История завоевания Казани Царем Иваном Грозным и период Черемисских войн

 Команда Кочующие - История завоевания Казани

 

Предисловие:

В этой статье кроме истории войн помечены те моменты (выделены), где была упомянута Галицкая дорога (Старый Казанский тракт) и действия русских войск на луговой стороне.

Как мы уже писали в статьях о Ратной тропе –  было несколько вероятных вариантов движения царских войск в сторону Казани на левобережье Волги, в том числе, связанных с движением по Галицкому и Заволжскому трактам!

Из указанной работы Свечникова Сергея Константиновича (Доцент кафедры социально-экономических наук ГОУ ДПО (ПК) С "Марийский институт образования") видно, что во время  последней Казанской войны 1552 года русские войска двигались по правобережью Волги и по самой Волге. Каких-то фактов, указывающих на то, что войска проходили  луговой стороной – нет! Мало того, со стороны луговых земель действовали марийские и татарские отряды, которые активно мешали осаждающим Казань войскам. Кроме того, указано, что на Галицкой дороге были засеки, которые обороняли марийские войска.

Таким образом, практически не имело смысла двигаться царским отрядам по глухим лесам Заволжья, пробираясь сквозь чащи, подвергаясь нападениям партизанских отрядов, чтобы идти таким путем на штурм Казани.

 

Более правдоподобнее, звучит версия, когда войска активно перемещались в Заволжских лесах во время Черемисских войск, когда велись активные боевые действия на луговой стороне, в том числе, на Галицкой дороге, за реками Ашит и Илеть, на Кокшаге, в Арской стороне. Именно в это время были основаны Кокшайск, Царевококшайск и Царевосанчурск – эти города-крепости тесно были связаны как с Галицким трактом, так и с Ратной тропой. И уже позднее народное сознание сохранила эти предания как движение войск Ивана Грозного на Казань, что отчасти было истинно, так как период Черемисских войн был тесно связан с завоеванием Казанского края и с присоединением его к Руси.

Также хочется отметить!

Понимая деликатность этого исторического вопроса, учитывая, что русские, татары и мари (и другие народы) живут вместе  пол тысячи лет, понимая, что со времен Наполеона и до Великой Отечественной войны шансы на выживание имеют только крупные государства (империи), хотим указать, что данный материал не преследует цели посеять национальную рознь.

 

            ОБЩАЯ  СТАТЬЯ ПРО ГОРОД КАЗАНЬ - ТУТ!!!       

                                                        взятие Казани русскими войсками             

Преддверие Казанских войн:

В 1236 – 1242 гг. Восточная Европа подверглась мощному монголо-татарскому нашествию, значительная ее часть, в том числе все Поволжье, оказалась под властью завоевателей. При этом булгары, марийцы, мордва и другие народы Среднего Поволжья были включены в состав Улуса Джучи или Золотой Орды, империи, основанной ханом Батыем. Письменные источники не сообщают о непосредственном вторжении монголо-татар в 30 – 40-е гг. XIII в. на ту территорию, где проживали марийцы. Скорее всего, нашествие задело марийские поселения, расположенные близ районов, подвергшихся наиболее жестокому разорению (Волжско-Камская Булгария, Мордовия) – это Правобережье Волги и примыкающие к Булгарии левобережные марийские земли.

Марийцы подчинялись Золотой Орде через булгарских феодалов и ханских даруг. Основная часть населения была разделена на административно-территориальные и податные единицы – улусы, сотни и десятки, которыми руководили подотчетные ханской администрации сотники и десятники – представители местной знати. Марийцы, как и многие другие подвластные золотоордынскому хану народы, должны были выплачивать ясак, ряд других податей, нести различные повинности, в том числе воинскую. Они преимущественно поставляли пушнину, мед, воск. Вместе с тем марийские земли находились на лесной северо-западной периферии империи, вдали от степной зоны, не отличался он и развитой экономикой, поэтому здесь не было установлено жесткого военно-полицейского контроля, а в наиболее труднодоступном и удаленном районе – в Поветлужье и на прилегающей территории – власть хана была лишь номинальной.

Данное обстоятельство способствовало продолжению русской колонизации марийских земель. Появилось больше русских поселений на Пижме и Средней Вятке, началось освоение Поветлужья, Окско-Сурского междуречья, а затем и Нижней Суры. В Поветлужье русское влияние было особенно сильным. Судя по «Ветлужскому летописцу» и другим заволжским русским летописям позднего происхождения, многие местные полумифические князья (кугузы) (Кай, Коджа-Яралтем, Бай-Борода, Кельдибек) принимали крещение, находились в вассальной зависимости от галицких князей, заключая иногда против них военные союзы с золотоордынцами. Видимо, схожая ситуация была на Вятке, где развивались контакты местного марийского населения с Вятской Землей и Золотой Ордой. Сильное влияние одновременно и русских, и булгар ощущалось в Приволжье, особенно в его горной части (в Мало-Сундырском городище, Юльяльском, Носельском, Красноселищенском селищах). Однако здесь русское влияние постепенно росло, а булгарско-золотоордынское ослабевало. К началу XV в. междуречье Волги и Суры фактически стало частью Московского великого княжества (до этого – Нижегородского), еще в 1374 г. на Нижней Суре была основана крепость Курмыш. Отношения между русскими и марийцами складывались сложно: мирные контакты сочетались с периодами войн (взаимные набеги, походы русских князей на Булгарию через марийские земли с 70-х гг. XIV вв., нападения ушкуйников во второй половине XIV – начале XV вв., участие марийцев в военных акциях золотоордынцев против Руси, например, в Куликовской битве).

Продолжались массовые переселения марийцев. В результате монголо-татарского нашествия и последующих набегов степных воинов многие марийцы, жившие на правом берегу Волги, перебрались на более безопасный левый берег. В конце XIV – начале XV вв. в более северные районы и на восток были вынуждены переселиться левобережные марийцы, проживавшие в бассейне рек Меша, Казанка, Ашит, поскольку сюда устремились прикамские булгары, спасавшиеся от войск Тимура (Тамерлана), затем от ногайских воинов. Восточное направление переселения марийцев в XIV – XV вв. было обусловлено также русской колонизацией. В зоне контактов марийцев с русскими и булгаро-татарами протекали и ассимиляционные процессы.

 

Казанская война Ивана Грозного:

Ослабление центральной власти, беспрерывная междоусобная борьба в ханстве, оказавшейся к тому же в полной политической изоляции и в состоянии войны на два фронта – все это побуждало Москву нанести окончательный и решающий удар по Казани. В июле 1549 г. после совета с расширенным составом боярской думы Иван IV вынес решение возглавить поход на Казань, намеченный на зиму 1549/50 гг. Осада началась 12 февраля и длилась до 25 февраля 1550 г. 18 февраля был предпринят общий штурм, но казанцы сумели отбиться.

В остальные дни противники обменивались плотным артиллерийским огнем и ограничивались мелкими сражениями под стенами города.

 

Кроме этого специально отсылались полки «казанских мест воевати и кормов добывати». Воеводы И.И.Пронский-Турунтай и В.Д.Данилов «по галецкой дороге к засеки посылоны были». Очевидно, на этой засеке были расположены отряды лугомарийских воинов, поскольку Галицкая дорога проходила по Луговой стороне.

Победу одержали казанцы. Помимо умелой организации обороны города причиной скорого отступления русских была также теплая и дождливая зима, препятствовавшая ведению активных наступательных действий. В некоторой степени сказывалась оторванность от ближайшей военно-продовольственной базы – Василь-города.

Казанское ханство все же не осталось без определенной поддержки со стороны Крыма. В мае 1552 г. в Москве состоялось заседание боярской думы, в которой участвовал и Шах-Али. Было принято решение начать поход на Казань летом, а не зимой, как это практиковалось ранее, и как это предлагал Шах-Али. Полем должны были продвигаться  основные силы во главе с самим Иваном IV,  Шах-Али возглавил речную флотилию, нагруженную продовольственными запасами, осадной техникой и боеприпасами. 16 июня царь Иван IV выступил в поход со своей огромной армией. 19 июня, когда войска дошли до Коломны, стало известно о наступлении крымцев. Через некоторое время выяснилось, что усиленная турецкими янычарами и артиллерией крымская конница, которую возглавил сам хан Давлет-Гирей, осадила Тулу. На помощь тулянам 21 июня были отправлены полк правой руки, передовой полк и часть большого полка. Давлет-Гирей, узнав о приближении войск русского царя, спешно отступил.

3 июля русские войска двинулись дальше. При этом они были разделены на две большие группы. Одна из них шла через Владимир, Муром, и руководил ею сам царь; другая группа, которую составили полки, участвовавшие в операции против крымско-турецких войск, двигалась через Рязань и Мещеру, прикрывая основные силы от возможного нападения ногайской конницы.

От жажды и голода русских воинов спасали изредка попадавшиеся местные жители, в том числе и марийцы. Об этом свидетельствует Царственная книга: «Живущии же в тамошних странах черемиса и мордва и прочии, иже преже враждебни, тогда же покаряхуся и приходяще к благочестивому царю великому князю, дающеся во всю его волю государеву, и вся потребная приношаху, хлеб и мед и говяды, ова дарованием, иная же продаваху, и мосты на реках делаху». Помимо этого к войскам Ивана IV попутно присоединились отряды касимовских и темниковских татар, мордовских воинов, проводниками русских войск были мордвины В.Чуклятев и И.Кельдяев.

Вскоре после того, как русские появились на берегах Суры, к Ивану IV стали приходить горные люди. Они просили не опустошать Горную сторону в отместку за только что подавленное антимосковское восстание. Русский царь, предпочтя в данном случае «политику пряника» вместо «политики кнута», «их пожяловал, преступки им отдает, и ести зовет и удовляет ествою и питьем, отпущает по их селом, являет им готовым быти с собою государем на Казань». Кроме этого Иван IV велел горным людям «на реках мосты мостити и тесные места чистити по дорозе».

Чуваши, горные марийцы, свияжские татары стали снабжать русских воинов продовольствием, но, что примечательно, за плату.

Об этом сообщает А.М.Курбский: «... по странам ездя, добывано купити хлеба и скотов. Аще и зело дорого плачено, но нам было, яко изнемоглым от гладу благодарно; а малвазии и любимых трунков з марцыпаны тамо не воспоминай! Черемисский же хлеб сладостнейший, паче драгоценных калачей, обретеся».

 

                                                                 царь Иван Грозный                                                       

 

Отказ от продолжения карательных действий, приветливое обращение царя с представителями местной знати, щедрое вознаграждение поставщиков продовольствия – все это, несомненно, усиливало симпатии горных людей к Русскому государству. Однако основным аргументом, побуждавшим горных людей поддерживать Ивана IV, было все-таки присутствие на их земле многотысячного русского войска.

А.М.Курбский впоследствии вспоминал, что «черемиса горняя, а по их чуваша зовомые (князь по пути своего следования к Свияжску в основном контактиро­вал с чувашами-анатри. – С.С.) начаша встречати по пяти сот и по тысяще их, аки бы  радующеся цареву пришествию».

В течение 16-23 августа войска Ивана IV переправились через Волгу. 21 либо 22 августа к русскому царю прибыл казанский мурза Камай с семью каза­ками (остальные двести готовившихся к побегу казаков были задержаны в го­роде). Он сообщил ценные сведения о последних приготовлениях защитников Казани: хан Ядыгар-Мухаммед опирается на совет во главе с Кулшериф-муллой и настроен на решительную борьбу, город обладает значительными людскими и материальными ресурсами для осуществления обороны, кроме того, за городом, в лесах на засеке, прикрывающей Арскую дорогу, размещается крупная группировка  войск, возглавляемая князем Япанчей, мурзой Шунаком и арским князем Евушем.

По данным  А.М.Курбского, в городе и за городом было примерно по 30 тысяч казанских воинов, включая числившихся в составе группировки Япанчи двух с лишним тысяч ногайцев, присланных бием Юсуфом. Согласно разрядной книге 1475-1605 гг. и Воскресенскому Новоиерусалимскому списку Софийской летописи, в войске Япанчи, помимо казанских и ногайских татар, были также «черемисы и чуваши». Как полагает А.Г.Бахтин, под черемисами в данном случае могли подразумеваться и луговые марийцы, и южные удмурты, а под чувашами – позднебулгарское (татарское) ясачное население. Казанский летописец называет всех казанских воинов, находившихся за пределами города, «черемисой». Это не удивительно, поскольку он приписывает к этому этнониму практически все нетатарское ясачное население Казанского ханства. Следовательно, полиэтничным был и состав «ладейной черемисы», базировавшейся неподалеку от русской флотилии, но так и ни разу не вступившей в бой в ходе обороны столицы ханства. Казанский летописец по этому поводу дал такое пояснение: «... а от ладейныя черемисы не брежахуся, не умеют бо битися с Русью на воде».

                                                       план штурма Казани                                       

Отряды лугомарийских воинов, составляя отдельную группировку, также действовали со стороны Галицкой дороги. Они противостояли полку правой руки, возглавляемой П.М.Щенятевым и А.М.Курбским.

Известно, что в рядах войск Ивана IV насчитывалось около 150 тысяч человек. По подсчетам А.Г.Бахтина, русские войска превосходили казанские по численности в 2-2,5 раза. При этом Казань сильно уступала по количеству пушек и пищалей. Правда, как у тех, так и у других преобладало холодное оружие над огнестрельным. Но имеющегося в распоряжении обоих войск вооружения вполне хватало, чтобы ежедневно в ходе осады производить эффект одного из крупнейших сражений в мировой истории: «И от пушечнаго и от пищальнаго гряновения, и ото многооружнаго скрежетания и звяцания, и от плача и рыдания градцких людей, и жен и детей, и от великаго крычания, и вопля, и свистания ото обоих вои, и ржания и топота конскаго, яко велий гром и страшен зук далече на руских пределех, за 300 верст, слышашеся. И не бе ту слышати лзе, что друг со другом глаголет, и дымный мрак зелный восхошаше вверх и покрываше град и руская воя вся, и нощь яко ясный день просвещашеся от огня, и невидима быша тма нощная, и день летний яко темная нощь осенная бываше от дымнаго воскурения и мрака».

 

28 августа, спустя некоторое время после операции русских войск, к активным действиям приступил отряд князя Япанчи. В этот день внезапной мощной атаке подвергся передовой полк, на помощь которому вскоре прибыла часть сил большого полка. Казанцы отступили, тем не менее, удар по рядам осаждающих был достаточно сильным. Такие нападения стали регулярными. Казанский летописец сообщает: «Но злее передних градцких, созади выезжая из острогов лесных, стужаше полком руским черемиса, наезжая на станы, возмущающи в нощи и в день, убивающи от вои и хватающи живых, и стада конская отгоняющи». А.М.Курбский описал, как координировали свои действия казанские войска в городе и за городом: «... егда изнесут на высокую вежу, або иногда на град, на высочайшее месце, хоруговь их, зело великую бусурманскую, и начнут его махать, тогда... ударят со всех стран с лесов, зело грозно и прутко, во устроению полков, бусурманы на полки християнские; а от града во все врата вытекали в тот же час на наши шанцы, и так зело жестоце и храбре натекали, яко и вере не подобно».

                  завоевание Казани Иваном Грозным                                                                              

 

Постоянные нападения на тылы русских войск, которые к тому же сопровождались вылазками из города, серьезно мешали осуществлению задач по захвату города. 30 августа, когда закончились осадные строительные работы, на воеводском совещании при царе было принято решение о проведении специальной операции по разгрому группировки князя Япанчи. Крупное соединение численностью в 30 тысяч конницы и 15 тысяч пехоты, которое возглавил князь А.Б.Горбатый, было спрятано в засаду. 31 августа, когда войско Япанчи вышло из леса и принялось преследовать притворно пустившихся в бегство русских воинов, в бой вступили засадные отряды. Казанцы были отсечены от леса, окружены и разбиты; бегущих преследовали до 15 верст. О безвозвратных потерях точных сведений нет. По словам А.М.Курбского, «яко на полтары мили трупия бусурманского множество лежаше». В плен, по разным сведениям, попало от 140 до 1000 человек.

Однако и после этого сражения нападения на тылы не прекратились. 6 сентября войсковое соединение А.Б.Горбатого, которое было усилено воинами из царского полка, а также касимовскими татарами, темниковской мордвой и горными людьми, получило задание захватить засеку и острог на Высокой Горе, где базировались основные силы Япанчи, Арск, укрепленные и неукрепленные мирные поселения на Арской стороне, чтобы тем самым ликвидировать опасность нападений со стороны Арской дороги. Операция длилась 10 дней. После взятия в результате ожесточенного сражения хорошо укрепленной Высокой Горы дальнейшие действия войск Ивана IV в основном свелись к жестокой расправе над разбежавшимися казанскими воинами и над мирным населением, в том числе и марийским. Арск был захвачен без  боя, поскольку русские «обретоша его пуст покинен».

 

Обезопасить тылы московских войск, расположенных к востоку от Казани, благодаря привлечению значительных сил все-таки удалось. Однако продолжали тревожить своими партизанскими действиями луговые марийцы в северо-западном направлении, со стороны Галицкой дороги. Примерно через четыре дня после завершения операции в Арском крае (около 20 сентября) неожиданно мощный удар обрушился на полк правой руки. А.М.Курбский, один их главных воевод этого полка, сообщает, что «собралося черемисы луговыя не мало, и ударили на наши станы задние, в Галицкие дороги, и не мало стад коней наших отграмили».

 

После разгрома казанских войск, действовавших за пределами города, положение осажденных стало крайне тяжелым. К тому же стало известно, что ногайцы окончательно отказались от участия в обороне Казани. Войска Ивана IV, в свою очередь, получили возможность сконцентрировать все свои силы на выполнение основной задачи, не отвлекаясь на борьбу против полупартизанских группировок. 

 

 

 

Положение блокированной со всех сторон и оставшейся без существенной внешней поддержки Казани ухудшилось в крайней степени, когда осаждающие стали производить минные подкопы. Работы по минированию стен Казанской крепости, согласно официальным летописям, осуществлялись под руководством «немчина, именуема Размысла». По версии Исаака Массы, «мина была устроена искусным инженером Эразмом, по происхождению немцем». (Вероятнее всего, летописи и И.Масса имеют в виду одного и того же человека). Казанский летописец утверждает, что минировали «фрязи», то есть итальянцы. М.Г.Худяков, ссылаясь на старинное предание, утверждает, что руководителем взрывов крепостных стен был английский инженер по фамилии Бутлер. В преданиях народов Поволжья инициаторами и руководителями подкопов выступают марийцы Акпарс, Акпатыр, Йыланда, Тотар, мордовская девушка Саманька, чуваши Толбай и Урга, знаменитый русский  казак Ермак. Безусловно, такое огромное количество различных версий о личности руководителя минных подкопов объясняется тем, что взрывы крепостных стен сыграли важнейшую, ключевую роль во взятии Казани. Скорее всего, наиболее близкими к истине являются сведения официальных летописей, которые, видимо, уточнены И.Массой.

Первый минный подкоп начали рыть еще 31 августа между Аталыковых и Тюменских ворот, со стороны Булака. 4 сентября, уже у Муралеевых ворот, со стороны Казанки, был осуществлен подкоп под тайник, откуда осажденные брали ключевую воду. Взрыв одиннадцати бочек лишил у Казани нескольких защитников, часть крепостной стены, хорошей питьевой воды, а у многих осажденных – веры в победу. Некоторые уже были готовы сдаться, но основная часть защитников города была намерена сражаться дальше и вскоре начались работы по рытью колодцев. Однако вода в них оказалась недоброкачественной, «от тое же воды болезнь бяше в них, пухли и умираху с нее».

30 сентября русские прорыли подкопы под тарасы (срубы  перед крепостными стенами и рвом, откуда казанцы совершали свои вылазки). «И зажгоша зелие, и взорвало тарасы с людьми казанскими на высоту великую, и с высоты бревна падаша в город и побиша множество татар». В ответ на это казанцы совершили отчаянную вылазку, которая, как оказалось, была последней. В ходе ожесточенного сражения русским удалось захватить некоторые участки крепостной стены, однако по приказу Ивана IV дальнейшее наступление было остановлено, поскольку к штурму были готовы далеко не все полки. Тем не менее, в руках русских осталась часть стены близ Арских ворот.

В течение последующих полутора суток шла подготовка к генеральному штурму: были заполнены рвы землей и деревьями, закончились минные работы, воеводам огласили диспозицию. В последний раз осажденным был предъявлен ультиматум. Парламентерами являлись мурза Камай и группа горных людей. На требование сдать город и выдать всех своих руководителей в обмен на жизнь основной части защитников казанцы ответили решительным отказом.

 

2 октября, «пред самым же солнечным восходом», один за другим раздались два мощных взрыва, от которых образовались большие проломы близ Аталыковых и Ногайских ворот. Со всех сторон на штурм ринулись войска Ивана IV. Надо сказать, что в приступе принимали участие не все воины, которые осаждали город. По свидетельству А.М.Курбского, третья часть войска прикрывала штурмующих с тыла и держалась в качестве резерва. В частности, горные люди, а также касимовские татары и темниковская мордва во главе с Шах-Али стояли на Арском поле и контролировали Арскую и Чувашскую дороги. Учитывая возможные потери, понесенные в ходе осады, в штурме должно было участвовать около 80-90 тысяч воинов. Правда, во время уличных боев, когда казанцы во главе с Кулшериф-муллой начали оттеснять русских в районе Царевых ворот, Ивану IV пришлось бросить на подмогу половину своего царского полка, насчитывавшего в своих рядах 20 тысяч человек. Даже сам царь был вынужден погарцевать на коне перед разрушенными стенами, чтобы поднять дух своих воинов. Следовательно, общая численность войск, штурмовавших Казань, могла достигать и 100 тысяч. Защитников Казани после 40 дней изнурительной осады, беспрерывного артобстрела и частых сражений, скорее всего, было гораздо меньше 30 тысяч. В итоге получается четырех- или пятикратное превосходство одних только непосредственных участников штурма над защитниками Казани.

 

Уже к полудню, несмотря на яростное сопротивление казанцев, город оказался в руках русских. Часть защитников попыталась прорваться за Казанку, в сторону Арска и Галицкой дороги, однако размещавшиеся здесь заградительно-резервные войска и подоспевшие на помощь им штурмовые полки уничтожили большинство отчаянно прорывавшихся сквозь кольцо окружения казанцев, «и немногие утекли, многими ранами ранены».
 

Личным пленником Ивана IV стал последний казанский хан Ядыгар-Мухаммед, царскими трофеями были объявлены ханские знамена и городские пушки. Царский титул Ивана Грозного наконец-то получил свое реальное содержание: Казань, резиденция наследников Чингизхана, стала владением русского государя, опрометчиво, по всей вероятности, венчанного на царство в начале 1547 г. Примечательно, что с точки зрения многих иностранцев, к примеру, Джерома Горсея и Исаака Массы, Иван IV стал царем только после взятия Казани, а также Астрахани. Даже в русском историческом фольклоре закрепился такой сюжет: Иван IV взял с хана Симеона-Едигея царскую корону, водрузил ее себе на голову, «и в то время князь воцарился и насел в Московское царство». Конечно, перед нами плод народной фантазии, однако в данном случае мотив воцарения Ивана IV в результате взятия Казани следует из реально существовавшей взаимосвязи между царским титулом Ивана Грозного и покорением Казанского ханства.

Из контекста следует, что первыми, вероятно, еще до 4 октября, к Ивану IV прибыли казаки Шемай и Кубиш, представлявшие Арскую сторону. Они просили прислать «к ним сына боярского, хто бы им сказал царево жяловалное слово, а их собрал, понеже они с страху розбежялися, и они бы учиня государю правду, дав шерть, поехали ко государю». Царь согласился с их предложением и отправил в Арск сына боярского Никиту Казаринова и мурзу Камая. Примерно в это же время «с Луговые стороны также Черемиса пришла ко государю бити челом, и государь их пожяловал».

Дополнительные сведения, в частности, о вошедшей уже в традицию компании подкупа местной знати, сообщает Казанский летописец: «Черемиса же луговая досталная вся, сведавше того же дни взятие великого града своего, и изыдоша из острогов своих старейшины их и сотники, кои были не взяты еще. И собравшеся мнозии, приидоша в Казань ко царю самодержцу с великим смирением и покорением, и предашася ему вси, и назваша себе новым царем. Он же возлюби их, и пожалова на обеде своем, накормив их и напоив, и дасть им семена земныя, и коня, и волы на орание, инем же и одеяние дасть и сребрениц понемногу; они же радовахуся о милосердии его. И отпусти их по лесом своим жити без боязни, наказав воеводам, да закажют воем своим не обидети их ничим же».

                                                         завоевание Казани Иваном Грозным                     

Период Черемисских войн:

В летописях сказано, что 10 октября 1552 г. «ко государю» прибыли луговые люди «из Як и изо многих мест», а не из всех улусов Луговой стороны.

«Место Яки» здесь выделено летописцем особо, возможно, в силу того, что оно являлось центром притяжения местного лугомарийского населения. В пользу этого говорит и то, что в Казанском ханстве существовала Якийская дорога. В частности, в письме ногайских мурз Юнуса и Али Ивану IV от 1551 г., где предлагается план совместной осады Казани, указано: «Да которые их остроги и крепости по Арской дороге, и мы те идучи проломаем, и выжжем, а твоя бы рать Окречскую дорогу, да Нагайскую дорогу, да Якийскую дорогу (выделено нами. – С.С.) отняли». «Место Яки» – это, скорее всего, приказанская деревня Яки, входившая, согласно данным начала XVII в., в состав Алатской дороги (ныне это деревня Большие Яки приблизительно в 35 километрах северо-западнее Казани на границе между Республиками Марий Эл и Татарстан).

Судя по месторасположению Больших Як, Якийская дорога – это известная по русским письменным источникам Галицкая дорога.

Тем не менее, несмотря на отсутствие внешней поддержки, повстанцы продолжали развивать свой успех. Пользуясь тем, что Москва еще не успела направить в Казанский край дополнительные силы, они не только взяли в осаду Казань, Свияжск и, вероятно, Василь-город, но также стали делать вторжения за пределы бывшего ханства. А.М.Курбский записал в своих воспоминаниях, что казанцы «не токмо на град Казанъский приходяще с великих лесов, но и на землю Муромскую и Новагорода Нижнего наезжают и пленят», что «в оной земле грады новопоставленные, некоторые же и Руской земле, в осаде были от них».

Однако, в конце концов, возобладала позиция в пользу решительных действий против повстанцев. Еще весной 1553 г., после ледоходного сезона, вниз по Вятке двинулась флотилия Д.Ф.Адашева, состоявшая из вятчан и детей боярских, а вниз по Волге были отправлены казаки. Вскоре обе группировки соединились и взяли под свой контроль речные переправы на Волге, Каме и Вятке. Таким способом они отсекли повстанцев от своих сторонников из Горной стороны и Ногайской Орды. Д.Ф.Адашев также принял ряд карательных мер: «... побивал на перевозех во многих местах казаньскых и ногайских людей, а живых в Казань к воеводам прислал в все лето 240 человек».

 

                                                  Казань,   Казанский кремль              

Горные люди в основной своей массе не участвовали в антимосковских выступлениях. По предположению А.Г.Бахтина, это было обусловлено тем, что местное население «получило трехгодичное освобождение от ясака и надежду на политическую стабильность, защиту и законность», поэтому «жизнь под властью русского царя показалась им более привлекательной, чем в составе Казанского ханства».

К сентябрю 1553 г. завершилась подготовка крупной  экспедиции. Три полка, руководимые опытными военачальниками С.И.Микулинским, И.В.Шереметевым и А.М.Курбским, вышли из Нижнего Новгорода в конце ноября. В Свияжске и Казани к ним присоединились местные воеводы – Ю.И.Кашин, Ф.И.Умной-Колычев, Д.М.Плещеев; в состав войск также вошли касимовские и мещерские татары и мордва, а также служилые татары. Всего царская рать насчитывала в своих рядах более 30 тысяч воинов. Арские, луговые и побережные люди смогли выставить против нее 15-тысячное ополчение, предпочитавшее действовать полупартизанскими методами. Царские воеводы, зная тактику повстанцев, разделили свое войско на три войсковые группы. Основная, наиболее многочисленная группировка, во главе которой был С.И.Микулинский, продвигалась по Арской дороге «на Арской и к Нурме и на Уржум».

Группировка князя И.И.Кашина-Сухого была отправлена на Луговую сторону за Ашит и Илеть.

Третья группировка, возглавляемая И.М.Хворостининым, действовала на Побережной стороне. Состоялось около двадцати сражений, и «головы з детми боярскими их побивали везде». Войскам  удалось захватить Высокую Гору, Арск и город на Меше. Сравнительно сильное сопротивление оказали лишь защитники Мешинского городка, но в конце концов «город на Меше сожгли и людей в них, немногих застав, побили, а иные из него выбежали, и окрестные тут села все повыжгли и людей повыбили и город до основания разорили».

По предположению А.Г.Бахтина, в это же время пал известный по многочисленным марийским, удмуртским, татарским и русским фольклорным произведениям городок Малмыж на реке Вятке, являвшийся резиденцией марийского князя Болтуша (Полдыша).

Военные действия царских войск длилась четыре недели, «а война их была от Казани и по Каму, а от Волги за Ошит и за Оржум и на Илит и под Вятьские волости, от Казани вверх по Каме пол-300 верст, а от Волги к Вятке поперег 200 верст». Погибло более 10 тысяч повстанцев, в том числе и их предводители – Янчура Измаильтянин и Алека Черемисин.

Однако Луговая сторона не стала изъявлять своей покорности – к воеводам с повинной прибыли представители только Арской и Побережной сторон: «...Усеин-Сеит да Таокмыш-Шихъзяда да Сарый Богатырь и за всю Арьскую сторону и Побережную добили челом, что им государю дань давать и от Казани неотступным быти и до своего живота; и на том въеводам правду дали. И многые люди у въевод были и правду давали, арские и побережные, все без выбора».

 

Луговая сторона не покорилась и на этот раз. В это время наиболее авторитетным  руководителем движения сопротивления луговых марийцев становится сотенный князь Мамич-Бердей. По признанию К.И.Козловой и А.Г.Бахтина, это был незаурядный военный предводитель, талантливый организатор и политик.

Как утверждает А.М.Курбский, в рядах лугомарийских повстанцев насчитывалось около 20 тысяч воинов, отличавшихся крайней жестокостью. Надо сказать, что в марийское ополчение нередко вливались и женщины. По свидетельству П.Петрея, когда марийцы «идут на неприятеля, вооружаются все, и мужчины и женщины, которые всегда встречают врага с такою же храбростью и отвагой, как и мужчины, стреляют назад и вперед себя в неприятеля, который и обращается в бегство». Марийские воины предпочитали действовать небольшими мобильными группами и избегали вступать в крупные открытые сражения, ибо им противостояли более многочисленные, лучше вооруженные и организованные русские войска, которым нередко помогала мощная татарская конница.

Осенью 1554 г., когда завершилась операция против восставших на Арской и Побережной сторонах, Мамич-Бердей продолжал нападать на коммуникации русских. Д.Ф.Адашев, прибывший в Москву с вестями от казанских воевод, доносил: «... а луговые сотникы Мамичь-Бердей с товарыщи в город не пошли и воруют по-старому на Волге, приходя на суды».

В течение  всей осени 1554 г. готовился крупномасштабный поход русских войск «на кокьшашскую черемису». Полки набирались в различных областях Руси и концентрировались во Владимире, Галиче, Устюге Великом, Перми и на Вятке.

К русским войскам присоединялись касимовские и служилые татары, темниковская мордва. Поход возглавили князь И.Ф.Мстиславский и дворецкий Казанского дворца Д.Р.Юрьев-Захарьин. О численности войск, отправленных «черемисы воевать на Луговую сторону в Кокшагу», нет никаких сведений. Однако несомненно, что русское правительство в результате этой военной операции рассчитывало привести луговых и северо-западных марийцев в покорность, как это оно сделало накануне в отношении арских и побережных людей.

 

Операция на Луговой стороне развернулась зимой 1554-1555 гг. Основные силы русских войск спустились вниз по Волге, а затем продвинулись вглубь марийских улусов, к верховью М. Кокшаги и расположились становищем в волости Ошле. Здесь к ним присоединились полки из Галича, возглавляемые И.П.Хирон-Яковлевым. Галичский воевода доложил И.Ф.Мстиславскому и Д.Р.Юрьеву-Захарьину, что он «ходил по многим волостем и воевал»,  что «приходила пешая черемиса на лесу на сторожевой полк на князя Василиа Токмакова, и князь Василей, дал бог, их побил на голову».

Разделившись на несколько групп, войска Ивана IV разбрелись по всей Луговой стороне, и «была война в волостях в Шумурше да в Хозякове да в Ошли да в Мазарех в обоих да в дву волостех во Оршах, в Малой да в Болшой, да в Биште да в Кукшули, в Сороке, Куншах да Василукове Белаке да Мамич-Бердеевы волости да Килееву волость да Кикину волость да Кухтуял Кокшах, в Болшой да в Малой, и волость Сызаль да Дмаши да Монам да Кимерчи да Улыязы; и в тех волостях от воевод война была и многих людей поимали и побили, и были на Луговой стороне в войне две недели да вышли на Волгу, да х Казани ходили и назад шли Волгою же».

В первую очередь, лугомарийские воины предприняли попытку привлечь на свою сторону арских людей. В феврале 1555 г., сразу же после ухода царских войск, они «приходили на Арскую сторону войною». Однако прежние союзники оказали им мощное сопротивление: «... арьские люди, остроги поделав, от них отбилися, а с ними в острозех были стрелцы царя и великого князя, ис пищалей побивали многих луговых; а луговые воевали села татарские и пошли на Луговую». Очевидно, такая реакция арских татар была вызвана, прежде всего, тем, что они опасались повторения событий зимы 1553-1554 гг. и что на их территории присутствовал значительный контингент наиболее боеспособной части русских войск – стрелецких отрядов.

В то время, когда повстанцы действовали на Арской стороне, вглубь лугомарийской территории неожиданно вторглись горные люди. Это был лыжный военный отряд в 700 человек во главе с русским воеводой Федкой Баскаковым. Они «людей побили и в полон поймали и животину побили и пришли, дал бог, здорово». Вскоре окончательно схлынула четвертая волна войны за независимость (осень 1554 – март 1555 гг.).

Тяжелые потери обескровили силы повстанцев, хотя и не сломили их волю к сопротивлению. Отряды лугомарийских воинов продолжали совершать нападения на вражеские коммуникации. Русские воеводы, приноравливаясь к тактике повстанцев, принимали контрмеры и добивались заметных успехов. Во второй половине 1555 г. русский посол в Литве Савлук Турпеев так сообщал представителям виленской администрации о положении дел в Среднем Поволжье: «... которые лесные люди на дорога приходя розбивали, и тех сыскав казанские воеводы казнили».

Чтобы еще более обезопасить дороги между Казанью и Москвой и усилить контроль над Горной стороной и примыкающей частью Луговой, русские в июне 1555 г. начали возведение крепости Чебоксары «на Волге на устье Чебоксарки речки для чебоксарския черемисы». На годование были оставлены четыре воеводы. В начале строительных работ место будущего города-крепости освятил первый архиепископ Казанский и Свияжский Гурий.

В феврале 1556 г. Мамич-Бердей сумел привлечь на свою сторону все Левобережье. В летописях указано: «Арские люди и побережные государю изменили и стрелцов побили, которые у них были на береженье в посылке с Мамич-Бердеем». Опорным пунктом и временной столицей казанцев стал Чалымский городок на Побережной стороне. По археологическим данным, этот городок, расположенный на берегу реки Шумбут, правом притоке Камы, «имеет солидные укрепления из трех рядов валов и рвов с общей шириной обороны в 80 м. Рядом с городищем расположены два больших селища. Весь этот комплекс площадью 581 000 кв.м. составляет остатки большого города, состоявшего из посадов-пригородов и цитадели».

 

План общего наступления на Россию не был реализован. Крымские войска отказались от вторжения на южнорусские земли из-за крупномасштабных военных приготовлений русских в этом направлении и вспыхнувшей в Крыму эпидемии. Попытка астраханцев, крымцев и некоторых ногайских мурз восстановить независимость Астраханского ханства обернулась в конечном итоге окончательным присоединением ханства к России и новым витком междоусобной борьбы в Ногайской Орде (Исмаил против прокрымской группировки ногайских мурз во главе с Юсуфовыми детьми).

Не были удачными и действия луговых марийцев. Приглашенный Мамич-Бердеем царевич Ахполбей прибыл с незначительным отрядом воинов (по одним данным – 100, по другим – 300 человек). Этого было явно недостаточно, чтобы усилить ударную мощь повстанческих войск. Более того, Ахполбей и его воины стали беззастенчиво обирать местное население. В итоге Мамич-Бердей решил избавиться от этой обузы. По словам летописца, Ахполбей «не учинил никоторые помочи, и он (Мамич-Бердей. – С.С.) царя убил и всех нагай побил». А.М.Курбский дает более подробные сведения: «... егда разсмотревши, иже мало им прибыли с того царя, убиша его и сущих с ним татар, аки триста, и главу ему отсекоша и на высокое древо взоткнули и глаголали: «Мы было взяли тебя  того ради на царство, з двором твоим, да обороняеши нас; а ты и сущие с тобою не сотворил нам помощи столько, сколько волов и коров наших поел: а ныне глава твоя да царствует на высоком коле!»».

Расправившись с ногайцами, луговые марийцы вскоре привлекли на свою сторону арских и побережных людей, затем Мамич-Бердей с 2 000 воинов перебрался на Правобережье, чтобы «отводити от царя и великого князя» горных людей (в первую очередь, своих соплеменников – горных марийцев).

Тем не менее, этих факторов оказалось недостаточно, чтобы население Правобережья присоединилось к повстанческому движению. Мамич-Бердей и многие его соратники попали в ловушку, устроенную промосковской группировкой горных мари.  21 марта 1556 г. прибыли в Москву «горние люди Алтышь сотник с товарыщи, и привели с собою изменника Мамичь-Бердея лугового сотного князя; а сказывали государю, что приходил Мамич-Бердей их воевати, а с ним было две тысячи человек, и к острогу их приступал и их воевал; и они с ним зговорили, что им с одного с ним изменити, да уверяся с ним да взяли его пити к себе, а с ним человек з двесте, да тех людей всех побили, а его изымав, к государю привели. И царь и государь горних людей пожаловал великим своим жалованьем и всяких им пошлин полегчил».

Как полагает В.Д.Димитриев, владения сотника Алтыша находились в северной части нынешнего Моргаушского района Чувашской Республики, на самой границе с Горномарийским районом Республики Марий Эл. Следовательно, Алтыш был горным марийцем. Вероятнее всего, острог, который осаждал Мамич-Бердей, тоже находился на территории Алтышевой сотни.

 

Об окончательной судьбе Мамич-Бердея нет никаких сведений. По предположению А.Г.Бахтина, на допросах марийского сотного князя присутствовали многие влиятельные фигуры Русского государства, в том числе А.М.Курбский и сам Иван Грозный.

После разгрома Мамич-Бердея царские войска перехватили инициативу. В первую очередь, они стали действовать на Арской и Побережной сторонах, поскольку только таким образом можно было разблокировать и обезопасить Казань. В отличие от предыдущих военных кампаний, против повстанцев были брошены не крупные соединения, сформированные в центральных районах Русского  государства, а мобильные группы составленные из местных русских гарнизонов и верных русскому царю представителей поволжских народов («новокрещенов и татар»).

В апреле 1556 г. казанский воевода боярин П.В.Морозов захватил Чалымский городок, «повоевал и побил многих и городок съжег и назад здорово пришел». В мае он же повел войска на Арскую сторону. На реке Меше состоялось сражение с повстанцами, которых возглавлял мурза Девляк. Правительственные войска одержали победу, Девляк и многие его соратники были захвачены в плен. «И после того Петр воевал десять ден и все Арские места повоевал и побил многых людей и полоном вывел безчислено много». В июне было предпринято общее наступление казанского гарнизона во главе с П.В.Морозовым и свияжского во главе с Ф.И.Салтыковым в северном направлении, «за Арьское, за Ошит и за Уржум и к Вятке.

Итак, летом 1556 года арские и побережные люди были вынуждены сложить оружие, пятая волна Черемисской войны (конец 1555 – июль 1556 гг.) схлынула. Вплоть до зимы русские воеводы не решались вести активные наступательные действия в северо-западном направлении, на Луговой стороне; ждали, когда многочисленные реки, болота и озера будут закованы льдом, и передвигаться войскам станет легче.

Русские стали предпринимать некоторые оборонительные меры – в 1556 г. обновили фортификационные сооружения в Василь-городе и Галиче. Эти действия оказались вполне своевременными. Они помогли погасить шестую, последнюю волну движения сопротивления (конец 1556 – май 1557 гг.).

Зимой 1556/57 гг. лугомарийские войска совершили несколько набегов на русские земли – Нижегородское Поволжье, Унженский уезд, окрестности Галича (Соль Галицкая, Воскресенский монастырь).

Вероятно, активность луговых марийцев в западном направлении во многом была обусловлена не только ненавистью ко всему русскому, но и страшным голодом, охватившим этой зимой все Заволжье.

В то же время «приходили луговые на Арскые места и на Горнюю сторону в многие места». Однако действия луговых людей не увенчались успехом. В марте-апреле 1557 г. новый предводитель луговых марийцев Ахметек-богатырь вторгся на Горную сторону. Против него выступила войсковая группа князя Иосифа Коврова, состоявший их детей боярских, стрельцов и горных людей. Отряд лугомарийских воинов был разбит, сам Ахметек-богатырь попал в плен.

Не ограничиваясь обороной, царские войска совершали ответные рейды вглубь лугомарийской территории. В апреле 1557 г. от казанских, свияжских и чебоксарских воевод поступили сообщения, что «посылают ежеден ис Казани и из Свияги и с Чебоксари на Луговую воевати, и везде, дал бог, воюют и здорово приходят во всю зиму и весну».

Беспрерывные столкновения с войсками Ивана IV, разразившийся голод, перекочевавшая в Марийский край из степей эпидемия, которая уничтожила остатки выживших в кровавой междоусобице ногайцев, полное отсутствие внешней поддержки (даже со стороны арских и побережных людей) – все это в совокупности вынудило луговых марийцев прекратить сопротивление и пойти на переговоры с царской администрацией. В мае 1557 г. представители луговых людей прибыли в Свияжск и стали просить, «чтоб государь пожаловал их, вин их отдал и учинил в холопстве, как и горних людей, и ясак велел имати, как прежние цари имали». В ответ на это Иван IV отправил «стряпчего своего Семена Степановича Ярцова» с распоряжением луговых людей «пожаловати, вин их отдати и х правде привести».

В Казани присягу дали «Енебяк с товарищи», а также западные башкиры, которые одновременно заплатили и ясак; в Свияжске – «луговые сотцкые Абыз с товарищи»; в Чебоксарах – «Мамичь-Бердеевы дети и Кака сотцкой и все досталные люди». Непосредственно в улусы (волости) Луговой стороны приводить к присяге «черных людей» были отправлены сын боярский Образец Рогатый и Данил Чюлков. Впоследствии С.С.Ярцов, прибыв в Москву, доложил, «что луговые люди все содиначилися и царю и государю добили челом и всею землею все люди правду дали, что им неотступным быти от царя и государя во векы и их детем и ясаки платити сполна, как их государь пожалует». Вместе со стряпчим к Ивану IV «приехали от всей земли бити челом сотные князи... Казимир да Кака да Янтемир с товарищи. И царь и великий князь их пожаловал, вин им отдал и грамоту жаловалную дал, как им государю вперед служити».

 

 

Автор:

Свечников Сергей Константинович,  Доцент кафедры социально-экономических наук ГОУ ДПО (ПК) С "Марийский институт образования", Кандидат исторических наук.

http://piorme.narod.ru/g12.htm

 

РЕПРОДУКЦИИ С САЙТОВ:

http://legion1812.narod.ru/

http://archeologia.narod.ru/

http://wordweb.ru/

http://sfart.ru/

 

ХУДОЖНИКИ:

И. Файзуллин

Шамшин.

 

ВложениеРазмер
Казань164.8 КБ
Казань130.54 КБ
завоевание Казани228 КБ
Царь Иоанн Грозный103.11 КБ
атлас боевых действий226.58 КБ
бой под Казанью205.93 КБ
вид на казанский кремль и Казанку132.96 КБ
вступление Ивана Грозного в Казань153.5 КБ
воины91.61 КБ

Комментарии

аватар: Сибирячка

Война

Немецкие солдаты шли по нашей земле под лозунгом:  "Русские должны умереть, чтобы немцы жили!"  Они еще и фотографировались под этой надписью на снятой школьной доске.  Что тут добавишь!

аватар: Гость

И сокрытое откроется, и тайное станет явым...

Интересная статья, спасибо.
Только вот множество нелепых фактов этой "Казанской истории" торчат как шила из мешка и портят весь красивый сюжет. Например, одно госудаство ("русское") воюющее уже пару сотен лет с другим ("татарским"), строит в глубоком тылу противника, (прямо возле его столицы!) крепость - "базу для завоевания". А эти татары, будучи "злейшими врагами русских" преспокойно наблюдают сие строительство - понятно, что не в глуши строилась та крепость. Ну там еще много смешных нелепостей. А еще больше фактов из историографии, скрываемых от нас доныне и в корне противоречащих сей "казанской истории".
Надо сказать, много мифов курса офиц.истории, доставшегося нам от романовых-западников, уже развеяно, и выяснено, для чего и кто их сочиняли.
Так и с "Казанской историей": как совершенно верно заметил независимый историк-тюрколог Мурад Аджи, “Иван Грозный не брал Казань - спокойно, спокойно, это так, - он был для этого слишком слаб и беспомощен, более того, у него не было войска!
Это высказывание Мурада Аджи полностью обосновано в книгах другого независимого историка, Г. Еникеева: “По следам черной легенды” и
“Великая Орда: друзья, враги и наследники”, а также в книге "Наследие татар".
Так что западники лишились, наряду с черной легендой "о татарском нашествии и иге", основного мифа официстории, сочиненного для противопоставления татар народам-землякам, и который изображал татар “врагами мирных народов России, почти полностью уничтоженными войсками русского царя Ивана Грозного”.
Ведь "Казанская история" ("Казанский летописец"), и все то, что было сочинено в XVIII-XVIII вв. в продолжение ее - это политический миф, сочиненный и
"раскрученный" романовскими (прозападными) историками-идеологами, попами и муллами для узаконения их власти и "морального подавления" и противопоставления друг другу Ордынцев (русских и татар), сопротивлявшихся колонизации их Родины - Московии и великой Татарии.
Подробно, аргументированно и логически обоснованно обо всем сказанном выше, да и не только об этом, а еще о многом, сокрытом от нас офиц.историками-западниками, изложено в книгах Г.Р.

Папин-Сибиряк

аватар: Кэп

тема интереснейшая!

тема интереснейшая и одновременно загадочная,
вполне согласен, что официальную историю несколько раз корректировали,
и может быть на 180 гр.
Присылайте ваши версии Казанской войны времен Ивана Грозного,
тоже будет интересно выставить!
Но сейчас хотелось бы, чтобы те старые обиды не вставали между народами России - слишком много сил в мире, которые хотят расколоть это государство, и уже раскалывают, как это случилось с СССР...

аватар: Кэп

кстати...

сегодня годовщина главного штурма Казани!

аватар: Гость

просто правда

Первыми монголов назвали татарами китайцы,во времена когда китай покорял Чингизхан.Волжские монголы долго не принимали это название,пока не поняли что надо "бежать" от неразвивающейся монголии и хотя бы спрятаться за русскими(без которых они опять просто монголы - кочевой народ - неандертальцы).Что касается казанского ханства как самостоятельного государства,то опять же понятно,что оно не существовало.Сама Казань была маленьким городком-крепостью и была опасна Москве не сама по себе,а только как форпост Орды или Крыма (считай Турции).Сегодняшний казанский кремль,это произведение уже 17 и последующих веков.А в момент взятия Казани Иваном Великим,кремль имел деревянные стены,а перед ними как и везде деревянный посад.
И только после взятия Казани в русском государстве он стал хорош и великолепен.Кстати,название Свияжск присвоили уже наши лизоблюды,а историческое название города с первых дней Иванград.Кстати,вот примерно накой по размеру была и тогдашняя Казань,только вся деревянная.

Отправить комментарий

Фотографии на сайте размещены в качестве научного, информационного, учебного и культурного материала без цели извлечения прибыли.

Контактная информация:

Капитан команды Кочующих (он же главный по сайту):
Хафизов Ахат - Hafizow@yandex.ru

Продвижение сайта в интернете:

Лоцман команды Кочующих
Бортяков Андрей - abortyakov@yandex.ru