Велопоход Седмиозерная Богородицкая пустынь - Семиозерный лес-август-2008

 

 

Седмиозерная Богородицкая пустынь (Высокогорский район Республика Татарстан)

 

 

 

 

 

__________________________________________________

 

 

  Кочующие в дороге

 

 

 

 

  

  

 

 

 

  

  История Седмиозерной пустыни начиналась так же, как и история большинства монастырей России. В 1615 году в пустынном месте, куда захаживали только язычники-черемисы, поселился схимонах Евфимий, выходец из Великого Устюга. Вскоре, узнав о подвижнической жизни блаженного старца Евфимия, рядом с ним стали селиться монахи и послушники, а в 1627 году был официально открыт монастырь.

 

 

 

 

  

 

 

 

  

  Первоначально он назывался Вознесенским. Сам схимонах Евфимий вскоре был вызван Казанским архиепископом в Казанский Спасо-Преображенский монастырь Казанского кремля, где и скончался. Долгое время монастырь был невелик и небогат. Так в 1646 здесь жили 27 человек братии, которые кормились огородничеством.

  

  

  

  Общежительным монастырем пустынь стала в 1816 году, а в 1884 году была предоставлена в личное управление казанским правящим архиереям, которые отныне становились настоятелями Седмиозерной пустыни.

  

 

 

 

 

  

 

 

 

  

  

  Ее главной святыней являлась Смоленско-Седмиозерная икона Божией Матери. Основатель монастыря схимонах Евфимий принес эту икону, издавна хранившуюся в семье его родителей, из Великого Устюга. Этот чудотворный образ, по благословению правящего архиерея, схимонах Евфимий пожертвовал монастырю. В 1654 году, когда в Казани свирепствовала чума, от которой погибло до трети жителей, благочестивой монахине Марфе во сне явилась Богородица и повелела, чтобы ее чудотворный Седмиозерный образ был принесен из монастыря в Казань, а воеводы и духовенство торжественно встретили его крестным ходом. Все это было исполнено и чума в городе прекратилась.

  

  

  

  

  С этого времени по указанию митрополита Казанского Лаврентия, ежегодно 26 июня из монастыря совершался крестный ход с чудотворной иконой, причем Седмиозерный образ торжественно встречали на том самом месте, где позже был построен Кизический монастырь. В течение месяца икона переносилась из одного казанского храма в другой. Кроме того, еще один крестный ход в Казань с иконой ежегодно проходил с 9 сентября по 1 октября. Чудотворения от Сможко-Седмиозерной иконы Божьей Матери прославило монастырь, куда ежегодно приходили тысячи мников. В настоящее время эта чудотворная икона находится в Петропавловском соборе Казани.

  

  

  В воспоминание этого чуда, до самой революции ежегодно 25 июня икона приносилась из пустыни в Казань и оставалась там в течение месяца. Всеми датами переноса из храма в храм как бы повторялись каждый раз благодатные события того первого крестного хода. 27 июля (9 августа по н.ст.) икона возвращалась в Седмиозерную пустынь - на самое главное, престольное торжество монастыря, ибо 10 августа вся Россия празднует день Смоленской иконы Божией Матери.

  

  

   18 наиболее памятных чудес (всего же подсчитать их, разумеется, немыслимо) называет "Сказание", дополненное с XVII века и доведенное новым повествователем до 1804 года включительно. Среди них самые удивительные: прозрение слепорожденной девицы из Симбирска;

   -- прозрение также слепорожденной 5-летней девочки из Казани - еще во время первого принесения в город иконы;

   -- исцеление парализованной и отсохшей руки иерея Филиппа из Свияжска и вывихнутой ноги 4-летнего мальчика Василия из того же Свияжска;

   -- исцеление от беснования свияжской жительницы, давшей после избавления обет монашества.

  

  

   Но самым удивительным в историческом плане свидетельством стала следующая собственноручная запись об исцелении (1804 г.): "что сие означение есть истинное, в том свидетельствую - казанский комендант, генерал-майор и кавалер Кастеллий". К молебну пред иконой Стефана Николаевича Кастеллия несли четыре человека - из-за давней болезни ног он не мог самостоятельно передвигаться. Через несколько дней он уже свободно ходил. Для паломничества в пустынь, требующего временного отставления своих обязанностей, столь высокопоставленному чиновнику понадобилось даже специальное Высочайшее разрешение.

   Не менее известным в XIX веке стал случай исцеления игуменьи Казанского Богородицкого монастыря Досифеи от тяжелого ревматизма спины и правой руки. Функции руки восстановились по молитве пред Седмиозерной иконой в 1855 г., а на следующий год игуменья смогла совершить первый земной поклон перед Владычицей: страшные боли в позвоночнике прошли.

   Икону во время крестных ходов принимали у себя в домах жители Казани и многих-многих окрестных сел, через которые ее торжественно проносили.

  (ЛЕТНЯЯ СТОЛОВАЯ)

 

 

 

 

  

 

 

 

  Неудивительно, что пустынь, осененная такой великой благодатной силой Пресвятой Богородицы, росла, расширялась и процветала. В отличие от других обителей епархии, она за 300 лет от основания до революции почти не знала периодов серьезного упадка. Несколько десятков человек насчитывала ее братия как до реформы 1764 года, так и в XIX веке, когда число подвизающихся, вместе с послушниками, в этом формально "третьеклассном" монастыре доходило до ста. Это был тогда самый большой по числу братьев мужской монастырь Казанской епархии - и лишь в самом конце XIX века он уступил первенство молодому Михаило-Архангельскому монастырю Козьмодемьянского уезда (ныне - территория Марий Эл).

  

  

  Еще одна славная страница в истории монастыря связана с пребыванием в нем преподобного старца Гавриила (Зырянова) (1844-1915).

  

  Преподобный Гавриил происходил из крестьян Пермской губернии. В течение 10 лет он являлся послушником в знаменитой Оптиной пустыни, являлся духовным чадом преп.Амвросия Оптинского. В Москве он принял постриг с именем Тихон, затем по указанию оптинских старцев, покинул Москву и направился в Раифу, а затем - в Седмиозерную пустынь, в которой жил в 1883 по 1908 гг. В 1894 году принял схиму, в 1900 году по настоянию правящего архиерея был назначен наместником пустыни.

  

  (РАКА С МОЩАМИ ПРЕПОДОБНОГО ГАВРИИЛА)

 

 

 

 

  

 

 

 

  

  К рубежу XIX-XX вв. архитектурный ансамбль Седмиозерной пустыни по великолепию не уступал Раифскому. Еще более высокая колокольня вознеслась здесь над вратами: ее нижние ярусы по форме и размерам практически совпадали с раифскими, но на один ярус у нее было больше. И седмиозерная колокольня была чуть постарше - 1879 года. Ее тоже венчали часы. Колоколов насчитывалось 11.

  

 

 

 

 

  

 

 

 

   В самом центре монастырского прямоугольника величественно белел собор во имя Смоленской иконы Божией Матери - хранитель главной святыни обители. Его кувшинообразный купол, в стиле украинского барокко, удачно сочетался с малым куполом стоящей южнее Вознесенской церкви, что была примерно вдвое ниже. И собор, и церковь внешне почти не менялись с XVII века, когда их соорудили.

  

  

   К северу же от собора - все на одной линии - в 1899 г. возвели храм во имя преп. Евфимия Великого и свт. Тихона Задонского (архитектор - Ф.Малиновский). Инициировал эту постройку и собрал все средства на нее великий старец преп. Гавриил Седмиозерный - во исполнение своего обета о вечном поминовении усопших.

  

  

  В конце XIX - начале XX вв. преподобный Гавриил был одним из авторитетнейших русских старцев. В 1908-1915 гг. он проживал на покое в Спасо-Елеазаровом монастыре под Псковом, в 1915 году вернулся в Казань, но до Седмиозерной пустыни не доехал, скончавшись на квартире своего духовного сына в Казанской духовной академии.

  

  

  Затем уже чудеса сопровождали всю жизнь духоносного старца - да и многих духовных чад, его окружавших. Одним из таких чад стала сама великая княгиня Елизавета Федоровна, устроительница Марфо-Мариинской обители сестер милосердия - будущая преподобномученица Елисавета (?1918), которую чтит сейчас вся Россия да и, без преувеличения, весь православный мир. Всего на 3 года пережила она своего старца-духовника. Время их знакомства - это уже период, когда преп. Гавриил находился в Спасо-Елеазаровском монастыре под Псковом (1908 - 1915 гг.), изгнанный с бесчестием из Седмиозерки в результате интриг части братии. Но умирать старец приехал в Казань, простив всех своих обидчиков - и при огромном стечении народа был похоронен плачущей и кающейся седмиозерной братией в ставшем ему родном монастыре. Елизавета Федоровна добивалась перезахоронения его в Москве, в стенах Марфо-Мариинской обители, но... не успела из-за революции. Видимо, такова была Божия воля, чтобы преп. Гавриил остался своими мощами в Седмиозерной пустыни. В ней он пребывает и сейчас, в простой деревянной раке, в единственном действующем храме - торжественно прославленный в лике святых в 1997 году, через 82 года после своей кончины.

  

  (НАСТОЯЩИЙ СТАРЕЦ ЧИТАЕТ КАНОНЫ)

 

 

 

 

  

 

 

 

  Тогда же старец был погребен в Седмиозерной пустыни в отстроенном им храме Препоподобного Евфимия Великого. В 1997 году схиархимандрит Гавриил был канонизирован. К началу XX века Седмиозерная пустынь была большим и красивым монастырем. Здесь находились Вознесенский собор и церковь Смоленской Божьей Матери - оба храма второй половины XVII века, монастырь окружали стены того же времени. Внутри располагалились пять каменных корпусов построенных в основном в XIX веке. В 1881 году была построена высокая колокольня.

  

  (БРАТСКИЙ КОРПУС)

 

 

 

 

  

 

 

 

  

 

 

 

 

  Примечательно, что только эта поминальная церковь и сохранилась сейчас из шести храмов обители. Революция страшно опустошила Седмиозерку - гораздо больше, чем Раифу. От великолепного Смоленского собора остался только цокольный этаж, превратившийся в подобие кургана. Лишь на востоке из массивных камней вырисовываются бывшие алтарные выступы, да кое-где проглядывают детали прекрасного кирпичного "узорочья" XVII века. Даже по развалинам можно судить, насколько величественным был главный храм... но именно уже только - был... Совсем ничего не осталось - даже фундаментов, - от Вознесенской церкви и великой колокольни.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

  

 

 

 

  Пересохли озера, когда-то омывавшие монастырский прямоугольник с трех сторон, как маленький полуостров - отпала необходимость в том живописном мостике, который мы видим на старинных литографиях пустыни перед ее колокольней с воротами. Да и сами главные ворота сейчас - с противоположной стороны: с севера, а не с юга.

 

 

 

 

   Но возрождение хотя бы и одного Божьего храма является залогом грядущего возрождения всего былого величия... Несколько лет назад руины монастыря, разграбленного в 1918 г. и окончательно закрытого в 1927 г., были наконец возвращены Церкви. Новая братия монастыря во главе с наместником игуменом Германом сначала собиралась на богослужения во временном храме, что обустроили в жилом 2-этажном корпусе.

 

 

 

 

  (ОСТАТКИ САМОГО КРУПНОГО ХРАМА)

 

 

 

 

  

 

 

 

   К юбилейному же 2000 году был окончательно восстановлен храм свв. Евфимия Великого и Тихона Задонского - тот самый, бывший поминальный.

   Издалека, еще за километр до Семиозерки, виден его небесно-голубой купол на фоне стены леса. Как искорка, мерцает на солнце святой крест. Сам храм, пасхально-красный, издалека чуть розовеет в дымке: единственная живая свечка, празднично озарившая широкую долину.

  

  

   Очень похож весь этот пейзаж на окрестности источника Серафима Саровского на речке Сатис, в получасе езды от Дивеево. Кажется: те же самые дивные-дивеевские места! Та же темно-зеленая стена леса, встающего над полем: леса, кажущегося еще выше из-за склона, на котором он растет. Точно так же скромно ютится на самой опушке главная святыня: часовня преп. Серафима и купальня - там, Евфимиевская церковь - здесь. Так же ведет к святыне дорога через быструю речушку: Сатис там, Солонку - здесь. Да и сам дух двух великих преподобных, видимо, очень похож: Серафима Саровского и Гавриила Седмиозерного.

   Невольно сравниваешь эти места, конечно, еще и с Раифской пустынью - хотя они, надо признаться, очень разные.

  

  

   Природное окружение Седмиозерного монастыря - такое же нерукотворное чудо. Только здесь лес - преимущественно лиственный, а не сосновый (впрочем, и тут попадаются одиночные сосны в несколько обхватов).

 

 

 

 

  

 

 

 

  По дороге к Ближнему святому ключу - в 1 км от обители, - попадаются тополя какой-то необыкновенной высоты и ширины. Тополя, еще сохранившиеся чудом в отдельных старых уголках Казани - просто карлики по сравнению с ними: ниже их раза в два...

  

  Здесь, видя все это, легко веришь в сказание о древнем, совершенно необъятном дубе, у которого язычники-марийцы приносили в жертву коней и волов, и все ветви его были увешаны сырыми шкурами забитых здесь животных. Это было до основания монастыря.

   Инок Евфимий тогда стал свидетелем чуда, за которое возблагодарил Бога: "Однажды, когда они пришли совершать свой скверный праздник, внезапно небо омрачилось, сделалась буря, раздался гром, страшная молния ударила в дерево и, сокрушив его, сожгла до самого корня..." Жертвоприношения с тех пор прекратились.

  

 

 

 

 

  

 

 

 

   Сам святой ключ расположен в овраге с извилистой быстрой речкой на дне. Над потоком стеной возвышается живописный склон - не глинистый, а белый известняковый... очень похожий на крутые волжские обрывы. Из этой кручи, примерно с середины его высоты, и бъет из трещин вода. По специальному наклонному желобу над речкой - "римскому акведуху" в миниатюре, - она стекает в часовню (до революции на месте часовенки стоял каменный Скорбященский Богородицкий храм 1884 года). Чистейшая ледяная вода по вкусовым качествам даже превосходит раифскую. Она содержит повышенное количество серебра и обладает целебными свойствами, даже с точки зрения беспристрастной науки. По благодати же Божьей, чудесные исцеления здесь не прерывались веками. К источнику постоянно ездили люди даже в советское время, когда сам монастырь был закрыт и разрушен.

 

 

 

 

  

 

 

 

  

   Еще минут 40 ходьбы вверх по той же речке - и мы у Дальнего святого ключа. Или, как его еще называют, источника матушки Анисии - подвижницы, упоминаемой в "Сказании..." XVII века: она поселилась здесь в уединении на 20 лет раньше инока Евфимия. Когда он пришел, она

   засвидетельствовала, что давно слышала в этом месте ангельское пение и колокольный звон - именно это окончательно утвердило нового пустынника в мысли, что Богу угодно основать здесь обитель.

   Монахиня Анисия похоронена возле ключа и своих "грядок", которые, как верит народ, также несут исцеление всем, кто к ним с молитвой припадает - передается пророчество о том самой древней подвижницы, хотя никаких письменных свидетельств об этом не сохранилось.

 

 

 

 

  

 

 

 

  

   Люди окунаются в специальной небольшой купальне, сооруженной при Дальнем источнике. В наше время здесь зафиксированы случаи исцелений даже от онкологических заболеваний в поздних стадиях... Поистине, по нашей вере Богом даются чудеса!

  

  

  

  

  КОЧУЮЩИЕ НА ПРИВАЛЕ

 

 

 

 

  

 

 

 

  

  

 

 

 

 

     

 

 

 

  информация с сайтов:

 

  http://zhurnal.lib.ru/r/roshektaew_a_w/

 

 

 

 

  

 

             рядом  Анисьины  грядки!  

 

 

 

 

 

Комментарии

аватар: Гость

удачи!

удачи!

аватар: Ильнур

 Молодцы!!! Так держать.

 Молодцы!!! Так держать.

Отправить комментарий

Фотографии на сайте размещены в качестве научного, информационного, учебного и культурного материала без цели извлечения прибыли.

Контактная информация:

Капитан команды Кочующих (он же главный по сайту):
Хафизов Ахат - Hafizow@yandex.ru

Продвижение сайта в интернете:

Лоцман команды Кочующих
Бортяков Андрей - abortyakov@yandex.ru