Подвиг татарстанцев в годы Великой Отечественной войны

В отдельной статье хотелось бы рассказать про подвиг наших земляков в горы Отечественной войны. Про ратные подвиги татарстанцев и про трудовой подвиг в тылу, так как труженики тыла сделали не меньше для победы над врагом, чем солдаты и офицеры.
Общий военный и трудовой подвиг позволил одолеть жестокого и коварного врага – фашистскую Германию и их союзников!

Жители Татарстана, как и всей страны, узнали о нападении фашистской Германии на Советский Союз 22 июня 1941 г. В этот же день был издан Указ Президиума Верховного Совета СССР о мобилизации на территории 14 военных округов, в том числе и Приволжского военного округа, куда входила ТАССР, военнообязанных граждан, родившихся с 1905 по 1918 гг. Важную роль в пополнении Красной Армии играло движение добровольцев. Заявления в военкоматы с просьбами отправить их на фронт массово подавали рабочие и колхозники, служащие и представители творческой интеллигенции, юноши и девушки, и даже дети. Патриотический подъем был характерен для всех социальных групп и охватывал людей всех возрастов. К середине июля общее число добровольцев в республике превысило 14 тыс. человек.

 

 

С сентября 1941 г. в Татарстане начались занятия по военной подготовке. Активно участвовали в этой работе Осоавиахим, физкультурные организации, общество Красного Креста и Красного Полумесяца. В октябре 1941 г. специальным постановлением Государственного Комитета Обороны было введено всеобщее обязательное обучение военному делу (всевобуч) для всех граждан страны. В общей сложности за 1941–1945 гг. республика подготовила 350 тыс. человек по более чем 30 военным специальностям (летчиков, телефонистов, снайперов, пулеметчиков, радистов и др.)[1]. Существенную лепту в обучение офицеров-танкистов внесло Казанское танковое училище. За военный период здесь состоялось 23 выпуска, в ряды Красной Армии влилось 4628 командиров и 832 политработника[2]. 17 воспитанников училища стали Героями Советского Союза[3]. Военными профессиями овладевали не только мужчины. Из числа женщин в системе республиканского всевобуча было подготовлено 23,5 тыс. радисток, телефонисток, телеграфисток, свыше 10 тыс. медсестер[4].

Одновременно в тыловых регионах развернулась масштабная работа по комплектованию новых боевых резервов для Красной Армии. К началу войны в Татарстане уже дислоцировались 18-ая и 86-ая стрелковые дивизии. В августе 1941 г. в городе Бугульме началось формирование 352 с.д., в сентябре 1941 г. – 334 с.д. В декабре 1941 г. приступили к укомплектованию 146 и 147 с.д., в марте  1942 г. – 120 с.д. За годы войны из республики на решающие участки фронта было направлено 7 стрелковых дивизий (18-ая, 86, 120, 146, 147, 334, 352 с.д.), 91-я отдельная танковая бригада, отдельный инженерно-саперный батальон, две авиационные дивизии, десятки отдельных полков.

 Воины 146-й стрелковой дивизии на пути следования на фронт. 1942                                                  
Наши земляки принимали участие практически во всех больших и малых боевых операциях. В рядах Действующей армии сражалось около 700 тыс. человек из Татарстана[5]. Летопись Великой Отечественной войны полна примерами их бесстрашия и отваги.

Первыми встретили врага пограничные заставы. На участке советско-финской границы защищал Родину от врагов уроженец с. Прости Нижнекамского района ТАССР Никита Кайманов, удостоенный впоследствии звания Героя Советского Союза. На румынской границе вместе со своими боевыми товарищами умело отражал атаки гитлеровцев будущий известный писатель Геннадий Паушкин. При обороне Брестской крепости прославил себя и республику уроженец Пестречинского района, командир 44-го стрелкового полка Петр Михайлович Гаврилов. Он руководил защитой Восточного форта Кобринского укрепления крепости. Около месяца горстка бойцов под командованием майора сдерживала продвижение почти целой немецкой дивизии. Доблестные защитники крепости, измученные длительной напряженной борьбой, голодом и жаждой, стояли до последнего. Только на 32-й день обороны П.М. Гаврилов в бессознательном состоянии был захвачен в плен. Чудом оставшегося в живых майора спасли русские врачи лагерного  госпиталя. В 1957 г., в период хрущевской оттепели, легендарный командир был реабилитирован и награжден Золотой Звездой Героя Советского Союза.

 Майор П.М. Гаврилов – легендарный защитник Брестской крепости. 1941 ©Tatfrontu.ru Photo ArchiveМайор П.М. Гаврилов – легендарный защитник Брестской...
Изумительную храбрость и мужество показали в приграничных боях летчики. Одним из первых в ходе сражений Великой Отечественной войны совершил воздушный таран воспитанник Казанского аэроклуба Дмитрий Кокорев. 22 июня в 4 часа 30 минут, когда в пулеметах закончились патроны, командир звена истребителей винтом своего МиГ-3 разрубил хвостовое оперение немецкого бомбардировщика. Вражеский самолет был уничтожен, свою машину Дмитрий благополучно посадил на родном аэродроме.

Жестокий удар отборных немецко-фашистских войск приняла на себя в районе города Цехановца (на границе с Польшей) Казанская 86-я стрелковая дивизия им. Президиума Верховного Совета ТАССР под командованием Героя Советского Союза полковника М.А. Зашибалова. Проявив смелость и выдержку, воины дивизии не только остановили противника, но и отбросили его за государственную границу. И только по приказу командующего 10-й армии дивизия отошла вглубь Белоруссии, где ей пришлось биться в окружении[6].

В Смоленском сражении под городом Оршей насмерть стояли воины 18-й Казанской стрелковой дивизии, сформированной в ТАССР в 1939 г. 10 июля 1941 г. на дивизию обрушился удар 18-й танковой и части сил 29-й мотострелковой дивизий, входивших в состав 2-й танковой группы генерала Гудериана. Несмотря на самоотверженное сопротивление, противник взял дивизию в кольцо. В течение нескольких суток, заняв круговую оборону, она отбивала непрерывные атаки. 22 июля оставшиеся в живых воины прорвались к переправе через Днепр. Через неделю они присоединились к сводному отряду генерал-лейтенанта И.В. Болдина.

В ожесточенных боях отличились многие. Стойко сражался и вывел из окружения дивизион гау­биц майор Шаги Садыков. Заменив раненого командира ро­ты, вместе с политруком Поськовым повел бойцов в контр­атаку младший лейтенант Иван Ионенко. Рискованную опе­рацию по налаживанию связи с советскими войсками осу­ществил С.А. Тагиров. Оценивая подвиг дивизии, генерал армии П.А. Курочкин писал: «У меня как у командующего 20-й армией, навсегда сохранится самое лучшее впечатление о 18-й дивизии, о всех ее солдатах, командирах и политра­ботниках. Трудные испытания начального периода минув­шей войны казанцы прошли с честью»[7].

Переломным событием первого года Великой Отечественной  войны стала битва за Москву. В ходе начавшегося 5 декабря 1941 г. контрнаступления советских войск гитлеровская армия, до этого триумфально шествовавшая по Ев­ропе, потерпела свое первое значительное поражение. Был сорван план «блицкрига» и развеян миф о непобедимости нацистов.

Героизм в те дни был массовым. В разгроме фашистских войск под Москвой в районе сел Ивановское и Тимково в составе войск 20-й армии принимала участие 352-я стрелковая дивизия, сформированная в Бугульме. В течение 15 дней ее воины вели кровопролитные бои и разгромили пять сильных узлов сопротивления противника. Героически сражались в этих боях уроженец д. Байряки Ютазинского района сержант Латыпов, старшина Морозов, минометчик сержант Миндубаев, красноармейцы Нурмухаметов, Шакиров и многие другие. За успешные боевые действия воинам дивизии была объявлена благодарность командующего Западным фронтом Г.К. Жукова. 250 бойцов, командиров и политработников были отмечены правительственными наградами.

334-я стрелковая дивизия, сформированная в Казани в 1941 г., боевое крещение получила у озера Волго. 9 января 1942 г. части дивизии в составе войск 4-й Ударной армии перешли в наступление и, несмотря на ожесто­ченное сопротивление врага, прорвали его оборону. За период  трехнедельного наступления дивизия прошла с боями 100 км и освободила 302 населенных пункта.

В сражениях на подмосковной земле звания «настоящего героя Отече­ственного войны» удостоился уроженец Альметьевского района Татарстана Барый Юсупов. Дивизион «катюш», которым он командовал, появляясь на разных участках фронта, наводил ужас на фашистских солдат. В одном из боев под Старой Руссой, куда соединение было переброшено для отражения наступления вражеских танков, гвардии полковник был ранен, ослеп, но не оставил  занимаемый рубеж. По окон­чании боя многие бойцы посчитали, что их командир погиб, однако комис­сар, усомнившись в этом, приказал перенести Барыя Абдулловича в избу. Десять суток полковник находился между жизнью и смертью, прежде чем его самолетом вывезли в Москву. Мужество и стойкость советского офицера были высоко оценены. Член Государственного Комитета Обороны А.С. Щербаков лично пришел в госпи­таль к герою и вручил ему орден Ленина, а известный скульптор В.И. Мухина здесь же, в гос­питале, изваяла его бюст[8].

В боях за столицу, в декабре 1941 г., совершил свой подвиг выпускник казанской школы № 81, механик-водитель тяжелого танка «КВ» Виктор Григорьев. Танкисты 32-й бригады атаковали фашистов, окопавшихся в селе Барыбинка на Веневском шоссе. Ведомый В. Григорьевым танк, умело маневрируя, под ураганным огнем первым  ворвался в деревню. От его меткого выстрела загорелась вражеская машина. Но и сам «КВ» советского танкиста оказался под огнем немецких танков. Один из снарядов заклинил башню, Виктора ранило. Но, превозмогая боль, он продолжал уверенно управлять боевой машиной. Решали мгновения. И «КВ» понесся вперед. Мощным таранным ударом Григорьев опрокинул немецкий танк, под гусеницами машины оказались два орудия. Затем «КВ» проутюжил улицу деревни, сметая все на своем пути, вырвался на шоссе, раздавил колонну из двадцати гружёных автомашин, уничтожил десятки гитлеровцев. Смелость 20-летнего танкиста были отмечены присвоением ему звания Героя Советского Союза[9].

 Старшина В.А. Григорьев – механик-водитель танка, Герой Советского Союза Ржев. Июль 1942     
Летом 1942 г. немецкое командование сосредоточило основные усилия на южном крыле советско-германского фронта. В середине июля войска противника прорвались к большой излучине Дона, создав реальную угрозу выхода к Волге и на Кавказ. 12 июля был создан Сталинградский фронт. Началась оборона волж­ской твердыни, вошедшая в историю войны как одна из самых героических ее страниц.

В сражениях на Ста­линградской земле отличились многие. На весь фронт гремело имя известного снайпера, бывшего казан­ского рабочего Анатолия Чехова, лично уничтожившего 265 гитлеровцев. В обороне знаменитого «Дома Павлова», более 58 суток удерживавшего натиск врага, стояли бронебойщик ефрейтор Рамазанов и боец Шкуратов. Грозой для пехоты и артиллерии противника были летчики истребительного авиаполка под командованием Героя Советского Союза Фарида Фаткуллина. В сталинградском небе он провел свой последний бой, уничтожив при этом три самолета врага.

 Капитан Ф.М. Фаткуллин – Герой Советского Союза. 1941                                                                      
Целые боевые подразделения, сформированные в Татарстане, участвовали в обороне Сталинграда. В составе войск 62-й армии храбро сражались воины 147-й стрелковой дивизии под командованием А.А. Вольхина. Значительный урон врагу нанесла 91-я отдельная танковая бригада Я.И. Якубовского. Умелыми и отважными воинами показали себя под Сталинградом бойцы 38-й стрелковой дивизии под коман­дованием, уроженца Арского района Татарстана, пол­ковника Г.Б. Сафиуллина. Им удалось пленить более 18 тыс. солдат и офице­ров, захватить 22 самолета, три бронепоезда, более 400 ору­дий и минометов, уничтожить 108 танков, более 1 тыс. автомашин. За образцовое выполнение приказов Командо­вания дивизия была удостоена почетного наименования гвардей­ской, а Г.Б. Сафиуллину присвоено звание генерал-майора[10].

Храбрость и мужество татар высоко оценивали их боевые товарищи. «Этот – татарин, он не подкачает», – часто можно было услышать на фронте»,  – отмечал Илья Эренбург в  своих  корреспонденциях о татарских солдатах[11].

Дни Сталинградской битвы примечательны еще и тем, что с целью объединения и поддержки бойцов Вер­ховное Главнокомандование приняло решение о выпуске фронтовых газет на языках народов СССР. На татарском языке в военные годы выходило 16 фронтовых газет[12]. В составе их редакций работали известные писатели: в частности, литсотрудниками газеты «Ватан өчен» («За Родину») Северо-Западного фронта были Х. Усманов, Ш. Мударрис, Г. Насрый. В творческую командировку в редакцию этой га­зеты приезжали писатели Г. Баширов, М. Амир. Активно трудились в редакции газеты «Кызыл Армия» («Красная Ар­мия») I Белорусского фронта И. Гази и А. Кутуй. В газете «Ватан өчен сугышка» («В боях за Родину») Карельского фронта сотрудничал А. Абсалямов и др.

Победа под Сталинградом явилась кульминационным моментом в борьбе за коренной перелом в ходе войны. В сражениях 1943–1944 гг. стратегическая инициатива уже прочно перешла в руки советских войск. В начале  1943 г. была прорвана многомесячная блокада Ленинграда. Летом того же года началась историческая битва на Курской дуге. К концу сентября советские войска вышли к Днепру. Одновременно развернулись бои на многих направлениях. Началось массовое изгнание фашистских оккупантов с территории Советского Союза.

В значительной степени закреплению победного духа фронтовиков способствовали письма-наказы трудящихся союзных и автономных республик с теплыми напутственными словами, обращенные к землякам. В течение первого полугодия 1943 г. были обнародованы письма воинам от жите­лей Узбекистана, Казахстана, Армении, Киргизии и др. 5 марта 1943 г. в «Правде» было опубликовано и письмо трудящихся Татарской АССР всем фронтовикам-татарам. Его подписали более 1,5 млн человек. В нем говорилось: «Татарские джигиты! Вам, кто не щадя своих сил и жизни, грудью защищает каждую пядь родной земли на фронтах, от моря Белого до моря Черного…, в дни замечательных побед наших войск шлет татарский народ свой пламенный салям! ...Мы крепко верим, что вы не дади­те передышки врагу, будете гнать его все дальше на запад и до конца истребите немецких захватчиков!»[13].

Уроженцы республики с огромным воодушевлением восприняли наказ Родины и не пожалели усилий для его выполнения. В боях на Курской дуге геройски проявил себя уроженец Рыбно-Слободского района ТАССР, наводчик оружия Закий Шаймарданов. В июле 1943 г. возле села Красная Дуб­рава ему пришлось участвовать в отражении вражеской танковой атаки. На орудие Шаймарданова шли 12 танков. Пер­вым же выстрелом он поджег головную машину. Когда за­горелся второй танк, отряд противника пришел в смятение и обрушил залпы нескольких орудий на досаждавшую им пушку. Семь раз взрывной волной отбрасывало сержанта от орудия, но, поднявшись с земли, он каждый раз продолжал поединок. Мужество советского бойца оказа­лось сильнее броневой мощи врагов. Потеряв три «тигра» и два средних танка, гитлеровцы отошли. Указом Президиума Верховного Совета СССР З. Шаймарданову было присвоено звание Героя Советского Сою­за.

В знаменитом танковом сражении в районе села Прохоровка в составе 10-го танкового корпуса отважно сража­лись воины из республики Ф. Шарипов, В. Халиков, К. Уразов, М. Новиков. Все бригады корпуса были оснащены танками Т-34 с надписью на борту «Колхозник Татарии». 200 боевых машин, построенных на средства трудящихся республики, были переданы прославленному корпусу под командованием уроженца Елабужского района, генерал-лейтенанта В.Г. Буркова. В районе Белгорода громили врага пикирующие бомбарди­ровщики Пе-2, переданные жителями республики полкам 202-й бомбардировочной авиационной дивизии. На фюзе­ляжах боевых машин была выведена надпись «Совет Татарстаны».

Настоящую находчивость и отвагу продемонстрировали татарстанцы в период боев при форсировании Днепра. Из 2500 солдат и офицеров, удостоенных звания Героя Советского Союза за преодоление этой мощной водной преграды, 40 человек – выходцы из нашей республики. Под непрерывным огнем противни­ка,  днем и ночью переправля­лись через Днепр, часто на подручных средствах и помогая при этом другим бойцам Гали Закиров, Шамиль Рахматуллин, Вилен Бурмистров, Накип Сафин, Фатых Шарипов.

В январе 1944 г. Газинур Гафиатуллин, уроженец дер. Сугушла Бугульминского района, в Псковской области в районе селения Овсище совершил беспримерный по доблести подвиг, о котором знают сегодня все жители республики. Закрыв своим телом амбразуру вражеского дзота, он ценой жизни обеспечил выполнение боевой задачи своего подразделения. Так же, как и Александр Матросов (который, как установили позже по сохранившимся документам поисковики, в действительности является татарином Шакиржаном Юнусовичем Мухаметжановым, уроженцем Башкирской АССР, получившим новое имя в детском доме в г. Мелекесе Ульяновской области), Газинур Гафиатуллин был посмертно удостоен звания Героя Советского Союза.

Побратимами по великому ратному подвигу Газинура Гафиатуллина и Александра Матросова стали в военные годы 26 татарстанцев: Газинур Гафиатуллин, Барый Шавалиев, Хафиз Зарипов, Алексей Иса­ев, Нур Идрисов, Николай Липатов, Арсений Карташов, Абдулла Салимов, Мингали Губайдуллин, Мансур Валиуллин, Салахутдин Валиуллин, Ахмет Мухамедов, Афанасий Панарин и др.

В ходе наступательных операций 1944 г. приумножили свою боевую славу сформированные в республике соединения. В разгроме Корсунь-Шевченковской и Яссо-Кишиневской группировки противника участвовала 69-я гвардейская дивизия (бывшая 120-я); Витебской группировки – 334-я стрелковая дивизия. В освобождении Орши, Минска и Гродно заметную роль сыграла 352-я стрелковая дивизия. 352-я и 69-я дивизии были награждены орденами Красного Знамени и Суворова 2-й степени. Эти же ордена появились на боевом знамени 146-й стрелковой дивизии, овладевшей городом Тарту. 

В боях за Правобережную Украину активно участвовала авиация. Умело действовали наши земляки: штурман Мухарям Галимов, летчик-истребитель Александр Кармин, летчик-штурмовик Ибрагим Газизуллин. Золотыми буквами в скрижали истории вписано имя Николая Георгиевича Столярова – летчика авиационного штурмового полка, воспитанника Казанского аэроклуба Осоавиахима. Он – единственный в Татарстане, кто был удостоен звания Героя Советского Союза дважды. Его послужной список за 2,5 года участия в боях выглядит внушительно: совершено 185 боевых вылетов, уничтожено 52 танка, 24 артиллерийских батареи, более 200 автомашин, до тысячи фашистских солдат и офицеров. По Указу Президиума Верховного Совета СССР на родине Н.Г. Столярова, в г. Казани, был установлен его бронзовый бюст, выполненный известным скульптором В.М. Мухиной[14].

 Н.Г. Столяров – дважды Герой Советского Союза (1922-1993).                                                              
В дни ожесточенного противостояния с фашистами на равных с мужчинами воевали женщины. Более 10 тыс. девушек ушло на фронт из Татарстана. Собирательным символом их смелости и доблести стал образ отважной дочери татар­ского народа, Героя Советского Союза Магубы Сыртлановой. За военные годы она прошла путь от рядовой летчицы до заместителя командира эскадрильи, совершила 780 боевых вылетов (это почти 1000 часов в возду­хе!), обрушив на головы врагов 140 тонн бомб. Ко­мандир эскадрильи гвардейского Таманского авиаполка М.П. Чечнева, давая блестящую характеристику Магубе Хусаиновне, с восхищением отмечала: «Лучших летчиков-мужчин у нас в стране называют соколами. Таким соколом в нашем женском полку по праву слыла М.Х. Сыртланова. Она явля­лась полновластной владычицей неба: всегда с большой точностью выводила группы самолетов в заданные районы. Даже в самых сложных метеорологических и боевых усло­виях у ее экипажа никогда не было неудачных вылетов»[15].

 Гвардии старший лейтенант М.Г.Сыртланова -  Герой Советского Союза. 1946                                                 
Представители Татарстана отважно сражались не только в составе частей и соединений Действующей армии, но продолжали бороться с врагом и в тылу неприятеля. На Смоленщине в партизанских отрядах насчитывалось более 200 сынов республики. Одну из групп Герчиковского подполья возглавлял майор Бари Кадырметов. Партизанским отрядом «Саша» командовал Ахнеф Бикбаев. Больше всего наших земляков было среди белорусских партизан. В составе партизанского отряда «Победа», действовавшего под Оршей, воевал в качестве подрывника, а затем начальника разведки, известный татарский поэт Заки Нури. В оккупированном Минске действовало разветвленное подполье, одним из организаторов которого был бывший водитель трамвая из Казани Иван Кабушкин. В едином строю с белорусскими партизанами боролись против врага выпускница Чисто­польской средней школы Рита Загирова, бугульминский парень Борис Пахомов, бывший секретарь Татарского обкома комсомола Иван Заикин.

Многие уроженцы республики стали участниками польского, чехословацкого, югославского, французского сопротивления. Так, советский воин Ф. Рахимов был награжден орденом Почетного легиона Франции. Чин капитана французской армии и французский Военный Крест получил командир партизанского отряда Амир Утяшев.

Советские патриоты не теряли присутствия духа, даже являясь узниками фашистских концлагерей. Небывалый в истории авиации и истории войны подвиг совершил, находясь в плену, выпускник Казанского речного техникума и воспитанник Казанского аэроклуба Михаил Петрович Девятаев. Он со своими боевыми товарищами на немецком аэродроме захватил бомбардировщик «Хейнкель-111» и на глазах у ошеломленной охраны поднял машину в воздух. Через несколько часов самолет достиг советской территории. Дерзкий побег из фашистской неволи был отмечен присвоением М.П. Девятаеву в 1957 г. звания Героя Советского Союза.

 Лейтенант М.П.Девятаев. 1942                                                                                                       
Непреклонную несгибаемость советских людей продемонстрировали всему миру татарские подпольщики, активно  проводившие антифашистскую агитацию среди узников в лагерях для военнопленных. Группа Гайнана Курмаша и Мусы Джалиля, созданная осенью 1942 г. в лагерях Демблин, Сельдце и др. (Польша) не допустила осуществления планов гитлеровцев по использованию насильно согнанных в легион «Идель-Урал» представителей народностей Поволжья (татар, башкир, марийцев и др.), на советско-германском фронте для борьбы против своих же соотечественников. Муса Джалиль, еще летом 1942 г. раненым угодивший в руки фашистам, являлся одним из наиболее заметных ее участников. Патриоты достойно выполнили свою историческую миссию. Первый же батальон, посланный на Восточный фронт, поднял восстание и, перебив немецких офицеров, влился в отряд белорусских партизан.

Германское командование жестоко расправилось с активистами сопротивления. Руководители движения были арестованы, заключены в Моабитскую тюрьму и затем казнены. В тюрьме Плетцензее в Берли­не 25 августа 1944 г. от рук фашистских палачей погибли: Муса Джалиль, Гайнан Курмаш, Абдулла Алиш, Фуат Булатов, Гариф Шибаев, Ахмет Симаев, Абдулла Баттал, Зиннат Хасанов, Фуат Сайфельмулюков, Ахат Атнашев, Салим Бухаров.

Имя татарского поэта-героя стало символом стойкости и непреодолимой силы воли. Будучи приговоренным к смертной казни, в казематах Моабитской тюрьмы он написал цикл стихотворений, проникнутых любовью к своему Отечеству и твердой верой в Победу. В 1956 г. Мусе Джалилю посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза, а через год, в 1957 г., ему, первому среди поэтов,  за «Моабитские тетради» – присуждена Ленинская премия.

Татарстанцы отличились и в завершающих сражениях войны. 16 апреля 1945 г. началась Берлинская операция. В составе участвовавшего в ней 1-го Белорусского фронта действовала 76-я гвардейская дивизия под командованием нашего земляка, генерал-майора А.В. Кирсанова. Налеты на Берлин совершали эскадрильи авиационной дивизии, которой командовал бывший рабочий из Казани А.Г. Федоров. 30 апреля они разбомбили резиденцию Гиммлера. Больше 100 кварталов Берлина освободила и закончила войну в центре города на Александрплац 146-я Казанская стрелковая дивизия.

29 апреля развернулись бои за рейхстаг. К вечеру следующего дня советские воины ворвались в здание. Бойцы штурмовой группы капитана В.Н. Макова в составе артиллеристов-разведчиков старших сержантов Г.К. Загитова, А.Ф. Лисименко, сержантов А.П. Боброва, М.П. Минина в 22 часа 40 минут установили Красное знамя над рейхстагом[16]. Несколькими часами позже сержантами М.А. Егоровым и М.В. Кантария было водружено знамя № 5 Военного совета 3-й Ударной армии, которое вошло в историю как Знамя Победы. В первых числах мая большая группа солдат и офицеров из различных полков и батальонов была представлена к званию Героя Советского Союза. За водружение знамени на рейхстаге командованием 79-го корпуса 3-й Ударной армии к этому званию были представлены также В. Маков, Г. Загитов, А. Лисименко, А. Бобров, М. Минин. Однако приказом командования 1-го Бело­рус­­ского фронта от 18 мая 1945 г. они получили ордена Боевого Красного Знамени. Этими же орденами первоначально были награждены М. Егоров и М. Кантария, но 8 мая 1946 г. они были удостоены звания Героя Советского Союза.

2 мая 1945 года гарнизон Берлина окончательно капи­тулировал. Тысячи подписей оставили на колоннах и стенах рейхстага воины-победители. «Мы из тех, кто насмерть стоял у стен Сталинграда и штурмовал логово фашизма – Берлин, Малкин П.И., 1918 г. рождения, из Татарии», – так подписался полный кавалер орденов Славы П.И. Малкин. «Казанская татарка приехала сюда с боями с Волги», – начертала Р.Ш. Насырова из Казани, служившая стар­шим врачом гвардейского полка[17].

Эти подписи ярко демонстрируют вклад татар и уроженцев Республики Татарстан в священное дело разгрома фашизма. На историческом параде Победы в Москве, состоявшемся 24 июня 1945 г.,  под красными знаменами победителей торжественным маршем по Красной площади прошли М. Ахметшин, С. Ахтямов, В. Булатов, Т. Ибрагимов, Г. Рашитов, С. Садриев, М. Сыртланова, Ф. Тухватуллин, В. Шагиев, Р. Халитов, М. Хасаншин и др. Победители под барабанный бой бросили к подножью мавзолея 200 знамен поверженных немецко-фашистских дивизий. Этот факт символизировал всемирно-историческую победу советского народа и его Вооруженных Сил.

Война раскрыла также полководческие таланты многих татарстанцев. Замечательными командирами зарекомендовали себя в военных сражениях маршалы Л.А. Говоров, И.Н. Конев, генералы А.О. Ахманов, А.В. Кирсанов, В.Н. Гордов, З.Ю. Кутлин, Я.Д. Чанышев, Г.Б. Сафиуллин и многие другие.

Героизм воинов республики был по достоинству оценен видными советскими военачальниками. Маршал Советского Союза Р.Я. Малиновский отмечал: «Я, как старый солдат, много видел на фронте бойцов и ко­мандиров-татар и всегда восхищался их непреклонным упорством, железной волей в бою. Этот народ снискал к се­бе уважение за выдающееся мужество...»[18].

Почти три тысячи километров прошагали наши земляки от Волги до Берлина. Всех их – рядовых и командиров, танкистов и пехотинцев, летчиков и моряков, артиллеристов и военных врачей – объединяло одно стремление: отстоять независимость Родины, уничтожить ненавистный фашизм. Оставаясь верными воинской присяге и долгу, татарстанцы с боями преодолевали неприступные линии обороны, освобождали города, преодолевали водные преграды, бились насмерть до последнего снаряда и патрона.

Правительство высоко оценило подвиги своих сынов и дочерей: более 100 тыс. татарстанцев за героизм и самоотверженность, проявленные на фронтах войны, были удостоены орденов и медалей, свыше 225 человек получили высший знак отличия – Золотую Звезду Героя Советского Союза, 48 человек стали полными кавалерами ордена Славы[19].

Многонациональный народ Татарстана – татары и русские, чуваши и марийцы, украинцы и башкиры, евреи и удмурты, мордва и белорусы с честью выполнили священный долг воина, защитив не только своих близких, свои города и села, но и всю планету, не дав превратить ее в огромный Освенцим…

Война отняла у многих из нас родных и близких. Нет в России ни одной семьи, в которой не оставила бы она свой черный след. Сотни тысяч солдатских могил разбросаны на бескрайних просторах нашей земли и на территориях сопредельных государств. Десятилетиями не утихает боль о погибших, не кончаются поиски мест их погребения. В апреле 1989 г., в преддверии  50-летнего юбилея Победы, в Татарстане было принято решение о создании Республиканской редакции «Книга памяти» с целью подготовки многотомного труда, в котором должны были быть увековечены имена всех погибших на фронтах войны солдат и офицеров – уроженцев Татарстана и призванных республиканскими военкоматами.

Редакция выполнила свою задачу. На сегодняшний день издано 28 томов этого скорбного мартиролога с емким названием «Память»[20]. Каждый – посвящен определенному району или городу республики. В книгах нет описания подвигов, в них лишь краткие сведения о том, когда и где родился солдат, каким военкоматом призван, когда погиб, и, если удалось установить, место захоронения. Но эти скупые строчки заставляли сильнее биться сердца родных и близких бойца, когда они видели на страницах тома родное имя. Многие только из указанного издания смогли узнать, где следует искать останки погибшего фронтовика. Капитальный труд стал фунда­ментальным печатным историко-мемориальным памятником всем не вернувшимся с полей сражений татарстанцам.

Титаническая работа составителей республиканской «Книги Памяти» позволила уточнить основные сведения, касавшиеся в целом участия татар и уроженцев Татарской АССР в вооруженной борьбе с фашизмом, и заставила в новом свете оценить вклад республики в Победу. В результате длительных поис­ков удалось установить имена около 350 тыс. солдат и офицеров  из Татарстана, погибших за Родину[21]. Погиб почти каждый второй, ушедший на войну, это в общей сложности составляет 11,5% от всего довоенного населения республики. В абсолютных цифрах количество учтенных погибших и пропавших без вести по Республике Татарстан выглядит следующим образом: 1941 г. – 66000, 1942 – 115993, 1943 – 83723, 1944 – 49662, 1945 – 24444 человека.

Поиски продолжаются и сегодня. Сотрудники редакции «Книги Памяти» работают по новым направлениям. Ими уже подготовлены  и изданы книги «Они вернулись с Победой» (списки возвратившихся с полей сражений солдат и офицеров, тоже представленные по каждому району республики); сборник биографического характера «Татарстанцы в годы Великой Отечественной войны. 1941–1945 гг.» и др.[22] Активную деятельность развернули в республике молодежные отряды и организации: «Снежные отряды», «Долина», «Отечество», Факел». Они встречаются с ветеранами войны и тружениками тыла, проводят поисковые экспедиции по местам прошедших боев, приобщаются к исследовательской работе в архивах, наполняя реальным содержанием бессмертный лозунг «Никто не забыт, ничто не забыто!»
 
 
ПОДВИГ ТАТАРСТАНЦЕВ В ТЫЛУ
Татарстан – тыловой арсенал Победы
В годы Великой Отечественной войны оккупация врагом западных территорий, на которых в довоенный период была сосредоточена почти вся оборонная продукция страны, привела к резкому возрастанию роли тыловых регионов. Для успешного ведения боевых действий с противником требовалось создать прочный экономический и культурный фундамент для разгрома фашизма внутри СССР.

С первых месяцев нападения Германии Татарстан вместе с другими республиками и областями Поволжья, Урала, Сибири превратился в один из важнейших военно-промышленных арсеналов советского государства по обеспечению фронта и армии боеприпасами, вооружением, снаряжением, продовольствием.

Перестройка экономики на военный лад включала в себя целый ряд мероприятий. Заводы и фабрики, еще вчера производившие гражданские изделия, переходили на выпуск военной продукции. Казанская фабрика кинопленки им. Куйбышева освоила выпуск новых видов авиационной пленки для фотосъемок с больших высот военных объектов противника. Завод «Серп и молот» в полтора раза увеличил производство металлорежущих станков. Заводы искусственной кожи, пишущих машин, автогаражного оборудования перешли на изготовление мин, снарядов, осветительных бомб. Поистине уникальную продукцию выпускал Казанский кетгутный завод, единственное предприятие, обеспечивавшее госпитали и больницы живительными нитями кетгута для зашивания ран, без которых немыслимо было выполнение сложнейших операций. Меховой комбинат наладил производство шапок-ушанок, рукавиц, унтов, шлемофонов для воинов. Комбинат «Спартак» поставлял армейскую обувь.

Существенной и весьма значимой частью организации военного производства в стране стала небывалая по срокам и масштабам эвакуация промышленных предприятий из прифронтовой зоны в глубокий тыл[1]. Только во второй половине 1941 г. на Восток было вывезено оборудование более 2,5 тыс. промышленных предпри­ятий[2].

Наличие на территории ТАССР профильных заводов и фабрик способствовало тому, что многие аналогичные индустриальные предприятия из уязвимых в военном отношении областей уже летом-осенью 1941 г. были  эвакуированы в республику. Среди них – крупнейшие в своих отраслях: Московский авиационный, Ленинградский авиационный, Ленинградский металлообрабатывающий, Московский часовой заводы, Киевский завод зубоврачебных боров, стеклозаводы из Ленинградской и Орловской областей, Московская  кондитерская фабрика «Большевик», Выборгская табачная фабрика, Днепропетровская биофабрика, Кренгольмская мануфактура из г. Нарвы и мн. др. В общей сложности из 226 предприятий, эвакуированных в Поволжье, более 70 – были приняты и размещены в Татарстане[3].

Эвакуация кардинально изменила условия жизни и быта населения республики, которая приняла огромное количество беженцев и эвакуированных. Уже к середине августа 1941 г. в республику прибыло 163 тыс.[4], а к январю 1942 г. – 273 тыс. человек[5]. Прибытие эвакуированных в существенной степени повлияло на развитие демографической ситуации в Татарской АССР. Эвакуированные размещались не только в Казани, но и в Бугульме, Чистополе, Елабуге, Арске, Тетюшах, Менделеевске, Буинске, Новошешминске, Билярске и других населенных пунктах.

С началом Великой Отечественной войны вражеская оккупация центральных и западных районов вызвала перемещение огромных масс людей в более безопасные места на восток. Татарская АССР, будучи тыловым регионом страны, тоже приняла значительное количество эвакуированного населения.

Огромное количество эвакуированных необходимо было одеть, обуть, накормить, обеспечить жильем и работой. Наиболее насущным, определяющим вопросом являлось решение проблем с продовольствием. В условиях сокращения доли рыночных фондов основных продуктов питания и несбалансированности товарно-денежных отношений единственно возможным способом продовольственного обеспечения населения страны и республики стало введение нормированного снабжения граждан на основе карточной системы. В ТАССР постановление о продаже по карточкам хлеба, сахара и кондитерских изделий было принято  25 августа 1941 г. Согласно ему, карточки вводились для населения Казани, Зеленодольска, Бугульмы, Мензелинска, Чистополя и ряда других городов.

Определяющим в жизни тыла страны являлся лозунг «Все для фронта, все для победы!». С целью решению кадрового вопроса в законодательном порядке была установлена семидневная рабочая неделя, отменены очередные и дополнительные отпуска с заменой их денежной компенсацией, введена всеобщая трудовая мобилизация. В промышленность массово вовлекались женщины, подростки, лица пожилого возраста. Многие из них первые навыки профессии получали непосредственно на рабочем месте. Значительное пополнение квалифицированных кадров обеспечивали выпускники ремесленных и железнодорожных училищ, школ ФЗО.

Все они работали с полной отдачей, зачастую на пределе возможностей. Ударный труд как реальный вклад в скорейшее достижение Победы над фашизмом являлся в военное время делом чести. Распространенными стали движения «двухсотников», «трехсотников», когда отдельные рабочие и целые бригады брали на себя обязательства выполнять норму по производству оружия и снаряжения на 200–300%. Число таких бригад за первые 5 месяцев войны выросло с 600 до 2400. Создавались «фронтовые молодежные бригады». К концу войны их в республике насчитывалось 1642. Повышению производительности труда способствовало движение рационализаторов. Умельцы меняли технологические процессы, оснащали станки дополнительными приспособлениями и тем самым значительно повышали производительность труда. Внедрение на авиационном заводе им. Горбунова более 3 тыс. рационализаторских предложений дало свыше 10 млн руб. экономии. На 25–30% повысило производительность труда применение поточного, конвейерного метода. В течение всей войны на всех предприятиях не прекращалось стахановское движение.

 Комсомольско-молодежная бригада моторного цеха  авиазавода им. С.П. Горбунова. 1941-1945         
Закономерным результатом величайшего напряжения рабочих стало создание в Татарстане мобильной военной экономики. Республика поставляла на фронт свыше 600 наименований оружия, боеприпасов, снаряжения. На Казанском авиационном заводе № 22 им. С.П. Горбунова (единственном в стране, ныне – акционерное общество «Казанское авиапредприятие») выпускались стратегические бомбардировщики Пе-2, которые до 1943 г. были основной ударной мощью бомбардировочной авиации. Здесь же производились бомбардировщики Пе-8, опережавшие в то время лучшие образцы самолетов этого класса во всех воюющих армиях. Всего за годы войны было выпущено 79 бомбардировщиков Пе-8 и более 10 тыс. – самолетов Пе-2[6]. Создатель бомбардировщиков Пе-2, Пе-8 В.М. Петляков вплоть до своей трагической гибели в начале 1942 г. был главным конструктором авиазавода № 22.

 Ночные бомбардировщики У-2 (ПО-2)  в цехе сборки завода № 387 Казань. 1943                                   
Ленинградский авиационный завод № 387 (ныне – акционерное общество «Казанский вертолетный завод») выпускал самолеты У-2 (с 1944 г. – По-2), которые на фронте применялись как ночные бомбардировщики, самолеты связи и санитарные машины. Всего за годы войны было произведено около 11 тыс. таких самолетов[7].

Мощное развитие в республике получило приборостроение. На заводе № 230 (ныне – Казанский завод «Электроприбор») был освоен выпуск авиационных моторов винтомоторной группы, газоанализаторов, гальванометров, электрических тахометров и т.п. Здесь же производились приборы для морских судов. А сами морские суда – бронетанкеры, торпедные катера, морские буксиры – строились на площадях зеленодольского завода № 340 им. М. Горького.

Эвакуированный в Чистополь 2-ой Московский часовой завод выпускал танковые часы, запалы для противотанковых гранат. Казанский завод «Серп и молот» изготавливал корпуса мин калибра 37 мм, 50 мм, 82 мм, взрыватели к минам. Казанский оптико-механический завод № 237 производил оптические приборы для Военно-воздушных сил, Военно-морского флота, артиллерии, танков. Около десятка предприятий Татарстана участвовали в создании различных компонентов для знаменитых «Катюш». Только Казанский пороховой завод отправил для них миллион зарядов. В 5 раз увеличилось производство кетгута на Казанском кетгутном заводе. В четыре раза возросло производство аэрофото- и рентгеновской пленок на фабрике кинопленки № 8 (ныне – акционерное общество «Тасма»). Здесь же в военный период было обеспечено хранение прибывшего из Московской области уникального Госфильмофонда СССР.

Много продукции давала легкая промышлен­ность республики. Эта отрасль в военные годы выпускала около 200 наименований вещевого снаряжения и обмундирования. Предприятия Татарстана каждый рабочий день одевали полк и обували дивизию. Одежды и обуви, изготовленной в республике, было достаточно, чтобы экипировать трехмиллионную армию.

В целом валовая продукция промышленности ТАССР за военные годы увеличилась в 2,2 раза, составив в 1945 г. 219% по сравнению с 1940 г.[8] Преимущественное развитие получила тяжелая промышленность, она составила более 2/3 всей индустриальной продукции республики. Новые промышленные центры появились не только в Казани и Зеленодольске, но и в гг. Елабуге, Чистополе, Мамадыше, Бугульме.

 Пошивочный цех № 2 комбината «Спартак». 1941-1945 ©Tatfrontu.ru Photo ArchiveПошивочный цех № 2 комбината «Спартак».
За образцовое выполнение государственных заданий ряд крупных предприятий ТАССР был награжден орденами. В их числе: авиационный завод им. С.П. Горбунова, вертолетный, моторостроительный заводы, мехкомбинат, льнокомбинат, обувной комбинат «Спартак», фабрика кинопленки. Трудовые коллективы Казани 144 раза завоевывали переходящие Красные Знамена Государственного Комитета Обороны. Свыше 4200 гвардейцев тыла – ударников промышленности республики были удостоены правительственных наград – орденов и медалей Советского Союза.

Четко рабо­тали, несмотря на все сложности военного времени, железнодорожники и речники республики, обеспечивая пе­ревозку грузов для фронта и тыла. Через Казань шли почти все транспортные потоки из Сибири, Урала, Средней Азии и Дальнего Востока.

Событием поистине стратегического значения в военный период стало обнаружение промышленной нефти в республике. В августе 1943 г. близ села Шугуры мастерами-бурильщиками Г.Х. Хамидуллиным и Я.М. Буянцевым была добыта первая партия нефти. Через год, летом 1944 г., забил еще более мощный фонтан на второй скважине[9]. Открытия военных лет, приведшие к началу добычи «черного золота» в регионе, на долгие годы вперед предопределили приоритетное развитие здесь нефтяной отрасли.

Крайне сложное положение сложилось в годы войны в сельском хозяйстве Татарстана. Все мужское население призывного возраста бы­ло мобилизовано в армию. Материально-техническая база аграрного производства республики с началом войны совершенно перестала пополняться. Не хватало тракторов, машин, остро стояла проблема горючего. В колхозах, совхозах, МТС ТАССР к концу 1941 г. оставалась всего одна автомашина из десяти, резко уменьшилось число лошадей – основной тягловой силы села. Проблема дефицита рабочей силы в сельском хозяйстве решалась за счет интенсификации труда и ужесточения дисциплины. Нагрузка работ на одного трудоспособного колхозника троекратно превышала трудовую нагрузку на крестьянина в Первую мировую войну. Обязательные планы сдачи сельхозпродуктов сводили до минимума оплату труда.

И все же крестьянство Татарстана выполнило стоявшие перед ним задачи продовольственного и сырьевого обеспечения страны и армии. Ценой величайших усилий колхозы и совхозы республики поставили государству 131 млн. пудов хлеба, 39 млн. пудов картофеля и овощей, 56 млн. пудов мяса, 200 млн. литров молока и другой необходимой в военное время продукции[10]. Чего это стоило, знают те, кто жил в то время на селе. В распутицу и летний зной, под осенними дождями труженики многострадальной деревни пахали, сеяли и убирали урожай, про­водили бессонные ночи на фермах.

А, кроме того, выполняли обязательные трудовые повинности: валили лес, участвуя в дровозаготовках, расчищали снег на железнодорожных путях, строили оборонительные укрепления. Так, по решению Государственного Комитета Обороны осенью 1941 г. на территории Татарской, Чувашской и Марийской АССР, началось возведение Волжского оборонительного рубежа. Он должен был стать преградой на пути  возможного выхода фашистских войск в тыл страны. На территории ТАССР т.н. «Казанский обвод» создавал своеобразное полукольцо вокруг Казани, проходя от села Покровское через станцию Урмары, районные центры Кайбицы и Апастово до города Куйбышева (ныне – Спасск). В его строительстве были задействованы все категории населения: колхозники, рабочие, служащие, студенты. День за днем десятки тысяч людей долбили окаменевшую землю, возводили противотанковые препятствия, скрытые огневые точки, землянки. Воля и мужество татарстанцев позволили закончить сооружение «Казанского обвода» за четыре месяца, с октября 1941 г. по февраль 1942 г. Протяженность его составила 331 километр[11].

Ярким проявлением патриотического подъема населения стало в годы Великой Отечественной войны всенародное движение в помощь фронту. Жители нашей республики приняли в нем активное участие. Общая сумма средств, внесенных за военные годы татарстанцами в фонд обороны, на вооружение Красной Армии, составила 262 млн. рублей[12]. На личные сбережения людей были построены танковые колонны «Красная Татария», «Колхозник Татарии», 102 самолета для авиадивизии «Совет Татарстаны» имени Верховного Совета ТАССР, бронекатера, бронепоезда и т.д.  

Отдельные патриоты вносили весьма значительные суммы. По примеру саратовского колхозника Ф. Головатого, купившего на свои деньги три самолета-истребителя, по 100 тыс. руб. пожертвовали в фонд обороны член колхоза «Кзыл-Юлдуз» («Красная Звезда») Мензелинского района Х. Ахметов, пчеловод колхоза «Комбайн Альметьевского района Г. Габдрашитов, бригадир тракторного отряда Калининской МТС З. Баширов.

В феврале 1945 г. по инициативе кайбицких хлебо­робов развернулся сбор средств в фонд Победы. За корот­кий срок в него поступили десятки миллионов рублей.

Огромные денежные средства были аккумулированы в результате реализации государственных военных займов и билетов денежно-вещевых лотерей. Сумма этих поступлений по Татарстану составила 1 млрд 576 млн руб.

Массовый характер осенью 1941 г. принял сбор теплых вещей для бойцов Красной Армии. За несколько месяцев на фронты войны из республики было отправлено 23 тыс. полушубков, 54 тыс. пар валенок, 59 тыс. телогреек и шаровар, 106 тыс. комплектов теплого белья на общую сумму 10 млн. руб.[13].

Широкое распространение приобрело донорское движение. За военный период доноры Татарстана сдали 42 тыс. литров крови, из которых 12 тыс. литров были отправлены непосредственно на фронт. Особенно отличились О.В. Курицына (домохозяйка), сдавшая 14,5 литров крови, М.С. Букова (1-я швейная фабрика) – 13 литров, М.И. Павличева (санитарка) – 12,5 литров, Е.А. Белозерова (артель «Искра») – 10 литров и др.[14] Бесперебойное снабжение фронта и тыловых госпиталей донорской кровью дало возможность спасти жизни многим сотням тысяч тяжелораненых бойцов и значительно сократить сроки их лечения. В развернутых на территории республики 70 госпиталях прошли курс лечения около 334 тыс. раненых и больных воинов, 207 тыс. из них были возвращены в строй[15].

Значительной активностью характеризовалась и работа врачей общегражданской практики в Татарстане. Несмотря на непростые условия, система здравоохранения республики доказала свою эффективность, обеспечив качественное лечение больных и не допустив развития эпидемий в массовых масштабах.

В годы войны заметно поднялся нравственно-религиозный уровень населения. Смягчение позиции советских руководителей по отношению к конфессиональным организациям привело к восстановлению молитвенных зданий, прекращению расправ над священнослужителями, ослаблению контроля над деятельностью церквей и мечетей. В свою очередь религиозные институты, усилившие свое влияние на массы, начали более целенаправленно проводить патриотическую работу, призывая активно оказывать материальную помощь фронту. К сентябрю 1944 г. в сберкассу ТАССР от прихожан поступило 1 млн. 273 тыс. 413 рублей. Кроме того, верующими республики было собрано около 4 фунтов золота в фонд обороны, 476 предметов в помощь Сталинграду и на подарки бойцам и командирам Красной Армии[16].

Особая страница военных лет – деятельность научной и творческой интеллигенции по формированию духовного потенциала Победы. В Татарстане поставленные перед наукой новые задачи решались в тесном взаимодействии местных ученых с лучшими научными кадрами страны, представлявшими Академию наук СССР. Решение о переводе академических учреждений было принято 16 июля 1941 г. За короткий срок в Казань были переведены ведущие институты системы Академии наук СССР: органической химии, неорганической химии, коллоидной химии, физических проблем, горючих ископаемых, физический, радиевый, энергетический институты и др.

Всего в городе было размещено 33 научных учреждения и 1884 научных сотрудника, в том числе 39 академиков и 44 члена-корреспондента АН СССР[17]. Среди ученых – получившие мировое признание А.Е. Порай-Кошиц, Б.Д. Греков, Е.В. Тарле, Г.М. Кржижановский, С.И. Вавилов, А.Ф. Иоффе, А.Н. Несмеянов, С.М. Обнорский, П.Л. Капица, М.В. Келдыш, Н.Д. Зелинский и др. С августа 1941 г. вплоть до его перевода в Свердловск в мае 1942 г. в Казани размещался также Президиум Академии наук СССР.

Круг исследований эвакуированных научных сотрудников был весьма широк. В период пребывания в Татарстане ими были разработаны улучшенные сплавы для моторостроения (Е.А. Чудаков, А.К. Дьячков), предложены эффективные методики расчета аэродинамики самолетов и баллистики орудий (Л.И. Русинов, Л.М. Шестопалов), подготовлена аппаратура для дистанционного подрыва мин (Н.Н. Андреев), утвержден состав брони знаменитых танков Т-34 (А.М. Бочвар, Н.Т. Гудцов), продолжены опыты по исследованию цепных ядерных реакций на быстрых нейтронах, положивших начало созданию отечественной атомной промышленности (И.В. Курчатов) и т.д.

Огромную работу по совершенствованию военной техники выполнили в Татарстане известные российские конструкторы А.Н. Туполев, С.П. Королев, С.А. Чаплыгин, В.М. Петляков, В.П. Глушко и др. В период тотальных репрессий 1930-х гг. многие из них были арестованы по обвинению в соз­дании германских шпионских и диверсионных групп. Однако, несмотря на расстрельные обвинения, практически всем ученым была сох­ранена жизнь и вскоре предоставлена возможность продолжения работы в условиях специальных конструкторских бюро в Москве и других городах, имевших крупные авиационные заводы. Именно таким образом многие из них попали в Казань и трудились здесь в качестве «спецконтингента» казанских тюрем в так называемых «шарашках»  на площадях местных авиационных заводов[18].

Это благодаря их усилиям  в годы войны в серийное производство был запущен пикирующий бомбардировщик Пе-2 (В.М. Петляков); создан пульсирующий ускоритель «УС» (Б.С. Стечкин, Г.Н. Лист), усовершенствованы новые типы дизельных двигателей для тяжелых самолетов (А.Д. Чаромский). Но главным достижением авиаконструкторов в Татарстане стала разработка и применение на самолетах Пе-2 реактивного двигателя, созданного в результате совместного труда В.П. Глушко и С.П. Королева.

Интенсивно в военный период работали и казанские ученые. Их деятельность в значительной степени была направлена на решение местных производственных задач: более целесообразное использование природных ресурсов края, получение новых материа­лов и продуктов, необходимых фронту и тылу и т.д. Так, исследования известного химика, профессора Б.А. Арбузова позволили улучшить качество и морозостойкость каучука, что имело огромное значение для обеспечения бесперебойной работы военного транспорта в зимнее время. Профессора Г.Х. Камай и М.И. Беляева занимались совершенс­твованием технологии получения новых видов крайне нужного в военной медицине шовного хирургического материала – кетгута. Академик А.Е. Ар­бузов, разрабатывая проблемы фосфороорганических соединений, получал вещества, игравшие важную роль в производстве оптических приборов для орудийных систем, а также в соз­дании новых видов лекарств.

Выдающимся событием в мировой науке стало обнаружение казанским физиком Е.К. Завойским в мае 1944 г. явления электронного парамагнитного резо­нанса. За открытие, имевшее мировое значение, ученый был избран действительным членом АН СССР, ему была присуждена Ленинская премия. В физике электронный парамагнитный резонанс, став мощным методом научных исследований, положил начало новому направлению – магнитной радиоспектроскопии.

Важное народнохозяйственное значение имели научные изыскания геологов республики. Горячим поборником интенсивного освоения минерально-сырьевой базы Татарстана был профессор Л.М. Миропольский. Он первым предпринял попытку выявить возможность производства новых строительных материалов. В частности, с его подачи началось более широкое примене­ние гипса как в строительстве, так и в сельском хозяйстве для производства минеральных удобрений. Доцент Е.И. Тихвинская, первая из женщин республики защитившая докторскую диссертацию в во­енные годы, занималась изучением проблем нефтеносности недр нашего края.

Эффективные методы лечения раненых были предложены профессорами В.А. Гусыниным, Ф.Г. Мухамедьяровым, А.Г. Терегуловым. Настоящим открытием в медицине стал разработанный выдающимся казанским хирургом А.В. Вишневским метод местного обезболивания и новокаинового блока.

Многие производственные задачи в Татарстане решались благодаря коллективной работе ученых казанских и эвакуированных учреждений. Новой формой организации такого сотрудничества в воен­ный период стали региональные комиссии, позволявшие комплексно и глу­боко решать любые проблемы. В июне 1942 г. по примеру других регионов в Казани была образована Комиссия по мобилизации ресурсов Среднего По­волжья и Прикамья на нужды обороны. Возглавил Комиссию вице-президент АН СССР Е.А. Чудаков.

Совместные исследования казанцев с академическими учеными способствовали росту научных сил республики. После реэвакуации большинства институтов и лабораторий АН СССР в 1943 г. многие проекты были переданы на самостоятельную разработку казанским ученым. Признанием вклада научной общественности Татарстана в дело защиты Родины стало решение советского правительства от 13 апреля 1945 г. о создании в республике Казанского филиала Ака­демии наук СССР.

Коренной перестройке подверглась в военный период работа образовательных учреждений республики. В школах в связи с нехваткой помещений дети учились в основном в три смены, не было в достаточном количестве школьных принадлежностей: учебников, тетрадей, карандашей. Насущной проблемой являлась заготовка топлива. Сложное положение сложилось с педагогическими кадрами. Тем не менее  все усилия педагогов были направлены на выполнение закона о всеобуче. Школьникам по мере возможности оказывалась социальная помощь. Ученики старших классов своими силами ремонтировали школьное оборудование, выезжали на дровозаготовки и т.п.

Изменения коснулись и учебных программ. В них основной акцент был сделан на усиление патриотической составляющей в деятельности школы. Для стимулирования учащихся  были введены экзамены на аттестат зрелости, учреждены золотая и серебряная медали за успехи в учебе. Несмотря на военное время, в Татарстане удалось сохранить систему общеобразовательного образования. Количество школ в республике не только не уменьшилось, но даже возросло – с 3510 в 1940/1941  учебном году до 3718 школ в 1944/1945 учебном году (1901 из них были татарские), хотя контингент учащихся при этом несколько сократился – с 445,8 тыс. школьников до 409 тыс. соответственно[19].

В высших учебных заведениях заметно выраженной стала ориентированность обучения на практические нужды, особенно при подготовке будущих врачей, химиков, геологов. Всего в военный период в Татарской АССР насчитывалось 13 вузов, в которых обучалось 21,1 тыс. студентов. К концу войны по объективным обстоятельствам контингент учащихся уменьшился до 11,2 тыс. человек, но число подготовленных высококвалифицированных кадров было все же значительным[20]. За 1941–1945 гг. высшая школа республики выпустила около шести тысяч специалистов в разных областях знаний: математиков, физиков, синоптиков, химиков, биологов, врачей и др.[21] Появились также новые институты, новые факультеты: в 1944 г. в составе историко-филологического факультета КГУ было открыто специальное отделение татарского языка и литературы, в 1945 г. – основана Казанская консерватория, восстановлен Казанский  институт инженеров гражданского строительства.

 Ваня Чередилин – 12-летний подросток, за 6 месяцев овладевший специальностью токаря. 1942        
Особой заботы требовали к себе в годы Великой Отечественной войны дети. Суровые военные реалии, связанные с такими явлениями, как мобилизация, эвакуация, резкое снижение уровня благосостояния граждан,  коренным образом отразились на положении подрастающего поколения. «Дети войны», лишившись привычной семейной атмосферы тепла, заботы и уюта, поддержки родных  и близких, нуждались в специальной социально-педагогической и психологической помощи взрослых. Оказание ее детям и подросткам являлось делом государственной важности, особенно в тыловых регионах, куда направлялись эвакуированные. Из скудных ресурсов для маленьких граждан выделялись продукты питания, открывались детские столовые, выдавались предметы одежды и обуви. Согласно распоряжению СНК ТАССР от 19 августа 1941 г. для обеспечения питанием только эвакуированных детей из прифронтовой полосы было отпущено 510 тонн муки, 50 тонн кондитерских изделий, 33 тонны сливочного масла, 26 тонн колбасных изделий, 21 тонну мяса. В Татарстане была развернута широкая сеть детских домов, детсадов и интернатов, прибывших из временно захва­ченных врагом территорий, а также из городов, которым угрожа­ли воздушные налеты.

В политической мобилизации на отпор фашизму важное значение имела деятельность учреждений культуры и науки, работников творческих профессий.

В годы войны изменился характер деятельности музеев. Перед ними встала задача принять самое активное участие в массовой политико-воспитательной работе, направить все её формы на воспитание советского патриотизма. Обращение к герои­ческому прошлому Родины должно было способствовать сплочению соотечествеников для решения всенародной задачи: всё — для фронта, всё — для победы. Одним из первых развернул активную пропагандистскую и выставочную деятельность Центральный музей ТАССР. 

Для национальной интеллигенции приоритетными являлись темы героизма советских людей на фронтах войны и их самоотверженный труд в тылу. Многие татарские писатели с оружием в руках отстаивали независимость Родины. 25 человек из 53 членов Союза писателей Татарстана уже в первый военный год ушли на фронт. Не все они смогли вернуться. Свои жизни за свободу Отечества отдали 30 писателей республики: М. Аблеев, А. Аитов, А. Алиш, М. Ахметгалиев, К. Басыров, Н. Баян, М. Вадут, Ш. Гарай, М. Гаязов, Р. Ильяс, Х. Кавеев, А. Камал, Ф. Карим, А. Кутуй, В. Мифтахов, Х. Муджай и др.

Большая группа татарских писателей – около 15 человек – в 1942-1943 гг. были командированы в редакции татарских фронтовых газет.

Плодотворно работали оставшиеся в тылу писатели. Они занимались литературным творчеством, устраивали художественные вечера, выступали в печати, по радио, участвовали в общественно-полезных мероприятиях. Всего за годы войны Татарское книжное издательство выпустило 220 книг писателей и поэтов республики общим тиражом свыше 1,5 млн. экземпляров.

В татарской прозе военных лет преобладали малые формы: очерки, рассказы. Наибольшей известностью среди населения пользовались рассказы «Артиллерист Сулейман» К. Наджми; «Сержант Хайруллин» Г. Баширова; «Ночная встреча» Г. Насретдинова; «В зимнюю ночь», «Их было трое» И. Гази; «Единство», «Сильнее смерти», «Солдат Хайбулла» А. Абсалямова; «В буранную ночь» А. Шамова; «Марат» Ш. Камала. Из более крупных литературных творений следует назвать повести «Записки разведчика», «В весеннюю ночь» Ф. Карима; «Приключения Рустема» А. Кутуя. Поэтический жанр был представлен более 20 поэмами и сотнями стихотворений, среди которых «Сын Волги», «Снайпер», «Жена партизана» Ф. Карима; «Артиллерист Вагап» Ш. Мударриса; «Фронтовик», «Перед атакой» С. Хакима; «Хаят апа», «Фарида» К. Наджми; «Русская девушка» Н. Арсланова; «Песнь о храбром танкисте Петре Новикове» А. Исхака и др.

Успешно работали над новыми произведениями и писатели русской секции Союза писателей Татарстана – М. Елизарова, Б. Зернит, И. Субботин, Е. Верейская.

Вместе с отрядами местной творческой интеллигенции задачи политического характера выполняли эвакуированные в республику русские и зарубежные писатели, которые обосновались в основном в городах Казани и Чистополе. В военные годы в республике жили и работали А.А. Фадеев, М.И. Алигер, В.М. Бахметьев, М.В. Исаковский, К.А. Тренев, Л.М. Леонов, К.А. Федин. Здесь же на временное место жительства были устроены известные  писатели-антифашисты Жан Ришар Блок из Франции, Джиованни Джерманетто из Италии, Иоганнес Бехер, Вилли Бредель, Клара Блюм из Германии, Сесар Арконада из Испании, Леон Пастернак из Польши. Все они впоследствии с большой теплотой вспоминали о Татарстане, а сюжеты, связанные с их жизнью в республике, вошли в произведения военных лет, навсегда оставшись в летописи советской и мировой литературы.

Однако в годы Великой Отечественной войны в культурной жизни республики имелись не только обретения, но и явные потери. Связаны они, были, главным образом, с изменениями вектора идеологической направленности в советском государстве. В начальный период войны растерянность от фронтовых неудач и поражений заставила сталинское руководство пойти на целый ряд уступок политического характера. В том числе для поднятия патриотического духа разных народов было предложено использовать национальный фактор. Татарская интеллигенция, воспользовавшись предоставленным ей правом, обратилась к давно закрытым, но бережно сохраненным в памяти поколений сюжетам и образам героического прошлого, «вспомнила» о времени существования могущественных средневековых татарских государств, возродила образы народных героев. Известные писатели: Н. Исанбет, Ф. Хусни, Ш. Маннур, С. Хаким начали, наконец, творить свои литературные произведения без привычной оглядки на охранительные органы.

Но указанные идеологические послабления оказались весьма непродолжительны. Как только впереди забрезжила Победа, власти снова взялись за «наведение порядка». В 1944 г. целые народы (калмыки, чеченцы, крымские татары, ингуши, балкарцы и др.) подверглись политическим выселениям с мест проживания. Основанием для депортации послужили обвинения их якобы в массовом предательстве. В отношении же татарского народа, который выселить представлялось довольно проблематичным (татары относятся к дисперсно-расселенным нациям), явственно проявилась жесткая линия, направленная на его духовное порабощение и уничтожение этнической истории. Она нашла свое выражение в принятом 9 августа 1944 г. постановлении ЦК ВКП(б) «О состоянии и мерах улучшения массово-политической и идеологической работы в Татарской партийной организации». В нем первые лица республики подверглись остракизму за «преувеличенное внимание» к национальному фактору[22]. Постановление на долгие годы вперед определило установки в области национальной политики, оказав негативное влияние на все последующее развитие татарской культуры.

Заметный вклад в общую победу внесли работники изобразительного искусства. С первых дней войны художники приступили к организованному выпуску политических и военных плакатов. В них показывался героизм воинов, трудовые подвиги тружеников тыла, разоблачались мифы фашистской идеологии. В Татгосиздате выполнялись плакаты по рисункам казанских мастеров Б.М. Альменова, А.М. Родионова, Н.М. Сокольского, Р.Ф. Сайфуллина, Э.Б. Гельмса.

Кроме типографского плаката, в Казани вручную, в технике трафарета, было изготовлено около 170 номеров «Окон сатиры». Инициаторами их выпуска стали художники И.Е. Бобровицкий, Н.М. Сокольский и поэт Бруно Зернит. «Окна сатиры» выходили по 4 номера ежемесячно, тиражом до 300 экземпляров. Эти плакаты являлись самыми оперативными и общедоступными. Они устанавливались во всех многолюдных местах города и отражали последние события внутренней и международной жизни.

Продолжал­ось и оттачива­ние мастерства республиканских художников через создание новых полотен. Большинство из них были написаны на военно-патриотические темы. Кисти В.К. Тимофеева принадлежали полотна «Слушают сводку Совинформбюро», «В рабство»; Д.Г. Булата – «Подразделение Героя Советского Союза т. Батыршина в штыковой атаке»; Г.А. Рахманкуловой – «Портрет Саразеевой, матери фронтовиков»; К.Е. Максимова – «Заготовка торфа», «Помогают взрослым», «Эвакуированные в колхозе»; И.А. Новоселова – «Оборона Казани»; Г.П. Каткова – «Всевобуч в Казани». В станковой скульптуре работал известный тата­рский­ м­астер С.С. Ахун, выполнивший две значи­тельные скульптурные композиции «Ләгънәт!» («Проклятье!»)­ и «Җиңү» (­«Победа»)­. Баки Урманче в годы войны  проживал в г. Алма-Ате; часть его творчества тоже посвящена военной тематике, в частности им были написаны такие сюжетные полотна, как «Возвращайтесь с Победой», «Портрет снайпера Афанасьева».

Важно отметить, что, несмотря на отдельные попытки национальных художников не потерять своего лица и продолжить заложенные в предвоенные годы традиции, татарское изобразительное искусство пострадало в военный период весьма ощутимо. Из 46 членов Союза художников Татарстана 22 человека воевали на фронтах, 14 из них погибли. Не вернулись с поля боя Н.К. Валиуллин, П.М. Байбарышев, Л.Н. Александров, А.Г. Силантьев, Ю.С. Зиновьев, В.И. Гурьев, Г.Я. Мусин и др. Для тех же, кому посчастливилось остаться в живых, военная тема надолго стала определяющей в творчестве. Среди них – Х.А. Якупов, М.У. Усманов, Л.А. Фаттахов, В.И. Куделькин.

В едином строю со всем народом приближали окончание войны композиторы. Они создавали произведения в основном на оборонные темы. Из 108 произведений, написанных в этот период, 72 являлись военно-патриотическими. Как и во всех видах искусства, в начальный период войны в творчестве музыкантов преобладали малые формы: массовые песни, марши. Наиболее часто звучали песни «За Родину!», «На войну, товарищи» на музыку М. Муз­афарова; «Кровь за кровь!» Дж. Ф­айзи; марш «Родина» для симф­онического оркестра и Суворовский марш для духового оркестра С. Сайдашева; по­ходный­ марш Дж. Файзи; «Ополченческий марш» В. Виноградова.

Вместе с тем деятельность композиторов Татарстана отличало разнообразие жанров, обращение к крупным музыкальным формам. В этот период были написаны оперы­ Н. Жиганова «Ильдар», «Туляк­»; М. Музафарова – «Зульхабира»; М. Юдина – «Фарида»; балеты Н. Жиганова «Фатых», «Зюгра». Дальнейшее развитие получила симфоническая музыка, она была представлена произведениями М. Музафарова, Н. Жиганова, З. Хабибуллина. Кроме того, татарская музыка ознаменовалась появлением нового жанра – музы­кальной комедии. Композитор Дж. Файзи создал два произведения: «Башмачки» по либретто Тази Гиззата и «Чайки» по либретто А. Файзи. 

Многие композиторы сражались в рядах действующей армии. С оружием в руках  боролись против фашистов Х. Абдульменов, Х. Валиуллин, М. Латыпов, И. Шамсутдинов. Были и безвозвратные потери. Молодой, талантливый композитор, автор первого татарского балета «Шурале» Фарид Яруллин героически погиб осенью 1943 г. при выполнении боевого задания.

Насыщенную жизнь вели театры Татарстана. С началом войны в их репертуаре появились новые патриотические произведения: «Парень из нашего города» К. Симонова о борьбе в республиканской Испании, «Фельдмаршал Кутузов» В.  Соловьева о событиях Отечественной войны 1812 г. С созданием пьес на тему Великой Отечественной зрителям были показаны «Фронт» А. Корнейчука, «Марьям» Н. Исанбета, «Минникамал» М. Амира. Большое место в деятельности артистов  и исполнителей занимала концертная деятельность, которая проходила в колхозах, в госпиталях, на передовой. В общей сложности в республике было сформировано 18 творческих бригад, которые на 11 фронтах дали более 2000 концертов и показали почти 70 спектаклей[23]. Большой любовью зрителей пользовались Х. Абжалилов, Г. Болгарская, М.  Булатова, Ф. Ильская, Г. Кайбицкая, М. Рахманкулова, Ф. Туишев и др.

Таким образом, жители Татарстана с честью вынесли испытания военного лихолетья и внесли достойный вклад в разгром немецко-фашистских захватчиков. Сложнейшие задачи, стоявшие перед тружениками тыла, были выполнены благодаря их величайшему самопожертвованию. Не думая о наградах и почестях, они ковали оружие Победы в заводских цехах и научных лабораториях; на полях колхозов и совхозов; создавали литературные и художественные произведения, направленные на поддержание и укрепление силы и духа народа.
 

 

________________________________________________________________________
ИСТОЧНИК ИНФОРМАЦИИ И ФОТО:
Команда Кочующие
[1] Татарстан в годы Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.) – Казань, 2000. – С. 125.
[2] Панов Е.В. Казанский  танкодром // Татарстан в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. К 65-летию Победы. – Казань, 2009. – С. 206.

[3] Советская Татария. – 1970. – 13 сентября.

[4] Кабирова А.Ш. Женщины Татарстана на фронте и в тылу. – Казань, 1995. – С. 137.

[5] История Татарстана: Учебное пособие для основной школы / Б.Ф. Султанбеков, Ф.Ш. Хузин, И.А. Гилязов и др. – Казань, 2001. – С. 414.

[6] Ионенко И.М. Боевой путь прославленных частей // Коммунист Татарии. – 1970. – № 7. – С. 55.

[7] Казанцев Ю.В. Восемнадцатая дивизия. – Казань, 1968. – С. 4.

[8] Советская Татария. – 1964. – 17 ап­реля; 1966. – 17 мая; 1969. – 1 августа; 1970. – 27 марта; Социалистик Татарстан. – 1968. – 23 февраля.)

[9] Герои Советского Союза – наши земляки: сборник документальных очерков и зарисовок в 3 книгах. Кн. 1. – Казань, 1982. – С. 148-150.

[10] Герои Советского Союза... Кн. 3. – Казань, 1985. – С. 38.

[11] Советская Татария. – 1970. – 8 мая.

[12]  Айнутдинов А.К. Летопись подвига: исторический очерк по страницам фронтовых газет. – Казань, 1984. – С. 8.

[13] Татария в период Великой Отечественной войны: сб. док. и мат. – Казань, 1963. – С. 280-283.

[14] Герои Советского Союза... Кн.3. – Казань, 1985. – С. 76-79.

[15] Советская Татария.  – 1982. – 16 июля.

[16] Пискарев В. Кто водрузил Знамя Победы над рейхстагом // Гасырлар авазы (Эхо веков). – 1996. - № 1/2. – С. 92-107.

[17] Фронт хакыйкате (Фронтовая правда). – 1945. – 12 июля: Советская Та­тария. – 1968. – 4 февраля: 1970. – 12 мая.

[18] Книга Героев: О героизме татарского народа в Великой Отечественной войне. – Казань, 1946. – С. 25.

[19] Гильманов З.И. Трудящиеся Татарии на фронтах Великой Отечественной войны. – Казань, 1981.  – С. 5.
http://tatfrontu.ru/content/ratnyy-podvig-tatarstancev-v-gody-velikoy-otechestvennoy-voyny

 

 

ВложениеРазмер
905774839989 (1).jpg1.84 МБ
905774839989 (2).jpg149.43 КБ
905774839989 (3).jpg114.79 КБ
905774839989 (4).jpg151.69 КБ
905774839989 (5).jpg128.4 КБ
905774839989 (6).jpg84.74 КБ
905774839989 (7).jpg910.82 КБ
905774839989 (8).jpg168.01 КБ
905774839989 (9).jpg143.29 КБ

В память о герое!

Герой Советского Союза, почетный гражданин города Казани, летчик-истребитель, речник… И все это Михаил Петрович Девятаев, наш знаменитый соотечественник, один из тех, кто ковал Великую Победу. 8 июля 2017 года ему должно было исполниться сто лет.

Не случилось, Девятаева не стало без малого 15 лет назад. Отдать дань памяти герою горожане собрались на митинге в Казанском речном порту – именно здесь Михаил Девятаев работал в послевоенные годы и даже был первым капитаном скоростных судов проекта «Ракета» и «Метеор», а в последние годы – еще и речником-наставником.

В этот день звучали слова признательности от коллег, сослуживцев, близких людей. Поэму о сложной судьбе и славном подвиге героя прочитал член Союза писателей России Александр Прохоров. «Михаил Петрович еще при жизни стал легендой. В его судьбе отражается судьба нашей страны с ее гордостью, трагической и героической страницами», – поделился мнением председатель Совета ветеранов Татарстана Хабир Иштиряков, и с ним трудно не согласиться.

Биография Михаила Петровича напоминает сюжет из фильма военных лет: старший лейтенант Девятаев успешно служит в Военно-воздушных силах, сбивает девять вражеских самолетов, попадает в плен, пытается бежать, почти мистическим образом спасается от фашистской лагерной кремации и под именем Степана Григорьевича Никитенко попадает на остров Узедом – «святую святых» немецкого ракетостроения…

Этот остров оказывается судьбоносным для Михаила Девятаева – отсюда он вместе с девятью товарищами совершает побег на захваченном вражеском бомбардировщике «Хейнкель-111» и доставляет на родину ценнейшие сведения о засекреченном ракетном центре. За помощь в создании первой советской ракеты Р-1 – копии немецкой «Фау-2» – легендарный авиаконструктор Сергей Королев в 1957 году рекомендует представить летчика Девятаева к званию Героя СССР.   Примечательно, что в прославлении имени Михаила Девятаева значительную роль сыграл журналист «Советской Татарии» Ян Винецкий – именно он впервые рассказал о его подвиге в очерке «Мужество» на страницах «Литературной газеты»  

К слову, этот удивительный сюжет уже не раз был замечен кинематографистами. Фильм о герое сняли и татарстанские режиссеры, картина «Побег в небо. Девятаев» – совместная работа России, Германии, США – была представлена на международном фестивале в Каннах.

А 5 июля в кинотеатре «Мир» состоялась очередная премьера, посвященная герою, – «Побег с Узедома» московского режиссера Александра Касьянова. Как известно, именем Михаила Девятаева названа улица, на которой находится речной порт, его же имя носит Казанский речной техникум, а в мечтах потомков – поставить памятник герою.

Об этом на прошедшем митинге сообщил сын Михаила Александр Девятаев. «У отца была одна главная мечта в жизни – стать летчиком. Не сразу это получилось. А потом так произошло, что его мечте летать больше не пришлось осуществиться. Но он нашел себя в жизни, он любил Волгу. Хочется, чтобы здесь, на берегу реки, стоял памятник отцу», – поделился Девятаев-младший.

 

в память о герое!

В Минкультуры Татарстана обсудили установку памятника Магубе Сыртлановой в Казани, сообщает пресс-служба Минкульта РТ.

В совещании приняли участие министр культуры РТ Айрат Сибагатуллин, начальник отдела контроля и государственный охраны объектов культурного наследия Альберт Саляхов и другие.

На сегодняшний день рассматриваются два варианта его установки: Аллея Славы на Проспекте Победы и по улице Магубы Сыртлановой.

Магуба Сыртланова (1912 – 1971) родилась 15 июля 1912 года в Белебее, окончила там татаро-башкирскую школу (семилетку). С 1932 года по направлению комсомола Магуба Сыртланова поступила в Балашовскую летную школу. Окончила аэроклуб и планерную школу в Тбилиси.

На фронтах Великой Отечественной войны сражалась с декабря 1942 года – на Северном Кавказе, Таманском полуострове, в Крыму, Белоруссии, Польше и в Восточной Пруссии. 

В боях проявляла исключительную смелость и отвагу, совершила 780 боевых вылетов с боевым налетом 928 часов, сбросила 190 тонн бомбового груза. Магуба Сыртланова имеет звание Героя Советского Союза.

После войны Магуба Сыртланова жила в Казани. С 1951 по 1962 годы она работала на заводе «Электроприбор» контролером.

Умерла 1 октября 1971 года, похоронена на Татарском кладбище Казани.

С ДНЕМ ВЕЛИКОЙ ПОБЕДЫ!!!

ПОЗДРАВЛЯЕМ ЧИТАТЕЛЕЙ И ГОСТЕЙ НАШЕГО САЙТА С ДНЕМ ВЕЛИКОЙ ПОБЕДЫ СОВЕТСКОГО НАРОДА НАД ФАШИСТСКОЙ ГЕРМАНИЕЙ!

ЖЕЛАЕМ МИРНОГО НЕБА И СЧАСТЛИВОЙ ЖИЗНИ!!!

Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.