Новосибирские острова

Новосибирские острова

Активное освоение Новосибирского архипелага, который, для сравнения, более чем в три раза по своей площади превосходит такое государство как, к примеру, Катар, началось в 70-х годах прошлого столетия. Тогда Министерством геологии Советского Союза была определена задача масштабного геологического и геофизического исследования островов. Для решения этой задачи была создана так называемая Восточно-Сибирская комплексная партия, начальником которой назначили Владимира Иванова. Работы проводились при участии опытного геофизика Алексея Пискарёва. Работы были нацелены на проведение сейсмогеологоразведки. Экспедиционный лагерь располагался в непосредственной близости от места расположения полосы аэродрома «Темп», который в то время был рассчитан на обслуживание лишь таких самолётов как Ан-2 – рабочих лошадок Арктики, как называли этот самолёт сами участники экспедиции.

 

                                        острова Жохова. Международная геологическая экспедиции               Новосибирские острова

К 1973 году на Новосибирских островах удалось развернуть несколько сейсмолабораторий, которые позволяли, по официальной версии, отслеживать природные землетрясения на территории региона внушительной площадки. А по неофициальной, как говорится, догадываемся сами, что с помощью установленной на Новосибирских островах техники можно было отслеживать не только те землетрясения, которые вызваны матушкой-природой…

Увы, с распадом СССР все исследования Арктики и этого архипелага практически были свернуты…

 

Стратегическая значимость Новосибирских островов была осмыслена и в новейшее время. Именно поэтому министр обороны Шойгу и отдал приказ о начале восстановления аэродрома с дальнейшим масштабным освоением архипелага. 
В 2014г. к островам подошли корабли Северного флота РФ, во главе которых был РК «Пётр Великий». Корабли вышли с базы в Североморске 3 сентября и были подведены к островам группой из четырёх атомных ледоколов («50 лет Победы», «Вайгач», «Таймыр и «Ямал») в связи со сложной ледовой обстановкой на нескольких участках маршрута. 
Ледоколы использовались на протяжении сложных участков маршрута протяжённостью около 400 морских миль. Общая протяжённость пути составила более 2 тысяч морских миль. 

 

                                                  остров Котельный, международная экспедиция                           Новосибирские острова

Новосибирские острова (якут. Саҥа Сибиир арыылара) — принадлежащий России архипелаг в Северном Ледовитом океане между Морем Лаптевых и Восточно-Сибирским морем, административно относится к Якутии. Площадь 38,4 тыс. км². Новосибирские острова входят в состав охранной зоны Государственного природного заповедника «Усть-Ленский».
Состоит из 3 групп островов: Ляховские острова, острова Анжу и острова Де-Лонга.

Первые сведения об островах в начале XVIII века сообщил казак Яков Пермяков, плававший от устья Лены к Колыме. В 1712 году он в составе казачьего отряда, возглавляемого Меркурием Вагиным, высадился на остров Большой Ляховский.

Геология, география, климат
В геологическом отношении на архипелаге преобладают многолетнемёрзлые породы и подземные льды. Коренные породы, которые скрыты под рыхлыми четвертичными отложениями и мощными отложениями ископаемого льда — это известняк, сланец с интрузиями гранитов и гранодиоритов. 
В береговых обрывах из песчано-глинистого грунта, покрывающего ископаемый лёд, оттаивают остатки ископаемых растений и животных (мамонтов, носорогов, диких лошадей и др.), свидетельствующие о том, что много тысячелетий назад климат в этом районе был более мягкий. Максимальная высота — 426 м (остров Беннетта). На островах господствует арктический климат. Зима устойчивая, с ноября по апрель оттепелей нет. Снежный покров держится 9 месяцев. 
Преобладающие температуры января от −28 °C до −31 °C. В июле на побережье температура обычно до 3 °C, в центральной части — на несколько градусов теплее, заморозки возможны в течение всего тёплого периода, но резких колебаний температуры не бывает вследствие близости моря. Годовое количество осадков невелико (77 мм). Наибольшее количество осадков выпадает в августе(18 мм). Наиболее крупная река Балыктах.
Ландшафт островов — арктическая тундра, озёра и болота.

                                                           льды на острове Жохова                                                Новосибирские острова

Флора и фауна
Поверхность островов покрыта арктической тундровой растительностью (мхи, лишайники), из цветковых: полярный мак, лютики, крупки, камнеломки, ложечная трава). Из животных постоянно обитают: северный олень, песец, лемминг, белый медведь. Из птиц — полярная сова, белая куропатка. Обилие водоёмов сюда привлекает в летнее время: уток, гусей, куликов. В прибрежных районах обитают чайки, гагары, чистики, кайры. На архипелаге раньше вели промысел песца.
На острове Котельный с 1933 действует полярная станция.

Зимовья
В досоветский и советский периоды существовали следующие временные поселения на данных островах:
о. Котельный — Амбардах, Бхак Карга, полярная станция «Бунге», становище «Ангу (Анжу)»;
о. Новая Сибирь — Бирули, Большое Зимовье;
о. Большой Ляховский — Малое Зимовье;
о. Малый Ляховский — Фёдоровский(Михайлова).

 

                                                              остров Жаннетты                                            Новосибирские острова

Острова архипелага
скала Бастын-Тас
Бельковский
остров Беннетта
Большой Ляховский
остров Вилькицкого
остров Генриетты
остров Жаннетты
остров Железнякова
остров Жохова
Котельный
Малый Ляховский
Матар
Наносный
Неизвестные
Новая Сибирь
Посадный
Скрытый
Столбовой
остров Стрижёва
Тас-Ары
Усук-Карга
Хоптолох
Хопто-Терер
Яя

                                                       остров Генриетты в иллюминаторе                                             Новосибирские острова

УСТЬ-ЛЕНСКИЙ ЗАПОВЕДНИК
Усть-Ленский государственный природный заповедник — заповедник, расположенный в дельте реки Лены и на западном склоне северной оконечности хребта Хараулах, на территории Булунского района Республики Саха (Якутии). Организован 18 декабря 1985 года. Общая площадь заповедной территории — 1 433 000 га (14 330 кв. км). Количество участков — 2. «Дельтовый» (между протоками Арынской и Мачаа-Юёсэ), площадью 1300 тыс. га, и «Сокол» (занимает северные отроги Хараулахского хребта), площадью 133 тыс. га. Бо́льшая часть территории заповедника (13 000 км², или 91 %) приходится на дельту Лены, и только 9 % (1300 км²) его общей площади занимают северные отроги Хараулахских гор.
Подчинённые территории и охранная зона: площадь охранной зоны составляет 1 050 000 га.

Климат
Климат заповедника морской полярный, очень суровый. Продолжительность периода со снежным покровом 250—270 дней. Средняя продолжительность безморозного периода на севере заповедника 40 дней, в южной части 45 дней. Продолжительность тёплого периода со средней суточной температурой выше 0° составляет 108 дней в горной части и 97 дней — на морском побережье. В течение тёплого сезона почвы успевают оттаять на глубину от 10 до 120 см.

Новосибирские острова
Географические данные
Дельта Лены — уникальное природное творение. Великая река разбегается здесь по бесчисленным протокам, образуя более 30 тысяч озёр. На них приходится пятая часть этого участка заповедника; свыше четверти — заливы и протоки. Так что Усть-Ленский заповедник — наполовину водный, да ещё граничащий со студёным морем Лаптевых, принимающим в себя Лену.
Остальная территория покрыта различными травяными, травяно-кустарниковыми, лишайниково-зеленомошными и зеленомошными тундрами, а также тундро-болотами. Берега проток окаймлены нешироким бордюром из кустарничковых ив, осок, бобовых и разнотравья. На участке «Сокол» в нижней части — разного рода тундры, выше 500 метров над уровнем моря — гольцовый пояс.

Флора и фауна
Сосудистых растений в заповеднике отмечено 402 вида, в том числе 20 редких для Якутии и 3 включённых в список редких растений СССР: проломник Городкова, хохлатка Городкова, камнеломка молочно-белая. Остров Тит-Ары знаменит самым северным в мире массивом леса. В западной части острова, на широте около 72°, растут невысокие, до 6 м высотой, деревья лиственницы Каяндера, или даурской. Рыбы — 32 вида, земноводные — 1 вид, птицы — 109 видов, млекопитающие — 33 вида. Среди птиц — гусеобразные, чайковые, кулики; малый лебедь внесён в Красные книги СССР и России, а розовая чайка — в Красную СССР. Этими же документами охраняются белый медведь и лаптевский подвид моржа (лаптевский морж). 
В последние годы отмечаются факты возвращения на береговые лежбища лаптевских моржей, уничтоженных в этих водах ещё в 40-е годы прошлого века. Вероятно, это связано с уменьшением общего судоходства в данном районе. Однако состояние популяции вызывает тревогу. У булунской популяции дикого северного оленя (до 70 тысяч животных) в дельте места отёла и летнего выпаса. Здесь выводят потомство многочисленные песцы, находятся у северной границы своего ареала черношапочный сурок и снежный баран. Успешно акклиматизируются овцебыки, завезённые в 1996 году из Таймырского заповедника.
Богата ихтиофауна заповедника. В его водах можно встретить нельму, муксуна, чира, ряпушку, осетра, сигов, пелядь и других ценных рыб. Их количество в Лене сильно уменьшилось, а в заповеданной дельте, где традиционные участки нереста лососёвых и сиговых рыб, они обрели покой и возможности для восстановления стада.
Словом, кроме охраны и изучения водных и дельтовых систем, потребность в чём очень велика, Усть-Ленский заповедник является крупным резерватом, способствующим процветанию популяций промысловых видов рыб, птиц и млекопитающих на обширных просторах Якутии и даже, если иметь в виду перелётных птиц, за её пределами.

 

                                      вертолет вернулся на корабль,  остров Большой Ляховский                     Новосибирские острова

РОССИЯ ВОЗВРАЩАЕТСЯ В АРКТИКУ
Министерство обороны России приступает к реализации масштабного проекта, который замминистра Аркадий Бахин охарактеризовал как «возвращение в Арктику».
«Мы пришли туда или, точнее, возвратились навсегда, потому что это - исконно русская земля».
Сергей Шойгу определил Аркадия Бахина как министерского чиновника, который будет непосредственно отвечать за работу по Арктике. На первом этапе заместителю министра поручено проконтролировать работы, которые военнослужащие будут проводить на Новосибирских островах, расположенных на стыке арктических морей: моря Лаптевых и Восточно-Сибирского моря. Главная цель военного ведомства на первом этапе состоит в строительстве взлётно-посадочной полосы аэродрома «Темп», созданного на островах в советские времена, но затем длительное время не эксплуатировавшегося, от чего пришедшего в полную негодность для приёма воздушных судов. Полоса будет строиться с первоначальным прицелом на взлёт и посадку таких самолётов как Ан-72 и Ан-74, которые, по словам представителей главного военного ведомства, смогут прибыть на Новосибирские острова уже в конце октября текущего года. В дальнейших планах – расширение и удлинение ВПП аэродрома «Темп» с целью получения возможности приёма большегрузных транспортных самолётов.

Во время движения кораблей проводилась масштабная авиационная работа с помощью вертолётной техники (Ка-27), которые осуществляли воздушную разведку на маршруте следования, а также отрабатывали варианты посадки на атомные ледоколы. Осуществлялся комплекс учений по отработке действий корабельных команд с экипажами самолётов противолодочной морской авиации, а также учебные тренировки по оказанию помощи судам, терпящим бедствие в арктических водах.

Флотская группировка (десять судов обеспечения и боевых кораблей) и заняла места якорных стоянок в акватории залива Стахановцев, находящегося на западной оконечности острова Котельный Новосибирского архипелага. По сообщениям пресс-службы Северного флота, на остров с помощью вертолёта Ка-27 и специальных плавательных средств была высажена группа для проведения рекогносцировки. После проведения работ рекогносцировочной группой было принято решение о высадке десанта на берег острова Котельный с БДК «Кондопога» и «Оленегорский горняк». 

 

                         Остров Бол. Ляховский, полярная станция Шалауровка, остатки вездехода                         Новосибирские острова

Для начала строительных работ на Новосибирские острова было доставлено соответствующее оборудование и материалы. Команде была поставлена задача в сжатые сроки провести картографический анализ и приступить к работам по возведению взлётно-посадочной полосы аэродрома «Темп». По поводу необходимости проведения слаженных и эффективных работ весьма недвусмысленно высказался министр обороны Шойгу: 
«Очень не хочется, чтобы кому-то пришлось совершать подвиги из-за чьей-то расхлябанности».
По всей видимости, министр имел в виду, в том числе, и прошлый опыт начать определённые работы на Новосибирских островах, который был откровенно неудачным. Напомним, что в сентябре 2012 года при заходе на посадку на острове Котельный потерпел аварию вертолёт Ка-27. Благо, что в той аварии никто из членов экипажа и десантной группы, находившейся в вертолёте, не пострадал. Экспертная группа установила, что авария вертолёта произошла вследствие заклинивания редуктора. 
При этом сообщается, что пилоты, как виделось им, вели машину на твёрдый грунт, вместо которого оказалось болото. Та авария скомкала учения, оставив явно негативный осадок. 

На сей раз никаких нештатных ситуаций не зафиксировано, а это вселяет надежду на то, что работы на Новосибирских островах будут не только начаты точно в срок, но и точно в срок закончены. 

Итак, для чего Министерству обороны могут быть нужны именно Новосибирские острова? Как уже говорилось, в своё время на островах работали группы сейсмического мониторинга. Очевидно, что советский опыт по установлению эпицентров землетрясений, которые вполне могли возникать и после ядерных испытаний, проводимых другими государствами, трудно в нынешней ситуации переоценить. Оставшиеся от работы Восточно-Сибирской комплексной партии Владимира Иванова материалы позволят быстро наладить работу, скажем так, в современном ключе. 
Кроме того, Новосибирские острова – это стратегический архипелаг Северного Ледовитого океана, на котором с 1933 года действовала полярная станция. На станции проводились систематические исследования в области метеорологии, гидрологии, геологии, геомагнетизма. Наработки советских учёных могут оказаться неоценимую пользу для тех групп, которые собираются работать на Новосибирских островах сегодня. Уникальное расположение имеет здесь и тот самый залив Стахановцев, который сегодня используется кораблями СФ РФ для выбора якорных стоянок на островах. При качественной работе залив может превратиться в важный элемент инфраструктуры Новосибирского архипелага. 

Хотелось бы, чтобы работа на Новосибирских островах была проведена ещё и так, чтобы она не разрушила по-настоящему уникальную экосистему арктических земель. Сегодня архипелаг, входящий в состав Республики Саха (Якутии), является составной частью охранной зоны «Усть-Ленского» заповедника.

 

                                                            остров Генриетты                                                  Новосибирские острова

НОВОСИБИРСКИЕ ОСТРОВА - ОСТРОВА СОКРОВИЩ
В последний день августа на острове Котельном идет снег. Без пуховика далеко не уйдешь. Зато светло здесь круглые сутки, приходится окна на ночь завешивать одеялами. В разгар лета солнце встает лишь наполовину, а сейчас оно, едва поднимаясь с рассветом, катится вдоль горизонта и ненадолго проваливается за него в полночь.
Судно «Поларис» высаживает нас на южном берегу Котельного острова, где стоит метеостанция Санникова. Здесь живут начальник Саша с женой Светой, техник-метеоролог Саня-младший, кот Васька, белый пес Белый, черный пес Черный, рыжая собака Шайба и собака Сара, у которой в роду, кажется, были волки. Саша и Света познакомились в Новосибирском метеорологическом училище, приехали на станцию на севере острова, потом перевелись сюда. «По штатке нас должно быть больше, и работать положено сутки через двое, но мы дежурим через день. Даже лучше: поработал день, день отоспался, и снова работать, — говорит Саша. — Если был бы второй выходной, непонятно, чем себя занять». Скука вообще переносится сложнее, чем климат.
Саша рассказывает, что, когда он жил на севере острова, другие метеорологи все норовили поохотиться на мишек. Только увидят вдалеке одного, бегут за ружьем. А Саша хватал палку и стучал по бочкам из-под топлива, которые там везде, чтобы спугнуть зверя. Медведи все время выходят к людям, ищут еду. А люди недолго думая стреляют. «Я им говорю, медведь, если захочет, голову вам оторвет, вы ружье вскинуть не успеете. Но он не агрессивный зверь, даже осторожный. Сколько раз было: идешь снимать показания зимой — никого нет, ровный снег, потом через пять минут выходишь из дома — видишь свои следы, а рядом медвежьи. То есть он видел тебя, переждал, пока ты уйдешь, и отправился по своим делам».
Правда, медведи на острове появляются все реже. Волки тоже перевелись, с тех пор как исчез олень. А оленей перебили пограничники — ради забавы отстреливали с вертолетов целыми стадами. Теперь олени встречаются только в глубине острова — по одному, по два, и то редко. Остались мыши и песцы. Песцов Саша постоянно спасает от собак, а недавно вытащил из пасти у Белого полярную сову. Как Белый ее сцапал, непонятно, совы обычно на 20 метров никого к себе не подпускают.
В свободное время Саша собирает бивни мамонта, и это гораздо прибыльнее, чем его основная работа. Они со Светой здесь пятый год и собираются увольняться — заработали, сколько хотели, пора домой, в Алтайский край, открывать свое дело и рожать детей. Потому что здесь заводить детей было бы безумием: ни школы, ни больницы, ни даже фельдшера в радиусе сотен километров. Случись что, нужно вызывать санборт, который бог знает когда прилетит. У прежнего начальника станции был удар, за ним приехали лишь через несколько дней.
Смысл определения «труднодоступная станция» я понимаю, когда пытаюсь отправить письмо. Станция Санникова была основана в 1942 году, и в бытовом и технологическом плане с тех пор мало что изменилось. Почты нет, спутниковый телефон — на крайний случай, электронная почта — через Тиксинское отделение Росгидромета, где ее читают и цензурируют по своему усмотрению. Не то чтобы это их работа — скорее хобби. Света кидает мое письмо коллеге в Тикси и просит переслать по указанному адресу. Через несколько минут приходит ответ: «Письмо аннулировано. Вопросов не задавай».
Раз в год на остров приходит судно Росгидромета «Михаил Сомов», привозит запас еды на весь следующий год, бумажную почту и новых сотрудников. Этим летом четыре раза прилетали пограничники. Больше никакого официального сообщения с землей нет. А неофициально к весне появляются якуты и другие искатели бивня. И хотя гусеничная техника на всех островах строго запрещена — заповедная зона, — старатели приезжают на вездеходах по льду и позже, весной, на лодках, несмотря на смертельную опасность.

                                                              остров Беннетта                                                     Новосибирские острова

Валера раньше был капитаном парохода, теперь он сборщик бивней мамонта. И пересекает море Лаптевых всего дважды в год, и то на вездеходе по льду весной или на лодке осенью
Когда Саша со Светой заезжали сюда в 2010-м, их подбросили на вездеходе. Лед на море совсем не гладкий, кругом торосы высотой с пятиэтажный дом. Еще опаснее ямы во льду: никогда не знаешь, то ли это лужа, то ли трещина до самой воды. Вездеходчики высовываются из кабины с биноклями — высматривают путь. 
Иногда ничего не остается, кроме как попробовать перескочить разломы на полном ходу. «Водитель постучал нам в кузов, мол, кто спит, просыпайтесь и держитесь крепче, будем прыгать, — вспоминает Саша. — Разогнался до упора, с лязгом перемахнул через дыру во льду, но не долетел, и задняя часть увязла в воде. Я открыл дверь, думал, сейчас нас вторым вездеходом на тросе вытянут, а вода как хлынула внутрь. 
На краю льдины стоит начальник бригады Гена, орет: вылезайте! Голова у него в кровище — их с водителем в кабине тряхануло так, что он люк в потолке головой пробил. Мы спросонья едва успели повыскакивать наружу в одних носках. Все вещи, компьютеры, все, что было внутри, пошло ко дну. К счастью, с нами были еще два вездехода, подсели в них, одолжили обувь, так что добрались до станции живыми».
Добираться по воде не менее опасно: обычно браконьеры плывут на плоскодонных алюминиевых лодках. До ближайшего берега отсюда 400 километров. Осенью в шторм волны под два метра, так что приходится на полном ходу перескакивать с волны на волну. Рассказывают, что в прошлом году один человек вылетел за борт, но лодка даже не остановилась, потому что, если заглушить мотор, следующая волна накроет и утонут все. На морских резиновых лодках типа «Зодиак», которые надежнее и гораздо дороже, приезжает только организованная команда браконьеров из поселка Казачьего.

Метеостанция — единственный очаг цивилизации тут, и браконьеры, и пограничники, добравшись до острова, первым делом идут к ребятам. Метеорологи держат швейцарский нейтралитет, принимают и тех и других. Еще иногда приезжают ученые. Вот и теперь нас — четверых геоморфологов, фотографа Макса и меня — в ходе экспедиции Русского географического общества на Новосибирские острова забросили на Котельный на неделю.

                                                Арктика, море Лаптевых                                                   Новосибирские острова

Тикси
Наша экспедиция началась шестью днями раньше, когда мы прилетели в Тикси — ближайший к островам город на Большой земле. Как это часто бывает с полузаброшенными северными городами, Тикси будто вмерз в прошлое. «Слава Октябрю!» — гласит надпись, выложенная ржавыми топливными бочками на склоне холма над городом. Тиксинский порт работает до сих пор, но похож на собственный призрак: у воды стоят ржавые краны, в воде — облупившиеся баржи и скелеты кораблей, побережье завалено горами металлолома, а окружают порт сгнившие в труху деревянные двухэтажки.
 
Тридцать лет назад Тикси процветал: угольная шахта, порт — все строилось, требовало рабочей силы, в общаге набивалось по пять человек в комнату, рассчитанную на двоих, деньги получали сумасшедшие. «В восьмидесятые пятьсот рублей считались обычной, небольшой зарплатой, — говорит наш сопровождающий Валера, — у людей на книжках лежало по десять, пятнадцать тысяч. Ну и, понятно, потом все это сгорело». В лучшие времена в Тикси жило 15 000 человек, сегодня втрое меньше. Нет ни добычи, ни производства. Даже единственный продуктовый магазин все утро закрыт — продавщица просто не пришла. 
Едем обедать в центр города, в единственный здесь ресторан, который работает только по предварительному заказу. После ужина, говорят, здесь лучше не задерживаться: за соседней дверью бар — без танцев, зато с гарантированной дракой.
За обедом расспрашиваю руководство экспедиции, в чем наша главная цель. «Задача номер один — пробежать как можно быстрее все точки и понять, где и как работать в будущем, — говорит Александр Булыгин, научный руководитель предприятия. — Политическую составляющую мы не обсуждаем, я не компетентен, но ее озвучил Путин. Нужно доказать, что шельф — это есть протяженность, дальнейшее распространение нашей великой родины, и, соответственно, у нас есть приоритетные права на разработку полезных ископаемых».
«Вернуть российское присутствие в Арктику, в том числе военное, — говорит Константин Зайцев, руководитель экспедиции и помощник полярника Чилингарова. — И научное. Российское присутствие в Арктике существенно сократилось в 1990-е годы. Еще хотим создать здесь национальный парк, который был бы защищен лучше, чем существующий заповедник. Хотелось бы сделать рекреационную зону для научных работ и туризма, чтобы не было бесконтрольного использования ресурсов».
Тезис о возвращении военного присутствия несколько противоречит реальности: на наших глазах сворачивалась военная часть в Тикси-3, в октябре ее полностью расформировали, а городской аэропорт, принадлежавший Министерству обороны, закрыли.
После обеда едем на тиксинскую метеостанцию. Успеваем к запуску «шарика», то есть метеозонда. Белый шар полутора метров в диаметре с привязанными датчиками поднимается на 38 километров над землей и там лопается. За два часа полета датчики успевают сообщить все о скорости и направлении ветра, температуре и других параметрах атмосферы. Эта информация дорого стоит: над Тикси пролегает воздушный коридор, по которому проходят ежедневно полтора десятка рейсов, соединяющих Европу и Азию, поэтому точные метеосводки покупают все крупные авиаперевозчики.
«Сейчас остались те, кому ехать некуда или кто дорабатывает до северной пенсии, — рассказывает метеоролог Ольга Викторовна. — Работа неженская, зимой нужно вручную бурить лед на два с половиной метра, чтобы измерить толщину. В сутки каждые три часа нужно снимать показания и отправлять отчет. Температура воды, высота волны, осадки. Зимой бывает метель такая, что своих ног не видишь. Но я, наверное, ненормальная женщина, иногда идешь с площадки в апреле: морозы отзвенели, прилетели пеночки, солнце, снег сверкает. И думаешь: какое это счастье! Хотя чем лучше погода, тем больше у метеоролога работы». Позже я узнаю, что Ольга Викторовна — гроза всех окрестных метеорологов, а тиксинская станция — образцово-показательная.
Уже в сумерках возвращаемся в гостиницу в машине с местным бизнесменом Степаном Сукачом. В экспедиции он отвечает за логистику и сопровождение. Спрашиваю, что он тут делает. «Вообще-то я занимаюсь мамонтом. С середины июля до сентября у меня тридцать человек собирают бивни и кости, потом все это у меня покупают, девяносто процентов Китай, десять — российские художники. 
Здесь на самом деле полно полезных ископаемых. Раньше добывали уголь. Есть и алмазы, и золото. Каждый год мы подаем заявки на разработку, пока отказывают. Город живет на дотациях, хотя тут все могло бы быть. Мне здесь нравится. Я охотник и рыбак, понимаешь? А что зимой отопление могут отключить в минус 50, так у меня в квартире в каждой комнате по печке и генератор такой, что на весь дом хватит. Меня голыми руками не возьмешь. Но вообще я на зиму в Москву перебираюсь». Подъезжаем к гостинице. Надпись у входа: «Честь и слава — по труду».

Одноразовый метеорологический радиозонд поднимается над землей на 30–40 км, затем шарик лопается, аппаратура разбивается о землю. Но за два часа, что зонд находится в воздухе, он успевает сообщить информацию о погоде в воздушном коридоре, соединяющем Азию и ЕвропуНовосибирские острова

 

Водяные знаки
По концентрации изотопов кислорода во льду можно описать климат , при котором этот лед намерз. В природе есть несколько изотопов кислорода, то есть атомов, которые отличаются только массой. Можно представить их как шары для кегельбана — они одинакового размера и формы, но заметно отличаются по весу. Например, изотоп кислорода 16О легче, чем 18О.
«Мы знаем точное соотношение изотопов в океанской воде, оно постоянно, — объясняет Наталья Белова, научный сотрудник географического факультета МГУ. В теплом климате, ближе к экватору, в воздух из воды испаряется больше тяжелого кислорода, чем на северных широтах. Следовательно, в более суровые зимы тяжелый кислород 18О медленнее испаряется из Мирового океана и быстрее выпадает в виде дождя и снега.
Когда воздух доходит до Арктики, в нем гораздо меньше тяжелого кислорода. Снег, который выпадает из такого воздуха, будет содержать меньше 18О. Есть рассчитанные значения соотношению изотопов 18О и 16О, по которым можно судить о среднеянварской температуре. Чем меньше 18О во льду, тем холоднее была зима, в которую лед намерз. Это рассчитано во многих местах в Арктике и довольно точно совпадает с метеорологическими данными, если мы смотрим на льды, замерзшие недавно, когда люди уже вели погодные наблюдения ».

                                 остров Котельный, законсервированная полярная станция                                        Новосибирские острова

Котельный
На острове Котельном мы с геоморфологами из МГУ, Надей, Наташей, Денисом и Сашей, приплывшими со мной на «Поларисе», каждое утро забираемся в вездеход и отправляемся вдоль берега к термоцирку — месту, где тают древние льды. Новосибирские острова стремительно размываются — береговая линия в некоторых местах отступает на 10, а в некоторых на 30 метров в год. Эта картина стремительного по геологическим меркам разрушения завораживает: высокий крутой берег оползает, образуя что-то вроде глинистого амфитеатра с торчащими конусами — байджерахами, как их называют геоморфологи. Бурый лед стеной возвышается над лунным пейзажем. Вероятнее всего, в будущем острова полностью уйдут под воду, но пока они стоят, у ученых есть шанс узнать, какой был климат в этой местности сотни тысяч лет назад. И мы здесь ровно для этого — взять пробы льда и грунта, чтобы затем по их составу реконструировать условия, в которых формировались острова.
Бурый лед над термоцирком похож на ледник, присыпанный сверху землей. Однако, как объясняют мне геоморфологи, это не ледник, а жильный лед, он образуется совсем другим путем: из мелких прожилок льда в растрескавшейся от морозов земле. За десятки и сотни тысяч лет прожилки льда разрастаются, превращаясь в гигантские глыбы, или едомы, которые выглядят как ледяные утесы над берегом моря. Климата для формирования едом сегодня на Земле нет нигде.
Натянув болотники повыше, геоморфологи забираются в термоцирк с лопатами, кирками и топорами. Саша и Денис скалывают на разных уровнях куски льдины и раскладывают по пронумерованным пакетам. Вечером растаявший лед они перельют в пробирки, которые затем в Москве отправятся в лабораторию на изотопный анализ. По соотношению изотопов кислорода в талой воде можно узнать, какой здесь был климат, когда намерз этот лед (см. стр. 183). Надя в самой середине термоцирка и, увязнув в грязи по колено, выкапывает образцы торфа на уровне ниже ледяной жилы. По составу торфа в лаборатории можно определить возраст льда над ним, а по составу почвы — подробнее узнать, как она сформировалась. «Зачем все это нужно?» — интересуюсь я, когда мы вечером выпиваем за успешное начало полевых работ. «За тем же, зачем любые палеореконструкции, — поясняет Наташа. — Без знания прошлого невозможно прогнозировать будущее. В природе же все циклично, в том числе климат. Чтобы знать, что будет после, нужно представлять, что было до».

                                          скальный берег острова Жаннетты                                               Новосибирские острова

Самое полезное ископаемое
«Мы как-то в экспедиции нашли в мерзлоте ногу мамонта с костями и мясом. Тысяч десять лет она пролежала в земле. Бросили кусок на сковороду — думали, поедим мамонтятины, — но мясо на огне превратилось в бурую вонючую жидкость. Время разрушило ткани, так что они только с виду казались сохранными во льду».
Я вспоминаю эту историю, рассказанную фотографом Сергеем Ждановым в Тикси, когда мы идем по тундре с Сашей в поисках бивня. Новосибирские острова состоят из мягких отложений четвертичного периода, начавшегося 2,6 миллиона лет назад и продолжающегося до сих пор. Сейчас все это оттаивает, размывается и обваливается в море. Бивни и скелеты мамонтов, плейстоценовых лошадей и львов постоянно обнажаются. Но в последние годы их довольно быстро собирают браконьеры.
 — Вон, видите, оранжевый флаг? Это место, где умер бывший начальник станции.
Саша рассказывает, что позапрошлый начальник метеостанции Сергей Холодков вообще-то пил немного, как все. Но как-то пришел ледокол, и Холодков поменял много рыбы на много спирта. «Что-то у него перемкнуло в голове, начал и остановиться не смог. Сначала пил дома, потом поссорился с женой, взял ружье, консервы, спирт и пошел в тундру. В октябре. Стрелял из ружья по банкам, грелся у костра, наверное, охотился. Уже стояли крепкие морозы. Жена его вызывала МЧС, они шерстили остров, но снег ведь кругом. Его останки, сильно пожранные песцами, всего в двух километрах от станции нашел его двоюродный брат, который приехал уже весной».
За весь день Саша находит один некрупный обломок бивня, килограммов двадцать. Шутит: «Вот моя месячная зарплата валяется». Сезон близится к концу, поэтому бивень в легкодоступных местах уже весь собран. Раньше его было существенно больше, а желающих меньше. И контролировали меньше. Наш вездеходчик Валера и другие люди тиксинского предпринимателя Сукача, которые работают на Котельном, говорят, что собрали всего килограммов триста. 
Это немного, целый бивень взрослого мамонта весит до центнера, но найти такой — колоссальная удача. Больше всего ценятся именно целые от основания до кончика и темно-коричневого или темно-вишневого цвета. И уж совсем большая удача — парные бивни. Когда несколько лет назад «один мужик» нашел коллекционную пару, события развивались как в фильме про Джеймса Бонда: через пару часов прилетел вертолет, люди в черных очках вручили кейс с наличными удачливому старателю и забрали находку. «Говорят, ему заплатили миллион рублей, — рассказывает Валера. — Но это было пять лет назад, с тех пор цены даже на обычный бивень выросли в пять раз, а уж на коллекционные и подавно». 
Есть четыре категории качества, но в среднем килограмм сегодня стоит 500 долларов. Это цена, по которой искатели сдают бивень своим начальникам. Дальше бивень отправляется в столицу, где его проверяют в разных инстанциях, регистрируют и перепродают специальным компаниям, у которых есть лицензия на международную торговлю.

Метеоролог Саня в свободное от работы время занят в основном починкой «Бурана». В редкие моменты между поломками Саня катается на нем вокруг станции. По тундре на таких же снегоходах все лето колесят браконьеры в поисках бивней
Ночью пограничники привозят на станцию арестованных браконьеров. Пограничники прилетели несколько дней назад вместе с «легальными» вездеходчиками-мамонтоискателями. Вездеходчики — Владимир и Олег из Петербурга. На материке Владимир сносит старые дома и роет котлованы под новые. Востребованная, в общем, профессия. Но бивень прибыльнее. Якуты, говорит он, — нелегалы, а у него разрешение. Остров — это и погранзона, и заповедник. Есть полулегальная форма существования здесь — с разрешением. Его оформляют в Федеральном агентстве природопользования и в профильном НИИ. На что конкретно разрешение, не уточняется, но точно не на добычу бивня.
В тундре нельзя ни копать, ни даже ездить на тяжелой технике. Но, конечно, и рабочие-искатели, и пограничники ездят, потому что иначе невозможно найти бивень и нелегалов. Также ни при каких обстоятельствах нельзя копать землю, можно только собирать то, что лежит на поверхности. Но так, конечно, много не соберешь.
Следующим утром пограничники делают последний рейд по острову на вертолете и находят еще трех якутских копателей. Две группы браконьеров — вчерашние и сегодняшние — встречаются у вертолета весело, как старые друзья на вечеринке. Полковник, несмотря на бессонную ночь, тоже излучает доброжелательность и руководит погрузкой: «Братание прекратить, заходим в вертолет по одному. Кто будет гадить внутри или чтото сломает, выйдет над морем без предупреждения!»
Якуты, которых пограничники вывозят, не выглядят удрученными. Все, что им грозит, — штраф около 500 рублей за нарушение пограничного режима и пара тысяч, если сопротивлялись при задержании. Ношение оружия без положенных документов — уже серьезнее, но собственно за добычу бивня никто наказан не будет. «А это уже не наше дело, а Росприроднадзора, — отвечает полковник на вопрос о бивне. — Но они вообще этим не занимаются. Вывезти бивень просто так нельзя, чтобы изъять официально, нужно заполнить кучу бумаг, да и девать его некуда». 
Впрочем, при себе у задержанных никакого бивня нет. Он спрятан в глубине острова без опознавательных знаков. Только GPS-точки, по которым схрон найдут, когда приедут за ним осенью или весной.
«Им так даже и выгоднее, — говорит Валера, когда мы провожаем взглядом вертолет. — Из Тикси они до своих поселков доберутся тысяч за тридцать рублей. А отсюда им лодка встает и в сто, и в сто пятьдесят. Мне кажется, они закончили работу и специально вышли поближе сдаваться, чтобы их пограничники забрали. Иначе прятались бы по тундре, как другие прячутся сейчас».

Термоцирк, в котором геоморфологи собирали пробы льда, в следующем сезоне может оказаться под водой: береговая линия островов в некоторых местах отступает на 20–30 мет ров в год

Вечная мерзлота
Через день нас тоже забирают с острова. За то время, что мы провели на Котельном, «Поларис» успел подняться к островам Де-Лонга и вернуться обратно. Спрашиваю оставшихся на корабле, что мы упустили. «Не так много, мы все больше гнали с острова на остров и фотографировались с флагами, — говорит Денис Иванов, специалист по морским млекопитающим из Института проблем экологии и эволюции РАН. — Хотя кое-что интересное было». Денис с горящими глазами рассказывает о трех серых китах, которых в этих широтах встретили впервые. «И конечно, мое любимое место теперь — остров Вилькицкого. На отвесной скале птичьи базары, лежбище котиков, медведи тут же ходят повыше на уступе. Я бы поработал там пару дней. Но нас даже не высадили, сказали, что с медведями опасно. Смех!»
Последняя остановка перед Тикси — Малый Ляховский, с которого мы забираем еще одну группу ученых. Пока руководство экспедиции пристраивает флаги с эмблемой РГО в кадре, Денис у местных метеорологов выясняет, что каждый год в конце августа или начале сентября мимо острова плывет стая из нескольких сотен белух. «Теперь понятно, куда нужно ехать по-настоящему работать в следующем году, — говорит он. — Белухи плывут с востока на запад, но никто не знает, откуда и куда. Пока, по моим наблюдениям, море тут мертвое. С другой стороны, мы совсем немного обследовали, на островах высаживались максимум на два часа, и то не на всех. Это ничто, по-хорошему нужно обследовать каждый остров по два-три дня, и так пару месяцев».
На Фадеевском биологи из Северо-восточного федерального университета брали пробы со дна озер кернами, чтобы потом в лаборатории определить в отложениях виды диатомовых водорослей и восстановить по ним древний климат. «Мы успели собрать только дюжину проб, — говорит Руслан Городничев, руководитель группы. — Было бы больше времени или вертолет, могли бы обследовать весь остров. И не пришлось бы разрушать растительный покров. А так я даже не знаю, когда зарастут следы от вездеходов. Какие-то — через тридцать-пятьдесят лет, какие-то — через сто. А некоторые — никогда, потому что если поднимаешь плодородный слой, под ним алевриты, которые моментально вымываются».
На Котельном действительно сложно найти место, где не было бы следов вездехода. Но в начале 2000-х бивень ничего не стоил и на островах были военные, так что браконьеры сюда не совались. Сейчас военные базы заброшены, и на каждом острове с весны до осени копают по 100–150 человек со своей техникой.
Можно сказать, что острова все равно уходят под воду, и в каком виде они исчезнут — первозданном или распаханном — не так важно с точки зрения эволюции. В это русло направляет мысли общение с геоморфологами, которые оперируют даже не тысячами, а миллионами лет. Тем более сейчас бивень и охота — единственный источник дохода в якутских деревнях. И браконьеры отнюдь не откровенные отрицательные герои в этой истории. Тот же Игорь, который приезжает сюда за бивнем вместе со своими людьми, благодаря этим вылазкам отстроил поселок Казачий и буквально вернул его к жизни.
Существует одно неудобное обстоятельство: чем больше вездеходов и копателей — «агентов абразии», как их называют ученые, — тем быстрее острова исчезают. Если организовать здесь национальный парк, по которому вместо вездеходов будут ходить олени и белые медведи, а покровы почв будут нарушаться только в строго научных интересах, то острова простоят еще несколько тысяч, а то и десятков тысяч лет. За это время климат может измениться как угодно, а размывание берегов и вовсе прекратиться. Не исключено, что в широком смысле, с точки зрения вечности и геоморфологии, все сценарии одинаково хороши. Но геоморфология, как известно, это наука о рельефе земли. К жизни, которая на этом рельефе происходит, она не имеет отношения.

__________________________________________________________________________________________

ИСТОЧНИК ИНФОРМАЦИИ И ФОТО:
Команда Кочующие
 Географический атлас России. ПКО"Картография".-М.1998
Большая советская энциклопедия
Новосибирские острова. Сб. ст., Л., 1963; Советская Арктика, М., 1970.
Статья Алексея Володина.
http://topwar.ru/33355-pochemu-minoborony-vybralo-novosibirskie-ostrova.html
Визе В. Ю. Море Лаптевых // Моря Советской Арктики: Очерки по истории исследования. — 2-е изд. — Л.: Изд-во Главсевморпути, 1939. — С. 180—217. — 568 с. — (Полярная библиотека). — 10 000 экз.
http://www.vokrugsveta.ru/vs/article/7965/
История открытия и освоения Северного морского пути: В 4 томах / Под ред. Я. Я. Гаккеля, А. П. Окладникова, М. Б. Черненко. — М.-Л., 1956—1969.
Белов М. И. Научное и хозяйственное освоение Советского Севера 1933—1945 гг. — Л.: Гидрометеорологическое изд-во, 1969. — Т. IV. — 617 с. — 2 000 экз.
http://www.photosight.ru/
фото: пользователь ГеоНиколас.

 

аватар: Кэп

до острова Котельный!

Арктическая экспедиция Минобороны стала первой в мире научной миссией, которой удалось дойти на технике от материковой части до острова Котельный.

Военные вместе с представителями промышленных предприятий прошли 1140 километров по льду моря Лаптевых и прибрежной зоны: сначала они шли по побережью от поселка Тикси до мыса Святой Нос, а далее через проливы Дмитрия Лаптева и Санникова они уже добрались до арктического острова.

В ходе экспедиции специалисты провели около сотни различных исследований и лабораторных работ, чтобы изучить возможности военной и специальной техники в условиях низких температур.

Кроме того, они испытали армейские снегоходы, транспортеры, а также спецтранспорт на шинах сверхнизкого давления.

Теперь же участникам экспедиции предстоит обратный путь, сообщает ТАСС со ссылкой на замминистра обороны РФ Дмитрия Булгакова.

Напомним, испытания новой российской военной техники стартовали в Арктике 19 февраля.

Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.

Фотографии на сайте размещены в качестве научного, информационного, учебного и культурного материала без цели извлечения прибыли.

Контактная информация:

Капитан команды Кочующих (он же главный по сайту):
Хафизов Ахат - Hafizow@yandex.ru


Продвижение сайта в интернете:

Лоцман команды Кочующих
Бортяков Андрей - abortyakov@yandex.ru