Свято-Николо-Тихонов монастырь

Эта необщежительная обитель находится в 5-ти верстах от заштатного города Луха и в 25 верстах от Вичуги, станции Московско-Ярославско-Архангельской железной дороги. Основание ей положено было в конце 15 века одним из известных подвижников благочестия преподобным Тихоном. О жизни этого святого сохранились рукописные сказания. Они повествуют, что подвижник не был местным уроженцем, а происходил из Малороссии из той ее местности, которая была подвластна княжеству Литовскому, тогда исповедовавшему католичество. 
  

 
 Преподобный служил в войске литовского князя, и ему предстояла блестящая будущность; но искреннее желание послужить одному только Господу заставило его бежать от соблазнов мира и искать прибежище в стране православия, на святой Руси.

Преподобный прибыл сначала в Лавру Сергия Радонежского и здесь принял иночество. Но многолюдная жизнь этой обители не удовлетворяла склонности Тихона к уединенной жизни, и он скоро отправился на север, в его леса и пустыни. Посетив здесь различные монастыри, он достиг, наконец, Луховской области. Здесь он и поселился неподалеку от нынешнего города Луха, в густом сосновом лесу, и построил себе небольшую келию. Строгая подвижническая жизнь его не могла укрыться от местных жителей. К преподобному начали приходить многие, искавшие уединения и подвигов. Скоро у келии преподобного были возведены новые келии, и, наконец, образовалась целая обитель.

Проходили века... Монастырь Св.Тихона несколько раз то возвышался и достигал известности и благоустройства, то, опустошаемый во время войн на Руси вражескими набегами, нисходил до степени беднейшей пустыни. 
К началу минувшего 19-го столетия обитель стала постепенно отстраиваться и теперь, украшенная несколькими благолепными храмами и населенная иноками, ведущими строгую подвижническую жизнь, она является одним из тех монастырей, куда стекается множество паломников богомольцев.

В Тихоновой обители 4-е каменных храма: холодный Крестовоздвиженский, теплый, в честь Смоленской иконы Богоматери, над Свв. Воротами, во Славу преображения Господня и в честь Покрова Богоматери и преп.Тихона, основателя обители. Эта церковь находится на первоначальном месте подвигов преподобного, в урочище «Пустынника». Главную святыню обители составляют нетленные мощи ее основателя, покоящиеся здесь под спудом. На раке мощей замечательна художественно написанная икона преподобного. В соборном Храме находится и другая святыня обители - Смоленская икона Божией Матери, чудного древнего письма. Этот образ почитается местными жителями как чудотворный.

Предание говорит, что пред этою иконою имел обыкновение часто молиться преп.Тихон, и ею он благословил перед смертью своих учеников. В этом же храме находится и икона преподобного Тихона, которая приносится во всех крестных ходах обители, а жители не только местных но и отдаленных сел и деревень часто с молитвами берут ее в свои дома. Как в Лавре преподобного Сергия Радонежского сохраняются ризы, в которых он священнодействовал, так и в обители Св.Тихона сохранились его церковные облачения, рукописные церковно-богослужебные книги и другие предметы церковного обихода. Сохранилась и соха, в которую он впрягался сам, обрабатывая со своими учениками монастырское поле, а также уцелел ковш работы самого преподобного. Возле церкви и доселе бережно охраняется колодезь, выкопанный Св.Тихоном. Особенным торжеством в обители отмечается день памяти преподобного - 16 июня. Луховский монастырь полон тогда богомольцами. Ежегодно 26 июня совершается в этой обители крестный ход вокруг стен монастыря. Управляет обителью игумен. («Православный русские обители» - С-Петербург: Воскресение, 1994 - с.259-261) Таков был монастырь к началу 20-го века. 20-й век - триумф и трагедия Николаевского монастыря, его новое возрождение Торжественное празднование 400-летия со дня кончины Тихона Лухского сменилось жестокими событиями «красного террора», когда была предпринята попытка полного уничтожения этого духовного источника, великого по своему внутреннему значению для православной страны. Такого варварства Тихонова пустынь не припомнит...

Но варваров нашла и покорила сила Божия. Начало восстановлению монастыря было положено в 1991 году и ознаменовано чудом. 16 июля 1995 года Священный Синод под председательством патриарха Алексия II удовлетворил ходатайство Высокопреосвященнейшего Архиепископа Амвросия о благословении открытия Свято-Николо-Тихонова мужского монастыря для возрождения в нем монашеской жизни. Ныне наместник Тихоновой пустыни - игумен Агафон.

«В монастыре 26 насельников, из них 3 священника 1 иеродиакон. Монастырь имеет около 30 га пахотной земли и собирается присоединить еще 25 га. В подсобном хозяйстве монастыря имеется 1 трактор, 2 автомашины, лошадь, 7 голов крупного рогатого скота. Монастырь сеет пшеницу, овес, сажает овощи и картофель. Есть необходимый набор сельхозорудий.

Литургия и вечернее богослужения совершаются ежедневно, по праздникам проходят крестные ходы.

Монастырь противостоит секте «Свидетели Иеговы», которые существует в соседнем поселке городского типа - Лухе. Секта более 2-х лет пыталась распространить свое влияние на поселок, но преуспеть в этом не смогла, во многом благодаря миссионерской деятельности обители. Предполагается в дальнейшем открыть в монастыре духовную школу. Летом 1997 года насельники обители принимают участие в покаянном крестном ходе из Нижнего Новгорода в Дивеево». (Годовой отчет о состоянии Ивановской епархии за 1997 год - с. 8-9). 
   
  
ОПИСАНИЕ МОНАСТЫРЯ И ХРАМОВ
Никольский монастырь, известный более как Тихонова пустынь, был мужским. Основан в конце XV в. преподобным Тихоном Луховским (умер в 1503 г.). В период Литовского мятежа и разногласий католической и православной церквей к нему был расположен князь Ф.И.Бельский. Переход последнего из Литвы в Москву совершился в 1482 г. В том же году Тихон прибыл в Москву. С 1498 г. Бельский становится владельцем местности, где по инициативе Тихона создается монастырь "по уставам и правилам Святой Православной церкви". В основу иноческого жития Тихон положил начала общины, не распространенные в малых монастырях. Завет нового монастыря - нестяжательство и трудолюбие.
Князь Д.Бельский, сын Федора Ивановича, построил в монастыре на свои средства деревянную Дмитровскую церковь в начале XVI в. Первым игуменом обители был старец Пафнутий. В 1678 г. монастырь сгорел. В этот же год посадский человек из Луха Максим Федоров ("сын попов") заявил о своем намерении "построить на свое иждивение" каменный храм в честь Воздвижения Животворящего Креста Господня.


 
С 1698 г. обитель находилась в подчинении суздальского Воскресенского монастыря, а с 1743 г. приобретает самостоятельность. За 50 лет не было ни одного нового строения, а "бывшие пришли в упадок". В последние годы XVIII в. при деятельном игумене Сергие появляются новые постройки и подновляются старые. В этот период монастырь переходит в ведение Костромской епархии. В начале XIX в. было построено духовное училище, два придела к Крестовоздвиженской церкви, каменная колокольня и каменная ограда с часовнями.
 
Ансамбль Никольского монастыря расположен в центральной части села. Вместе с находящейся напротив него (с запада) Покровской церковью образуют своеобразное архитектурное ядро, доминантой которого является Крестовоздвиженский храм. С западной стороны монастырь обрамлен широкой сельской площадью, где в прошлом ежегодно устраивались ярмарки. С востока к ансамблю примыкают поля, с севера и юга - огороды. На расстоянии 1 км к югу от монастыря находится "святое место" - ныне небольшой пруд, окаймленный соснами, - где по преданиям стояла келья преподобного Тихона.
Главным входом в обитель являются святые ворота - первый этаж Преображенской церкви, состоящий из двух арочных проемов. По оси центрального входа размещено основное сооружение - Крестовоздвиженская церковь. Слева от нее - длинный одноэтажный корпус братских келий. Справа - ряд подсобных построек. На некотором удалении от братского корпуса (на северо-запад), в глубине территории находится двухэтажный дом священника с деревянным мезонином.
 


Крестовоздвиженская церковь, расположенная в центре монастыря, построена в 1680 г. Она представляет собой трехчастный пятикупольный кирпичный храм. Разные размеры кирпича свидетельствуют о различных периодах постройки отдельных частей памятника. Здание симметрично относительно продольной оси. Входом в него служит многоярусная колокольня, нижний ярус которой перекрыт восьмилотковым сомкнутым сводом. Сама колокольня была построена только в 1836 г. При ее возведении "соблюдены были все правила архитектурного искусства", а сам строитель Варнава, видимо, отличался тонким чувством изящного. Трапезная имеет вытянутый в ширину объем с закругленными углами, в центре которого расположены четыре крестообразных в плане столба, разделяющие все помещение на девять отсеков. Они перекрыты крестовыми сводами. Угловые нефы имеют цилиндрические распалубки.
Холодный храм, соединенный с трапезной арочным проемом, представляет собой двусветный четверик, перекрытый сложной системой свода; в центре два столба. Холодный храм соединен с алтарем тремя арочными проемами. Алтарная часть состоит из трех полукруглых абсид, перекрытых конхами.
Архитектурное решение фасадов памятника соответствует времени постройки различных его частей. Так, алтарная часть и четверик холодного храма имеют черты, характерные для культовой архитектуры конца XVII в.: аркатурный пояс под кровлей, усложненной формы оконные наличники с чертами архитектуры "нарышкинского барокко". Решение фасадов трапезной несет в себе черты архитектуры классицизма.
 
Преображенская церковь находится в ограде монастыря. Нижний ее этаж является центральным входом - воротами в обитель. Здание было построено во второй половине XVIII в. и представляет собой прямоугольный в плане объем,перекрытый сомкнутым четырехлотковым сводом, в центре которого - четырехугольный барабан с луковичной главкой. Церковь выполнена из кирпича, снаружи побелена. Кровля покрыта железом. С юга к ней примыкает кирпичная небольшая сторожка.
Первый этаж сооружения решен в виде двух сквозных арочных проемов. Собственно церковь размещалась на втором этаже. Ранее, возможно, было крыльцо, ведущее на второй этаж. С постройкой дома архимандрита вход в церковь и в дом стал единым - с севера по отношению к церкви и с востока по отношению в дому архимандрита.
Второй этаж представляет собой единое, несколько вытянутое в ширину помещение со сводчатыми потолками.
 
Архитектурная трактовка фасадов здания соответствует времени его возведения: в декоре (в частности, в оконных наличниках) прослеживаются черты архитектуры русского барокко. Кроме наличников к декору фасадов относятся рустованные угловые лопатки, обрамления арок, а также карнизы под кровлей и над первым этажом.
 
Дом архимандрита построен предположительно во второй половине XIX в. Он вплотную примыкает с юга к Преображенской церкви. Здание кирпичное, двухэтажное, вытянутое в длину, перекрыто двускатной кровлей слеговой конструкции. Кровля покрыта листовым железом. Здание снаружи и изнутри оштукатурено и побелено.
Первый этаж решен в виде цокольного и имеет пониженную высоту. Весь объем здания разделен внутренними несущими перегородками на четыре части, крайние из которых были хозяйственными, а в центральных располагались жилые комнаты. Все помещения нижнего этажа в свое время были предназначены для служб.
К декору фасадов относятся только угловые лопатки.
 


Дом священника расположен севернее Крестовоздвиженской церкви. Построен предположительно в первой четверти XIX в. Строение кирпичное, двухэтажное, крытое четырехскатной крутой кровлей. Дом снаружи оштукатурен и побелен. С южной стороны в кровле устроена мансарда, с северной небольшое чердачное окно. Несущими элементами являются наружные периметральные стены и внутренняя перегородка.
Вход на второй этаж осуществляется по наружной лестнице, находящейся в пристройке-террасе с восточной стороны. Нижний этаж пристройки выполнен сплошь из кирпича. По-видимому, наружное обрамление лестницы ранее было другим и пристройка более гармонировала с общей трактовкой фасадов дома.
Нижний этаж здания был нежилым, здесь располагались кухня и хозяйственные помещения. Главные - жилые - комнаты размещались на втором этаже, при этом гостиная выходила на юг с видом на главный вход в монастырь и Крестовоздвиженскую церковь.
Наружное решение здания сдержано и лаконично: под кровлей протянут прямоугольных очертаний карниз с поребриком, несколько полочек обрамляют стены, разделяя первый и второй этажи, по углам и в месте стыка поперечной и продольной стены - прямоугольные лопатки.
 
Братские кельи располагаются в центральной части монастыря, главным фасадом ориентированы на Крестовоздвиженскую церковь. Первые кирпичные кельи начали строить сразу же после пожара в 1678 г. Позднее они неоднократно перестраивались и достраивались, поэтому первоначальный облик их не сохранился.
Братские кельи объединены в единый одноэтажный объем, значительно вытянуты в длину при относительно малой ширине. Строение перекрыто двускатной железной кровлей слеговой конструкции с торцевыми скатами на западном и восточном фасадах. Здание снаружи побелено по штукатурке.
Первоначальная планировка утрачена. Сейчас внутри множество позднейших перегородок. Ранее в здании располагался ряд келий, окна которых были обращены на юг, а входы на север. Ныне сохранились только отдельные поперечные перегородки. Перекрытия плоские.
Наружная архитектурная трактовка здания проста: гладкие плоскости стен украшены сверху ступенчатым карнизом прямоугольного профиля и рустованными плоскими лопатками, которые обрамляют также углы. Пристройка-вход с северной стороны здания имеет оконные проемы, обрамленные наличниками. Остальные проемы, даже на главном фасаде, наличников не имеют; по-видимому, они утрачены.
Из внутренних интерьеров сохранилась только изразцовая печь в одном из помещений.
 
Ограда монастыря построена из красного кирпича и побелена. Она возведена предположительно в первой четверти XIX в. Об этом свидетельствует сам стиль постройки - ярко выраженная классическая трактовка наружного облика.
Помимо собственно стен в систему монастырской ограды входят две башни-часовни: надвратная и угловая. Первая расположена в восточной стене. Это небольшой прямоугольный в плане объем, выполненный из красного кирпича и побеленный снаружи. Башня двухэтажная, перекрыта бочарной кровлей с высоким, сужающимся кверху металлическим шпилем. Внутри кровельное покрытие образует сомкнутый четырехлотковый свод. Первый этаж - низкое помещение, покрытое цилиндрическим сводом, имеет сквозные арочные проемы по четырем стенам ныне заложенные кирпичом. На второй этаж ведет наружная деревянная лестница с западной стороны. По-видимому, ранее лестница была каменной. Наружное архитектурное решение башни лаконично. Раньше пластичность фасадных стен подчеркивалась арочными проемами первого этажа и окнами - второго. Ныне в качестве декоративных элементов сохранились только кирпичные лопатки по углам башни и на фасадных стенах второго этажа.
Угловая башня замыкает северо-западный угол монастырской ограды. Она двухэтажная, квадратная в плане. С западной стороны находится кирпичная пристройка, в которой располагается деревянная лестница. Первый этаж разделен капитальной стеной на две части. Вход с запада и юга. Второй этаж ранее представлял собой единый объем (ныне разделен на два). Башня перекрыта сомкнутым четырехлотковым сводом, покрытым железной кровлей с высоким шпилем. Наружное решение здания лаконично. Основной архитектурный акцент сделан на главном (западном) фасаде. Первый этаж здесь украшен портиком с четырьмя полукруглыми колоннами, которые поддерживают архитрав с треугольным фронтоном. В центре между колоннами - входная дверь, по бокам - два одиночных оконных проема, имеющих прямоугольные очертания. На окнах и двери сохранились старинные литые решетки. Второй этаж украшен по углам лопатками с дорическими капителями, в центре - "итальянское окно".
 
Покровская церковь при Никольском монастыре построена в 1766 г. Она имела два престола: в честь Покрова Божьей Матери и в честь святителя Дмитрия Ростовского.
Церковь находится вне монастырской ограды и представляет собой трехчастный пятикупольный храм с шатровой колокольней. Постройка асимметрична относительно продольной оси. Абсиды боковых приделов различны по рисунку и размерам. Трапезная, по-видимому, не раз перестраивалась. Наименьшим изменениям подверглись: алтарь, четверик и колокольня. Алтарь решен в виде пятигранной абсиды, соединенной с храмом тремя арками. Храм - двусветный, перекрыт сомкнутым сводом с нечеткой вершиной. С трапезной он соединен широкой аркой (ныне заложена кирпичом). Собственно трапезная сейчас представляет собой вытянутое в ширину помещение, перекрытое цилиндрическим сводом с распалубкой на южной стене. Северный неф перекрыт сомкнутым сводом, абсида - полусферой. Нижний ярус колокольни имеет сомкнутый свод, боковые помещения - вспарушенный (северное) и цилиндрический (южное).
Наружная трактовка церкви соответствует времени ее возведения: в декоре фасадов, особенно в оконных наличниках отчетливо прослеживаются черты архитектуры русского барокко. Характерно, что поздние пристройки не контрастируют со старинными элементами здания: те же угловые рустованные лопатки, тот же абрис наличников и т.п.
Под сводом храма в некоторых местах сохранились небольшие куски настенной живописи.
Вокруг Покровской церкви располагалась ныне утраченная каменная ограда, а рядом каменная кладовая, возведенная где-то около 1770 г. Кладовая - это небольшой прямоугольный объем, покрытый четырехскатной кровлей. Ранее кладовая была перекрыта сомкнутым четырехлотковым сводом. Оконные проемы на северной стене постройки, скорее всего, поздние. Дверной проем с южной стороны искажен современной досчатой дверью. Архитектурная трактовка наружных фасадов крайне лаконична. Декор почти отсутствует. Лишь под кровлей по периметру стен протянут ступенчатый карниз.
 
В начале 1920-х гг. Никольский монастырь (Тихонова пустынь) как церковное учреждение был закрыт, иноки изгнаны, а в 1929 г. на его базе была организована МТС, начальная школа и жилье для рабочих и учителей. В 1936 г. в связи с антирелигиозной кампанией были сняты кресты, часть колоколов, разрушено большинство глав и почти во всех зданиях культового характера произведена внутренняя перепланировка в соответствии с хозяйственными потребностями МТС. Тогда же начата разборка церковной ограды на металлолом и щебень для фундаментов новых построек.
В конце 1944 г. ансамбль монастыря был объявлен памятником культовой архитектуры и позднее принят на гос. охрану республиканского значения. В конце 1940-х - начале 1950-х гг. областное управление по делам архитектуры неоднократно обращалось к руководству Тимирязевской МТС, райисполкома и областного управления сельского хозяйства о выводе с территории комплекса мастерских и проведения ремонта памятниковых зданий. Однако все просьбы и требования о сохранении памятника оставались на бумаге, а в 1961 г. по ходатайству местных властей ансамбль Никольского монастыря Распоряжением СМ РСФСР No 3954-р от 14.08.61 г. снимается с гос. охраны и исключается с учета памятников. С этого момента разрушение культовых построек комплекса ускоряется как в связи с хозяйственной деятельностью, так и в силу естественных причин.
В 1973 г. монастырь вновь объявляется памятниковым ансамблем и ставится на гос. учет. Однако никаких мер по ремонту и выводу зданий из аварийного состояния ни районное отделение "Агрохимия" (правопреемник МТС и Сельхозтехники), ни совхоз Тимирязевский, на балансе которого находятся здания ансамбля, не предпринимают.
В настоящее время в части зданий комплекса располагаются всевозможные механические службы, в части - жилье. Общее состояние строений полу аварийное или близкое к аварийному.

______________________________________________________________________________________________

 
ИСТОЧНИК ИНФОРМАЦИИ И ФОТО:
Команда Кочующие
http://www.tihon-luh.ru 
Игумен Аристарх. Летопись монастыря. М., 1878, 20 с.
Святые места Ивановской области.
По святым местам России.
 С.И. Фудель. Воспоминания // Новый мир, 1991, № 4, стр. 192-193.
 Архив Ивановской Епархии. Фонд еп. Афанасия (Сахарова): письмо еп. Афанасия к прот. И.А. Потапову от 24.06.1995. – оп. V/1, д. 3, № 33.

 

ВложениеРазмер
35762043 (1).jpg469.52 КБ
35762043 (2).jpg178.93 КБ
35762043 (3).jpg692.42 КБ
35762043 (4).JPG44.74 КБ
35762043 (5).jpg78.11 КБ

Комментарии

аватар: Кэп

преподобный Тихон Луховской

Тихон Луховской, Костромской (Тихон Лухский; в миру Тимофей; первая половина XV века, Великое княжество Литовское — 16 июня 1503 года, Тихонова пустынь, Великое княжество Московское) — православный монах, подвижник, нестяжатель, основатель Николо-Тихонова монастыря (совр. село Тимирязево Ивановской области).

В 1570 году канонизирован в лике преподобных. Почитается как чудотворец. До ХIX века его почитание было распространено на обширной территории в Верхнем Поволжье — от Кажирова (совр. Костромской области) и окрестностей Ветлуги (совр. Нижегородской области) до сёл совр. Заволжского района, Вичуги, окрестностей Луха (совр. Ивановской области) и окрестностей Нерехты (совр. Костромской области) — в местах, где Тихон побывал в своих странствиях.

Считается покровителем окрестных земель.

Тимофей (мирское имя Тихона) родился в первой половине XV века в семье благочестивых родителей. «Тихон был родом из Малой России, из Литовских пределов» — писал Димитрий Ростовский. «Ни литвин, ни поляк, — а родом был из Малороссии» или из тех областей, которые в те времена были в подданстве Великого княжества Литовского. Будучи людьми состоятельными, родители дали своему сыну хорошее образование, воспитали его в духе православной нравственности. Достоверные сведения относятся к зрелому возрасту Тимофея, когда он проживал в Вильно, избрав для себя военную службу. Уже тогда он выделялся на фоне других «ратных людей, как человек письменный, начитанный, не чуждый художественного призвания».

В 1483 году Тимофей уехал в Москву вместе с бежавшим туда православным князем Фёдором Бельским, правнуком князя Ольгерда, участником неудавшегося заговора против великого князя Литовского Казимира IV. Как говорит Житие, Тимофей «возненавиде нестоятелный народ литовскаго вертения, понеже мнози от них укланяхуся в латыньство и во иныя различния ереси, и того ради отвержеся отечества своего и прииде вкупе со князем Феодором». Вероятно, речь идёт о непризнании Флорентийской унии. По словам Димитрия Ростовского, «Не перенося насилий со стороны латинян, он переселился в царствующий город Москву и стал проводить здесь благочестивую жизнь»[2]. Там Тимофей «церковному благочинию дивляшеся» (Житие)[4]. Он раздал своё имущество бедным и отправился по иноческим обителям.

Постриг и странствия

Затем он поступил на послушание в монастырь, предположительно один из московских монастырей, и как «муж зрелаго возраста и умудренный учением» вскоре был удостоен иноческого пострижения, получив имя Тихон. «Но жизнь в миру и самые трудные монастырские послушания казались ему недостаточными для спасения души», — писал исследователь его жития Пётр Илинский, — и Тихон отправился в северо-восточные области Московского княжества, в костромские земли. По мнению Илинского, поводом к удалению Тихона из Москвы в костромской край могло послужить то обстоятельство, что в это время князь Бельский был подвергнут опале и заточён в Галиче.

Долгое время Тихон странствовал по костромским землям, и везде, где бы он ни останавливался для уединения, к нему приходили люди за наставлениями и благословениями. Не желая нарушить обет уединения и безмолвия, он шёл всё дальше. Тихон был отшельником, он бежал от мира, но мир настигал его. Тогда он смиренно говорил: «Отступитесь от меня, да не соблазнитеся, понеже сам я вельми грешен есть». Его влияние распространялось не путём наставлений и увещеваний, а благодаря примеру его подвижнической жизни.

Согласно Ветлужским летописям, «Тихон проходил через Шангу с проповедью о покорности боярину Галичскому Михаилу Мстиславскому и князю Московскому», был в Кажирове и в Никола-Быстрых, в Пышугской и Заводской волостях, где впоследствии ему было установлено ежегодное празднование. О пребывании Тихона в тех или иных местах говорят многочисленные народные предания и легенды, сохранявшиеся, по крайней мере, до середины ХIX века. В одном из докладов Илинского подробно описано празднование Тихонова дня в селе Михайловицы Ветлужского уезда. Запись произведена со слов местного священника Копицинского. В этих местах бытовало предание о пребывании здесь Тихона и об избавлении им местного населения от змей. До настоящего времени существуют источники родниковой воды, по преданию найденные и расчищенные Тихоном: в Заволжском районе в селах Измайлове и Новлянском (Тихонов овраг), в Вичугском — в окрестностях Семигорья и Борщевки и в городе Родниках. В книге «Упраздненные монастыри Костромской епархии» описана «Космодемьянская пустыня» близ Середы Упиной Нерехтского уезда: «около 1852 года здесь была еще цела очень ветхая церковка, народ называет ее церквовью преп. Тихона Лухского, который по преданию ее и устроил. Сохранилось также предание, что в Тихонов день каждогодно тут совершали литургию священники села Иванцево». По сведениям книги «Церкви Костромской епархии» (СПб., 1909), в селе Макаровском Юрьевецкого уезда в XIX веке имелась «деревянная исправленная в 1858 году церковь во имя преподобного Тихона Лухского». В храмах села Космодемьянского Заволжского района и села Михайловского Родниковского района существовали престолы в честь преподобного.

Около 1493 года Тихон с разрешения местного землевладельца поселился в местечке Копытове, «что на три поприща от Луха», где поставил келью. Это место Житие описывает как непригодное для земледелия: «И зело бяше нужно место то, бе бо бор велий и отнюд непотребно, понеже песок безмерен бяше ту, а на друзей стране реки места непроходимая и болота велия, и к земледельству отнюд неудобно». Тихон избегал общения с местным населением и проводил время в молитвенных бдениях и трудах. Он возделывал маленький участок скудной земли и вырезал различные деревянные изделия («рукоделие токоренное»), в том числе посуду. Свои работы он «полагал при дороге, и здесь же вместо них крестьяне покупали для него хлеб». Даровых приношений Тихон не касался. Напротив нынешнего монастыря, на другом берегу реки Луха, на месте первой кельи Тихона существовал «изрытый преподобным колодезь».

Несмотря на стремление Тихона к уединению, к нему в пустынь пришли два инока, Фотий и Герасим, и подвижник ради них перешёл за три версты от Копытова, на более удобное место. Учениками Тихона были также Фаддей и Филарет. Названные ученики были прославлены в лике преподобных. Их имена сохранились в древнем синодике Тихоновой пустыни и на древней иконе преподобного Тихона. Подвижники добывали пропитание своим трудом. Вокруг Тихона постепенно собралось несколько иноков и образовался скит. Всё время своего жития под Лухом Тихон страдал от тяжёлой болезни: «И в болезни велицей сыи от прогрызныя лютости, но ни во дни, ни в нощи никогда же не преста от молитвы и коленных преклянии. Его же беду сию страшно бяше видети, нозе бо бяху ему развращенне, занеже лоно и со истоком водным толико распухло бяше, яко же от единаго мала пошествия в таковых болезнех случающимся умирати» (Житие).

К 1498 году князь Фёдор Бельский был освобождён и становится владельцем местных земель (Лух, Вичуга, Кинешма и Чихачев со смежными селениями). В духовном завещании великого князя московского Ивана III говорится, что эти земли были отданы Бельскому великим князем в приданое своей племяннице Анне Васильевне — дочери его сестры княгини Анны Рязанской (тоже Анны Васильевны). Вероятно, прежняя дружба воина Тимофея и князя Бельского, а также слава в народе о подвигах Тихона сыграли решающую роль в том, что князь подарил братии небольшой участок вблизи Копытова на слиянии рек Луха и Возополи. Здесь Тихон «устроил скит, собрал много учеников и богоугодно стал подвизаться в посте и воздержании» — писал Димитрий Ростовский. Так получил начало будущий Николо-Тихонов монастырь. Первой его постройкой на этой земле стала маленькая деревянная церковь во имя Николая Чудотворца (монастырь первоначально назывался Николаевским).

Тихон отказался быть настоятелем, предпочитая до самой смерти оставаться простым рясофорным монахом[1]. По словам Димитрия Ростовского, он не принял священнического сана. Тихон отказывался и от духовного окормления монахов и мирян: «Он же, бегая от них, и не беседоваше с ними ничто же развее единаго словеси его, еже „Отступите от мне, да не соблазнитеся, понеже муж грешен есмь“» (Житие), в то время как окормление духовных чад считалось важнейшей вехой биографии преподобного. Однако он по-прежнему оставался духовным наставником братии. «Нищета и труд — прямой путь к спасению», — говорил Тихон, и этот завет стал главным для обители на долгие годы. Собственность у монастыря появляется лишь в 70-х годах ХVI века.

Едва передвигавший ноги старец, жалея своих учеников и животных, сам впрягался в ярмо: «Утешения же ради ученик своих сый муж словесен, безсловесных естеством подражая, и впрязашеся сам в ярмо оралное, и повелевая учеником своим управляти орало на себе, добре земли бразды делати» (Житие). Опасаясь славы, Тихон стремился сохранить своё поджижничество в тайне от местных жителей: «егда ощушаше како подзиратаев трудов своих пустынных, и, аще и нужно дело подлежимое, и та вся поверг и со ученики своими отбегаше, и скрыяся от человек» (Житие).

Преставление

Согласно Димитрию Ростовскому, «Узнав заранее о своем отшествии к Богу и наставив учеников своих во всем, что могло служить к их душевной пользе, преподобный преставился в вечные обители». Тихон преставился 16 (29) июня 1503 года, в день своего ангела. «Они были нищихнищайшие», — писал списатель рукописного Жития о насельниках обители. Нищета их доходила до такой степени, что преставившегося Тихона не в чем было похоронить. Но неожиданно явившийся посланник от епископа Суздальского Нифонта привёз монашеское одеяние для усопшего и гроб, сбитый железными гвоздями.

Отправить комментарий

Фотографии на сайте размещены в качестве научного, информационного, учебного и культурного материала без цели извлечения прибыли.

Контактная информация:

Капитан команды Кочующих (он же главный по сайту):
Хафизов Ахат - Hafizow@yandex.ru

Продвижение сайта в интернете:

Лоцман команды Кочующих
Бортяков Андрей - abortyakov@yandex.ru