СТАТЬЯ ПРО ГРИБЫ

Грибник обыкновенный. Часто встречается в августе и сентябре  [Николай Чуксин]

 

 

            Грибы

  
Осенние грибы [Николай Чуксин]
  
   У нашего народа до появления телевизора было три глубоких, но вполне невинных страсти: охота, рыбалка и "третья охота", как называл ее Сергей Тимофеевич Аксаков - страсть к собиранию грибов. Большой знаток грибов и всего, связанного с ними, Владимир Алексеевич Солоухин так объяснял эту страсть в увлекательно написанной сорок лет назад работе ТРЕТЬЯ ОХОТА. 
  
   "У человека самая яркая пора - детство. Все, что связано с детством, кажется потом прекрасным. Человека всю жизнь манит эта золотая, но увы, недоступная больше страна - остаются одни воспоминания, но какие сладкие, какие ненасытные, как они будоражат душу. (...) Но ведь детство было и у человечества в целом. Ничего нельзя было купить в магазине, не существовало стольких кафе, ресторанов, магазинов с доставкой продуктов на дом. Все, от лесного ореха до мяса мамонта, от рыбины до гриба, приходилось добывать самому. В те времена охота, рыболовство, собирание даров леса, в том числе и грибов, было не забавой, не увлечением, не страстью отдельных чудаков, но бытом, повседневностью, жизнью. (...)
   Итак, я считаю, что страсть к охоте, к рыбалке, к грибам есть не что иное, как смутное воспоминание детства человечества, потому сладка и желанна эта страсть. И ведь не просто воспоминание, но можно, оказывается, как бы возвратиться в то самое, прежнее состояние, когда ты один в лесу или на реке и только от тебя самого, от умения, ловкости и смекалки зависит, добудешь или не добудешь тетерева, щуку, корзину рыжиков или боровиков".
  
   Я родился и вырос в глухом лесу, на ХМЕЛИНСКОМ КОРДОНЕ в Тамбовской области. Для нас в той жизни собирание грибов не было страстью: грибы были очень важным продуктом питания, пожалуй, не менее важным, чем мясо. Но почти все мясо шло на продажу, туда же уходили масло, творог и яйца. Всё это было практически единственным дополнительным источником денег, которых так не хватало на одежду и обувь: зарплата у отца была мизерной даже по тогдашним меркам, а нас было четверо детей, и всех надо было учить и одевать-обувать. Отец получал двести семьдесят рублей в месяц (после реформы 1961 года это стало 27 рублей). Пара ботинок тогда стоила сто пятьдесят рублей, бутылка водки 21 рубль 20 копеек ("Особая московская" с зеленоватой наклейкой стоила 25 рублей 20 копеек). На эту же зарплату надо было покупать керосин (электричества у нас не было), соль, крупы и макароны, ржаную и пшеничную муку (хлеб в лесу всегда пекли сами), постное масло, сахар, спички, мыло, учебники и тетради, еще какие-то мелочи. Все остальное шло с огорода и из леса.
  
   Грибов мы собирали много. Мама солила на зиму две-три кадушки, по десять ведер каждая, которые хранились в погребе, куда ранней весной набивался снег. Он таял к концу лета, но в погребе всегда было холодно. Всю зиму, до апреля, а то и до мая месяца на ужин была картошка во всех видах - варёная, жареная, мятая, цельная, печёная. К ней шли солёные грибы, огурцы, помидоры и квашеная капуста. Разнообразие было только в обед: щи из кислой капусты и самые невероятные супы, в первую очередь, супы из сушеных грибов. На второе шла та же картошка, оставшаяся с вечера и слегка разогретая на керосинке: не топить же из-за нее снова печь? Если же щи были с мясом, то второго вообще не полагалось. Утром была какая-нибудь каша, а то и просто кружка чая с вареньем - его тоже заготавливали много. Ели алюминиевыми или деревянными ложками: вилку я узнал гораздо позднее, когда уехал учиться в техникум в город Котовск, а вилку и нож освоил только в Москве после 1967 года, когда мне было уже двадцать лет. Так жила тогда почти вся страна.
  
   Леса у нас богатые, грибов всегда было много - в соседнем поселке Пихтеляе, до которого от нас было около четырех километров, и куда я ходил в начальную школу, летом всегда работал грибоварочный пункт. Туда несли грибы и сразу же получали небольшие, но деньги. Себе же на зиму на засолку мы собирали только рыжики и белые грузди, белянки, их у нас называли дубовиками, вероятно, за крепость, хотя настоящий дубовик - принципиально другой гриб. Ни волнушек, ни сыроежек, не говоря про всякие там говорушки или вешенки, мы никогда не трогали. Даже черные грузди, черныши, великолепные грибы, которые после засолки меняли цвет на темно-красный, мы брали только в самые неурожайные годы, и то не очень охотно. Сморчки я стал собирать только после того, как начитался Солоухина, значит, после 1967 года - у нас их в массе просто не знали.
  
   Для сушки собирали только белые грибы, иногда подосиновики. Для жарки брали лисички (их у нас называли "курятники") и немного маслят. Масленок хороший гриб, для жарки и сушки особенно, но больно уж муторно чистить мелкие маслята: кто пробовал, тот знает, что это такое - перечистить двухведерную корзинку маслят. А с другими корзинками мы за грибами и не ходили, в самом крайнем случае - с ведром. Грузди мы искали на копках - пятнах почвы, почти без травы, только припорошенной толстым слоем перегноя листвы и сосновых иголок, размером метров в пятнадцать в поперечнике, на которых они растут из года в год. Каждый из нас знал десятка два-три таких копок, хотя набрать корзину груздей в урожайные годы можно было, обойдя всего четыре-пять копок. Белые грибы обычно собирали попутно, они росли по краю копок или по дороге от одной копки к другой. А вот лисички росли совсем в других местах, но тоже очень кучно. Опенки мы для себя собирали редко, только на сдачу в грибоварочный пункт. Точнее, их не собирали, их стригли большими ножницами - так оказывалось быстрее.
  
   Всё это в прошлом. В байдарочных походах мы еще иногда находим нетронутые грибные места, так напоминающие мои детские, но...
  
   А грибы у нас самые разные. Еще сам Солоухин писал о таких грибах: "Впрочем, с тех пор как постепенно узнал и убедился, что в наших подмосковных, владимирских, вообще в среднерусских местах произрастает около двухсот видов и разновидностей грибов, из которых только шесть ядовиты и четырнадцать не съедобны, я редко прихожу, чтобы совсем пустая корзина". На днях я после теплого дождя зашел в лес у нас в Гольяново, но не с корзинкой, а с фотоаппаратом, и за пару часов снял некоторые из грибов, которые не раз встречал почти каждый из нас, но не все подозревают, что многие из этих грибов можно есть. Не боровики, конечно...
  
   Вот трутовики. Их много, и они совсем разные. Трутовик окаймленный (Fomitopsis pinicola) внушителен и красив:
  
Трутовик окаймленный [Николай Чуксин]
 
  
   Обычный трутовик похож на летающую тарелку, неудачно приземлившуюся и впившуюся в упавшее дерево:
  
Обычный трутовик [Николай Чуксин]
  
   А вот так растет окаймленный трутовик, выделяя капли бесцветной жидкости:
  
Молодой растущий трутовик [Николай Чуксин]
  
   Это, наверное, тоже трутовики:
  
Наверное, это тоже трутовик [Николай Чуксин]
  
Тоже окаймленный, но другой [Николай Чуксин]
  
   Не знаю, относятся ли вот эти грибы к трутовикам, но уж больно красивы!
  
Трамета зонированная [Николай Чуксин]
   Это, возможно, трамета зонированная (trametas zonata), а есть еще более эффектная трамета пестрая, но мне в этот раз она не попалась.
  
   Кстати, все трутовики - грибы съедобные. Те, кто их ел, уверяют, что они очень похожи по вкусу на жареные винные пробки, только без запах вина.
  
   Вот это точно не трутовик:
  
Рогатики [Николай Чуксин]
   Это Artomyces pyxidatus или Clavicorona pyxidata, по-нашему рогатики, их на территории СССР растет около 80 видов. Рогатики относятся к экзотическим грибам, хотя после продолжительных дождей их часто можно встретить в смешанных лесах с присутствием ели, на хвойном отпаде или на упавших на землю и разложившихся сучьях.
  
   Вот это - Calocera Viscosa или рожок клейкий, тоже из экзотических грибов - базидиомицетов, хотя его вполне можно встретить в наших лесах. Он относится к коралловым грибам, и как у всех коралловых грибов одна часть его может быть вполне съедобной, хотя и плохо усваиваемой, а другая - вполне ядовитой. Лучше не экспериментировать!
  
Рожок клейкий [Николай Чуксин]
  
   Дрожалка оранжевая, Tremella mesenterica растет в августе-октябре, студенистый гриб без ножки. Про съедобность ничего не известно.
  
Дрожалка оранжевая [Николай Чуксин]
  
   Это, возможно, тоже дрожалка, ее подвидов насчитывается много:
  
Тоже дрожалка, только желтая? [Николай Чуксин]
  
   А вот эти грибы - точно съедобны:
  
Грибы-дождевики [Николай Чуксин]
   Это дождевики, они отнюдь не экзотичны, наоборот, растут везде после теплого дождя, даже в городе.
  
   Весёлка обыкновенная - очень редкий гриб. Говорят, он самы целебный из грибов. растущих в наших лесах. Целенаправленно искать его бесполезно, можно лишь случайно наткнуться, если повезёт.
  
Весёлка обыкновенная [Николай Чуксин]
  
   Этот гриб
  
Поплавок белый (а может поганка бледная!) [Николай Чуксин]
   или съедобный, тогда это поплавок белый, Amanitopsis alba, или ядовитый, и не просто ядовитый, а смертельно ядовитый - та самая бледная поганка. На всякий случай, обходите похожий гриб стороной!
  
   А это невинные навозники, скорее всего, навозник серый:
  
Навозник серый [Николай Чуксин]
   Говорят, их можно есть, только они долго не хранятся. Очень полезный гриб для творческого человека: навозниками знахарки лечат от запоев. Вам пытаться это делать не следует: вдохновение пропадет!
  
   А этот гриб способствует профилактике рака. Это тоже из трутовиков, чага березовая:
  
Чага березовая [Николай Чуксин]
  
   Вот этот гриб я так и не смог определить:
  
Неопознанный растительный объект (НРО) [Николай Чуксин]
   Попробуйте сделать это сами. Для начала откройте великолепный грибной сайт Вячеслава Степанова Грибы Калужской области. Может, и у вас родится новое увлечение.
  
   Третья охота!
  
Грибник обыкновенный. Часто встречается в августе и сентябре  [Николай Чуксин]
  
   3 сентября 2006 года

(СТАТЬЯ  И  ФОТО  НИКОЛАЯ  ЧУКСИНА)

Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.