Ферапонтов монастырь

Ферапонтов монастырь

Ансамбль Ферапонтова монастыря - памятник истории и культуры федерального значения на территории Кирилловского района Вологодской области (Россия). Располагающийся в монастыре Музей фресок Дионисия является филиалом Кирилло-Белозерского историко-архитектурного и художественного музея-заповедника (КБИАХМЗ), на основании Указа Президента 1997 г. включенного в Государственный свод особо ценных объектов культурного наследия народов Российской Федерации. Сессия ЮНЕСКО внесла в 2000 г. монастырь в список Всемирного наследия.
  

Ферапонтов монастырь расположен в 20 км на северо-восток от Кириллова и в 120 км на северо-запад от Вологды. Монастырь выстроен на холме меж двух озер - Бородаевского и Паского, которые соединяет маленькая речка Паска. 
Само село Ферапонтово расположено, преимущественно, на противоположном от монастыря берегу реки. Монастырь доминирует над окружающей местностью, однако благодаря своим камерным размерам и изящному стилю он не подавляет величием, как его ближайший сосед - Кирилло-Белозерский монастырь.

Историческая значимость Ферапонтова монастыря, основанного в период расширения политического влияния Московского великого княжества, определяются его участием в узловых моментах эпохи становления Русского централизованного государства и тесно связана с основными историческими событиями, происходившими в Москве в XV-XVII веках.
 
Основанный в 1398 г. святым Ферапонтом, другом и сподвижником святого Кирилла Белозерского, Ферапонтов монастырь был около 400 лет одним из видных культурных и религиозных просветительных центров в Белозерском крае. Благодаря деятельности ученика Кирилла Белозерского преп. Мартиниана Белозерского, бывшего в 1447 - 1455 гг. игуменом Троице-Сергиева монастыря, Ферапонтов монастырь приобретает широкую известность. Наряду с Кирилло-Белозерским монастырём он становится традиционным местом поклонения и вкладов многих представителей русской феодальной знати (Андрей и Михаил Можайские, Василий III, Иван IV и другие), из его стен на рубеже XV-XVI вв. вышли видные иерархи русской церкви, активно участвовавшие во внутренней жизни страны - архиепископ Ростовский и Ярославский Иоасаф (Оболенский), епископ Пермский и Вологодский Филофей, епископ Суздальский Ферапонт. В то же время сюда ссылали крупных церковных деятелей, боровшихся за приоритет церковной власти в государстве (митрополит Спиридон-Савва, патриарх Никон). Здесь работали книгописцы Мартиниан, Спиридон, Филофей, Паисий, Матфей, Ефросин, иконописец Дионисий. Послушником монастыря был преподобный Кассиан Грек, прибывший в Россию в составе свиты Софии Палеолог.
 
Всё XVI столетие является периодом расцвета монастыря. Об этом свидетельствуют сохранившиеся вкладные н жалованные грамоты светских н духовных властей, прежде всего Ивана IV. В монастырь на богомолье приезжают Василий III и Елена Глинская, Иван IV. Вкладная книга монастыря, начатая в 1534 г., называет среди вкладчиков «князей Старицких, Кубенских, Лыковых, Бельских, Шуйских, Воротынских ... Годуновых, Шереметевых» и других. Здесь же упоминаются владыки Сибирские, Ростовские, Вологодские, Белозерские, Новгородские.

С обретением мощей преп. Мартиниана и последующей его канонизацией возрастает внимание к монастырю, способствующее росту вкладов и доходов.

Ферапонтов монастырь был богатейшим вотчинником Белозерья. Ему в начале XVII в. принадлежали несколько сёл, около 60 деревень, 100 пустошей, более 300 крестьян.

В 1490 году с постройки ростовскими мастерами первого каменного храма Белозерья, собора Рождества Богородицы, началось формирование каменного ансамбля Ферапонтова монастыря XV-XVII вв.

В XVI в. в монастыре строятся монументальные церковь Благовещения с трапезной, казённая палата, служебные постройки - каменное сушило, гоственная палата, поваренная палата. Оправившись после литовского разорения, в середине XVII в. монастырь возводит надвратные церкви на Святых вратах, церковь Мартиниана, колокольню. В 1798 году Ферапонтов монастырь был упразднен указом Синода. В XIX в., в приходской период, сузившуюся монастырскую территорию обнесли каменной оградой.

В 1904 году монастырь был возобновлен как женский, закрыт вновь в 1924.

С 1975 года началось формирование современного музея, превратившегося в научно-исследовательский и просветительский центр, распространяющий знания об уникальных памятниках ансамбля Ферапонтова монастыря через разнообразные формы музейной работы.
 
Где находится, как доехать:
Монастырь, находящийся в 20 км на северо-восток от Кириллова и в 120 км на северо-запад от Вологды, выстроен на холме меж двух озёр — Бородаевского и Паского, которые соединяет маленькая речка Паска. Само село Ферапонтово расположено, преимущественно, на противоположном от монастыря берегу реки. Монастырь доминирует над окружающей местностью, однако благодаря своим камерным размерам и изящному стилю он не подавляет величием, как его ближайший сосед — Кирилло-Белозерский монастырь.

 

 

Ансамбль Ферапонтова монастыря
Ансамбль Ферапонтова монастыря уникален по красоте, подлинности, согласованности архитектурных деталей разных столетий, объединяющих его в единое целое. Идея ансамбля — раскрытие в архитектурных и живописных образах темы Боговоплощения.

Особую значимость для русской и мировой культуры имеет собор Рождества Богородицы. Согласно тексту летописи на откосе северной двери он расписан Дионисием и его сыновьями с 6 августа по 8 сентября 1502 г. Это единственная сохранившаяся роспись выдающегося представителя московской иконописной школы, главного художника рубежа XV—XVI веков.

                                               СВЯТИТЕЛЬ НИКОЛАЙ - фрески Дионисия                                                          

Площадь стенописи собора 600 м². Она является единственной документально подтвержденной росписью мастера. Индивидуальность настенной живописи Дионисия — в неповторимом тональном богатстве мягких цветов, ритмической гармонии многочисленных сюжетов в сочетании с архитектурными членениями собора. Особенности взаимосвязи между сюжетными циклами (Акафист Богородице, Вселенские соборы, Страшный суд и другие) и отдельными композициями как внутри собора, так и снаружи, колористическое многообразие и философская глубина определяют значение стенописи собора Рождества Богородицы. Среди памятников православного круга стенопись собора выделяет полная сохранность никогда не поновлявшейся авторской живописи.

Ферапонтов монастырь с росписью Дионисия является редким образцом сохранности и стилевого единства русского северного монастырского ансамбля XV—XVII веков, раскрывающего типичные особенности архитектуры времени формирования Русского централизованного государства. Ансамбль Ферапонтова монастыря — яркий пример гармоничного единения с практически не изменившимся с XVII века естественным окружающим ландшафтом, подчеркивающим особый духовный строй северного монашества, в то же время раскрывающим особенности хозяйственного уклада северного крестьянства.

Здания монастыря, единственные на Русском Севере, сохранили все характерные особенности декора и интерьеров. Ансамбль монастыря — единственный полностью сохранившийся в России от начала XVI века пример взаимодействия архитектуры и стенописи, созданной самым выдающимся мастером эпохи.
 
 
ЛЕТОПИСЬ МОНАСТЫРЯ
Историческая значимость Ферапонтова монастыря, основанного в период расширения политического влияния Московского великого княжества, определяются его участием в узловых моментах эпохи становления Русского централизованного государства и тесно связана с основными историческими событиями, происходившими в Москве в XV—XVII веках.
 
Монастырь был основан в 1398 году святым Ферапонтом. Будучи выходцем из боярского рода Поскочиных, Ферапонт постригся в монахи в московском Симонове монастыре, пришёл на Север вместе со своим другом и сподвижником святым Кириллом Белозерским, но не остался с ним на Сиверском озере, основав в 15 км от Кирилло-Белозерского монастыря свою обитель. Так же как и Кирилл, Ферапонт недолго оставался в одиночестве. 
Число иноков росло, они строили себе кельи, в 1409 году возвели деревянную церковь Рождества Богоматери, а немного позже — трапезную:156. Благодаря деятельности ученика Кирилла Белозерского преп. Мартиниана Белозерского, по просьбе братии ставшего игуменом монастыря, Ферапонтов монастырь приобретает широкую известность. Наряду с Кирилло-Белозерским монастырём он становится традиционным местом поклонения и вкладов многих представителей русской феодальной знати (Андрей и Михаил Можайские, Василий III, Иван IV и другие), из его стен на рубеже XV—XVI вв. вышли видные иерархи русской церкви, активно участвовавшие во внутренней жизни страны — архиепископ Ростовский и Ярославский Иоасаф (Оболенский), епископ Пермский и Вологодский Филофей, епископ Суздальский Ферапонт.
 
В то же время сюда ссылали крупных церковных деятелей, боровшихся за приоритет церковной власти в государстве (митрополит Спиридон-Савва, патриарх Никон). Здесь работали книгописцы Мартиниан, Спиридон, Филофей, Паисий, Матфей, Ефросин, иконописец Дионисий. Пострижеником монастыря был преподобный Кассиан Грек, прибывший в Россию в составе свиты Софии Палеолог.

Всё XVI столетие является периодом расцвета монастыря. Об этом свидетельствуют сохранившиеся вкладные и жалованные грамоты светских и духовных властей, прежде всего Ивана IV. В монастырь на богомолье приезжают Василий III и Елена Глинская, Иван IV. Вкладная книга монастыря, начатая в 1534 г., называет среди вкладчиков «князей Старицких, Кубенских, Лыковых, Бельских, Шуйских, Воротынских … Годуновых, Шереметевых» и других. Здесь же упоминаются епископы Сибирские, Ростовские, Вологодские, Белозерские, Новгородские.

С обретением мощей преп. Мартиниана и последующей его канонизацией возрастает внимание к монастырю, способствующее росту вкладов и доходов.
 
Ферапонтов монастырь был богатейшим вотчинником Белозерья. Ему в начале XVII в. принадлежали несколько сёл, около 60 деревень, 100 пустошей, более 300 крестьян.

В 1490 году с постройки ростовскими мастерами первого каменного храма Белозерья, собора Рождества Богородицы, началось формирование каменного ансамбля Ферапонтова монастыря XV—XVII вв.

В XVI в. в монастыре строятся монументальные церковь Благовещения с трапезной, казённая палата, служебные постройки — каменное сушило, гоственная палата, поваренная палата. Однако такой мощной крепостью, как Кирилловский, Ферапонтов монастырь так и не стал. Даже ограда его до XIX века оставалась деревянной. Именно из-за полного отсутствия каких бы то ни было укреплений монастырь в 1614 году был разорён польско-литовскими грабительскими отрядами. Заранее зная о нашествии, монахи успели спрятать наиболее ценные вещи. В результате польско-литовского разорения были сожжены кельи и ворота, разорены окрестные деревни и убиты местные жители. 
Крайне тяжёлое экономическое положение Белозерья в первой половине XVII в. отразилось и на Ферапонтовом монастыре. Только 25 лет спустя после нашествия было возобновлено каменное строительство:156. Оправившись после литовского разорения, в середине XVII в. монастырь возводит надвратные церкви на Святых вратах, церковь Мартиниана, колокольню.

Но и этот новый подъём в жизни обители не был долгим, во второй половине XVII века положение опять ухудшилось. Отчасти это было связано с пребыванием здесь в ссылке бывшего патриарха Никона с 1666 по 1676 год. Десятилетнее пребывание Никона в Ферапонтове было последним ярким событием в истории монастыря. Постепенно он беднел и приходил в запустение:156. В 1798 году Ферапонтов монастырь был упразднен указом Синода, а церкви стали приходскими. В XIX в., в приходской период, сузившуюся монастырскую территорию обнесли каменной оградой.

В 1904 году монастырь был возобновлен как женский, закрыт вновь в 1924.
 
С 1975 года началось формирование современного музея, превратившегося в научно-исследовательский и просветительский центр, распространяющий знания об уникальных памятниках ансамбля Ферапонтова монастыря через разнообразные формы музейной работы.
 
Ферапонтов монастырь и Русская православная церковь 
Проекты возобновления «монашеского жительства» на исторической территории монастыря существуют уже много лет. Однако искусствоведы не поддерживают такие начинания, считая, что это отрицательно скажется на сохранности фресок.

Ныне службы совершаются в надвратных церквях Ферапонтова монастыря, в летнее время — в церкви преподобного Мартиниана. Первое полноценное богослужение в соборе Рождества Богородицы за последние десятилетия было совершено 21 сентября 2016 года в престольный праздник Рождества Богородицы настоятелем архиерейского подворья. Русская православная церковь не рассматривает вопрос о службе в центральном соборе монастыря, расписанном Дионисием, как основной.

Епископ Вологодский и Великоустюжский Игнатий издал определение с 8 июля 2014 года образовать православную религиозную организацию архиерейское подворье «Ферапонтов монастырь» села Ферапонтово Кирилловского района Вологодской области Вологодской епархии Русской православной церкви (Московский патриархат).
 
Охранный статус 
Монастырь является памятником истории и культуры федерального значения, а также единственным на территории Вологодской области памятником Всемирного наследия ЮНЕСКО. Музей фресок Дионисия является филиалом ФГБУК «Кирилло-Белозерский историко-архитектурный и художественный музей-заповедник» (КБИАХМЗ), на основании Указа Президента в 1997 году включенного в Государственный свод особо ценных объектов культурного наследия народов Российской Федерации.
 
Известные деятели 
Ферапонт Белозерский — основатель и 1-й игумен монастыря.
Мартиниан Белозерский — строитель, 2-й игумен монастыря.
Галактион Белозерский — блаженный, юродивый — местночтимый святой.
Дионисий — иконописец, расписавший стены и создавший иконостас собора Рождества Богородицы.
 
Сиверский идол
В музее Ферапонтова монастыря находится Сиверский идол. Датируется IV—IX веками, высота — около 1 м. Найден в деревне Сиверово Суховерховского сельсовета Кирилловского района.
 
МОНАСТЫРСКИЕ ПОСТРОЙКИ

Историко-художественные достоинства каменной архитектуры монастыря высоко оценивались еще в конце ХIХ века. В состав построен входят:

1. Собор Рождества Богородицы. 1490 г. Самый древний из сохранившихся каменных храмов Русского Севера. Холодная церковь. Придел во имя Святителя Николая Мирликийского. Иконы вывезены, находятся в разных музеях, третья их часть - в Кирилло-Белозерском музее, в экспозиции. Иконостасная рама уничтожена в 1930-е годы. Вся внутренняя поверхность расписана в 1502 году в технике фрески по сырой штукатурке ростовским мастером - иконописцем Дионисием. Две наружные фрески украшают главный вход в собор и усыпальницу преподобного Мартиниана. На фресках ведутся ежегодно сезонные реставрационные работы.

 

2. Церковь Благовещения с Трапезной палатой. 1530-1531 гг. Построены на царский вклад Василия III в честь рождения долгожданного наследника Иоанна IV, после богомольной поездки царской четы по Белозерским монастырям. В подклете трапезной была поварня, оттуда по продухам, устроенным в толще стен поступал во второй ярус теплый воздух для обогрева. В подклете церкви Благовещения была хлебня. Церковь имеет ярус звонов, который был заделан после постройки колокольни. Там же имеются два небольших помещения, где хранился архив монастыря (ход на верхний ярус из церкви по внутренней лестнице).
В ХIХ веке разделение на церковь и трапезную устранили, объединив строение общим замыслом: церковь стала алтарем, а трапезная - предалтарной частью церкви. До 1990-х годов в алтаре сохранялся престол, жертвенник, запрестольный образ, семисвещник, полный иконостас со всеми иконами. Несколько лет назад музеем были внесены изменения: изъяты престол, жертвенник, иконостас, солея, киоты и даже пол в алтаре. Алтарь используется как складское помещение.
В трапезной находится экспозиция: подлинные вещи преподобного Мартиниана, его рака из усыпальницы, игуменское место, стол и кресло из надвратной церкви патриарха Никона, антиминс из собора Рождества Богородицы, крест на освящение престола надвратной церкви, переметные скамьи, глиняная посуда, несколько икон разного времени. В подклете трапезной выставка народного отдела "От снопа до сарафана" - экспонируется до 20 самодельных ткацких станков /кросна/, прялки и другие предметы крестьянского быта.

3. Церковь - усыпальница преподобного Мартиниана. 1640-1641 гг. с пристройкой трапезы ХIX в. Сохранился иконостас (поздний) с иконами, киоты. На иконостасной раме и киотах большие утраты резных деталей. В нише северной стены, примыкающей к подклету собора Рождества Богородицы, покоятся нетленные мощи одного основателей монастыря - преподобного Мартиниана.
Музеем добавлены киоты с иконами в интерьере, но изъято возвышение над погребением преподобного Мартиниана, сбита часть кирпичной кладки склепа, изъята рака преподобного для экспозиции, ее заменил ящик по форме раки. Фреска над захоронением преподобного плохо сохранилась, значительные утраты относятся к ХIХ веку, когда выступавшую часть пилястры собора сбили, а поверх фрески нанесли новый штукатурный слой и расписали заново.

 

                                                                     Святые врата                                                                           

4. Святые врата. 1649 г. Над воротами (большими и малыми). Надвратные церкви: Богоявления с приделом во имя преподобного Ферапонта. Церкви полностью сохранили свою первоначальную архитектуру, включая каменные престолы плиточный пол, деревянные пристенные жертвенники, Горние места, дубовые связи, оконные проемы, две части прежнего тяблового иконостаса (один расписной). Сохранившаяся иконостасная рама поздняя, с имитацией позолоты и резьбы с плохо сохранившейся лепниной. Деисусный ряд под записью, реставрирована одна икона – "Спас в силах" ХVII в. Царские врата резные. В местном ряду - чтимый образ Богоматери "Скоропослушницы", перемещен из церкви Благовещения (запрестольный образ). Икона написана на Святой горе Афонской в русском Пантелеимоновом монастыре в 1911 г. в благословение возобновленной женской обители. Основная часть местного ряда написана современными иконописцами по образцам древних икон. Икон в приделе в деисусном ряду нет, в местном - две.
К Святым вратам примыкает сторожка. Верхний ее этаж имеет общую дверь с церковью Богоявления и является ее ризницей. По устному преданию это помещение было одно время кельей опального патриарха Никона. Нижний этаж используется как помещение для вневедомственной охраны и музейных смотрителей. В надвратные церкви ведет лестница с южной стороны, примыкающей к Казенной палате. Лестница переделана в начале ХХ века.

5. Казенная палата. 1530-е гг. Редкое здание некультовой архитектуры. Внутристенная каменная лестница в толще западной стены. 1-й этаж был сушилом, на 2-м была книгописная мастерская. Музеем используется как фондовое помещение и библиотека, на 1-м этаже выставочное помещение.

6. Колокольня. кон. ХVI в. Нижний ярус был проездным, средний ярус связан каменными переходами - папертью с главными храмами - собором Рождества Богородицы и церковью Благовещения. Галерея относится к ХII в., крыта кровлей позже. Ярус звонов открытый с четырех сторон. Набор колоколов 17. 11 из которых современного литья, изготовлены в Воронеже на средства Фонда культуры.
В шатре колокольни имеются старинные башенные часы. Реставрация их не завершена.

 

7. Каменная ограда с небольшими угловыми башенками. ХIХ и ХХ вв. До ХIХ в. ограда была деревянной, крепостных стен никогда не имела. От каменной ограды ХIХ в. сохранилась только южная сторона, остальная часть была достроена реставрационными силами музея в 1980-е годы. В северо-западной части ограды сооружены Водяные врата (новодел, довольно не удачный, поскольку не несет никакой логической нагрузки, декоративный).

Келейные и хозяйственные постройки монастыря не сохранились, они были деревянными. Для женской обители в нач. ХХ в. были выстроены три больших двухэтажных корпуса, один из них - игуменский - прилегал к северной пристройке Святых врат. Два других находились на северной стороне, за храмами, там же была столовая и хозяйственные приспособления. Кроме корпусов на территории монастыря было, несколько строений на склоне перед монастырем: гостиница для паломников с чайной, скотные дворы (от них сохранилась каменная постройка, где жили скотницы) вблизи Бородаевского озера, а также деревянная школа для девочек построенная в 1909 г. на средства монастыря и содержавшаяся за счет обители (находится на южном склоне под монастырем; сейчас там живут две семьи работников музея).
За западной оградой монастыря бил источник преподобного Ферапонта, откуда верующие брали целебную воду, но с проведением дренажных на территории монастыря источник ушел в землю. На территории находятся два колодца, один за алтарем собора Рождества Богородицы, второй возле поварни. Во времена действующего монастыря использование колодезной воды давало возможность естественным образом отводить от собора Рождества Богородицы лишнюю грунтовую воду, что препятствовало подсосу влаги. Дренажные работы, проводимые в 1990-е годы, окольцевали общей системой стока вод сквозь оба колодца через монастырское кладбище.
Южный склон монастырского холма использовался под огороды, западный, вдоль берега был ягодником, для защиты которого от ветра были высажены ели и сосны. Монастырский двор также был в зелени, от Святых врат вели липовые аллеи к церкви преподобного Мартиниана и к колокольне. Часть посадок музеем была вырублена, как заслоняющая архитектуру.
За северной оградой вдоль дороги стояли дома священнослужителей монастыря монастыря. Эта часть Ферапонтовской Слободы называлась Поповка. Дома отошли к школе после закрытия монастыря и изгнания семей священников.

 
 СОБОР РОЖДЕСТВА БОГОРОДИЦЫ

Собор Рождества Богородицы возвели в 1490 году на том месте, которое освятил еще преподобный Ферапонт для деревянной церкви 1408 года. Строительство на Севере каменных храмов было по тем временам делом необычным. Даже в Кирилловом монастыре, более известном и богатом, только через семь лет смогли построить каменный Успенский собор. Впервые строительство из кирпича началось на Севере в Спасо-Каменном монастыре на острове Кубенского озера. Следующим стал собор Рождества Богородицы Ферапонтова монастыря. Декор его и строительные приемы указывают на то, что зодчими были, скорее всего, ростовские мастера.
По своему типу храм является традиционным для московской архитектуры: крестово-купольный, четырехстолпный, кубического типа, трехапсидный. Под скатной кровлей укрыты закомары и барабан несохранившейся главки над приделом святителя Николая Мирликийского. Собор имел звонницу, остатки которой стали частью северной паперти. Фасады и барабан украшены кирпичным узорочьем.
“Подписал” храм прославленный древнерусский мастер Дионисий с сыновьями. Его авторство подтверждается автографом иконописца на северной стене церкви. Там указывается, что началась роспись 6 августа 7010 лета (1502 год) и завершена была 8 сентября, к храмовому празднику. “А писцы Дионисий иконник со своими чады”. Фрески покрывают всю внутреннюю поверхность храма общей площадью около 800 квадратных метров, они сохранились вполне. Утрачены лишь некоторые фрагменты из-за растески окон и перестройки иконостаса. Стенопись собора сделала Ферапонтов монастырь всемирно известным. Это единственный в стране памятник, в котором фрески начала XVI века уцелели в авторском исполнении почти в полном объеме. Поновления, сделанные в середине ХVIII века, коснулись в основном росписей худшей сохранности.
Дионисий писал в смешанной технике — фрески (по влажному грунту) и темперы. для изготовления красок он, как гласит предание, частично использовал разноцветные минералы, находящиеся в окрестностях Ферапонтова монастыря в виде россыпей. Основная схема росписей традиционна: в куполе изображен Господь Вседержитель с архангелами и праотцами, в парусах — евангелисты, в сводах — евангельские сюжеты, на западной стене — Страшный суд, на столбах — воины-мученики и святители, внизу над орнаментальными пеленами — семь Вселенских Соборов, в алтаре — Богоматерь с Богомладенцем на престоле, в жертвеннике — Предтеча и Креститель Господень Иоанн, в диаконнике (он же южный придел) — Николай Чудотворец.
Особое место среди росписей Ферапонтова монастыря занимает “Акафист Богородице” — живописная интерпретация хвалебного песнопения, состоящего из 25 песен. У Дионисия нашли свое отражение все песнопения. Мастер располагает сцены акафиста третьим ярусом росписей по всему периметру собора. Таким образом Дионисий создал одно из самых совершенных воплощений акафиста в живописи.
 
 
ЦЕРКОВЬ БЛАГОВЕЩЕНИЯ с ТРАПЕЗНОЙ ПАЛАТОЙ

Церковь Благовещения с трапезной палатой была построена в 1530—1531 годах на царский вклад Василия I в связи с рождением долгожданного наследника престола Иоанна I через 40 лет после возведения соборного храма. Трехъярусная, столпообразная, с сомкнутым сводом безапсидная трапезная церковь строилась “под колоколы”. Первый ярус служил хлебней и каменными погребами, на втором — устроена церковь (с ХIХ века алтарь), третий ярус был звонницей. С постройкой колокольни колокола переместили на новое место.
Ярус звонов имеет сложно расположенные ходы и камеры, служившие резонаторами звука, — это уникальное явление технической мысли. Там же находятся два помещения — тайник и книгохранилище. Во время звона звонарь находился на земле, а веревки тянулись на третий ярус. Колокол прочно крепился к балке, язык был неподвижен, колокол раскачивался вместе с балкой, ударяя о язык. Такой способ звона назывался очепным (от “очеп” — балка), он сохранился доныне, например в Псково—Печерском монастыре.
В подклете Трапезной палаты находилась поварня, сообщавшаяся с подклетом церкви, где была хлебня. От печей поварни через печуры теплым воздухом отапливались трапезная и церковь — традиционная отопительная система средневековья.
 
 
КАЗЕННАЯ ПАЛАТА

К тому же времени (первая треть ХVI века) относится возведение Казенной палаты, представляющей собой редкий пример гражданской архитектуры. Верхний ярус ее служил хранилищем казны, архива и книг, имел тайник, нижняя часть была сушилом, и это название перешло позже на всю постройку. На второй этаж ведет внутристенная каменная лестница с небольшими сводиками поверху и сквозными щелями-продухами в стене.
 
 

ЦЕРКОВЬ преподобного МАРТИНИАНА                                                                                                          Второй строительный период в монастыре пришелся на середину ХVII века, когда были построены церковь-усыпальница преподобного Мартиниана (1640—1641 годы) и Святые врата (1649 год). Колокольня с галереей, которую позже сделали крытой, тоже относятся к ХVII веку.
Храмовая часть церкви Мартиниана — восьмерик на четверике — перекрыта большим шатром с восьмигранным световым барабаном, увенчанным главой луковичной формы. В ХIХ веке церковь была увеличена за счет пристройки трапезы вдоль ризницы собора. Снаружи шатер обшит осиновыми досками с зубчатыми краями, имитирующими чешую. Самой древней частью — 1483 год — в церкви является место погребения преподобного Мартиниана. От благолепного убранства уцелела только деревянная, резная с позолотой рака, установленная в 1646 году при царе Алексее Михайловиче, что следует из надписи на ней. В четырех кругах южной ее стороны, окруженных резным орнаментом, помещены выдержки из жития преподобного. В них кратко рассказывается о его погребении, обретении мощей и первых чудесах исцелений, происшедших у гроба.
Крышкой раки является икона преподобного, где он изображен в облике седовласого старца в монашеских одеждах с развернутым свитком, на котором написаны начальные слова его духовного завещания братии. Над погребением плохо сохранившаяся фреска 1502 года. Перед алтарем с северной стороны — еще одно возвышение в форме гробницы. Это погребение архиепископа Ростовского Иоасафа (Оболенского), ученика преподобного Мартиниана, датируемое 1513 годом.
Церковь имеет позднюю, ХIХ века, роспись на тему житий преподобных Ферапонта и Мартиниана.
 
 
КОЛОКОЛЬНЯ

Колокольня, построенная в конце ХVII века, представляет собой редкий тип русской колокольни. В основании ее - четыре квадратных столба, перекрытые арками. Отсюда идут две обширные лестницы на паперти собора и церкви благовещения, соединяющиеся между собой на уровне второго этажа колокольни. Здесь же, в толще северной стены, начинается короткая каменная лестница вдоль небольшой шахты, сделанной для гирь часового механизма башенных часов. Часы были с “перечасьем”, то есть с курантами. Сохранность их механизма уникальна он является самым древним на Русском Севере. Датируются часы 1635 годом, на раме стоит клеймо мастера.
Ярус звонов образован из восьми столбов с арками, несущими на себе четырехгранный шатер, из которого на каждую из сторон выходит по лукарне — небольшому окну. Колокольня в Ферапонтовом монастыре хотя и многоярусная, но не возвышается над церквами, а стоит с ними вровень. Несмотря на это, звоны разносятся далеко по окрестностям. Старые колокола не сохранились. Восстановил звонницу и часы в 1990 году мастер Ю. П. Платонов.
 
 
СВЯТЫЕ ВРАТА

Святые врата — это западный фасад монастыря. Они имеют разновеликие арки, над которыми расположены две церкви — преподобного Ферапонта и Богоявления — под общим сводом с двумя шатровыми завершениями. Шатры венчаются небольшими главками. Самыми сохранными постройками монастыря оказались Святые врата, в которых не переделывались даже окна. Как и в давние времена, крестовые своды поддерживаются дубовыми балками, пол составлен из тонких керамических плиток — лещаток. Деревянные навесные жертвенники в алтаре и престолы из маломерного кирпича усиливают впечатление древности интерьера (убранство алтаря можно было видеть, поскольку иконы в иконостасе отсутствовали). Ныне надвратные церкви обрели вторую жизнь, в них начались богослужения ферапонтовского прихода. Хочется верить, что возродится здесь и монашеская жизнь.
Святые врата неотделимы от древней дороги, по которой приходят в Ферапонтов монастырь люди уже шесть столетий. Врата возвышаются над порогом, разделяющим прошлое и настоящее, временное и вечное.
 
 
Остров Патриарха Никона в Ферапонтове

Вступление

На Бородавском озере напротив Ферапонтова монастыря лежит небольшой остров. Издали хорошо виден стоящий на нем крест. Этот рукотворный остров был создан Патриархом Никоном во время пребывания его в ссылке в Ферапонтовом монастыре. В декабре 1666 года, после соборного осуждения и лишения архиерейского сана, Патриарх Никон привезен был в заточение в Ферапонтов монастырь. Первые годы заключения были для него очень тяжелы, тем более что патриарх крайне болезненно переносил все лишения и утеснения, причиняемые ему приставом Степаном Наумовым. В эти первые годы он и создал свой остров.

Описание острова

Бородавское озеро, широкое и глубокое у монастыря, далее сужается и протокой, подобной реке, соединяется со второй своей широкой частью. На второй его половине лежат большие, заросшие лесом острова, а в первой половине, относящейся к Ферапонтову монастырю, есть только один небольшой остров. Расположен он в западной части озера на расстоянии около 150 м от противоположного монастырю берега.
Остров имеет правильную обтекаемую форму, напоминающую сильно вытянутый овал, заостренный на концах (длина — около 77 м, ширина — около 20 м), точно ориентирован по сторонам света и направлен с запада на восток. Ориентирами служат два валуна, лежащие на восточном и западном его концах. Форма валунов близка к треугольнику, и острыми углами они направлены к центру острова. Камень, что на восточном конце, поменьше и утоплен в грунт, а тот, что на западном, — очень крупный, высокий и заметный.
Эти валуны задают направление основной оси всей композиции острова. Между валунами расположена площадка, которую и было принято называть собственно островом Патриарха Никона.
Площадка имеет форму прямоугольника со скругленными углами. Восточная ее сторона не прямая, а дугообразно выгнулась вперед. Края этой площадки выложены крупными валунами и были хорошо укреплены. Северная сторона ее была наиболее прочно сложена, здесь лежат большие, массивные камни. Это связано с тем, что вдоль северной стороны острова проходит подводное течение в озере и эта сторона более подвержена вымыванию.

О каменной кладке

Без сомнения можно сказать, что ни один камень в кладку острова не был положен случайно. Кладка сделана с большим чувством материала и очень прочно. Автор не навязывает материалу не свойственные ему функции и формы, не «калечит» его, он следует внутренним, заложенным в самом материале возможностям, тонко подмечая и выявляя их. Он раскрывает и усиливает то, что было уже в материале.
К сожалению, сейчас памятник сильно разрушен. Хорошо сохранились только два фрагмента: группа камней в середине восточной стороны верхней площадки, точно ориентированная на валун, лежащий на восточном конце острова, и северо-западный угол.
Восточная группа камней состоит из большого ромбовидного камня, указующего своим острым углом на восток, и двух вытянутых, удлиненных камней, сходящихся к указующему острому углу и дающих направление сторон к юго- и северо-восточным углам. Позади ромбовидного камня лежал еще один вытянутый камень, подобный стрелке, он указывал на правление центральной оси на запад.
Западные углы острова укреплены массивными замковыми камнями. Наиболее сохранившимся является северно-западный угол. В основании его лежит большой камень, к примыкают два вытянутых камня, они образу ют собой ровный прямой угол и дают направление сторонам. Между ними камни поменьше, красиво уложены и пригнаны друг к другу. Один из них указует направление движения диагонали угла.
В отличие от восточной, западная сторона не имеет четко выраженной середины. В восточной части площадки просматривается внутренняя каменная кладка полукруглой формы, параллельная полукруглой внешней стороне.

О размерах

Особо хочется сказать о размерах острова. Вся его композиция, все пропорциональные ее соотношения красивы, четки и гармоничны. Эта гармония достигается благодаря числовым соотношениям. Но для того чтобы это увидеть, нужно оперировать не метрами, а саженями. Остров построен в царских саженях (1 сажень - 197,4 см по таблице архитектора-реставратора А.А. Пелецкого). Размеры острова: от валуна на восточном конце острова до средней группы камней в восточной стороне верхней площадки по центральной оси – 12 саженей; от средней группы камней в восточной стороне верхней площадки острова до середины западной стороны ее по центральной оси – 12 саженей; от середины западной стороны верхней площадки острова до валуна, лежащего в западном конце острова, -7 саженей.
Итак, в размерах острова два раза повторяется число 12. Но важно и число 7. Верхняя площадка в середине своей имеет ширину 7 саженей, а число 12 раскладывается как 7 и 5, т.е. дважды повторяется и число 7, а 7 и 5 — это соотношение сторон треугольника золотого сечения.

Пропорции

Из древней Греции через Византию на Русь пришли знания о построении пропорций в композиции любых произведений, которые идеально воспринимаются человеком как прекрасные и приятные для глаза. Эта система пропорционирования применялась одинаково как для архитектуры, так и для иконописи.
Композиция острова выстроена на основе прямоугольника золотого сечения.
Прямоугольник построен на основании квадрата со стороной 7 саженей. Такой прямоугольник имеет следующее свойство: если отсечь в нем квадрат, то получившийся малый прямоугольник также является прямоугольником золотого сечения. Точка пересечения его диагоналей — предполагаемое место установки Никоновского креста.
Здесь особо хочется отметить, что для всех вообще произведений Патриарха Никона характерна удивительная стройность и математическая просчитанность, и оттого — кристальная ясность и четкость пропорций и, в целом, всей композиции. Достигается это с помощью геометрических построений и цифровых соотношений, лежащих в их основе.

Исторические сведения

Сохранились точные описания, современные построению острова. Их можно найти в ответах на вопросы головы московских стрельцов Юрия Лутохина, прибывшего в Ферапонтов монастырь от царя 2 ноября 1669 года по делу о чародействе Богдана Хитрово.
Вот этот текст. «Против 6-й статьи про поставление крестов у Степана Наумова письмо взято. На озере Бородавском, против Ферапонтова монастыря и против ево, старца Никона, келей, на тресте (тростниковая полоса на озере. — М. Т.), на сиверке (на северном холодном ветру. — М.Т.), середи озера нагружено камения диково большово в воду в полсажени. Возили то каменье з берегов ево келейные старцы и всяких чинов люди, наймуючись у него, старца Никона. Взгружен камением от воды вверх в полсажени. Вдол тово камения нагружено 9 сажен, поперег — 7 сажен. На том камение поставлен срубец деревяной, рублен в замок, а в срубце на камене поставлен крест деревяной, вышина ему 2 сажени с локтем, а на нем потписано на верхнем переделе по-гречески, как пишут на благословящих крестех, на середнем переделе написано Иисус Христос”, в подножье написано “Ни ка”, пот подножьем написано на самом низу “Никон, Божией милостию Патриарх, поста вил сий крест Христов, будучи в заточении в Ферапонтовом монастыре, лета 7176 (1668) г., маия в 15-й день”. А против того креста, на камене, на девяти саженях, сказал Степан Наумов, и игумен и келарь строит-де было ему, Никону, келья с сенми».
Из отрывка видно, что:
1) для острова патриарх использовал естественную отмель; треста — тростниковая полоса — говорит о том, что на этом месте отмель, глубина воды там была небольшая — всего полсажени;
2) на естественной отмели была сделана каменная насыпь высотою в сажень, на ней выложена;
3) крест был установлен не в центре верхней площадки, а ближе к краю, судя по тому, что от него до другого ее края оставалось 9 саженей, на которых патриарх приказал строить себе келью (логично было бы искать эту точку в восточной части острова); отложив от западного края 9 саженей, получаем точку , геометрически она совпадает с точкой пере сечения диагоналей малого прямоугольника золотого сечения.
Подобный крест находился в другой, широкой, половине Бородавского озера, уже на естественном острове: «На том же озере на острову, словет Большой остров, поставлен другой крест, мерою таков же, потписи на нем те же, толко не потписано лета, месяца и числа, а стоят те оба кресты возле большой дороги, как ездят зимним путем в Кирилов монастырь и на Белоозеро».
18 января 1672 года голова московских стрельцов Ларион Лопухин, посланный к патриарху, чтобы среди прочего допросить его и о крестах, так передает слова Никона о значении поставленных крестов: «Да на том же-де озере поставил он крест на островку угрузя камение для того, что преж сего на озере по навету диаволскому многие люди потопали, а по устроении креста православных христиан от утопления Бог хранит».
Здесь следует вспомнить об устроении патриархом креста на Кий-острове и о свидетельстве его в грамоте об устроении на Кий-острове монастыря, что многие люди в бурю, видя сей крест, спасались от морского потопления.
Почему размеры рукотворного острова рас считывались именно в царских саженях? Ответ на этот вопрос можно найти в документах. В 1669 году бывший Новоспасский архимандрит Иосиф на допросе сказал: «И как-де прислано государева жалованья старцу Никону денег 600 рублей. И он-де из тех денег дал Степану Наумову 20 рублей, а на остальные делал остров каменой и ставил кресты». Таким образом, остров построен был на царские деньги, благодаря чему царь невольно делался ктитором всего сооружения и так, через свои деньги, соучаствовал в его создании.

О символике острова

План острова напоминает корабль или ладью. Все древние русские корабли имели примерно одинаковое устройство. Это были парусно-гребные суда. В середине или ближе к носу устанавливалась мачта с одним парусом, вместо руля на корме находилось кормовое весло. В ХVII веке на севере России распространение получил корабль, называемый кочем. Он имеет не рулевое весло, а руль. Кочи плавали по Белому морю в Соловки, Архангельск, Прионежье.
Если сравнить план поморского коча и Никонова острова, то можно заметить много общего. Крест на острове — как мачта корабля. Вспоминаются слова раннехристианского апологета Менунция Феликса о мачтах римских кораблей — их устройство напоминает крест. А большой валун на западном конце острова — как кормило или руль. На кораблях знатных путешественников устраивали каюты-«чердаки» в кормовой части — такой каютой должна была быть на острове келья.
Верхняя каменная площадка острова является одновременно образом храма, не случайно восточная ее сторона имеет полукруглую форму, как абсида алтаря. На востоке было подобие алтаря, в середине которого, на том месте, где в храме стоит престол, находился срубец с крестом.
Крест на острове символизировал и мачту корабля, и престол храма.
Итак, перед нами корабль-храм или корабль-церковь. Плывет он с запада на восток. Совершается сие движение силою крестною, а правит кораблем патриарх-кормчий. Здесь следует вспомнить о словах Никона во время оставления им патриаршего престола, когда он сам себя называл кормщиком и кормилом церковного корабля. Еще одна параллель возникает при сравнении острова со скитом Ново-Иерусалимского монастыря. Скит также находится на острове и также соединял в себе храм и келью, таким образом патриарх постоянно жил в храме. Отсюда следует, что остров в Ферапонтове служил для Патриарха Никона такой же отходной пустынью, что и скит в Новом Иерусалиме.
  

                                                     ФРЕСКИ ДИОНИСИЯ В ФЕРАПОНТОВОМ МОНАСТЫРЕ                  
 ИКОНОПИСЕЦ ДИОНИСИЙ
Дионисий – русский иконописец
Дионисий – русский иконописец, последователь школы Андрея Рублёва и самый талантливый его ученик, живший в XV веке. Родился великокняжеский художник и «иконник» Дионисий, в семье знатного мирянина, в 1430-1440 гг. В синодике Кирило-Белозерского монастыря перечислен «род Дионисия-иконника», это князья и  ордынский царевич – Пётр, за которых молился Дионисий.

Восприемниками иконописного ремесла Дионисия были его сыновья, живописцы Владимир и Феодосий. Дионисий писал храмовые росписи - «фрески»  и традиционные для русского искусства лики святых для храмовых иконостасов - «иконы». Согласно древнерусским летописям известно, что Дионисий работал много, получал заказы от монастырей, князей древнерусских княжеств от Владимира, Ростова, Углича и Московского царя Ивана III Васильевича.

Московские князья стремились утвердить своё главенство среди других русских княжеств, доказать право преемственности на власть после русского города Владимира. В 1326 году митрополит Пётр перенес в Москву из Владимира митрополичий двор. Тогда же в Московском кремле был заложен храм во имя Успения Богородицы, в жертвеннике которого, разместили гробницу митрополита Петра, не дожившего до окончания строительства Успенского собора. Успенский собор, который строили в Кремле с 1472 года псковские мастера Кривцов и Мышкин и довели «уже почти до сводов» рухнул из-за плохой извести: «И была о том печаль великая великому князю Иоанну Васильевичу…» Иван III дал поручение русскому послу в Италии Семёну Толбузину пригласить для строительства итальянского зодчего. Приехать в Москву согласился известный инженер и архитектор из Болоньи Аристотель Фиорованти. В 1475 году в Московском кремле был заложен фундамент «нового взамен прежнего» Успенского собора по проекту приглашённого итальянского зодчего.  «Чудно было видеть, еже три года делали, во едину неделю и меньше еже развалили…», удивлялся летописец. «Бысть та церковь чюдна вельми величеством и высотою, и светлостью, и звонностью, и пространством, такова же прежде не бывала на Руси».[1] 
Собор, игравший важную роль в жизни государства Московского, украшался с особым великолепием. Иван Васильевич увидал работу «иноков Дионисия и Митрофана»  в соборе Рождества пресвятой Богородицы Пафнутьева Боровского монастыря в Боровске (близ Калуги) и пригласил талантливого иконописца Дионисия в Москву для росписи Успенского собора. Дионисий с  помощниками  «попом Тимофеем, Ярцем да Коней» расписали фресками (водяными красками по сырой штукатурке) своды алтарной части собора. Когда впервые после росписи в Успенский собор Кремля зашли царь, бояре и духовенство, то «видя превеликую церковь и многочудную роспись, мнили себя, как на небесах стоящими…»

В настоящее время в Успенском соборе Московского кремля сохранились фрески Дионисия XV века: «Поклонение волхвов», «Похвала Богородице», «Семь спящих отроков эфесских», «Сорок севастийских мучеников», несколько сцен из жизни святого апостола Петра и фигуры «преподобных святых мучеников» на пред алтарной стене собора. Одна из сохранившихся  двадцати фресок – «Алексей человек божий» изображает святого преподобного Алексия с золотым нимбом над головой, в подпоясанной рубахе со скрещёнными на груди руками». Образ человека божьего Алексия позволяет видеть в авторе самого Дионисия».
 Для фресковой живописи Дионисия характерна  удлинённость пропорций изображаемых святых, мягкость их движений. Очаровывает зрителей колористическая гармония образа святых прозрачность и нежность полутонов красок фресок, напоминающих акварель.

Из икон работы Дионисия в иконостасе Успенского собора Московского кремля сохранились  две больших иконы митрополитов: «митрополит Алексий с житием» (хранится в ГТГ) и «митрополит Пётр с житием» (музеи Московского кремля). На святителе митрополите Петре, был митрополитом 1308-1326 гг. изображено парадное парчовое одеяние «саккос», украшенный жемчугом и драгоценными камнями. Икона «Митрополит Московский Пётр» работы Дионисия имеет клейма по периметру иконы, с сюжетами из жизни первосвятителя Русской православной церкви: о  его учёбе, жизни в монастыре и посвящению в степени церковной иерархии до сана митрополита и участии в строительстве Успенского собора Кремля. Особенностью колористического новаторства Дионисия в написании икон митрополитов Алексея  и Петра является «усиление цветом», одного оттенка,  т.е. наложение одного оттенка  красного слоя поверх другого. Таким образом, форма строится плоскостями, усиливая эти способом впечатление от созданного образа митрополита Петра и митрополита Алексея в их больших житийных иконах из Успенского собора.

Кроме житийных икон митрополитов Петра и Алексия, одной из лучших икон Дионисия является икона Апокалипсиса из Успенского собора Московского Кремля. Создание иконы было связано с ожидаемым в 1492 году концом мира. Полное название иконы: «Апокалипсис или откровение Иоанна Богослова, видение конца мира и страшного суда». Изображены многоярусные композиции: толпы верующих людей в красивых одеждах, охваченных единой силой молитвы,  склонённых перед агнцем. Вокруг молящихся разворачиваются величественные картины Апокалипсиса: за стенами белокаменных городов полупрозрачные фигуры ангелов, контрастируют с чёрными фигурами демонов. Несмотря на сложность, многофигурность, многолюдность и многоярусность композиции, икона Дионисия «Апокалипсис» изящна, легка и очень красива по колористическому решению, как традиционная иконопись Московской школы от времён  Андрея Рублёва.

После Москвы в 1480-1490-е годы творческая биография Дионисия  была связана с Иосифо-Волоколамским монастырем, где он работал над иконами для соборной церкви Успения Богоматери, возглавляя иконописную артель со своими сыновьями живописцами Владимиром и Феодосием. Втроём работа спорилась, было создано 90 икон. В летописи эти работы названы «вельми прекрасными». Сохранились в Иосифо-Волоколамском монастыре остатки росписи алтарной преграды с композициями Вселенских соборов.

К этому же времени относится икона Дионисия «Богоматерь Одигитрия» из Вознесенского монастыря в Московском кремле. Икона была написана Дионисием на старой доске от греческой иконы, «привезённой из Константинополя архиепископом Дионисием Суздальским в 1381 году. Судя по летописному сообщению, пострадавший в пожар 1482 г. образ «Одигитрии» был точным списком чудотворно константинопольской «Одигитрии». 
Дионисий повторил попорченное изображение, видимо, сохранив его иконографию и композицию. Поясной образ Богоматери с младенцем на её левой руке исполнен на большой доске, по своим пропорциям приближающейся к квадрату, с широкими полями, предназначенными для оклада. Изображение матери и младенца фронтальные, лик Марии слегка повёрнут вправо. В верхних углах иконы полуфигуры архангелов Михаила (слева) и Гавриила (справа). Возле изображений архангелов надписи с их именами. Слева над плечом Богоматери надпись с названием образа «Одигитрия». Левой рукой Младенец Христос держит свиток, упирающийся в колено. Именно эти иконографические особенности отличали чудотворную константинопольскую «Одигитрию», погибшую в 1453 году от других чтимых Богородичных образов»[3]. В настоящее время икона «Богоматерь Одигитрия» 1482 года, написанная Дионисием по старому образцу, находится в музеях Московского кремля.

Для Иосифо-Волколамского монастыря в 1484-1485 гг. Дионисием была написана подобная византийскому образцу икона «Божией матери Одигитрии» (путеводительницы). Грандиозность размеров иконы и монументальность образа делали образ своей заступницей с её строгой величавостью и суровой репрезентативностью. Дионисий был лично знаком с Иосифом Волоцким и поддерживал с ним отношения. Умудренный жизненным опытом, вслед за иконописцем Андреем Рублёвым, Дионисий размышлял над иконописно-мировозренческими проблемами, пытаясь осмыслить назначение человека, его путь к совершенству. Иосиф Волоцкий был сторонником празднично-декоративного искусства с пышными церемониальными церковными обрядами, характерными для великокняжеского двора. Но «проникновенным лиризмом своего творчества, душевным благородством своих героев Дионисий близок к оппоненту Иосифа в идеологической борьбе – премудрому старцу Нилу Сорскому, учившего, что совершенного человека бог «ангелом равна показывает».
Таковы есть все святые на иконах Дионисия. Все исследователи творчества Дионисия отмечают особую светонсность и сияющую чистоту  красок этого иконописца. Дионисий по праву считается непревзойдённым мастером цвета. Чистота и особая прозрачность, т.н. светоностность красок присуща росписям Дионисия. Особенно это очевидно во фресках Ферапонтова монастыря на севере России. В историю древнерусского искусства Дионисий вошёл как непревзойдённый мастер, создавший знаменитые росписи Ферапонтова монастыря на Белоозере, Вологодского края, куда приезжают люди со всего мира посмотреть на чудо.

Так, уже конце своей жизни, около 1500 года, Дионисий, московский мастер, крепко связанный с традициями последователей московской иконописной школы Андрея Рублева, уезжает  с сыновьями на север, в Белозерье в глухой Ферапонтов монастырь, чтобы сотворить «во славу Господа» одно из лучших своих творений. На 24-й сессии Комитета по всемирному наследию ЮНЕСКО в конце 2000 года ансамбль Ферапонтова монастыря с росписями Дионисия был включен в Список всемирного наследия ЮНЕСКО. 
Стенопись этого собора грандиозна, – 600 кв. метров, которые были расписаны за короткий срок. Согласно тексту летописи, сохранившейся на откосе северной двери собора Рождества Богородицы, в Ферапонтово, его расписал: «иконник Дионисий со своими чада» с 6 августа  по 8 сентября 1502 года следущего лета. В росписях  храма Рождества Пресвятой Богородицы в Ферапонтовом монастыре иконописец Дионисий как бы чуть приглушает цвет, высветляя палитру, отчего она обретает особую мягкость, сияющую чистоту. Плавность линий придает росписи музыкальность. 
Кроме величественных стенных росписей из Ферапонтова монастыря сохранилось 17 икон, деисусного и пророческого чинов иконостаса церкви Рождества пресвятой Богородицы. Иконы  этого иконостаса работы мастера Дионисия с сыновьями, хранятся в разных музеях: Русском музее-ГРМ, в Третьяковской галерее - ГТГ и Белозерском музее. Кроме иконы Господа Иисуса Христа, иконостас Рождественской церкви включал в себя иконы Божией Матери, Иоанна Предтечи, святых Дмитрия Солунского и Георгия Победоносца, архангелов, апостолов, святителей, мучеников и столпников. Несмотря на внутреннее единство образов для одного иконостаса Рождественской церкви Ферапонтова монастыря, иконы имеют индивидуальные характеристики. Это объясняется большой самобытностью и возвышенностью образов святых, созданных Дионисием. После его смерти, многие годы его последователи и ученики украшали храмы в «стиле мастера Дионисия». Все эти разбросанные географически святые образы работы «иконника Дионисия» и его школы узнаются по внешним признакам. Это особая лиричность образов, их утонченность, ритмичность и музыкальность. Работы для Ферапонтова монастыря завершили творческий путь иконописца Дионисия. Предполагается, что умер великий живописец в период между 1502-1508 годами, так как уже в 1508 году живописную артель возглавил его старший сын Владимир. О втором сыне известно, что «живописец Феодосий, сын Дионисия»,  украшал «Книгу пророков» 1497 года и знаменитое «Евангелие 1507 года»: «писец Никон, златописец Михаил Медоварцев живописец Феодосий, сын Дионисия». Живописец Феодосий, сын Дионисия, копировал несколько сот миниатюр Радзивиловской летописи. Эти утончённые иллюстрации Феодосия отличаются особым изяществом рисунка и утончённой нарядностью колорита».

Творчество иконописца Дионисия - ликующая светлая песнь в красках гениального русского художника, прославляющая добро и красоту, - явилось ярким выражением созидания Святой Руси, расцвета православной культуры и искусства эпохи XV-XVI вв. когда Московское государство утверждало свое могущество.

 

 
______________________________________________________________________________________________
ИСТОЧНИК ИНФОРМАЦИИ И ФОТО:
Команда Кочующие
http://www.ferapontovo.ru
Игумен Аристарх. Летопись монастыря. М., 1878, 20 с.
Святые места Вологодской области.
По святым местам России.
Семенищева Е. В. Можайский Лужецкий Рождества Пресвятой Богородицы Ферапонтов монастырь. — М: Историко-просветительское общество памяти преподобного Ферапонта, 2008. -С.11. -ISBN 978-5-903848-01-0
Выголов В.П., Удралова Н.В. В край белых ночей: Вологда. Кириллов. Ферапонтово. Белозерск. Вытегра. Петрозаводск. Кижи. Марциальные воды. Кондопога. Кивач: Путеводител. — Москва: Профиздат, 1986. — 320 с. — (Сто путей — сто дорог). — 100 000 экз.
Преп. Мартиниан был игуменом Ферапонтова до 1447 года, когда стал игуменом Троице-Сергиева монастыря.
Сайт «Наследие Ферапонтова монастыря». Проект восстановления восстановления Ферапонтова монастыря как общецерковного центра художественного образования и духовной жизни. Москва, 2005 год.
 

ВложениеРазмер
167951934 (1).jpg107.7 КБ
167951934 (2).jpg370.29 КБ
167951934 (3).jpg581.63 КБ
167951934 (4).jpg225.13 КБ
167951934 (5).jpg117.33 КБ
167951934 (6).JPG110.5 КБ
167951934 (7).JPG112.73 КБ
167951934 (8).jpg112.93 КБ

Комментарии

Отправить комментарий

Фотографии на сайте размещены в качестве научного, информационного, учебного и культурного материала без цели извлечения прибыли.

Контактная информация:

Капитан команды Кочующих (он же главный по сайту):
Хафизов Ахат - Hafizow@yandex.ru

Продвижение сайта в интернете:

Лоцман команды Кочующих
Бортяков Андрей - abortyakov@yandex.ru