Тибет

Тибет

Тибет – горный регион Центральной Азии, расположенный в юго-западной части Китая и занимающий восьмую часть площади этого государства. Формально Тибетом считается автономный район со столицей Лхаса. В культурно-географическом отношении он гораздо больше и охватывает все Цинхай-Тибетское нагорье, хотя оно не везде имеет четкие границы; кроме того, тибетцы населяют также Западную Сычуань, Южную Ганьсу и Северную Юньнань. В этническом, языковом и религиозном отношении население Тибета принципиально отличается от жителей других китайских территорий. 

 
 
Тибетский автономный район стал доступен иностранным туристам всего 30 лет назад. Несмотря на административные и природные препятствия, стоящие перед путешественниками: необходимость получать разрешение на въезд от китайских властей и разреженный горный воздух, число туристов из-за границы увеличивается из года в год.
Регион расположен на высокогорном плато, подавляющая часть территории находится на высотах более 4 тысяч метров. Тибет полон загадочности и таинства со своей тысячелетней историей. Тут воедино слились красоты гималайских гор и древние философские учения. Попав в Тибет, сразу чувствуешь, что мистические тайны этой страны не просто слухи. Они вокруг вас.
 
Монотонные пейзажи Тибета с плоскими долинами, лежащими между заснеженных гор, располагают к медитации. Наиболее выразительные природные объекты одновременно служат предметом поклонения буддистов. На пирамидальной горе Кайлас, достигающей в высоту 6714 м, по преданию, обитает одно из воплощений Будды. Добраться до места паломникам технически крайне сложно: нужно проехать несколько сотен километров к западу от города Лхасы, а потом передвигаться пешком, совершая кору, или ритуальный обход, вокруг горы.
На самую вершину Кайласа никто еще не поднимался: против попыток альпинистов бурно протестовали верующие со всего мира. У подножия горы лежит озеро Манасаровар, кора вокруг которого займет несколько дней. Еще одно почитаемое озеро, Ямдрок Тцхо, расположенное между Лхасой и Гьянгдзе, славится необычным цветом своих вод, постоянно меняющим оттенки.
   


  История Тибета
По данным палеопротеомики, к денисовскому человеку был близок живший 160 тыс. лет назад обитатель[en] карстовой пещеры Байшия (Baishiya Karst Cave), находящейся в уезде Сяхэ (Ганьсу).
Следующие свидетельства о проживании людей в Тибете в центральной части нагорья на высоте 4,6 тыс. метров в Нвия Деву (Nwya Devu) относятся к периоду 30—40 тыс. лет назад[17]. Последующие свидетельства о проживании людей в Тибете относятся к 3000-2000 годам до н. э. Предположительно современные тибетцы происходят из северо-западного региона Китая, где смешивались различные этнические группы как минимум до 7 века нашей эры, среди которых наибольшее влияние на тибетцев оказали ранние китайские и бирманские группы с одной стороны, и тюркские народы — с другой.
Согласно бонским легендам, тибетцы произошли от союза обезьяны и демоницы. Позднее с появлением в Тибете буддизма обезьяна стала рассматриваться как одно из проявлений Авалокитешвары (тиб. Ченрези).
 
До IX века
В древний период Тибет управлялся царями Ярлунгской династии, достоверная история которых начинается с VI века (о времени доярлунгских княжеств осталось слишком малое количество исторических свидетельств).
В VII-IX веках Тибетское царство играло важную роль в Центральной Азии, борясь за контроль над торговыми путями. Значимой силой Тибет стал во время правления Сонгцэна Гампо, 33-го царя Тибета (617—650), широко раздвинувшего границы своего царства. В знак примирения и уважения китайский император и царь Непала предоставили тибетскому царю в жёны своих дочерей.
Сонгцэн Гампо оказал большое влияние на культуру Тибета, и считается, что он принёс буддизм народу Тибета и основал множество буддистских храмов, включая Джоканг. Почитается как первый «праведный (религиозный) царь» (тиб. Чогьял).
Наибольших военных успехов Тибет достиг при царе Тисонге Децэне (755—797), который также оказал большое влияние и на развитие тибетского буддизма.
 
IX—XIII века
Во время правления Ралпачана (815—838) буддизм и культура продолжали процветать. Однако тибетская империя ослабевала и окончательно распалась после убийства Ландармы (838—841), правление которого было отмечено активным подавлением буддизма, что прервало его развитие более чем на столетие. К концу IX века Тибет состоял из отдельных воюющих между собой княжеств.
Поклонение религии бон возобновилось в Центральном Тибете. Мигрировавшие на запад наследники царской семьи поддерживали контакты с индийскими буддистами посредством тибетских учёных и переводчиков (лоцава), таких как Ринчен Санпо (958—1055). В 1042 году миссионерская деятельность Атиши способствовала возрождению в Центральном Тибете буддизма.
В 1073 году был основан монастырь Сакья и ряд других монастырей направления тибетского буддизма кагью. Различные монастыри и школы стали получать поддержку местных властителей, разрабатывались системы иерархической преемственности, в том числе через перевоплощение. Активное развитие получала тибетская культура.
В середине XIII века Тибет вынужденно установил политико-религиозные отношения с монгольской империей. В 1247 году глава школы Сакья получил от Годана символическую власть над Тибетом, а Хубилай позже сделал Пагба-ламу своим духовным наставником и первым теократическим монархом Тибета. С этого времени власть в стране сосредотачивалась в руках буддийских иерархов. С крушением династии Юань в 1368 году Тибет получил независимость; к власти пришла школа Пхагмодру, под господством которой Тибет находился затем более 100 лет.
 
XIV—XIX века
В начале 15-го века важную роль в истории Тибета сыграл Цонкапа, стремившийся реформировать тибетский буддизм. В своей доктрине он делал акцент на философских и нравственных идеях Атиши и, основав свой собственный монастырь, установил в нём строгую монашескую дисциплину. После его ухода из жизни последователи выстроили на основе его учения школу гелугпа, которая со временем становилась всё более значимым политическим фактором.
В 1578 году монгольский князь Алтын-хан пригласил к себе в страну третьего настоятеля гелугпа Сонама Гьяцо, которому даровал титул Далай-ламы, возобновив таким образом монголо-тибетские отношения покровителя и наставника, и сделав всех монголов последователями школы гелугпа.
В 1642 году при монгольской военной помощи правителем Тибета стал Далай-лама V (1617—1682), после чего светская и духовная власть в Тибете перешла в руки иерархов школы гелугпа. Далай-лама V остался известен как выдающийся религиозный и политический деятель, консолидировавший власть над тибетским регионом, установивший господство над всеми другими школами тибетского буддизма и снизивший власть мирского дворянства, а также как основатель дворца Потала.
 
В 1644 году в Китае пришла к власти династия Цин. Первоначально стабильные отношения между Тибетом и Китаем были осложнены после смерти «Великого Пятого», чей регент Сангье Гьяцо скрывал факт смерти Далай-ламы в течение 15 лет, чем рассердил императора Канси, который стал искать противника регента и нашёл его в лице ойратского Лхавзан-хана. В 1705 году тот атаковал Тибет, убил регента и объявил шестого Далай-ламу, любителя поэзии и развлечений, ложной инкарнацией.[20] Через год Далай-лама VI умер при загадочных обстоятельствах, оставив после себя стихотворение, на основе которого его перерождением был признан Кэлсанг Гьяцо.
В 1717 году монгольские нападения, в результате которых был убит Лхавзан-хан, вынудили китайского императора направить свои войска в Тибет, которым удалось вытеснить ойратов в 1720 году. В течение следующих двухсот лет Китай имел в Тибете представителя своих интересов (амбаня, не имевшего реальной административной власти) и небольшой гарнизон, что воспринималось тибетцами как установление отношений покровителя и духовного наставника как и в случае с монголами.
Тибет находился в сильной зависимости от Пекина, армии которого вмешивались для восстановления порядка, например, во время гражданской войны в 1728 году или во время нападения гуркхов в 1792. В это же время (в конце XIX века) из Тибета были удалены все иностранцы.
С постепенным ослаблением империи Тибет обретал всё большую независимость, которую провозгласил в 1913 году.
 
Первая половина XX века
В конце XIX — начале XX века Тибет стал участником Большой игры, борьбы за власть в Центральной Азии между Россией и Великобританией. Британцы с середины XIX века пытались наладить торговые пути между Индией и Китаем через Тибет и установить для Великобритании преимущественные привилегии в регионе. Увидев для себя угрозу со стороны возможного союза России и Тибета (в частности, благодаря активным действиям А.Доржиева и П.Бадмаева), британцы стали предпринимать активные действия. В результате ряда событий и соглашений (Лхасской конвенции 1904 года после британской экспедиции Янгхазбенда, Китайско-английской конвенции 1906 года, Конвенции между Россией и Великобританией 1907 года) Россия и Великобритания признали сюзеренитет Китая над Тибетом и обязались не вмешиваться в его внутренние дела.[] В 1910 году китайские войска заняли Лхасу и установили прямое китайское управление над Тибетом. Революция в Китае привела к выводу китайских войск к концу 1912 года.
После развала империи Цин и подписания тибето-монгольского договора Далай-лама XIII, взявший власть в свои руки в 1895 году, объявил о независимости Тибета от Китая и провозгласил независимое Тибетское государство. С 1913 по 1951 год Тибет функционировал как де-факто независимое государство. Однако ни Китай, ни одно из государств-членов Лиги наций официально не признало независимости Тибета.
Далай-лама XIII попытался улучшить положение в Тибете, проводил реформы и модернизацию с использованием достижений современной цивилизации, уделял много внимания созданию новой армии, но вводимые новшества встречали сопротивление со стороны многих тибетцев, включая монахов и духовенство. Ситуация после смерти Далай-ламы XIII была отмечена борьбой за власть и нестабильностью.
В 1949 году после победы КПК над Гоминьданом в гражданской войне новое правительство Мао Цзэдуна возвестило об «освобождении» Тибета. В октябре 1950 года китайские войска вошли в Восточный Тибет и, сокрушив плохо оснащённую тибетскую армию, взяли его под контроль.
Основной целью плана Мао по Тибету было побудить Тибет к принятию китайской власти и военной оккупации Тибета. После вынужденного заключения в мае 1951 года тибето-китайского соглашения Тибет стал «национальным автономным регионом» (в 1965 году был официально создан Тибетский автономный район[27]), но под фактическим контролем со стороны китайских коммунистов.
 
С середины XX века по настоящее время
Далай-лама XIV (р. 1935) принял политическую власть в Тибете 17 ноября 1950 года. После подписания соглашения из 17 пунктов в Тибет стало прибывать большое количество китайских солдат и гражданских лиц, что вызывало чрезмерную нагрузку на ресурсы Тибета и недовольство со стороны местного населения. Хотя китайцы оставили привилегии землевладельцев и монастырей, приход к власти коммунистов вызывал опасения у духовенства и знати[29].С середины 1950-х годов разрасталось движение сопротивления, переросшее в восстание в марте 1959 года. Далай-лама и многие министры были вынуждены бежать в Индию, где им было предоставлено убежище. Восстание было подавлено превосходящими силами КНР. Многие последователи Далай-Ламы покинули страну вслед за ним[22]. После 1959 года были отменены многие налоги, экспроприированы владения крупных мирских землевладельцев и лам, а также проведены реформы, ликвидировавшие крепостную систему.
Следующее масштабное событие в Тибете было связано с китайской Культурной революцией. Из более чем 7000 религиозных сооружений, существовавших до установления власти КНР в Тибете, к концу Культурной революции уцелела только малая часть, «бунтари» и хунвэйбины приложили большие усилия для уничтожения истории региона.
Крайне проблемным является вопрос нарушений прав человека в Китайской Народной Республике, в том числе и в Тибете, о чём неоднократно с момента установления китайской власти заявляли международные организации, Генеральная Ассамблея ООН. Хотя с конца 1970-х годов репрессии в целом уменьшились, коренное население Тибета проводило неоднократные акции сопротивления китайским властям, наиболее крупные восстания происходили в 1987—1989 и 2008 годах накануне Олимпийских игр в Пекине.
В то же время Китай вкладывает значительные денежные средства в экономику Тибета, в частности, в добычу природных ресурсов и развитие транспортной инфраструктуры (строительство шоссейных и железных дорог), что дало импульс туризму.
Далай-лама XIV, получивший за свою деятельность Нобелевскую премию мира (1989), и Тибетское правительство в изгнании методами ненасилия стремятся решить вопрос подлинной автономии Тибета, защиты прав тибетцев, сохранения тибетской культуры и религии, защиты экологии Тибета (см. также движение за независимость Тибета). Китайские власти считают невозможным установление какого-либо особого статуса для Тибета и рассматривают действия Далай-ламы как сепаратистские. По мнению экспертов, отказ Китая вести переговоры с Далай-ламой способствует продолжению конфликта.
 


  современность
На большем протяжении своей истории Тибет был независим, однако не всегда представлял собой единое государство. Первым, кто объединил страну под своей властью в VII в., был царь Сонгцен Гампо, взошедший на престол в 629 г.; этот год считается самой ранней исторически достоверной датой в истории страны. Впрочем, Сонгцен Гампо правил не всем нынешним Тибетом, а только районом долины Ярлунг вокруг Шигадзе и Лхасы, то есть, центром Тибета. Правда, этот царь совершал большие завоевательные походы. Долгосрочную славу Сонгцен Гампо снискал своей брачной политикой: он женился на непальской принцессе Бхрикути и китайской принцессе Вэньчэн, установив родственные связи с соседними государствами, — ныне обе принцессы почитаются как святые покровительницы Тибета под именами Зеленая Тара и Белая Тара. Обеим приписывается значительная роль в распространении буддизма в стране.
 Тибет продолжал крепнуть, и в VIII в. он даже покорил большие территории империи Тан, в том числе, на 67 лет овладел оазисом Дуньхуан. После эпохи распада государства, которой предшествовали гонения на буддистов в IX в., в XI в. буддизм вновь укоренился па этой земле. Собственная неповторимая версия тибетского буддизма сложилась только в XIV-XV вв. благодаря основанной реформатором Цонгкхапой «школы добродетели» или «школы желтых шапок» (гелугпа), в лоне которой в XVI-XVII вв. зародился институт Далай-ламы.
  

                                                      Далай-лама и президент Буш                                                             
Проблема автономии
С 1722 г. Тибет принадлежал к империи маньчжуров. Ее представляли в Лхасе двое так называемых амбанов, которые осуществляли также политическое влияние; благодаря им владычество маньчжуров было не только формальным. В 1913 г. 13-й Далай-лама провозгласил независимость Тибета (который тем временем попал в сферу британского влияния), однако Республика Китай не признала ее.
Неясный юридический статус подкреплялся противоречивыми фактами: Республика Китай никак не обозначала свою власть над Тибетом, для других же государств (кроме в какой-то степени Великобритании) Тибет во внешнеполитическом смысле не существовал. Расплата за отсутствие дипломатических сношений последовала в 1950 г., когда Китай насильно реализовал свои территориальные притязания на Тибет. Последний пробовал протестовать в рамках ООН, но союзнической поддержки практически не нашел.
  
 Население Тибета
Тибетцы заняты в основном в сельском хозяйстве и животноводстве. Проживающие на территории Тибета китайцы — в управлении, торговле, секторе обслуживания. Связано это с тем, что до включения в состав Китая Тибет отличался аграрной экономикой экстенсивного типа. Специалистов для новых отраслей, создаваемых китайским правительством, среди этнических тибетцев не было.
Вопрос о количестве и национальном составе населения Тибета весьма сложен. Связано это, во-первых, с отсутствием точного определения территории Тибета, во-вторых с предвзятостью источников. Три исторические области: У-Цанг (включая Нгари), Кам и Амдо тибетцы называют Три Области (тиб.: Чолка Сум). В нетибетской литературе их иногда обозначают как «Большой Тибет» или «Великий Тибет». Правительство Тибета в изгнании сообщает о шести миллионах этнических тибетцев и семи с половиной миллионах этнических китайцев (Хань). Однако правительство Китая приводит следующие данные:
Тибетский автономный район: 2,4 миллиона тибетцев, 190 тысяч других национальностей (в основном китайцы). В то же время интересны данные переписи населения от 1953 года. Согласно этим данным численность населения будущего ТАР составляла 1 миллион 150 тысяч человек Следует иметь в виду, что в разные годы в КНР указывались разные результаты этой переписи: в 1953 г. — 1,274 млн чел., в 1959 — 1,18 млн, в 1991 г. — 1,05 млн.
Все автономные тибетские районы вместе: 5 миллионов тибетцев и 2,3 миллиона представителей других национальностей. Следует отметить, что по мнению Тибетского правительства в изгнании многие территории исторического Тибета не имеют в нынешнем Китае автономного статуса.
Так называемый «Великий Тибет», к которому тибетское правительство в изгнании относит также территории, не имеющие в нынешнем Китае автономного статуса: 5,2 миллиона тибетцев, 3,6 миллиона хань (китайцев) и 1,6 миллиона представителей других национальностей (подсчёты по данным китайской переписи населения 2000 года).
Уровень грамотности среди тибетцев составляет менее 50 %. Уровень грамотности до вторжения КНР точно неизвестен. Образование было в основном монастырским, почти в каждой семье кто-нибудь был монахом, большинство монахов были грамотными. Светское образование стало распространяться в первой половине XX в. В 1951 году в стране было всего 100 казённых и частных школ.
  
 
Притеснения
Тибетский вопрос до сих пор стоит на повестке дня, и это связано не только с фактом китайского владычества, но и с тем, как оно осуществляется. Мао Дзэдун и коммунистическая партия, творившие произвол во всем Китае, распространили его и на Тибет, хотя здешнее население не признавало китайское правительство «своим» и оказывало чужеземной власти сопротивление.
Конфликт достиг своей кульминации в 1959 г., когда силой было подавлено народное восстание, в результате чего Далай-лама, а с ним и многие монахи, бежали из страны. С тех пор в городе Дхарамсала (Индия) действует «правительство Тибета в изгнании» и проблема Тибета приобрела международное значение. Еще хуже тибетцам пришлось в годы культурной революции, когда были распущены монастыри и «красная гвардия» Мао разрушила многие священные произведения искусства. Хотя эти варварские злодеяния творились не только в Тибете, но и по всему Китаю, здесь их несправедливость, в силу большего значения религии в общественной и повседневной жизни, сознавалась гораздо острее.
 
Непростые отношения Тибета и Китая в наше время
До наших дней дошли более поздние памятники религиозной архитектуры, построенные 300-400 лет назад, да и они серьезно пострадали в период маоизма, когда в Китае боролись с любыми проявлениями веры. К концу XX века правительство постаралось загладить свою вину перед Тибетом, восстановив древние достопримечательности в первозданном виде.
Вмешательство военных во время тибетских волнений и актов самосожжения в 2008 году, приной которых послужил отказ монахов поднятия китайского флаг над монастырем Вонпо
Вмешательство военных во время тибетских волнений и актов самосожжения в 2008 году, приной которых послужил отказ монахов поднятия китайского флаг над монастырем Вонпо
Широкая, по мнению китайцев, но недостаточная, как считают тибетцы, автономия была предоставлена району в 1965 году. Юные граждане получают начальное образование на тибетском языке, на нем же ведется делопроизводство. Время от времени Тибет охватывают волнения. Мировое сообщество на словах поддерживает их, но вмешиваться в процесс не рискует, учитывая вес Китая на международной арене.
 


Тибетский буддизм
Свой особый характер тибетско-буддистское учение поначалу приобрело вследствие того, что оно вобрало в себя элементы местной шаманистской религии бон, бытовавшей задолго до усвоения буддизма. К отличительным признакам относится важная роль ритуалов, которым приписывается магический эффект, практическое применение учения о реинкарнации для избрания духовных наследников покойных лам и гораздо более обширный в сравнении с китайским буддизмом пантеон с обилием наводящих ужас божеств, отчасти злых, отчасти добрых. Поэтому тибетская иконография очень сложна.
Согласно верованиям тибетских буддистов, носителем учения становится Далай-лама, воплощение Авалокитешвары, символизирующего сострадание. Самый почитаемый храм Тибета, Джоканг, расположен в Лхасе, столице района. Это центр притяжения для буддистов, совершающих поклонение, но и простым туристам вход в храмовые помещения не запрещен. Десятки важных религиозных объектов разбросаны по всему Тибету, к большинству из них проложены качественные автомобильные дороги. Иностранных послушников в тибетских монастырях не принимают, это связано и с сопротивлением китайской администрации, и с отсутствием такой традиции в местной ветви буддизма. В отсутствие Далай-ламы XIV, проживающего в изгнании в индийской Дармсале, высшим религиозным деятелем формально признается очередной Панчен-лама, проживающий в монастыре Ташилунпо, в городе Шигадзе.
 
Тибетская медицина
Народная медицина Тибета тесно связана с религиозными практиками. Многие путешественники приезжают в регион ради визита к врачу, чтобы услышать диагноз и пройти курс лечения. Желающие могут пройти краткосрочные курсы обучения основам тибетской медицины, но обольщаться насчет их ценности не стоит: истинные целители учатся своему ремеслу долгие годы.
 


Достопримечательности Лхасы
Туристам, приехавшим в Тибет всего на несколько дней, рекомендуется ограничиться Лхасой, сочетающей в себе черты китайского, непальского, индийского архитектурного стиля.
Самый узнаваемый объект города, расположенный на холме на высоте 3700 м над уровнем моря в западной части столицы, – гигантский дворец Потала, возведенный в XVII веке. Мощная крепость, предназначенная для защиты от чужеземцев, представляет собой обильно декорированное массивное прямоугольное здание из красного камня в окружении белых стен и лестниц. Резиденция Далай-лам вошла в список Всемирного наследия ЮНЕСКО в составе обширного комплекса.
 
Дворец Потала
Кроме Поталы, в него включена Норбулинка, или «Драгоценный парк», разбитый в 10 минутах езды к западу от Красного дворца. Летом и осенью здесь отмечаются светские и религиозные праздники. Самый популярный из них – августовский Фестиваль йогурта, или Шотон. По преданию, его придумали светские власти, чтобы подбодрить монахов, вынужденных проводить пол-лета в добровольном заточении из боязни наступить на порхающих на свежем воздухе насекомых. Во время торжества парк открыт всю ночь, в нем горят костры, выступают труппы с этническими песнями и танцами.


Монастырь Рамоче
В храме Джоканг, который легко узнать по символу – двум золотым ланям, с двух сторон тянущимся к колесу дхармы, хранятся древние статуи Будды, привезенные в дар царю Сонгцэну Тампо, основателю тибетского буддизма. Фигуру монарха и его жен можно увидеть в соседнем зале Джоканга. Объект открыт для посещения с 8 утра до полудня ежедневно, часы работы во второй половине дня нужно уточнять на месте. Вокруг здания располагаются лавки ремесленников и торговцев сувенирами.
Второй по значимости монастырь Лхасы – Рамоче. В нем хранится бронзовая статуя юного Будды, по легенде, изготовленная мастером Вишвакарманом, заодно создавшим нашу Вселенную. На расстоянии примерно 10 км от города построены монастыри Сера и Дрепунг.
 
Город Шигадзе
Второй по величине город Тибетского автономного района, Шигадзе связан с Лхасой автомобильным и железнодорожным сообщением. Один из крупнейших монастырей тибетской ветви буддизма, Ташилунпо, служит резиденцией для Панчен-ламы, второго по значимости иерарха, наставника Далай-лам. Туристы приезжают сюда понаблюдать за повседневной жизнью монахов и полюбоваться 26-метровой золотой статуей Будды Майтрейи – «новоделом», которому недавно исполнилось 100 лет.
Светский памятник, городскую крепость-дзонг, в которой когда-то жили цари страны, в результате волнения 50-х годов и при маоистах полностью разрушили, но несколько лет назад в точности восстановили по сохранившимся фотографиям и рисункам.
 
Знаменитая ступа поселка Гьянгдзе
Скромный поселок Гьянгдзе, лежащий в 240 км езды к юго-западу от Лхасы, известен монастырем Пелкор Чедё с четырехэтажной ступой Кумбум. Внутри изящного культового сооружения нашлось место для 108 залов и алтарей. Населенный пункт, практически не подвергшийся китаизации, обычно посещают путешественники, направляющиеся из Тибета в Непал.
 
Интересные факты
В каждом доме в Центральном Тибете развеваются флажки пяти разных цветов. Голубой цвет символизирует небо, белый - облака, красный - солнце, зеленый — воду, а желтый — землю. На многих дверях нарисован лежащий серп, между концами которого парит круг, от которого отходит огненный шлейф: это Солнце и Луна. Изображение скорпиона на стене дома защищает его обитателей от напастей.
 
Информация для туристов
Туристы будут чувствовать себя комфортно с поздней весны до конца осени, насколько это возможно на высоте 3000-4000 м над уровнем моря. Зимой путешественникам недоступны некоторые высокогорные районы. Для минимальной акклиматизации и осмотра Лхасы достаточно одной недели, отдаленные монастыри и природные объекты потребуют поездки на 2-3 недели. Категорически не рекомендуется находиться в автономном районе 10 марта – это памятный день Тибетского восстания, когда возможны беспорядки. Власти Китая обычно не дают разрешения на въезд в регион на эти числа.
 
Где остановиться
За последние годы в Лхасе и других городах построено немало приличных отелей. В горах можно снять комнату у местных жителей: особых удобств гостям не предложат, но чистоту гарантируют. С собой обязательно брать теплую одежду, поскольку перепады между дневной и ночной температурой в любых частях Тибета весьма значительны. Дожди идут в июле и августе, но они не слишком обильны.
   
Кухня Тибета
Кухня Тибета не создает дополнительной нагрузки на желудок: пряностями здесь, в отличие от других стран Азии, не злоупотребляют, предпочитают вареные блюда. Из-за особенностей местоположения в традиционном меню нет фруктов и рыбы. Алкогольных напитков, кроме слабого рисового вина и пива, не употребляют, пьют соленый чай с добавлением масла. Кредитные карты принимают в пределах столицы, в остальных случаях лучше брать с собой наличные мелкими купюрами.
 
Момо с курицей (похоже на наши пельмени)
Традиционная пища тибетцев - цампа, тесто из обожженного ячменя, которое едят с чаем и маслом яка, но это не ресторанное блюдо.
Популярны «момо», пельмени с начинкой; их можно заказать в любом из кафе Старого города. В Лхасе можно отведать также хорошую непальскую и индийскую, а также, разумеется, китайскую кухни.
 


Климат и здоровье
Приезжающие в горные районы из Пекина туристы могут испытывать в пути кислородное голодание. В поездах на этот случай предусмотрены кислородные маски. Дышать в условиях высокогорья без привычки сложно даже спортсменам; сердечникам, гипертоникам, беременным женщинам и детям находиться здесь просто противопоказано. Чтобы облегчить адаптацию к недостатку кислорода, не рекомендуется во время путешествия употреблять алкоголь, переохлаждаться, нервничать, сидеть на диете или, напротив, переедать. Необходимо много пить, дозировать физическую нагрузку.
Уже в Лхасе, лежащей на высоте 3700 над уровнем моря, что для Тибета не очень высоко, может случиться приступ высотной болезни в форме сильных головных болей. После прибытия на самолете надо обязательно запланировать медленный процесс акклиматизации, в течение которого надо пребывать в покое - независимо от возраста и физического состояния. Тем более это касается более высокогорных районов. Также угрозу для здоровья представляют сильное солнечное излучение и большие перепады дневных и ночных температур. Помимо того, к северу от Трансгималаев зимой бывает холодно, как в Сибири.
 
Как добраться, где находится
Для въезда в Тибетский автономный район, помимо обычной китайской визы, туристам необходимо получить «Tibet Travel Permit» – специальное разрешение на посещение Тибета. Его предоставляют только организованным группам от 5 человек, поэтому одиночкам приходится объединяться хотя бы на этапе выдачи въездных документов.
После въезда разрешение «Tibet Travel Permit» больше не понадобится. По отдельным регионам, включая Лхасу с окрестностями и Шигадзе, можно передвигаться свободно, для других же в свою очередь требуется другое разрешение, которое можно получить, например, в Лхасе через туристическую фирму, в которой вы заказываете тур.
При путешествии через Непал необходимо дополнительно оформлять двукратную непальскую визу, чтобы без проблем вернуться обратно в Катманду для вылета на родину.
В окрестностях Лхасы, в часе езды от столицы, открыт высокогорный аэропорт Гонггар, связывающий регион с Катманду и китайскими мегаполисами. Остальные аэропорты района предназначены для местных нерегулярных рейсов.
 
Из Пекина в столицу ежедневно отправляется поезд, добирающийся до места назначения через двое суток. Железная дорога со множеством туннелей и мостов, проложенная на высоте 4000 м, связывает Лхасу и Шигадзе. Крупные населенные пункты Тибета объединены сетью автомагистралей.

    


ТИБЕТСКИЙ БУДДИЗМ
Тибе́тский будди́зм (ранее также некорр. ламаи́зм) — направление в буддизме, характерное для Тибета (c прилегающими областями Гималаев), Монголии, Бурятии, Калмыкии, Тувы и ряда других регионов.
Тибетский буддизм — комплекс учений и медитативных техник[неизвестный термин] традиции Махаяны, включая Ваджраяну.
Характерной чертой традиционного тибетского буддизма непосредственно в Тибете (и отчасти в других регионах) является передача буддийского учения, духовной и светской власти в рамках традиции «перерождений» (тулку) видных буддийских деятелей. В своём развитии данная идея привела к объединению духовной и светской власти в институте Далай-лам.
 
Проникновение буддизма в Тибет
Первыми тибетцами, оказавшими предпочтение буддизму, были цяны, жившие на территориях, в настоящее время входящих в юго-западные провинции Китая. Это произошло в конце IV века н. э., что, однако, не оказало влияния собственно на Тибет.
В первой половине VII века состоялись первые контакты Тибета с буддизмом махаянской традиции, пришедшим из Хотана (южной части бассейна реки Тарим в Восточном Туркестане). Эти события происходили во время правления царя Сонгцен Гампо (627—649), который правил в центральном и восточном Тибете, в Шанг-Шунге (Западный Тибет), в северной части Мьянмы (Бирмы) и некоторое время — в Непале[источник не указан 895 дней]. Он женился на китайской и непальской принцессах, привёзших с собой изображения Будды, а также астрологические и медицинские тексты тех традиций, которым следовали. Царь направил в Кашмир миссию с целью разработки более совершенной системы тибетской письменности; существовавшее в Тибете письмо было заимствовано из Шанг-Шунга, и также испытало некоторое влияние хотанской письменности[источник не указан 895 дней]. В это же время начали переводить с санскрита буддийские тексты, однако работы не имели большого масштаба.
Между этим периодом и известным диспутом в монастыре Самъе в конце VIII века, когда во время правления царя Трисонг Децена было принято решение, что в Тибете будет принята не китайская (в форме Чань), а индийская форма буддизма, состоялись контакты с другими буддийскими традициями. В это время владычество Тибета распространялось на государства-оазисы пустынь Восточного Туркестана, контакты с буддизмом в Западном Туркестане простирались до Самарканда. Именно царь Трисонг Децен завоевал и в течение короткого времени удерживал китайскую столицу Чанъань[источник не указан 895 дней]. Хотя на этом диспуте китайский буддизм был отвергнут, некоторое влияние традиции Чань можно обнаружить в тех школах тибетского буддизма, которые говорят о двух типах верующих: о тех, кто достигает всего сразу, и о тех, кто проходит путь постепенно[источник не указан 895 дней]. Первая школа напоминает учение Чань о стремительном просветлении, однако в Тибете оно интерпретируется совершенно по-другому.
 
Добуддийская тибетская религия бон достигла расцвета в царстве Шанг-Шунг[источник не указан 895 дней]. Самый западный район её распространения — Тазик[источник не указан 895 дней]. Трудно сказать, расположен ли Тазик на территории современного Таджикистана. Эту религию не следует отождествлять с распространенным в Центральной Азии шаманизмом, хотя они и имеют общие черты. В тибетском буддизме присутствует некоторое влияние шаманизма, преимущественно в таких ритуалах, как привязывание к деревьям молитвенных флагов, выполнение всевозможных обрядов с целью умилостивить духов, хранителей горных перевалов и т. д. Бон существует и в наши дни и, хотя сильно обогатился элементами буддизма, остаётся отдельной религией[источник не указан 895 дней]. В этой традиции используются другие терминология и названия священных образов, однако основные техники имеют очень много общего с буддийскими техниками, развившимися на основе первой волны распространения буддизма в Тибете.
 
Первая волна буддизма пришла в Тибет преимущественно благодаря усилиям Падмасамбхавы[источник не указан 895 дней], или Гуру Ринпоче, как он стал известен среди тибетцев. Он положил начало традиции Ньингма («старая школа»).
В середине IX века имели место сильные гонения на буддизм, и традиция Ньингма продолжала существовать в основном тайно; многие тексты были спрятаны в пещерах и были обнаружены лишь спустя несколько столетий.
В Киргизии были обнаружены руины буддийских монастырей, датируемые VI—X веками. Неясно, принадлежат ли они традиции западных тюрков или уйгуров, а также сколь велико было здесь влияние Тибета. В долинах рек Или и Чу, расположенных в районе озера Иссык-Куль, найдено множество наскальных буддийских надписей на тибетском языке, датируемых этим и более поздним периодами, что свидетельствует о присутствии тибетской буддийской культуры в этих районах.

После наступления более благоприятного времени, начиная приблизительно с X века, из Индии пригласили новых учителей и в Тибет пришла другая волна буддизма. Она известна как период «новых переводов», когда получили развитие четыре главные традиции (школы): Сакья, Кагью, Джонанг и Кадам. В XIV веке традиция Кадам была преобразована в Новую Кадам, или Гелуг.
  
  Развитие школ тибетского буддизма
Монастырь Сакья был основан в 1073 году Контаном Кончок Гьялпо (1034—1102), что сделало эту традицию первой в линии Сарма. Ученик Миларепы (1040—1123) Гампопа (1079—1153) позже основал Горный Монастырь Гампо в 1121 году, давая начало традиции Кагью. Затем, в 1294 году Кунпанг Чодже Цондру (1243—1313), прибывший в Джомонанг, дал начало традиции Джонанг. Более века спустя, в 1407 году, Дже Цонкапа (1357—1419) дал иное толкование существовавшей школе Кадам и основал монастырь Ганден в Центральном Тибете, положив начало школе Гелуг.
Традиция Сакья идёт от великого индийского мастера Вирупы. В традиции Кагью существуют две главные линии. Дагпо Кагью развилась из линии Тилопы, Наропы, Марпы, Миларепы и Гампопы. Она подразделяется на 12 линий, одна из них — Карма Кагью, главой которой традиционно является Кармапа. Наиболее важными из этих 12 линий являются Друкпа Кагью, Дрикунг Кагью и Таглунг Кагью. Вторая главная линия Кагью, Шангпа Кагью, восходит к индийскому учителю Кхьюнгпо Налжор. Традиция Джонанг восходит к индийскому мастеру Соманатхе, а Кадам — к индийскому мастеру Атише, который прежде чем отправиться в Тибет, совершил путешествие в Индонезию с целью возрождения некоторых линий Махаяны, попавших туда из Индии.
Традиция Новая Кадам, или Гелуг, была основана Цонкапой. Одной из величайших фигур в тибетском буддизме является Далай-лама; Далай-лама I был учеником Цонкапы. Когда его III-е «воплощение» прибыло в Монголию, ему присвоили титул «Далай», по-монгольски «океан», а предыдущие его рождения были задним числом признаны Далай-ламами I и II. Далай-лама IV родился в Монголии; Далай-лама V объединил весь Тибет и стал не только духовным, но и политическим лидером. Неверно полагать, что Далай-лама является главой традиции Гелуг; её возглавляет Ганден Трипа. Далай-лама является покровителем всего тибетского буддизма. Панчен-лама I был одним из учителей Далай-ламы V. В последующем тот из них, кто старше, становится учителем, кто моложе — учеником.
 


Сопоставление школ тибетского буддизма
Анализируя пять традиций тибетского буддизма, мы приходим к выводу, что все они следуют учениям Индии как своей первоначальной основе. Все они изучают философские догматы четырёх буддийских традиций Индии, рассматривая это как путь к достижению все более тонкого понимания реальности. 
В этом отношении они все признавали, что наиболее совершенной является Мадхьямика. Все они соблюдают традицию проведения диспутов, широко распространённую в индийских монастырях, а также традицию великих созерцателей Индии, махасиддх. Все они следуют объединённому пути сутры и тантр, которые являются общей махаянской основой этих учений. Общей для них является и традиция монашеских обетов; это традиция хинаянской школы Муласарвастивада, развившаяся из Сарвастивады и незначительно отличающаяся от распространенной в Юго-Восточной Азии и Китае традиции Тхеравады. 
В Тибете не получила распространения традиция полностью посвящённых монахинь, хотя в тибетских монастырях существовал институт послушниц. Приблизительно 85 % монашеских обетов не отличаются от обетов других традиций. Однако незначительные различия существуют. Одежда монахов тёмно-бордового цвета, а рубашки не имеют рукавов. Буддийские тексты переводились на тибетский язык главным образом с санскрита, лишь некоторые были переведены с китайского, в случае, когда был утерян санскритский подлинник.
 
Тексты хранятся в двух главных собраниях: Кангьюр (Ганджур), объединяющий подлинные слова Будды, и Тенгьюр (Танджур), в котором собраны комментарии. Это самый крупный корпус буддийской канонической литературы, содержащий наиболее полное изложение индийской буддийской традиции, что особенно ценно, так как начиная с XII-XIII веков буддизм в Индии потерял влияние в результате тюркских вторжений из Афганистана. 
Большинство утраченных санскритских подлинников сохранилось исключительно в тибетских переводах. Великий вклад тибетцев в буддизм состоит в дальнейшем развитии его организации и методов обучения. Тибетцы разработали способы раскрытия всех основных текстов, системы толкования и обучения.
   
ЗАГАДКИ И ТАЙНЫ ТИБЕТА
Расстояние от тибетских пирамид до египетских и от острова Пасхи до мексиканских пирамид абсолютно одинаковы. На сегодня нет сомнений, что мировая система пирамид когда-то давно построена кем-то для связи нашей планеты с космосом. Участники одной из научной экспедиций в Тибет обнаружили, что если провести ось от главной горы Тибета Кайлас на противоположный бок земного шара, то можно попасть прямо на остров Пасхи, где находятся каменные статуи неизвестного происхождения. 
Когда соединить этот остров с мексиканскими пирамидами воображаемой линией и продолжить ее дальше, то упремся точно в гору Кайлас, что в Тибете. А если соединить таким меридианом гору Кайлас с египетскими пирамидами, то снова выходим на остров Пасхи! Расстояние от тибетских пирамид до египетских и от острова Пасхи до мексиканских пирамид абсолютно одинаковы. 
На сегодня нет сомнений, что мировая система пирамид когда-то давно построена кем-то для связи нашей планеты с космосом. 
Тибет — место богов 
Тибетская группа пирамид — наибольшая на Земном шаре. Представьте себе сотни пирамид, которые расположены равномерно, в строгой математической зависимости от четырех сторон света, около основной пирамиды — священной горы Кайлас. 
Высота этой горы — 6714 метров. Все остальные пирамиды Тибета поражают своим разнообразием и формами, их высота от 100 до 1800 метров. Для сравнения высота египетской пирамиды Хеопса «всего» 146 метров. Все пирамиды мира похожи между собой, но только в Тибете среди пирамид стоят интересные каменные конструкции, которые из-за плоской или вогнутой поверхности называют «зеркалами».
 Давняя тибетская легенда рассказывает, что когда-то на Землю с небес сошли Сыны Богов. Это было очень давно. Сыны владели удивительной силой пяти элементов, с помощью которой построили гигантский город. Именно в нем, как утверждают восточные религии, находился Северный полюс до Всемирного потопа. Во многих восточных странах гора Кайлас считается святейшим местом на планете Земля. 
Она и окружающие горы были построены с помощью могущественной силы пяти элементов: воздуха, воды, земли, ветра и огня. В Тибете эту силу считают как психическую энергию Вселенной, как что-то недоступное и недосягаемое для осмысления человеческим умом! А тут еще на высоте 5680 метров находится знаменитая «Долина Смерти», пройти через нее можно только священной дорогой. Сойдешь с дороги — попадешь в зону действия тантрической силы. А каменные зеркала так изменяют ход времени для тех людей, которые туда попадали, что за считанные годы они превращались в стариков. 
 
Каменные зеркала
 Эти уникальные каменные конструкции имеют гладкую или вогнутую поверхность. Наибольшая загадка для науки — способность каменных зеркал изменять время. «Время» — это энергия, способная концентрироваться и распространятся. Пример временного действия тибетских зеркал — загадочная смерть четырех альпинистов, которые во время экспедиции сошли с указанной священной дороги, а после возвращения за один год постарели и умерли. Медицина не смогла установить причину их смерти. 
Все каменные зеркала имеют разную форму и разные размеры. Одно из них которое имеет высоту 800 м, называют «Каменный дворец счастья». Считают, что оно является местом перехода в другие параллельные миры. Наибольшие «зеркала» — плоские склоны западной и северной сторон главной пирамиды Кайлас. они имеют четко вогнутую форму. 
Высота каждого из них — 1800 м. Ученые утверждают, что такие огромные плоскости имеют способность передавать энергию, которая накапливается в самих пирамидах, соединяя ее с потоками других энергетических сил Вселенной. 
 
Загадочные строители 
Творцы пирамид, без сомнений, знали законы тонких энергий и умели ими управлять. Но кто это был? Гипотез существует много. Одни думают, что пирамиды построили обычные люди. 
Другие пирамиды — это результат вмешательства в земные дела инопланетян. На некоторых конструкциях остались следы рисунков, похожих на лица людей. Так что, пирамиды могли построить представители высокоразвитой цивилизации. Наиболее развитой на земле была цивилизация лемурийцов — расы, которая владела энергией Духа.
Но они имели большие глаза и маленькие носы, а те люди, что на рисунках, больше походи на наших современников. А еще на одном камне высечено четыре фигуры. Рядом с ними — овал с двумя проходами, который напоминает летающий аппарат атлантов. Атланты, как описано в тибетских документах, в определенный момент своего существования получили доступ к знаниям лемурийцов, записанных на специальных золотых пластинах. 
На одной из тибетских вершин, как доказательство этого, сидит человек, нет, ни живой, а каменный. Такой себе монумент, ростом как 16-этажный дом. Человек сидит в позе Будды, держа на коленях большую пластину. Его голова опущена вниз, как бы она читает. Она повернута на юго-восток, туда, где на территории Тихого океана когда-то была легендарная Лемурия. Этот монумент — символ передачи атлантам знаний лемурийцов. 
Но сегодня никто не может добраться до читающей фигуры, потому что «сидит» она в зоне действия одного из тибетских «зеркал». Наверно, людям нашей цивилизации надо иметь много терпения и большой запас духовной чистоты, чтобы добраться к тем тайным знаниям, которые, возможно, изменят на лучшее всю нашу будущую жизнь.
   
 
Живая и мёртвая вода.
- Итак, вы знали, что где-то есть живая вода, и целенаправленно ее искали?
Книга тайн : Тибет.- Можно сказать и так. Во-первых, на основе ряда опытов выяснилось, что вода способна передавать информацию. Во-вторых, после разработки нами "Аллопланта", который используется сейчас в качестве основы для воссоздания различных частей организма, появилась новая версия о свойствах воды. Дело в том, что входящие в "Аллоплант" полисахариды (они-то и стимулируют рост человеческих тканей) работают под действием особых свойств воды, ведь полисахариды состоят из воды на 99%.
Окончательно в существовании живой и мертвой воды нас убедили электронно-микроскопические исследования "водного иммунитета". Оказалось, что вокруг "плохих" клеток (пораженных раком, различными микробами и вирусами) собирается вода, активизирующая в них "ген смерти", то есть уничтожающая их. Вокруг "хороших" (здоровых) клеток собирается вода, активизирующая "ген жизни", способствующая лучшему их функционированию. Если этот механизм нарушается и вокруг больной клетки не вырабатывается достаточное количество мертвой воды, человек заболевает.
- Почему вы искали живую и мертвую воду именно в Гималаях?
- В Гималаях был обнаружен феномен Сомати - когда йоги входят в состояние самоконсервации (глубокого сна), а потом оживают. Член нашей экспедиции Валентина Яковлева предполагает, что механизм Сомати основан именно на переходе воды, находящейся в организме, в пока не известное науке четвертое состояние.
Если принять эту версию, можно предположить, что в организме йога, входящего в состояние Сомати, интенсивно вырабатывается мертвая вода, и она губит "плохие" клетки. Выяснилось также, что йоги, чтобы облегчить себе вхождение в состояние Сомати, находят высоко в горах засекреченные озера и пьют из них воду.
Из состояния Сомати йогов выводят тоже при помощи воды, которой их поят и растирают. Эту воду тоже берут в горах, она вытекает прямо из скал в районе тех самых засекреченных озер. Мы предполагаем, что это и есть природная живая вода.


- Почему йоги хранили тайну озер веками, а вам вдруг выдали ее?
- На получение подобной информации мы заручились поддержкой авторитетнейших людей. Сыграло роль и то, что мы честно признались: приехали за новыми знаниями, поскольку считаем Индию, Непал и Тибет центрами мировой духовной науки. Кроме того, мы провели в Индии несколько бесплатных глазных операций.
Постепенно, шаг за шагом добрались до свами (высшая иерархия для подвижника или монаха в индуизме) Шидда-нанда. Нам сказали, что он знает, где находится живая и мертвая вода. Этот человек поразил меня. Начатую мной фразу он за меня заканчивал. Казалось, он читал мои мысли.
Шидда-нанда сказал, что знает три озера с мертвой водой. Два из них он нам указал, третье мы вычислили сами. Правда, из-за угрозы схода лавин мы смогли добраться только до второго озера.
- И что вы там обнаружили?
- Озеро расположено на высоте 5000 метров. Летом на подступах к нему стоит охрана - воинственные сикхи. Брать воду из озера - привилегия йогов и "просветленных" людей. Но мы пришли зимой, поэтому, преодолев почти вертикальный подъем в 4000 метров, не только добрались до озера, но и смогли взять пробу воды с различной глубины. Нашли и скалу с "живым" водопадом, тоже взяли пробы. Наш коллега Валерий Лобанков при помощи специальной аппаратуры исследовал "свечение" этих вод, то, что они совершенно разные, - очевидно
- Йоги пользуются той же терминологией в разговоре о воде, что и вы?
- Нет. Они мертвую воду называют "дикой", а живую - "твердой" водой. Кстати, они сказали, что не вся вода в озере обладает чудесными свойствами, а только глубинная. Чтобы ее достать, йоги ныряют на глубину 30 метров с матерчатым кушаком в руках. Глубинная вода более плотная, поэтому ее спокойно можно удержать в этой ткани. Они выжимают воду и пьют, чтобы очиститься от негативных энергий и больных клеток. Потом они поднимаются на скалу и пьют живую воду, которая, по их мнению, омолаживает тело.
- Это они сами говорят о себе, а вы что-нибудь необычное в их состоянии заметили?
- Мы измерили ауры этих йогов (современная техника позволяет это делать). Возраст йогов - от 63 до 83 лет, а интенсивность и ширина свечения ауры была больше, чем у молодых и здоровых россиян.
- Живая и мертвая вода доступна только избранным или ее могут пить и местные жители?
- Местные жители считают: мертвой водой могут пользоваться только йоги высокого ранга, чтобы сделать так, что "их тело будет, как мертвое, каменно-неподвижное". Сами же они пьют в основном живую воду, лечатся ею, если болеют. Кстати, такая вода не портится, поэтому ее можно хранить в домашних условиях.
Здешний фармацевт постепенно отошел от использование в своей практике медикаментов, он считает, что вода, принесенная из скал, стимулирует функции здоровых клеток организма и те, в свою очередь, подавляют больные клетки. "Именно благодаря использованию "твердой" воды из скал здесь за 20 лет встретился лишь один случай заболевания раком", - рассказал местный врач. Люди, по его словам, столь боготворят эту воду, что считают: лучше родиться лягушкой на берегу Ганга в Гималаях, чем быть королем в какой-либо другой стране.
- А вы сами живую воду пробовали?
- Конечно. Правда, пока мы не знаем необходимых дозировок, поэтому выпили немного. Аура и самочувствие значительно улучшились.

Пирамиды Тибета.
Книга тайн : Тибет.
- Эрнст Рифгатович, каков главный итог последней тибетской экспедиции?
- Мы пришли к убеждению о существовании на Тибете самой большой группы пирамид в мире. Тибетская группа связана строгой математической закономерностью с египетскими и мексиканскими пирамидами, а также островом Пасхи, монументом древности Стонхендж и Северным полюсом.
Нам удалось насчитать более 100 пирамид и различных монументов, четко ориентированных по сторонам света и расположенных вокруг основной пирамиды высотой 6714 метров (священная гора Кайлас). Поражало огромное многообразие форм и размеров пирамид. По ориентировочным подсчетам, их высота от подножья до вершины колебалась в пределах 100-1800 метров (для сопоставления, пирамида Хеопса составляет 146 метров).
 


Книга тайн : Тибет.
Восточный комплекс Пирамид в районе Кайласа
Весь этот пирамидальный комплекс очень древний, поэтому во многом разрушен. Но при внимательном рассмотрении удается выявить достаточно четкие очертания пирамид.
На их фоне особенно выделяются каменные конструкции, имеющие вогнутые или плоские поверхности, которые мы назвали "зеркалами". Роль их, как выяснилось при обработке научного материала, чрезвычайно интересна. Мы также обнаружили каменные образования, очень похожие на громадные статуи людей.
Таким образом, у нас сложилось вполне обоснованное впечатление, что на Тибете существует комплекс монументов древности, состоящий преимущественно из пирамид.
Книга тайн : Тибет.- Вам не кажется, что вы могли спутать тибетские горы, причудливо измененные временем, с пирамидами?
- Эта мысль не покидала нас вплоть до завершения обработки всех фотографий, зарисовок и видеоматериалов. Чтобы не ошибиться, мы применяли способ оконтуривания гор. Для этого мы вводили в компьютер изображения пирамид и гор, после чего "слепым методом" очерчивали их основные контуры. При этом становилось четко видно - пирамида это или естественная гора.
Мы привыкли к тому, что ассоциируем понятие "пирамида" с видом египетской пирамиды Хеопса. Но, например, мексиканские пирамиды или менее известная египетская пирамида Джоссера имеют ступенчатый характер. Здесь, на Тибете, мы встретили в основном ступенчатые пирамиды. Причем окружающие естественные горы вокруг не имеют слоистую структуру, что могло бы внести путаницу при опознании пирамид.

Книга тайн : Тибет.
Очень помогли зарисовки пирамид, которые я делал в ходе экспедиции. Дело в том, что рисунком можно изобразить объемность пирамидальной конструкции, чего трудно достичь при фотографировании или видеосъемке. Для того чтобы более детально оглядеть каждую пирамиду, приходилось постоянно то подниматься по склону, то переходить на соседний, то спускаться вниз, после чего делался рисунок. И все это на высоте 5000-5600 метров. Многие пирамидальные образования были объединены в комплексы. Одни пирамиды сохранились хорошо, другие были сильно разрушены. Но постепенно мы поняли принципиальные отличительные черты пирамидальных конструкций и стали ориентироваться легче.
- Было, наверное, очень трудно перемещаться по склонам на такой высоте?
- Да, конечно. Более того, в зоне пирамид у нас исчез аппетит. Через силу ели сахар. После выхода из зоны пирамид аппетит восстановился.
 
Город Богов и Долина Смерти
- Из древней тибетской легенды ( кстати согласующейся с Ветхим заветом) явствует, что в те далекие времена, когда еще не было Всемирного потопа и Северный полюс располагался в другом месте, на Земле появились "Сыны Богов", которые с помощью силы пяти элементов построили город, оказавший огромное влияние на земную жизнь.
Мы шли по следам этой легенды, по крохам собирая сведения и стараясь локализовать место расположения гипотетического "Города Богов". В восточных религиях и у Елены Блаватской мы нашли упоминания о том, что до Всемирного потопа Северный полюс располагался в районе Тибета и Гималаев, а также то, что Северный полюс считался обителью "Сынов Богов".
Когда в гималайской экспедиции 1998 г. один индийский монах показал нам фотографии священной горы Кайлас, расположенной на Тибете, я воскликнул: "Это не гора, это же громадная пирамида!" Столь разительно было сходство. Мы предположили, что легендарный "Город Богов" расположен в районе горы Кайлас. Более того, непальские и тибетские ламы нам рассказали, что в этом районе находится зона действия так называемых тантрических сил. И доступ в эту зону разрешен только "посвященным" людям. Здесь же находится так называемая Долина смерти.
- Вы были в Долине смерти?
- Да. Мы прошли ее.  Но мы ни на шаг не отступали от того пути, который нам указали ламы. 
"Долина смерти", находится на высоте 5680 м и расположенная к северу от горы Кайлас. В эту долину йоги приходят умирать. Один из входов в "Долину смерти" расположен в районе небольшой горы к северо-западу от Кайласа. Гора эта имеет весьма зловещую славу. Именно с ней связывают древнее название Тибета - Титапури, что в переводе с тибетского означает "обитель голодного черта". Говорят, что под пребывание в "Долине смерти" действительно смертельно опасно - под действием тонкой энергии в организме может активизироваться так называемый ген смерти.
- На Земле не осталось белых пятен. Наверное, и тот район Тибета, где вы были, уже посещали люди. Почему же до вас никто не видел пирамид?
- Район священной горы Кайлас, несмотря на отдаленность и высотные условия, довольно часто посещается паломниками из Индии, Непала, Бутана и даже европейских стран. Некоторые из них добираются сюда, что бы только посмотреть на гору, другие стараются пройти круг вокруг Кайласа, третьи - те, кто посильнее, - стараются проползти этот круг длиной более 60 км. Представители индуистской и буддистской религий имеют право пройти священный круг по часовой стрелке, представители древнейшей религии Бонпо - против. Считается, что человек, прошедший полный круг, освобождается от грехов, а если он пройдет этот круг 108 раз, то становится святым.
Паломники имеют специфическую психологию, в основе которой лежит углубление в самого себя при встрече с чем-либо священным. Эти люди, преодолевая лишения и трудности, стараются достичь святых мест, чтобы там, рядом с божественным, сладострастно предаться медитации. Научное осознание действительности для них чуждо и неприемлемо. Тем более что именно Кайлас считается в восточных странах самым священным местом мира. Поэтому можно представить себе состояние паломников.
Сведений о том, что в этом районе были научные экспедиции, мы не встретили. Николай Рерих стремился достичь района горы Кайлас, но ему это не удалось. Кстати, мы с большим трудом добились у китайских властей разрешения на проведение научной экспедиции.
Но если даже в этом районе были люди, склонные у научному анализу, то тяжелейшие высокогорные условия и пылевые бури могли наложить свой отпечаток. Мы же предварительно прошли в Гималаях серьезную акклиматизацию.
- А что написано о священной горе Кайлас в знаменитых тибетских текстах? Удалось ли вам добиться разрешения изучать их?
Книга тайн : Тибет.- С огромным трудом нам все же разрешили изучить некоторые из них. В них написано, что гора Кайлас и окружающие горы были построены с помощью силы пяти элементов. Бонпо-лама, с которым мы встретились, пояснил, что силу пяти элементов (воздух, вода, земля, ветер, огонь) надо понимать как психическую энергию.
- Известно, что те люди, которые поднимались на вершину пирамиды Хеопса, испытывали странные ощущения, сопоставимые с глубоким психологическим трансом. В то же время плоские, как бы обрезанные вершины мексиканских пирамид посещаются множеством людей, и ничего с ними не случается. Вы не пытались подняться на вершину хотя бы одной из тибетских пирамид?
- Тибетские ламы настоятельно рекомендовали нам не отклоняться от тропы, идущей по священному кругу, объясняя это тем, что за пределами тропы мы попадаем в зону действия тантрических сил. Честно говоря, мы периодически отходили от тропы то вверх, то вниз, зарисовывая пирамиды. И даже были у подножия двух из них, но в принципе мы выполнили завет лам. На вершины пирамид мы не поднимались.
Кроме того, мы располагаем сведениями о странной смерти четырех альпинистов, поднявшихся на одну из гор в районе Кайласа. Все они умерли от разных болезней (при этом быстро постарев) в течении 1-2 лет после восхождения.
Сейчас, по прошествии времени, мы рады, что не ослушались лам. После обработки всего материала мы поняли, что тибетские пирамиды сопряжены с огромными каменными "зеркалами", действие которых, на наш взгляд, распространяется на изменение характеристик времени.
 
Дом счастливого камня
- Вне сомнения, да. Многие пирамидальные конструкции Тибета имеют дополнительные плоские "каменные зеркала", которые, вполне возможно, экранируют энергии, "собираемые" пирамидой, и сочетают их с потоками энергий от других пирамид и "зеркал". При осмотре таких "зеркально-пирамидальных" конструкций складывается впечатление, что плоские "зеркала" были изготовлены отдельно и как бы приставлены к пирамиде. Но каким образом были подняты эти огромные каменные плоскости, остается непонятным.
Некоторые зеркальные конструкции имеют совершенно необычную форму. Иногда на вершинах обычных тибетских гор встречаются отдельно стоящие "зеркальные конструкции" (фото 3). Видимо, тонкие энергии столь многообразны, что для экранирования и управления ими использовались самые различные каменные конструкции.
К сожалению, современная наука только-только начала осознавать факт существования таких энергий, пока еще нет серьезных приборов для их изучения и т.д. Но те, кто строил "зеркально-пирамидальный комплекс Кайласа" (Город Богов), знали законы тонких энергий и времени и научились ими управлять. Эти энергии, видимо, "формотропны", т.е. зависят от формы строения. Поэтому столь многообразны каменные конструкции.
   
«Тайны Тибета»
После возвращения из третьей экспедиции Эрнст Шефер занимался не только аппаратными интригами, но и довольно необычными исследованиями. Остановимся на них поподробнее.
Среди материалов, доставленных в Германию из Тибета, находилась огромная коллекция уникальных растений и зерновых культур. По прибытии они были рассортированы и подробно описаны. В 1943 году Эрнст Шефер в обобщающем докладе ставил задачи для дальнейших опытов с тибетской флорой:
Наши устремления всегда были сопряжены с целью собрать все то, что могло быть полезно для собственного народа. Упоминавшиеся здесь полторы тысячи образцов ячменной культуры, которые по большей части являются результатом примитивной селекции, могут иметь целый ряд очень важных наследственных факторов – например, сопротивляемость засухе или устойчивость к морозам.
Таким образом, Эрнст Шефер понимал Тибет еще и как анклав растительного мира, который идеально приспособился к враждебной высокогорной среде. С точки зрения агрономии скрещивание тибетских культур с европейскими было не просто логичным, но и весьма выгодным занятием. Прививание особых свойств европейским злаковым культурам, по замыслу, должно было сделать их более неприхотливыми и повысить урожайность.
Руководство СС ожидало от Шефера появления морозоустойчивых и быстрорастущих «чудо-сортов» ячменя и пшеницы. Их культивирование позволило бы начать «германизацию» Восточной Европы, которая должна была быть застроена однотипными сельскохозяйственными поселениями. Гиммлер требовал, чтобы скрещивание различных культур позволило немецким крестьянам получать по несколько урожаев в год. Впрочем, дело было не только в колонизации Востока. Рейхсфюрер тешил себя тщеславной мыслью, что под его патронажем будет решена продовольственная проблема Германии, которой сам Адольф Гитлер придавал особое, почти мистическое значение. Именно СС должны были вывести снабжение Третьего рейха зерном на принципиально новый уровень.
Весной 1942 года Генрих Гиммлер отдал Эрнсту Шеферу как начальнику отдела «Аненербе» приказ готовиться к формированию Института сортов диких растений. Однако быстро выяснилось, что осуществить данный проект затруднительно. В те дни на работу «азиатского» отдела Шефера оказывало сильное влияние вышеописанное противостояние с руководством Фонда Фильхнера. Появление нового института грозило не меньшими проблемами, только на этот раз против эсэсовских ученых могли выступить ботаники. После длительных переговоров и консультаций было решено ограничиться организацией специального учреждения, действовавшего при Берлинском обществе кайзера Вильгельма. Новой структурой, которая гордо называлась Институтом изучения растительных культур, руководил профессор ботаники Фриц фон Веттштейн. Гиммлеру пришлось смириться с корректировкой грандиозных планов, поскольку профессор напрямую подчинялся могущественному имперскому министру продовольствия и сельского хозяйства.
Понимая, что вступать в еще один политический конфликт бесперспективно, Эрнст Шефер старался избегать конкурентных ситуаций с ботаниками. В октябре 1942 года он начал переговоры с представителями Имперского министерства сельского хозяйства, Берлинского общества кайзера Вильгельма и нового института, который должен был разместиться в Туттенхофе. Именно тогда ему ясно дали понять, что вместо института он может рассчитывать только на исследовательский отдел диких растительных культур в рамках «Аненербе». Причем упор в предстоящей работе делался опять же на восточные регионы, и приоритет отдавался Кавказу. Как на практике должно было осуществляться планируемое сотрудничество всех этих структур с «Аненербе», остается непонятным. Складывается впечатление, что его попросту не было: Шефер спокойно передал в Туттенхоф образцы собранных им зерновых культур и больше не встречался ни с фон Веттштейном, ни с представителями Министерства сельского хозяйства. Когда в конце ноября 1942 года Главное управление СС объявило, что рейхсфюрер совместно с Берлинским обществом кайзера Вильгельма планирует создать «чрезвычайно важный для всей германской экономики Институт злаковой селекции», имя Шефера даже не фигурировало в списках сотрудников. Руководителем института стал известный ботаник Хайнц Брюхер.
Другой проект Эрнста Шефера был связан с коневодством. Еще во время второй экспедиции он очень внимательно изучал живущих на воле лошадей. После начала войны с Советским Союзом тибетологу представилась возможность попробовать себя в роли зоолога-селекционера: нужно было вывести новую породу лошадей, не восприимчивую к суровым русским зимам.
 
По этой теме сохранилось не очень много материалов. Большинство из них вышло из стен Института военно-научных целевых исследований, созданного при «Аненербе». Некоторые документы были адресованы Главному хозяйственно-экономическому управлению СС, которым командовал Освальд Поль. Одновременно с этим Эрнст Шефер поддерживал контакты с Рудольфом Брандтом, который помогал ему подбирать необходимых ученых и специалистов.
Опыты по селекции предпринимались в 1942–1943 годах. При этом Шефер делал ставку на монгольских лошадей и лошадей Пржевальского. Где осуществлялись работы по селекции, можно установить лишь приблизительно, но известно, что речь шла об оккупированных восточных территориях. В 1944 году, в условиях отступления немецкой армии на запад, Эрнст Шефер принял решение перевести всех лошадей на конезавод в Познани. Оттуда они должны были отправиться в Венгрию, где уже было подготовлено три специальных предприятия.
 
Еще одним крупным проектом Эрнста Шефера стал фильм, выпущенный по итогам третьей экспедиции. Во время путешествия Эрнст Краузе снимал почти каждый шаг на портативную кинокамеру. Сразу же после возвращения возникла идея создать из отснятых материалов (более 50 часов) документальный фильм, который способствовал бы повышению общественного интереса к Тибету.
Осенью 1939 года киноматериалы были переданы в берлинскую фирму «Тобис Фильм» на проявку и обработку. Шефер был заинтересован в быстром выходе фильма на экраны хотя бы из меркантильно-финансовых соображений, но лента предварительно должна была пройти цензуру.
Всю последующую историю создания фильма можно проследить по переписке, шедшей между Эрнстом Шефером и Рудольфом Брандтом, начальником персонального штаба рейхсфюрера СС. С самого начала им было ясно, что нет возможности сохранить работы над киноматериалами в тайне. В итоге Брандт предупредил Гельмута Шрайбера, возглавлявшего «Тобис Фильм», что не должно быть ни одного официального упоминания о киноленте до тех пор, пока рейхсфюрер СС лично не даст приказ провести премьеру. В тайне должна была сохраняться не только работа Шрайбера: в конце января 1940 года Гиммлер издал директиву, в которой требовал согласовывать с ним лично текст всех публикаций и докладов, посвященных тибетской экспедиции. В итоге во время разработки проекта института Свена Гедина сведения о третьей тибетской экспедиции Эрнста Шефера ограничивались общими декларациями и заявлениями о ее сенсационности. Однако во всех публикациях чувствовался дефицит фактического материала. Кое-где мельком упоминалось, что участники экспедиции планируют подготовить фильм, но ни о дате, ни о приблизительном содержании никто ничего не мог сказать. 
Шеферу приходилось вести себя очень осторожно, так как его постоянно приглашали на различные радиопередачи, предлагали дать интервью, просили написать статью или прочитать доклад. После консультаций с Гиммлером тибетолог почти во всех этих случаях отказывался от всех заманчивых предложений.
Понятно, что такой запрет больно ударял по самолюбию ученого. Так, например, Брюссельское энциклопедическое общество весной 1940 года пригласило Эрнста Шефера сделать доклад о прошедшей экспедиции и запланированных на будущее исследованиях. Шефер тут же проинформировал рейхсфюрера СС о поступившем предложении. Несмотря на то, что не было официального запрета на чтение докладов за рубежом, Гиммлер попросил исследователя сказаться больным и вежливо отклонить приглашение. В итоге Рудольф Брандт передал в Брюссель следующую информацию:

К великому сожалению, в настоящее время д-р Шефер страдает тяжелой болезнью глаз, для лечения которой он направлен в мюнхенскую клинику. По данной причине подготовка доклада временно невозможна.
Для пущей правдоподобности тибетолог должен был найти какое-нибудь глазное заболевание, широко распространенное на Востоке. Даже в этой ситуации Генрих Гиммлер хотел, чтобы все выглядело реалистично. В итоге, к великому сожалению Шефера, широкая публика так и не узнала о сути его исследований. Возможно, в подобные минуты Шефер жалел, что находился под патронажем рейхсфюрера СС.
 
Несмотря на строжайший запрет сообщать любые сведения о готовящемся документальном фильме, весной 1940 года произошла утечка. В одной из гамбургских газет появилась заметка, в которой сообщалось, что на студии «Тобис Фильм» монтируется кинолента, посвященная тибетской экспедиции СС под руководством Эрнста Шефера. Гиммлер пришел в ярость. 12 марта 1940 года он написал Шеферу и вновь потребовал сохранять секретность.
Именно в это время готовилась масштабная военная операция в Тибете. Сохранение в тайне факта подготовки фильма обретало военно-тактическое значение, став мерой предосторожности против действий британской разведки.
Эрнст Шефер отказался брать на себя ответственность за утечку информации. Тогда Гиммлер запретил Гельмуту Шрайберу заниматься фильмом: он опасался, что могут произойти и другие утечки. Рудольф Брандт направил в «Тобис Фильм» уведомление, что информация о тибетском фильме секретна, поэтому сотрудники кинофирмы несут ответственность за соблюдение мер предосторожности. В ответ Шрайбер не выдержал и прояснил ситуацию. Оказывается, информация в газету попала после доклада в узком кругу, который Шефер делал в Гамбурге. Тибетолог получил строгий выговор.
В июне 1940 года Эрнст Шефер направил Рудольфу Брандту первый отчет о деятельности возглавляемого им отдела «Аненербе». В нем тибетолог подробно описывал работу над фильмом, а также принципы взаимодействия его отдела с «Тобис Фильм». На тот момент в фильме отсутствовал только синхронный звук и музыкальный фон. В целом из представленного материала получался полнометражный научно-популярный фильм. Не без чувства гордости Шефер приводил слова Гельмута Шрайбера, что это «не просто хороший фильм, а достижение, лучшая немецкая лента». Также тибетолог сообщал, что кинолента будет готова к прокату в октябре 1940 года. Для начала ее демонстрации требовалось только разрешение рейхсфюрера СС. Кроме того, Шефер подчеркивал, что было бы неплохо подготовить специальную пропагандистскую статью, посвященную тибетскому фильму.
 
Шефер полагал, что показ фильма стимулирует волну общественного интереса к Центральной Азии, а это в свою очередь станет предпосылкой для более активного финансирования его отдела в составе «Аненербе» и поддержки других инициатив. Гельмута Шрайбера интересовала касса, которую при правильной подаче мог собрать этот фильм. Но директива, поступившая от Гиммлера, перечеркнула надежды обоих. Шеф СС в очередной раз запрещал привлекать внимание государственных органов и европейской общественности к проблемам Тибета.
После изучения отчета Брандт вновь обратил внимание Шефера на сохранение полной секретности:
Позаботьтесь, пожалуйста, о том, чтобы ни из-под Вашего пера, ни из-под пера какого-либо участника Вашей экспедиции не появлялись статьи и материалы, которые не были бы согласованы с рейхсфюрером СС. Рейхсфюрер СС считает недопустимым, чтобы наши враги смогли установить связь между путешествием д-ра Шефера в Тибет и возможностью повторения экспедиции в данный регион с военными целями. По этой причине фильм не может появиться в ближайшее время в прокате. <…> Как только рейхсфюрер посчитает, что пришло время, он тут же воспользуется Вашими предложениями насчет организации рекламы фильма. До этого момента Вы не должны распространяться о киноленте ни среди знакомых, ни среди работников газет. <…> Рейхсфюpep с нетерпением ждет закрытого кинопоказа, который вы должны провести для него после монтажа ленты.
 
Такой «закрытый кинопоказ» действительно состоялся. 10 июня 1942 года подготовленный материал был продемонстрирован рейхсфюреру в кругу его близких друзей. Забавный факт – демонстрация проходила в священном для эсэсовцев замке Кведлинбург, где якобы захоронены останки Генриха I Птицелова. А ведь мы помним, что Генрих Гиммлер считал себя реинкарнацией этого германского короля.
Кинолента «Тайны Тибета» все-таки стала событием, но много позже, когда прошла через Центр научно-популярных фильмов Имперского министерства пропаганды. В декабре 1942 года министр Йозеф Геббельс первым ознакомился со 105-минутной прокатной версией фильма и дал ему очень высокую оценку. Премьера должна была состояться 16 января 1943 года, в присутствии Свена Гедина, прибывающего на открытие института его имени.
Один из сотрудников «Аненербе», работавший в отделе Шефера, делился с другом своими впечатлениями:
Фильм произвел фурор не меньший, чем сама экспедиция Шефера. Лента великолепная, в некоторых местах я задыхался от восторга. Понятно, почему по политическим причинам его до сих пор не показывали широкой публике. В связи с открытием Института исследования Азии этот фильм был впервые официально продемонстрирован. Я воспринимал его не как научно-популярный, а как полнометражный художественный фильм. Высокие зарубежные гости также пребывают под впечатлением. Все чествовали Свена Гедина. Затем в министерстве пропаганды была дана большая пресс-конференция для зарубежной прессы. Вскоре стартует широко задуманная рекламная кампания фильма. Почти во всех газетах появляются фоторепортажи или прошлые сообщения экспедиции. Все газеты, даже бульварные листки, пишут о Тибете.
Действительно, о фильме много писали в немецких газетах. При этом нередко появлялись перепечатки прошлых очерков Эрнста Шефера, в которых он рассказывал о культурной и повседневной жизни Тибета. Всего вышло около трехсот статей, не считая мелких заметок, о фильме «Тайны Тибета», но ни в одной из них даже не упоминался Отдел Центральной Азии и экспедиций, не говоря уже об «Аненербе».
Шефер и сам подключился к рекламе фильма. Он придавал большое значение тому, чтобы его имя и имена участников тибетской экспедиции как можно чаще появлялись на страницах газет. Получив разрешение Гиммлера, Шеффер составил подробный план того, как, по его мнению, надо организовать прокат фильма. В частности, перечислял города, в которых накануне показа киноленты он должен выступать с короткими докладами. В некоторых случаях его могли подменять другие участники тибетской экспедиции. Премьера фильма в столицах германских земель «должна была проводиться при тесном взаимодействии со всеми структурами СС». Шефер постоянно акцентировал внимание на «политико-пропагандистском значении фильма», что должно было способствовать покрытию финансовых издержек его отдела в «Аненербе». Но в первую очередь он хотел, чтобы «Тайны Тибета» были показаны в городах, являвшихся университетскими центрами.
 
Как и ожидалось, появления фильма на широких экранах значительно способствовало росту интереса немецкого общества к Тибету. Германской публике впервые предлагалось самой увидеть подлинные кадры из жизни страны, затерянной в горах где-то между Индией и Китаем. А в силу того, что выход фильма «Тайны Тибета» совпал со Сталинградской битвой, он выполнял еще и немалую психотерапевтическую функцию: национал-социалистической пропаганде требовался повод, чтобы еще раз утвердить достижения «славных германцев». И пусть в данном случае то были не солдаты, а ученые – в ситуации надвигающейся общенациональной катастрофы разница между ними не имела существенного значения.
  
 ИСКУССТВО ТИБЕТА
Искусство Тибета — художественное творчество, которое развивалось в различных государствах и княжествах, существовавших на территории Тибета в разных формах с древности по 1951 год.
Тибет представляет собой огромный горный массив, с древних времён окружённый тремя великими цивилизациями — иранской, индийской и китайской, которые к моменту появления первого тибетского государства насчитывали уже не одно тысячелетие своего развития. В силу этого, раннее тибетское искусство находилось под влиянием разных тенденций этих трёх мировых культур.
Самые ранние памятники тибетского искусства восходят к эпохе неолита. Именно этим временем (IV—III тысячелетие до н. э.) датируются наскальные изображения животных — яка, лошадей, антилоп, изображения птиц и людей, найденные в Тибете. Более поздние наскальные рисунки отображают сцены охоты.
С формированием раннего тибетского государства, которым правила династия Ярлунг (I—II вв. до н. э. — 846 г. н. э.), появилось искусство, связанное с доминировавшей в то время религией бон. Для правителей этой династии строились каменные гробницы, а в похоронных ритуалах использовалась параферналия, созданная тибетскими мастерами — трон из сандалового дерева, золотая статуя правителя, которая размещалась на нём, а также серебряные гробы для погребения останков. Рядом с гробницами устанавливались каменные статуи львов, в стилистике которых исследователи усматривают китайское влияние.
Серьёзные перемены в тибетском искусстве произошли в VII веке с приходом буддизма. Стали строиться первые храмы и монастыри, которые украшались скульптурами и живописью. Мастера, прибывшие в Тибет из Индии, принесли с собой более развитые технологии производства предметов искусства. Эти технологии, а также становление тибето-буддийского пантеона и оригинальной тибето-буддийской науки, привели к появлению самобытного тибетского искусства. Существует несколько точек зрения, относительно того, когда тибетское буддийское искусство «отпочковалось» от различных иностранных влияний и стало «самостоятельным». Наиболее логичным представляется мнение английского искусствоведа Р. Фишера, который считает, что самостоятельное тибето-буддийское искусство сложилось тогда, когда оно «…достигло идентичности, соответствующей культуре», то есть, стало обретать формы, необходимые для удовлетворения потребностей складывающейся религиозной культуры, которая в Тибете представляет собой смесь буддизма и местных шаманский верований. Если для изображения буддийских божеств существовала разработанная в Индии иконография, то для изображения тибетских местных божеств, которые были включены в буддийский пантеон, иконография разрабатывалась непосредственно в Тибете. Таким образом, формирование оригинального тибетского буддийского искусства можно отнести к концу X века. Подобно любому национальному искусству оно было синтетическим и включало влияние разных иноземных традиций.
В отличие от архитектуры Тибета, в рамках которой естественным образом существуют не только религиозные, но и светские сооружения, изобразительное искусство Тибета носит исключительно религиозный характер; оно основывается на буддийской истории и мифологии, а также истории и мифологии религии бон.
 
Архитектура
В связи с тем, что на ранних этапах своей истории большая часть населения Тибета принадлежала кочевой культуре, базовым элементом тибетской архитектуры являлась круглая кочевая юрта. От периода ранних тибетских царей из династии Ярлунг (I—II вв. до н. э. — 846 г. н. э.) сохранились каменные гробницы, также имеющие круглую форму. Вероятно, загробное жилище царей повторяло по форме их прижизненное обиталище. Позднее тибетские князья, наряду с использованием юрт, строили каменные крепости, служившие надежной защитой в период войн. С развитием тибетской цивилизации строительство обрело более разнообразный и усложнённый характер, как функционально, так и технологически.
Тибетские архитектурные сооружения разделяются по своим функциям на три основные типа: жилище крестьянина-фермера, светский дворец-крепость, и храм (монастырь).
Жилище фермера — это обычно каменный дом в три этажа, в нижней части которого размещался скот, на втором этаже — хранилище продуктов и корма для скота, а на верхнем жили люди. К верхнему этажу часто пристраивалась веранда или балкон, который своей лёгкостью контрастировал с массивными стенами дома. У фермерского дома обычно несколько маленьких окон и плоская крыша. Перед фронтоном дома располагался двор (иногда он был довольно большой, и окружал дом со всех сторон).
Крепости, которые строили тибетские князья, как правило, возводились на склоне горы и имели несколько этажей. Эти крепости одновременно служили для тибетской аристократии дворцами. Шедевром такого типа сооружения является знаменитый дворец Потала в Лхасе, возведённый в XVII веке — он служит одновременно крепостью, монастырём и дворцом для далай-лам. Тибетские дворцы-крепости имеют лаконичную прямоугольную форму, немного сужающуюся кверху; полагают, что их архитектура развилась из простого фермерского дома. Такого типа архитектуру тибетцы возводили столетиями, ничего по существу в ней не меняя.
Здания тибетских монастырей в архитектурном отношении также следовали прямоугольной сужающейся кверху форме. Их строили из камня или сушёного на солнце кирпича, с узкими окнами, закрытым двориком и стенами, выкрашенными в белый цвет. Несмотря на то, что буддизм в Тибет пришёл одновременно из Индии и Китая, архитектура тибетских монастырей отличается от индийских и китайских прототипов, неся в себе всё ту же матрицу обычного фермерского дома. Однако каркасы зданий имеют сходные черты с китайской архитектурой периода Тан (618—907), а деревянные резные колонны внутри храмов ведут своё происхождение из индийской храмовой архитектуры.
Буддийская архитектура Тибета в свою очередь делится на три основных элемента: два функциональных и один символический. Все три пришли из Индии, влияние науки и искусства которой на ранних этапах распространения буддизма в Тибете было очень велико. Первым функциональным элементом буддийской архитектуры является место для молебнов и медитаций монахов (чайтья), вторым — место, где непосредственно жили сами монахи (вихара). Третьим (символическим) элементом является чортен, который представляет собой тибетскую разновидность индийской ступы (или дальневосточной пагоды). Чортен является предметом поклонения, это сооружение куполообразной формы, в которое заключался волос Будды или какие-то иные священные буддийские реликвии (в более позднее время в чортенах хоронили выдающихся монахов). Чортены имели самые разные размеры, от небольших настольных статуй, до огромных архитектурных сооружений, вокруг которых совершался ритуальный обход.
Традиционный тибетский монастырский комплекс, особенно в ранний период, в своём наземном плане следовал схеме мандалы. Симметричный план архитектуры монастырей был отражением космологических представлений о вселенской гармонии с горой Меру в центре мира. В XVII—XVIII веках конфигурация мандалы уступила место иерархической системе, где верхние этажи имели более важное значение — они были местом проведения наиважнейших ритуалов, а двор предназначался для второстепенных церемоний, таких, например, как ритуальные танцы. В дальнейшем слияние религиозной и светской власти, произошедшее с объединением Тибета под властью ордена Гелуг, привело к синтезу дворцового и монастырского зодчества, как это нашло отражение в архитектуре дворца Потала в Лхасе.

Самые ранние экземпляры тибетской буддийской архитектуры, созданные первыми царями династии Ярлунг, не сохранились (по крайней мере, в своёй первоначальной форме). Наиболее ранние из сохранившихся храмов — Самъе, и Рамоче (Лхаса) также мало содержат в себе от первоначальных форм. Ранние храмы на западе Тибета находятся в разрушенном состоянии (напр. от большого монастырского комплекса Тхолинг, построенного ок. 1000 года сохранилось только два здания). Большинство тибетских монастырей было безжалостно разрушено в ходе китайского вторжения и «культурной революции» 1960-х годов (по оценкам западных специалистов — более 90 %).
 
Скульптура
Тибетская скульптура создавалась из самых разных материалов: прессованной земли (писэ), глины, дерева, камня, металлов, иногда из кости, и покрывалась золотом, украшалась драгоценными камнями, расписывалась красками и узорами. Металлическая скульптура изготавливалась из сплава меди, цинка и латуни в разных процентных соотношениях (в некоторых случаях в сплаве использовалось до пяти и более металлов — для соблюдения правил символики, поскольку каждый металл имел символический смысл). Наряду с круглой скульптурой в Тибете были распространены барельефы, вырезавшиеся из камня.
Тибетская скульптура имела разные размеры: в храмах устанавливались гигантские статуи Будды, а также статуи божеств и святых размером в человеческий рост (они лепились из глины, или вырезались из дерева, затем расписывались художниками и включались в общую систему росписей зала; храмовые скульптуры также отливались из металла); для частных медитаций и молитв изготавливались портативные статуэтки божеств, как правило, из металла или дерева, которые легко и удобно можно было перевозить — эта традиция была завезена в Тибет монахами из государства Палов. Скульптурные изображения божеств были подчинены строгим правилам иконометрии — соотношения пропорций всех частей тела, которые у разных разрядов божеств были разными.
Отдельным и крайне оригинальным тибетским жанром является так называемая масляная скульптура, которая развилась из подношений-торма (её делали буддийским божествам по праздникам). Технология производства такой скульптуры существует до сих пор. Она изготавливается из масла молока яков, которое смешивают с цампой, получая эластичное тесто, в которое добавляют разные натуральные красители и лепят не только фигурки божеств, но даже целые скульптурные композиции. Эта крайне эфемерная скульптура выставляется в храмах зимой и только ночью, так как в другое время она может растаять — она служит символом быстротечности и иллюзорности бытия. Своим видом она напоминает восковые фигуры, а наиболее традиционными её сюжетами являются житие Будды и прибытие в Тибет китайской принцессы Вэньчэнь.
 
Краткая история.
Несмотря на то, что до принятия буддизма в Тибете существовала местная скульптурная традиция (напр. гробницы ранних тибетских царей украшали скульптуры каменных львов-охранителей), более-менее последовательная её история начинается с приходом буддизма. Царь Сонгцен Гампо (627—649) объединил разрозненные части Тибета в одну империю и ввёл в Тибете буддизм. Он женился на двух принцессах-буддистках — китайской и непальской, каждая из которых привезла с собой статуи буддийских божеств. Одна из них — статуя Будды Шакьямуни сохранилась и до сих пор является самой почитаемой тибетской святыней. К наиболее ранним примерам тибетской скульптуры относится также глиняная расписная статуя Сонгцена Гампо во дворце Потала, в Лхасе, выполненная ок. 830г в реалистическом стиле.
После падения династии Ярлунг (842г) в Тибете наступил долгий период хаоса и междоусобных войн, который закончился только к началу XI века. В это время начался второй период распространения буддизма, который ознаменовался появлением новых буддийских орденов и строительством новых монастырей. В X—XIII веках стиль тибетской скульптуры складывался под сильным влиянием художественной традиции Кашмира и правившей на востоке Индии династии Пала, которая покровительствовала буддизму.
Скульптура западного Тибета демонстрирует большее влияние кашмирских мастеров (напр. бронзовая статуя Будды Шакьямуни из Кливлендского музея искусства, выполненная ок. 1000г, имеющая надпись о принадлежности Нагарадже — сыну Еше О), а скульптура центрального Тибета — влияние мастеров пальских (Будда Майтрейя из монастыря Нартханг, пров. Цанг, выполненная ок. 1093г). Важными художественными центрами были центрально-азиатские княжества, такие как Хотан или Хара-Хото. В некоторых тибетских скульптурах XII—XIII веков видно определённое влияние Хотана, в частности в моделировке одеяний Будды и иных божеств (статуя Будды в главной капелле монастыря Иванг, центральный Тибет, кон. XII в). Кашмир, Тибет и Хотан в этот период имели тесные контакты, и этим объясняется влияние хотанских мастеров.
XIII—XIV века в Тибете были временем доминирования непальского искусства. Западный Тибет большей частью находился под властью непальской династии Касья-Малла, а захватившие Китай монголы во главе с Хубилай Ханом сделали непальское искусство едва ли не официальным стилем своей династии. Тем не менее, в скульптуре центрального Тибета бытовало стилистическое разнообразие, в рамках которого смешивались самые разные художественные элементы и приёмы. Напр. в монастыре Дригунг сохранились крупные статуи Падмасамбхавы и Будды Амитаюс, датируемые XIV веком, в которых индийское изящество и пропорциональность сочетаются с китайского типа драпировкой одежд. От этого периода сохранился целый ряд позолоченных бронзовых статуэток; в некоторых из них исследователи усматривают влияние скульптуры Хотана. В западном Тибете в XIII—XV веках особенно популярным сюжетом, как в живописи, так и в скульптуре, были изображения Пяти Трансцендентных Будд.
В XV—XVI веках тибетская скульптура, особенно металлическая, достигла большей тонкости в исполнении, большего разнообразия орнаментов, украшающих одежду божеств и прочий сопутствующий антураж. В середине XV века в Гьянце был построен храм Кумбум, в котором сохранилась огромная статуя Будды Вайрочаны, выполненная из стукко, расписанная красками и покрытая лаком. В ней сочетаются черты индо-непальского стиля и китайского типа драпировка одежд. В столь же великолепном стиле, как скульптура и живопись монастыря Кумбум, исполнены статуи в храме Пельджор Чоде (Гьянце, пров. Цанг) — их причисляют к лучшему из того, что было создано в тибетской скульптуре. Статуи в этих храмах послужили источником для вдохновения других тибетских мастеров и в дальнейшем имели отклик, как в крупной скульптуре, так и в более мелкой пластике. В XVI веке эту же стилистику можно видеть в выполненной из стукко скульптуре храма Цапаранг в западном Тибете (1-я пол. XVI века). Бронзовые статуэтки божеств в той или иной степени придерживались этого основного направления, разнообразя его небольшими вариациями.
Скульптуру XVII века можно считать пиком мастерства тибетских художников. В лучших примерах она достигла декоративного богатства, изящества форм и тонкости исполнения. В одной скульптуре могли сочетаться металлы разного цвета. Например, тело статуэтки Белой Тары (XVII в, Азиатское общество, Нью-Йорк) выполнено из серебра, а её украшения из золота с полудрагоценными камнями. Конец XVII — нач. XVIII вв. было временем интенсивных контактов Тибета с Китаем, поэтому было очень сильным влияние китайских мастеров, которые сумели непальскую традицию времён династии Юань сочетать с характерно китайской любовью к изящной линии. Некоторые китайские императоры были приверженцами тибетского буддизма Ваджраяны, поэтому в китайском религиозном искусстве был распространён так наз. сино-тибетский стиль, представляющий собой синтез тибетского и китайского искусства. Особенно он проявил себя на востоке Тибета, традиционно близком Китаю. В Монголии, находившейся под духовным покровительством тибетского Далай Ламы, в это время работал выдающийся скульптор Дзанабадзар (1635—1723), создававший превосходные позолоченные статуи, многие из которых сохранились до наших дней.
XVIII—XIX века были продолжением тенденций, заложенных в XV веке в Гьянце и развитых в XVII веке мастерами Тибета, Китая и Монголии. Изготавливались великолепные статуи из позолоченной бронзы и других материалов. Крупные статуи (более 1 м высотой) часто вырезались из дерева, покрывались росписью, золотом и лаком. Особенно реалистично выглядят скульптурные изображения святых-наставников, которые несут в себе явные черты портретного сходства с прототипом. В лучших экземплярах тибетские скульпторы достигают тонкого баланса между реалистичностью в изображении лица и фигуры и декоративностью в передаче складок тканей одежд и узоров, украшающих одежду и всю композицию в целом.
 
 
  Живопись Тибета
Подобно скульптуре, живопись Тибета также была посвящена изображению божеств буддийского пантеона и выдающихся монахов-наставников. Она очень разнообразна и тематически и стилистически. Кроме изображения божеств и сцен из жития Будды в тибетской живописи существовал портрет, а с XVIII века появились иконы-танка с изображением архитектуры в пейзаже (священные монастыри). В своих начальных стадиях она находились под сильным влиянием индо-буддийской традиции. С XIII века усилилось влияние непальских мастеров. В XV веке в тибетской живописи произошёл синтез индо-непальских и китайских художественных приёмов, что привело к созданию стиля «менри», который стал основой развития тибетской живописи в последующие столетия. В картины стали включаться элементы пейзажа, позаимствованные из традиционной китайской живописи. В XVIII—XX веках в тибетской живописи существовало множество региональных стилей, которые имели как различия, так и некоторые сходные черты.
 
Прикладное искусство
Ритуалы тибетского буддизма и религии бон требовали создания разнообразных культовых предметов, используемых в богослужениях. Для их изготовления применяли самые разные материалы: драгоценные металлы (особенно серебро), драгоценные и полудрагоценные камни, дерево, масло из молока яков, глину, бумагу, и даже человеческую кость. Ритуальные кинжалы «пхурба», с помощью которых изгоняли злых духов, обычно делали из железа и позолоченной бронзы. Из этого же материала делали «ваджру» (тиб. «дордже») — буддийский скипетр-символ, который в сочетании с колокольчиками «гханта» символизировал метафизическое соединение мужского и женского начала. Подобный скипетр-символ существует и у адептов религии бон — он называется «юнгдрунг» (санскр. «свастика»).
Буддийские ритуалы требовали множества разных сосудов — их делали из латуни и серебра, украшали горным хрусталём, и полудрагоценными камнями. Для особых ритуалов изготавливались чаши-габала; правила требовали, чтобы для этого использовался человеческий череп. Из человеческой берцовой кости делались и особые музыкальные инструменты, используемые в некоторых обрядах изгнания духов. Другие музыкальные инструменты — трубы и колокольчики делали из бронзы и серебра с позолотой. Особо почитаемым буддистами предметом поклонения является «чортен» — реликварий особой формы, в который заключали какую-либо священную реликвию. Как правило, чортены делали из позолоченной бронзы. Существовали также миниатюрные образы для медитаций — «ца-ца». Их изготавливали из разных твёрдых материалов — бронзы, камня, обожжённой глины и т. д. Все ритуальные предметы тибетские мастера покрывали разнообразными узорами и стилизованными изображениями животных и растений.
Особым видом рукоделия было изготовление икон-танка не с помощью росписи красками, а вышивкой шёлком или путём наложения аппликаций из разноцветных тканей. Это искусство пришло в Тибет из Китая, и было распространено в восточном и центральном Тибете. Сохранившиеся экземпляры таких изделий свидетельствуют, что тибетские мастера достигли высокого уровня в этом искусстве.
В Тибете также было развито ковроткачество. Тибетские ковры делали из овечьей шерсти, выкрашенной натуральными красителями. Традиция производства ковров в Тибете насчитывает по меньшей мере одну тысячу лет.
   
ТИБЕТСКАЯ АСТРОЛОГИЯ
Тибетская астрология (Вайли: tsis) — традиционное тибетское учение, сочетающее в себе элементы китайской и индийской астрологии. Будучи тесно связанной с традиционной тибетской медициной, является важной частью тибетской культуры.
История появления
Тибетская астрология представляет собой синкретическую систему, в которой обычно выделяется две основные части:
Карци (Вайли: skar rtsis) — «белая» астрология, или астрология «звёзд», возникшая под влиянием индийской астрологии. В ней используются математические вычисления, роднящие её с западной астрологической традицией.
Чжунци (Вайли: byung rtsis) или нагци (Вайли: nag rtsis) — астрология «элементов», или «чёрная» астрология, возникшая под влиянием китайских источников. В ней подсчёты сведены к минимуму, но больше психологических интерпретаций.
Цветовые различия связаны с тибетскими названиями для Китая (Вайли: rGya-Nag — «черное пространство») и Индии (Вайли: rGya-dKar — «белое пространство»)[5], а также соотносятся с цветом одежд: индийцы носили белые, китайцы — преимущественно чёрные одежды.
Одними из самых ранних текстов, проникших на Тибет, были шиваистские астрологические тантры, такие как Шива-свародая-тантра. Китайская ветвь тибетской астрологии получила импульс к развитию после женитьбы тибетского царя Сонгцена Гампо на китайской принцессе Вэньчэн в середине седьмого века, которая, как считается, привезла с собой ряд китайских астрологических и медицинских трактатов.

А согласно легенде, астрология элементов (нагци) была принесена на Тибет Конфуцием, которого тибетцы называют Конгце.[2] Он является важным персонажем эпоса о Гэсэре и рассматривается как воплощение Манджушри. Астрология элементов основана на использовании в расчётах точного времени рождения и наиболее часто используется для построения гороскопов.
Появление белой астрологии (карци) связано с переводом с санскрита на тибетский язык Калачакра-тантры в 1027 году. В тот год, так называемый год огненного зайца, 60-летний астрологический цикл рабджунг (тиб. རབ་བྱུང༌།, Вайли rab byung) был положен в основу тибетского календаря.
Один из разделов белой астрологии, янчар (Вайли: dbyang char — «проявление через гласные звуки»), сформировался под влиянием Шива-свародая-тантры и Калачакра-тантры.[5] Эта система также схожа с западной астрологией. В ней используются обширные астрономические вычисления, рассматриваются пять планет (Меркурий, Венера, Марс, Юпитер, Сатурн), Солнце, Луна, оба лунных узла (Раху и Кету), а также применяется нумерология. Астрологическая система Калачакры в чистом виде исключает из рассмотрения Кету (южный лунный узел).
Предсказание (тиб.: мо) занимает важное место в жизни тибетцев и имеет разнообразные формы, такие как астрологические расчёты, различные гадания, медиумические прорицания.[7] Во многих мелких ежедневных вопросах тибетцы используют для гадания чётки. Другие распространённые способы — сверка с «благоприятными» или «неблагоприятными» днями в астрологическом альманахе, распознавание предзнаменований, бросание игральных костей. Для более детальных прогнозов тибетцы обращаются к астрологам.
Астрология используется также в тибетской геомантии (Вайли: sa dpyad), сложившейся под влиянием различных культур.[8] К геомантии обращаются за помощью при возведении зданий и для других действий, связанных с причинением беспокойства Земле. В этом случае на астрологические расчёты полагаются, чтобы подобрать необходимое время для овладения местностью, выполнения обрядов освящения для противодействия негативным влияниям, для синхронизации различных фаз проекта.
Астрологические расчёты являются неотъемлемой частью жизни большинства тибетцев.[2] Тибетцы обычно планируют свою жизнь в соответствии с астрологическими данными, выбирают день для свадьбы, начала путешествия, строительства, посева зерновых, сбора урожая или других событий, ориентируясь на рекомендации астролога.[2] Институт тибетской медицины и астрологии Мен-ци-кханг ежегодно публикует астрологический альманах, который является официальным тибетским календарём, и в котором отмечаются «благоприятные» и «неблагоприятные» дни.
Мен-ци-кханг был воссоздан[9] в Дхарамсале по инициативе Далай-ламы XIV для сохранения и развития тибетской медицины и астрологии. Сам Далай-лама, считая астрологию важной частью тибетской культуры, не верит в неё, говоря, что «Будда сказал: что бы ни случилось, это результат вашей кармы, ваших действий и случайности».
В Тибетском автономном районе, входящем в состав КНР, астрология попадает в разряд суеверий, и согласно культурной политике Китая различные формы предсказаний и гаданий находятся вне закона. Это ограничение повлияло на практику тибетской медицины во многих аспектах (аналогично снизилось использование И-Цзин в традиционной китайской медицине).
  
 
______________________________________________________________________________________________________________
ИСТОЧНИК ИНФОРМАЦИИ И ФОТО:
Команда Кочующие.
Мартынов А. С. «Статус Тибета в XVII—XVIII веках в традиционной китайской системе политических представлений», — М.: Наука, 1978.
Козлов П. К., Тибет и Далай-лама, Петербург: 1920, на сайте «Руниверс»
Овчинников В. В. «Вознесение в Шамбалу»
Кузьмин С. Л. Скрытый Тибет: история независимости и оккупации. СПб.: изд. А. Терентьева, 2010
Цендина А. Д. Масляная скульптура // …и страна зовется Тибетом. — М.: Восточная литература, 2002. С. 263—269.
Van Walt van Praag M.C. 1987. The Status of Tibet: History, Rights, and Prospects in International Law. Boulder, Colorado: Westview Press.
И.Гарри. Буддизм и политика в тибетском районе КНР. Улан-Удэ, 2009.
Powers J., Templeman D. Historical Dictionary of Tibet. — Scarecrow Press, 2012. — 794 с. — ISBN 9780810868052.
Кычанов Е. И., Мельниченко Б. Н. История Тибета с древнейших времен до наших дней. — М: Восточная литература, 2005. — 351 с. — ISBN 5-02-018365-2.
Гонпо Таши Андругцанг. 4 реки, 6 горных цепей. Воспоминания о движении Сопротивления в Тибете. — Москва: фонд «Сохраним Тибет», 2014. — 108 с. — ISBN 978-5-05792-14-4.
 Karmay, Samten C. The Great Fifth. — 2005. — P. 1. 
Flickr: Photos tagged with potala, photos likely of Potala Palace
Ли Цинси. Традиционная архитектура Китая. — Пекин: Межконтинентальное издательство Китая, 2002. — С. 21—49. — (Основные сведения о Китае). — ISBN 7-80113-827-9.
Китайские памятники мирового наследия. — Пекин: Межконтинентальное издательство Китая, 2003. — С. 18—27. — ISBN 7508502272.
Достопримечательности Китая.
China Central Television, The Palace Museum. Gugong: "XI. Flight of the National Treasures" [Documentary]. China: CCTV.
Stein, R. A. 1962. Tibetan Civilization. First published in French. English translation by J. E. Stapelton Driver. Reprint: Stanford University Press (with minor revisions from 1977 Faber & Faber edition), 1995. ISBN 0-8047-0806-1 (hbk); ISBN 0-8047-0901-7 (sbk).
Yeshe De Project. 1986. ANCIENT TIBET: Research Materials from The Yeshe De Project. Dharma Publishing. Berkeley. ISBN 0-89800-146-3
Козлов П. К. Тибет и Далай-лама, Петербург: 1920
Кузьмин С. Л. Скрытый Тибет: история независимости и оккупации. С.-Петербург: изд. А. Терентьева, 2010
Кузьмин С. Л. Тибетское государство: исторические факты и международное право. — Eurasia: statum et legem (Евразия: государство и право), № 1(4), 2015, с. 148—157
Кычанов Е. И., Мельниченко Б. Н. История Тибета с древнейших времен до наших дней — М.: Вост. лит., 2005—351 с. — ISBN 5-02-018365-2
Ефимов Е. Г. К вопросу о результатах миссии Дж. Болгя в Тибете (1774—1775 ГОДЫ) // Вестник Волгоградского государственного университета. Серия 4: История. Регионоведение. Международные отношения. 2006. № 11. С. 146—149.
Дмитриев С. В., Кузьмин С. Л. Что такое Китай? Срединное государство в историческом мифе и реальной политике. // Восток (Oriens), № 3, 2012, с.5-19.
Дмитриев С. В., Кузьмин С. Л. Империя Цин как Китай: анатомия исторического мифа // Восток (Oriens), № 1, 2014, с. 5-17.
Гималаи // Большая советская энциклопедия : [в 30 т.] / гл. ред. А. М. Прохоров. — 3-е изд. — М. : Советская энциклопедия, 1969—1978.
Имаус // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
 Гималаи. Географическая энциклопедия. 
Mosques in Lhasa, Tibet (October 27, 2005).
Гималайские горы // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
Чжан Би Юй. Тенденции развития туристического комплекса Китая. — Москва, 2015. 
Вадим Чернобров "Энциклопедии загадочных мест"
Аномальные зоны в Гималаях.

 

ВложениеРазмер
tibet1 (1).jpg271.48 КБ
tibet1 (2).jpg42.54 КБ
tibet1 (3).jpg266.9 КБ
tibet1 (4).jpg162.6 КБ
tibet1 (5).jpg397.14 КБ

Комментарии

Отправить комментарий

Фотографии на сайте размещены в качестве научного, информационного, учебного и культурного материала без цели извлечения прибыли.

Контактная информация:

Капитан команды Кочующих (он же главный по сайту):
Хафизов Ахат - Hafizow@yandex.ru

Продвижение сайта в интернете:

Лоцман команды Кочующих
Бортяков Андрей - abortyakov@yandex.ru