ОТЧЕТ О СОВМЕСТНОМ ПОХОДЕ НА КАВКАЗ-2004 СО СТОРОНЫ МОСКВИЧЕЙ - ХРОНОСОВ !

 []

 

 

  ОТЧЕТ О СОВМЕСТНОМ ПОХОДЕ НА КАВКАЗ СО СТОРОНЫ МОСКВИЧЕЙ - ХРОНОСОВ !

 

 

  -----------------------------------------------------------

  

  

  

  

  В стране тонированных джигитов,

  или "Доброе утро, СТРАНА!"

  

    []

  

  

  

  - Эге-гей, Мля! Доброе утро, СТРАНА!!!

  

  "О, Господи, опять", - подумал я, рывком выдернутый из сна этим воплем. И тут же из соседних палаток раздался хриплый смех разбуженных товарищей. Смеялись потому, что к обычному Папиному (СТРАНА) "Доброе утро, СТРАНА!!!" добавилось это залихватское: "Эге-гей, бля". Это было необычно и ново, а так - обыкновенная побудка, к которой все уже привыкли за 6 дней похода. Скоро уже домой, еще один день и все, опять помчимся в Москву, в гарь выхлопов и карканье ворон. Снова утомительные 30 часов в автобусе и не менее утомительные запахи из ботинок и перегара...

  

   А началось-то все ой как давно. По крайней мере, для нас с Надюхой, когда Мама (Ирина Т.) пригласила нас с собой. А случилось это в судьбоносный день 12 февраля. Остальные 15 человек нашей большой дружной группы присоединялись в разные другие дни. Хотя нашу группу-то и группой не назовешь. Скорее - семья. Мама есть, Папа есть, дети тоже имеются.

  

   Подготовка была весьма серьезная. Семинар по безопасности в Ярославле, Полометь на раскатку, сборы и переписка по раскладке, снаряге. Хотя, в общем-то, похвастаться и нечем, если по-хорошему. Иначе-то как?

  

   Как бы то ни было, в 21:00 29 апреля мы с Надюхой подъехали к заправке в Теплом Стане, куда должны были приехать казанцы и забрать нас в большой и комфортабельный автобус. Ровно в 22:00 прикатила Ирка и тут же поставила в известность, что все немедленно получат в бубен за опоздания. Потом, правда, узнав, что все в сборе, сказала, что всех прощает, и начала с ложки кормить всех подряд вкуснющим салатом из "семейной" пластмассовой бадейки. Тем временем окончательно стемнело, и отъезжающие начали потихоньку доставать теплые шмотки и горячительные напитки. Провожающий Гриффин залез в машину и включил печку, сманив в авто прекрасный пол на корню. Казанцев все нет.

  

   Пьем, ржем, орем, уж полночь близится, автобуса все нет. Персонал заправки, смирившись с нашим присутствием, попросил хотя бы не сорить. Ну, что мы варвары какие? Все уберем, не вопрос. Кстати, казанцев так и нет.

  

   К часу ночи некоторые уже насогревались довольно прилично, но кровь играла, мозг мягчал, и мы с Игорьком инициировали игру в слона. На асфальте. Слоном были героические придурки в лице Игоря, Лехи Белякова и меня. А прыгающими - Юрик (около 90 кг), Хибрис (тоже около того) и еще кто-то (приблизительно из той же весовой категории). Получилось обалденно - мы всех победили, то есть упали, не выдержав веса всех этих туш, а в виде бонуса Игорек получил здоровую ссадину на подбородке и ободранную руку, я поимел шишку и тоже ободранную руку. Беляков отделался как-то попроще. Зато мы были герои вечера. Девчонки сразу запорхали вокруг нас, дай, мол, посмотрю, давай зеленкой, давай то-сё. Приятно, черт побери. Да, чуть не забыл, казанцев еще нет.

  

   К трем часам ночи уже не хотелось пить, орать, говорить, хотелось залезть в автобус, желательно теплый, и заснуть, желательно удобно. И вот тут-то и подъехали наши казанские товарищи. Как мудрые добрые боги взирали они с высоты своих двухэтажных сидений на нас, низко лежащих, замерзших и хмельных. Быстренько запихали, что влезло в Газель сопровождения, потом долго играли в тетрис казанскими рюкзаками, пытаясь пристроить свои в багажные отделения этого пожирателя километров по имени SETRA.

  

   Наконец все загрузились, и мы тронулись. Какое-то время все копошились, устраиваясь поудобнее и рассовывая свои многочисленные пожитки, потом дисциплинированно таращили слипающиеся глаза в ожидании отмашки Мамы, командующей поход в гости к казанцам и питие за знакомство. Но, видимо, знакомство и питие за него состоялись заочно, пока мы мерзли на заправке, а они стояли в пробках.

  

   Утро было хмурым. Дождь, бодун, хочется курить, а никак, и вообще все было как-то отвратительно. По крайней мере, до тех пор, пока я не увидел Игорьковскую рожу с ободранным подбородком и улыбкой до ушей. Сразу полегчало. А еще ведь у меня под сиденьем ящик пива, йо-хо-хо и бутылка рому завода "Кристалл". Нам ли, вообще, быть в печали?

  

   В общем, за время пути и отметить-то нечего, кроме редких остановок, да каски, болтающейся в проходе и неизменно бьющей тебя по голове, когда лезешь в туалет. Рюкзаки в проходе, и ноги вытянуть некуда. Единственное, что запомнилось, это остановка у какой-то кафешки. Там был ватер-клозет, горячая вода, кофе и шампанское. Мне думается, что как раз там и родилась традиция орать слово "ЖОПА" при групповом фотографировании. Это чудесное маленькое правило неукоснительно соблюдалось весь поход.

  

   Хоть и болели отсиженные зады, и хотелось подышать свежим воздухом, даже шестичасовое стояние в Черкесске в ожидании пропусков в погранзону, бегания по городу в поисках хоть какого-нибудь туалета и прочие гадости не могли извлечь нас из состояния, близкого к эйфории. Ведь нам предстоит ЦЕЛЫХ! ВОСЕМЬ! ДНЕЙ! СПЛАВЛЯТЬСЯ! ПО ЦЕЛЫМ!!! ТРЕМ РЕКАМ!!! Не знаю как у кого, а в мой практике такое впервые.

  

   Последний рывок, и мы в Архызе. Впереди, сбоку, сзади везде снеговые шапки близких гор. Все восхищенно восклицают, мол, как красиво и фантастично вокруг. Только мама Ира сидит и бухтит, мол, глазейте, глазейте, чего там вы все в них нашли хорошего, того и гляди, дескать, на голову тебе упадут. Костик в который раз уже рассказывает, как он тут ходил 9 лет назад. Игорек все улыбается и крутит головой, а я сижу и туплю. Последние 50 километров что-то вышибли меня из колеи. Народ все восхищается, но уже как-то скорее по инерции - все, конечно, устали от дороги.

  

   Наконец автобус останавливается, и мы начинаем разгружаться. Через 20 минут мы с Игорем уже вешали тент, кто-то ставил палатки, а Ирка уже вытащила Сеньку и начала стапелиться. Мужики натаскали дров, и дежурные приступили к своим обязанностям. Погода не ахти - пасмурно и все время что-то накрапывает. Мы с Надюхой утепляемся и начинаем собирать Синебрюхха.

  

   Со стороны наш лагерь напоминает муравейник: народ снует туда-сюда между палаток и что-то беспрестанно делает. К нам с Надей периодически подходят две девушки из казанской группы для консультаций - у них тоже катамаран КС, и они собирают его в первый раз. Почти что в сумерках поели, выпили за Патнелеймошку, ибо дождь шел довольно приличный. После этого обедо-ужина продолжили собирать кат. В итоге вышло кривовато, но надежно и крепко. В той или иной степени каты собрали все.

  

   С утра дежурные нас порадовали завтраком, а Пантелеймошка хорошей погодой. В сотый раз Ирка всех перетасовывала по катам. Кто с кем, за кем и в какой проход идет. Выяснилось, что отличная стратегическая задумка посадить ко мне на кат в первый проход многоопытную Аньку, немного не продумана - мы оба левые. Решено было, что до первой чалки мы пойдем все-таки с Анькой, а потом, если станет ясно, что идется плохо, ко мне сядет Ёжик.

  

   Загидривание доставило всем несколько веселых минут - мужики одевали под неопрен колготки. Кстати, кроме шуток, очень удобно! Выглядит, конечно, похабно, пока гидру не надел, но потом - выше всяких похвал. Начинающим советую брать 40 ден. J

  

   Когда все почти были готовы и поддували каты, Юлька вдруг вспомнила про то, что сегодня 1-е мая и, стуча рюмкой по столу, орала: "Даздрапема!!! Даздрапема!!!". Пришлось всем выпить клюковки. Это я так пишу, просто, что пришлось. А на самом деле, как только Ирка дала отмашку, народ слетелся моментально. Прям как мухи... J

  

   Наконец стартовали. Кто шел за кем уже как-то не помню, да и не важно это. Плывем с Анькой, хорошо, бурунчики, водица плещет на коленки, солнышко. Неудобно, правда. Чувствуется, что и ей не с руки, а мне непривычно без Надюхи. На первой же чалке Анька пересела к Юльке, а Ёжик ко мне. Я поначалу робел перед ним и называл на "вы", но после того, как под расческой он сказал что-то вроде "тьфу ты, ептить, зараза", я понял: свой! Для проформы спросил разрешения перейти на "ты", и далее плылось уже как-то душевнее. Поначалу я все равно стеснялся немного, так как не понимал, кто командует. Вроде Ёжик старше и опытнее - значит он, а с другой стороны - он молчит, а я кат свой лучше знаю... Непонятно... Вот мы и гребли - он в бочечку, а я от нее. Потом, правда, договорились как два благородных дона и поплыли совсем ненапряжно.

  

   Первый Взрывной мы опознали по плите, по которой съехал наш каякер Хибрис (Илюха) и благополучно залег. Амазонки (Наталья со Светкой) героически догнали его весло, свое тело он зачалил сам, а каяк отловили Родители при участии чужой дружественной группы, проплывавшей мимо. Так что Хибрис отделался легким испугом и потерей одного кеда. После этого происшествия он решил, что накупался вдоволь, и Второй Взрывной с Пушкой не ходил.

  

   Зачалились, пошли смотреть Второй Взрывной. Порог интересный. Надо пройти справа от зуба прямо впритирку и тут же после него молниеносно повернуть налево, иначе вынесет на первый петушок, что неприятно. Но и после первого петушка можно еще свалить влево. А вот если не успел, то сядешь на второй петух, и тут уж либо коня потеряешь, либо кильнешься, либо, что более вероятно, получишь от Терешкиной в бубен. В общем, или рамой сядешь надолго, или баллоны прорвешь. Так-то!

  

   Первыми на Сеньке пошли наши форварды - Мама и Папа. Прошли они лихо. Перед первым петушком завернуть влево не успели, но и через петушок не перевалились - обошли его справа. И тут они проявили чудеса лавировки: успели завернуть влево перед вторым петухом! "Вот это да!", - только и смогли вымолвить изумленные детишки. Мы с Ёжиком решили, что так не пойдем. Я думаю, что большинство решило так же.

  

   Далее в голове случился сумбур, по причине которого как-то ничего не запомнилось, кроме одного: сразу за камнем - подтяг! Так все и вышло, я тянул, Ежик притабанил, мы лихо совершили поворот и вот уже пляшем на выходных валах, а Папа как-то так расслабленно, даже с ленцой скачет по камням, чтобы помочь нам зачалиться.

  

  - Ну, что, дети, все в сборе? Все готовы? - мама Ира.

  

  - Да-да, все клево! - орем вразнобой.

  

  - Ну, тогда в Пушку! - говорит. - Ничего страшного, воды у нас много, поколбасит вас, конечно, но смертельного ничего нет. Ничего что без просмотра пойдем, мы с Папой впереди будем.

   []

  - Мы готовы, гегемон, давай, веди нас!

  

  "Ну, слава Богу, будем смотреть, как они пойдут", - подумалось мне. Но Родители, как скрылись за поворотом, так я их и увидел только на лестнице после Пушки. И снова сумбур в голове, запомнились только валы и подленькая такая бочка, из которой нас почему-то выперло под левый берег. И Ёжик, бормочущий на уровне децибел так в 120: "Да что ж такое-то? Что ж нас все влево-то тащит?" И правда, непонятно...

  

  Не знаю, о чем думал Ёжик, но меня всю дорогу жгла мысль: "Блин, да когда же эта Пушка кончится?" Так вот и вылетели мы из нее. Ёжик - невозмутимо поблескивая очками, а я - вытаращив глаза и высунув язык.

  

  На лестнице уже стоит счастливый народ, хохочет и поздравляет нас. Хлопает по мокрым плечам и заглядывает в глаза: "Ну, как, ребята?". А я выдыхаю только: "Ё!"

  

  Быстренько затащили каты наверх, подсдули немного и погрузили в машину. Водитель Андрей ходит вокруг, и на лице у него явно читается: "Н-даааа, лучше бы делом занялись каким полезным, чем шеи здесь сворачивать. Хоссподиии, и что ж этим москвичам все неймется-то, а? Нет бы овин починить или картохи там посадить..." Но нам-то все это до лампочки. Все веселы и шутят, не переставая. Фото, слово "жопа", и мы едем в лагерь.

  

  Сегодня еще один проход, поэтому с тоской провожаем глазами проплывающие мимо нашего кузова пивные ларьки в Архызе. Второй проход родными экипажами. Мне немного страшновато за Надюху. Как она? Выдюжит? Должна, блин!

  

  Перекусываем и стартуем. Идется просто - уже помнишь, где что находится. Молодец Мамаша - хорошо, что сначала сильными экипажами шли. Первый Взрывной я отследил только после того, как зачалились перед Вторым. Слезаем с ката, и я показываю Надюхе:

  

  - Это Первый Взрывной.

  

  - Да!? А я думала - так, перекатик мощный просто, - говорит.

  

  - Ну, - думаю, - дожили. Уже и порог ей перекат... Ладно, пошли Второй смотреть.

  

  Посмотрели Второй, показал линию движения. Все вроде понятно. Отлично, ждем своей очереди и идем. Как положено за камнем завернули, первый петух опять зацепили и благополучно все прошли. Ура. Снова Папа помогает чалиться, и мы ждем остальных. Все проходят удачно, и только Мама с Юлькой выкатываются кормой вперед и ржут, как полоумные. Народ, завидя такое веселье, тоже начинает покатываться со смеху. Отсмеявшись, все серьезнеют - впереди Пушка. В голове с тоской проносится: "Блин, опять..." Ну да ладно, поперли. Коротенький спокойный промежуток, и вот мы уже заплясали на валах Пушки. Снова нас постепенно стаскивает к левому берегу. В одной из бочек придержало и даже слегка приподняло мой баллон. Уже открениваясь, я увидал дикие глаза Надюхи, которая была на правом баллоне в бочке. Проорал что-то, типа: "Вот тут нас с Ёжиком тоже колбаснуло", зацепился и выдрал нас из этого "индезита". Надюха - молодцом, молчит, работает, как надо и когда надо. Команд почти не требуется. Оно и понятно: муж и жена - одинакова ботва!

  

   Наконец, мы вылетаем из Пушки, как из пушки (пардон за каламбур). Народ помогает зачалиться, бережно вынимает из упоров и ставит на мелководье. Тяжело переводя дух, жду Игорька. Как он там?.. Наконец появляется и он с Ежиком. Довольный, сверкает глазищами из-под каски. Ёжик как всегда сдержан и невозмутим. Так и кажется - сейчас по-японски поклонится и скажет: "Алиготе!"

  

   Все, так или иначе, порог прошли нормально. Мама Ира сразу кинулась всех целовать и обнимать: "Ну, какие же вы все молодцы, хоть и козлы!!!" Это лучшая похвала, что я слышал в жизни!

  

   Поднимаем каты на пригорок - грузиться в машину и спешить к горячим хычынам и дивному карачаевскому пиву. Да не тут-то было. Наши казанские друзья оккупировали машину и уехали. Народ немного остолбенел, разозлился и пошел собирать валежник - развести костерок, ибо было зябко на ветру.

  

   Через пару часов приехала машина и забрала нас. В Архызе купили пива целый ящик, а вот хычынов на такую ораву не нашлось, увы. Пришлось довольствоваться тем, что есть. В предвкушении вкусного ужина и вечерних посиделок с пивом доехали до лагеря.

  

   Вечером, уже осмотрев каты, поев и выпив водочки, народ вольготно расположился вокруг костра, Митрич взял свою чудо-мандолинку, и посиделки начались. Довольно скоро народ разбился кучками и пошли разговоры о том, о сем, о туризме, о прошлых и будущих походах, о снаряге, обо всем том, о чем так приятно поговорить любому из нас. Уже в этот вечер начала образовываться наша "камчатская диаспора" - Светка, Наталья, Костик и мы с Надюхой. На июль-август у нас был запланирован поход на Камчатку, и мы потихоньку придумывали разные варианты раскладок, забросок, снаряжения и всяких других необходимых вещей.

  

   Еще в нашей кучке сидела мама Ира, рассказывавшая всякие смешные случаи из своего прошлого похода на Зеленчук, как, например, одного товарища повели спать в здоровенный камень, спутав его в темноте с палаткой.

  

   Постепенно народ разбрелся спать - на завтра запланировали плыть чуть ли не до самого низа Зеленчука. Ира решила нанять еще одну машину, чтобы не было таких же накладок с казанцами, как вчера, и им с Натальей предстояло ехать в Кардоникскую, а дальше - на Аксаут, выбирать место для стоянки. Ну, а остальным снова светили 1-й, 2-й Взрывные, Пушка, 4-й Взрывной и прочие неведомые опасности.

  

   Утро выдалось ясным. Валерка плескался в ледяной воде Зеленчука, пофыркивая и поохивая. Видать, пятки жжет кипяток, хе-хе J. Вышли не рано. Планировалось два прохода, а выходило так, что будет один, но не до Пушки, а чуть ли не до обсерватории. Ирка с Натальей погрузились в машину и уехали, весь же детский сад погрузился на каты и пошел...

  

   Шли хорошо. Ловко так шли. Солнышко, водичка плещет, горы вокруг - Эдем просто, а не Кавказ. Даже Хибрис, опять залегший в Первом Взрывном, не стал омрачать настроения и пошел пешком по дороге в одном кеде. Прогулялся по красивой местности. Фигня, что там идти-то, километров десять...

  

   Пока вся паства подтягивалась к лестнице после Пушки, отче наш утопал встречать Хибриса. Когда все, радостно гыгыкая, пили за успешное прохождение Пушки, усталый батька с каяком и Хибрисом только спустился с лесенки. Конечно, падре не обидели и стопочку поднесли... Потом Валерка показал себя настоящим Чапаем - расставил камни на плоском булыжнике и начал объяснять, как "понимаишь, надо иттить!". Бурку неопреновую аж до колен сдернул - во как разгорячился!

  

   Ну, стало быть, поплыли дальше. Плывем себе, здорово так, речка булькает, и не сразу поймешь то ли порог, то ли плес это. В общем, навалило Игорька с Костиком бортом на каменюку, да и положило. Только весла в разные стороны разлетелись, равно как и гребцы. Один - на одну сторону, другой на другую. Кое-как собрали и тех, и других и поплыли далее. Петляет речуга изрядно, то вдоль поля плывем, то в ущелье мрачное втянемся. Где-то Хибрис опять залег и раздолбал себе длань. Каяк выловили с трудом, Хибрис опять сам выкарабкался. Живучий, хоть и зайка! Пришлось каякеру по причине травмы ловить машину, пихать в нее каяк и ехать в точку рандеву. А вся шобла поплыла дальше.

  

   Дело к вечеру, солнышко снижается плавно и уже не печет, как днем, а греет просто. Плывем себе, плывем, нагнал нас кат с казанскими девушками и как раз в таком месте неприятном - остров, две протоки, над той, в которую пройти можно, - расческа висит. Ну, замыкавшие Игорь с Костиком галантно решили дам пропустить. Дамы, не ожидавшие встретить столь изысканных джентльменов в мрачных кавказских теснинах, принялись делать различные реверансы и скромно прикрываться веерами. Два благородных дона не позволили свершиться непоправимой нескромности и начали настаивать, чтобы дамы шли первыми, и прелестницы не устояли. Рванули вперед, но было поздно. Трах-бабах, и два учтивых принца были сброшены коварной расческой с ката. Отчаянно матеря расчески и давешних сударынь, наши мокрые женихи вылезли на берег. При этом кат уплыл на остров (обиделся, видать), а весло уплыло, наверное, в самое Черное море. Потом долго перечаливали кат к другому острову, переправляли незадачливых кавалеров, сами как-то переправлялись. В общем, замудохались сверх меры, да простятся мне эти слова.

  

   Перекусили чем Бог послал, поддулись, кому надо было, и рванули далее. Уже усталость навалилась, есть охота, холодает, а нам еще плыть и плыть. Миновали пару веселых мест. Клевая речка Б. Зеленчук!

  

   Наконец, приплыли куда-то. В смысле - туда, где нас водитель ждет. Народ радостно ринулся в чахлый лесок разминать затекшие ноги и переодеваться. Глядь, то тут, то там сверкнет голая задница в лесочке. По дороге проносятся местные тонированные джигиты, азартно бибикающие женским сверканиям. Кто посмелее, начинал притормаживать, но, пересчитав мужиков, давал по газам. Помня об Иркином наказе смотреть за девчонками, чтоб не потырили их местные, я зорко вглядывался в лес. Как я понимаю джигитов!

  

   Едем на Аксаут. Все закутались, понадевали все теплые шмотки и пьют горькую в кузове, рискуя пообломать зубы в такой тряске.

  

   На место прибыли, когда уже стемнело. Ирка стояла у дороги, прижав руки к груди - ни дать, ни взять солдатская мать, ждущая сына с войны! Папа выпрыгнул из кузова, упал Маме на грудь и со слезами в голосе покаялся: "Мамо! Я перетопил всех детей!". Ирка всех пересчитала, перецеловала и пинчищами погнала палатки ставить. Вскорости собрались у костра ужинать и рассказывать о своих приключениях. Правда, денек выдался напряженный, и все довольно быстро разбрелись.

  

   Пантелеймошка не подвел, равно как и Матанга, и Бурхан, и прочие вымышленные божки, которым поклонялись вчера наши друзья. Мы-то с Надюхой истинной веры придерживаемся - пантелемошкопоклонства, не то, что эти идолопоклонники, тьфу, чур меня! Утро было дивно ясным и тихим.

  

   Солнышко пригревало, и пока мы с Надюхой готовили завтрак, народ начал вылезать из душных палаток. Батька снова помчался купаться, спугнув в кустах дамочек из Казани, которые там... Ну, в общем, неважно. J

  

   Мы с Надюхой в этот день дежурили, и за компанию с нами остались Амазонки, ну и раненый в длань зайка-Хибрис. Народ уехал на подвиги - Аксаут проходить. Валяемся, загораем, семечки лузгаем, костер потух давно. Как семечки кончились - решили водку пить. Заставляли Хибриса замариновать мясо - вечером у нас шашлык-машлык из настоящего барашка, который Ирка с Натальей купили по пути на Аксаут. Вот ведь какой вредина, хоть и зайка - как водку пить, так его и звать не надо, а как шашлык замариновать - не найдешь, сныкается в ущельях...

  

   Всю эту идиллию и негу изрядно портила мысль, что надо бы перевязать Синебрюхха, а то он у нас кособокий какой-то после Зеленчука и транспортировки. Но тут приспело время готовить еду для всей шоблы - скоро братия и сестры приплывут. В общем, сготовить-то мы сготовили как раз к всеобщему приплытию, да только пока все разоблачались, все остыло и пришлось греть заново. После обеда мы с Надюхой напоили желающих каркаде. Правда, мы так старались, что переборщили с этим каркаде, и получился кислющий такой компот. Налили Ёжику, лимончик туда бросили и сахар предлагаем. А он говорит, мол, я обычно без сахара. А Ирка так хитро улыбается и говорит, дескать, ну смотри сам. Она-то знает, что если меньше семи кусков положишь, то станешь как китаец - скрючит всего от кислятины. Отхлебнул из кружки, задумался. Стал ли он как китаец или нет - неизвестно - очки у него бликуют. Но сахару взял. 8 кусков!

  

   Пока народ занимался своими делами, мы все-таки решили кат перевязать. Возимся вокруг Синебрюхха, а все каты в рядочек так лежат. И все разные - Тритон, Рафтмастер (2002) , Белрафт, КС, Рафтмастер (2004), Кулик, Бакс (Валеркина самоделка). Как будто ярмарка и выставка какая-то J. Уже стемнело, мы с фонариками возимся. Игорек периодически притаскивает выпить чего-нибудь, народ у костра жахает, почти не переставая, а потом как взвоет! Ровно стая волчья!.. Это луна из облаков выплыла, как раз полнолуние было.

  

   Наконец дело сделано, кат собран ну просто идеально, и мы идем к костру. А там уже веселье вовсю - просто Новый год какой-то. Митрич меланхолично поет песенки, Киви, отчаянно потея, сидит в дыму и мутит всем шашлык, остальные ржут и выпивают. Дедова валяется где-то в темноте и только руку за рюмочкой протягивает. Ирка рассказывает жуткие страшилки про кубанский Желоб: "Это шесть, ребята! Дети, это шесть!!!".

  

   Когда весь шашлык был безжалостно сожран, мать робко скомандовала идти к казанцам песни петь. Поскольку форма приказания не была ультимативной, образовалась некая инициативная группа, которая хоть и растеряла половину состава на пути к их лагерю, но все же в гости пришла.

  

  Наоравшись и напившись к часу, наверное, все разошлись.

  

  Снова утро, батька орет свое обычное "Доброе утро, СТРАНА!", дежурная Юлька свое - "Жрать, придурки!". Пожравши, придурки облачились в неопрен, загрузились и поехали вверх по реке. По дороге сгрузили батьку и группу энтузиастов, решивших погулять по горам, и заехали в лагерь "Трех стихий". Кто-то встретил знакомых, кто-то просто повалялся на травке. Посмотрели, как дети шныряют по реке на каячках. Лихо так у них выходит - зайчата подрастают.

  

  Спустившись немного ниже "Трех стихий" надулись, оправились, получили благословение Матери и ринулись вниз. Отличная речка Аксаут, скажу я вам! На первых же 50 метрах сплава мы погнули заднюю поперечину, благородные доны Игорек с Костиком - тоже, Амазонки метров через 500 крепко сели на мель. Остальные с переменным успехом сплавлялись приблизительно так же. Потом, правда, дело наладилось, и стало весело! Речка малорасходная, каменюки так и торчат - глаз да глаз нужен.

  

  Периодически на берегу замечаем Мамашу и неутомимого папарацци Киви. Тут он на скале примостился, там, глядишь, в кустах затаился, а то и на мост залезет. На берегах еще катамаранщики разнообразные зашиваются и клеятся, коровы ходят. Пасторалька прямо!

  

  И тут мы влетаем в каньон Осыпной. Туда-сюда, глядь, какие-то перцы на 4-ке Рафмастере перед носом прямо отчаливают, прочь, уроды! Зеркала заднего вида себе поставьте, чайники. И тут же мы видим сидящих враспор между камней Стратега и Юрика. Сидят себе, загорают. А нам уже надо куда-то сруливать. Не видно, где обходить эти каменюки - то ли слева, то ли справа. Делаю Братьям (это их экипаж так называется) знаки зловещие, мол, куда? А они смотрят и ни гу-гу! Вот козлы. Ору Надюхе: "Обходим слева!" Подплываем, гляжу, слева вообще непроход. "Тяни!" - ору (она на правом баллоне). Она тянет из всех сил, аж ревет как вепрь дикий. (Я еще поразился "Фигасе! Вот это глотка у жены!".) Но мы, конечно, не успеваем и налетаем со всей дури на камни и рамой на них повисаем. Стратег поворачивается и вежливо так орет, стараясь перекричать реку: "Хорошо сидим!". Ну, тут уж я выдал нецензурно и витиевато, мол, господа, я делал вам весьма недвусмысленные знаки, коими выражал просьбу указать нашему экипажу безопасный фарватер, почему же вы не соблаговолили удовлетворить мою просьбу?. "А-а! А я-то думаю, чего ты глаза таращил и головой мотал...", - говорит Стратег. "Тьфу, ты, б...!" - веско и четко определила наше отношение к поступку этих джентльменов моя супруга.

  

  Братья немного подергались и поплыли дальше. А позади уже образовалась очередь из той дурацкой 4-ки и Игорька с Костиком (их экипаж Женихи называется). Мы указали им куда идти, и они благополучно все проскочили. А мы с Надюхой сидим и морщим умы, как бы сняться. Я уже вынимаю ногу из стремени, водища-то прет, страшно, есть риск уплыть нахрен самосплавом. Тут женушка моя говорит, мол, сидеть, без паники, сейчас все будет. И начинает дергаться, как током ударенная. И мне орет, мол, чего расселся, дергайся давай! Ну, мы подергались и тихонечко снялись, еще через пару камней перевалились и вышли на струю. Тут уж свободно поплыли, а я все думаю: "Блин! Я ж капитан-то! Чегой-то она раскомандовалась... В общем-то эффективно, но сам факт!"

  

  В последнем сливе каньона я взял командование в свои руки и что-то там скомандовал. А она обиделась, говорит, ты камня не видел, и мы моим баллоном на него шли. Правда, метров через 50 на берегу нас ждала Ирка с перекусом, выпили водочки за успешное прохождение полреки, и мир был восстановлен. Ура!

  

  Дальше был очень красивый Красный каньон и Киви, как человек-паук распластавшийся с камерой на утесе. Несколько интересных порожков типа Сюрприз уже перед самым лагерем. А потом мы немножко почудили - с веревкой прыгали в воду, и нас корабликом прибивало к берегу. Класс! Только на струе веревка перетягивает так, что чувствуешь себя, как, наверное, тюбик с зубной пастой, когда из него пасту выдавливают. Причем из тюбика она норовит с одной стороны вылезти - вторая-то запаяна, а у тебя - с двух.

  

  Казанцы на берегу строили баню. Получилось красиво. А мы поели и занимались всякой ерундой. У некоторых тоже получалось красиво...

  

   Следующий день грозил мощным маршброском на Кубань в три этапа. Сначала едут люди на грузовике, потом едут каты на грузовике, потом приезжает автобус и все забирает на Кубань. Оставив будущих погрузчиков катов в лагере на Аксауте, нас повезли в станицу Кардоникскую, выкинули там у какого-то моста и поехали обратно в лагерь за катами. А мы в это время помчались за пивом. А то все водка да спирт. Закупились, вернулись к шмоткам, сидим, блаженствуем. Потом сходили на рынок - хычынов пожрать. Хычынов не оказалось, зато купили семечек, курицу жареную и еще пива. Я все зыркал на наших девчонок, чтоб басурманы в полон не увели. Ирка меня хвалила J.

  

   Валяемся на поляне у моста, разморило всех. Пиво рекой, семечек горы, периодически хожу сопровождать дам "до ветру" - дам много, пива тоже, а рядом автосервис басурманский. Наконец приезжают наши, казанцы, каты и автобус, погружаемся и едем. По сторонам красота всякая простирается - горы, реки, небо, зелень разнообразная.

  

   Приехали в пос. Каменномостский. Прямо на границе поселка под этим самым каменным мостом порог Желоб. Поглядели, покряхтели, затылки почесали и поехали дальше. Ирка скомандовала нас выгрузить чуть выше каньона Аманхит, что и было сделано. Рядом с лагерем песчаный пляжик, деревца, травка, на другой стороне дороги сразу холмы, плавно переходящие в горы. Приятное местечко.

  

   Я проснулся с легким трепетом от того, что сегодня предстояло. В голове крутились сомнения насчет того, пойду ли я этот чудовищный Желоб.

  

   Перед сплавом пошли смотреть Аманхит. С дороги видно, хоть и не очень хорошо, но сливы внушительные. Вниз спускаться было лень и жарко. Особой дрожи в коленках после двух пройденных рек не наблюдалось, но определенная вибрация все же присутствовала. Встретили группу, заносящуюся в начало каньона на повтор. Встреча была примечательна тем, что в этой группе оказалась наша знакомая. А Дедова вконец обнаглела - спустила майку с плеч, чтоб загар ровный был. Проезжающие мимо джигиты начинали опасно вихлять, сворачивая шеи в сторону Аньки. Но остановиться никто так и не рискнул. И правильно сделал, хе-хе...

  

  В общем, выплыли. Кто за кем - уже не важно. Аманхит - классная штука. Просто супер. Там есть одно место, ну его все знают, с наклонным плоским обломком скалы. Так вот, возле него самое такое место! Так сказать, самый анус! Все наши оттуда всплывали с большими глазами. Не буду больше ничего про Аманхит рассказывать. Если интересно когда и куда, то лучше лоцию почитать. Так вот, если вы были на Кубани и не прошли Аманхит, то можете считать, что вы на Кубани и не были вовсе! И дело не в сложности или там категорийности, а просто в доставляемом при сплаве удовольствии.

  

  После Аманхита перекурили, поделились впечатлениями. Родители наши сказали, что перед Каменномостским чалимся и просматриваем. Поплыли дальше. Расход у Кубани неплохой. К морю, если учесть, что в нее впадает все, что только можно на этой стороне хребта, расход вообще, наверное, бешеный. Пантелеймошка нас явно балует - тепло и солнечно. Лепота!

  

  Шиверки, плесики, вон что-там булькает. Наверное, шиверка очередная, надоели они чего-то, дай, что ли, сигаретку, Надюха. Хотя погодь, сейчас шиверку проскочим и покурим, а то папироску намочит. Что-то мощная, похоже, шиверка-то. Давай-ка стремена подтянем и касочки застегнем. Ну вот, нормально, левее чуть, ага, нормально, а где... Ё! Что-то перепад какой-то... Право, притабань, ого!!! Ну, все...

  

  По правом берегу бегает Юрка без каски и весла и матерится, под левым берегом в воде стоит Светка и придерживает перевернутый кат. Сажаем Юрку к себе, и тут же начинается "... ... ... ... говорили же... ... пойдем ... Каменномостский ... смотреть ... родители, ...!". Высаживаем Юрку, лезу к Светке - кат перевернуть и перечалить. Перегоняем, стоят Ирка с Валеркой и, выпучив глаза, рассказывают, что был, понимаешь, ориентир - труба кирпичная. А сейчас нет. Никто же не знал, что ее половодьем смыло. Ирка предлагала зачалиться, не понравился ей уклон, а батька говорит, дескать, шивера да и все, ну и пошли. Уже в пороге Ирка заорала, что это Каменномостский. Когда прошли, поздно было остальных останавливать, встали на страховку, и вовремя - Светка с Юркой пошли левее, чем нужно, налетели на камень и легли. Остальные все лихо проскочили. Ирка вспомнила, как они на Жом-Болоке в Катапульту влетели приблизительно так же и стояла, сокрушаясь, мол, вот я опять под монастырь детей подвела. Да что там монастырь - под трубу кирпичную... А Папаша ржал и говорил, что традиции надо соблюдать.

  

  Минут через 10-15 приплыли к Желобу. Долго-долго ходили вокруг да около, смотрели, кряхтели. У местных праздник - еще бы, такой цирк. В общем-то, у нас тоже праздник, но цели другие. У нас - не кильнуться, а у них - наоборот, чтобы кто-нибудь перевернулся - это в тысячу раз интереснее и веселее.

  

  Насмотревшись, пошли к катам Родители. Глядь, а вот они уже и плывут. Раз-два, плеснуло там, пихнуло здесь, все нормальненько. Овации, поцелуи, счастливые охи. Приблизительно так же все свершилось и у других. В общем, ничего криминального, ни паводка, ни расчесок, ни хрена нету, хлещет себе как в трубу, и все. А я не могу. Чувствую - не могу идти и не иду. Надюха снова давай дуться на меня, уговаривать, а я не хочу в него идти, и все тут. В итоге на нашем Синебрюххе прошли Киви с Юркой Юркиным. Не считая этого эпизода, все прошло отлично. По дороге в лагерь купили ящик местного пива, семечек, конечно, и мороженого.

  

  В лагере за наше отсутствие ничего интересного не произошло. Даже не сперли ничего, и никто к дежурным не докопался. Чудеса какие-то, особенно учитывая то, что всякий проезжающий тонированный абориген притормаживает, бибикает и оказывает всяческие знаки внимания нашему табору.

  

  Ничто не предвещало беды. Батька ушел с соседней командой в горы. Дежурные сготовили ужин, - Хибрис оказался завидным кулинаром, хоть и зайка, и сварганил мексиканский суп. Выпили за это, потом к нам пришли какие-то люди, тогда я их еще не знал, но оказалось, что это Егорка, Блюхер и Маськи - выпили с гостями. Митрич упал в воду, а потом сушил штаны над костром. Не снимая, в интересной позе, чем вызвал массу ярких, как самоцветы, реплик - выпили за утопление Митрича. Ирка дарила подарки, потом мы ей подарили песню, чем довели трезвую Мать до пьяных слез, или наоборот. Короче, когда вернулся Папаша, все уже прилично набрались и совершенно в этом не раскаивались. А кто виноват? Правильно! Дедова! Это она спирт бодяжила, вот из-за нее-то мы и получили с утра то самое, разудалое: "Эге-гей, бля...". Валерка после этой фразы почему-то рисовался в виде этакого гусара с усищами, в накидке такой на одно плечо (не знаю, как называется), с бутылкой в правой руке, а левая - на эфесе сабли на боку. Как всегда, шальное воображение оказалось не право. Он был совершенно обычный, разве что глаза мутноваты, бандана чуть съехала, да бутылки в руке не было, ну и сабли. Короче, не гусар нифига.

  

  А ведь нам еще раз реку проходить. Еще до отъезда у нас был уговор - кто вечером наберется, тот утром не плавает, поэтому на воду стали только самые крепкие. Для себя мы с Надюхой решили идти только Аманхит и Желоб. Благо, наличие машины позволяло совершать подобные рокировки. Аманхит прошли отменно, правда, стремное место обошли под правым берегом по небольшому треку. Потом остальные поплыли дальше, а мы с ветерком домчали в кузове до Желоба. Сразу не пошли, решили ждать своих для страховки. Очередной раз излазили Желоб вдоль и поперек. Сегодня настрой не в пример вчерашнему - боевой и решительный. Даже нетерпеливый слегка.

  

  Когда часа через два приплыли наши, мы с Надюхой и Игорьком уже не знали, куда деваться от скуки. Зачалились они снова на правый берег, не заметив наших призывных взмахов. Мы - на левом. За кем мы пошли - уже и не помню. Но прошли на ура. Ирка сказала, что лучше всех. Вот что значит моральная подготовка и умеренное количество алкоголя накануне J, хатха-йога, медитации и камасутра круглосуточно.

  

  Второй раз я пошел с Игорьком. Он вчера тоже не готов был. Насчет сегодня тоже сложно сказать, потому как прошли отвратительно. То ли ему не с руки (не на своем баллоне, не на своем кате), то ли еще что... Ну и ладно, прошли и прошли. Закупились на обратном пути в любимом ларьке и поехали в лагерь.

  

  С наступлением темноты устроили прощальную пьянку. Правда, она была уже не такая разудалая, как вчера. Чувствовался некий налет грусти... В разгар печального веселья Светка, Наталья, Игорек и мы с Надюхой взяли заначку коньяку, пенку и полезли на гору. Залезли повыше, завалились на коврик и стали созерцать звезды, огни костра внизу, мерцающую в лунном свете Кубань и петцелы отходящих по делам от костра товарищей. На горе прилично дуло и всю печаль сдуло нафиг. Ну, мы и давай ржать, как полоумные на всякой ерундой.

  

  Когда земля стала вращаться под ногами как-то уж слишком быстро, а если взглянуть на звезды, то они вокруг тебя так просто неслись, стало очевидно, что надо уже бы спускаться. В опустевшем лагере у костра сидел Стратег и курил трубочку. Увидев нас, он сказал: "А! Так это вы таскали мои плюшки... То есть это вы там ржали на горе? А я-то думаю, что за гиены там гогочут..." Ну мы на гиен и не обиделись вовсе. Подогрели тушеночки, поболтали еще перед сном, да и на боковую.

  

  Хорошо так засыпать, ветерок в листочках шелестит, речка шумит, Хибрис-зайка с одной стороны храпит, Костик - с другой. Стерео называется!

  

  Утром, как ни странно, нашлись силы залезть на гору и попытаться разглядеть Эльбрус. Попытка, к сожалению, не удалась L - Эльбрус скромненько скрылся в облаках.

  

  Ну, что еще рассказать вам про наш поход. Да нечего вроде... Хорошо было. Хорошие реки, хорошая погода, хорошие люди вокруг меня. Сейчас вот пишу эти строки, а перед глазами они все так и проплывают: Надюха - верная моя правобалонная жена, веселые Наталья со Светкой, увешанный девайсами Стратежище, Юрка-приколист, Хибрис-зайка вечно молодой, меланхоличный Митрич, улыбчивая чучундра Краказютка, шашлычный бог Киви с женой Светкой, благородные доны на выданье - Игорек да Костик, добрый Ежик и самурайская Юлька, скромный батька Валера, ну и конечно наша чудесная всеобъемлющая мамаша Ирка, говорящая мне на прощанье: "Ну, покедова, душа моя!"...

  

   Давно подмечено, что два раза ТАКОГО хорошего похода и в такой же точно компании не бывает. И ничего с этим не поделаешь. Остается только надеяться на то, что в следующий раз все будет еще интереснее, веселее и душевнее. А как без этого, а?..

  

 

 

 

Комментарии

Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.

Фотографии на сайте размещены в качестве научного, информационного, учебного и культурного материала без цели извлечения прибыли.

Контактная информация:

Капитан команды Кочующих (он же главный по сайту):
Хафизов Ахат - Hafizow@yandex.ru

Продвижение сайта в интернете:

Лоцман команды Кочующих
Бортяков Андрей - abortyakov@yandex.ru