии и физики, трактаты по драгоценным камням и механизмам, о строении небесной сферы и земного шара.
Ранние иудейские свидетельства – не считая библейских «каменных столпов» – принадлежат Иосифу (I в.), который говорил, что сефиты были творцами мудрости, понимавшими законы небесной сферы. Чтобы сохранить знания для всего человечества, они соорудили два памятника: один – каменный, другой – кирпичный. Каменный сохранился до времен Иосифа.

 


 
Великая пирамида Хеопса
Арабские легенды утверждают, что Великая пирамида заключает в себе в зашифрованном виде не только карту звезд и их циклы, но и историю и хронологию прошлого и будущего.
Что же касается вопроса, кто построил Великую пирамиду, арабские историки, такие как, например, Ибрахим бен ибн Васуфф Шах, свидетельствуют, что пирамиды Гизы были возведены допотопным царем по имени Сурид или Саурид, которому привиделась во сне огромная планета, которая упадет на Землю в момент, когда «сердце Льва достигнет первой минуты головы Рака». Абу Зейд эль-Балхи цитирует древнюю надпись, в которой говорится, что Великая пирамида была построена во времена, когда созвездие Лиры находилось в созвездии Рака, или около 73 000 лет назад.
Знаменитый путешественник Ибн Баттута, живший в XIV в., утверждал, что Гермес Трисмегист (иудейский Енох), «узнав по явлению звезд, что грядет Потоп, построил пирамиды, запечатлев в них научные трактаты и другие знания, достойные быть сохраненными».
По мнению теософа Безила Стюарда, автора книги «Загадки Великой пирамиды», нельзя быть твердо уверенным, что пирамиду, хотя она и находится в Египте, построили именно египтяне. Стюард утверждал, что если собрать все доказательства и тщательно их проанализировать, то станет ясно, что «семена египетской мудрости были посеяны несколькими колонистами, пришедшими в страну с миром и соорудившими эту великую конструкцию».
 
Недавно российские ученые предположили, что египтяне могли быть выходцами из Индонезии, которые покинули страну, когда десять—двенадцать тысяч лет назад местная цивилизация погибла в результате некой космической катастрофы, например падения астероида. Найдены астрономические карты невероятной точности, на которых местоположение звезд обозначено там, где они и должны были находиться несколько тысяч лет назад. Также в ходе раскопок обнаружено несколько предметов, включая хрустальные линзы, абсолютно сферические и точные, возможно, использовавшиеся в телескопах. Похожие линзы были найдены при раскопках в Ираке и Центральной Австралии, но сегодня они могут быть изготовлены только с применением абразивного материала, сделанного из окисла церия, который возможно получить только электрическим способом.
Что касается легенд, то по вопросу о датировке возведения Великой пирамиды, если не считать упоминания о том, что она была построена за триста лет до Потопа, они не добавляют ясности. Египтологи, установившие, что правление Четвертой династии относится к 2720–2560 гг. до н. э., считают, что Великая пирамида была сооружена в 2644 г. до н. э.; другие датой начала ее строительства называют 2200 г. до н. э.
Относительно метода, использованного строителями, история не сохранила сведений. Однако египтологи сходятся на том, что первоначально строителям понадобилось расчистить плато Гиза от песка и камней до почвенного слоя, затем выровнять поверхность. Р. Энгельбах, ученик Ф. Петри, в течение многих лет работавший хранителем Каирского музея, считает, что для выравнивания земли египтяне окружили стройплощадку с четырех сторон небольшими насыпями из речного ила, внутреннее ее пространство заполнили водой и проложили на нем сеть каналов. Оценить результат их трудов смог Коул, который обнаружил, что на площади 5,2 гектара отклонения от горизонтального уровня не превышали двух с половиной сантиметров.
 
На расчищенный почвенный слой были уложены прямоугольные плиты белого известняка, ставшие покрытием, на котором была произведена укладка первого ряда облицовочных камней. Затем потребовалось укрепить на почве большие угловые блоки, чтобы образовались квадратные углы для закладки слоев облицовочных плит. Археологи без особого труда установили, что большая часть известковых блоков была доставлена с Мокаттамских холмов на берегу Нила, хотя некоторые блоки могли быть взяты непосредственно с холмов Гизы. На отдельных плитах красной охрой запечатлены названия бригад каменотесов, например: «Лодочная бригада» или «Сильная бригада».
Ближайший источник семидесятитонных гранитных монолитов, использованных для ограждения Усыпальницы царя, – Асуанские каменоломни, расположенные примерно в восьмистах километрах вверх по Нилу; оттуда они, очевидно, переправлялись вниз по течению на баржах. 
У. Эмери доказал, что уже во времена Первой династии египтяне имели превосходные медные инструменты, включая пилы и долота, которыми они могли дробить и распиливать известняк и что их технология шлифовки гранита была усовершенствована до уровня искусства. В качестве абразивного материала при распилочных работах они предположительно использовали увлажненный кварцевый песок.
Для скалывания породы с холмов египтяне сконструировали несколько инструментов, следы некоторых из них можно найти и сегодня в Мокаттамских каменоломнях. На сотню метров в скале прорубались штольни, между потолком и блоком, который надо было извлечь, вырезались уступы, потом деревянными молотками и медными долотами, закаленными неким неизвестным способом, пробивался вертикальный паз. В этот паз вставлялись смоченные водой деревянные клинья; клинья расширялись и раскалывали породу. Иногда разжигались костры, и, когда лили воду на раскаленный камень, получали абсолютно ровный излом.
 
Единственное историческое свидетельство о способе перевозки блоков к месту сооружения пирамиды принадлежит Геродоту, который утверждал, что, как ему сообщили в Египте, на постройку пирамиды ушло двадцать лет, и целых три месяца 100 000 человек перевозили камни с гор. Для транспортировки огромных глыб за десять лет была построена дорога длиной 900 метров и шириной 18 метров из отшлифованного камня, по которой на полозьях тащили тяжелые камни.
По словам французского ученого Э. Амелино, в конце XVIII в. еще сохранялись остатки наклонного пути, ведущего к пирамиде Хефрена, а следы дороги к пирамиде Микерина видны и сегодня. Египетский археолог Селим Хассан говорит, что на краю плато Гиза есть значительные площади, выложенные большими известняковыми блоками; эта мостовая тянется в северо-восточном направлении и спускается на половину высоты плато. Ученый считает, что это могут быть остатки дороги, которая была разрушена по окончании строительства Великой пирамиды. Другой египетский археолог, Ахмед Фахри, утверждает, что остатки южной части дороги, состоящей из булыжников, смешанных с грязью, по-прежнему существуют недалеко от южной стороны основной мостовой.
 
Что касается технологии строительства самой пирамиды, то в этом вопросе мнения египтологов расходятся. Геродот упоминает, что сначала была закончена верхняя часть пирамиды, потом средняя и, наконец, нижняя. Это означает, что обработанные облицовочные камни устанавливались на вершине вплотную к ядру (центру), вероятно, с помощью наклонной плоскости, или пандуса, которая снижалась по мере того, как строители двигались вниз; такая технология требовала использования четырех пандусов – один напротив другого. Геродот отмечает, что облицовочные камни поднимались с земли ступень за ступенью на деревянных кран-балках посредством механизма, который он подробно не описывает. Котсуорт рассчитал, что, если поднимать наверх камни тем способом, как указывает Геродот, потребовалось бы около месяца, чтобы поднять на вершину один камень.
Барбер утверждает, что понадобились бы подъемные краны или деррик-краны, чтобы поднять огромные плиты, поэтому за неимением такого оборудования египтяне должны были сконструировать пандусы. Остатки таких пандусов были найдены у пирамиды Аменемхета в Диште, а также в Медуме. Аэросъемка выявила также наличие пандусов в песках Дашуры. Петри считал, что облицовочный слой укладывался одновременно с внутренними блоками и строительство велось снизу вверх. Он подсчитал, что каждый день из каменоломен доставлялось и укладывалось до пятисот блоков. Так как нижние слои содержат пятьдесят тысяч блоков, потребовалось бы более трех месяцев, чтобы уложить каждый слой.
Петри заявляет, что транспортировка блоков производилась за три месяца разлива, когда можно было задействовать большое число рабочих и сплавлять блоки по воде. Он предположил, что даже если на каждый камень объемом 1,12 кубического метра и весом около 2,5 тонны приходилось не более восьми человек, они могли бы переправить десяток таких камней к пирамиде за три месяца, две недели они бы перетаскивали блоки от каменоломни по дороге, за день или два при хорошем ветре переправили бы их вниз по Нилу, и шесть недель ушло бы на подъем их в надлежащее место на пирамиде.
 
Петри подсчитал, что Великая пирамида содержит около 2 300 000 блоков весом 2,5 тонны каждый, размером в среднем 127 Ч 127 Ч 71 см. Если восемь человек могли справиться с десятком камней за три месяца, то 100 000 человек каждый сезон могли доставлять 125 000 камней, таким образом получалось, что на строительство пирамиды ушло двадцать лет, как и отмечает Геродот.
Двое итальянских ученых, Мараджольо и Ринальди, которые произвели недавно замеры пирамид Гизы и изложили результаты своей работы в четырехтомном труде, согласились, что внешний и внутренний слои укладывались одновременно. Они считают, что облицовочные плиты двигали на место по тонкому слою жидкого известкового раствора, который служил смазкой, а не только связующим материалом; эти плиты при помощи рычагов поднимались на места сзади и сбоку, чтобы трещины или сколы не были видны снаружи.
В ноябрьском номере журнала «Нейчурэл хистори» за 1970 г. инженер Олаф Теллефсен высказал предположение, что Великая пирамида могла быть возведена всего несколькими тысячами рабочих, если использовать простой механизм, состоящий из крепкой деревянной кран-балки, сбалансированной противовесами на точке опоры и укрепленной на деревянных скатах. Это, по его словам, позволило бы избавиться от громоздких пандусов. Теллефсен утверждал, что в Древнем Египте не хватило бы рабочей силы, чтобы соорудить пандусы высотой более половины пирамиды. Египтологи возразили с легкой ехидцей, что доказательств теории Теллефсена пока нет.
Котсуорт считает, что египтяне изобрели более эффективную систему для подъема камней: они использовали в качестве пандуса саму пирамиду, затаскивая камни по ее спиралевидной внешней стене.
 
Эта система предоставляла дополнительные преимущества, если южную стену пирамиды заканчивали ранее и далее работа велась в ее тени, а не под палящим солнцем. Но даже если забыть про жару и представить себе весь объем работы, который выполнили египтяне, то он, безусловно, покажется невероятным. Барбер заявлял, что таким проектом должен был руководить поистине гениальный инженер: необходимо было грамотно спланировать работы, распределить рабочих по различным операциям, следить, чтобы все работали согласованно, обеспечить необходимое количество инструмента, а также еду и жилье для работников, да еще предусмотреть действия на случай непредвиденных ситуаций.
Барбер указывал на то, что общественные работы были необходимы во время разлива, чтобы обеспечить пропитанием население. Август Менкен предполагал, что, помимо работников, необходимо было обеспечить едой, жильем и охраной не менее 150 000 женщин и их детей. Из древних текстов и рисунков Барбер почерпнул сведения о том, как обращались надсмотрщики с подневольными работниками, и сделал вывод, что для обеспечения порядка на строительстве пирамиды потребовалась бы армия в четыреста тысяч человек.
 
Отходы породы и материалов вывозились за скалы Гизы на северную и южную стороны, где они образовали завалы, простиравшиеся на сотни метров и занимавшие пространство примерно в половину объема пирамиды. При раскопках у подножия скалы Петри обнаружил слои пустынной гальки и песка, свидетельствующие о расчистке участка пустыни, необходимого для проведения строительных работ. В грудах мусора он нашел осколки емкостей для воды и пищи, обломки дерева и древесного угля и даже кусок древней бечевки.
Единственное упоминание о затратах на строительство пирамиды принадлежит Геродоту, который сообщает, что, по словам переводчика, сумма, затрачиваемая в день на приобретение редьки, лука и чеснока для питания рабочих, выгравирована в основании пирамиды. Но это свидетельство выглядит недостоверным, как и другой факт, упомянутый Геродотом, что Хеопс настолько поиздержался за время возведения пирамиды, что вынужден был торговать своей дочерью, беря за каждую ее услугу цену одного известнякового блока.

Кингсленд подсчитал, что если 2 300 000 блоков было уложено за 20 лет, или за 7300 рабочих дней, то требовалось ежедневно укладывать 315 камней, или 26 камней в час, при рабочем дне 12 часов. Менкен, который так пренебрежительно относился к математическим и астрономическим достижениям древних египтян, был все же вынужден признать, что, учитывая многообразие проблем, с которыми они неминуемо должны были столкнуться при строительстве, надо предполагать наличие у них более совершенных инструментов и более развитых научных знаний, чем принято считать.
 
Кингсленду было любопытно, какими видами освещения и вентиляции пользовались египтяне при подземных работах. Он не считал чем-то сверхъестественным то, что египтяне могли иметь орудия труда, о которых мы имеем весьма скромное представление, и применять методы, которые сегодня мы считаем оккультными. Возможно, их методы не столь мистичны, как может показаться на первый взгляд: Локьер предположил, что, используя одно передвижное зеркало и несколько стационарных, можно было добиться, чтобы солнечный свет доходил до любого уголка недр пирамиды.
Хотя легенды и приписывают жрецам Гелиополиса способность вызывать бури и перемещать камни, какие не по силам поднять и тысяче человек, большинство египтологов решительно отвергает возможность использования таких прогрессивных методов, как лазерная технология, для разрезания камней или таких сверхсовременных и в наши дни механизмов, как антигравитационные машины, для поднятия тяжестей, настаивая на том, что все работы совершались с использованием примитивных орудий труда и неограниченной человеческой силы. 
Тем не менее Эдвардс заявляет: «Хеопс, вероятно, страдавший мегаломанией, никогда бы за 23 года своего царствования не соорудил ничего подобного по размерам и долговечности Великой пирамиде, если бы технические достижения не позволяли его каменщикам управляться с огромными глыбами камней».
Хотя датский инженер Тони Брунес продемонстрировал, как огромные блоки, наподобие балок в Усыпальнице царя, могли подниматься одним-единственным человеком благодаря умелому использованию клиньев и балансиров, Петри был убежден, что древние строители владели еще более прогрессивными средствами подъема и перемещения камней, нежели обыкновенные пандусы, катки, рычаги…
Споры продолжаются…
 
 
Колдстримский камень – подлинник или подделка?
В 1911 г. в древнем пещерном погребении близ устья реки Лоттеринг, Южная Африка, там, где сейчас располагается национальный парк Цицикамма, был найден необычайный расписной камень, который стал известен как Колдстримский. Камень лежал на глубине чуть больше метра, но его раскраска осталась в практически нетронутом виде. И необычность этой находки именно в том, что все прочие погребальные камни, найденные по соседству, сохранились гораздо хуже. Загадка Колдстримского камня не в его положении и не в том, что на нем изображено, а именно в изумительной сохранности этого изображения.

Как мог примитивный красочный слой на камне сохраниться сотни, а может, и тысячи лет во влажной земле и остаться практически без изменений? Является ли Колдстримский камень подделкой или загадочным явлением природы?

Ответ в том, что этого не знает пока никто.

В 1908 г. археологи были взволнованы сообщением, что расписные погребальные камни, найденные в области города Кнайсна на восточном побережье Южной Африки, могут быть как-то связаны с таинственными стрендлуперами, племенем кочевников, которое проживало вдоль юго-восточного побережья Южной Африки. До тех пор было найдено только одно погребение, связываемое со стрендлуперами, – в другой пещере около Кнайсны в 1872 г. Вероятно, в начале 1908 г., но, скорее всего, в 1909-м, раскопки С. Дж. Уитчера в пещере близ деревушки Колдстрим выявили еще несколько расписных, но одноцветных камней.

 

Колдстримский камень
В феврале 1911 г. Л. Перингвей, тогдашний директор Музея Южной Африки, поручил музейному таксидермисту Джеймсу Друри произвести раскопки в том самом месте, где Уитчер нашел свои камни. В своих записках Друри пишет, что Уитчер еще до его приезда уже раскопал дно пещеры до глубины в три метра. Друри продолжал копать в той же траншее и, углубившись еще на шестьдесят пять сантиметров, обнаружил остатки скелета. Скелет, однако, был сильно попорчен влажной землей, и поэтому он решил возобновить работы в другом месте, где можно было надеяться на находки в лучшем состоянии.
Переместившись в глубину пещеры, он стал рыть вторую траншею. Прокопав на глубину примерно в сто двадцать сантиметров, Друри наткнулся на другой скелет, который также был в «очень скверном состоянии», но никаких погребальных камней рядом с ним не обнаружил. Вскоре Друри встретил еще один скелет, на этот раз детский, а чуть ниже наткнулся на четвертый, под камнем, правда не имевшим никакой росписи. Продолжая копать, Друри на том же уровне нашел полный скелет взрослого и у его плеча – большой плоский камень с «самой изумительной росписью, которую я когда-либо видел…»
Он нашел то, что позже стало Колдстримским камнем. Камень и скелет выставлялись в Музее Южной Африки в Кейптауне несколько лет. Когда в середине 50-х г. экспозицию поменяли, Колдстримский камень упрятали в музейный сейф для большей сохранности и практически забыли до 1980 г., когда он вернулся в коллекцию утвари музейного отделения археологии. С тех пор он привлекал большой академический интерес. Для большинства исследователей загадка состояла в том, как хрупкая роспись продержалась столько времени в прибрежной пещере при повышенной влажности почвы. Никто не мог объяснить причин такой превосходной сохранности.
Из-за того, что роспись так хорошо сохранилась, многие сомневаются в ее подлинности. В 1989 г. М.-Л. Уилсон и В. ван Рийссен из археологического отделения Музея Южной Африки и Д.-А. Гернеке из отдела электронной микроскопии Кейптаунского университета провели ряд тестов, чтобы установить подлинность Колдстримского камня. Сравнительный анализ краски с него и других камней сходного происхождения и результаты других тестов внушают мысль, что краска настоящая. Равным образом и стиль росписи очень похож на тот, что остался на настенных росписях и других образцах каменного искусства в этой области.
 
Остается тем не менее вероятность того, что роспись была «подправлена» в 1911 г. неизвестным ассистентом с целью продлить сохранность экспоната, и того, что его начальник, кто бы он или она ни были, просто забыл сообщить об этом, считая не слишком важным или срочным фиксировать факт подобной реставрации. Но если все дело в этом, то почему схожим образом не были обработаны и другие, более ценные камни?
Нет ничего, что заставило бы предположить, что Колдстримский камень не является подлинным. Может быть, ответ на эту головоломку погребен вместе с камнем?
 
 
Стрендлуперы – люди, которых не было?
Вдоль всего южного побережья Африки можно увидать множество мест – и в пещерах, и на открытых пространствах, – где высятся древние курганы из морских раковин. Среди этого «мусора», как чаще всего его называют, были найдены останки птиц и зверей, вещи, сделанные людьми, и много реже человеческие кости. Все они – наследие древних кочевников, которых обычно называют койсан («койкой» – имя, которым нама, скотоводы-кочевники, называли самих себя, а «сан» они звали других, не разводивших скота, а живших охотой и собирательством. Койсан – это просто сращение имен, обозначающее обе группы как целое). До середины нашего века эти мусорные кучи приписывали таинственным племенам, известным как стрендлуперы.
Долгое время никто не мог толком сказать, кто такие эти стрендлуперы, как они жили и почему вымерли. Неясного было так много, что о них сложился целый миф, согласно которому стрендлуперы – это люди особой расы, и в культурном, и физиологическом смысле отличающиеся от всех прочих, живших в Южной Африке.
Пикантность этой загадки в том, что никаких свидетельств того, что стрендлуперы чем-то отличались от койсанов, никогда не было. Это имя им присвоил некий моряк Лендерт Йанссен, выживший после кораблекрушения «Харлема» в Столовой бухте в 1647 г.
Археологические находки показывают, что по крайней мере сто тысяч лет назад большую часть прибрежной области вокруг мыса Доброй Надежды занимали люди позднего палеолита, обитавшие в пещерах и примитивных жилищах, охотники-собиратели и предки санов и бушменов.
Примерно две тысячи лет назад люди койкой – новый народ – появились на побережье, и, конечно же, их приход вызвал соперничество среди местных обитателей за землю и еду.

Это нашествие не замедлило сказаться и на судьбе санов, которым пришлось потесниться и уйти с побережья под напором мигрирующих скотоводов койкоев и чернокожих земледельцев, предков нгуни, которые также двигались в эту сторону и расселялись в областях, еще не занятых койкоями.
Главное племя койкоев у мыса Доброй Надежды было кочоква, которых голландцы называли «салданья». Они жили у самого океана, зимовали вокруг бухты Святой Елены и перебирались к Тайгербергу весной. В середине лета, если позволяли дожди, они двигались через Стелленбош и обратно к своим зимним жилищам.
В начале XVII в. первый губернатор Капской колонии Ян ван Рибек стал свидетелем миграции кочоква, которых он называл «квена», и как человек, занимающий военный пост, подсчитал количество боеспособных мужчин – таковых оказалась примерно тысяча. Он также заметил, что племя сопровождали тысячи овец и коров. Если его оценка верна, то все племя насчитывало пять-шесть тысяч человек.

Маленькое племя койкоев, известное как горингайква, «люди мыса» у голландцев, насчитывало тысячу человек и проводило жизнь в миграциях между двумя основными стойбищами – одним на берегу Столовой бухты, а другим у Фоллс-Бей близ Мюйзенберга. Кажется, что стрендлуперы, которых всего-то было человек то ли двадцать, то ли восемьдесят, находились в какой-то зависимости от горингайква, ибо их называли горингайкона, что значит «дети горингайква».
В рассказах ранних европейских путешественников, включая и Франсуа Валентина, который упоминает стрендлуперов в своем официальном отчете в 1681 г., их называли «водяными людьми» или «людьми-рыбаками», и утверждалось, что они поддерживают свое существование, собирая морские раковины со скал и поедая птиц, тюленей и китов. По словам европейцев, их выбрасывало прибоем на берег. Кажется, стрендлуперы сами не разводили скот, хотя вождь горингайкона, Аутшумао, который побывал в Европе в 1630–1631 гг., служил переводчиком у голландцев, когда те выменивали у койкоев скот.
Можно предположить, что образ жизни стрендлуперов был перенят, среди прочих, Херри и его племянницей Кротоа (Евой) из желания познакомиться с белыми поселенцами и извлечь из контактов с ними какую-нибудь выгоду.
 
Судя по всему первое упоминание о «водяных людях» можно найти в вахтенном журнале Уильяма Бейли, капитана торгового судна «Мери», побывавшего в этих местах в мае 1639 г.: «Суббота, 11 число. Этой ночью примерно в час мы подняли один якорь и оставили судно на другом… Примерно в 9 или 10 часов мы снарядили шлюпку к острову Пингвина (Дассена), чтобы отвезти Томаса, с которым мы отправили письма. Вместе с ней поплыла и оставшаяся часть водяных людей, общим числом в двадцать мужчин, женщин и детей. После полудня мы послали на берег Джоливотта за водой, который вернулся вечером с полутора тоннами, тогда же, когда с Пингвина вернулась наша шлюпка с птицами-ныряльщиками, похожими на бакланов, молодыми гусями, двумя тюленями и одним пингвином, которых нам оставили вышепоминаемые двадцать человек».
В том же году другой моряк, Йоган Альбрехт фон Манделсло, на судне «Лебедь» бросил якорь в Столовой бухте и также впоследствии описал стрендлуперов, которые, как он говорил, «живут крайне скудно у самой воды, но не имеют ни кораблей, ни лодок. Они питаются травами, кореньями и рыбой, особенно любят дохлых китов, которых выбрасывает бурей на берег. Они называются «водяные люди», потому что живут на самом берегу». В позднейшем вахтенном отчете Манделсло рассказывает, что ему пришлось подвезти пятнадцать «таких людей» – четверых мужчин, восемь женщин и троих детей – на остров Пингвина после их упрашиваний. Он утверждает, что эта группа надеялась поселиться на острове и питаться дохлыми китами, тюленями, рыбой и пингвинами, будучи свободными от преследований койкоев.
 
Путаница с определением стрендлуперов началась только в XX столетии. В 1907 г. доктор Ф.-У. Шрабсолл предпринял сравнительный анализ 23 черепов, взятых из Музея Южной Африки и где-то еще, в числе которых был один, приписываемый стрендлуперу, появившийся в 1872 г. Все, найденные на побережье, доктор назвал «стрендлуперскими», а остальные, из внутренних областей континента, отнес к «бушменам». Он также заключил, что черепа стрендлуперов «представляются во всех отношениях более четко определяемой группой, чем у бушменов, и отличаются по строению от готтентотских». Другими словами, «раса» стрендлуперов отличалась от всех прочих в этой области.
Несмотря на то что вскоре была доказана несостоятельность теории Шрабсолла, это утверждение получило общее признание и привело к распространенному убеждению в уникальности стрендлуперов.
В книге «Земляные работы» Лайолл Уотсон предполагает, что стрендлуперы были частью недавно вымершего народа, известного под научным именем «боскопоиды». Термин «боскопоиды» происходит от названия городка Боскопа у Потчефструма в Трансваале, где в 1913 г. были извлечены из земли части черепа и скелета так называемого боскопского человека, более высокоразвитого представителя неандертальской расы, той самой, которая была обречена стать тупиковой ветвью эволюционного древа.

Однако и теория боскопского человека была позже дискредитирована, так как череп, на исследовании которого она основывалась, был опознан как необычайно крупный бушменский, имеющий, несмотря на свои размеры, совершенно обычные пропорции для этого типа.
К началу XVIII в. стрендлуперы практически исчезли. В официальной записке Франсуа Валентина 1714 г. упоминается, что «люди мыса» почти все умерли от эпидемии оспы. Учитывая, что и раньше племя было невелико, и то, что оно имело довольно тесные связи с белыми поселенцами, можно предположить, что выжившие стрендлуперы просто смешались с колонистами.
После 1714 г. нет почти никаких упоминаний о стрендлуперах. Учитывая, что они были маленькой группой, вероятней всего отколовшейся от горингайква, и, следовательно, «временным» племенем, все другие рассказы о них скорее всего относятся к прибрежным племенам сан. Херри горингайкона, которые были также известны, как «водяные люди», «люди-рыбаки» или «стрендлуперы», практически находились под верховенством одного человека, которого называли то Хадах и Харри, то Херри, но чьим настоящим именем было Аутшумао.
Как уже упоминалось, в 1630-м или 1631 году британцы взяли его в Вест-Индию и вернули домой в следующем г. Кажется, что во время плавания он выучился говорить по-английски и также возможно, что он знал чуть-чуть по-голландски. Как официальный переводчик, посредник и вестник Херри имел значительное влияние на колонистов и стрендлуперов в Столовой бухте и получил немалые награды за свои старания от британцев. Херри умер в 1663 г., когда судьба горингайкона была уже практически предрешена.
 
 
Загадки Ифе
Наверное, многие помнят фантастическую историю переселения атлантов с Земли на Марс в «Аэлите» Алексея Толстого. В заброшенном марсианском доме изобретатель Лось находит следы атлантов – «склеенные вазы, странно напоминающие очертанием и рисунком этрусские амфоры», и золотую маску. «Это было изображение широкоскулого человеческого лица со спокойно закрытыми глазами. Лунообразный рот улыбался. Нос острый, клювом. На лбу и между бровей припухлость в виде увеличенного стрекозиного глаза… Лось сжег половину коробки спичек, с волнением рассматривая удивительную маску. Незадолго до отлета с Земли он видел снимки подобных масок, открытых недавно среди развалин гигантских городов по берегам Нигера в той части Африки, где теперь предполагают следы культуры исчезнувшей таинственной расы».
В этом отрывке только перелет на Марс – плод воображения писателя. Африканские маски, их связь с Атлантидой и этрусками всего лишь художественная интерпретация научной гипотезы крупного немецкого археолога и этнографа Лео Фробениуса о происхождении одной из самых высоких и своеобразных древних цивилизаций Западной Африки – культуры Ифе, обнаруженной в Йорубе – стране народа йоруба (Юго-Западная Нигерия).
В первой четверти XIX в. англичанам Хью Клаппертону и братьям Лендерам удалось добраться во внутренние области Нигерии, страну многочисленного народа йоруба. Ценою собственных жизней они исследовали ранее не доступные районы Африканского континента и нашли там развалины некогда могущественного государства, которое так называлось по имени своей столицы, расположенной на крайнем северо-востоке страны. Судя по преданиям, правители ойо некогда подчинялась огромная территория, включавшая почти всю Нигерию, а также современные Дагомею и Того. По имени одного из населявших ее народов ойо называли еще йоруба.
 
Легенды йоруба рассказывали о том, что когда-то на месте земли была вода. Решив создать мир, бог Олорун сбросил с неба цепь, по которой на землю спустился мифический предок народа йоруба Одудува. Он основал город Ифе и стал в нем править. Ему наследовал сын – великий воин Ораньян, у которого появилось бесчисленное потомство. Так город Ифе стал местом зарождения человечества.
Внутри страны йоруба процветали торговля и ремесла. Ремесленные изделия ойо, особенно ткани, славились далеко за его пределами. Однако все это осталось в далеком прошлом.
Европейские путешественники застали государство уже в состоянии глубокого упадка. Они проезжали через огромные укрепленные города с населением сорок, шестьдесят, сто тысяч человек и убеждались в том, что люди почти забыли свои бывшие умения и достижения. Глинобитные крепостные стены разрушались, крепостные рвы зарастали травой и кустарником, а по караванным тропам рыскали отряды охотников за рабами.

В 1825 г. практически все члены экспедиции Клаппертона, в том числе он сам, погибли от тропических болезней во время похода к реке Нигер. На родину удалось вернуться лишь самому молодому из путешественников – Ричарду Лендеру, которому шел 21-й год. В 1829 г. вышел в свет его двухтомный труд «Материалы последней африканской экспедиции Клаппертона» и чуть позже трехтомное сочинение «Путешествия по Африке для исследования Нигера до его устья». Эти работы вызвали в Европе еще больший интерес к изучению Черного континента.
В 1910 г. немецкий ученый Лео Фробениус отправился в новое путешествие по Нигерии. Еще задолго до приезда в страну он слышал легенды о царском городе Ифе от западноафриканских рабов, увезенных на чужбину.
В Нигерии Фробениусу невероятно повезло. Буквально с первых шагов ему удалось сделать замечательные открытия, среди которых оказался легендарный Ифе. На задворках полуразвалившегося дворца местного правителя Фробениус впервые увидел валявшиеся на земле куски разбитой красновато-коричневой терракотовой скульптуры, изображавшей лицо человека. В последующие дни экспедиция нашла или выменяла у африканцев еще несколько терракотовых изделий. Фробениус заметил, что местные жители довольно легко расстаются со скульптурами, которые они сами некогда нашли в древних святилищах. О глиняных фигурках он говорил: «Это были следы очень древнего и прекрасного искусства. Они являлись воплощением симметрии и утонченности формы, которая напоминала Древнюю Грецию и указывала… на существование высокой древней цивилизации».

Еще одна значительная находка– бронзовая, несомненно, очень древняя и прекрасная скульптура – была сделана членами немецкой экспедиции в роще, посвященной йорубскому богу моря Олокуну. Фробениус вспоминал: «Перед нами лежала голова изумительной красоты, чудесно отлитая из бронзы, правдивая в своей жизненности, покрытая темно-зеленой патиной. Это был сам Олокун, Посейдон Атлантической Африки».
Среди прочих приобретений наиболее странными казались скульптурные головы с кляпами во рту, украшавшие бронзовые сосуды.

Результаты немецкой экспедиции произвели сильнейшее впечатление на научные и даже литературно-художественные круги Европы. Немалую роль в этом сыграли увлекательные книги самого Лео Фробениуса – «И Африка заговорила» и «Дорогами атлантов». Последнее название не случайно, но об этом позже.
Итак, в начале 1990-х гг. перед ученым миром встала загадка Ифе. Прекрасные в своем совершенстве и законченности бронзовые и терракотовые реалистические скульптурные портреты мужчин и женщин почти в натуральную величину. По стилю они близки к античным, но черты лица скульптур из Ифе типично негроидные. Кем они были созданы и когда?
Каким образом зародилась в Ифе техника изготовления бронзовых скульптур? Местные жители не могли дать на эти вопросы удовлетворительного объяснения. Археологи и искусствоведы ломали головы над загадкой их происхождения. В наше время большинство ученых склоняются к тому, что скульптуры изображают местных богов, царей или придворных и, по всей вероятности, первоначально стояли в алтарях, где им поклонялись при отправлении культа предков.
Очевидно, в древнем Ифе верили, что фигура предка служит посредником между загробным миром и живыми людьми. Лео Фробениус выдвинул собственную гипотезу о происхождении древней цивилизации Западной Африки, обнаруженной в Нигерии, никем не подтвержденную и не опровергнутую до сих пор.
«Я утверждаю, – писал он в 1913 г. после археологических изысканий в Ифе, – что Йоруба с ее пышной и буйной тропической растительностью, Йоруба с ее цепью озер на побережье Атлантического океана, Йоруба, чьи характерные особенности довольно точно обрисованы в сочинении Платона, – эта Йоруба является Атлантидой, родиной наследников Посейдона, бога моря, названного ими Ойркуном, страна людей, о которых Солон сказал: они распространили власть свою вплоть до Египта и Тирренского моря».
Интересно, что Фробениус видел «явное сходство» между культурой йоруба и средиземноморской культурой древних этрусков, так как у тех и у других найдены столь совершенные по исполнению терракотовые скульптуры, выполненные в сходной художественной манере. Кроме того, Фробениус утверждал, что вся западная цивилизация является цивилизацией атлантов от Британии до Ливии. Что касается йоруба и этрусков, то до сих пор неизвестно, где находилась прародина этих великих народов, так что, вполне вероятно, ею действительно могла быть погибшая Атлантида или другие земли, исчезнувшие с лика Земли в результате природных катаклизмов.
 
 
Древний Аксум
В начале I в. а нашей эры наряду с великими государствами древнего мира, Римом, Египтом и царствами Индии процветало другое, малоизвестное ныне, но прославленное в те времена африканское государство Аксум. Ему покорялись огромные территории от Сахары до берегов Красного моря и даже земли, расположенные на противоположном аравийском побережье.
Местный фольклор относит появление Аксума к библейским временам. В ту пору в стране Шеба правил гигантский дракон – деспот и тиран. Предания гласят, что он требовал от своих подданных бесконечных подношений скотом и девственницами Среди несчастных девушек, которые должны были сделаться жертвами тирана, как-то оказалась красавица, которую любил отважный юноша Агабоз. Чтобы спасти возлюбленную, он убил восседавшее на троне чудовище, и избавленный народ провозгласил его царем. Агабозу наследовала его дочь, красавица Македа, царица Шебы. Умная, просвещенная и любознательная правительница, известная по Библии как царица Савская.
Ныне на центральной площади Аксума (в Эфиопии), посреди шумного базара, в окружении неказистых глинобитных домишек возвышаются либо лежат в пыли вдоль дороги гигантские базальтовые обелиски – единственные из оставшихся свидетелей былого величия более чем двухтысячелетней давности. Всего больше двухсот монолитов, гигантских каменных колонн, не похожих друг на друга.
 
Одни – изысканно-стройные, идеально отполированные, богато украшенные, другие – нарочито примитивные и грубые. Высота некоторых превышает тридцать метров. Длина самых маленьких стел – пять метров.
Происхождение обелисков (или стел) и их назначение до сих пор остается загадкой. Неясно, какой техникой пользовались их создатели, чтобы перевезти издалека и воздвигнуть эти многотонные каменные глыбы. Искусство аксумских каменщиков тем более поразительно, что все стелы выточены из цельных глыб голубого базальта – самой твердой из горных пород.
Долгое время считалось, что стелы попросту вкопаны в землю. В 30-х гг. германо-эфиопская археологическая экспедиция вдруг обнаружила, что некоторые из них опираются на огромные, длиной до 120 и шириной до 80 метров, платформы, сложенные из обтесанных базальтовых плит. Стало ясно, что стелы – лишь верхние, венчающие части поистине фантастических по своим размерам сооружений, скрытых под незначительным слоем земли. К несчастью, в 1938 г. в разгар итальянской агрессии против Эфиопии фашистские самолеты разбомбили руины величественных сооружений. Сохранились лишь воспоминания археологов, сумевших ранее частично исследовать эти сооружения. Они считали их дворцами аксумских владык – негусов. В одном из дворцов было более тысячи залов и опочивален. Полы в них покрывали зелеными и белыми мраморными плитами, редкостными породами красного и розового дерева; стены были облицованы полированным эбеном и темным мрамором, на которых рельефно выделялись инкрустации из позолоченной бронзы. Барельефы украшали окна и двери. Бронзовая скульптура и керамическая посуда, покрытая глазурью и расписанная замысловатым орнаментом, завершали интерьер дворца.
 
Некоторые исследователи полагают, что дворцы негусов насчитывали от 4 до 14 этажей! Они же довольно убедительно говорят о том, что барельефные изображения на стелах передавали в уменьшенном масштабе все подробности царского жилища. Как полагают, высота реального этажа составляла, вероятно, 2,8 метра, следовательно, высота 14-этажного дворца была около 40 метров.
Одно из первых письменных упоминаний об Аксуме, как, впрочем, и о большинстве городов Восточной Африки, мы находим в знаменитом «Перипле Эритрейского моря» – наиболее старой из дошедших до у нас лоций мореплавателей древнего мира, написанной примерно в 60 г. н. э. Название лоции говорит само за себя. Эритрейское море – древнее наименование Индийского океана, а Эритрея (территория современной Эфиопии) – составная часть Аксумского государства.
В I в. эфиопские цари-негусы приняли христианство, и Аксум стал первой и самой могущественной христианской державой мира. Владыки Аксума увидели в христианстве силу, способную объединить разноплеменную, разноязыкую страну. Они строили многочисленные дворцы и храмы, увенчанные крестами.
 
В современном Аксуме сохранился один из них – храм Святой Девы Марии, одна из главных святынь христиан Эфиопии. Квадратное здание сложено из серых камней, скрепленных глиной, замешанной на рубленой соломе. Храм, построенный около полутысячелетия назад, венчает небольшой позолоченный купол.
Внутреннее убранство церкви скромное: алтарь закрывает цветное покрывало, колонны украшены холстами с картинами из Священного Писания. Пол устлан циновками, тут же стоят деревянные барабаны, которые служат для музыкального сопровождения при молебнах и песнопениях.
 
В III–IV вв. негусы поддерживали тесные политические и экономические отношения с христианской Византией. Один из путешественников, грек Ноннос, посол византийского императора Юстиниана, оставил описание приема у аксумского владыки: царь в богатых одеждах, золотых браслетах и короне сидел в украшенной золотом колеснице, запряженной слонами. В его руках были два золотых копья и щит, также украшенный золотом. В присутствии царя кормили ручных жирафов и пели придворные певцы.
Христианские монархи Аксума чеканили собственную монету и направляли торговые корабли и караваны во все страны. Римляне, византийцы и арабы рисовали Аксумское царство могучим, богатым и просвещенным государством.

В середине XVIII в. Эфиопию «заново» открыли европейцы. Первым настоящим исследователем древней страны стал шотландский путешественник Джеймс Брюс.
В ту пору эфиопские владыки твердо придерживались политики изоляции. Кроме греческих купцов-единоверцев, иностранцев в страну не пускали. В последний раз, в 1699 г., там побывал французский врач Шарль Пенсе, и вот не прошло и ста лет, как в 1769 г. в эфиопский порт Массауа, а через год в столицу страны Гондар прибыл Брюс.

Нельзя сказать, что встретили его приветливо, но Брюс предъявил царскому семейству рекомендации врача и лечил от оспы королеву-мать и ее внуков, чем произвел очень хорошее впечатление. Кроме того, помимо арабского, он знал местные языки и диалекты. Джеймс Брюс, сам отпрыск древнего аристократического рода, не увидел большой разницы между лондонским и эфиопским дворами. Лишь внешние проявления показались ему варварскими: феодальные раздоры и войны; солдаты, возвращающиеся домой с копьями, украшенными внутренностями побежденных врагов; зверский способ вырезания кусков мяса из живого скота.
Вожделенной целью путешествий Брюса были истоки Нила, и уже в 1770 г. вслед за эфиопской армией он попал к водопаду Тис-Исат, через который Голубой Нил вытекает из озера.
Летом 1774 г. Брюс вернулся в Лондон. О своих приключениях в Африке и удивительных открытиях, сделанным там, он написал трехтомный труд «Путешествия к истокам Нила» Эта книга прославила Брюса на весь мир, так как, помимо географических открытий, путешественник поведал о том, что привез из Эфиопии найденную им там полную рукопись апокрифической «Книги Еноха», до того времени считавшейся безвозвратно утерянной. Ценнейшая для истории христианства находка была не случайной, ибо Брюс обошел всевозможные церкви и монастыри Эфиопии в поисках священных реликвий, и именно в Аксуме, в древнем храме Святой Девы Марии, он обнаружил рукопись, рассказывающую о событиях, последовавших за прибытием на Землю из космоса «падших ангелов» и связанных с этим «чудесных видениях» библейского патриарха Еноха.
Возможно, что интерес Брюса был вызван не только его религиозностью. Он был членом старинной шотландской масонской ложи, обращавшейся к мистическим тайным учениям прошлого, и «Книга Еноха» как нельзя лучше оправдала все его надежды, а над ее сакральным смыслом задумывается с тех пор уже не одно поколение христиан.
Находка произвела сенсацию, ведь значение ее сравнимо с открытием Кумранских свитков на Мертвом море или, более того, с еще одной дотоле не известной частью Библии.
 
 
Под властью джиннов
Еще бороздят пески Сахары караваны последних бедуинов. Они пересекают пустыню в далеких и необитаемых местах, где хозяйничают призраки и ведут свои нескончаемые пляски сказочные духи пустыни – таинственные джинны. Кроме них, среди песчаных холмов обитают только самые нетребовательные и живучие звери.
 «Вода – эликсир души», – говорят кочевники. Они знают наперечет все колодцы и источники в безбрежных песках Сахары. Вода в пустыне – высшая ценность, ведь для измученного жаждой путника глоток свежей воды стоит дороже, чем тысяча верблюдов. Летом немногочисленные мелководные озера с каждым днем уменьшаются, съеживаются, как шагреневая кожа, пока не пересыхают совсем. Дно высохшего озера покрывается твердой, потрескавшейся от зноя коркой.
Вся пустыня превращается в пышущее жаром песчаное море, но кочевые племена знают места, где искать невысыхающие колодцы и корм для верблюдов – пучки сухих колючих стеблей. Эти знания передаются из поколения в поколение, как главная наука жизни. У бедуинов нет писаной истории, и они черпают сведения о прошлом своего племени из древних сказаний.
История кочевого племени туарегов уходит в глубокую древность и окутана легендами. Туарегов довольно много, около миллиона человек, но они рассеяны по пяти африканским государствам. Почти половина этого племени кочует по пустыням Нигерии, но многие туареги ведут двойственный, переходный образ жизни: молодежь уезжает в университеты, кто победнее, ищет работу в городе, но не порывает связь со своим кочевым народом.

Традиционная жизнь в караванах очень тяжела. Туарегам становится все труднее вести традиционный образ жизни, но пока еще можно увидеть в оазисах мужчин с закутанными в платки лицами. Местная легенда рассказывает, что однажды женщины насмехались над мужчинами своего рода после их постыдного поражения. С тех пор туареги мужского пола прячут свои лица под покрывалом тужельмуст, чтобы не позориться перед людьми. Среди своих родственников они часто ходят без этой тряпки, но при посторонних – никогда. Есть и другое объяснение: мужчины защищают свое обличье от посягательства злых духов.
Для туарегов древние поверья составляют часть их мира, и они очень суеверны. Например, караваны всегда входят в оазисы и селения только в темноте, глубокой ночью, чтобы их никто не сглазил. Туарег, отказавший кому-либо в просьбе, теряет свою этаму – духовную силу. Благодаря сложной системе взаимоотношений туареги все же могут уклониться от обязанностей выполнять любые просьбы.

Оазисы, в которых караваны делают остановки на своем трудном пути, орошаются водой из глубоких колодцев при помощи системы подземных каналов. Некоторые оазисы якобы возникли в тех местах, где странствующий святой ударил оземь своим посохом. Из земли сразу же забил ключ, зажурчала по песку живительная струя воды и, как по волшебству, желтая пустыня покрылась пышной зеленью. В Сахаре повсюду, где есть вода, теснятся у колодцев и ручьев лабиринты из глинобитных хижин с плоскими крышами. В этих домишках уже появились телевизоры, принимающие передачи из Алжира, Туниса, Каира или Томбукту, но местные сказители пока составляют телевидению достойную конкуренцию. Жизненный уклад в оазисах подчинен обычаям. На общепринятый порядок в доме накладывает отпечаток смена времен года и привилегированное право женщин подниматься на крышу дома.
Пустыня постоянно держит в напряжении обитателей оазисов: весь их хрупкий мирок всегда под угрозой – в любой момент песчаная буря может обрушить на зеленый ковер тонны песка, а затяжная засуха, того и гляди, совсем истощит плодородные почвы.
В бесконечных просторах песчаной пустыни, по преданиям бедуинов, властвует зловещий призрачный народец – джинны. Аллах создал кель-эс-суф – людей пустоты, джиннов – из пламени, из огня без дыма, из «знойного дыхания пустыни». Джинны бывают добрые и злые, могут принимать человеческий облик или являться в виде чудовищ. Все они имеют власть над судьбами людей и зверей. Они духи, но могут временно жить в телесной оболочке. Бедуины верят, что животные «чуют» присутствие невидимых джиннов и боятся их, как и люди. В добрых джиннов, упомянутых в Коране, большинство кочевников уже не верит, но их вера в злых джиннов непоколебима. Демоны могут овладеть человеком и довести его до безумия.
Злобные джинны своим коварством наслали на главные караванные пути железных чудовищ, которые заменили караваны верблюдов и вытеснили бедуинов в самую дикую глушь.

В пустыне путники часто слышат мужские и женские голоса, сбивающие их с правильного пути и соблазняющие на греховные пакости. Иногда голоса предсказывают будущее или описывают место, в котором спрятаны древние сокровища. Невидимые силы хотят оторвать от каравана одинокого путешественника, обещают привести его к кладу, а на самом деле заманивают несчастного в бесконечные пески, без воды и проводника. Некоторым путешественникам доводилось ночью посещать древние города и рассматривать при свете луны их искрящиеся крупным жемчугом крепостные стены. Путники набивали себе карманы драгоценностями и спешили вернуться назад, а утром с удивлением вытряхивали из карманов и заплечных мешков сухой песок. Но иногда джинны показывают путь к спасению.

В арабских сказках дикие звери, смело подходящие к оазисам, часто оказываются джиннам в образе животных. Джинны-принцы обращаются в газелей с дивными глазами. На исходе дня, в час «золотого света», когда воздух в песках еще дрожит от жары, духи пустыни становятся особенно буйными. Они заводят свои бесовские пляски в призрачном мелькании чередующихся теней и света.
Бедуины убеждены, что вечером идти в пустыню нельзя: пробил «час джиннов» – встретишь там злобных демонов или найдешь свою смерть. В сумерках в песках появляются полчища джиннов «гхуль» – коварных тварей с тысячей лиц. Вслед за ними вылезают, невесть откуда, дьявольские джинны «ифрит» и простоватые «сила», не способные перевоплощаться. Ночью пустыня не спит: вылетают из дневных укрытий совы, ищут себе добычу дикие кошки – все хищники, приободрившись, начинают охоту. Нередко сова и кошка вырывают друг у друга одну жалкую мышку, ведь даже мелких грызунов в песках мало. Кому достанется добыча, зависит от прихоти джиннов. Кочевники говорят, что по приказу джинна в пустыне может внезапно налететь смерч – без малейшей причины.
Кто хочет встретиться с джиннами, должен искать их на открытом всем ветрам месте, перед рассветом, когда бледнеют звезды. В это время дьявольская злоба джиннов слабеет. Перед восходом солнца в дюнах все стихает, и наступает полная неподвижная тишь. В этот момент могут сбыться все заветные желания, а ночные опасности и страхи уходят прочь.
 
 
Тайны «садов Аллаха»
«Начинают копать глубокий шахтный ствол, стенки которого тщательно укрепляются, и продолжают эту работу до тех пор, пока не дойдут до пласта твердой скальной породы. Этот пласт дробят кайлом и киркой. Потом рабочие выбираются наружу и бросают на дно шахты кусок железа, который окончательно проламывает пласт, и таким образом освобождают путь воде, скопившейся под пластом.
Так образуется постоянный источник. Время от времени вода поднимается с такой стремительностью, что сметает все на своем пути. Подобные пласты имеются в Туате, Гураре, Уаргле и Рире. Земля – мать чудес, а всевышний – ее творец».

Эти строки можно прочитать в «Истории берберов», составленной в XIV в. Арабский географ и историк Ибн Халдун рассказал о сахарском чуде – артезианском колодце, вода из которого благодаря собственному гидравлическому давлению выходит на поверхность и дает жизнь пустыне. Ибн Халдун описал людей, без которых чудо было бы невозможным, – гхаттассинов – строителей колодцев. В Сахаре времен Средневековья гхаттассины представляли собой нечто большее, чем обыкновенную профессиональную группу. Это был обособленный социальный слой. С одной стороны, гхаттассины находились на самой последней ступени социальной иерархии, с другой – пользовались большим уважением. Они имели определенные привилегии, например полное освобождение от налогов.
Их труд был не только крайне тяжелым, но и опасным. Крепления в колодцах могли мгновенно обрушиться, и тогда шахта становилась для рабочего могилой. Скальный пласт, под которым скапливалась вода, мог поддаться преждевременно, и прорвавшаяся струя воды затопить гхаттассина. Не менее опасно было чистить колодцы, ибо с течением времени камни и песок закупоривали отверстие, откуда появлялась вода. Тогда гхаттассину приходилось спускаться в шахту диаметром сто двадцать – сто пятьдесят сантиметров на глубину от тридцати до пятидесяти метров.

В течение трех, а то и пяти минут рабочий оставался под водой и должен был за это время наполнить корзину песком и обломками пород, преградившими путь воде. За день ему приходилось повторять эту опасную операцию от шести до восьми раз.
Тот факт, что в раскаленной, иссушенной пустыне на большой глубине находится вода, во времена колониальных завоеваний вызвал к жизни многочисленные прожектерские планы. Мечтали об обширном орошении пустыни, полагали, что с помощью современной буровой техники удастся в кратчайший срок решить все проблемы, связанные с водой. Но это были лишь мечты. Когда же приступили к научному исследованию, пришлось умерить пыл. Однако результаты исследований были тем не менее поразительны. Они показали, что под Алжирской Сахарой находится огромный подземный бассейн грунтовых вод площадью около шестисот тысяч квадратных километров. (Сходное расположение грунтовых вод было недавно обнаружено в принадлежащей Египту части Ливийской пустыни.) Речь при этом идет о пористых слоях горной породы, залегающих на разной глубине (иногда несколько таких пластов лежат один над другим). Эти пласты могут вмещать примерно двенадцать тысяч миллиардов кубических метров воды.
Было также установлено, что запасы грунтовых вод пополняются за счет ручьев, стекающих с обрамляющих Сахару гор. Это пополнение составляет ежегодно около десяти миллиардов кубических метров, то есть девятнадцать тысяч кубических метров в минуту. Если бы возникло желание брать из этого подземного хранилища воду, не затрагивая его основных запасов, то по всей Алжирской Сахаре можно было бы добыть в минуту девятнадцать тысяч кубических метров. До сих пор все оазисы, вместе взятые, расходовали от трехсот до четырехсот кубических метров в минуту. Допустим, что испарение поглощает ежегодно около полумиллиона кубических метров воды. И тогда ежегодно остается девять миллиардов кубических метров. Следует еще выяснить, куда до сих пор девались эти девять миллиардов.
Правда, цифры эти, как нас предупреждают, несколько рискованные. В настоящее время в связи со стремительным развитием нефтяной промышленности Сахара испытывает все возрастающий спрос на воду. Кроме того, это пополнение воды идет чрезвычайно медленно. Чтобы покрыть расстояние от гор марокканского Атласа до Эль-Голеа, воде требуются сотни лет. Вода, которой угощают сегодня в отеле в оазисе Эль-Голеа, выпала в Атласе в виде дождя около двух тысяч лет назад!

Площадь Сахары семь миллионов квадратных километров, оазисы же составляют лишь триста пятьдесят квадратных километров. И это при том, что колониальные власти, как только они закрепились в Сахаре, тут же с помощью современной буровой техники приступали к сооружению артезианских колодцев.

Далеко не все оазисы появились на свет благодаря артезианским колодцам. Различают шесть различных типов обводнений оазисов. В первую очередь следует упомянуть оазисы, которые питаются водой из естественного источника, по-арабски – «айн» («глаз»). Такой источник имеется в Гадамесе, и у него своя легенда. Когда-то, утверждают в Гадамесе, здесь обитало могучее кочевое племя, возглавляемое вождем Нимродом. Однажды случилось так, что член этого племени заблудился в пустыне. После нескольких дней скитаний он, обессилев, рухнул на землю. Мысль о неизбежной гибели неотступно преследовала его. Вдруг его преданная верблюдица ударила копытом по пустынной земле, и в тот же миг из недр земли забила струя прохладной, прозрачной воды. Пустыня тут же покрылась изумрудно-зеленым ковром, из земли поднялись пальмы. Источник же получил название «Айн ал-Фрас» – «Верблюжий источник».
Воды из Айн ал-Фраса хватило на то, чтобы оросить в общей сложности восемьдесят восемь гектаров садов. Благодаря устройству новых артезианских колодцев в последние годы удалось расширить орошаемую площадь еще на сорок гектаров. Традиционный центр Гадамеса находился раньше в районе базара, где в одном из углов базарной площади поблескивает небольшой пруд. Над прудом возвышается купол, к которому прикреплен медный сосуд, наполненный водой. На дне этого сосуда имеется маленькое отверстие, из которого капает вода. Как только сосуд опорожняется, – а это значит, что истек определенный отрезок времени, – сидящий на корточках возле купола сторож подает сигнал. Сигнал оповещает о том, что из одного из пяти главных каналов Айн ал-Фраса орошено пять садов. Теперь на очереди следующие пять. Сроки орошения строго соблюдаются. В оазисах вода куда важнее для благосостояния, чем объем землевладения.
Другой тип источника – колодец, по-арабски «хасси». Здесь напор воды слишком мал, чтобы вода сама могла подняться из глубины. Она извлекается на поверхность водокачками самых различных конструкций. Вся хозяйственная жизнь оазисов Мзаба зависит от этих колодцев. Беспрерывный визг канатных блоков, с помощью которых ослы поднимают двадцатилитровые ведра, – самый характерный звук для оазисов Мзаба.
Третий тип – это колодцы, пробитые в старых уэ-Дах. Особенно часто они встречаются в Рире (Туг-гурт) и Миа (Уаргла).
Четвертый тип – это мелкие колодцы, глубиной не более двадцати метров. Они встречаются прежде всего в Тафилалете и Феццане.

К пятому типу относятся так называемые речные оазисы, то есть области, в которых уэд по меньшей мере раз в год хотя бы частично наполняется водой. Сюда относятся Бискра и вся цепь оазисов уэда Саура. Так, дамба, находящаяся примерно в восьми километрах от оазиса Лагуат, круглый год задерживает воду в уэде Мзи. При помощи разветвленной системы каналов вода направляется в сады оазиса, причем каждому владельцу садового участка отводится определенное количество воды. В заранее обусловленное время он имеет право открыть заграждение, чтобы вода могла оросить его грядки площадью от восьми до десяти квадратных метров. Каждая грядка окружена насыпью высотой около двадцати сантиметров.

Однако самое искусное сооружение для обводнения оазиса – это фоггара. Ее можно встретить в Западной Сахаре в Туате, а также в Гураре.

Принцип фоггары был знаком уже древним ассирийцам и персам. Он предполагал наличие водоносного слоя, расположенного на небольшой глубине и спадающего в ложбину. По этому слою до грунтовых вод копали колодцы на равных расстояниях один от другого. Затем из колодцев прокладывались штольни, которые в конечном счете соединяли их между собой. Такая штольня могла в лучшем случае иметь в длину пятнадцать метров, затем за ней должен был идти следующий колодец. Другой метод работы был невозможен при тогдашней примитивной строительной технике. Наклон штолен к ложбине при этом очень незначителен: он составляет в среднем от двух до шести миллиметров на метр.
Как только сооружение фоггары закончено, вода из слоя грунтовых вод медленно, но уже безостановочно, течет через штольню в сады. Однако фоггарам присущи и известные недостатки. Сооружение их является крайне тяжелым и дорогостоящим делом. Кроме того, размер фоггары в длину ограничен. Существует старинное предписание, согласно которому каждая фоггара должна отстоять от следующей не меньше чем на восемьдесят—сто метров, чтобы они не отнимали друг у друга грунтовую воду.

Испокон веков фоггары были коллективной собственностью земледельцев оазиса. Их сооружение стало возможным лишь с появлением рабства. Только наличие рабов, то есть чрезвычайно дешевой рабочей силы, позволило соорудить эти трудоемкие установки. В Тидикельте и Туате, где почти не выпадает осадков, сооружение фоггар – единственная возможность для заселения этих мест.
В садах оазисов царствует финиковая пальма. Она же создает условия для выращивания других культур. Только в тени этих деревьев фрукты и овощи находят защиту от испепеляющего сахарского солнца. Финиковая пальма для жителя оазиса – все и вся. В 1853 г. немецкий ученый, доктор Эдуард Фогель в письме из Мурзука сообщал о финиковой пальме следующее: «Весь Феццан и половина Триполитании живут ею. Здесь каждая дверь, каждый столб сделаны из древесины этой пальмы; потолки комнат в домах состоят из стволов финиковой пальмы, покрытых ветвями. Кто победнее, живет в хижинах, полностью сооруженных из пальмовых веток. Пальмовые ветки употребляются для отопления… Сами финики служат пищей для человека и животных; верблюды, лошади, собаки – все едят финики. Даже финиковая косточка – и та размалывается и в таком виде входит в корм скота… Трудно себе представить, в каком невероятно большом количестве здесь произрастает финиковая пальма. Когда Абдель-Гелид приступил к осаде города Сокну (в 1829 году. – Н.Н.), он приказал, – чтобы вынудить жителей сдаться, – срубить все пальмы в садах. За семь дней его воины уничтожили сорок три тысячи деревьев, и все же их осталось еще около семидесяти тысяч».
Жителей оазисов часто тревожили необычные свойства этого дерева, ибо финиковая пальма имеет свои причуды. Она, например, начинает чахнуть и погибает по совершенно непостижимым причинам, в связи с чем ей приписывается своего рода духовная жизнь. Есть мужские и женские деревья, что заставляет садоводов соблюдать соответствующую пропорцию между ними (одна мужская пальма должна приходиться на тридцать – пятьдесят женских) и в период цветения производить искусственное оплодотворение.

С пальмами иногда обращаются, как с человеческими существами. У племени улед-джелла есть такой обычай: если пальма больше не плодоносит, владелец отправляется в сад с мотыгой и делает вид, что намерен срубить строптивое дерево. Однако прежде он громко произносит: «Пальма, ты бесплодна, я тебя срублю». Затем он слегка ударяет по стволу. Тогда подходит сосед, выполняющий в этой игре свою роль, и восклицает: «Несчастный, что ты делаешь? Оставь дерево в покое! Уверяю тебя: в будущем году оно снова будет плодоносить. Если мое предсказание не исполнится, ты еще успеешь его срубить». Тут начинается долгий и ожесточенный спор, в ходе которого владелец пальмы еще раз-два яростно ударяет по дереву. В Сахаре не сомневаются, что после такого представления дерево соберется с силами и даст лучший урожай.
Суеверие – суеверием, но для ухода за пальмами требуются обширные знания и большой опыт. Для получения обильного урожая пальмы должны быть посажены на расстоянии девяти метров одна от другой. Пальма размножается при помощи корневых отростков. Она начинает плодоносить с пятилетнего возраста, но до пятнадцати лет можно снять лишь незначительный урожай. Только после двадцати лет она дает высокие урожаи и так до шестидесяти лет. При этом пальма живет до ста лет.

«У пальмы ноги должны быть в воде, а голова в огне» – гласит арабская пословица. Об огне заботится солнце, что касается воды, то о ней должны беспокоиться земледельцы. Для трех пальм необходимо до литра воды в минуту. Это не значит, что пальма поглощает всю эту воду за минуту. Важно прежде всего опреснять почву. Поэтому в саду с финиковыми пальмами имеются устройства не только для орошения, но и для дренажа. Две пятых подведенной воды должны снова стекать. По этой причине оазис нуждается не только в оросительной системе, но и в низине, где может скапливаться и испаряться обогащенная солями вода. Вблизи оазисов постоянно встречаются соленые озера – себхи. При отсутствии этих условий возникновение оазиса невозможно. Финиковая пальма требует минимального ухода. Наряду с орошением и искусственным оплодотворением сад время от времени нуждается лишь в удобрении верблюжьим навозом.
Оазисы, зависящие от фоггар, находятся в тяжелом положении, так как в связи с многовековым вычерпыванием воды уровень грунтовых вод постоянно понижается. Из-за этого вода течет медленнее. В оазисе Айн-Салах фоггары в 1909 г. подавали пятнадцать кубических метров воды в минуту, а в 1947 г. – лишь шесть с половиной. Здесь уже семь, вместо трех, пальм должны довольствоваться литром воды в минуту. Урожай постоянно снижается. Отмена рабства, как считал один швейцарский знаток Сахары, нанесла фоггарам смертельный удар. В этом верном замечании многое неверно, ибо рабство можно заменить другой системой, которая обеспечивала бы оазисам процветание.
Совсем другие проблемы волнуют крестьян оазиса Суфа, расположенного среди дюн у северного отрога Большого Восточного Эрга. «Столицей» Суфа является Эль-Уэд – оазис, сильно отличающийся по способу строительства домов от других оазисов Сахары. В путевых заметках он описывается так: «С высоты мечетей можно видеть бесконечные ряды куполов, похожих на бесчисленное множество людских спин, которые, тесно прильнув друг к другу, низко склонились к земле. Такое же впечатление создается, когда проходишь по узеньким улочкам и видишь ряды прилепившихся друг к другу домиков из ломкого известняка, высота которых не превышает трех метров. Нужно согнуться в три погибели, чтобы попасть через низенькую дверь в комнату, где имеется единственное отверстие в потолке, служащее дымоходом, а оружие и инструменты повешены на шест, вбитый в утрамбованный глиняный пол. Люди, спасаясь от солнца, буквально зарываются в землю. Они выкапывают глубокие ямы, чтобы там построить жилища».
Причина куполообразного способа возведения домов в Эль-Уэде кроется в отсутствии стройматериалов. В Суфе имеется лишь подземный гипсовый пласт и кремнистые кристаллы гипса. Это обстоятельство наряду с абсолютным отсутствием лесоматериалов подсказало единственно возможный выход – строить куполообразные крыши. Так как для сооружения куполов и каркасов не было пригодных для этой цели горбылей, жителям Суфа приходилось пользоваться скрепленными между собой пальмовыми ветками, которые должны были служить подпорками на время строительства жилья. Однако незначительная несущая способность такого материала позволяла строить лишь помещения очень небольших размеров.
 
Другая особенность оазисов Суфа состоит в том, что они окружены многочисленными воронками. Одна воронка вплотную примыкает к другой, и из них выглядывают верхушки финиковых пальм. Где-то на краю Большого Восточного Эрга (где именно – точно неизвестно) берет свое начало подземная река, устремляющаяся на северо-восток, к Шотт-Мельгиру. Этой реке оазисы Суфа, расположенные посреди песчаных дюн, обязаны своей жизнью. В оазисе Гвемар грунтовая вода течет на глубине пяти-шести метров, в Эль-Уэде – пятнадцати метров. Садоводы Суфа буквально соблюдают правило, согласно которому пальма должна стоять ногами в воде. Так как в Суфе из-за незначительной природной покатости местности орошение с помощью колодцев было нецелесообразным (возникли бы трудности с дренажем, и пальмы сгнили бы в стоячей воде), крестьяне начали копать землю навстречу воде. Они выкапывали воронки и сажали в них пальмы, корни которых дотягивались до грунтовых вод.
Чтобы сохранить растениям жизнь, необходимо вступить в жестокое единоборство с природой, ибо песок безжалостно наступает на оазис. Изо дня в день земледельцы отправляются к воронкам и на ослах, в корзинах, вывозят из них навеянный ветром песок. Это настоящий сизифов труд – работа, которой нет конца.
 
Водоносные слои Сахары не могут вычерпываться бесконечно. Правда, неиспользованные резервы еще велики, однако при бурении новых колодцев следует внимательно изучить местность и учесть все подземные течения, чтобы не повредить другим оазисам. В районе Рира до французской оккупации насчитывалось триста колодцев, которые могли поставлять пятьдесят шесть тысяч литров воды в минуту. В 1924 г. было уже тысяча тридцать три колодца, дававших двести семьдесят восемь тысяч литров воды. В 1930 г. из них получили целых триста сорок восемь тысяч литров воды. Тем самым были исчерпаны все возможности освоенных тогда водоносных горизонтов. Бурение у Сиди-Рашеда лишило воды оазис Гамра, и он погиб. Бурение у Тамерны, в свою очередь, привело к тому, что стала иссякать вода во вновь заложенном колодце в Сиди-Рашеде.
 
Примером сложности подземных гидрологических сооружений может служить оазис Уаргла. Уаргла лежит в низине, через которую в доисторические времена протекала река Миа. В самом глубоком месте этой низины в настоящее время находится шотт, соленое озеро, образовавшееся в течение столетий из-за дренажа пальмовых рощ. Летом в этом шотте, охватывающем четыреста гектаров, добывают соль.
История Уарглы началась с источника Айн-Сфа, расположенного на расстоянии приблизительно четырнадцати километров к югу от современной Уарглы и питающего маленькую речушку. Километрах в тридцати к северу от источника речушка орошала пальмовые рощи старого оазиса. Однако, вероятно, в VII или VIII столетии крестьяне оазиса вместе со своими растениями перебрались вверх по течению речушки. Большие потери воды вследствие испарения подсказывали необходимость быть поближе к истоку воды.
В X в. пришли поселенцы с севера, бежавшие оттуда по религиозным причинам. Эти приверженцы секты хариджитов отличались особой преданностью своей вере. Около 800 г. они основали в степной зоне севернее Сахары, в Тахерте – современном Ти-арете, свое государство. В 911 г. египетские халифы из династии Фатимидов разрушили Тахерт и хариджиты бежали в пустыню. В Уаргле они нашли заселенный оазис вблизи источника Айн-Сфа. Здесь они осели и основали свой город Седрата.
Новому городу не хватало воды от Айн-Сфа. Тогда поселенцы соорудили новые колодцы и создали отличную сеть оросительных каналов. Когда в XI в. они начали покидать Седрату и переселяться в уэд Мзаб, Уаргла-Седрата уже страдала от весьма ощутимого недостатка воды. На месте старой Уарглы, там, где когда-то кончалась питаемая источником Айн-Сфа речушка, по-прежнему жили люди, отрезанные от Айн-Сфа и вынужденные поэтому сооружать новые колодцы. Однако колодцы, в свою очередь, отнимали воду у Айн-Сфа.
 
Если крестьяне, сажавшие пальмы, сначала поднимались вверх по течению, то впоследствии, когда вода в. источнике стала иссякать, они постепенно снова спустились вниз. В середине XIX в. оазис почти слился с шоттами, и дальнейшее передвижение сделалось невозможным. В 1956 г. начали бурить другой, более глубокий водоносный слой. Это бурение сразу же дало столько воды, что молниеносно поднялось зеркало шотта, и вода затопила близлежащие сады. Следующее бурение было произведено несколько выше, так что оазис снова начал «передвигаться» вверх по течению.
 
Наверху, однако, вблизи иссякшего источника Айн-Сфа, у развалин древней Седраты, еще и теперь собираются странники из Мзаба, чтобы помолиться на месте своей прежней столицы.

Мзаб – ожерелье из семи городов, в которых в настоящее время проживает около четырнадцати тысяч человек, – отличается своеобразным ландшафтом. Города как будто цепляются за склоны гор. На расстоянии многих километров пальмовые рощи, высаженные террасами, обрамляют уэд. «Мзабитские города, состоящие из домов кубической формы, подобно сахарным головкам, заостряются по мере приближения к мечетям, – пишет Георг Герстер. – Улицы и переулочки кольцами или спиралями обвиваются вокруг горы. Мечеть – духовный и архитектурный центр поселения… С высоты мечети можно обозреть как бы соскальзывающий со всех сторон в пропасть город. Никто не в состоянии различить, где дом, а где голый камень. Среди выкрашенных в белый цвет домов попадаются нежно-голубые и светло-зеленые, а охра на дне долины и по косогорам светится ярче, чем в наших краях самый насыщенный желтый цвет».
 Если мзабит, живущий на чужбине, чувствует, что настал его последний час, он всеми силами старается успеть вернуться в Мзаб. Часто можно встретить мчащееся на юг, к Мзабу, такси, в котором сидит умирающий мзабит…
 
 
Миражи озера Чад
Первыми европейцами, вышедшими из Триполи, пересекшими путем неимоверных лишений раскаленный ад Центральной Сахары и обследовавшими берега озера Чад, были британцы Уолтер Аудни, Хью Клаппертон и Диксон Дэкхем. 4 февраля 1823 г. последний сделал следующую дневниковую запись: «Перед нами, приблизительно на расстоянии мили, сверкая в золотых лучах полуденного солнца, расстилалось великолепное озеро. Сильно забилось мое сердце. Я понял, что теплая водная равнина – ключ к великой загадке, которую предстояло разгадать, к тому, о чем образно повествовали древнегреческий царь-мудрец Птолемей и нумидийский правитель Юба II. Если докажем, что они были далеки от фантазирования, сможем познать истину. Чего бы это ни стоило!»
Цена любознательности оказалась слишком большой. Сделав ряд открытий на западных и южных берегах, установив, что река Сокото течет в сторону Нигера, нанеся на карту устье реки Шари, Клаппертон и Дэнхем без Аудни, который тяжело заболел и умер, не вынеся тяжелого скитальческого быта, вернулись в Англию. Диксон Дэнхем подвел итог: «Я позволю себе высказаться в том смысле, что наш отряд существенно раздвинул рамки познаний по географии и природным условиям Африки, вынеся за скобки то, что понять нам не по силам. Сахара страшна и коварна. В песках ее погибло немало цивилизованных смельчаков, ослепленных, сбитых с толку призраками и миражами, схожими по силе воздействия с пустынной жаждой, медленно убивающей. И это все по злой воле творится рядом с водой, пригодной для питья, но зачастую непригодной для пребывания рядом».
Дэнхем в дневнике экспедиции подробнейшим образом описывает впечатления от «нашествий ужасных водных миражей-призраков, поначалу безобидно радующих яркостью красок и четкостью очертаний, разнообразием проекций несуществующих в действительности предметов, людей, зверей». Путешественник высказывает предположение, что «понять мираж, проникнуть в него, стать его частью никак нельзя, не поняв рельефные, почвенные, климатические особенности Чада, не став частью озера и его племен – тиббу, хауса, муба, канебу, канури и рыжих арабов». Что мы и попытаемся сделать, вникнув в смысл наиболее впечатляющих фрагментов записок наблюдательного путешественника. Итак, читаем.

«Общение наше с аборигенами моря было осложнено незнанием их языков. Сами они разноплеменные народы каким-то непостижимым образом общались. Хороший сюрприз ждал нас в племени сяо. Вождь этих рослых смуглых людей – Толок – сносно изъяснялся по-английски. Толок, обрадованный встречей с нами, рассказывал, что далекие предки народа сяо были великанами, легко переносящими на плечах туши убитых огненными стрелами слонов, глыбами перегораживающими реки, переговаривающимися друг с другом на сотни километров. Мы усомнились. Толок велел соорудить для нас ночлег вблизи высоченных песчаных холмов, по его словам, захоронений предков-великанов. Провели мы там три ночи, убедившись, что вождь не сказочник.
В первую ночь нас разбудило потрескивание над холмами. Пески клубились под луной. Длилось это с полчаса. Мы обомлели, когда увидели над холмами человеческие фигуры гигантских размеров – обнаженные, прекрасного телосложения, черно-бронзового цвета. Фигуры стояли неподвижно, словно чего-то ожидая. Мы вскоре увидели парусник с оборванными снастями, плывущий со стороны берега. Топы мачт его искрили. Парусник остановился над холмами. Утром его охватил огонь. Когда лучи восходящего солнца, причудливо разбитые на три световых потока – красный, синий и зеленый – дали ход дневному свету, парусник просыпался на наши головы белым мелким песком. А великаны, несмотря на дневное освещение, оставались на месте ровно два часа. Мы смело направились в их сторону, но они при нашем приближении как бы уходили в песчаные холмы.
Клаппертон решился идти дальше. Это стоило ему обморока. Очнувшись, он удивился, что рядом нет гигантов, предупредивших его, что мы вторглись в чужие владения.

Толок сказал, что единственный выход для нас – пожертвовать пару сандалий и, стоя на одном из холмов, попросить у великанов прощения. Мы тотчас же отправились в компании вождя на холм. Толок закопал в песок сандалии из кожи буйвола. Мы попросили прощения. В следующую ночь пролился ливень – явление для аборигенов долгожданное. Толок сказал, что мы прощены, так как колодцы племени полны до краев.
 
На прощание вождь подарил нам древний керамический горшок, на внутренних и внешних поверхностях которого весьма искусно были изображены великаны – мужчины и женщины. В ход художники пускали охру, зеленую краску, серебристый лак. Предмет искусства великих людей обернулся к нам бедами, потому что отныне по ночам преследовали призрачные твари, возникающие на фоне озерной волны. Мы прежде никогда не видели, как горит вода. А тут она горела, выбрасывая клубы пара. Что-то отвратительное, отравляющее, ядовитое залегает под дном Чада. Уж не преисподняя ли? Надобно искать рациональное объяснение кажущимся иррациональными вещам».

Можно предположить, что ниже дна озера Чад, в сезоны дождей охватывающего площадь 19–26 тысяч квадратных километров и имеющего ничтожную глубину 2–4 метра, веками скапливались останки растений и животных, выделяющих прорывающиеся на поверхность ядовитые галлюциногенные газы. Немудрено, что люди, попавшие в зону их действия, начинают грезить наяву. Косвенные свидетельства о проявлении этого феномена есть в путевых записках Диксона Дэнхема.
«Часто мы сталкивались с таинственным явлением, – пишет Дэнхем. – Как только укладывались на отдых, пустыня вокруг, да и озерная вода начинали выбрасывать острые песчаные струи. Фонтаны били недолго. Оттого окружающая среда делалась тусклою, имеющей запах прогорклого масла. Головы наши кружило, подкатывалась тошнота, и мир приобретал неприятные краски, из которых выползали люди-звери, стремящиеся к диалогам с нами. Диалоги шли и шли, несомненно, как игра наших собственных мыслей. Обозначался опасный предел всему этому. Близкий к гибели предел. Чаще всего мы наблюдали кораблекрушения на Чаде, вполне натуральные. И все при том, что озеро это никогда не было судоходным, и ходили по нему утлые долбленки аборигенов. Пусть наши видения вынашивают в себе песчаные яды. Не могут же те яды уносить и возвращать разные предметы, даже отдавая те, что нам не принадлежат».
 
Здесь путешественник говорит о телепортации, об общениях с призрачными существами, ее осуществляющими: «На день-два из наших мешков бесследно исчезали ножи, булавки, фляги со спиртом, хина, брикеты пороха и запасы дроби. Дважды пропадал мой дневник. Поиски, сопровождаемые взаимными подозрениями в розыгрышах, не приводили ни к чему. Предметы, необходимые нам, сами собой возвращались. Я видел обнаженные по локоть руки подсовывающие их. К вору обратился, без гнева осведомившись, кто он и как делает неприятности. Наблюдалось это при костре ночью. Вор предстал призраком покойного нашего товарища Уолтера Аудни. Ответил он, что проделывает шутки, чтобы мы не забывали о нем. Проделывает, оборачивая твердые предметы в свой разряженный дух, что возможно только у воды в Сахаре и поблизости от некоторых других водоемов Земли. Аудни сказал, что теперь он помогает нам во всем.
 
Общение с призраком конкретного Аудни, бесспорно, проистекает из болезненного состояния моего в условиях Сахары, как мы поняли, отличающейся преследующими нагромождениями миражей, мозговых аффектов. Исчезновение предметов, очевидно, принадлежит к дополнительной составляющей окружающего мира, еще не познанной человеком».
 
Озеро Чад, или Нги-Буль, уникально парадоксами. Поэтому последние пять десятилетий ученые пытаются разобраться в его аномалиях. Как не вспомнить слова гениального Льва Ландау: «Отличие современной науки в том, что человек может понять вещи, которые он не в силах вообразить».
…Три англичанина добрались наконец благополучно до озера Чад. Они были первыми европейцами на его берегах. Клаппертон[3] вскоре отправился на запад, чтобы дойти до Сокото, но по дороге умер от «коварной лихорадки». Аудни и Дэнхем остались на месте, чтобы более тщательно исследовать озеро Чад.

Дэнхем позднее писал: «При виде озера мое сердце сильно забилось от нахлынувших чувств, ибо я был уверен, что это озеро является ключом к великой цели наших исследований».
Англичане не нашли у озера Чад того, чего они искали, то есть места слияния Нила с Нигером. Однако уже одно опровержение неверного старого тезиса было большим достижением. Да и само озеро Чад являло собой достаточно интересный объект для научной работы.
Геологическая история этого озера, площадь которого в период дождей достигает двадцати двух тысяч квадратных километров, ныне представляется следующим образом. Приблизительно во времена неолита из девственных лесов юга вследствие стихийного прорыва в область теперешнего озера Чад, где еще громоздились дюны третичного периода, устремилась вода, которая выровняла эту область. Так возникли большие равнины Борну, Багирми, Вадаи и Канем. В те времена поверхность озера Чад, по всей вероятности, была в несколько раз больше, чем теперь. Отсюда вода, видимо, устремлялась через низину нынешнего Бахр-эль-Газаля в низину реки Боделе. Эта река и «древний Чад» на всем его пространстве затем стали, вероятно, жертвами прогрессирующего высыхания Сахары.
Название «озеро Чад» способно ввести в заблуждение, так как в настоящее время речь может идти лишь о большом болоте. Его средняя глубина примерно полтора метра и только в некоторых местах доходит до четырех метров. Поверхность озера постоянно меняется. В период дождей озеро становится не глубже, а шире, то есть разливается на много тысяч квадратных километров.
Однако в результате сильнейшего испарения во время сухого периода озеро снова принимает прежние размеры. Кроме того, реки с юга приносят значительное количество песка, оседающего на южном берегу озера и образующего новую почву. Так озеро медленно передвигается к северо-востоку навстречу пустыне, которая, в свою очередь, движется на юг. На севере озера уже сталкиваются вода и песчаные дюны. Здесь переход от воды к суше почти неуловим. Посреди озера – острова, ближе к берегу они становятся все больше и многочисленнее. Эти острова, однако, не что иное, как песчаные дюны, закрепившиеся в воде.
 
Генрих Барт очень живо описал впечатления путешественника при первой встрече с озером Чад.
«После четырехкилометровой поездки верхом по голой и безжизненной степи мы ступили на заболоченную почву; вскоре вода дошла нам до колен – учтите, что мы сидели в седле. Через некоторое время я уже мог, перегнувшись в седле, достать воду ртом. Я имел возможность убедиться в том, что она абсолютно пресная и что бытовавшее в Европе мнение, будто вода озера Чад должна быть соленой, так как из озера нет оттока, покоится на ничем не обоснованном предубеждении».
Наблюдения Барта подтвердились. В настоящее время предполагают, что у озера Чад имеются подземные стоки, которые обеспечивают соответствующий дренаж и препятствуют засолению озера.
Кстати, в описываемое Бартом время озеро Чад и его окрестности были еще настоящим раем для животного мира. Густав Нахтигаль рассказывал после своей поездки на озеро: «Здесь находило корм неисчислимое множество водяных птиц, а рядом с поселком стоял слон, который утолял жажду и поливал хоботом свое могучее тело. Когда я подбежал к соседнему участку озера, то увидел в воде от двадцати до тридцати гиппопотамов».

Древняя фауна, которая, по всей вероятности, была тогда распространена на большей части Великой пустыни, сохранялась в районе озера Чад до тех пор, пока тут не появились европейские охотники на крупного зверя.
Области вокруг озера свидетельствуют о раннем появлении здесь человека.
За последние годы в этих местах было найдено около двенадцати тысяч предметов, относящихся к древней цивилизации. Они поведали нам о том, что здесь умели отливать бронзу и довели до совершенства гончарное дело. Статуэтки, украшения, фигуры танцоров в масках, мифические существа и животные указывают на некоторую связь как с древней культурой долины Нила, так и с культурой Западной Африки. Вполне возможно, что район вокруг озера Чад, ставший с X в. центром сильного государства Канем-Борну, и до этого времени играл важную посредническую роль в контактах между различными культурами Африки.

Генрих Барт, исследователь озера Чад, родился в 1821 г. в Гамбурге, изучал древнюю историю и филологию, а затем переключился на географию. В двадцать четыре года он путешествовал по странам африканского побережья Средиземного моря; в двадцать восемь лет присоединился в Триполи к английской экспедиции, целью которой было завязать торговые отношения со странами Судана. К этой экспедиции, возглавляемой англичанином Джеймсом Ричардсоном, примкнул и гамбуржец Адольф Овервэг. Экспедиция отправилась 23 марта 1850 г. из Триполи, ее маршрут проходил через Мурзук, Гат, а затем через нагорье Аир. Через Тинтеллюст она направилась на юг, однако Барт предпринял вылазку в Агадес.
На этот город, как и на все озеро Чад, постепенно наступала пустыня. За несколько лет до посещения Бартом Агадеса часть его жителей ушла в Нигерию. В Сокото, на южной границе пустыни, беженцы рассказывали, что песчаная буря погребла их родной город. Очень может быть, что была сделана попытка возродить к жизни засыпанный Агадес. Жители Сахары не легко сдаются, и все же Агадес в течение многих веков переживает неотвратимый упадок.

Добросовестный Барт за время своего краткого пребывания в Агадесе старался собрать как можно больше сведений о его истории. Так, он узнал, что город был основан в середине XV в. (что совпадает с сообщениями арабского путешественника Льва Африканского, который после посещения Агадеса в 1526 г. отмечал, что он «является совершенно новым городом»). В 1515 г. город был завоеван властелином державы Сонгаи Мухаммедом, якобы изгнавшим из него пять берберских племен, которые основали Агадес как промежуточную стоянку на караванном пути. Барт, кстати, во время своего пребывания в Агадесе обнаружил, что жители разговаривают на диалекте сонгайского языка с сильной берберской примесью. Приведем точное описание Агадеса, каким увидел его Барт.
«Город Агадес расположен на равнинной местности, которая разнообразится лишь небольшими холмами из обломочных пород. На прямой линии, образовавшейся из террас низких домов, кроме приблизительно пятидесяти двухэтажных домов, возвышается только высокая башня Месалладж… Население, включая рабов, я оцениваю в семь тысяч. Общее впечатление от Агадеса, что это опустевший город. Везде видны следы былого блеска. Даже в самых важных частях города, в его центре, большинство жилищ лежит в руинах; от многочисленного в прошлом населения осталось очень немного. На зубцах разрушенных стен вокруг рыночной площади сидят голодные коршуны, готовые кинуться на любые отходы».

Агадес никогда не числился «столицей», ибо в Аире никогда не было централизованного государства. И все же в зените своей славы город насчитывал около тридцати тысяч жителей.
Упадок его в конечном счете самым тесным образом связан с проникновением французов. Аменокал Агадеса Каоссек после вторжения колониальных войск в Аир бежал в Феццан. В 1914 г. он вернулся. Совместно с назначенным французами преемником Тегамой он втайне подготовил восстание 1917 г. Историки назвали его «революцией» туарегов. Восставшие туареги вначале действовали весьма успешно, однако должны были отступить перед дополнительно вызванными колониальными войсками. Французы подавили восстание. Каоссен с тех пор бесследно исчез. Аменокалу Тегаме удалось бежать, однако позднее – в Бильме – он был схвачен французским патрулем верблюжьей кавалерии и доставлен в Агадес, где его предали суду. В 1922 г. в тюрьме Тегама покончил жизнь самоубийством. Французы назначили нового аменокала, по имени Омар– бесхарактерного, податливого человека, который был в руках французских «советников» словно воск.
Для Агадеса, как и всего Аира, подавление восстания было равносильно смерти. Тридцать тысяч туарегов покинули родные места, чтобы поселиться в южных эмиратах Кано и Кацины, входящих в настоящее время в Нигерию. Сады Аира были занесены песком, колодцы разрушались. Многие местности, которые посетил Барт, ныне нельзя отыскать ни на одной карте. Позднейшие попытки колониальных властей снова поселить здесь туарегов не имели успеха. В путевых заметках, опубликованных в 1935 г., можно прочитать: «Мы стоим перед дворцом властелина царства теней (полностью зависящего от Франции султана Агадеса. – Н.Н.). Длинный проход ведет во внутренний двор, где пережевывают свою жвачку верблюды и где по вечерам слуги разводят огонь. Возле дверей нет больше стражей… Через темное помещение мы попадаем в маленький тронный зал; в углу, побеленном известью, трон султана – очень грубая работа из глины и камня. Сводчатый потолок. Все отдает тленом, затхлостью и безмолвием. Все в прошлом. Здесь нашли себе приют летучие мыши и совы, а тишина пустыни делает пребывание в этом бывшем городе еще более невыносимым».
 
Экспедиция, участником которой был Барт, достигла наконец озера Чад. На северной границе государства Борну трое путешественников расстались, чтобы разными путями дойти до столицы Борну – Куки. Ричардсон погиб на этом отрезке пути. Когда Барт и Овервэг затем встретились в Куке – 5 мая 1851 г., дальнейшее руководство экспедицией взял на себя Барт. Базируясь в Куке, оба пересекли – один раз вместе, а в другой – порознь – Борну и Канем. Больше года они путешествовали по Центральной Африке. Затем погиб и Овервэг, не вынесший непомерных трудностей перехода через пустыню. Барт же хотел посетить Томбукту. С этой целью он из Куки отправился верхом на верблюде через саванну на запад. В районе Зиндера он дошел до Нигера, а отсюда направился в Томбукту.
 
«Первое впечатление от города, столь давно ставшего заветной целью моего путешествия, – писал Барт, – было не очень благоприятным. Я увидел небо, сплошь затянутое тучами; воздух был насыщен песком; темные, грязные глиняные сооружения города, не освещенные солнцем, почти слились с окружающим их песком и щебнем. Я не успел как следует оглядеться, как из города нам навстречу уже потянулась толпа людей, жаждавших приветствовать чужестранца. Этот миг я никогда не забуду… Хотя улицы и переулки, куда мы поначалу ступили, и были настолько узки, что два наездника не могли бы разъехаться, все же многолюдие и зажиточный вид этой части города произвели на меня сильное впечатление».
Когда Барт вернулся в Германию и подробнейшим образом описал свои впечатления, некоторые люди у него на родине сделали их предметом самого скрупулезного изучения, так как усмотрели в исследованиях ученого возможную отправную точку для колониальных завоеваний. В этом отношении большой интерес представляет собой письмо прославленного натуралиста Александра Гумбольдта Барту. Гумбольдт писал Барту, после того как тот закончил в 1855 г. свое большое путешествие по Африке: «Мне приятно Вас известить, что завтра в среду в 15.00 Вы приглашены в Сан-Суси на обед к королю… У меня не хватает слов, чтобы выразить, с каким нетерпением король, столь живо интересующийся Африкой, ждет встречи с человеком, благородным мужеством, истинным исследовательским духом и глубокими, многосторонними знаниями которого он столь долго восхищался».

Ни Барт, ни Гумбольдт не могли в то время предвидеть, что как монарх, так и промышленники и политики интересовались не Африкой, как таковой, а лишь возможностью превращения ее в колонию…
  
  

_____________________________________________________________________________________________________________________
ИСТОЧНИК ИНФОРМАЦИИ И ФОТО:
Команда Кочующие
Африка // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
Asante, Molefi. The History of Africa. — US : Routledge, 2007. — ISBN 978-0-415-77139-9.
Clark, J. Desmond. The Prehistory of Africa. — London : Thames and Hudson, 1970. — ISBN 978-0-500-02069-2.
Crowder, Michael. The Story of Nigeria. — London : Faber, 1978. — ISBN 978-0-571-04947-9.
Davidson, Basil. The African Past: Chronicles from Antiquity to Modern Times. — Harmondsworth : Penguin, 1966.
Gordon, April A. Understanding Contemporary Africa. — Boulder : Lynne Rienner Publishers, 1996. — ISBN 978-1-55587-547-3.
Khapoya, Vincent B. The African experience: an introduction. — Upper Saddle River, NJ : Prentice Hall, 1998. — ISBN 978-0-13-745852-3.
Географический атлас. — М.: ГУГК, 1982. — С. 206. — 238 с. — 227 000 экз.
 Атлас материков. Термины, понятия, справочные таблицы. — М.: ГУНК МО СССР, 1980. — С. 84—119.
 География. Современная иллюстрированная энциклопедия / Главный редактор А.П. Горкин. — М.: Росмэн-Пресс, 2006. — 624 с. — ISBN 5-353-02443-5.
Поспелов Е. М. Географические названия мира: Топонимический словарь. — 2-е изд., стереотип.. — М.: Русские словари, Астрель, АСТ, 2001. — С. 75—76.
 Физическая география материков и океанов / Под общей ред. А. М. Рябчикова. — М.: Высшая школа, 1988. — С. 527—530.
Ушаков С.А., Ясаманов Н.А. Дрейф материков и климаты Земли. — М.: Мысль, 1984. — С. 142—191.
Физическая география материков и океанов / Под общей ред. А.М.Рябчикова. — М.: Высшая школа, 1988. — С. 530—535.
Африка // Большая советская энциклопедия : [в 30 т.] / гл. ред. А. М. Прохоров. — 3-е изд. — М. : Советская энциклопедия, 1969—1978.
Физическая география материков и океанов / Под общей ред. А.М.Рябчикова. — М.: Высшая школа, 1988.

 

  

ВложениеРазмер
235236587890 (1).jpg270.67 КБ
235236587890 (2).jpg208.41 КБ
235236587890 (3).jpg70.14 КБ
235236587890 (4).jpg153.79 КБ
235236587890 (5).jpg167.46 КБ
235236587890 (6).jpg358.1 КБ
235236587890 (7).jpg73.06 КБ
235236587890 (8).jpg162.74 КБ
polit_africa6.jpg574.75 КБ

Комментарии

аватар: Кэп

Долина царей

Долина царей находится близ города Луксор, у основания горы Эль-Корн (Египет, Африка).

Долина славится множественными захоронениями царских особ, их приближенных.

На ее территории обнаружено шестьдесят захоронений, известнейшими из которых являются гробницы Ментухотепа, Интефа, Тутанхамона, Аль-Хоха, Нефертари. Из-за драгоценных предметов, с которыми хоронили знатных усопших, царские захоронения подвергались грабежам, несмотря на всяческие уловки замаскировать вход в склеп.

Усыпальница Тутанхамона, открытая в 1922 году, была единственной не разграбленной гробницей. Здесь обнаружились несметные сокровища, которые сейчас хранятся в Каирском музее. Главным туристическим объектом долины царей является гробница царицы Нефертари.

Ее стены украшены барельефами, рисунками с изображениями богов и отрывков из жизни царицы. А потолок сделан в виде темно-синего звездного неба.

Сам погребальный зал, где хранился саркофаг с телом, представляет собой золотую комнату с высеченными в стенах пиктограммами из Книги мертвых.

Отправить комментарий

Фотографии на сайте размещены в качестве научного, информационного, учебного и культурного материала без цели извлечения прибыли.

Контактная информация:

Капитан команды Кочующих (он же главный по сайту):
Хафизов Ахат - Hafizow@yandex.ru

Продвижение сайта в интернете:

Лоцман команды Кочующих
Бортяков Андрей - abortyakov@yandex.ru