Горы Бырранга

Горы Бырранга

Бырра́нга (якут. быран— холм, гора, хребет, нгна — эвен.суффикс) — горы на крайнем севере Восточной Сибири, в Красноярском крае на полуострове Таймыр.

Самая северная в России горная система.
Горы образованы системой параллельно или конусообразно расположенных гряд (высотой 250—400 метров) и обширных волнистых плато (высотой до 900 метров). Гряды и плато разделяют холмистые равнины, сквозные троговые долины и глубокие каньоны.

Горы протягиваются на 1100 километров от Енисейского залива Карского моря на юго-западе до моря Лаптевых на северо-востоке, ширина до 200 километров. 
Открыты в 1736 году В. В. Прончищевым во время Великой Северной экспедиции.

 

Горы Бырранга

В горы Бырранга не заходили даже нганасаны, кочующие до самого побережья Ледовитого океана. Об этом месте они говорили: «Там царство злых духов, камень и лёд, более ничего. Там гибель». По-нганасански «бырранга» значит «горы, изрезанные долинами речек с большими обнажёнными камнями и пространствами, покрытыми мхами и лишайниками». На карты это название было впервые нанесено Александром Миддендорфом.

История исследования
В 1736 году Василий Прончищев во время Великой Северной экспедиции, проплывая вдоль восточного берега полуострова Таймыр, отметил в отдалении горы Бырранга. Осенью 1739 года Харитон Лаптев остановился на зимовку на восточном побережье Таймыра и решил исследовать внутренние районы полуострова несколькими санными группами. Группа боцмана Медведева исследовала долину реки Пясины и по её долине впервые пересекла западную низменную часть гор Бырранга. Группа геодезиста Никифора Чекина на собачьих упряжках в апреле 1740 года достигла озера Таймыр и пересекла горы Бырранга по долине реки Нижней Таймыры. 
В апреле-мае 1741 года уже сам Харитон Лаптев по руслу нижней Таймыры пересёк горы Бырранга. Он первый дал письменную характеристику центральной части гор в своём путевом дневнике:
Северный берег озера весь состоит высокими горами каменными… и вниз по реке, по обе стороны берега каменные, утёсные, к югу и северу местность ровная.

Горы Бырранга
Александр Фёдорович Миддендорф — человек, открывший миру горы Бырранга
В 1843 году горы Бырранга исследовал Александр Миддендорф. Опираясь на записи Харитона Лаптева, он составил первую карту Таймыра с точным изображением на ней Бырранга. Именно Миддендорф назвал эти труднодоступные горы Бырранга (использовал при этом название, принятое у нганасан). В 1915 году юго-западную часть гор Бырранга исследовал Никифор Бегичев. 
Впоследствии эта часть Бырранги была названа грядой Бегичева. Однако вплоть до середины XX века горы Бырранга были изучены очень слабо. Только в 1950-е годы совершенно случайно в распадке этих гор на высоте 900 метров были обнаружены ледники. До этого считалось, что ледников в Бырранге нет. Лишь в 1967 году специальная экспедиция Арктического и Антарктического научно-исследовательского института исследовала самые труднодоступные участки гор.

                                                         один из водопадов в горах                                                 Горы Бырранга

Рельеф
Бырранга образовались примерно в одно время с Уральскими горами — в палеозое (герцинская складчатость).

Горы Бырранга подразделяются на три части: западную, центральную и восточную. Западная часть расположена между Енисейским заливом и долиной реки Пясина и имеет высо́ты 250—320 метров. Центральная часть лежит в междуречье Пясины и Таймыры и имеет высоты от 400 до 600 метров. Восточная часть лежит к востоку от Таймыры и является наиболее высокой с высотами от 600 до 1125 метров. В восточной части Бырранги существуют современные ледники общей площадью более 30 км². Всего в Бырранге насчитывается около сотни ледников, некоторые из которых спускаются до высот 600—900 метров.

Долгое время самой высокой точкой Бырранги считалась гора Ледниковая с высотой 1146 метров. Но в девяностые годы высота Ледниковой была уточнена и оказалось, что она составляет всего 1119 метров, а самой высокой точкой Бырранги оказалась гора с высотой 1125 метров в другом горном узле, расположенном в более чем ста километрах восточнее Ледниковой.

Горы Бырранга сильно расчленены и состоят из ряда горных цепей, разделённых глубокими речными долинами. Склоны большинства долин круты и покрыты осыпями. Формы горных вершин разнообразны: встречаются и остроугольные вершины с изрезанными цирками и карами склонами, горы с плоскими вершинами и пологими склонами. Склоны и вершины часто покрыты осыпями и скоплениями глыб (курумами), которые образуют «каменные реки» и «моря». Иногда среди обломков встречаются валуны, принесённые древним ледником со стороны морского побережья.

Горы Бырранга

Горы сложены в основном глинистыми сланцами, железистыми песчаниками и алевролитами (на поверхности они выветрены до щебня и дресвы), с отдельными выходами долеритов, габбро и диабазов. Для центральной части характерны выходы известняков, иногда встречаются мраморные купола.

Повсеместна многолетняя мерзлота. Мощность её составляет от 200 метров на южных участках до 300—400 (по непроверенным расчетным данным, даже 1000) метров в восточной части гор, а температуры мёрзлой толщи от −10 до −15 градусов. Повсюду широко распространены мерзлотные формы рельефа. В горах Бырранга найдены наледи. Резкие перепады температур формируют каменные развалы в горах. Скалы, не изъеденные морозобойными трещинами чрезвычайно редки.
До 1960-х годов считалось, что в Бырранга редкая речная сеть. Но в дальнейшем оказалось, что речная сеть горного массива очень густая. В южных предгорьях много озёр (Надудотурку, Левинсон-Лессинга, озеро Прончищева и другие), самое крупное — озеро Таймыр. 

Вот как описывает рельеф Бырранга писатель Леонид Платов в своей повести «Страна семи трав»:
Кажется, что Бырранга совсем близко, в каких-нибудь десяти-пятнадцати километрах. Это, конечно, обман зрения. Горы гораздо дальше от нас и намного ниже. Рефракция приподнимает их — явление, обычное в Арктике. Они как бы парят над волнистой, серой, поблескивающей множеством озер равниной. Часто Быррангу заволакивает туман или закрывают низко ползущие клочковатые тучи. Потом блеснёт солнце и, будто дразня нас, на мгновение приоткроет колеблющуюся завесу.
У-у, какие же они мрачные, эти горы, — чёрные, угловатые, безмолвные! Ощущение тревоги, зловещей, неопределенной опасности исходит от них. И вместе с тем от гор не оторвать взгляда…
Иногда по очертаниям они напоминают трапецию, иногда ящик, стоящий особняком среди равнины, — зависит от ракурса, от условий освещения. Во всех географических атласах Бырранга фигурирует как плато. Но это определение условно. Нганасаны различают в горах несколько хребтов: Хэнка-Бырранга (Черная Бырранга), Сыру-Бырранга (Белая Бырранга) и другие.

 

                                                          полдень в январе                                              Горы Бырранга

Скорее, скорее в горы!..
…Нетерпение наше передалось нганасанам. Они понукали свистом своих оленей, безжалостно кололи острием хорея. В ложбинах было ещё полно воды, иногда даже снега. Зато на пригорках земля подсохла. Здесь рядом с бурой, прошлогодней травой уже зеленела
приветливая молодая травка. Все весенние превращения в тундре совершались со сказочной быстротой. Нужно спешить, спешить! Лето слишком коротко в этих широтах. Поднявшись на холм, мы увидели, что длинная полоса ослепительно сверкает у подножия гор. Туман? Нет, то отсвечивало огромное водное пространство — озеро Таймыр. (Нганасаны почтительно называет его Дяму-турку, что значит — море-озеро). Где-то там, в северо-восточном его углу, была лазейка, узкая щель, почти замочная скважина, через которую мы собирались проникнуть в горы…

 

                                                            середина весны                                        Горы Бырранга

Климат
Климат суровый, резко-континентальный с длинной очень холодной зимой и коротким летом. «Страной мёртвых» это место называли долганы и никогда не доходили с кочёвками дальше предгорий. Средняя температура января −35°C, июля +3-5°C. Весна начинается в июне, а в сентябре уже начинается зима с сильными метелями. При этом в восточной части гор температура воздуха ниже по сравнению с западной частью. Осадков выпадает от 100 до 400 миллиметров в год. Из них около половины — в твёрдом виде. Максимум осадков приходится на лето, максимум твёрдых осадков — обычно на сентябрь—ноябрь и июнь. В феврале—апреле осадки минимальны.

Снежный покров устанавливается с началом холодного периода и достигает наибольшей высоты в мае или июне. Продолжительность залегания устойчивого снежного покрова составляет около 270 дней. Фоновое значение максимальной декадной высоты снежного покрова 70—90 см. В горах многие участки оголяются метелями, тогда как в ветровой тени толщина снежных надувов может превышать 2 м. Навеянные снежники в сотни метров длиной дешифрируются на летних аэроснимках. Метели очень характерны для Таймыра. Число дней с сильным ветром (скорость ветра 15 м/с и более) является наибольшим для Восточной Сибири и равно 80 дней в году. Средняя скорость ветра зимой около 7 м/с.

 

                                                              озеро Капчуг                                                       Горы Бырранга

Растительный и животный мир
На южных склонах и у подножий распространена мохово-лишайничковая тундра, на северных склонах и выше 500—700 метров разреженная арктическая тундра, которая сменяется арктической пустыней и ледниками.

На южных защищённых склонах, которые хорошо закрываются в зимнее время и довольно быстро оттаивают весной, есть разнотравные горные луга, разнотравные тундры. Здесь встречаются реликтовые северные папоротники. На территории гор Бырранга произрастают редкие виды растений: ситник длинноносый, арктополевица тростниковидная, остролодочник таймырский и эндемик гор Путорана и Бырранга — овсяница ушковатая. 
В долине реки Ниркайка-Тари, находятся самые северные в мире кустарниковые заросли. Кустарники ивы и ольхи достигают высоты двух метров при толщине стволов от 5 до 7 см. Возраст этих реликтовых кустарников составляет сотни лет. Ближе к вершинам и на северных склонах распространены пятна-медальоны. Обычно они состоят из приподнятого над поверхностью на 20—30 см пятна мелкозёма и валика-бордюра. На склонах такие пятна-медальоны вытягиваются в полосы. С высоты 500—700 м луговинки арктической тундры остаются только на дне долин, а на скалах изредка встречаются лишайники, среди которых выделяются светлые пятна ягеля.

Очень специфична растительность известняков, выходы которых имеются на всём протяжении горной цепи Бырранга. Поверхности их почти голые, покрытые редкими растениями кальцефильных крупок, лесквереллы арктической, остролодочника путоранского, но на более влажных склонах часто обильны эндемичная бескильница быррангская, местами — эремогона красивая, копеечник шерстистоплодный, дендрантема монгольская и другие красивоцветущие виды.

Из мелких животных многочисленны лемминги, которых в Бырранге обитает два вида — сибирский и копытный. Они являются основной пищей хищников, поэтому колебаниям численности леммингов подчинена вся жизнь региона. Распространён заяц-беляк. Летом он встречается в предгорьях на лугах крутых южных склонов, зимой — по всей территории. Вблизи выходов скальных пород и осыпей встречается северная пищуха.

                                                             конец мая                                                   Горы Бырранга

Самым распространённым хищником является песец. Самый крупный хищник — волк. Его численность и распространение неизвестно из-за скрытного образа жизни животного. Довольно редко встречается горностай. Он предпочитает селиться в камнях по низкогорьям и на берегах горных озёр.

Копытные представлены северным оленем и овцебыком. Северный олень обычно мигрирует в апреле—мае из лесотундры в горы Бырранга и из них к приморским низменностям, в августе—октябре обратно. В период сезонного прохода олени идут многочисленными стадами, иногда до десяти тысяч особей. Овцебык, завезенный на Таймыр в 1974 году, в настоящее время освоил очень значительную территорию восточной части Бырранга, от Нижней Таймыры на западе до восточного побережья Таймыра. Отдельные особи обитают и в центральной части Бырранга вплоть до Пясины. Однако, основная часть животных продолжает держаться в бассейне реки Бикады, где изначально они были интродуцированы. По данным 1999 года в Бырранга и предгорьях насчитывалось около 2000 овцебыков, и их численность продолжает расти.

В горах обитает большое количество птиц, особенно часто встречаются утки, гуси, кулики, чайки, краснозобые казарки, поморники, полярные куропатки. Из хищных птиц — мохноногий канюк (зимняк) и сапсан, устраивающие гнезда на труднодоступных уступах скал. Встречается кречет. Почти исключительно в горах и предгорьях Бырранга гнездится кулик песочник-красношейка. Пуночка — единственная птица, гнездящаяся в горах Бырранга в верхнем поясе — выше 400 метров над уровнем моря.

В пределах гор Бырранга находится часть Большого Арктического и Таймырского заповедников.

                                                       река Мамонта                                              Горы Бырранга

 

ОЗЕРО ТАЙМЫР

Озеро Таймыр - самое северное в мире настоящее крупное озеро. Лежит оно далеко за Полярным кругом, у подножия гор Бырранга. Крайняя северная точка озера находится под 76 градусов северной широты. Озеро вытянуто с запада на восток километров на 170.
По сути дела, озеро Таймыр - это сильно расширенный участок реки Верхней Таймыры. Бежала себе река в незапамятные времена с запада на восток да попала в большой прогиб земной коры и постепенно заполнила его до краев. Вода начала искать выход и побежала дальше на восток, к истокам реки Новой, попутно наполняя водой котловины озер Кугасалах и Портнягина. И пробилась к выходу в Хатангский залив. 

СТАТЬИ И ССЫЛКИ ПРО ПОЛУОСТРОВ ТАЙМЫР - ТУТ!

В это время горы Бырранга покрывал ледниковый щит. Но как только древний ледник стал таять, открылась тектоническая трещина через горы Бырранга. Высота днища этой трещины была гораздо ниже, чем высота водораздела между бассейнами рек Верхняя Таймыра и Новая. Воды из озера быстро скатились по тектонической трещине в Карское море, образовав реку Нижняя Таймыра. Но глубина трещины была не настолько большой, чтобы спустить в море все озеро. Так оно и осталось голубым пятном на карте Восточной Сибири. 

                                                   озеро Таймыр у подножья гор Бырранга                                  Озеро Таймыр

А еще раньше, когда уровень океана был более высоким, на месте озера плескались волны морского залива. Об этом говорят многочисленные представители микрофлоры и микрофауны озера, среди которых встречается много типично морских видов. Сейчас уровень воды регулируется Нижней Таймырой, которая вытекает из озера по трещине в горах Бырранга. При подъеме воды в озере сток увеличивается и река превращается в бешеный поток, стремительно несущийся меж обрывистых скал гор Бырранга, стиснувших реку с обеих сторон.

Северное побережье, особенно в его западной части, представляет собой скалистые обнажения высотой до 100 метров над уровнем озера. Мороз и лед разбивают скалы на камни, которые время от времени рушатся в воду. В летнее время талые воды просачиваются вновь в микроскопические трещинки горных пород, а потом замерзают там. Вода при замерзании расширяется, и вновь от монолита скалы постепенно отделяется новая глыба, которая через несколько лет рухнет в озеро. 

Озеро Таймыр

Климат в окрестностях озера теплее, чем на окружающих тундровых пространствах. По сравнению с островом Диксон здесь июльские температуры выше на два градуса. В летнее время здесь бывает до 21-25 С. Солнце целый день не сходит с небосвода. Кружится и кружится, освещая котловину озера и с юга и с севера из-за округлых вершин хребта Бырранга. Лето на озере самое оживленное время года. Чуть ли не физически ощущаешь, как льются на землю солнечные лучи. Соединяясь с холодной торфянистой грязью тундры и прозрачно-холодноватым воздухом, они создают многообразную и удивительную жизнь.
Не успели еще распуститься из почек листочки, как уже начинают цвести полярные растения: дриады, астрагалы, звездчатки, камнеломки. Зеленеют осоки. Зелень пушиц скоро закрывается крупными белыми шарами созревших соцветий, отдаленно напоминающих наши одуванчики. Хвощи поднимают свои елочки над бурой землей. А над всем этим в безветренные дни колышется марево прогретого воздуха, струйками устремляющегося в холодно-голубоватое небо и уносящего с собой ароматы цветов.

Озеро Таймыр

Полярное лето - почти синоним полярного дня. Круглые сутки светит солнце. Из-за этого растения и животные ускоряют развитие и рост. Укорачиваются сроки яйцекладок, быстрее появляются на свет птенцы. Все торопятся, полярное лето коротко. Отсутствие в тундре болезнетворных микроорганизмов делает теплокровные организмы более устойчивыми к низким температурам. Обилие ультрафиолетовых лучей, с одной стороны, повышает физиологический тонус организма , а с другой стороны, очищает воздух, воды, почвы от микроорганизмов. Человек в летней тундре чувствует себя лучше, чем в привычной средней полосе России. На озере Таймыр и в окружающей тундре масса птиц: лебеди, гуси, утки, мохноногие канюки, соколы-сапсаны и другие. Хоть и зимуют они все в теплых странах, но воспроизводить потомство возвращаются сюда. Здесь в летний период гораздо больше кормов и мало людей... 
Зима на озере начинается рано. Оно мелководно. Только в центральной части есть незначительная по площади котловинка глубиной в 20 м, а основная площадь имеет глубины менее пяти метров. Масса воды быстро остывает, и рано становится лед. Уровень воды продолжает падать. Ведь только весной озеро наполняется водой, а в остальное время года Нижняя Таймыра выносит больше воды, чем приносят другие реки. До 75% воды теряет озеро до следующей весны. Озеро вообще мелеет. 

Озеро Таймыр

Исследователь Урванцев пришел к выводу, что с 1854 по 1930 г. озеро обмелело на 1 метр. Пройдет еще 400-500 лет, и его не станет. На этом месте будет протекать речка Верхне-Нижняя Таймыра с несколькими притоками. Лед нарастает в озере всю зиму до мая и достигает двухметровой толщины. Одновременно с его нарастанием вода снижает свой уровень и лед ложится на дно. В зимнее время такие прогибы льда сопровождаются грохотом и треском. До дна промерзает около 80% всей площади озера. В зимнее время падает количество растворенного в воде кислорода. Воды самой глубокой котловины озера становятся недоступными для рыб, поскольку за лето сюда сносится много органических веществ, которые, перегнивая, забирают из воды весь кислород.
Уникальное явление для озера Таймыр - отсутствие высшей водной растительности. В озере есть представители морского водного комплекса живых организмов и байкальского комплекса. Появление первого объясняется затоплением впадины озера водами морей, а происхождение второго труднообъяснимо. По-видимому, организмы попали сюда из Енисея в то время, когда гидрография этого региона была совершенно иной. Например, когда ледник подпирал воды Пясины и Енисея, они сливались в единое огромное озеро. От него и осталась память в виде беспозвоночных байкальского комплекса фауны. 

Озеро довольно богато рыбой. Среди рыб наиболее многочисленны муксун, сиг, чир. За ними по численности идут налим, ряпушка, хариус, омуль; очень мало сибирского бычка-подкаменщика. В 1983 г. озеро вошло в состав Таймырского заповедника. Проектирование, организация, формирование заповедных территорий - весьма сложное мероприятие. По Таймырскому заповеднику были самые различные предложения: от двухсот тысяч до десяти миллионов га. В конце концов пришли к выводу, что Таймырский заповедник должен быть организован на площади 1 348 316 га, но на четырех различных участках. По сути дела, было организовано четыре заповедника под одним названием. Для человека это, может быть, и не имеет большого значения, но для природы... 
Ведь природные комплексы на разрозненных участках не могут жить одной жизнью. И длительность их существования будет намного короче, чем длительность существования природных комплексов в едином большом заповедном массиве.

 

Полезные ископаемые

Из-за слабой изученности и труднодоступности гор разработки полезных ископаемых не ведутся. Но потенциально Бырранга весьма богата полезными ископаемыми.

Среди металлических полезных ископаемых это, в первую очередь, золото. Северо-восточная часть гор Бырранга входит в состав Таймыро-Североземельской золотоносной провинции. Здесь выявлены золоторудные проявления различной формационной принадлежности при ведущей роли золото-кварцевой формации и значительное число россыпных месторождений (проявлений). По особенностям геологического строения, типовым чертам оруденения, близким к известным крупным месторождениям, и обилию перспективных участков оруденения с выдержанными и высокими концентрациями золота этот район сходен с рядом важнейших золоторудных регионов мира. В центральной части широкое распространение жильных сфалерит-галенитовых проявлений с высокими содержаниями свинца, цинка и серебра, малые (0-200 м) глубины локализации объектов и близость к судоходной реке Нижняя Таймыра позволяют рассматривать этот район Бырранги как резервный источник полиметаллических руд. Весьма вероятно и наличие урановых руд в Бырранга.

Среди неметаллических полезных ископаемых разведаны крупные месторождения мусковита. Наряду с мусковитом отмечаются берилл (включая зеленоокрашенные разности) и калиевый полевой шпат, пригодный для изготовления химической посуды.

Из топливно-энергетического сырья доказано наличие крупных запасов каменного и бурого угля. Месторождения слабо изучены, для их подготовки к промышленному освоению потребуется проведение значительных объёмов геолого-разведочных работ и технологических исследований с целью оценки запасов коксующихся углей, выяснения горно-геологических условий залегания и горно-технических параметров отработки.

Горы Бырранга
Хозяйственное освоение
Населенных пунктов в регионе нет. В предгорьях и долинах развито отгонное оленеводство, существует лыжный и горный пеший туризм. В предгорьях в летние месяцы возможен сплав по рекам. В настоящее время постоянно у подножия Бырранга живут только сотрудники полярной станции на озере Таймыр. Добраться до гор можно только спецрейсом вертолета из Норильска, Хатанги и Диксона.

Горы Бырранга

ПО РЕКЕ ТАЙМЫРЕ В ГЛУБЬ ХРЕБТА БЫРРАНГА
Таймыр - край мой северный, Автор: Урванцев Н.Н.
Москва, "Мысль", 1978

Исследованием реки Хантайки летом 1928 года было завершено геолого-географическое изучение Норильского района. Хотелось проникнуть еще дальше, в пределы Северного Таймыра, территория которого была почти не изучена и о его геологическом строении имелись самые смутные представления. О географии Северного Таймыра мы знали из отчетов Великой Северной экспедиции 1733 - 1743 годов и из описания путешествия А.Ф.Миддендорфа, который побывал на реке Нижней Таймыре, в западной части озера Таймыр и пересек Таймырскую низменность. Его данные по геологии края были слишком отрывочны и, конечно, требовали серьезного пересмотра. Учитывая трудности, с которыми столкнулся А.Ф.Миддендорф в своем путешествии, нам надо было серьезно готовиться, для того чтобы обследовать не только Нижнюю, но и Верхнюю Таймыру, их притоки и озеро.

Еще готовясь к маршруту по Хантайке в 1928 году, я одновременно обдумывал поездку на Таймыру. На той же верфи, где были построены канобе, сделали обычного типа шлюпку-шестерку, усилив ее боковыми килями и разрезав на три части - носовую, кормовую и среднюю, - разделенные глухими переборками. При сборке части шлюпки соединяли по килям и бортам железными накладками на болтах. Каждая часть весила не более 300 килограммов, и ее можно было перевозить на оленях. Такая шлюпка была заказана одновременно с канобе, и в навигацию 1929 года они были доставлены в Дудинку. Шлюпку пришлось строить на личные сбережения, так как Геолком не мог дать на это денег, поскольку план Таймырской экспедиции еще не был утвержден, и деньги могли быть выделены только после завершения работы на Хантайке. Пришлось собрать все, что было, занять в долг, жена продала свою беличью шубу, но шлюпка все же была сделана. Впрочем, в то время многие геологи вкладывали свои личные сбережения в экспедиционное снаряжение и пользовались им из года в год. Государственных средств на такие работы часто не хватало.

Дров на Горбите не будет. Граница лесной растительности здесь проходит километров на 100 южнее. Отапливаться будем нефтью, которая есть в Норильской экспедиции. В железной печке сделаем ступенчатые колосники, на которые будет подаваться нефть по медной трубке из бачка, повешенного на стенке. Чтобы регулировать подачу нефти, на трубке поставим кран. Все это кажется мелочью, но я по собственному опыту знал, что в полярных экспедициях мелочей не бывает.

Питание, как обычно, в дороге однообразное: сушки, сухари, чай да строганина. Берем сахар, масло и крупы (рис, пшено, греча). Существенным подспорьем будет рыболовство и охота. Возьмем два дробовых ружья и японский военный карабин, у меня есть маузер с оптическим прицелом, подаренный мне полярным уральским геологом Нестором Куликом, членом Ленинградского снайперского кружка.

 

                                                           начало сентября                                                      Горы Бырранга

***
10 июля дальше решили не плыть. Река сузилась до 30 метров, вода упала, а течение такое, что нашему мотору его не одолеть. Рискуем застрять и обратно на лодке не выйти. Лучше предпринять пеший маршрут. Макарьин будет вести топографическую съемку, а я геологическую. Постараемся проникнуть как можно дальше в горы.

Оставив лодку на попечение Нориса, отправились вверх по долине Таймыры, осматривая и описывая обнажения горных пород. Известняки вскоре сменились черными кремнистыми, а затем серыми слюдистыми песчаниками с прослоями глинистых и углистых сланцев. Это уже другие породы, более молодого возраста. Их можно было сопоставить с угленосной свитой района Норильска. В них присутствовали пластообразные тела диабазов. Местами они содержали вкрапления сульфидных минералов, количество которых иногда возрастало настолько, что порода с поверхности становилась охристой и рыхлой, рассыпаясь в дресву от удара молотком. Мы взяли специальную пробу на химический анализ. Возможно, что и здесь наблюдались те же процессы рудообразования, характерные для района Норильска и приведшие к возникновению крупных промышленных месторождений. В отличие от Норильска породы были собраны в довольно крутые складки, вытянутые в направлении с запада на восток, как и весь хребет Бырранга, который от Енисейского залива и низовьев Пясины идет вплоть до Хатангской губы.

Всюду по пути встречались крупные валуны гранитов и кристаллических сланцев. Однако в коренном залегании мы этих пород не видели. Очевидно, они принесены откуда-то с севера. Выступы скал гладко отполированы и сглажены, с царапинами и бороздами, вытянутыми с севера на юг, вдоль долины Таймыры. Это работа ледника, который когда-то заполнял долину, двигаясь по ней на юг. Норис, поджидая нас, сварил обед, вскипятил чай. Мы быстро пообедали и тронулись в обратный путь, так как за наше отсутствие вода упала более чем на полметра. Сделали это вовремя: во многих местах, где раньше плыли беспрепятственно, теперь садились на мель. Приходилось всем вылезать и тащить лодку вброд. Пожалуй, еще сутки промедления - и нам бы отсюда не выбраться. После своего выхода из гор река стала глубже. 12 июля мы благополучно вернулись в старый лагерь, в устье Горбиты. Здесь было все в порядке, Беспалов ждал нашего приезда.

Вода сильно упала, реки вошли в свои берега, и открылись прирусловые выходы коренных пород. В устье одного из ручьев, впадающих в Таймыру близ устья Горбиты, в небольшом уступе среди углистых сланцев обнаружили выход черной слюдистой изверженной породы необычного вида. Позднейшее изучение под микроскопом показало, что по составу она близка к кимберлитам - породам, с которыми связаны алмазные месторождения. Следовательно, южные предгорья Бырранга могли быть перспективны в отношении этого полезного ископаемого.

По мере приближения к устью Таймыры местность становилась выше, расчлененнее. Появились сопки и вытянутые с запада на восток гряды, сложенные круто стоящими пластообразными телами базальтов. Вершины таких гряд везде отполированы и испещрены шрамами и бороздами. Видимо, здесь интенсивно "пахал" ледник. Вероятно, это был целый покров протяжением не в одну сотню километров (как, например, сейчас в Гренландии или в Антарктиде). Предгорья Бырранга, которые отсюда хорошо видны даже невооруженным глазом, имели всюду округлые, сглаженные формы, нигде не было крутых уступов, скал. Такой рельеф в геологии называется "курчавым", и его присутствие служит одним из веских доказательств былого крупного оледенения.

Уже перед въездом в озеро нам удалось быть свидетелями удивительного зрелища, какое можно встретить только в самых глухих уголках Крайнего Севера. Для ночевки мы решили зайти в устье небольшого левого притока Таймыры. Завернув за мыс, мы неожиданно попали в большое озеровидное расширение, где спугнули громадное стадо гусей, находившихся на стадии линьки. Летать они совершенно не могли. Гуси сидели на берегу и, увидя нас, со страшным шумом и криками кинулись по склону в тундру. Бежали они так тесно, что давили друг друга. Некоторые даже вскакивали на спины соседей и поверх них мчались вперед, торопясь скрыться. Когда мы выбрались на берег, задние ряды гусей еще карабкались по склонам, в то время как передние ряды уже были далеко в тундре. Сколько их? Трудно сказать, видимо, многие тысячи. Ширина бегущей стаи была примерно метров 50, длина - не менее ста метров. Если предположить, что на каждый квадратный метр будет только пять гусей, то получится 25 тысяч голов. Я думаю, что в действительности их было много больше. Когда мы вошли в тундру, куда убежали гуси, то под кочками обнаружили какие-то белесые пятна. Это оказались притаившиеся беглецы. Головами и туловищами они забились под кочки, а белые подхвостья торчали наружу. Любого из них можно было легко вытащить за хвост.

                                                                 солнечное галло                                                     Горы Бырранга

Наконец 23 июля попали в устье Верхней Таймыры. Она впадала в одну из бухт юго-западной части озера Таймыр, образуя дельту. Бухта была настолько заилена, что превратилась в замкнутый водоем, связанный с озером только протокой. Пока в устье Беспалов будет определять астрономический пункт, я решил на канобе осмотреть западную бухту озера. Она была еще заполнена льдом, который местами лежал даже на дне, так промерзла бухта. Мы назвали ее Ледяной.

На западном берегу встретились сплошные выходы горных пород, позволившие понять один из этапов развития древней Истории этого района. Здесь, по склонам коренного берега, выступали серые плотные известняки, судя по окаменелым остаткам фауны, вероятно, силурийского возраста, отложившиеся около 400 миллионов лет назад. На их складчатой и позднее размытой поверхности лежала толща песчаников, серых и углистых сланцев с отпечатками листьев и стеблей флоры пермского возраста (около 250 миллионов лет назад). Судя по этому разрезу, геолог может сделать заключение, что 400 миллионов лет назад здесь было теплое море, населенное теплолюбивыми беспозвоночными, а на дне его отлагались известковые илы. Потом море отступило, илы окаменели, превратились в известняки, которые подвергались складчатости и размыву. Позднее, в пермское время, здесь образовались болота и озера с богатой растительностью. Растительность на дне болот постепенно превратилась в торф, а потом в уголь и вместе с песками и глинами отложилась на поверхности размытых известняков. Так хорошее обнажение может поведать целую историю развития большого района за многие миллионы лет.

Закончив определение астрономического пункта, мы выехали в район озера и вдоль его западного берега направились к устью реки Нижней Таймыры. Выносы рыхлого материала рекой Верхней Таймырой почти целиком заполнили эту часть озера. Под самым берегом проходила глубокая борозда, а восточнее располагалась обширная отмель, за которой и начиналось собственно озеро. Отмель кое-где еще была залита полой водой, образовывая цепь островов, вытянутых вдоль берега. По мере продвижения к северу борозда углублялась и ширилась, отмели исчезали, берег стал каменистым, и около него появились скалистые островки, сглаженные и отполированные в форме "бараньих лбов".

Вход в Нижнюю Таймыру из озера лежал у вершины глубокой воронкообразной бухты, названной заливом Нестора Кулика. Весь северный берег озера здесь в отличие от южного был глубоким и прямолинейным. Береговые склоны представляли собой крутые скалистые уступы, сложенные из базальтовых лав и туфов общей мощностью в сотни метров. Местами у подножия озера под ними лежали песчаники и сланцы, часто, углистые, а в гальке и щебне по берегу озера попадались обломки каменного угля, очевидно вымытого из этой песчано-сланцевой свиты. Геологический разрез очень напоминал Норильский: те же лавы и туфы, под ними такая же угленосная свита с отпечатками флоры пермского периода.

Залив Нестора Кулика в северном конце переходил в довольно широкую протоку с заметным течением. Этой протокой мы попали в мелководное озеровидное расширение, названное еще Миддендорфом озером Энгельгардт. По нему добрались до бурной и порожистой реки, стиснутой здесь высокими скалистыми берегами в узкое, 50-метровой ширины русло. Вертикально стоящие пласты известняков и создали подпор с озеровидным расширением выше по течению.

Верхняя и Нижняя Таймыры по существу две совершенно различные реки и по форме, и по характеру, и по происхождению. Верхняя - это широкая, в сотни метров, равнинная река протяженностью свыше 400 километров, со спокойным течением в низменных пологих берегах. Только в верховье она приобретала горный характер. Нижняя Таймыра - наоборот, сравнительно узкая, 100 - 150-метровой ширины, типичная горная река, на всем протяжении с быстрым течением в высоких каменистых берегах, иногда переходящих в настоящие каньоны. Верхняя Таймыра - река древняя, сформировавшаяся десятки тысяч лет назад, а Нижняя Таймыра - молодая, возникшая недавно в результате слияния двух речек, бежавших по древней ледниковой долине: одна - в озеро Таймыр, на юг, другая - в море, на север. Поднятие морского побережья вызвало интенсивный размыв верховьев северной речки и перехват южной. Такие случаи в природе нередки, поэтому правильнее было бы дать обеим рекам разные названия, так как родства между собой у них нет.

У порога, на выходе реки из озера Энгельгардт, оба берега реки представляли собой причудливое скопление башен и крепостных стен, как бы перегораживающих путь Таймыре на север. Это вертикально стоящие пласты уцелевших еще от выветривания известняков. Более слабые превратились в дресву и щебень, образуя осыпи и ниши между стенами. Какие же силы горообразования действовали здесь, если собрали слои крепких пород в складки, смяли их в гармошку и поставили вертикально, как говорят геологи, "на голову". В известняках имелась богатая окаменелая фауна одиночных и колониальных кораллов, моллюсков и других животных силурийского периода. Такие же известняки и с той же фауной встречались в районе Норильска и на Хантайке, но там они залегали почти горизонтально.

При дальнейшем осмотре обнажений выявились такие факты, которые меня, тогда молодого геолога, повергли в недоумение, настолько они были необычны. В подножии береговых склонов, почти у воды, я обнаружил выходы глинистых и углистых сланцев, схожих с теми, что я уже видел недавно в бухте Ледяной, а еще ранее - в районе Норильска. Породы эти были собраны в складки, но более пологие, чем лежащая выше известняковая толща. Но ведь там эти сланцы принадлежали к более молодым пермским породам. Как же могли вопреки логике древние породы, образовавшиеся 400 - 440 миллионов лет назад, залегать поверх более молодых, отложившихся 250 - 280 миллионов лет назад, то есть на 150 миллионов лет позднее?

Необходимо было проверить этот геологический парадокс. Решив дальнейший осмотр берегов провести как можно подробнее, я пересел на канобе. Она позволяла приставать к любому месту, высаживаться, производить осмотр обнажений, описывать их, делать зарисовки. Шлюпку же послал вперед, заранее условившись с товарищами, где им останавливаться для ночевки.

Река здесь прорезала себе русло по крайней мере на 200 метров по вертикали ниже поверхности плато Бырранга. Древние известняки выступали по склонам отвесных берегов Таймыры, образуя скальные обрывы. Но вот на десятом километре ниже порога, под известняками у воды, снова появились глинисто-углистые сланцы. Они тянулись по обоим берегам реки примерно на километр. А далее, снижаясь, уходили под воду. Еще через три километра, у речки Бунге, встретился более крупный выход этих пород, прослеживающийся более чем на шесть километров. В них кроме сланцев были прослои песчаников с обугленными отпечатками растительности, несомненно, пермского возраста. А выше, над ними, в скальных выступах каменистых обрывов шли все те же известняки.

                                                           река Баркова                                                Горы Бырранга

Теперь стало ясно, что древняя, силурийского возраста, толща известняков, по крайней мере, на протяжении 20 километров надвинута на более молодую песчано-сланцевую угленосную свиту перми. Надвиг прошел по пологой, волнистой поверхности, так что подстилающие пермские породы местами вскрывались рекой, образуя окна. Такое явление пологого перекрытия молодых пород более древними носит название "шарьяж". Еще ниже, на 27-м километре от порога, удалось наблюдать и самую поверхность шарьяжа.

Сланцы здесь были перетерты в рыхлую глинистую массу с вмятыми в нее округлыми, как караваи, обломками известняков. Такое смешение пород разного возраста называется "меланж". Он возникает в процессе волочения одних пачек пород по другим. В данном случае сланцы, по которым волочились известняки, имели глинистый состав, играли роль смазки, а оторванные при волочении обломки известняков окатывались и втирались в глинистую массу сланцев. Ниже, в крупных плитках сланцев, нашлись отпечатки флоры, что также подтверждало их пермский возраст. Обнажение меланжа имело столь необычный вид, что на него обратил внимание еще Миддендорф и привел его зарисовку в своем отчете (Прим. Миддендорф А. Ф. Путешествие на Север и Восток Сибири. Спб., 1860). Какого-либо объяснения этому оригинальному явлению он, конечно, дать тогда не мог.

Нижняя Таймыра на всем пройденном пространстве текла в узком каменистом ущелье, имела быстрое течение и глубины до 15 - 20 метров. Местами в круто стоящих пластах известняка вследствие выветривания и размывающей деятельности реки образовались глубокие ниши. Одну из них, наиболее крупную, мы назвали пещерой Миддендорфа. В его отчете есть упоминание, что в одной из ниш, возможно именно в этой, ночевали члены его экспедиции. На 35-м километре известняки кончились, берега стали пологими. В них залегали сланцевые породы, возраст которых установить не удалось. Но видимо, все же это не пермские, а более древние отложения. Продвигались медленно, я большей частью шел пешком или плыл на канобе, внимательно осматривая берега.

Гусей, уток, диких оленей здесь не было, в этой каменистой пустыне они не могли жить. Зато изобилие рыбы. Вечером, становясь на отдых, мы забрасывали в реку свою маленькую ставную сетку-"пущальню", а утром вытаскивали ее полную рыбы. И какой рыбы! Килограммовые красавцы хариусы с огромными радужными спинными плавниками и короли таймырских рек - пестрые гольцы, полярные лососи, близкие родственники европейской семге. Этих могучих рыбин нам доводилось ловить размером не более полуметра, более крупные рвали сетку и уходили.

За 50-м километром река снова вошла в ущелье, где известняки образовали круто поставленные и изогнутые складки. Здесь все свидетельствовало о мощном проявлении горообразовательных сил, которые когда-то сжимали, сдвигали и перемещали друг по другу громадные каменные массы. Эти давленные и мятые породы - тектониты сменялись еще более древними породами - кварцитами и зелеными сланцами. Кварциты когда-то были песчаниками, у которых песчинки под влиянием высокого давления и температуры превратились в сплошную массу, а зеленые сланцы образовались из глин, впоследствии окаменевшие, ставшие тонкоплитчатыми, зеленый цвет им придали новообразования слюды. Сланцы во многих местах, кроме крупной складчатости, обнаруживали тонкую плойчатость и даже гофрировку течения. Переход от известняков к этим породам, к сожалению, не виден, он был закрыт осыпями. Очевидно, впоследствии контакт был раздроблен так, что все превратилось в дресву. Обычное явление, которое всегда печалит геолога: если встречается интересное место, так обязательно или осыпь, или ручей, или болото.

Река постепенно становилась шире, течение медленнее, а берега положе. Здесь уже не было таких скал, как ранее. Зато везде разбросаны громадные валуны гранитов и других пород. В коренных выходах мы еще их не встречали. Очевидно, они были принесены ледником с севера. Обнажений становилось меньше, по берегам преобладали пески и глины, кое-где с раковинами морских двустворчатых моллюсков. Видно, когда-то, уже после оледенения сюда доходило море.

Горы Бырранга

На 93-м километре проехали мимо довольно высокого глинисто-песчаного яра на правом берегу. Здесь, еще во времена похода Харитона Лаптева, был найден бивень мамонта, поэтому яр назывался Мамонтовым. После Мамонтова Яра река сразу расширилась, образовав губу. Течения здесь почти не было, зато приливно-отливные колебания уровня воды хорошо заметны. Лодку на стоянках приходилось крепить на якорь, иначе ее могло унести в прилив. За широким песчаным островом Фомина Губа стала суживаться, а затем перешла в широкий Таймырский залив. Здесь, по его берегам, в низких, сглаженных ледником обнажениях выступали глубоко измененные породы: кристаллические сланцы, кварциты и гнейсы, несомненно, весьма древнего происхождения. Когда-то эти породы были обычными песчаниками и глинами, но во времена древних горообразовательных процессов они опустились на десятки километров в глубины земной коры, где под воздействием высокой температуры и давления подверглись полной перекристаллизации и даже частичному плавлению. Затем, при новых движениях земной коры, они вновь вышли на поверхность и теперь слагали северные отроги Бырранга.

На самом выходе в море решили сделать остановку. Море, насколько видно в бинокль, свободно ото льда. Можно плыть на запад вдоль побережья до острова Диксон. Так и хотелось это сделать, но благоразумие заставило отказаться от такого путешествия. Здесь, на выходе из залива, теплые, пресные воды Таймыры отогнали льды, а дальше, вдоль побережья, они встретятся непременно. Рискованно пускаться в такой путь, и я скрепя сердце ничего не сказал спутникам о своих размышлениях.

Залив и губа, где мы стояли, очень мелководны, так что местами для шлюпки приходилось искать фарватер. При сравнении собственной съемки этого участка со съемкой топографа Ваганова из экспедиции Миддендорфа можно было убедиться, что очертания отмелей, показанных на его карте, в точности совпадали с очертаниями теперешних песчаных островов. Однако за истекшие 86 лет суша поднялась почти на полтора метра. Такой же подъем мы наблюдали на озере Таймыр в месте впадения в него Верхней Таймыры.

Горы Бырранга здесь представляли собой отдельные сглаженные возвышенности, кое-где разбросанные среди ровной как стол прибрежной морской равнины. На юге они обрывались к низменности крутым, почти отвесным уступом высотой сотни метров. В северо-восточной части высота гор достигала более 1000 метров над уровнем моря, а к северу плоскогорье постепенно снижалось, нивелируясь до уровня равнины.

На месте последней стоянки определили астрономический пункт и 10 августа повернули обратно, вверх по Нижней Таймыре. Уровень воды упал до межени. Местами течение в ущельях стало столь сильным, что слабый мотор не тянул, и нам приходилось помогать бечевой. На озере Энгельгардт, по берегам, теперь, после спада высокой воды, открылись обширные отмели, на которых всюду лежал щебень сланцев, песчаников и каменного угля. Куски угля попадались величиной с кулак. Однако его коренных выходов найти не удалось. Их нашли уже после нас, позднее. И сейчас район озера Таймыр, где есть полярная станция, рыболовецкая база и звероводческий совхоз, обеспечен этим углем.

Озеро Таймыр встретило нас неприветливо. Из залива Нестора Кулика мы повернули на восток, вдоль берега озера, с целью обследования и нанесения его на карту. Однако вскоре встречный северо-восточный ветер, перешедший в шторм, заставил нас искать укрытие. Пройдя с трудом километров десять, встретили небольшую бухточку и в ней укрылись в надежде переждать непогоду. Шторм бушевал три дня без перерыва. Очевидно, такая осенняя непогода - характерная особенность здешних мест. Высокий хребет, покрытый снегом, а кое-где и ледниками, соседствует с обширным водным пространством озера и низменностью тундры. Это создает весьма неустойчивое состояние воздушных масс, которые, низвергаясь с гор к озеру, образуют вихревые потоки штормовой силы типа "бора".

Полуостров Таймыр

Пешие маршруты вдоль озера показали, что хребет Бырранга и далее идет непрерывно на восток. Строение его здесь однообразно, вулканическая базальтовая толща и подстилающие ее снизу угленосные песчано-сланцевые отложения перми тянулись вдоль озера на всем осмотренном пространстве. Берег везде прямолинейный, бухточек вроде нашей не было видно, так что в случае необходимости и укрыться-то негде. Придется, как только стихнет непогода, плыть к устью Верхней Таймыры. Выбрав момент, когда к ночи шторм несколько ослаб, мы покинули нашу гостеприимную бухточку, назвав ее бухтой Ожидания. Подгоняемые попутным ветром, проскочили залив Нестора Кулика. Прибились к западному берегу озера, где прежние островки превратились в сплошную отмель. За ней, под самым берегом, была глубокая борозда. Ею-то, под защитой отмели, мы спокойно добрались до устья Верхней Таймыры.

Упавшая до межени вода обнажила обширные береговые яры, представлявшие прекрасный материал для изучения новейшей (четвертичной) геологической истории края. Везде присутствовали ледниковые валунные суглинки с валунами гранитов и гнейсов, Попадались также песчано-глинистые слои, переполненные раковинами морских моллюсков; глины и пески без раковин с галькой речного происхождения. В них встречались даже целые пни лиственниц с корнями, обломки берез с еще сохранившейся корой свидетельствовавшие о более теплом в то время климате. Валунные суглинки в одних местах подстилались песчано-глинистыми морскими отложениями, в других же, наоборот, налегали на них. Только в одном месте, в десяти километрах выше дельты, удалось наблюдать полный разрез, где присутствовали оба горизонта валунных суглинков, разделенные слоем чистых и иловатых песков с раковинами моллюсков, многие виды которых живут в северных морях и сейчас.

Следовало бы заняться этим поподробнее, но времени оставалось мало, начались ночные заморозки. Утром 24 августа термометр показал даже восемь градусов мороза. Лужи и мелкие озерки покрывались льдом. Надо было спешить, иначе могли застрять со шлюпкой. К Горбите подошли 28 августа и начали по нем подниматься. Какая же разница с тем, что было весной! Теперь это речка 10 - 15-метровой ширины в глинистых отмелых берегах. Сначала глубины позволяли идти на шлюпке, но потом пошли перекаты. Пришлось срочно шлюпку разгрузить, все имущество переложить в лодку, а шлюпку взять на буксир. У устья реки Волчьей мы были вынуждены кое-где тащить лодку бечевой, а сами идти вброд. Все же, в конце концов, весь груз, в том числе и шлюпку удалось дотянуть до базы, куда попали 1 сентября. Теперь надо ждать Иванова дня, когда придет за нами с оленями Максим.

Пока, пользуясь хорошей погодой, решил осмотреть береговые яры на Горбите и Волчьей, где есть обнажения четвертичной пород: глин, песков, озерных и морских осадков с раковинами Суглинки и здесь содержали валуны гранитов и гнейсов, а пески с морскими раковинами налегали на них. Это позволяло сделать вывод о том, что в недавнее, четвертичное, время оледенение на Таймыре происходило дважды. Первое, самое крупное, охватывало весь район Бырранга и распространялось далеко на юг, до района Норильска и еще дальше, поскольку и там встречались гнейсовые и гранитные валуны. Второе оледенение было значительно слабее. За пределы Бырранга, на юг, оно зашло не более чем на 100 - 150 километров. Свидетельство тому - отсутствие на Горбите верхнего горизонта суглинков с валунами. Оледенение сменялось вторжениями моря, происходившими дважды, после каждого ледникового периода. Это и понятно, так как громадные массы льда толщиной в тысячи метров своею тяжестью прогибали земную кору и вызывали вторжение моря. За последним оледенением следовала эпоха значительного потепления, когда древесная растительность распространялась далеко на север. Лиственничные и березовые леса тогда доходили до гор Бырранга, а стада мамонтов бродили по всему Таймыру, вплоть до побережья.

Вскоре холодная, с ночными заморозками погода сменилась потеплением. Выпавший было снег стаял. Изредка шел дождь. Наконец 11 сентября налегке приехал Максим Поротов. Он сообщил, что стоит со всем стадом в верховьях Горбиты, километрах в 25 отсюда, и аргишить на юг, к Хатангскому тракту, будет только после того, как установится санный путь. Летом он кочевал к Таймырскому озеру, так как здесь было жарко, комары и оводы донимали оленей. И хотя весенний отел прошел хорошо, гибели телят почти не было, но жаркая погода сильно изнуряла оленей. Много их переболело "копыткой", болезнью, когда израненные на каменистой щебенке и сучьях ступни оленей начинали воспаляться и гноиться. Олень хромал, плохо кормился, худел и даже погибал. Вот почему Максиму пришлось откочевать к северу.

Пользуясь временем, шлюпку просушили, разобрали и увязали на нартах для предстоящей дороги. Лодку решили оставить здесь. Ее вытащили, подремонтировали и уложили на высоком месте вверх днищем. Затем я принялся за составление отчета и вычерчивание геологической карты нашей экспедиции. Я указал на ней направления ледниковых борозд, которые видел на отполированных льдом скалах в верховье Верхней Таймыры, на Горбите, Ногате, озере Таймыр и в Таймырском заливе. Указанные направления сошлись веером не на побережье, а севернее, в архипелаге Норденшельда, где к западу от Таймырского залива сейчас лежит группа низких каменных островов. Значит, в ледниковую эпоху здесь располагались высшие точки Таймыра - горы, откуда ледниковые потоки растекались далеко на юг. Это был такой же гигантский ледниковый покров, какой существовал тогда на севере Европейской России, Скандинавии, Америки. Гигантская ледниковая шапка прикрывала всю верхнюю часть северного полушария.

Горы Бырранга на карте предстали перед нами как весьма сложное геологическое сооружение, архитектоника которого намечена лишь в общих чертах. И хотя обследовать их удалось только по Пясине и Таймыре, но и этого оказалось достаточно, чтобы утверждать, что по размерам и сложности строения они не уступали Кавказу, Алтаю и другим крупным горным системам.

В южной части гор Бырранга оказались те же породы и полезные ископаемые, что и в Норильском районе, но складчатость здесь была выражена гораздо интенсивнее. Северную часть можно было сравнивать с центральными зонами Урала и Алтая.

Основные наблюдения и выводы, полученные нами ранее, находят все большее подтверждение в настоящее время. В районе озера Энгельгардт и по Пясине сейчас выявлены крупные месторождения каменного угля высокого качества, в верховьях бассейна реки Верхней Таймыры и по реке Тарее - медно-никелевые руды норильского типа, на побережье - слюдяные и керамические пегматитовые жилы, признаки золота и других полезных ископаемых. Промышленное развитие Северного Таймыра теперь не вызывает сомнения.

____________________________________________________________________________________

ИСТОЧНИК ИНФОРМАЦИИ И ФОТО:
Команда Кочующие
http://tapemark.narod.ru/
Урванцев Н. Н. Таймыр — край мой северный. — М.: Мысль, 1978. — С. 6. — 238 с.
Горы, которые нельзя покорить — [Заполярная правда. № 55 от 18.04.2008]
Магидович В., Магидович И. Географические открытия и исследования XVII-XVIII веков. — М.: Центрполиграф, 2004. — 495 с. — ISBN 5-9524-0812-5.
Троицкий В. А. Географические открытия Н. А. Бегичева на Таймыре. //Летопись Севера, т. 8. М., Мысль
ГОРЫ БЫРРАНГА
 Леонид Платов. Страна семи трав.
 По данным государственного водного реестра Ниркайка-Тари
 Е.Б. Поспелова, И.Н. Поспелов Реликтовые высокоствольные кустарниковые сообщества на северном пределе распространения (центральная часть гор Бырранга, Таймыр) Известия РАН. Серия географическая, №4 стр92–97, 2000
 Растительность Таймырского заповедника
http://gruzdoff.ru/
Сайт Википедия
Фото Владимир Р., Алексей Воеводин
http://www.photosight.ru/
http://www.skitalets.ru/books/taimyr_urvantsev/
Таймыр - край мой северный, Автор: Урванцев Н.Н., Москва, "Мысль", 1978

аватар: Кэп

нганасаны

Своему названию горы Бырранга обязаны местному коренному населению нганасаны. Именно они дали величественному хребту, прорезающему весь полуостров, такое поэтичное название.

Самоназвание местного народа «Няа» или «Ня», что значит «товарищ». Но в 30-е гг. прошлого века советские лингвисты назвали коренных жителей Таймыра «нганасанами», что в переводе с их языка означает «люди».

Сегодня нганасан осталось около 700 человек, из которых только 100 ведут полукочевую жизнь, перемещаясь между точками рыбной ловли вдоль побережья Таймыра. В 1940-е—1960-е годы народ попал под программу перехода к оседлой жизни, подразумевающий переселение кочевников в специально созданные поселки (Волочанка, Усть-Авам).

Постоянно пребывая в поисках охотничьих и рыболовных угодий, нганасаны доходили до Северного Ледовитого океана. Но даже они обходили стороной горы:

по преданиям, за горами находится Страна Мертвых, или Шаманская Земля. Сюда уходят души умерших соплеменников и находят вечный покой. Во время захоронения нганасаны всегда располагали тела головой к северу, в сторону мифической «страны». «Там царство злых духов, камень и лёд, более ничего. Там гибель».

Изучение необъятного арктического побережья в середине XVIII века привело к первому знакомству русских ученых с Таймыром и Быррангой. В 1736 г. здесь, в рамках Великой Северной экспедиции, побывал русский полярный исследователь Арктики — Василий Васильевич Прончищев, который и открыл миру эти территории. Большой вклад в изучение гор внес Никифор Чекин – русский геодезист, который весной 1740 года прошел с небольшим отрядом на собачьих упряжках поперек гор и вышел к озеру Таймыр. Он выполнил множество топографических съемок территории и заложил основу дальнейшего исследования.

Дословно нганасаны называют горы Бырранга «Барьер смерти». Они избегали этих мест и поэтому названия рек, располагающихся в районе гор, носят русские названия, а южные — нганасанские. Только русские путешественники осмеливались покорить эти мифические горы.

Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.

Фотографии на сайте размещены в качестве научного, информационного, учебного и культурного материала без цели извлечения прибыли.

Контактная информация:

Капитан команды Кочующих (он же главный по сайту):
Хафизов Ахат - Hafizow@yandex.ru


Продвижение сайта в интернете:

Лоцман команды Кочующих
Бортяков Андрей - abortyakov@yandex.ru