Река Буй (приток Камы)

Буй (башк. Беүә "плотина") — река в Европейской части России, левый приток реки Камы.

Не путать с рекой Буй в Марий Эл и в Кировской области (приток Вятки).

Начинается на юге Пермского края, в Куединском районе, затем течёт по северо-западу Башкортостана и впадает в Каму на территории Удмуртии..

Длина — 228 км, общая площадь водосбора — 6 530 км²,

средняя высота водосбора — 153 м.

Средний уклон — 0,4 м/км.

Основные притоки:

левые: Арей, Амзя;

правый: Ошья, Пизь.

 

Пизь — река в России, правый приток реки Буй.

Морфометрия: Берет начало в Еловском районе Пермского края, протекает по Чайковскому району Пермского края, по границе с республикой Башкортостан. Длина реки 151 км, площадь водосбора 2210 км². Достигает ширины 15-25 м при скорости течения 35 км/ч и глубине 1,2 - 2,5 м. Извилистость реки высокая. Впадает — в реку Буй в 20 км от ее устья, на границе Удмуртии и Башкортостана.

Гидрография: Имеет 100 притоков основные из них: Соснова (28 км), Большая Уса (60 км) и Поша (46 км). В водосборе реки имеется 6 озёр.

Водный режим: Вскрытие в последней декаде апреля — первой декаде мая. Пик половодья — во второй декаде мая. Ледостав — в первой декаде ноября.

                                                                  река Буй                                                                                      

Арей — река в России, протекает в Республике Башкортостан, Пермском крае. Устье реки находится у КАС/ВОЛГА/1804/240/171. Длина реки составляет 49 км, площадь водосборного бассейна 454 км².

По данным государственного водного реестра России относится к Камскому бассейновому округу, водохозяйственный участок реки — Буй от истока до Кармановского гидроузла, речной подбассейн реки — бассейны притоков Камы до впадения Белой. Речной бассейн реки — Кама.

Амзя́ — река в России, протекает в Республике Татарстан, Республике Башкортостан, Республике Удмуртия, Пермском крае. Устье реки находится у КАС/ВОЛГА/1804/240/22. Длина реки составляет 37 км.

ВОДНЫЙ МАРШРУТ М75

 Буй и Кама: от с. Аряж до пос. Николо-Березовка, 195 км (р. Буй 183 км: с. Аряж * (мост) - с. Урталга, 26 км - с. Конезавод, 51 км - начало водохранилища, 33 км - водохранилище, 23 км - с. Амзя, 21 км - устье, 29 км; р. Кама: р. Буй - пристань Николо-Березовка, 12 км).

Буй - левый приток Камы. Начало берет в Куединском районе на Ю Пермской обл. и течет вначале на Ю, а затем на ЮЗ по Ю Куединского района Пермской обл., а затем по Янаульскому району на СЗ Башкирии. В низовьях заходит на территорию Удмуртии, где и впадает в Каму на границе с Башкирией ниже г. Камбарка. Длина реки 228 км. Основные притоки: Арей, Амзя (л), Ошья, Пизь (п). Ниже устья р. Пизь (п) на р. Буй много песчаных пляжей, течение 3 - 4 км/час, ширина русла 50 - 100 м, деревень на берегах нет. По берегам растут невысокие деревья, кустарники. Устье Буя очень широкое, много затопленных деревьев.

До пос. Николо-Березовка плывем по широкой Каме. Идти нужно вне судового хода. Маршрут можно окончить и в районном центре Удмуртии с. Каракулино (п), проплыв по Каме еще 33 км.

Транспорт: с. Аряж (мост) - автобус от ст. Куеда ж.-д линии Киров - Свердловск; ст. Янаул той же ж. д. - мост через р. Буй, 4 км. Между Куедой и Янаулом близ Буя (5 - 7 км) - ст. Куюк, Табак, Кинчак; ст. Амзя той же ж.-д. линии; пос. Николо-Березовка автобус до г. Нефтекамск, 8 км, далее по ж.-д. ветке до ст. Амзя на ж.-д. линии Киров - Свердловск.                                                               река Буй                                                                    

ВОДНЫЙ МАРШРУТ М 76

Водные маршруты Удмуртии река Пизь — река Буй — река Кама

Нитка маршрута: Деревня Соснова — р. Пизь — ст. Амзя — р. Буй — р. Кама — с. Каракулино.

Общая протяженность маршрута 172 км.

По р. Пизь 100 км (мост у дер. Сосново — лесоучасток Буренка, 49 км; до устья, 51 км; по р. Буй, 27 км; по р. Каме 45 км.). Продолжительность сплава 7—8 дней.

Буй — левый приток Камы. Начало берет на Юге Пермского края. Течет на Юг, а затем на Юго-запад по Пермскому краю и по Югу Башкирии. В низовьях заходит на территорию Удмуртии, где и впадает в Каму ниже г. Камбарки. Длина реки 228 км. Основные притоки: Арей, Ошья, Пизь.

Пизь — правый приток Буя (приток второго порядка Камы). Берет начало в Пермском крае. Течет сначала на запад, потом на юг. Впадает в Буй на границе Удмуртии. Длина реки 159 км. Основные притоки: Большая Уса, Поша. Сплав по р. Пизь можно начать от пересечения ее автомагистралью Чайковский — Куеда, близ дер. Соснова, находящейся в 10 км от реки. Участок реки от моста до лесоучастка Буренка характеризуется высокой извилистостью. Часто встречаются завалы и остатки старых мельниц, которые необходимо обносить или разбирать. Населенных пунктов на реке нет. Ширина реки на этом участке от 5 до 15 м при скорости течения 2—4 км/час.

На участке р. Пизь от лесоучастка Буренка до устья ширина реки 15—30 м, скорость течения 3—5 км/час. Встречаются прижимы, «расчески» из деревьев, иногда протоки. Извилистость реки попрежнему высокая. Почти в устье р. Пизь находится ст. Амзя — крупная ж.д. ст. на левом берегу р. Буй. Сплав продолжается по р. Буй. Ширина реки 50—100 м, скорость течения 3—4 км/час. Берега пологие, извилистость реки слабая. Препятствий на р. Буй практически нет. Устье очень широкое. По Каме можно дойти до пос. Николо-Березовка и там закончить маршрут (12 км), но лучше идти по Каме до с. Каракулино, придерживаясь одного из берегов, так как Кама судоходна. Транспорт. До точки начала сплава можно добраться так: От Ижевска до Чайковского поездом или автобусом (поезд Ижевск — Сайгатка. Время в пути 5—6 часов; на автобусе — 2 часа.). Далее автобусом Чайковский — Сосново по расписанию (время в пути 1,5 часа). От дер. Соснова до реки — попутным транспортом. Из конечной точки маршрута, Каракулино, можно уехать в Сарапул автобусом или «ракетой» по Каме.

Информация 1990 года. С.Н. Шепелин Водные маршруты Удмуртии           река Буй                                      

ЗАГАДКИ ДРЕВНЕЙ КАМЫ - ПАЛЕОКАМА

Пермские толщи

Возле города Сарапула Кама течет в меридиальном направлении, с севера на юг, отклоняясь несколько к юго-востоку. Её левый, уральский, берег низкий и равнинный. Правый же, московский, наоборот, – высок и обрывист. Чуть выше устья Белой, у древнего села Каракулино она делает крутой, почти на 90 градусов, поворот с севера на запад. В 50 километрах ниже устья Белой в Каму впадает река Иж. Она течёт с севера на юг, параллельно Каме у Сарапула. Возвышенность между Ижом и Камой называется Сарапульской.

Двумя полудугами своих островов, как гигантскими клешнями, она охватывает и прижимает к реке обширную низину, пойму Камы с жилыми кварталами Сарапула. Северная полудуга упирается в Каму огромной выпуклой горой, по местному – «пупышом», с крутым обрывом к воде. Эта гора в шестнадцатом столетии прозывалась Старческой Горой, позже народ переименовал её в Старцеву Гору. Над уровнем Камы Старцева Гора поднимается на 50–70 метров, над уровнем моря – на 200 метров. С её высоты открывается захватывающая дух панорама реки вверх и вниз по течению и закамских лесных далей, прикрытых голубой дымкой тумана. В геологическом отношении гора примечательна прежде всего возрастом: ей от 240 до 280 миллионов лет. Она появилась на свет в то время, когда в 500 километрах к востоку, на стыке Русской и Сибирской платформ земной коры заканчивался процесс образования Уральских гор, длившийся сотни миллионов лет. В этом отношении Старцева Гора является ровесницей гор Уральских. Знаменита же Старцева Гора Пермскими толщами – морскими и континентальными осадками и отложениями пермского периода палеозойской эры, из которых она полностью сложена. В частности, осадками геологического Русского моря, разливавшегося тогда над всей Русской платформой. Когда море отступило, дно его, покрытое слоем осадочных пород толщиной в сотни и даже тысячи метров, стало сушей с рельефом из этих пород. Частицей этого рельефа была и Сарапульская возвышенность со Старцевой горой.

В мезозойскую и кайнозойскую эры на Русскую платформу неоднократно возвращалось и опять уходило море, а его осадки ложились уже на пермские толщи, скрывая их от дневного света. На Старцевой же Горе они остались открытыми. Выклиниваются, по выражению геологов, на дневную поверхность. На её обрыве они обнажены стеной высотой 30–40 метров от поверхности воды и предстают взору живописным полотном, словно набросаны вольной кистью абстракциониста. На общем красном и красно-буром фоне пермской глины пестрят причудливыми полосками, штришками, завитками голубые, чёрные, жёлтые суглинки и другие цветные горные породы, серые пятна песчаников, золотые искорки кварца. Из стены обрыва выдвигается в сторону воды отвесным утёсом голубовато-серая скала песчаника, в профиле напоминающая лицо человека. Каменный истукан, которому, как и всей Старцевой Горе, далеко за 200 миллионов лет, будто вглядывается в синие закамские дали, устремляя взор к скалистым вершинам Урала, и под его каменным челом словно текут нескончаемой лентой грозные геологические события минувших эпох.

Под этим истуканом видна неширокая горизонтальная площадка, порог, на высоте 10–12 метров от поверхности воды. Это речная терраса, частица бывшей некогда на этой высоте поймы, то есть дна кам­ской долины. На ней приютился небольшой домик бакенщика, рядом – перевальный столб с сигнальными шарами и треугольниками на перекладине и знак судового движения.

Чуть в стороне, на 5–6 метров выше первой террасы, сохранилась частица второй террасы, также бывшей поймой Камы. Здесь в XIX столетии горожане соорудили красивое здание с башней и шпилем – городскую водокачку. Судя по этим террасам, можно сделать вывод, что в давние-предавние времена, которые с трудом поддаются воображению, уровень Камы был на 15–20 метров выше современного, и она широко-широко разливалась на восток, где синеет ныне угрюмый таёжный лес.

Из обнажений пермских глин выбиваются и сбегают по склону на бечевник, а с него в Каму многочисленные роднички очень холодной и прозрачной, как хрусталь, подземной воды. Под Старцевой Горой стоит у причальной стенки дебаркадер пассажирской пристани, покачиваются от набежавшей волны огромные деревянные баржи на якорях, катера лесосплава, лодки-завозни бакенщиков.

В книге «Поволжье» – путеводителе по Волге, Оке, Каме, Вятке и Белой, изданной в 20-е годы ХХ века под редакцией профессора В.П.Семенова-Тяншанского, об этом уникальном участке Камы сказано так: «От Гольян до Сарапула розовой лентой, разукрашенной тёмной зеленью пихт и елей, стоит высокий правый берег. Особенно хорошо обнажение пермских толщ у самого Сарапула, под городской слободой, носящей имя Старцева Гора».

Эти обнажения пермских толщ признаны наукой мировым эталоном типажа пермских отложений палеозойской эры. Живой геологический музей. Такая картина украшала Каму у Сарапула в начале двадцатого столетия и ранее. К концу же века обстановка изменилась. Самой заметной переменой стало исчезновение пермских толщ. Уже в тридцатые годы дожди, родники и паводки начисто смыли террасу с домиком бакенщика, перевальным столбом и створным знаком. Обрыв с обнажением пермских толщ, становясь всё более отлогим, зарастал травой, задерновывался, покрывался кустарниками, пока окончательно не позеленел, как обыкновенный лог, и не скрыл многоцветные пермские толщи. Ветры, дожди и морозы разрушили утёс. Каменный истукан погиб. Бечевник же становился всё шире и шире. Кама медленно, миллиметр за миллиметром, удалялась от горы, перемещая свой могучий поток к востоку, и там, на низменном, плоском берегу за несколько лет смыла одну за другой четыре улицы посёлка водников Симониха, а ниже по течению – две береговые гужевые дороги и линию столбов с проводами от Симонихи к Ершовке, большому селу, возникшему здесь в семнадцатом веке. За этими дорогами и столбами уничтожила обширную дубраву и приблизилась к Ершовскому пруду, который прикрывался дубравой от северных сквозняков. Возле Ершовки, в восьми километрах ниже Симонихи, Кама смыла гору с обрывом, прозванным Чёрным Яром, возле которого и возникло село, а позже поставили причал для грузовых барж, белян и парома. Километрах в тридцати ниже Ершовки в Каму впадала река Буй с притоком – речкой Камбаркой недалеко от устья. Кама смыла устье Буя и его русло до устья Камбарки и разъединила их. Теперь шустрая Камбарка бежит напрямую в Каму. А Буй неподалеку от её устья устроил своё новое устье.

Любопытные перемены произошли на островах против Сарапула – Пляжном и Зелёном. Их противоположные берега обменялись крутизною: левые, восточные, стали отлогими и превратились в пляжи. Правые, западные, подмываемые рекой, стали обрывистыми. Изменилась конфигурация островов в плане. Вытянутый с севера на юг Зелёный постепенно округлялся. Течением смыло его песчаный клин к северу, на котором добывали гравий, отделяя его от песка на решётах. Пляжный же, наоборот, стал вытягиваться к северу.

Километрах в десяти к югу от Старцевой Горы, вниз по течению, там, где клешня южной полудуги Сарапульской возвышенности упиралась в Каму, в неё впадала река Малая Сарапулка. Кама, отодвигаясь к востоку, оторвалась от устья Малой Сарапулки. И тогда Малая Сарапулка, бросившись вдогонку за Камой, пробила новое русло и образовала новое устье на несколько километров ниже прежнего по течению.

Когда подростком поднимался я на Старцеву Гору, а позже взбирался на Вишнёвые и Ильменские горы Южного Урала и с высоты их вершин окидывал взглядом пространство, раскинувшееся передо мной, у меня возникало ощущение моей некой причастности к чему-то грандиозному, великому, ещё не охваченному человеческим разумом. Сверля глазами дали, я стремился как бы проникнуть сквозь это пространство и время куда-то далеко-далеко, в те эпохи Земли, даже вообразить которые наш мозг ещё не в силах.

У меня под ногами, под откосом Старцевой Горы, от высоты и крутизны которого мой дух захватывало и сердце замирало, вытянулся с севера на юг широкий, светлый поток реки. Можно даже заметить и ощутить его движение, могучее, стремительное, безостановочное, вечно нескончаемое. Вода тёмная от растворённой в ней глины и от бесчисленных песчинок, которые она несёт с собой. Вдоль бечевника – неширокая лента мутно-красной пенящейся воды: сюда сбегают роднички, размывающие многоцветные пермские толщи. На реке два острова. Пляжный – выше по течению и ближе к левому, уральскому, берегу, и Зелёный – ниже по течению и ближе к правому, городскому, берегу. Протока между Зелёным и берегом именуется «воложкой». Воложка год от года мелеет, затягивается смываемым песком. В межень по ней можно перейти на остров вброд. Между островами фарватер Камы. Он обозначен справа красным, а слева белым бакенами. В межень здесь ставят на якорь землечерпалку, драгу. Выгребая железными ковшами наносимый течением песок, она углубляет дно, соскребает мели. Оглушительный грохот, скрежет, лязг стальных черпаков о камское дно, их пронзительный визг, как в преисподней, день и ночь, то стихая, то усиливаясь, разносится по округе. В ясный день ниже Зелёного острова будто парит в голубой дымке над рекой ажурный шестипролётный железнодорожный мост через Каму. А за мостом даже в июне ещё видны белые пятна снега, как на вершинах Кавказа, на склонах глубоких логов южной полудуги Сарапульской возвышенности. А по левому низкому и плоскому берегу до самого небосклона, прикрытого дымкой, расстилается зелёным ковром, а в иную погоду с синевой, таёжный лес: сосны, ели, пихты, лиственницы стоят здесь, как нигде в другом месте, рядом, вплотную друг к другу, древние, как сам лес. И на этом зелёном ковре таежного леса я замечал далеко от берега какую-то загадочную, вытянутую с севера на юг узкую тёмную полоску. Будто тень, упавшая на землю от длинного облачка в солнечный день. Однажды, когда воздух был особенно прозрачен, мне показалось, что эта полоска есть ступень, уступ, перепад рельефа, покрытый лесом. И этот бескрайний таёжный лес за Камой с его тёмной полоской, и этот могучий водный поток великой реки с её крутыми правыми берегами, в логах которых даже летом сохранялся, как в ледниках, снег, долгие годы оставались для меня загадкой и возбуждали стремление отгадать её, проникнуть в глубокие тайны природы. 

 

Неожиданные находки

Густой, протяжный, с перекатами бас пароходных гудков – голос каждого парохода, музыка судоходной реки – зазвучали над Камой сравнительно недавно, где-то в середине девятнадцатого века, когда установилось уже регулярное, всю навигацию, движение паровых судов. Тогда же появилась и необходимость в исследовании русла реки и её водного режима. В 1876 году Министерство путей сообщения создало на Каме и на её главных притоках сеть постоянных водомерных постов. Наблюдения велись непрерывно по 1892 год включительно и возобновились в 1922 году, после Гражданской войны.

В 1911 году волжская Тетюшская передвижная гидрологическая лаборатория измеряла годовой расход воды у села Добрянка (ныне город) в 70 километрах выше Перми: предполагалось соединить в верховьях Чусовую с Иртышом через Топку, Решётку и Исеть, а Каму с Печорой через Колву и Унью. Еще в 1815 году был прорыт канал протяженностью два километра от Чусовой до Исети. Но из-за опасения ухудшения сплава по Чусовой его вскоре закопали. Уже в XVI веке по Колве и пятикилометровому волоку к Волоснице с Камы в Печору и обратно ходили ладьи и другие деревянные весельно-парусные суда на север с хлебом и солью, обратно с рыбой, пушниной и другими полярными товарами. В екатерининские времена прорыли канал, соединивший Каму с Северной Двиной через Вычегду. Издревле Кама оставалась великим торговым путём с юга на север и с запада на восток.

В наше время, летом 1950 года экспедиция Ленгидроэнергопроекта начала гидрологические и метеорологические исследования в створе будущей плотины Воткинской ГЭС на Каме у села Гилёво, у деревни Гамы и села Сайгатка в 70 километрах выше Сарапула, в нескольких километрах выше камской луки. Изыскатели бурили глубинные скважины. Тут-то и обнаружилось то, что даже и не предполагалось обнаружить: под дном камской долины оказалось русло какой-то реки, более древней, чем Кама, покрытое мощным слоем осадочных пород, аллювия, под которым она и пряталась, а под ним – русло ещё одной, ещё более древней реки. Палеогидрографы, специалисты по изучению ископаемых рек, первую назвали Пра-Камой, вторую – Палео-Камой. Эти реки и были прапрабабушкой и прабабушкой нашей современной Камы. Палео-Кама существовала от 20 до 5 миллионов лет назад в неогеновый (миоцен-плиоценовый) период кайнозойской эры и отличалась гигантским каньонообразным руслом, огромной глубиной, шириной и высотой коренных берегов. Глубина ее водного потока достигала 120 метров, ширина по дну до 700 метров, по верху – от 1,2 до 3,5 километров. Почти отвесные берега поднимались на высоту от 200 до 850 метров. Трудно даже вообразить такую реку на месте той, которой я любовался с высоты Старцевой Горы. У Сарапула Палео-Кама текла несколько восточнее.

Неогеновый период отличался самым неспокойным геологическим временем кайнозойской эры. Произошло поднятие западного склона Урала, северо-востока Русской платформы, и водные потоки устремились под уклон вслед за отступающим морем, уровень которого соответственно понижался. От этого уровня моря и началось врезание Палео-Камы, углубление, распространившееся вверх по реке до Сарапула. Оно и образовало каньонообразное русло. Река Белая, уже существовавшая тогда, не впадала в Палео-Каму, а текла параллельно ей на север вдоль Уральских гор. Справа, с запада, в районе Сарапула, в Палео-Каму, прорезая Сарапульскую возвышенность, вливалась крупная река, в антропогенное время названная первыми заселившимися здесь племенами людей Сарапулем.

Ныне по долине той палео-реки протекает река Большая Сарапулка с притоком – Малой Сарапулкой. Название же «Сарапуль» сохранилось на долгие века. В двенадцатом столетии поселившиеся здесь новгородцы назвали свое селение «село Вознесенское на Сарапуле», позже именуемое Сарапульской дворцовой слободой, а затем городом Сарапулом. Без смягчения «л». Пристань под Старцевой Горой и в девятнадцатом веке всё ещё именовалась Сарапулем. Говорили: «к Сарапулю», «от Сарапуля».

Слева, с востока, в 50 километрах вниз по течению от Сарапула, у древнего села Николо-Березовка в Палео-Каму впадала большая река. По её долине бежит теперь речка Берёзовка.

В науке Палео-Каму именуют Кинель-рекой – по кинельским континентальным и морским толщам, которые похоронили Палео-Каму. Современная река Кинель, впадающая в реку Самару – левый приток Волги – недалеко от ее устья, в неогеновый период была гигантской рекой, притоком Палео-Волги, впадавшей тогда в древнее Каспийское море в районе Дагестана. Осадки, которыми была погребена Палео-Канель, и назвали кинельскими толщами. Под ними скрыта и Палео-Кама.

Пра-Кама в геологическом отношении не менее интересна, чем Палео-Кама. Но она уже из другого, более позднего геологического времени. Существовала в антропогенный период кайнозойской эры, в плейстоцене, до последнего оледенения на Русской, Восточно-Европейской равнинах и на Урале от 2 миллионов лет до 400 тысяч лет назад. Ученые называют Пра-Каму великой рекой антропогена. У неё было глубокое русло и широкая долина, которые она образовала в новый цикл эрозии и глубокого врезания при новой регрессии моря, отступлении Каспия и поднятии плиты Русской платформы. В этот период Пра-Кама, как ножом, срезала восточные склоны Старцевой Горы и других отрогов Сарапульской возвышенности выше и ниже Сарапула и обнажила многоцветные пермские толщи, открыв их солнцу, ветрам и дождям, а позже и человеку, поселившемуся на Каме.

Истоком Пра-Камы была бурная горная река Вишера, сбегающая с западных склонов Северного Урала. Вишера как бы продолжалась Пра-Камой. Белая же стала притоком Пра-Камы. Но впадала в неё на 35–40 километров выше современного русла, у села Старо-Кабаново. И эта Кама была похоронена осадками, под которыми и обнаружили её изыскатели при глубоком бурении у Перми и у Сайгатки. С глубоких бурений при строительстве гидроэлектростанций на Волге и Каме и началось подробное исследование погребённых рек.

 

Рождение Камы

Реки на Земле появились тогда, когда образовалась на суше вода. Они всегда текли в сторону погружающихся участков земной коры, от более высоких участков к более низким. Выполняя механическую работу, речные потоки размывают грунт и образуют русло с его дном и берегами. По возрасту горных пород на дне русла определяют возраст реки. Перво-Кама, Прото-Кама, «родилась» в каменноугольный период палеозойской эры, именуемый карбоном, более 350 миллионов лет назад, до образования Урала. Она была водообильной, огромной рекой. В плане занимала положение, близкое к положению современной Нижней и Средней Камы, и впадала не в Волгу, а в огромное Уральское море в районе современной Самарской Луки. В отложениях дельты Прото-Камы и прибрежной полосы Уральского моря за многие миллионы лет образовались богатые месторождения нефти. Когда Уральское море ушло на юг, исчезло, на его месте поднялись Уральские горы, Прото-Кама постепенно отмерла, исчезла почти бесследно. Геологическая «заслуга» Прото-Камы в том, что она образовала ту гигантскую речную долину, по которой потом потекли последующие поколения Камы. Вообще, современные крупные реки Русской равнины унаследовали положение рек палеозоя.

Во временной отрезок между Палео-Камой и Пра-Камой, в плиоценовую эпоху неогенового периода кайнозойской эры, от 3 до 2 миллионов лет назад произошла обширная трансгрессия, наступление Каспия. Море поднялось по Волге до Жигулей и по долине Камы до Сарапула. «Укороченная» Кама впадала в один из заливов того моря, названного в науке Акчагыльским, по урочищу Акчагыл на Каспии. Когда море отступило, Кама потекла в Волгу по прежнему руслу. 

Кама современная

По осадочным толщам, похоронившим Пра-Каму, течёт ныне наша современная Кама. Для нас её геологическая история не только не менее, а даже более интересна, чем история далеких Пра-Камы, Палео-Камы и всех остальных поколений Камы, потому что она рядом с нами, мы обитаем на её берегах, да ещё и воздействуем на неё, и чаще всего вредно.

Тысячелетия её геологической жизни учёные отсчитывают от последнего оледенения на рубеже плейстоценовой и голоценовой эпох антропогенного периода кайнозойской эры. В историческом же плане – от тех далеких веков и тысячелетий, которые мы именуем палеолитом, древним каменным веком, и в которые на её берега пришёл человек и назвал её Камой. Смысл слова, обозначившего её имя, из языка каких народов оно – давняя головная боль филологов, нерешённая лексическая загадка.

Далеким и петлистым оказывается порою путь от слова к слову. Наше всем известное общеславянское слово «ведать», то есть знать, это не что иное, как древнеиндийское «веда», «веды» – знание. Из одного гнезда индоевропейских языков вылетели его птенцы – древнеславянские и древнеиндийские языки, и тонкой паутинкой протянулись между ними «веды».

В Индии и в других странах Юго-Восточной Азии одного из хищных зверьков именуют виверрой. В древности на севере Урала и за Уралом мелких пушных зверьков называли одним словом «вiверицы». И древние новгородцы, и позже русские промысловики, поражаясь обилию пушного зверя, говорили: «Виверицы там падают с неба, как дождь». Ни от «виверр» ли протянулась паутинкой на Северный Урал через Алтай «вiверицы»… Так может оказаться и не случайным звуковое совпадение Камы – древнеиндийского божества, с Камой – уральской рекой. Ведь на Северном Зауралье есть и Алтай, и Кама. Специалисты Ленгидроэнергопроекта установили, что верхняя (третья) терраса Камы высотой до 30 метров от уровня моря относится ко времени Днепровского оледенения, которое произошло от 250 до 110 тысяч лет назад. На таком высоком уровне, где ныне стоит здание городской водокачки, текла в то время Кама, размывая склон Старцевой Горы и обнажая многоцветные пермские толщи. Средняя (вторая) терраса высотой 15–20 метров относится ко времени последнего оледенения, от 70 до 110 тысяч лет назад. На этой террасе стоял домик бакенщика. Пойма Камы, первая терраса, возвышается над рекой на 7–10 метров, а опускается в воду наклонно ко дну реки на 7–16 метров. На этой пойме стоят ныне дома нижней, южной, стороны Сарапула, последние дома Симонихи, вся Ершовка и растет таёжный лес. В половодье 1914, 1941 и 1958 годов, оказавшееся наводнением, Кама заливала пойму (первую террасу) и дома города на его южной окраине по окна первых этажей. В 1958 году вдвоём с моим товарищем мы заплывали в его дом на лодке через крыльцо и дверь. По комнатам плавали столы, табуретки, скамьи, кухонная утварь. Дом, в котором жила наша семья, стоял на самом берегу Камы. В наводнение 1941 года вода залила двор и подступила к его двум подъездам, и в город, на незатопленные улицы, мы пробирались по доскам, положенным на козлы, размахивая руками, чтобы удержать равновесие и не свалиться в холодную воду. Уступ же рельефа за Камой, который я видел со Старцевой Горы тёмной полоской на зелёном фоне леса, оказался одной из террас послеледниковой Камы, её левым берегом, к которому и стремится сегодня Кама. Там проложена насыпь железной дороги от Сарапула до Сайгатки и Чайковского на берегу Воткинского водохранилища у плотины Воткинской ГЭС.

В послеледниковый период Кама вырисовала на земной поверхности ту оригинальную форму русла, которая сохраняется по сей день. В верховье она закруглена завитком, как обезьяний хвостик. Начинаясь родником на Верхнекамской возвышенности, Кама бежит на север, потом на восток, на юг, в среднем течении ниже Сарапула, как мы уже знаем, поворачивает на запад, таким образом, описывая вокруг вятско-камских увалов окружность. Образовали камскую петлю талые воды последнего ледника.

Этот ледник не достиг Старцевой Горы и Камы у Сарапула. Движение на юг ему преградила Верхнекамская возвышенность. Севернее же этой возвышенности ледник накрыл и уничтожил две большие реки, текущие параллельно на север. К югу от возвышенности от них остались два «хвоста». Когда началось отступление и таяние ледника, вдоль его южной оконечности в понижениях, ложбинах, впадинах образовался мощный широтный водный поток, который прихватил «хвост» одной реки и соединил его на востоке с Камой, тогда Пра-Камой, текущей от Вишеры на юг. Кама оторвалась от Вишеры, а Вишера, догоняя её, превратилась в приток Камы. «Хвост» другой параллельной реки таким же образом соединился с Вяткой на западе, образовав её петлю, зеркально противоположную камской. К западу от Ижа, параллельно ему Вятка течет на юг и ниже Ижа впадает в Каму. Меридиальные потоки ледниковой воды, прорезав Верхнекамскую возвышенность, достигли Сарапульской возвышенности и промыли на ней замысловатые лабиринты глубоких логов, сохранившихся поныне. Особенно живописны они в лесах у Сарапула, оставаясь для любопытных краеведов-натуралистов замысловатой загадкой. Геологическое развитие Русской платформы продолжается и в наше историческое время. Не закончился и современный эрозийный цикл Камы. Кама – это гигантский водопад. Отметка её истока – 278 метров (по атласу Удмуртской Республики даже 330 метров). У Сарапула – 55 метров, в бывшем устье при впадении в Волгу – 33 метра. С высоты 240 метров падает камский поток. Сравним: высота Ниагарского водопада – 51 метр, Иматры – 18 метров. Могучий камский поток, устремляясь вниз, врезается в грунт, размывая и унося с собой миллионы тонн песка, галечника, гравия, глины и других горных пород. На своём пути, то есть в русле реки, он образует наносные острова, мели, перекаты, затрудняющие движение судов. Так жила и работала по законам природы наша современница Кама. Но в XX веке в её жизнь активно вмешивается человек и преобразует её по своим представлениям и понятиям. …Последнее лето двадцатого века. Стою на берегу Камы под Старцевой Горой, вглядываюсь в её дали и не узнаю реки. Уже нет у берега красавца дебаркадера, к которому подходили такие же красавцы, белоснежные, как лебедь, волжские пассажирские пароходы. Уже не слышно их раскатистых гудков, не доносятся с капитанского мостика команды штурмана: «Тихий ход! Отдать носовой! Отдать кормовой! Крепить швартовы! Стоп машина!..». Уже нет и паромного причала. Не стоят в несколько рядов вдоль берега или на рейде баржи с грузом, не дымят буксиры, исчезли катера, лодки-завозни. Да и рыбацких лодчонок незаметно. Вместо дебаркадера и паромного причала – отвесная стена серого бетона. И весь берег до самой воложки залит безликим, унылым бетоном. Волна плещется о бетон, она в радужных разводах нефти. Вода – словно мыльная, мутная, от неё веет неприятным запахом: отравлена промстоками. Уже не черпнёшь её котелком для ухи из ершей на Зелёном. Да и ерши пропахли керосином. Три гигантских плотины гидроэлектростанций рассекли Каму на четыре участка и изменили её единую жизнь. Каждый отрезок превратился в самостоятельную реку со своим водным режимом, со своей экосистемой, которая ещё неизвестно, сложится ли. Куйбышевское, волжское, водохранилище отрезало природное устье Камы и укоротило её длину. Теперь Кама впадает не в Волгу, а в это водохранилище, как в море, вырабатывая новое устье. Много загадок оставила нам Кама из своей жизни, но какие загадки еще преподнесёт она, преобразованная, нам в грядущем…

 

______________________________________________________________________________________________________________________

ИСТОЧНИК ИНФОРМАЦИИ И ФОТО:

Команда Кочующие.

Сайт Википедия.

http://fishingrum.narod.ru/

http://traverz.ru/

Информация 1990 года. С.Н. Шепелин Водные маршруты Удмуртии

http://www.ukbki.ru

http://www.yanaul.ru/

 

 

ВложениеРазмер
bui2 (1).jpg42.03 КБ
bui2 (2).jpg24.21 КБ
bui2 (3).jpg71.56 КБ
bui2 (4).jpg37.88 КБ
bui2 (5).jpg79.04 КБ
bui2 (6).jpg38.55 КБ
bui2 (8).jpg37.01 КБ
bui2 (9).jpg26.78 КБ
bui2 (10).jpg69.01 КБ
sx8.jpg33.87 КБ

Комментарии

аватар: Кэп

Кармановское водохранилище

Кармановское водохранилище находится в Янаульском районе Башкортостана на реке Буй (левый приток реки Кама). Створ плотины расположен в 28 км выше устья р. Буй.

Введено в эксплуатацию в сентябре 1967 года.

Назначение: сезонное регулирование стока, обеспечение водопотребления и охлаждения циркуляционных вод Кармановской ГРЭС. В рекреационных целях не используется. Используется в любительском рыболовстве.

Площадь водосбора в створе плотины 3820 км². Объём притока к вдхр. в год в среднем — 743 млн м³. Полный объём вдхр. 134 млн м³, полезный — 19,6 млн м³.

Площадь зеркала 35,5 км². Длина 15 км, ширина макс. 3,5 и ср. 2,4 км. Глубина максимально 12,8 и средне 3,8 м. Призма сработки 0,5 м. В состав гидроузла входят плотина (дл. 2150 м, ширина по гребню 10 м, напор 14 м), водосбросное сооружение (4 пролёта), струенаправляющая дамба (длина 2800 м), 2 водозабора ГРЭС (производительность 40 и 20 м³/с).

Общий объём водоотдачи 86,9 млн м³ в год (в том числе сан. пропуск 4763 млн м³).

Ихтиофауна

Кармановское водохранилище ежегодно зарыбляется несколькими тоннами мальков и подросшей молоди. Поскольку иначе водоём активно зацветёт, дно покроется слизистой плёнкой, что будет мешать технологическому использованию.

С. С. Хлебникова, начальник лаборатории охраны природы Кармановской ГРЭС, в интервью рассказала, что с 1996 года Татарстанский научно-исследовательский институт озёрного и рыбного хозяйства (ГосНИОРХ), согласно договору, правильно подбирает соотношение видов рыб, питающихся фитопланктоном и высшей водной растительностью, с одной стороны, и зоопланктоном, с другой стороны.

Богатая ихтиофауна и удобное географическое расположение привлекает на искусственное озеро рыболовов.

Отправить комментарий

Фотографии на сайте размещены в качестве научного, информационного, учебного и культурного материала без цели извлечения прибыли.

Контактная информация:

Капитан команды Кочующих (он же главный по сайту):
Хафизов Ахат - Hafizow@yandex.ru

Продвижение сайта в интернете:

Лоцман команды Кочующих
Бортяков Андрей - abortyakov@yandex.ru