Прибалтика

Остров Рюген, Буян, Аркона

Древняя Terra Mariana, «приморская земля», современная Прибалтика — это сосны и песок, капли янтаря на пустынных пляжах, мятежные волны Балтийского моря, размеренный ритм жизни и бережно сохраняемые народные традиции.
Внушительное количество лечебных курортов в сочетании с мягким климатом, где лето не слишком жаркое, а зима умеренно холодная, обеспечивает Прибалтику стабильным турпотоком на протяжении всего года: цены на лечение здесь гораздо ниже, скажем, карловарских, результат же — ничуть не хуже. В придачу здесь масса исторических достопримечательностей, интересные музеи, вкусные национальные блюда и неизменное радушие местных жителей.
 

 
Прибалтика — условное название региона, протянувшегося вдоль побережья Балтийского моря. Включают сюда Латвию,   Литву,   Эстонию  и Калининградскую область России (иногда Финляндию и Польшу).
Прибалтийский туризм — настоящий долгожитель на российском туристическом рынке: некогда поехать в «почти настоящую» Европу — с католическими соборами, развитой инфраструктурой и таким отстранённым от социалистической псевдосерьёзности взглядом на жизнь — почитал за счастье любой советский служащий. Времена изменились, но ощущение принадлежности к элитному осталось за Прибалтикой и по сей день.

Балтийское море
 
Сегодня туризм в Прибалтике — это прежде всего «экскурсионка», лечение и «вегетативный» отдых без курортного шума-гама, зато в окружении девственной природы и целебного хвойного воздуха. Рига, Вильнюс, Таллин и древний Кенигсберг таят в себе массу интересных достопримечательностей. Старый город Риги будто сошёл со средневековой гравюры (между прочим, латвийская столица — это один из немногих европейских городов, полностью сохранивших свой исторический облик) — узкие мощёные улочки, кукольные ратуши и соборы, таинственные переулки и мистические подвалы старинных домов.

Литва приготовила для внимательных туристов барочные памятники Вильнюса и Каунаса, Эстония удивит готическими церквями и соборами, развалинами монастырей и замков рыцарей Тевтонского ордена, а старый-добрый и совсем родной Калининград посвятит в тайны жизни Иммануила Канта и расскажет о славной истории российского флота.
 
Недорогое и качественное лечение — ещё одна причина туристического интереса к Прибалтике. Тем, кому нужно лишь слегка «подвинтить гайки» — расслабиться после трудового года, похудеть, посвежеть и похорошеть — прямая дорога в Юрмалу. Для душевного спокойствия здесь имеются великолепные пляжи с чудесным белым кварцевым песком, минеральные источники «для питья и лежаний», лечебные грязи, а помимо прочего — самый большой аквапарк Европы и ежегодный музыкальный фестиваль (а что, как не музыка, способствует стопроцентному довольству жизнью!). Поклонникам уединения и медитаций посоветуем обратить внимание на острова Эстонии: помимо популярного Сааремаа, здесь имеется более тысячи необитаемых островков, где даже самые материалистически настроенные натуры непременно подпадут под очарование тишины, природы и алхимии жизни.
 
Наконец, тем, кто хочет погулять по балтийскому взморью влажной и тихой осенью, подбирая идеально отшлифованные янтарные осколки, и при этом ну абсолютно не отдаляться от Родины, порекомендуем отправиться в Калининградскую область — самый западный регион нашей с вами необъятной. Подивившись на навечно склонившиеся в причудливых поклонах сосны на Куршской косе, здесь непременно выдохнешь: «Как красива Россия!»
 
 

                                устье реки Западная Двина (Даугава),  Рижский Залив                                   Река Западная Двина

ОБЩАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Приба́лтика (латыш. Baltija, лит. Baltija, эст. Baltimaad) — область в Северной Европе, соответствующая современным Литве,  Латвии,  Эстонии, а также бывшей Восточной Пруссии (в том числе Калининградской области России]. На западе соприкасается с другой областью, исторически выделяемой на побережье Балтийского моря, — Поморьем.
Историческое название прибалтийских губерний Российской империи — Остзе́йский или Прибалти́йский край. До Второй мировой войны под прибалтийскими странами обычно подразумевали Эстонию, Латвию и Литву, реже Финляндию.
 
 
Этимология и история термина
Слово «Прибалтика» (то есть при Балтике, ср.: Приамурье, Прикаспий, Причерноморье и т. п.) является производным от гидронима Балтика в значении Балтийское море. На «международном языке» средневековой Европы, латыни, его называли Mare Balticum.
В русский язык название Балтийское море пришло сравнительно недавно, причём ему предшествовало название, бывшее в обиходе почти 200 лет, — Остзейское море.
Германские народы, заселившие Западную и Северную Европу, по признаку относительного местоположения называли море Восточным: нем. Ostsee, дат. Østersøen, нидерл. Oostzee, швед. Östersjön. Восточные славяне называли это море Варяжским, по имени посредников, «монополизировавших» выход к его берегам и торговлю на нём. Позже варяги «персонифицировались» в русской истории как свеи, и море стали называть Свейским.
 
При Петре I в результате победы над Швецией в Северной войне в Прибалтике утвердилась Россия, и море перестало быть для русских чужим, Варяжским или Свейским, но вместе с тем географически оно не было «Восточным» (Ostsee). В итоге имя, взятое с «немецких» карт, не перевели, а транслитерировали. Производные от «остзейский» (остзейское право, остзейское дворянство и т. п.) пополнили ряд иноязычных заимствований, модных в петровскую эпоху.

Общим именем созданных в 1713 году в Прибалтике губерний Российской империи Рижской и Ревельской (с 1796 года — Курляндской, Лифляндской и Эстляндской) было Остзейские губернии.
Немецкими остзейские губернии были до середины XIX века не только по названию, но и по языку. Немецкий язык с орденских времён стал здесь официальным. После Реформации он стал богослужебным; на нём велось делопроизводство, его преподавали во всех школах и т. п. С 1841 года началось отмечаемое в остзейских губерниях «движение населения к православию», подразумевающее в том числе и освоение русского. Начав «разнемечивание» Прибалтики, Российская Империя стала переводить делопроизводство и другие сферы деятельности на русский язык. В 1884 году Александр III заменил название Дерпт на Юрьев. Тогда же «перевели на русский» и море, и общее имя губерний: Прибалтийские губернии или, собирательно, Прибалтийский край (ср. Приазовский край, Приамурский край, Привислинский край и т. п.)

                                                                 Рижский залив                                Балтийское море                                                   Балтийское море

 
В литературе и публицистике до 1917 года наряду с «остзейский» и «прибалтийский» к региону применялось и ещё одно собирательное понятие — Инфлянты. Так в Польше испокон веков называли территориальные образования Прибалтики, некогда бывшие под одной польско-литовской короной.
В годы Первой мировой войны часть Прибалтики оккупировала Германия. Созданное ею после Февральской революции 1917 года марионеточное Балтийское герцогство было почти единственным (если не считать Финляндию) примером реставрации монархического строя на территории бывшей Российской империи. В дальнейшем на неоккупированных территориях Прибалтики стали провозглашаться советские и буржуазные республики. По окончании войны лимитрофы (как стали называть дипломаты государства, образованные на территориях Российской империи) составили своего рода «санитарный кордон» между Западом и Советской Россией. Хотя в строгом понимании к лимитрофам относилась и Финляндия, на практике же термин претендовал на замену понятия «Прибалтика» как трёх новых прибалтийских стран. Термин «лимитрофы» употреблялся и в советской художественной литературе. Однако политическая подоплёка его существования продолжалась недолго, и после принятия прибалтийских республик в состав СССР о слове «лимитроф» помнили только историки.
 
В контексте районирования Союза ССР получило широкое применение сохранившееся с дореволюционных времён прилагательное «прибалтийский»: Прибалтийский экономический район, Прибалтийский военный округ, Прибалтийская железная дорога. В административно-территориальном делении Прибалтика включала Литовскую ССР, Латвийскую ССР и Эстонскую ССР, а также Калининградскую область РСФСР.
Аналогично «лимитрофам» в 1990-е годы в русский язык пришёл термин «Балтия». Слово это родилось в СМИ, выходящих на русском языке в Латвии (ср. «Бизнес и Балтия», газета в Риге). За пределами латышского языка термин Baltija не вытеснил ни Baltimaad / Balti riigid (страны / государства Балтики) в эстонском, ни Pabaltijys (прибалтийский) в литовском. В Европейском Сообществе понятие Baltija воспринимается как местный синоним «Baltic(s)» в смысле «регион Балтийского моря». Изданный в США «Исторический словарь Эстонии» (2004) в статье «Балтийские провинции» (англ. Baltic provinces) подтверждает, что и сегодня в русской речи многие называют этот регион, как и прежде, Прибалтикой. Этот топоним словарь приводит в транскрипции и в отдельной статье-перенаправлении «Pribaltika».
  

Балтийское море
 
ЛАТВИЯ
Латвия — сердце Прибалтики
: здесь сконцентрировано все лучшее, чем по праву гордится этот удивительный край. Небольшая страна, взятая в плотное полукольцо Эстонией, Литвой, Белоруссией и Россией, долгое время оставалась для советских курортников чем-то вроде «своей заграницы», да и сегодня по-прежнему полна парадоксов. Утонченная элегантность городской архитектуры соседствует здесь со скромным очарованием аутентичных деревушек. В мегаполисах растут бизнес-центры, а многовековые замки молчаливо хранят тайны прошлого. Природа — побережье Балтийского моря, озера, леса — по-северному сдержанная, но оттого еще более завораживающая. Люди — по-европейски тактичные, но при этом очень гостеприимные: латыши уже привыкли жить в западном ритме, но и собственные традиции тщательно берегут.
Причин отправиться в Латвию — великое множество: побродить по узким улочкам Риги, отдохнуть на знаменитых пляжах Юрмалы, полюбоваться роскошными храмами и замками, разбросанными по всей стране. И в который раз убедиться: все самое интересное часто ждет по соседству.
 
Столица — Рига, один из самых красивых городов не только в Прибалтике, но и во всей Европе. Прогулка по ее старому центру — это маленькое путешествие в средневековье. Символ города — Домский собор 1211 г., примечательный не только эклектичным фасадом, но и скрывающимся за ним 25-метровым органом. Привлекает внимание и Дом Черноголовых — яркий образец европейской архитектуры 14 столетия. О былых временах напоминают также Большая и Малая гильдии, издавна собиравшие под своими крышами местных торговцев и перестроенные в 19 веке. Тогда же был возведен и исторический центр Риги — воплощение югендстиля. Витиевато декорированные особняки, храмы разных конфессий и даже статуя Свободы — все смешалось в причудливом облике этого района.
Второй по размеру и значению город Латвии — Даугавпилс. На протяжении столетий здесь пересекались ключевые торговые пути, а значит, судьбы, религии и традиции. Неудивительно, что современный Даугавпилс являет собой оригинальный микс храмов, музеев и архитектурных памятников всех мастей.

Исторический центр города все же выдержан в едином стиле — латгальском барокко с характерными фасадами из красного кирпича и обилием декора.
Сигулда — город относительно молодой, сформированный в 16-18 столетиях. Причины его туристической популярности — живописная природа, овеянные легендами пещеры и, конечно, роскошные замки в окрестностях (наиболее знаменитый — Турайдский).
Побывать в Латвии и не провести хотя бы пару дней на побережье — непростительно. Главный местный курорт — Юрмала, славная пляжами, лесами, природными парками и громкими культурными событиями. Лиепая — это соленый морской ветер, россыпи янтаря и удивительные пейзажи. А портовый Вентспилс привлекателен ухоженными зелеными зонами, исторической архитектурой и активно развивающейся инфраструктурой. Полный список городов и курортов Латвии ищите на нашей странице.

                                                           город Рига, Латвия         Балтийское мореБалтийское море

 Климат
Климат Латвии — переходный от морского к континентальному. Лето солнечное, хотя короткое: наслаждаться погожими деньками можно с середины июня до конца августа. Но даже тогда вечера бывают прохладными, а небо нередко взрывается грозами, так что стоит положить в чемодан и куртку, и зонт. Средняя температура июля — +18...+20 °C. Осень ветреная и дождливая, но с приятными сюрпризами: в начале октября в права вступает бабье лето. К концу месяца его сменяют туманы и ливни, а первый снег выпадает уже в ноябре.
Зимой погода тоже непостоянна, хотя покататься на лыжах и санках туристам и местным чаще всего удается. В январе на побережье Балтийского моря примерно −2 °C, в восточных районах — до −7 °C. Начало весны — серое и слякотное, а вот в мае природа расцветает во всей красе. Именно тогда в Латвии и начинается высокий сезон, длящийся до самой середины осени. Смотрите также прогноз погоды на курортах и в городах Латвии.
Виза и таможня
Латвия входит в список стран-участниц Шенгенского соглашения, для посещения страны необходимо оформить визу и страховку.
Ввоз и вывоз иностранной валюты не ограничен. При въезде с территории стран, не входящих в ЕС, суммы свыше 10 000 EUR подлежат обязательной декларации. Табачные изделия можно провезти в количестве 200 сигарет или 100 сигарилл, или 50 сигар, или 250 г табака. Таможня пропустит 1 л крепких напитков (крепостью более 22 °) или 2 л — с содержанием алкоголя менее 22 °. Также можно провезти 50 мл духов или 250 мл туалетной воды. Медикаменты допустимы в количестве, необходимом для личного пользования. Цены на странице указаны на сентябрь 2018 г.
Из продовольственных продуктов к ввозу запрещены молоко и мясо, равно как и все возможные изделия из них (включая конфеты, колбасы, консервы и корма для животных). Для домашнего питомца потребуется подготовить международный ветпаспорт с пометками о вакцинации против бешенства и остальных обязательных прививках.
Вывоз необработанного янтаря запрещен, а художественных ценностей старше 50 лет — ограничен (требуется специальное разрешение).

АНОМАЛЬНЫЕ ЗОНЫ ЛАТВИИ - ТУТ!

  

                                       лебеди-шипуны, Куршская коса, вдали Клайпеда           Литва                 Куршская коса

 

ЛИТВА
Отдых в Литве
станет неплохим вариантом для путешественников, предпочитающих мягкий нежаркий климат, семей с детьми, а особенно — для людей в возрасте. Последние смогут поправить здоровье на одном из многочисленных лечебных курортов страны. Опять же — заплатив за это заметно меньше, чем в других европейских странах. Кроме того, Литва не даст заскучать и требовательным любителям достопримечательностей: в стране есть на что посмотреть и в плане исторической «экскурсионки», и в отношении природных красот. Другие приятные бонусы, привечающие туристов, — отсутствие языкового барьера, неэкстремальная кухня и недолгий перелет. Словом, если вы еще раздумываете, подойдет ли Литва в качестве места для отпуска — отриньте сомнения и в путь!
Столица — Вильнюс, понятный и удивительный одновременно. Стоит отъехать от центра — и попадаешь в безликие каменные джунгли, типичные для всего постсоветского пространства. Но сердце литовской столицы бьется в абсолютно ином ритме: барочные здания с нарядными фасадами, древние замковые стены, величественные храмы, россыпь уютных кафе — взгляд постоянно цепляется за что-нибудь интересное. Кафедральный собор Вильнюса напоминает древнегреческие архитектурные шедевры, храм Св. Анны из красного кирпича устремляет в небо пики готических башен. К руинам некогда мощного Верхнего замка на Замковой же горе везет фуникулер, а вот по творческому кварталу Ужупис — провозгласившему свою независимость государству художников — нужно гулять пешком, заглядывая в каждую кофейню и галерею.
В Литве много курортных городков, идеальных для пляжного и оздоровительного отдыха.
Еще одно популярное туристическое направление — Тракай, древняя литовская столица. Это небольшой, но весьма живописный город в 28 км от Вильнюса. Он окружен водами озера Гальве и множеством островов, на одном из которых возвышается единственный островной замок Восточной Европы.
Каунас гораздо крупнее Тракая: по величине он уступает разве что столице. Основанный в 13 веке город — отличное место для экскурсий: сохранились и готические памятники (Каунасский замок), и архитектура Ренессанса (дворец князей Масальских), и образцы барокко (Пажайслисский монастырь). А еще в Каунасе много красивых церквей и скульптур, неплохие пляжи и большой зоопарк.
Самый известный литовский курорт — Друскининкай. Когда-то здесь отдыхала партийная элита, а сегодня целебные грязи и минеральные источники доступны всем желающим. Поправить здоровье можно и в древнем Бирштонасе с весьма живописной природой. Паланга — курорт с «дачным» настроением, идеально подходящий для семей с детьми. Поклонникам впечатляющих пейзажей рекомендуем отдых на Курсшкой косе — узкой саблевидной полоске суши, отделяющей одноименный залив от Балтийского моря. На литовской стороне гостей принимает Неринга с фотогеничными дюнами (они тут одни из самых высоких в Европе) и современной инфраструктурой. Полный список городов ищите на странице «Города и курорты Литвы».
Климат в Литве переходный: на востоке и в центре — континентальный, в прибрежных районах — мягкий морской. Местную зиму не назовешь суровой: температура редко опускается ниже −5 °C, холода сменяются оттепелями, снег, если и устилает землю, то быстро тает. Летом тоже обходится без крайностей: даже в июле вряд ли будет жарче +20-25 °C.
Литовская погода комфортна и для пожилых людей, и для маленьких туристов: солнце прячется за облаками и не обжигает даже в полдень, а легкий бриз с Балтики и достаточно прогретая для купания вода в море дополняют и без того приятную картину. А вот межсезонье — не лучшее время для отдыха: затяжные дожди и прохлада грозят помешать наслаждению природными и архитектурными красотами.
    

АНОМАЛЬНЫЕ ЗОНЫ ЛИТВЫ - ТУТ!

 

                                                                город Таллинн                                                      Балтийское море

 
ЭСТОНИЯ
Отдых в Эстонии
имеет ряд очевидных преимуществ: близость к России (сюда можно за несколько часов доехать на автобусе из Питера), не слишком сложный процесс получения визы, отсутствие языкового барьера (в крупных городах почти все говорят по-русски), высокий уровень сервиса. А эстонская «экскурсионка» вообще выше всяких похвал: даже удивительно, как в такой маленькой стране поместилось столько достопримечательностей. Наконец, летом здесь можно позагорать-искупаться, а заодно — поправить здоровье.
Вся Эстония — один большой курорт: отели и санатории вырастают везде, где есть подходящие условия. Любители спокойного и уединенного отдыха смогут неплохо отдохнуть на островах, а также на хуторах и фермах в эстонской «глубинке». Вступление страны в Шенген не сделало оформление визы более сложной процедурой (впрочем, и не упростило ее), зато открыло перед своими гостями границы многих стран Европы.
Столица — Таллин, по-европейски уютный и ухоженный, по-эстонски — неторопливый. Туристам тут тоже нужно гулять не спеша, обстоятельно изучая каждую из многочисленных достопримечательностей: площадей, крепостей, замков и музеев. Лучшие образцы средневековой архитектуры красуются в Старом городе, самые популярные пляжи — в районах Хааберсти и Пирита.
Следующий по величине — Тарту, именуемый интеллектуальной столицей Эстонии: здесь базируется один из старейших в Северной Европе Тартуский университет. Самые колоритные рестораны и антикварные лавки сосредоточены, как водится, в старом центре, по соседству с культурными достопримечательностями.
90 % населения Нарвы говорят по-русски. Тут почти всегда тихо и безмятежно, лишь несколько раз в году покой Нарвского замка тревожат громкие музыкальные и исторические фестивали.
Небольшой курорт Нарва-Йыесуу расположен севернее Нарвы, в сосновом бору, в устье одноименной реки. Широкий морской пляж с мелким белым песком протянулся на 13 км, источник лечебной минеральной воды «Ауга» позволяет совмещать отдых и оздоровление.
Популярный летний курорт Пярну находится на побережье одноименного залива в 130 км южнее столицы. Первые спа-салоны открылись здесь еще в начале 19 века, из архитектуры интересны церкви Св. Екатерины и Св. Елизаветы, Ратуша, Таллинские ворота и Красная башня (единственная уцелевшая часть городской стены 15 столетия).
Лауласмаа («Поющая земля») расположена всего в 40 км от Таллина. На пляже — целый городок развлечений: детские игровые площадки, аквапарк, бунгало-бар, аттракционы и площадки для пляжного волейбола. В Хаапсалу приезжают за грязевыми ваннами, в Курессааре купание в теплом Рижском заливе сочетают с познавательными экскурсиями. Приятно отдыхать и на эстонских озерах: Вярска славится целебной минеральной водой, на Пюхайярве открыт экологический рекреационный центр с развитой инфраструктурой.

                                                                      остров Сааремаа,  Эстония                                                                                          Балтийское море

Погода в Эстонии подчиняется капризам Балтики. Климат тут умеренный, переходящий от морского к континентальному. На западном побережье чуть теплее, чем на юго-западе, но в целом разница температур несущественна. Зимы чаще всего мягкие и снежные, но у местной погоды семь пятниц на неделе: ясное солнце может резко сменяться порывистым ветром и колючим дождем. Больше всего осадков выпадает осенью, но зонтик пригодится уже в конце августа. Весна серая и прохладная, лето теплое, но не душное (ветры с Балтийского моря спасают от зноя).
Официально купальный сезон длится с июня по август, но комфортнее плавать с середины июля: неглубокие прибрежные воды прогреваются к этому времени до +20...+25 °C.
В середине лета столбик термометра взмывает максимум до +30 °C, в январе редко бывает холоднее −4...−7 °C. Идеальное время для «экскурсионки» — период с конца мая до начала сентября, но зимой тут тоже интересно: все катаются на санках и лыжах, веселятся на ярмарках и гуляют по Таллину, который в эту пору красив как никогда. Смотрите также прогноз погоды на основных курортах и в городах Эстонии.
Виза и таможня
Эстония входит в состав стран-участниц Шенгенского соглашения. Для посещения страны необходимы виза и туристическая медицинская страховка.
Ввоз и вывоз иностранной валюты не ограничен, но суммы свыше 10 000 EUR нужно декларировать. Ограничений на ввоз предметов личного пользования нет, мясные и молочные продукты под запретом. Можно провезти 200 сигарет или 100 сигарилл, или 50 сигар, или 250 г табака. Таможня пропустит 1 л крепких напитков (с крепостью более 22 °) или 2 л с содержанием алкоголя менее 22 °, 4 л вина и 16 л пива. С собой можно брать 50 мл духов или 250 мл туалетной воды. Медикаменты — в количестве, необходимом для личного пользования, детское и лечебное питание — до 2 кг на человека (упаковки должны быть запечатаны). Ввоз наркотиков, оружия, взрывчатки, порнографии и каких бы то ни было поддельных товаров строго запрещен. Вывозимые из Эстонии культурные ценности должны сопровождаться официальными сертификатами. Цены на странице указаны на октябрь 2018 г.
Tax free
Шоппинг в Эстонии может стать выгоднее на 20 %, если выполнить все условия системы Tax free. Сделать это несложно: достаточно совершить покупки на сумму не менее 39 EUR в магазинах, обозначенных соответствующими вывесками, и попросить у продавца два чека — обычный кассовый и специальный, с перечнем приобретенных товаров, указанием ставок НДС и личных данных покупателя. Все это понадобится на таможне в аэропорту: нераспакованные товары досмотрят, чек Tax free проштампуют, а в офисе Global Blue выдадут нужную сумму наличными или оформят банковский перевод.
Как добраться до Эстонии
Крупнейший аэропорт в Эстонии, Таллинский, находится в черте столицы, всего в 4 км от ее исторического центра. Прямые рейсы из Москвы выполняет только «Аэрофлот», вылет из Шереметьево, в воздухе предстоит провести 1 час 40 минут. Добираться с одной пересадкой немного выгоднее: у «Эйр Балтик» есть маршруты со стыковкой в Риге, продолжительность пути — от 3 часов 20 минут. «ЛОТ», «ЮТэйр», «Эс Севен» и др. перевозчики организуют перелеты с двумя пересадками, в дороге — от 5,5 часов, стыковки в Риге, Санкт-Петербурге, Вильнюсе и иных европейских городах.
Из Питера в Таллин прямых авиарейсов нет. «Эйр Балтик» везет через Ригу (от 3 часов в воздухе), «Норра» и «Финнэйр» — через Хельсинки (от 7 часов), «Скандинавские авиалинии» — через Стокгольм (от 4 часов), «ЛОТ» — через Варшаву (от 20 часов).
Добраться до эстонской столицы можно и по суше. Между Москвой и Таллином курсирует «Балтийский экспресс», стартующий с Ленинградского вокзала и следующий до пункта назначения 15,5 часов. Билеты в плацкарте — 80 EUR, в купе — 95 EUR. На этот же поезд можно подсесть и в Петербурге, на Московском вокзале: путешествие обойдется в 40 EUR и 50 EUR соответственно. Из обеих российских столиц в Таллин отправляются и автобусы «Эколайнс»: билеты из Москвы — 55 EUR, из Питера — 20 EUR, расписание и подробности — на оф. сайте перевозчика.

АНОМАЛЬНЫЕ ЗОНЫ ЭСТОНИИ - ТУТ!

 

 

География Прибалтики
Прибалтика расположена в западной части Восточно-Европейской (Русской) равнины. С северо-запада и севера она омывается Балтийским морем (Калининградский, Куршский, Рижский и Финский заливы). На востоке к ней примыкает Валдайская возвышенность, на юго-востоке и юге — Полесская низменность, на западе — Среднеевропейская равнина.
Часовой пояс территорий Прибалтики, за исключением Калининградской области, — восточноевропейское время (UTC+2, в летний период — UTC+3). Время в Калининградской области — UTC+2 круглогодично.
  

Остров Рюген, Буян, Аркона

Береговая линия Прибалтики
На юго-восточном берегу Балтики по ходу от бывшей Восточной Пруссии в направлении Ингерманландии на прибалтийском побережье выделяются крупнейшие элементы: Самбийский полуостров, с отходящими от него Вислинской и Куршской косами, Курляндский (Курземский) полуостров, Рижский залив, Эстонский полуостров, Нарвский залив и Кургальский полуостров, за которым открывается вход в Финский залив.

В районе Самбийского полуострова при подходе к морю возвышенности обрываются высокими, крутыми уступами — клиффами. Высота клиффов достигает 55—60 метров (мыс Таран). В их подошве вскрываются кайнозойские, главным образом позднепалеогеновые и неогеновые песчаники, пески и глины. С этими доледниковыми морскими отложениями связаны главные месторождения прибалтийского янтаря. Подножия клиффов часто обрамлены обширными песчаными пляжами, поверхность которых обычно покрыта эоловыми дюнами в сложном сочетании прибрежной ряби волнения. К северо-востоку на Калининградский залив открывается Полесская низменность, бо́льшая часть территории которой расположена на несколько метров ниже уровня моря. На таких участках береговая линия защищена от возможных наводнений дамбами. Сами заливы мелководны (глубина не более 3,7 метра).
Уникальный природный объект южной Прибалтики — Куршская коса. Является самой крупной косой на Балтийском море. Общая её протяжённость — 97—98 км, ширина — от 400 м (в районе посёлка Лесное) до 3,8 км (в районе мыса Бульвикио, чуть севернее Ниды). По своим размерам (общий объём песка более 6 млрд м³ или 6 кубических километров) её песчаные дюны высотой до 64—68 м (дюна Эфа) — третьи в мире, после дюн Вьетнама и Франции (Дюна в Пиле — 97 м).
 
Протяжённость литовского побережья Балтики после присоединения в 1945 году части Восточной Пруссии достигла 97 км. Оно представляет собой наклонённую к морю низменность, шириной 15—20 км и высотой до 50 м, для которой характерны невысокие пологие холмы, а у берега моря — дюны. Берег Нижненеманской низменности — дельтовой равнины в низовьях Немана — заболочен.
Береговая линия Латвии (около 500 км) изрезана слабо; исключение — глубокий внутренний изгиб Рижского залива, закрытого от открытого моря Курземским полуостровом и островами Моонзундского архипелага. Берега здесь также по преимуществу низменные с песчаными пляжами и дюнами; ширина прибрежной низменности — 2—3, местами до 50 км.
Эстония — самое «многоостровное» (1521 остров общей площадью 4,2 тыс.км², или 9,2 % её площади) государство Прибалтики с самой длинной береговой линией (3794 км только для континентальной части). На западе, со стороны Латвии берег низменный; далее к северо-западу сильно изрезан заливами и бухтами (Пярнуский залив, Таллинская бухта, заливы Хара, Колга, Лахепере, Матсалу и др.). Северные берега Эстонии часто круто обрываются в виде уступа — глинта.
Крупнейший внеконтинентальный элемент Прибалтики — Моонзундский, или Западно-Эстонский архипелаг — также принадлежит Эстонии. Это более 500 островов общей площадью 4 тыс. км² (крупнейшие Сааремаа, Хийумаа, Муху, Вормси и Кихну), омываемых с юга Рижским, с северо-востока Финским заливами. Острова сложены главным образом известняками; местами их перекрывают моренные отложения. По сильно изрезанным берегам простираются песчаные дюны, поверхность самих островов по большей части низменная, равнинная; максимальная высота — 54 м.
 

                                                                           Балтийское море,  около Клайпеды, Литва                               Балтийское море

 

 
Рельеф
Гайзинькалнс (латыш. Gaiziņkalns) — высочайший холм Латвии. Представляет собой частично денудированную морену. Высота над уровнем моря: 311,6 м.
Территория Прибалтики располагается на крайнем северо-западе Русской равнины и представляет собой поверхность выравнивания, осложнённую холмисто-западинным и холмисто-грядовым рельефом преимущественно ледниково-аккумулятивного (морены) и водно-ледникового происхождения (зандры, озы, камы, друмлины), между которыми залегают плоские поверхности плейстоценовых приледниковых озёр различного генезиса, сложенные, в основном, ленточными глинами. Большинство этих озёрных равнин занято современными живописными водоёмами.
Основной водораздел между бассейнами Чёрного и Балтийского морей проходит по линии водораздела Белорусской гряды, пересекающей Белоруссию от Беловежской пущи до Орши. Однако севернее, параллельно этой гряде, приблизительно от г. Вильнюса до Даугавпилса, простирается Балтийская гряда (257 м). Обе гряды между Минском и Вильнюсом соединяются Ошмянской грядой (320 м). Кроме этого, в различных частях региона также возвышаются относительно изолированные гряды Жемайтская (228 м), Курземская (182 м), Латгальская (289 м), Ханья (317 м), Сакала (118 м) и другие, имеющие общее субмеридиональное простирание. Все эти гряды и возвышенности имеют ледниковое, или ледниково-обусловленное происхождение. Севернее и западнее балтийской гряды лежат отдельные участки (менее 50 м на у.и.) Прибалтийской низменности: Средне-Литовская, Жемайтская, Приморская и другие.
В тектоническом отношении Прибалтика является частью Восточно-Европейской платформы. Докембрийское основание перекрыто чехлом более поздних осадочных пород. В Северной Эстонии и на эстонских островах Балтики из коренных горных пород наиболее распространены известняки, доломиты и мергели ордовикского и силурийского периодов, образующих западный выступ Ордовикского плато. Эти породы обнажаются в северной части территории глинтом, ниже которого на морском побережье выходят ещё более древние породы — кембрийские глины и песчаники. Крайняя северо-западная часть отдельных участков территории Прибалтики представляет собой неровную моренную равнину с выступами отпрепарированных ледниками скальных пород неглубоко залегающей периферии Балтийского кристаллического щита, который, по некоторым данным, мог представлять собой один из центров четвертичного оледенения.

Мощные покровные ледники, выдвигавшиеся в плейстоцене из Скандинавии и неоднократно перекрывавшие весь север Русской равнины, были главным фактором, сформировавшим современный облик рельефа Прибалтики. По различным данным территория испытала от трёх до четырёх ледниковых эпох. Последняя из них — позднеплейстоценовое Валдайское оледенение (по местной шкале) (с максимумом около 24 — 18 тыс. лет до н. э.), оставила наиболее свежие геолого-геоморфологически следы: холмистые гряды Балтийской возвышенности с примыкающей частью Поозерья (озёра Чудское, Псковское озеро, Ильмень и рыхлые валунно-гравийно-галечниковые ледниковые фации, заполненные песками и супесями.
  
В целом территория Прибалтики пережила очень сложную геологическую историю, которая в четвертичное время сопровождалась крупными ледниковыми экспансиями, изменениями уровня и размеров Балтийского моря (вплоть до его полной изоляции от Мирового океана), тектоническими движениями и кардинальными изменениями органического мира.
  
 
КАЛИНИНГРАДСКАЯ ОБЛАСТЬ
Калининградская область
— единственный регион Российской Федерации, отделенный от основной территории страны сухопутными границами иностранных государств и международными морскими водами.
Здесь безморозная зима и умеренно теплое лето, красивая природа и богатый животный мир. В любое время года в Калининградскую область едут за эффективным санаторно-курортным лечением и насыщенной экскурсионной программой. Кроме того, некоторые туристы приезжают провести в Калининграде выходные: пройтись по магазинам, посетить парочку ресторанов, попробовать только что сваренное пиво, а потом окунуться с головой в бурную ночную жизнь.
Крупные туристические центры области: Светлогорск, Зеленоградск, Отрадное, Пионерский, Янтарный, национальный парк «Куршская коса».
Климат области — переходный от умеренно-континентального к морскому. В осенние месяцы, наиболее благоприятные для лечения, средняя температура воздуха составляет от 0 °C до +7 °C, а температура морской воды не поднимается выше +10 °C. В этот период максимально увеличивается содержание йода в воздухе, что помогает в лечении заболеваний органов дыхания, астмы и щитовидной железы. В зимний период средняя температура -2...-6 °С, самый холодный месяц — январь. Сильные морозы непродолжительны — 1-2 суток. Весной средняя температура воздуха +14...+17 °С, температура воды в море колеблется от +12 до +16 °C. Самый теплый летний месяц — июль, средняя температура воздуха примерно +21 °C, температура воды Балтийского моря в это время +17...+18 °С, а Куршского залива — на 3-4 градуса выше. По количеству солнечных дней в году область близка к Сочи.
  
 АНОМАЛЬНЫЕ ЗОНЫ КАЛИНИНГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ - ТУТ!

 

Водные ресурсы Прибалтики
Контуры Прибалтики как региона практически совпадают с очертаниями прибалтийского артезианского бассейна. Этот гидрогеологический бассейн, расположенный в северо-западной части Восточно-Европейской платформы, охватывает территории Эстонии, Латвии, Литвы, северо-западную части Белоруссии, Калининградскую и часть Псковской области, а также северо-восточную часть Польши. «Опираясь» на южный склон Балтийского щита, Балтийскую синеклизу и Белорусскую антеклизу, с поверхности этот артезианский бассейн представляет собой зандровые и озёрно-ледниковые равнины, чередующиеся с моренными возвышенностями.

Нижний (кембрийско-вендский) и верхний (кембрийско-ордовикский) ярусы подземных вод прибалтийского артезианского бассейна разделены мощной толщей кембрийских глин. По размерам бассейн относится к числу крупнейших в Европе. На питание пресных подземных вод здесь расходуется в среднем от 5 до 30 % атмосферных осадков; их естественный годовой ресурс оценивается в 16,8 км³. Среднемноголетний подземный сток колеблется, расчёте на 1 км², от 1,5—1,7 л/сек в сильно трещиноватых и закарстованных известняках силура и ордовика до 0,5 л/сек в палеогеновых и кембрийско-ордовикских водоносных комплексах со слабой водопроводимостью и затруднённым инфильтрационным питанием. С учётом этих различий подземный сток в процентах к речному колеблется между 15—20 % и 50—60 %, достигая 70 % на силурийском и ордовикском плато в бассейне реки Мяркис.
Широкое развитие карстовых структур в Эстонии и прилегающих Печорах делает актуальной проблему защиты подземных вод от загрязнения. Минеральные воды сульфатно-хлоридного кальциево-натриевого состава (образующиеся в погруженных частях меловых, девонских и кембрийско-ордовикских отложений) — Друскининкай, Бирштонас и Балдоне; сероводородные воды извлекаются в Кемери.
Озёра южной и болота северной Прибалтики, как сказано выше, занимают понижения ледниковых ландшафтов. Гидрологический режим этих озёр зависит от их размеров, генезиса и особенностей водного баланса, то есть — питания и расходов. В целом же режим всех водных объектов является продуктом климата.
Все реки Прибалтики, за исключением впадающих во внутренние несообщающиеся озёра, принадлежат бассейну Балтийского моря, впадая в него непосредственно или опосредованно, через систему озёр и протоков. Псковское и Чудское озёра — естественная восточная граница северной Прибалтики — сообщаются с морем через Нарову, принимая в себя воду некоторых малых рек.
 
Крупнейшие реки территории — Западная Двина (сток при устье 700 м³/с) и Неман (678 м³/с) — протекают через территорию Прибалтики полностью, Истоки этих рек находятся ясь далеко за её пределами. Из местных рек судоходны в нижних течениях р. Вента (95,5 м³/с; бассейн 11800 км²), р. Преголя (90 м³/с; бассейн 15500 км²) и р. Лиелупе (63 м³/с; бассейн 17600 км²). Река Гауя (бассейн 8900 км²) имеет лишь сплавное значение.
  
  

РЕКА НЕМАН

Не́ман (белор. Нёман, лит. Nemunas, нем. Memel, польск. Niemen) — река в Белоруссии, Литве и Калининградской области России. 
Длина реки — 937 км, площадь её водосборного бассейна — 98 200 км², среднегодовой расход воды — 678 м³/с.

В нижнем течении является важной приграничной рекой, служит государственной границей между Россией и Литвой.                                               
Река берёт начало к югу от Минской возвышенности, затем течёт в извилистом русле по так называемой Неманской низине, а в нижнем течении — по Среднелитовской и Приморской низменностям (в районе дельты Немана последняя известна как Нижненеманская низменность). Впадает в Куршский залив Балтийского моря, образуя дельту с островами. 
Основные рукава в дельте: Гилия (Матросовка, левый) и Русне, который также делится на полноводный рукав Скирвите (Северная) и широкий, но мелководный Атмата (правый).
 
Происхождение названия, Гидрография
По А. Погодину и Т. Лер-Сплавинскому, гидроним возник из финского niemi «ряд холмов, мыс».
По К. Буге, название гибридное от балтийской основы мун в сочетании со славянским отрицанием не. В процессе ассимиляции мун превратилось в ман. В. Жучкевич считал, что основа мун финская.

По А. Кочубинскому, название происходит из жмудского naminis «домашний, наша река».
Река берёт начало на южных склонах Минской возвышенности (здесь она носит название Неманец) и на протяжении 459 км течёт по территории Белоруссии до её границы с Литвой.

Там, где Неман пересекают моренные гряды, долина врезается на глубину до 40 м, сужается до 1,5—5 км, и приобретает каньонообразный облик (Мостовские, Гродненские Ворота). 
Дно русла становится каменистым и нередко порожистым. На разделяющих гряды озёрно-ледниковых низинах долина расширяется до 20 км. Здесь пойма изобилует старицами, дно становится песчаным, в русле появляется много островов. 
Склоны долины везде асимметричны — на одних участках более высоким является правый, на других — левый берег. В долине хорошо выделяются три надпойменные террасы. Ширина реки в верхнем течении составляет 30—40 м, у г. 
Мосты — 120—150 м, а в нижнем течении — 200—400 м, местами даже до 640 м.


 
В бассейне Немана имеется множество мелких озёр, озёрность достигает 2,5 %. Питание смешанное с преобладанием снегового, в низовьях — дождевого. Среднегодовой расход воды — 678 м³/с. Весеннее половодье с середины марта до конца мая; летом межень, прерываемая дождевыми паводками, более характерными для осени и зимы. 
В устье в межень существенна роль сгонов и нагонов воды ветром. Осенний ледоход с конца ноября по декабрь. Замерзает обычно в декабре, но зимой возможно временное вскрытие и ледоход. Вскрывается в конце марта, иногда в феврале или апреле.
 
Русне
Ру́сне (лит. Rusnė, нем. Russ) — часть Немана от истока реки Матросовки до одноимённого острова Русне. До XIX века Русне вместе с Гильей (нынешней Матросовкой) считались рукавами Немана, но после ряда гидротехнических работ, проведённых на реке, включая перенос места истока Гильи посредством искусственно созданного канала, потеряла значение отдельной географической единицы. 
Сегодня название Русне для этой части Немана используется крайне редко, в основном в литовских источниках.

Водоток начинается в 10 км ниже по течению от города Советск, где от Немана ответвляется рукав Матросовка (55°07′25″ с. ш. 21°45′34″ в. д.HGЯO). Матросовка получает 20 % стока, а Русне — 80 % годового стока Немана.

Посередине водотока проходит государственная граница Российской Федерации и Литовской Республики. Перед поселком Русне разветвляется (55°17′41″ с. ш. 21°22′57″ в. д.HGЯO) на протоку Атмата (правый рукав) и протоку Северная (левый рукав). По данным наблюдений за 2001—2004 годы средний расход воды составил 322,74 м³/с[5].
 
Притоки
Неман имеет около 180 притоков, главные из которых — Мяркис, Вилия (Нерис) (510 км), Нявежис, Дубиса, Юра и Миния (правые), а также Щара (325 км) и Шешупе (298 км), Свислочь, Зельвянка (170 км), Чёрная Ганьча (145 км), Уша́ (105 км), Гавья (длина 100 км), Молчадь (98 км), Россь (99 км), Сервеч (63 км), Лоша (45 км), Изва — (левые).
   


Хозяйственное использование
Регулярное судоходство на Немане начинается от Бирштонаса, отрезано от нижнего течения плотиной Каунасской ГЭС, не имеющей шлюза.

В 2012 году около города Гродно введена в строй Гродненская ГЭС.

Огинский канал соединяет реку с Днепром, Августовский канал — с Вислой.
  
Объекты и населённые пункты на реке
На реке расположены: Каунасская ГЭС, Гродненская ГЭС, города: Столбцы, Берёзовка, Мосты, Гродно, Друскининкай, Алитус, Пренай, Бирштонас, Каунас, Юрбаркас, Смалининкай, Неман, Советск, Русне.

 

 

ЗАПАДНАЯ ДВИНА

За́падная Двина́ (белор. Заходняя Дзвіна, Дзвіна, в Латвии — Да́угава, латыш. Daugava, латг. Daugova, лив. Vēna) — река на севере Восточной Европы, протекающая по территории России, Белоруссии и Латвии. Соединена недействующей Березинской водной системой с рекой Днепр.

Древние названия — Эрида́н, Хесин.
Длина реки Западная Двина — 1020 км: 325 км приходится на Российскую Федерацию, 328 — на Белоруссию и 367 — на Латвию. 
                                             пороги на Западной Двине                                                                                                         
Река Западная Двина

Исток Западной Двины был окончательно обнаружен лишь в 1970-х годах. Западная Двина берёт начало в болотах около небольшого озера Корякино, Пеновского района Тверской области на Валдайской возвышенности, через несколько километров после истока впадает в озеро Охват, затем течёт сначала на юго-запад, но после Витебска поворачивает на северо-запад. Западная Двина впадает в Рижский залив Балтийского моря, образуя эрозионную дельту у бывшего острова  Мангальсала, который на сегодняшний день является полуостровом, так как устье второго рукава было засыпано в 1567 году.

                                                                 Река Западная Двина                                                                                     Река Западная Двина

У ИСТОКА ЗАПАДНОЙ ДВИНЫ
Исток Западной Двины был установлен в результате экспедиции известного краеведа Алексея Попова в 1989 году, и по его данным находится он в Пеновском районе, в Корякинском болоте, примерно в километре севернее оз. Двинец. В своих изысканиях А. Попов опирался на данные известного российского географа И. Штукенберга и на показания местных жителей.
   Однако, исходя из Полевановского определения, истинный или географический исток Западной Двины следует искать в Андреапольском районе. Простейший анализ топокарт и спутниковых снимков, любезно предоставляемых поисковой системой Google, говорит нам о том, что Западная Двина берёт своё начало из болота у оз. Новинское, к западу от деревни Пужакино, что недалеко от Бологово, и далее – по рекам Никитиха и Волкота – впадает в оз. Охват, откуда уже и вытекает под своим привычным для нас названием. В пользу этого говорит и максимальная протяжённость Западной Двины по руслам этих рек и наивысшая точка водораздела (322 м.), расположенная буквально в километре от нового истока.
   Поиск истинного истока реки, на первый взгляд, может показаться вопросом праздным, чисто теоретическим. Однако следует взглянуть на проблему шире. Дело ведь даже не в том, что новый исток удлиняет Западную Двину на добрых полторы сотни километров, и она тогда в списке крупнейших рек России обходит по длине свою северную тёзку, что, согласитесь, тоже приятно. Новый исток реки, конечно при надлежащем подходе к этому вопросу со стороны администрации и общественности, при соответствующей рекламе и финансировании, может стать местом притяжения не только наших, российских, туристов, но и туристов из ближнего и дальнего зарубежья, ведь Западная Двина (Даугава), взяв старт на Тверской земле, протекает далее по территории сопредельных нам Белоруссии и Латвии.

   У нас в районе в настоящее время практически нет привлекательных в туристическом отношение мест. Исключение, пожалуй, составляет лишь озеро Бросно – место «обитания» легендарного чудовища, двоюродной сестры шотландского Несси. Несомненно, следует отдать должное местным жителям, создавших и столько лет старательно поддерживающих эту легенду. И правильно – чем мы хуже шотландцев? 
Тем не менее потенциально туристические объекты у нас, несомненно, есть. Это и огромное, славящееся своей рыбалкой и прекрасными видами Лучанское озеро, и найденный не столь давно археологами в районе д. Жуково древний городок Буец, упоминаемый в старейшей из сохранившихся жалованных древнерусских грамот (1130 г.), и деревня Песчаха со старинной, легендарной 500-летней сосной и огромным древним городищем.
   К слову, о последнем. Обнаруженное и описанное известным российским археологом Ядвигой Станкевич Песчахинское городище, отнесено ею к XI-XII вв. н.э. В своём отчёте по экспедиции Я. Станкевич, кстати, обследовавшая в Верхнем Подвинье около 80 древних городищ, указывала: «К числу более мощных укреплённых городков следует отнести прежде всего городище у д. Песчаха, на левобережье р. Волкоты...». 
Если учесть данные Я. Станкевич, то в сочетании с близрасположенной деревней Волок, где в своё время начинался волок из западнодвинской в ильменскую речную систему, Песчахинское городище перестаёт быть рядовым укреплённым пунктом и превращается в мощный перевалочный узел на Великом торговом пути «из варяг в греки». Несомненно, здешние места ещё ждут своих кропотливых исследователей.

                                                                                       Река Западная Двина                                                       Река Западная Двина

   Так что наш Андреапольский район богат интересными историческими и природными объектами, которые, казалось бы, только и ждут приложения умелых рук и умных голов для того, чтобы не только славить наш край, но и приносить немалый доход в его казну. Ведь, на мой взгляд, будущее нашего района заключается не в бездумной распродаже по дешёвке его красивейших лесов и не в реализации заманчивых, но утопичных промышленных проектов, а именно в превращении его в привлекательный во всех отношениях туристический край, куда будут стремиться на отдых тысячи и тысячи граждан нашей страны и туристов из стран ближнего и дальнего зарубежья.
  И вновь обретённый исток нашей янтарной красавицы Западной Двины может вполне стать главной жемчужиной в ожерелье Андреапольских достопримечательностей.  

                                                                                  Река Западная Двина                                         Река Западная Двина

Описание реки
Площадь бассейна Западной Двины — 87,9 тыс. км². Общее падение реки на территории Белоруссии составляет 38 м, плотность речной сети 0,45 км/км², озёрность — 3 %.
Долина реки трапецеидальной формы, местами глубоко врезанная или невыразительная. Ширина долины в верхнем течении до 0,9 км, в среднем 1—1,5 км, в нижнем 5—6 км. Пойма преимущественно двусторонняя. Русло умеренно извилистое, слабо разветвлённое, местами с порогами. Выше Витебска выход на поверхность девонских доломитов образует пороги протяжённостью 12 км.
Ширина реки Западная Двина за озером Охват 15-20 метров, берега лесистые, умеренно крутые супесчаные с валунами, на приморской равнине низкие. Русло каменистое, с отдельными перекатами и небольшими порожками.
На участке Андреаполь — Западная Двина ширина реки увеличивается до 50 метров, а за городом Западная Двина, преодолев ещё один порожистый участок, река принимает крупные притоки — Велесу, Торопу и Межу, после чего расширяется до 100 метров.
За устьем Межи — большая запань, предназначенная для сбора леса, сплавляемого по Меже. Ниже запани река течёт в высоких берегах, покрытых смешанным лесом. Лес исчезает перед городом Велиж. За Велижем река судоходна.

Между Латгальской и Аугшземской возвышенностями Даугава протекает по древней долине. Тут ширина Даугавы достигает 200 метров. На участке от Краславы до Даугавпилса находится природный парк Даугавас локи (Излучины Даугавы). Минуя Даугавпилс Даугава выходит на Восточно-Латвийскую низменность. Здесь течение реки замедляется и берега становятся низкими, из-за этого во время весеннего половодья на этом участке часто образуются ледяные заторы и вода затопляет большие территории.
От Екабпилса до Плявиняс Даугава течёт в крутых берегах, с отвесными утёсами, сложенными из серого доломита. Особенно интересной и красивой долина реки была от Плявиняс до Кегумса. В русле было много порогов и отмелей. Берега украшали красивые скалы Олинькалнс, Авотиню-Калнс, Стабурагс. После сооружения Плявиньской ГЭС уровень воды повысился на 40 м и весь участок древней долины был затоплен водами Плявиньского водохранилища.

                                            Западная Двина (Даугава)  в городе Рига,  Латвия                                             Река Западная Двина

От Яунелгавы до Кегумса простирается водохранилище Кегумской ГЭС, а у Саласпилса дорогу реке преграждает плотина Рижской ГЭС.
Ниже острова Доле река течёт по Приморской низменности. Здесь её долину образуют рыхлые отложения четвертичного периода. Берега реки на этом участке низкие, а долина заполняется речными отложениями. В районе Риги появляются наносные песчаные острова — Закюсала, Луцавсала, Кундзиньсала, Кипсала и др.
Ширина реки у рижских мостов — около 700 м, а в районе Милгрависа достигает 1,5 км. Глубина реки составляет здесь примерно 8—9 м. Среднегодовой расход воды — 678 м³/с. Концентрация ряда загрязняющих веществ превышает 10 ПДК.

Наблюдения за гидрологическим режимом на территории Белорусии систематически ведутся с 1878 года (16 постов). В 1983 году действовали гидрологические посты Сураж, Витебск, Улла, Полоцк, Верхнедвинск.

 

ФИНЛЯНДИЯ
Согласно популярному русскому анекдоту, жители Финляндии
обожают ходить в Хельсинский зоопарк и наблюдать, как на деревьях резвятся ленивцы. В защиту своих граждан страна безапелляционно заявляет: это не они тормозят, а мы гоним! Независимо от того, чье восприятие времени считать правильным, Финляндия для нас — во всех отношениях близкая страна: лететь сюда всего около часа, да и других способов въезда масса: поезда, автобусы и просто автомобили. Среди «заманух», которые приготовила Финляндия внимательному туристу, — рыбалка на финских озерах и Аландских островах, отличный шоппинг, масса крепостей и старинных церквей, уютные городки и, конечно, главное экскурсионное сокровище страны — Хельсинки! Зимой: горнолыжные курорты, деревня Санта-Клауса, плюс «аврора бореалис» в полнеба. Ну а встреча Нового года на главной параллели Финляндии Полярном круге — и подавно детская мечта очень многих.
Вообще туристы едут в Финляндию зимой по многим причинам. Например, чтобы аутентично встретить Новый год всей семьей в компании с оленями и локальной разновидностью Деда Мороза, имя которого с лету и не выговоришь. Или чтобы пожить в избушке в завораживающе красивом зимнем лесу, покататься по льду замерзшего озера на коньках или санках, увидеть северное сияние, как следует попариться в жаркой сауне. В общем, за многими вещами, кроме острых горнолыжных ощущений. Здешние трассы, хоть и поддерживаются в очень хорошем состоянии, не могут похвастать значительными перепадами высот и интересными спусками — так что своими склонами Финляндия интересна, разве что, начинающим горнолыжникам .
Столица государства — Хельсинки. Будучи современным западным мегаполисом, он сохраняет настроение очаровательной европейской провинции. Это край удивительных пейзажей: тут и извилистое побережье Финского залива, и густые леса, и ухоженные улочки с неоклассической архитектурой. В числе главных достопримечательностей — средневековая крепость Свеаборг, высеченная в скале церковь Темппелиаукио, торговая улица Алексантеринкату. А еще тут много музеев и один из лучших в Скандинавии «Линнанмяки».
Есть в Финляндии и другие крупные города, интересные для туристов. Куопио, окруженный озером Каллавеси и почти наполовину покрытый лесами, — идеальное место для отдыха на природе. Тампере окольцован цепочкой почти из 200 озер, релакс на пляжах можно совмещать с экскурсиями: чего стоит один лишь Кафедральный собор, больше похожий на старинный замок. В Турку лучше ехать летом: во время шумных фестивалей удастся послушать рок и джаз, побродить по ярмаркам — в общем, проникнуться праздничным настроением.

Путешествия по финским озерам часто начинаются в Лахти: отсюда рукой подать и до аэропорта, и до знаменитого озера Пяйянне. А самый крупный водоем в стране — озеро Сайма — расположен в Иматре.
В заснеженной Финляндии много горнолыжных курортов. На севере популярны Вуокатти с тоннелем для сноубордистов, Леви с гондольной канатной дорогой, Куусамо-Рука со старейшей школой слалома, Пальякка с чистым снежным покровом и Пюхя с экстремальными трассами. В центре заслуживают внимания Коли с роскошным видом на озеро Пиелинен и Тахко — место проведения европейских чемпионатов по горным лыжам и сноуборду. На юге — Элливуори с парком аттракционов, уютная Калпалинна и Мессиля на территории старинного поместья.
Аландские острова — настоящий рай для любителей рыбалки. Туристы всех возрастов обожают Лапландию — родину Санта-Клауса. В ее столице, Рованиеми, можно окунуться и в сказку (в резиденции главного зимнего волшебника), и в не менее увлекательную реальность (в центре «Арктикум»).
Климат
В Финляндии снежная зима
и достаточно теплое лето. В зимнее время средние температуры колеблются от -3 °C на юге до -15 °C на севере. Зимой в северной части страны наступает полярная ночь, а южнее темнеет примерно в 15:00. Летом воздух зачастую прогревается до +30 °C, жарче всего — в июле. На юге и востоке климат континентальный и умеренно морской, на севере — арктический. Но благодаря влиянию теплого Гольфстрима даже в самые суровые финские зимы можно наслаждаться обилием солнечных дней и отсутствием трескучих морозов.
Горнолыжный сезон на курортах Финляндии продолжается с конца декабря до середины апреля, а в северных районах — вплоть до самого конца мая. С наступлением весны снежные сугробы быстро тают, а когда в права вступает лето — пора знаменитых белых ночей — начинается идеальное время для путешествий по лесам, островам и озерам, трофейной рыбалки, а также семейного, экскурсионного и фестивального отдыха. В сентябре-октябре пейзажи становятся еще более впечатляющими, в лесах поспевают грибы и ягоды, а значит, в страну продолжают съезжаться поклонники красивой природы и адепты экотуризма. В это же время хорошо поправлять здоровье на бальнеологических курортах, коих тут множество. А вот ноябрь — месяц ветреный и дождливый, посему не самый подходящий для знакомства с Суоми.
  
 
ИСТОРИЯ ПРИБАЛТИКИ
Наиболее ранние следы пребывания человека («стоянки») в Прибалтике археологи датируют IX—X тысячелетием до нашей эры. Проходит ещё 5-6 тысяч лет, прежде чем появляются племена, которые демонстрируют общность археологических культур на значительных территориях. Из тех, кто выходит в процессе своего развития к берегам Балтики, это культура ямочно-гребенчатой керамики (конец IV — начало II тыс. до н. э.; от Волго-Окского междуречья на север до Финляндии и Белого моря). Одна из её разновидностей — волосовская культура, к которой относят протоприбалтийцев.
Западные варианты культуры ямочной керамики засвидетельствованы по всей Скандинавии (более тысячи памятников в Дании, Швеции, Норвегии). В отличие от восточных, они демонстрируют признаки перехода от лесной охоты и собирательства к «производящей экономике» (земледелию и скотоводству) и более высоким технологиям (от речной и озёрной рыбной ловли к морским промыслам, включая охоту на тюленя).
 
Другая группа археологических культур — боевых топоров, или шнуровой керамики (со второй половины 3-го тыс. до н. э.). Она также выводит к славяно-балто-германским племенам. Экономика таких её подвидов, как культура Злота (2200—1700 гг. до н. э., у большой излучины Вислы), Фатьяновская (1-я половина 2-го тыс. до н. э., от Прибалтики до Волго-Камья) также производящие. При этом в Среднеднепровской культуре, принадлежащей этой же группе, отмечен обмен с племенами Прибалтики, Волыни и Причерноморья.
 
Со временем в этих культурах начинают обособляться «этнические» элементы, но проходит 1-1,5 тыс. лет прежде, чем с каждым из них можно соотнести конкретный ареал: живут племена смешанно. Лишь к середине последнего тысячелетия до н. э. можно говорить о разделе по территориям. Он проходит примерно посередине Латвии; к югу консолидируются балтийские племена, а к северу — финские, отличающиеся своими местными особенностями. Начинаются межплеменные столкновения: мирные стоянки рыбаков и охотников по берегам рек и озёр исчезают, вокруг поселений появляются укрепления.
Это ещё не нации: «существование народа с его идентификационным именем начинается с момента присвоения именно этого имени именно этому народу», — что делают, как правило, представители народов более развитых. Наиболее ранние по времени записи имена — у Геродота. «Отец истории» упоминает невров, андрофагов, меланхленов, будинов…, относимых сегодня к днепро-двинской культуре. Плиний Старший пишет о венедах, живущих к юго-востоку от Вислы, Птолемей же «поселяет» венедов в Сарматии. Тацит, кроме венедов, называет в «Германике» (конец I века н. э.) фенов и эстиев. Эстии, по Тациту, обитали на восточном побережье Свевского (Балтийского) моря, где разводили хлебные злаки и собирали по берегу моря янтарь. В целом же античные источники небогаты сведениями, позволяющими уверенно проследить местный этногенез. В числе последующих поселенцев этих мест указываются три группы племён. 
Это:
финно-угры (ливы, эсты, водь)
балты (пруссы, курши, жемайты, земгалы, селы, латгалы, литва и ятвяги)
псковские кривичи.
Сугубо прибрежными на картах заселения прибалтийских земель обозначают пруссов, куршей, ливов, эстов и водь; остальные же в этом определении являются «континентальными».
 
Племенные группы на территории нынешней Латвии в I—IV веке нашей эры, хотя и различались по признакам археологических культур, находились примерно на одинаковой ступени социально-экономического развития. Проявляется имущественное неравенство; изделия, в которых оно материализуется, говорят о росте производства и обмена. Широко применяемая бронза — привозная. Магистральный торговый путь, связывавший античный мир через прибалтийские племена с восточнославянскими землями, шёл к морю вдоль Даугавы — длиннейшей из прибалтийских рек, что подтверждают найденные на её берегах медных римские монеты (несколько сотен) и ряд других привозных металлических предметов.
«Процесс имущественного и социального расслоения», возникновение «зачатков классовых отношений» занимает следующие 400—500 лет истории Прибалтики. До X века н. э. «классовое общество в этих племенах ещё не сложилось», то есть, нет государственности. Нет и письменности, вписавшей бы в истории имена вождей, отметившихся междоусобицами; строй пока всё ещё общинный, во многом первобытный. Древний Рим, историки которого фиксировали первые дошедшие до нас имена племён Прибалтики, пал.
Но всё же внешнеэкономический интерес античного мира к Прибалтике был ограничен. С берегов Балтики с её низким уровнем развития производительных сил Европа получала в основном янтарь и другой поделочный камень, кремень; возможно, меха. В силу климатических условий ни Прибалтика, ни лежащие за ней земли славян не могли стать житнице Европы (как птолемеевский Египет. Поэтому, в отличие от Причерноморья — Прибалтика не привлекала античных колонистов. Положительная сторона этого в том, что в первые столетия новой эры прибалтийские племена избегали чреватых для них фатальными последствиями столкновений с более сильными державами.
 

Балтийское море

От Великого переселения народов до великих империй средневековья
Риторический вопрос, почему II в. до н. э. Рим, «протянув свою властную руку на северо-запад», закрепился только на Рейне и «не двинулся дальше, к более удобной естественной границе по Балтике, Висле и Днестру», заданный в своё время Арнольдом Тойнби, не имеет неоспоримого ответа и по сей день. Более прочно утвердился шаблон «цивилизация» против «варваров», следуя которому, Тойнби и другие представители «евроцентристской» науки укладывают факты истории Европы. В этой «системе координат» к «варварам» в Прибалтике вплоть до падения Древнего Рима относятся все основные местные этнические группы — финно-угорская, балтская и славянская.
Великое переселение народов, сопровождавшее распад римской империи в V веке, перекроило этническую карту Европы. К этому моменту славяне были уже широко разбросаны от Балтийского моря до северных склонов Карпат, соприкасаясь на западе с германцами и кельтами, а на востоке и северо-востоке — с балтийскими и финно-угорскими племенами.

Прибалтика же в «великих переселениях» была не источником, а промежуточным пунктом миграционных потоков, неоднократно пересекавших её со стороны противолежащего ей Скандинавского полуострова. В I—II веках н. э. там немного пожили готы, пришедшие с «острова» Скандза с королём Беригом. На пятом от него по счёту короле готы вновь двинулись на юг, где потом создали Остготское и Вестготское королевства. Память о готах на берегах Балтики осталась в ископаемых артефактах вельбарской культуры в Пруссии и в названиях племени гаутов в Швеции и острова Готланд.
Племена, не ушедшие с готами, продолжали в Прибалтике свой эволюционный путь, наибольшие сложности на котором долгое время составляли лишь периодические взаимные столкновения без участия сил извне. Более сильные «субъекты международных отношений», фигурирующие в последующие века истории цивилизации в Прибалтике, формируются позже. Даны — новый миграционный поток с юга Скандинавии в V—VI веке — был нацелены не на Прибалтику, а на архипелаг (называемый по их имени Датским), и на северный полуостров Европы, Ютландию, которые «замыкают» Балтийское море с запада. Позже поселение Хедебю (Hedeby, Haithabu), возведённое данами на юго-востоке Ютландии, стало одним из важнейших торговых пунктов, связывавших Прибалтику и северные русские земли с Западной Европой.
С ростом производительных сил в Европе оживляется движение и по «Янтарной дороге» древнего Рима. Одна из её трасс шла к Балтике через западнославянские земли и Вислу (перевалочный пункт близ нынешнего Вроцлава). Другая же шла через земли восточных славян, выходя непосредственно в Прибалтику через Двину либо Нарву. В этой международной торговле издавна участвовали не только римляне, но и племена-посредники. Проходившие по их землям торговые пути имели ещё и отдельное значение для развития этих племён, как средство внутрирегионального сообщения. Этот дополнительный фактор не гарантировал ускорение их развития, а лишь создавал этому предпосылки. В каждой из этих групп межплеменная консолидация и, в конечном счёте, становление государственности, протекали по-своему.

Около VII века будущие западные славяне — полабские и поморские — консолидируются в составе четырёх племенных союзов: сербо-лужичане, ободриты (бодричи; правый берег Лабы и по Балтийскому морю), лютичи (вильцы) и поморяне между Одрой и Вислой. Наиболее крупные союзы будущих восточных славян в это время — Куявия (поляне, северяне, вятичи) на юге и Славия (чудь, словене, меря, кривичи) на севере, объединяющиеся вокруг будущих Киева и Новгорода.
В Прибалтике обмен из межплеменного начинает перерастать в непосредственную торговлю с отдельными районами во второй половине VII века. Но «в период V—VIII века, вообще общественное развитие Восточной Прибалтики, в том числе и древнелатышских племён, отставало от их восточнославянских соседей. У восточных славян в это время сложилось классовое общество, объединившееся в IX веке в единое Древнерусское государство. В Восточной Прибалтике классовые отношения в этот период лишь зарождались».
 
VIII век открывает «эпоху викингов» — третий, и наиболее мощный поток, исходящий из Скандинавии. Если первые два были чисто миграционными, то здесь важную роль играет контрибуционная и колонизационная составляющие. Они взаимообусловлены: переходя от разовых грабежей к регулярному взиманию дани, викинги, ввиду наличия «конкурентов» в этом деле сначала оставляют «гарнизоны». В зависимости от обстоятельств эти дружины либо предоставляют услуги по управлению и защите (как на Руси), либо проводят силовые акции, поддерживая колонизацию уже существующих стран (Англия), либо, оседая во вновь созданных государствах, формируют костяк их вооружённые сил (Нормандия, Сицилия).
 
Римберт в «Житии Ансгара» (вторая половина IX века) зафиксировал такую конкуренцию. Здесь за возможность поживиться в прибрежном городище, называемом Сеебург, состязаются даны (их рейд датируется 853 годом) и приходящие затем свеоны во главе с Олафом. Здесь утверждение, что куры издавна подчинялись власти свеонов, значит для историков меньше, чем само слово cori — на сегодня древнейшее упоминание имени народа, отождествляемого с куршами. Существенно и то, что вдвое более крупное городище Апулия (оценки гарнизонов у Римберта — 7 и 15 тысяч воинов) — его викингам взять не удаётся — находится не близ моря, а в пяти днях пути от него. Не удаётся осуществить свои планы у куршей и епископу Ансгару — первому в Прибалтике христианскому миссионеру, до того проповедовавшему в Дании, Ютландии и Швеции.
 
Через сотню лет, во второй половине X века, и запад, и восток Европы охватывает общая тенденция укрепления административных («собирательство земель») и духовных (христианизация) предпосылок создания крупных централизованных государств. 962 году Оттон I Великий собирает Священную Римскую империю. Мешко I (935—992) при поддержке Оттона (которому он приносит ленную присягу) приступает к собирательству польских земель. К 978 году при Харальде I (930—986) принимает размах северной империи Дания. С 911 года начинается расцвет Древнерусского государства, в котором вскоре были объединены почти все восточнославянские племена. Княгиня Ольга (957)[49], Мешко (965), и Харальд (972) принимают личное крещение, а Владимир I Святославич, проведя в 988 году массовое крещение, «сообщает» Западу и Востоку, что и вся Русь встала на путь принятия христианства. При этом на северо-западе освоенной Европы — формально, в пределах Древнерусского государства — возникает ещё один крупнейший центр силы. Новгород — более, нежели Южная Русь, вовлечённый в мирохозяйственные отношения — вскоре набирает достаточно сил, чтобы претендовать на роль доминирующего центра в прилежащей к его землям Прибалтике.
Прибалтика, лежащая на границе между Востоком и Западом, долгое время оставалась языческой. Пашенное земледелие стало здесь основой хозяйства с конца 1-го тысячелетия, озимую рожь стали выращивать с XI века. К X веку возникают крупные городища, вокруг которых складываются территориальные объединения древних племён. Из них на прилегающих к морю землях жили пруссы (Калининградский залив и устье Преголи), ливы (Рижский залив и устье Двины), эсты (Таллинский и Нарвский залив с устьем Наровы) и водь (Финский залив от Наровы до устья Невы).
 
Новгород, при той или иной степени содействия со стороны партнёров по прибалтийской торговле («викингов»), на протяжении X—XI века расширяет сферу своего влияния вокруг торговых путей, ведущих к Балтийскому морю. Аналогичные процессы развиваются и вдоль Западной Двины, где отправной точкой служит Полоцк, построенный в земле кривичей до 800 года. В порядке упоминания в древнескандинавских источниках «рейтинг» русских городов, известных скандинавам, выглядит следующим образом: Новгород, Киев, Старая Ладога, Полоцк. Даугава — длиннейшая из прибалтийских рек, последний отрезок на пути в море. Одновременно Полоцк находится на половине меридионального пути из Киева в Новгород и Ладогу. Как и на других участках пути «из варяг в греки», вдоль по Двине по пути к морю возникают и укрепляются форпосты, превращающиеся затем в центры вассальных Полоцку княжеств — Кукейносского и Ерсикского. На северном пути к Финскому заливу полотчане основали Изборск — важнейший, наряду с Полоцком и Смоленском, центр кривичей. Аналогично обустраиваются и земли, ведущие к Балтике из Новгорода. Из ряда укрепившихся в старину городищ здесь выделяется Псков. Для Полоцка он — на полпути до Наровы и Финского залива. Для Новгорода он на полпути из Полоцка.
Главные соборы, возведённые в каждой из трёх перечисленных узловых точек — Киеве, Полоцке и Новгороде — были названы, как и в Константинополе, во имя св. Софии. Этим подчёркивалось державное, «столичное» значение этих центров.
Ранняя история Новгорода проходила в постоянной борьбе с финно-угорскими племенами. Полоцкое княжество — возможно, и во имя мира на торговых путях, — оказывается более толерантным к соседям-язычникам из балтийских племён. В земле кривичей периоды мирного сосуществования, без набегов извне, способствуют диффузии, взаимной абсорбции. Втягивание в общеевропейский цивилизационный процесс, опосредуемое для Руси её торговыми связями, идущими через Прибалтику, идёт параллельно становлению самого русского государства. В X—XI веках Русь ещё не обременена опытом жёсткой межгосударственной борьбы, которая к тому времени вовсю разворачивается в Западной Европе. Её выдвижение к морю не сопряжено с необходимостью физического вытеснения местных племён с нажитых мест, и поэтому вплоть до конца XI века эти процессы протекают скорее эволюционным путём.
Тем временем в западной Прибалтике события разворачиваются по иной схеме. После распада империи Карла Великого феодалы восточнофранкских областей становятся основным врагом славян в Поморье и Прибалтике. Поначалу вооружённая борьба между ними шла с переменным успехом, однако к XII—XIII векам славянские земли Полабья одна за другой поглощаются немцами и принимают христианство по римскому образцу. Среди немногих, кому при этом удалось сохранить, хотя бы отчасти, славянский язык и культуру, оказались лужичане.
 

                                                                остров Эланд,  Швеция             Балтийское мореБалтийское море

Освоение Terra Mariana
В начале XIII века в жизни разноплеменного населения всего южного побережья Балтийского моря наступает критический момент: этот ареал попадает в зону долговременных стратегических интересов государственных образований, переходящих от поглощения смежных территорий к колонизации отдалённых территорий.
Захват Прибалтики осуществляется, в историческом плане, практически мгновенно. На протяжении жизни одного поколения, уже на первом этапе северных крестовых походов, в 1201 году крестоносцы основывают Ригу; в 1206 году Иннокентий III благословляет крестовый поход против пруссов; в 1219 году датчане оккупируют русскую Колывань и основывают Таллин. Только на побережье Восточной Пруссии крестоносцы потерпели в те годы относительную неудачу, но и здесь через треть века тевтонцы ставят свои оплоты: в 1252 году Мемель и в 1255 году Кёнигсберг.
В восточной же части побережья, начиная с правобережья Вислы, германизация и христианизация разворачиваются по иному сценарию. Рыцарские ордена — тевтонский, ливонский, меченосцы возводят на территории Прибалтики замки как опорные пункты колонизации. Языческие племена подвергаются насильственной христианизации, но своих национальных государственных образований им создать не дают. Уже возникшие здесь удельные западнорусские княжества — например, Кукейносское — ликвидируются.
В 1185 году в Ливонию прибыл Мейнард фон Зегеберг. Начав с небольшой часовни на Даугаве в местечке Икескола (Ykeskola, примерно 30 км вверх по течению от устья), на следующий год он уже приглашает каменотёсов для возведения замка. Этим было положено начало епископству Ливонскому (англ. Bishopric of Livonia) — первому в Ливонии государственному образованию. И хотя итог миссионерства Мейнарда был невелик (Генрих Латвийский пишет о шести, которые «по каким-то причинам крестились», но потом отказались), за достигнутые успехи архиепископ Бремена в 1186 году возвёл Мейнарда в сан епископа. В 1199 году епископом стал Альбрехт фон Буксгевден, который и заложил новый опорный пункт — Ригу. Его миссионерскую деятельность обеспечивали уже достаточно мощные вооружённые силы: вместе с Альбрехтом на 23 кораблях пришли 1200 рыцарей. При такой поддержке епископ помимо духовной, взял на себя и светскую власть, превратясь в князь-епископа.
 
Епископство Рижское обосновалось в Риге в 1201 году; с 1255 года — архиепископство;
Епископство Дорпат (Дерптское) (н.-нем. Bisdom Dorpat) основал в 1224 году тот же Альбрехтом — сразу после того, как орден меченосцев захватил основанный русскими город Юрьев, который немцы немедленно переименовали в Дерпт (Дорпат).
Епископство Эзель-Вик (нем. Bistum Ösel-Wiek, с 1559 года княжество-епископство) Альберт основал 1 октября 1228 года (крестоносцы взяли этот остров в 1227 году).
Епископство Курляндское (нем. Bistum Kurland основано в 1234 году.
В 1207—1208 Альбрехт ликвидирует Кукейносское, а в 1215—19 Ерсикское княжество.
Все перечисленные выше четыре епископства вошли в созданную в 1435 году Ливонскую конфедерацию — межгосударственное образование, в котором при главенстве Ливонского ордена епископы обладали территориальным суверенитетом и всей полнотой власти в пределах своих владений.
 

Куршская коса

Вытеснение Руси из Прибалтики в XVI веке
Появление на карте Древнерусского государства города Новгорода датируется 859 годом, а Пскова — 903 годом. Оба они, более, чем какой-либо из других городов, были, с одной стороны — удалены от Киева, а затем Москвы как местопребывания власти, верховенство которой они признавали, а с другой — приближены к точкам выхода пути из Азии в Европу в Балтийское море, и к самой Европе. Явив уникальные для Руси примеры государственного устройства, Псковская и Новгородская республика долгое время сохраняли и другие особенности жизни, отличавшие их от удельных княжеств Руси.
Эпизодические междоусобные столкновения не мешали псковичам и новгородцам объединяться между собой, а также с русскими княжествами в противостоянии экспансии Западной Европы в Прибалтике. В XIII веке Ледовое побоище 1242 года, Сражение на Омовже 1234 года и Раковорская битва 1268 года закончились победой славян над рыцарями. В XIV веке удалось сдержать натиск на Изборск. Однако после разгрома непокорных новгородцев в 1471 году Иваном III и последующей ликвидации республики с присоединенем земель Великого Новгорода геополитические позиции московской Руси на северо-западе Русской равнины ослабевают: возобновляется вытеснение русских вглубь континента, от балтийских берегов.
Последнюю такую попытку Ливонская конфедерация предприняла в 1501 году, в союзе с Литвой. Великое княжество Литовское вело войну с Москвой ещё с 1499 года. Потерпев в июле 1500 года поражение в Ведрошской битве, князь Александр Ягеллон нашёл союзника в лице магистра Ливонского ордена Вальтера фон Плеттенберга. Готовясь в то время к нападению на ещё не зависимый от Москвы Псков, воинственный магистр пытался тогда убедить римского папу Александра VI объявить крестовый поход на Русь, и союзник в виде Литвы оказался как раз кстати.
По итогу войны 1501-1503 годов Иван III и Ливонская конфедерация заключили мир на условиях лат. status quo ante bellum — возврата к состоянию до начала войны, который действовал вплоть до Ливонской войны.

«Дело Шлитте» (1548 год, Любек) показало Ивану IV, что за обострением отношений с Ливонией стоят не только «обычные» претензии на обжитые соседями земли. Речь шла о политике Ливонской конфедерации, сознательно направленной на недопущение в крепнущую Россию не только товаров, но и «западных специалистов». Все 300 человек, завербованных Гансом Шлитте в Европе по просьбе русского царя, были в Ливонии арестованы, сам Шлитте был посажен в тюрьму, а некий ремесленник Ганс, попытавшийся пробраться в Московию на свой страх и риск, был ганзейцами казнён.
Ливонский орден тем временем близился к своему распаду.
Ливонская война началась в январе 1558 года в геополитической ситуации, благоприятной для России. Начиная с 1520-х годов в Ливонском ордене стали обостряться внутренние противоречия между немецкими феодалами и местным крестьянством. К этому добавились волнения на религиозной почве, связанные с проведением Реформации в восточной Прибалтике. Заняв приграничную Нарву и возвратив контроль над утраченным ранее Юрьевом, русские войска остановились, и весной 1559 года заключили невыгодный — по мнению историков — мир: Московия получила от этой кампании лишь минимальные приобретения (западный берег Чудского и Псковского озера на глубину примерно 50 км) а главное — не вышла к берегам Балтики. Предвидя неминуемый развал своего государства, и опасаясь возобновления русского наступления, ливонские феодалы поспешили в том же году договориться с польским королём Сигизмундом II Августом о передаче орденских земель и владения рижского архиепископа под его протекторат. В том же 1559 году Ревель отошёл Швеции, а епископ Эзель-Викский уступил своё епископство и весь остров Эзель герцогу Магнусу, брату только что воцарившегося датского короля, за 30 тысяч талеров.
В 1560 году русские войска, разбив орденскую армию под Эрмесом, продвинулись ещё на 50 км, выйдя на линию Мариенбург — Феллин. Возобновившиеся в связи с войной восстания крестьян против немецких феодалов заставили последних в северной Эстонии встать под защиту Швеции, в чьё подданство они сами также перешли. Шведы не замедлили оккупировать весь южный берег Финского залива, углубившись на 40-50 км.
 
В 1561 году последний ландмейстер Ливонского ордена Готтгард Кеттлер, перейдя из католицизма в лютеранство, сохраняет под своей властью Курляндию и Семигалию — уже в качестве герцога этих земель и, согласно Виленской унии, вассала польского короля Сигизмунда II. С этого момента Россия вступает в Прибалтике в противостояние трём крупнейшим странам: королевству Польскому, Великому княжеству Литовскому и Швеции. Взяв в 1563 году стоящий на Двине Полоцк — некогда столицу одного из древнерусских княжеств — русские войска пытаются продвинуться не к Риге, а назад, по течению реки Улла — где и терпят в январе и июле 1564 года два поряжения подряд. Третье поражение от поляков и литовцев терпят в этом же году русские войска, стоящие сравнительно недалеко от Уллы — в верхнем течении Днепра, под Оршей.
В конце 1560-х годов года внешнеполитическое положение Руси продолжает ухудшаться. В январе 1569 году общий сейм польских и литовских феодалов в Люблине принимает унию — создаётся единое польско-литовское государство Речь Посполитая. В этом же году турки выступают в поход на Астрахань, в 1571 году Девлет-Гирей осуществляет опустошительный набег на Москву. Походы на Ливонию возобновляются только в 1575 году, однако политика Ивана IV всё менее устраивает его окружение, что выливается, в конце концов, в опричнину; страна приходит в разорение.
Критическим моментом для России становится поход Стефана Батория 1579-81 годов. Новый польский король занимает Полоцк, Великие Луки; в 1581 году берёт в осаду Псков, взятие которого открывало бы ему путь на Новгород и Москву. По Ям-Запольскому 10-летнему перемирию (1582 год) Москва уступила Речи Посполитой Полоцк и земли, всё ещё занятые к тому времени русскими в Ливонии. Наиболее тягостные потери Россия понесла по Плюсскому перемирию 1583 года, уступив шведам не только Нарву, но и стоящий на русском берегу Ивангород, а также устоявшие многим осадам рыцарей русские крепости Ям и Копорье в землях води и ижоры к востоку от реки Луги.
 

                                                                Юрмала                            Балтийское море                                                           Балтийское море

Возвращение России в Прибалтику в XVIII веке
Потеря почти всех выходов к Балтийскому морю в последней четверти XVI века оказалась для России лишь прологом к дальнейшему ухудшению внешне- и внутриполитического положения, именуемому в истории Смутным временем (1598—1613). Для её главных геополитических соперников в Прибалтике — Швеции, и в меньшей степени для Речи Посполитой территориальные приобретения на востоке Балтийского моря дополнительно подпитывали рост могущества, а с ним и внешнеполитических претензий этих государств.
Со своей стороны, в силу сохраняющейся этнической общности с Россией, подкрепляемой единством «рюриковых корней», известная часть дворянства нового польско-литовского государства строила планы на большее, нежели шведы — а именно, взять власть над Россией, утвердившись на московском троне. Эти надежды подкреплялись, с другой стороны, и обратными симпатиями к Польше со стороны некоторой части русского купечества и даже знати, которые сыграли немалую роль в печальной истории Новгородской республики: её кровавому разгрому в конце XV века предшествовало усиление среди новгородцев тенденции к союзу с Польшей против Москвы во имя сохранения своих, ориентированных на Прибалтику, экономических интересов.
Последние потери русских земель в пользу Швеции зафиксировал Столбовский мир, заключённый на исходе «смутного времени», в 1617 году: Карелия и Ингерманландия (на карте обозначены, соответственно, тёмно- и светлозелёным). Сомкнув границы своих владений в Невской губе, Швеция добилась почти полного господства на Балтике; лишь небольшие участки побережья принадлежали Польше, Пруссии и Дании.
Территориальные приобретения по Вестфальскому миру 1648 года выдвинули Швецию в разряд сверхдержав; некоторые историки даже называют период 1648—1721 годов «Шведской империей» (хотя ни своего титула, ни статуса государства шведские короли не меняли). Бесспорными, вместе с тем, остаются превосходные военно-стратегические оценки армии и флота Швеции, запасов вооружений, снаряжения и продовольствия. Очевидна и значительная роль, которую играла тогда Швеция в отношениях между европейскими государствами. Таким образом, группе государств, чувствовавших себя пострадавшими от шведской экспансии и сформировавших Северный союз для войны со Швецией — Дании, Польше, Саксонии и России — противостоял мощный противник.

Ставшие хрестоматийными слова «Природой здесь нам суждено в Европу прорубить окно», которые А. С. Пушкин вкладывает в уста Петра I — лишь риторически эффектная фраза. В ходе дипломатической подготовки войны со Швецией русский царь и его послы излагали будущим соратникам России по Северному союзу несколько иные, принятые в дипломатии аргументы. В справке, подготовленной МИД РФ к 300-летию Полтавской битвы, резюмируется следующее. Политические основы необходимости восстановления присутствия России на Балтике Пётр I формулировал с позиций решения проблемы возврата древнерусских земель, в том числе прибалтийских. В Прибалтике России издревле принадлежали Карелия, прилегающая к Неве часть Водской пятины Великого Новгорода (Ижорская земля, Ингрия) и большая часть провинций Лифляндии и Эстляндии с городами Юрьев и Колывань. Ригу «с принадлежностями» Пётр тоже признавал как «наследную» русского царя.
По одной из версий историков, лёгкая победа, одержанная Карлом XII над русскими в 1700 году под Нарвой, вызвала у молодого короля «головокружение от успехов». Эта недооценка реального потенциала противника, по их мнению, не только сыграла едва ли не роковую роль в поражении под Полтавой, но и выразилась в «безразличии» Карла к успехам русских в Прибалтике в период до Полтавы: взятие Шлиссельбурга в 1702 году, завоевание устья Невы и основание «Санкт-Питербурха» в 1703-м, и так далее.
Оппоненты парируют, указывая на достаточность боевого потенциала контингентов, оставленных Карлом на «Прибалтийском фронте», и на высокий класс его боевых генералов. Шведский король с детства прошёл прекрасную подготовку по военному делу, и помнил историю сравнительно недавно (для него) минувшей Ливонской войны, в которой значимость числа крепостей, взятых русскими на первом этапе, была сведена к нулю последующим развитием событий. Как и поляки в Смутное время, он взял главный прицел не на полки и крепости, а на саму Россию, её государственность, рассчитывая, что если не смена власти, то хотя бы внутренняя смута в правящих кругах принесут гораздо больший геополитический результат всей кампании. С этой целью он и сделал ставку на Мазепу, и углубился в русские пределы настолько, как ни один европеец до него.
 
В ходе Северной войны, вызвавшей мощный международный резонанс, помимо членов Северного союза выявились и другие державы, так или иначе заявившие о своих интересах в Прибалтике, вплоть до вооружённых демонстраций силы.
После победы под Полтавой «в переговоры, направленные против шведов, вступило также правительство Бранденбурга. Даже курфюрст Ганноверский, объявленный к тому времени английским престолонаследником, вступил в переговоры с русским правительством, рассчитывая в будущем получить шведские владения в устье реки Эльба».
Военно-стратегическая незначительность — с точки зрения хода войны — отдельно взятых прибалтийских территорий, над которыми Россия вернула контроль в 1701—1708 годы, подтверждается тем, что это не помешало Риге и даже Ревелю выполнять функции портов и промежуточных баз снабжения армии Карла, углубившейся по широте южнее Москвы. Ригу, Ревель, а также Выборг русские войска заняли только в 1710 году. Тем не менее, «на подписание мира шведы, подстрекаемые западными державами, не шли. У них ещё сохранялись значительные силы на море и крупные военные гарнизоны в Прибалтике, Финляндии, Северной Германии». Лишь когда в 1719—1720 гг. русские войска высадились на Аландских островах, в угрожающей близости от Стокгольма, мир стал более близок.
Впервые продемонстрировала в восточной Балтике свои антирусские интересы Англия. Не заинтересованная в укреплении России, путём нажима на Пруссию и Данию она добилась их выхода из Северного союза. После гибели Карла XII англичане сорвали шедшие тогда русско-шведские переговоры о мире. Наконец, в 1719 и 1721 годах Лондон без объявления войны предпринял ряд военных демонстраций против России на Балтике. Адмирал Дж. Норрис, которого ещё в 1715 году лично Пётр торжественно приветствовал при Ревеле, а потом предлагал стать во главе русского флота — теперь «предлагал в ближайшем будущем захватывать на Балтике все русские корабли и галеры», и лишь опасение ответных мер в отношении англичан в России сдержало в этот раз «владычицу морей». Это было первым, но далеко не последним вооружённым противостоянием в истории отношений Англии и новой, Российской империи — о её рождении Пётр I торжественно возвестил по заключении Ништадтского мира.
 
С момента возвращения России в Прибалтику «Англия стремилась ослабить, и небезуспешно, политические позиции России на Балтике и в североевропейских странах». В этих непростых условиях Россия проявила максимальную выдержку, делая ставку на заинтересованность английских купцов в развитии торговых связей. Поэтому, когда после смерти Петра английские эскадры в 1726—1727 гг. буквально зачастили в Балтийское море, Петербург выступил со специальной декларацией «о непрекращении торговли» с Англией. В ней, Россия в частности, «накрепко обнадёживала» «весь великобританской народ и особливо отправляющих купечество в наш Российской Империум», что в связи с приходом английской военной эскадры в Балтийское море.
 

                                                        Ботнический залив                    Балтийское море                                                 Балтийское море

В составе Российской империи
По заключённому в Ништадте мирному договору со Швецией Россия вернула утраченные по Столбовскому миру часть Карелии к северу от Ладожского озера, Ингерманландию (Ижорскую землю) от Наровы до Ладоги с крепостями Ям и Копорье, часть Эстляндии с Ревелем, часть Лифляндии с Ригой, а также острова Эзель и Даго.
Вместо требования обычной в этих случаях контрибуции (так, по Столбовскому миру помимо территориальных уступок выплатила шведам 20,000 серебряных рублей, что равнялось 980 кг серебра) Россия, наоборот, выплатила Швеции компенсацию в 2 млн. ефимков. Сверх того, Швеции не только возвращалась Финляндия; но последняя получала отныне ещё и льготу на ежегодный беспошлинный импорт из России хлеба на 50 тыс. ефимков. Особые обязательства приняла на себя Россия в отношении политических гарантий населению, вновь принимаемому в русское подданство. Всем жителям гарантировалась свобода вероисповедания. Остзейскому дворянству подтверждались все привилегии, ранее предоставленные шведским правительством; сохранение своего самоуправления, сословных органов и т. п.
 
Остзейский край
Остзейский край до 1876 г. составлял особую административную единицу (генерал-губернаторство) Российской империи. Главным органом дворянского самоуправления в Остзейском крае были ландрат-коллегии — сословные коллегиальные органы, название которых (нем. Land земля, в том числе как адм.-терр. единица, и нем. Rat совет) отчасти эквивалентно русскому земству. Саму их идею Пётр заимствовал задолго до Ништадтского мира, внимательно изучив практику их работы в уже занятых им Ревеле и Риге. Первоначально царь замышлял сделать эти органы выборными. Указом от 20 января 1714 года он предписывал: …ландраторов выбирать в каждом городе или провинции всеми дворяны за их руками. Однако этот указ Сенат саботировал, назначив в 1715 году ландратов, вопреки указу, по спискам, которые подали губернаторы. В 1716 году неисполняемый свой указ Пётр принуждён был отменить. Ландрат-коллегии существовали только в двух прибалтийских губерниях, Эстляндской и Лифляндской. Екатерина II их упразднила, Павел I восстановил, и просуществовали они до начала XX века.
Высшими органами самоуправления («земского хозяйства») в этих же двух губерниях были ландтаги — дворянские съезды, собираемые раз в три года. В промежутках между съездами на постоянной основе действовали созываемые по нескольку раз в год дворянские комитеты в Эстляндии и дворянские конвенты в Лифляндии. Состав их избирался на ландтагах, право созыва предоставлялось предводителю дворянства, или же: в Эстляндии — ландмаршалу, и в Лифляндии — очередному ландрату.

Куршская коса

Прибалтийские государства в XX веке
К началу Первой мировой войны в Прибалтике крупнейшими административно-территориальными образованиями России были три прибалтийские губернии:

Лифляндская (47027,7 км²; ок. 1,3 млн чел. на 1897)
Эстляндская (20246,7 км²)
Курляндская (29715 км², около 600 тыс. населения)
Не входили в число прибалтийских Виленская губерния (41 907 км²), из 1,6 млн населения которой (1897) 56,1 % были белорусами, 17,6 % литовцами и 12,7 % евреями, а также Ковенская губерния.
30 марта 1917 года Временное правительство России приняло положение «Об автономии Эстляндии», по которому последней отошло 5 из 9 уездов Лифляндии (24178,2 км², или 51,4 % площади, с 546 тыс. чел., или 42 % населения), и сверх того часть Валкского уезда (до раздела: более 6 тыс. км² с 120,6 тыс. чел.). После этой передачи земель территория Эстляндии выросла в 2,5 раза, составив 44424,9 км². Хотя новая граница между Эстляндской и Лифляндской губерниями при Временном правительстве демаркирована не была, её линия навсегда разделила по линии реки уездный город Валк, причём часть железной дороги Петроград-Рига оказалась заходящей на территорию смежной губернии, практически не обслуживая её саму.
К 1915 году Германия оккупировала часть Лифляндской губернии (Курземе), однако Рига, Валмиера, Венден и Двинск оставались в составе России. Уже 7 марта 1917 года был избран первый состав Совета рабочих депутатов в Риге, а к концу месяца Советы возникли и во всех остальных городах и местечках неоккупированной территории. На всех постах губернских и уездных комиссаров края оказались местные социал-демократы. Таким образом, советская власть в Латвии утвердилась за несколько месяцев до Октябрьской революции; её центральным органом стал созданный 30 июля (12 августа) Исколат (Исполком Совета рабочих, солдатских и безземельных депутатов Латвии). Созданный Временным правительством ещё в марте Видземский временный земский совет оказался нежизнеспособен, и в условиях нарастания конфликта с Временным правительством генерал Л. Г. Корнилов предпочёл 21 августа (3 сентября) сдать Ригу без боя немцам, «предпочтя потерю территории потере армии», часть которой он двинул на Петроград.
 
Решение о вооружённом восстании было принято в Латвии 16 (29) октября — за неделю до Октябрьской революции в Петрограде. К 9 ноября н.ст. латышские стрелки установили контроль в Вендене, через 2 дня в Валмиере и 20 ноября в Валке, откуда 22 ноября была провозглашена советская власть на всей неоккупированной территории Латвии.
29-31 декабря 1917 года по просьбе 2-го съезда Советов рабочих, солдатских и безземельных депутатов (Валмиера) СНК РСФСР удовлетворил просьбу Исполкома Совета Латгалии об отделении «латгальских» уездов от Витебской губернии и о включении их в состав Латвии.
 
В ходе мирных переговоров в Бресте германская армия вероломно возобновила наступление на Россию, и к февралю 1918 года вся территория Латвии была оккупирована немецкими войсками. После подписания Брестского мира (3 марта 1918 года) сеймы (ландесраты) в Курляндии (8 марта) и Лифляндии (12 апреля) объявили о воссоздании Курляндского и Ливонского герцогств. По плану немецкого командования их предполагалось объединить в буферное «великое герцогство Ливонское», соединённое личной унией с прусской короной. Осенью 1918 года германский император признал независимость прибалтийского герцогства со столицей в Риге. В октябре 1918 года рейхсканцлер Максимилиан Баденский передал управление Прибалтикой от военных гражданскому правительству. На время отсутствия герцога властные полномочия должен был осуществлять образованный в ноябре регентский совет (4 немца, 3 эстонца, 3 латыша), который возглавил барон Адольф Адольфович Пилар-фон-Пильхау.

После поражения Германии (11 ноября 1918 года) немецкие оккупационные войска по указанию Антанты были оставлены в Прибалтике с возложением на них поддержания порядка. В этих условиях через несколько дней, 18 ноября было сформировано правительство и провозглашена независимость Латвии. Выборов и референдумов при этом не производилось. 7 декабря К. Ульманис подписал договор с представителем Германии о сформировании совместного Прибалтийского ландесвера, в состав которого вошли как немецкие, так и бывшие русские офицеры, в основном латышского происхождения.
 
К концу 1918 года ранее избранные Советы, оказавшиеся в подполье, создали из состава своих представителей временное советское правительство Латвии. 17 декабря от имени этого правительства (председатель П. Стучка) было объявлено о создании Советской Латвии, после чего латышские стрелки вновь овладели Валкой, Валмиерой и Цесисом. 22 декабря 1918 года СНК РСФСР признал независимость Советской Латвии. 2-3 января 1919 года была установлена советская власть в Риге, и к концу января советская власть была установлена повсюду, кроме Лиепаи, где стояла английская эскадра.
Получив дополнительное вооружение на сумму свыше 5 млн долл. и 1,3 млн ф.ст., ландесвер и дивизия Гольца перешли в контрнаступление. В феврале они заняли Вентспилс и Кулдигу, а к марту — большую часть Курземе. С севера при этом наступали эстонские, а с юга — польские войска. 22 мая была взята Рига. Полный контроль над Латвией правительство Ульманиса сумело восстановить лишь к январю 1920 года, когда советское правительство Латвии объявило о самороспуске.
 
В результате Латвия оказалось в состоянии войны с РСФСР. В целях её прекращения при подписании Рижского договора 11 августа 1920 года РСФСР не востребовало назад территории, ранее переданные РСФСР Советской Латвии (северо-западная часть Витебской губернии, включая уезды Двинский, Лудзенский, Резекненский и часть Дрисского), а также часть Островского уезда Псковской губернии с городом Пыталово — 65,8 тыс.км² с 1,6 млн жителей). Уезды, переданные Временным правительством от Эстляндии, также остались в составе Латвии.
 
В Эстляндии так же, как и в Курляндии, в октябре 1917 года власть перешла в руки Советов. В январе 1918 года был опубликован проект конституции, по которому Эстония провозглашалась автономной республикой в составе РСФСР. К концу февраля Эстония была полностью оккупирована германскими войсками. 24 февраля 1918 года Комитет спасения, уполномоченный Земским советом (создан при Временном правительстве) провозгласил независимую Эстонскую республику. После поражения Германии 11 ноября 1918 года при содействии британских спецслужб само себя сформировало проантантовское Временное правительство Эстонии, которое повторно провозгласило создание суверенного Эстонского государства. 29 ноября в Нарве была провозглашена Эстляндская трудовая коммуна. Декретом от 7 декабря 1918 года РСФСР признала Эстляндскую Советскую Республику, которой было передано от Петроградской губернии левобережное Принаровье (ныне уезд Восточная Вирумаа) с городами Нарва и Ивангород.
Реакция на создание независимых государств на территории прибалтийских губерний России в мире была неоднозначной. После их признания со стороны РСФСР, в августе 1920 года госсекретарь США Б. Колби заявил, что Госдепартамент «продолжает быть настойчивым в своем отказе признавать прибалтийские государства в качестве независимых от России государств», так как
    …американское правительство… не считает полезными какие-либо решения, предложенные какой-либо международной конференцией, если они предполагают признание в качестве независимых государств тех или иных группировок, обладающих той или иной степенью контроля над территориями, являвшимися частью Российской империи.
 
Только в июле 1922 года его преемник Ч. Хьюз объявил, что США «последовательно настаивали, что расстроенное состояние русских дел не может служить основанием для отчуждения русских территорий, и этот принцип не считается нарушенным из-за признания в данное время правительств Эстонии, Латвии и Литвы, которые были учреждены и поддерживаются туземным населением», что открыло возможность к признанию этих правительств.
 
Вхождение Эстонии, Латвии и Литвы в состав СССР датируется утверждением VII сессии Верховного Совета СССР решений о принятии в состав Союза Советских Социалистических Республик: Литовской ССР — 3 августа, Латвийской ССР — 5 августа и Эстонской ССР — 6 августа 1940 года, на основании заявлений, ранее поступивших от высших органов власти соответствующих прибалтийских государств.
Это событие принадлежит общему контексту развития международных отношений в Европе на протяжении предшествующих лет, которое, в конечном счёте, привело 1 сентября 1939 года к началу Второй мировой войны. Однако в ретроспективной международно-правовой оценке трёх вышеуказанных двусторонних межгосударственных актов, принятых в августе 1940 года, единого мнения историки и политики не имеют. Современные Эстония, Латвия и Литва считают действия СССР оккупацией с последующей аннексией.

Куршская коса
 
Официальная позиция МИД России заключается в том, что вхождение Литвы, Латвии и Эстонии в СССР соответствовало всем нормам международного права по состоянию на 1940 год, и впоследствии получило официальное международное признание. De facto целостность границ СССР на 22 июня 1941 года была признана государствами-участниками Ялтинской и Потсдамской конференций, а по состоянию на 1975 год европейские границы подтвердил Заключительный акт Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе.
На протяжении почти 50 лет пребывания в СССР прибалтийские республики — Эстонская Латвийская и Литовская ССР — пользовались теми же правами, что и остальные союзные республики. О восстановлении и развитии их экономики см. Прибалтийский экономический район и отдельные статьи по республикам.
Одним из ближайших последствий перестройки — попыток реформирования политической и экономической системы СССР, начатых М. Горбачёвым во второй половине 1980-х годов, стал распад Союза. 3 июня 1988 года в Литве был основан «Саюдис» — движение, декларировавшее в своих доркументах «поддержку Перестройки», однако негласно поставившее свой целью выход из состава СССР. В ночь на 11 марта 1990 года Верховный Совет Литвы во главе с Витаутасом Ландсбергисом провозгласил независимость Литовской республики.
В Эстонии «Народный Фронт» был образован ещё в апреле 1988 года. Он также декларировал поддержку перестройки, и не заявлял о выходе Эстонии из СССР как своей цели, но стал базой для её достижения. 16 ноября 1988 года Верховный Совет Эстонской ССР принял «Декларацию о суверенитете Эстонской ССР». Аналогичную позицию занимал и Народный Фронт Латвии, также основанный в 1988 году. О независимости Латвии Верховный Совет Латвийской ССР объявил 4 мая 1990 года.
В последующие годы политические отношения между Российской Федерацией как правопреемником СССР и государствами Прибалтики развивались неоднозначно. Тем не менее, несмотря политическую независимость, экономика этих государств продолжает, в той или иной степени, зависеть от экономического развития региона, в который они были интегрированы на протяжении прошлых двух-трёх столетий. Закрыв многие высокотехнологичные производства, ранее ориентированные на обширный советский рынок (электропоезда, радиотехника, автомобили), эти государства не смогли выйти на аналогичные конкурентоспособные позиции на мировом рынке. Весомую долю их доходов продолжает составлять транзит российского экспорта, а также импорта через прибалтийские порты. Так, из 30,0 млн.т грузооборота Latvijas dzelzceļš за 7 месяцев 2007 года на нефть приходилось 11,1 млн.т, на уголь — 8,2 млн.т и на минеральные удобрения — 3,5 млн.т. По сравнению с аналогичным периодом прошлого года транзит в порты Эстонии сократился на 14,5 % (2,87 млн.т).

   

ТЕМПЕРАТУРА ВОДЫ И СОЛЕННОСТЬ В ПРИБАЛТИКЕ
В большинстве районов Балтийского моря выделяются поверхностная и глубинная водные массы, между которыми залегает переходный слой.
Поверхностная вода (0—20 м, местами 0—90 м) с температурой от 0 до 20°, соленостью примерно 7—8‰ образуется в самом море в результате его взаимодействия с атмосферой (осадки, испарение) и с водами материкового стока. Эта вода имеет зимнюю и летнюю модификации. В теплое время года в ней развит холодный промежуточный слой, образование которого связано со значительным летним прогревом поверхности моря.
Температура глубинной воды (50— 60 м — дно, 100 м — дно) — от 1 до 15°, соленость — 10—18,5‰. Ее образование связано с поступлением в море глубинных вод через Датские проливы и с процессами перемешивания.
Переходный слой (20—60 м, 90— 100 м) имеет температуру 2—6°, соленость — 8—10‰, образуется в основном путем смешения поверхностных и глубинных вод.
В некоторых районах моря строение вод имеет свои особенности. Например, в Арконском районе летом отсутствует холодный промежуточный слой, что объясняется сравнительно небольшой глубиной этой части моря и влиянием горизонтальной адвекции. Борнхольмскому району присуща теплая прослойка (7—11°), наблюдаемая зимой и летом. Ее образуют теплые воды, приходящие сюда из несколько более прогреваемого Арконского бассейна.
Зимой температура воды несколько ниже у берегов, чем в открытых частях моря, при этом у западного берега она несколько выше, чем у восточного. Так, среднемесячная температура воды в феврале у Вентспилса 0,7°, на той же широте в открытом море — около 2°, а у западного берега — 1°.

                       

Температура воды и соленость на поверхности Балтийского моря летом
Летом температура поверхностных вод неодинакова в разных районах моря.
Понижение температуры у западных берегов, в центральном и южном районах объясняется преобладанием западных ветров, сгоняющих поверхностные слои воды от западных берегов. К поверхности поднимаются более холодные нижележащие воды. Кроме того, вдоль Шведских берегов на юг проходит холодное течение из Ботнического залива.
Четко выраженные сезонные изменения температуры воды охватывают только верхние 50—60 м, глубже температура меняется очень мало. В холодный сезон она сохраняется примерно одинаковой от поверхности до горизонтов 50— 60 м, а глубже несколько понижается до дна.

В теплый сезон повышение температуры воды в результате перемешивания распространяется до горизонтов 20—30 м. Отсюда она скачкообразно понижается до горизонтов 50—60 м и затем снова несколько повышается к дну. Холодный промежуточный слой сохраняется летом, когда поверхностный слой прогревается и термоклин выражен более резко, чем весной.
Ограниченный водообмен с Северным морем и значительный речной сток обусловливают низкую соленость. На поверхности моря она уменьшается с запада на восток, что связано с преимущественным поступлением речных вод в восточную часть Балтики. В северном и центральном районах бассейна соленость несколько уменьшается с востока на запад, так как в циклонической циркуляции соленые воды переносятся с юга на северо-восток вдоль восточного берега моря дальше, чем вдоль западного. Уменьшение поверхностной солености прослеживается и с юга на север, а также в заливах.
В осенне-зимний сезон соленость верхних слоев несколько повышается вследствие сокращения речного стока и осолонения при льдообразовании. Весной и летом соленость на поверхности уменьшается на 0,2—0,5‰ по сравнению с холодным полугодием. Это объясняется опресняющим влиянием материкового стока и весенним таянием льда. Почти во всем море заметно значительное увеличение солености от поверхности к дну.
Например, в Борнхольмской котловине соленость на поверхности равна 7‰ и около 20‰ у дна. Изменение солености с глубиной происходит в основном одинаково по всему морю, за исключением Ботнического залива. В юго-западных и отчасти центральных районах моря она плавно и незначительно увеличивается от поверхности до горизонтов 30—50 м, ниже, между 60—80 м, располагается резкий слой скачка (галоклин), глубже которого соленость снова несколько увеличивается к дну. В центральной и северо-восточной частях соленость очень медленно возрастает от поверхности до горизонтов 70—80 м, глубже, на горизонтах 80—100 м, залегает гало-клин, и далее соленость слегка увеличивается до дна. В Ботническом заливе соленость повышается от поверхности до дна лишь на 1—2‰.
В осенне-зимнее время поступление североморских вод в Балтийское море увеличивается, а в летне-осеннее — несколько уменьшается, что приводит соответственно к повышению или понижению солености глубинных вод.
Кроме сезонных колебаний солености Балтийскому морю в отличие от многих морей Мирового океана свойственны ее значительные межгодовые изменения.
Наблюдения за соленостью в Балтийском море с начала текущего столетия и до последних лет показывают, что она имеет тенденцию к повышению, на фоне которой проявляются кратковременные колебания. Изменения солености в котловинах моря определяются притоком вод через Датские проливы, что в свою очередь зависит от гидрометеорологических процессов. К ним, в частности, относится изменчивость крупномасштабной атмосферной циркуляции. Многолетнее ослабление циклонической деятельности и длительное развитие антициклональных условий над Европой приводят к уменьшению осадков и как следствие к снижению речного стока. Изменения солености в Балтийском море связаны и с колебаниями величин материкового стока. При большом речном стоке несколько повышается уровень Балтийского моря и усиливается сточное течение из него, которое в мелководной зоне Датских проливов (наименьшая глубина здесь 18 м) ограничивает доступ соленых вод из Каттегата в Балтику. 
При снижении речного стока соленые воды более свободно проникают в море. В связи с этим колебания притока соленых вод в Балтику хорошо согласуются с изменениями водности рек Балтийского бассейна. В последние годы увеличение солености отмечается уже не только в придонных слоях котловин, но и в верхних горизонтах. В настоящее время соленость верхнего слоя (20— 40 м) повысилась на 0,5‰ по сравнению со средней многолетней величиной.

Изменчивость солености Балтийского моря — один из наиболее важных факторов, регулирующих многие физические, химические и биологические процессы. Вследствие низкой солености поверхностных вод моря их плотность тоже невелика и уменьшается с юга на север, незначительно изменяясь от сезона к сезону. С глубиной плотность увеличивается. В районах распространения соленых каттегатских вод, особенно в котловинах на горизонтах 50—70 м, создается постоянный слой скачка плотности (пикноклин). Над ним в поверхностных горизонтах (20—30 м) образуется сезонный слой больших вертикальных градиентов плотности, обусловленный резким изменением температуры воды на этих горизонтах.                      Балтийское море                 
Циркуляция воды и течения
В Ботническом заливе и в соседнем с ним мелководном районе плотностный скачок наблюдается только в верхнем (20—30 м) слое, где он формируется весной за счет распреснения речным стоком, а летом — вследствие прогрева поверхностного слоя моря. Постоянный нижний слой скачка плотности в этих частях моря не формируется, так как сюда не проникают глубинные соленые воды и круглогодичного расслоения вод здесь не существует.

Вертикальное распределение океанологических характеристик в Балтийском море показывает, что в южных и центральных районах море разделено слоем скачка плотности на верхний (0—70 м) и нижний (от 70 м до дна) слои. В конце лета — начале осени, когда над морем преобладают слабые ветры, ветровое перемешивание распространяется до горизонтов 10—15 м в северной части моря и до горизонтов 5—10 м в центральных и южных частях и служит главным фактором формирования верхнего однородного слоя. В течение осени и зимы с увеличением скоростей ветра над морем перемешивание проникает до горизонтов 20—30 м в центральных и южных районах, а на востоке — до 10—15 м, так как здесь дуют сравнительно слабые ветры. По мере усиления осеннего охлаждения (октябрь — ноябрь) увеличивается интенсивность конвективного перемешивания. В эти месяцы в центральных и южных районах моря, в Арконской, Готландской и Борнхольмской впадинах, оно охватывает слой от поверхности примерно до 50—60 м. Здесь термическая конвекция достигает своей критической глубины (для более глубокого распространения перемешивания требуется осолонение поверхностных вод за счет льдообразования) и ограничивается слоем скачка плотности. В северной части моря, в Ботническом заливе и на западе Финского залива, где осеннее охлаждение более значительно, чем в других районах, конвекция проникает до горизонтов 60—70 м.
Обновление глубинных вод, моря происходит главным образом за счет притока Каттегатских вод. При их активном поступлении глубинные и придонные слои Балтийского моря хорошо вентилируются, а при малых количествах втекающих в море соленых вод на больших глубинах во впадинах создаются застойные явления вплоть до образования сероводорода.
Наиболее сильное ветровое волнение наблюдается осенью и зимой в открытых, глубоких районах моря при продолжительных и сильных юго-западных ветрах. Штормовые 7—8-балльные ветры развивают волны высотой до 5— 6 м и длиной 50—70 м. В Финском заливе сильные ветры этих направлений образуют волны высотой 3—4 м. В Ботническом заливе штормовые волны достигают высоты 4—5 м. Самые крупные волны бывают в ноябре. Зимой при более сильных ветрах образованию высоких и длинных волн препятствуют льды.
Как и в других морях северного полушария, поверхностная циркуляция вод Балтийского моря имеет общий циклонический характер. Поверхностные течения формируются в северной части моря в результате слияния вод, выходящих из Ботнического и Финского заливов. Общий поток направлен вдоль Скандинавских берегов на юго-запад. Огибая с двух сторон о. Борнхольм, он направляется через Датские проливы в Северное море. У южного берега течение направлено на восток. Возле Гданьского залива оно поворачивает на север и движется вдоль восточного берега до о. Хнума. Здесь оно разветвляется на три потока. Один из них идет через Ирбенский пролив в Рижский залив, где вместе с водами Даугавы создает круговое течение, направленное против часовой стрелки. Другой поток входит в Финский залив и вдоль его южного берега распространяется почти до устья Невы, затем поворачивает на северо-запад и, двигаясь вдоль северного берега, вместе с речными водами выходит из залива. Третий поток идет на север и через проливы Аландских шхер проникает в Ботнический залив. Здесь течение вдоль Финских берегов поднимается на север, огибает северное побережье залива и вдоль побережья Швеции спускается на юг. В центральной части залива отмечается замкнутое круговое течение против часовой стрелки.
Скорость постоянных течений Балтийского моря очень невелика и равна примерно 3—4 см/с. Иногда она увеличивается до 10—15 см/с. Схема течений весьма неустойчива и часто нарушается ветром.
Преобладающие в море ветровые течения особенно интенсивны осенью и зимой, а во время сильных штормов их скорость может достигать 100— 150 см/с.

                                                       

Глубинная циркуляция в Балтийском море определяется поступлением вод через Датские проливы. Входное течение в них обычно проходит до горизонтов 10—15 м. Затем эта вода, как более плотная, опускается в нижележащие слои и глубинным течением медленно переносится сначала на восток, а затем на север. При сильных западных ветрах вода из Каттегата втекает в Балтийское море практически по всему сечению проливов. Восточные ветры, напротив, усиливают выходное течение, которое распространяется до горизонтов 20 м, и только у дна сохраняется входное течение.
Вследствие большой степени изоляции от Мирового океана приливы в Балтийском море почти не заметны. Колебания уровня приливного характера в отдельных пунктах не превышают 10—20 см. Средний уровень моря испытывает вековые, многолетние, межгодовые и внутригодовые колебания. Они могут быть связаны с изменением объема воды в море в целом и тогда имеют одинаковую величину для любого пункта моря. На вековых колебаниях уровня (кроме изменений объема воды в море) отражаются вертикальные движения берегов. Наиболее заметны эти движения на севере Ботнического залива, где скорость подъема суши доходит до 0,90— 0,95 см/год, тогда как на юге подъем сменяется опусканием берега со скоростью 0,05 — 0,15 см/год.
В сезонном ходе уровня Балтийского моря отчетливо выражены два минимума и два максимума. Наинизший уровень наблюдается весной. С приходом весенних паводочных вод он постепенно повышается, достигая максимума в августе или сентябре. После этого уровень понижается. Наступает вторичный осенний минимум. При развитии интенсивной циклонической деятельности западные ветры нагоняют воду через проливы в море, уровень снова повышается и достигает зимой вторичного, но менее выраженного максимума. Разница высот уровня между летним максимумом и весенним минимумом равна 22—28 см. Она больше в заливах и меньше в открытом море.
Сгонно-нагонные колебания уровня происходят довольно быстро и достигают значительных величин. В открытых районах моря они равны примерно 0,5 м, а в вершинах бухт и заливов бывают 1—1,5 и даже 2 м. Совместное действие ветра и резкое изменение атмосферного давления (при прохождении циклонов) вызывают сейшевые колебания уровенной поверхности с периодом 24—26 ч. Изменения уровня, связанные с сейшами, не превышают 20—30 см в открытой части моря и достигают 1,5 м в Невской губе. Сложные сейшевые колебания уровня — одна из характерных черт режима Балтийского моря.
С колебаниями уровня моря связаны катастрофические петербургские наводнения. Они бывают в тех случаях, когда подъем уровня обусловлен одновременным действием нескольких факторов. Циклоны, пересекающие Балтийское море с юго-запада на северо-восток, вызывают ветры, которые сгоняют воду из западных районов моря и нагоняют ее в северо-восточную часть Финского залива, где происходит повышение уровня моря. Проходящие циклоны вызывают и сейшевые колебания уровня, при которых повышается уровень в Аландском районе. Отсюда свободная сейшевая волна, подгоняемая западными ветрами, входит в Финский залив и вместе с нагоном воды вызывает значительное повышение (до 1—2 м и даже 3—4 м) уровня в его вершине. Это препятствует стоку невской воды в Финский залив. Уровень воды в Неве быстро повышается, что приводит к наводнениям, в том числе и катастрофическим.

                                                

Ледовитость Прибалтики
Балтийское море в отдельных районах покрывается льдом. Раньше всего (примерно в начале ноября) лед образуется в северо-восточной части Ботнического залива, в мелких бухточках и у берегов. Затем начинают замерзать мелководные участки Финского залива. Максимального развития ледяной покров достигает в первых числах марта. К этому времени неподвижный лед занимает северную часть Ботнического залива, район Аландских шхер и восточную часть Финского залива. В открытых районах северо-восточной части моря встречаются плавучие льды.
Распространение неподвижных и плавучих льдов в Балтийском море зависит от суровости зимы. Причем в мягкие зимы лед, появившись, может совсем исчезнуть, а затем появиться снова. В суровые зимы толщина неподвижного льда достигает 1 м, а плавучих льдов — 40—60 см.
Таяние начинается в конце марта — начале апреля. Освобождение моря ото льда идет с юго-запада на северо-восток.
Лишь в суровые зимы на севере Ботнического залива лед можно встретить в июне. Однако море ежегодно очищается ото льда.

                     

Хозяйственное значение
В значительно распресненных водах заливов Балтийского моря обитают пресноводные виды рыб: карась, лещ, голавль, щука и др. Встречаются здесь и такие рыбы, которые в пресных водах проводят только часть жизни, остальное же время живут в соленых водах моря. Это теперь уже редкие балтийские сиги, типичные жители холодных и чистых озер Карелии и Сибири.
Особенно ценная рыба — балтийский лосось (семга), который образует здесь изолированное стадо. Основные места обитания семги — реки Ботнического, Финского и Рижского заливов. Первые два-три года жизни она проводит преимущественно в южной части Балтийского моря, а затем уходит на нерест в реки.
Чисто морские виды рыб распространены в центральных районах Балтики, где относительно высокая соленость, хотя некоторые из них заходят и в довольно распресненные заливы. Например, салака живет в Финском и Рижском заливах. Более солоноводная рыба — балтийская треска — не заходит в распресненные и теплые заливы. К уникальным видам относится угорь.
В рыболовстве основное место занимают салака, шпрот, треска, речная камбала, корюшка, окунь и различные виды пресноводных рыб.

 

 

ФИНСКИЙ ЗАЛИВ

Финский залив - часть Балтийского моря и уникальный природный комплекс - среда обитания зверей, птиц и других живых организмов, которая формировалась на протяжении многих тысяч лет.
Финский залив расположен в восточной части Балтийского моря и является самой мелководной его частью; омывает берега России на востоке, Финляндии на севере и Эстонии на юге.
Максимальная глубина залива — около 100 метров, наиболее мелкий залив в восточной части — так называемая, Невская губа — менее 5-ти метров. Длина 390 километров, ширина у входа 70 километров.
  

В Финский залив впадают реки: Нева, Луга, Нарва (Нарова). Сайменским каналом он соединен с озером Сайма (озеро расположено на территории Финляндии, является третьим по величине озером в Европе). Много островов. Замерзает залив в конце ноября до середины-конца апреля.

Основными портовыми городами Финского залива являются в России: Санкт-Петербург, Выборг, Приморск, Ломоносов, Усть-Луга; в Финляндии — Хельсинки, Ханко; в Эстонии — Таллинн и Нарва.
   
На берегах залива расположено несколько городов:
в России: Санкт-Петербург (включая Кронштадт, Сестрорецк, Зеленогорск, Ломоносов, Петергоф), Приморск, Сосновый Бор, Выборг, Высоцк, Усть-Луга;
в Финляндии: Хельсинки, Котка, Ханко;
в Эстонии: Таллин, Тойла, Силламяэ, Нарва-Йыэсуу, Палдиски;


Название известно с 1730-х годов, по народу, населяющему северное побережье залива.
В 1737—1793 годах одновременно существовало наименование Кронштадтский залив.
С первой четверти XIX века для части залива восточнее острова Котлин параллельно бытует иронично-пренебрежительное наименование Маркизова лужа. По распространённой версии, «присвоено» моряками Балтийского флота по титулу морского министра в 1811—1828 годах маркиза И. И. Траверсе, ограничившего плавание флота только этим районом.

 
История формирования залива 
В палеозое 300—400 миллионов лет назад вся территория современного бассейна Финского залива была покрыта морем. Осадочные отложения того времени — песчаники, пески, глины, известняки — покрывают мощной толщей (свыше 200 м) кристаллический фундамент, состоящий из гранитов, гнейсов и диабазов. Современный рельеф образовался в результате деятельности ледникового покрова (последнее, Валдайское оледенение было 12 тысяч лет назад). После отступания ледника образовалось Литориновое море, уровень которого был на 7—9 м выше современного. Уровни ледниковых водоёмов постепенно снижались, а их площадь уменьшалась. В связи с этим на бывшем дне водоёмов образовались террасы, ступенями спускающиеся к Финскому заливу. 4 тысячи лет назад море отступило и мели Финского залива превратились в острова. Современное более сильное воздымание Скандинавского щита привело к перекосу поверхности Финского залива. По этой причине северные берега залива — возвышенные и скалистые, а южные — подтопленные.
  

Берега, рельеф дна и гидрография залива 
Площадь Финского залива
— 29,5 тыс. км². Длина залива от полуострова Ханко до Санкт-Петербурга — 420 км, ширина от 70 км в горле до 130 км в самой широкой части (на меридиане острова Мощный), а в Невской губе она уменьшается до 12 км. Финский залив мелководен. Профиль дна уменьшается по направлению от горла к вершине. 
Особенно резкое изменение происходит близ Нарва-Йыэсуу, из-за чего это место называют Нарвской стенкой. Средняя глубина — 38 м, максимальная глубина 121 м, глубина Невской губы — 6 м и менее, а в береговой полосе — до 1 м. 
По дну Невской губы для прохода судов проложен морской канал. В связи с большим притоком пресной воды из рек, особенно из Невы (2/3 всего стока), вода залива имеет очень небольшую солёность (от 0,2 до 9,2 ‰ у поверхности[2] и от 0,3 до 11,0 ‰ у дна). Средняя температура воды зимой около 0 °C, летом 15—17 °C на поверхности и 2—3 °C у дна. Залив замерзает с конца ноября до конца апреля (в тёплые зимы может не замерзать круглый год). Замерзание начинается в восточной части залива и постепенно распространяется на запад. Характерны сильные ветровые волнения и нагоны воды при западных ветрах, приводящих к наводнениям.
    
Северные берега Финского залива — возвышенные и извилистые, фьордно-шхерные с редкими крупными заливами (Выборгский) и полуостровами (Ханко, Порккала). Берег залива в основном отлогий с песчаными дюнами и береговыми валами. У самого берега мелкие пески, здесь можно увидеть «белые дюны», поросшие соснами.

Южные берега — подтопленные, вдоль всего берега проходит Балтийско-Ладожский глинт высотой до 40 м. Глинт протянулся в широтном направлении, в 20—25 км к югу от Невы и Финского залива, от реки Сяси в Ленинградской области, на запад до города Палдиски в Эстонии. Южнее глинта простирается ордовикское плато. Западная, повышенная его часть, носящая название Ижорской возвышенности (до 168 м), ограничивает с юга бассейн Финского залива. Отличительная её черта — почти полное отсутствие рек и озёр. 
В пределах Кургальского полуострова сформирован особый рельеф, обусловленный Курголовским плато, спускающимся к морю уступами, также служившими берегами древнему Литториновому морю. Южные берега с одной стороны относительно выровненные, слабо извилистые (как в восточной Эстонии), с другой стороны более изрезанные (как в западной Эстонии и в России, где есть глубокие заливы — Нарвский, Копорский, Лужская губа, разделённые Кургальским, Сойкинским и Каравалдайским полуостровами).

На востоке Финский залив заканчивается Невской губой, на западе сливается с открытыми районами Балтийского моря. Крайнюю западную часть Финского залива называют горлом, а крайнюю восточную — вершиной.
 
  
С 2004 года на берегах Финского залива Курортного района проводится мониторинг деструктивных процессов на пляже посёлка Репино. Установлено увеличение количества штормов за последнее десятилетие (с 2000 года). В 2012 году разрушение берега составило 25 см. Были шторма когда теряли до 5 м берега. По прогнозам через 100 лет будет потеряно 200 метров береговой полосы. Для предотвращения этого предлагается создавать специальные удерживающие искусственные пляжи. По заказу Комитета по природопользованию разработана Концепция берегозащиты Финского залива, которая была поддержана членами Экологического совета при Правительстве Санкт-Петербурга. По подсчётам специалистов на данные мероприятия необходимо 20 млрд рублей.
    

 Аномальные зоны Санкт-Петербурга

ИСТОРИЯ ФИНСКОГО ЗАЛИВА
Финский залив
известен давно и под разными именами. В IX в., когда когда восточные берега контролировали новгородцы, они величали его Водской пятиной. В 1737-1793 гг он звался Кронштадтским. По морской байке, в 1811-1828 гг моряки Балтийского флота иронично называли залив «Маркизовой лужей», особенно в районе Невской губы — это «в честь» морского министра России маркиза И.И. Траверсе, который не приветствовал дальние походы. Наконец, «супом с клецками» прозвали моряки Финский залив времен блокады Ленинграда — так плотно он был нашпигован минами. Нынешнее наименование известно с 1730-х гг и дано по названию народа, населяющего северные берега.
С VI в. через Финский залив проходил путь «из варяг в греки», а позднее здесь развивали торговлю с Европой, причем тогда в ней активнейшее участие принимали шведы, для экономики которых залив крайне важен. Неслучайно дно этой торговой артерии одно из крупнейших кладбищ погибших кораблей: суда тонули целыми флотилиями, так что к концу 1990-х гг только в территориальных водах РФ насчитали более 5000 объектов, включая самолеты и всевозможные транспортные средства.
Финский залив не только связывает примыкающие к нему территории, но и доставляет им довольно много хлопот Во-первых, он достаточно глубоко врезан в материк, вкупе с пресными водами это приводит к замерзанию в районе Санкт-Петербурга: соленость уменьшается как раз по направлению к этой части залива — от 6%о на западе до 2%о на востоке. Помимо замерзания судоходство затрудняет и возможность натолкнуться на отмель даже в срединных водах залива (например, отмель Савинкова). Кроме того, очень неудобна система течений: вдоль южного берега они проходят с запада на восток, а вдоль северного — с востока на запад. Частые и очень сильные западные ветры нередко поднимают уровень воды со стороны Эстонии на 1,5-2 м, а на Невской губе — до 410 см, да и вся прибрежная зона залива находится почти под постоянной угрозой наводнения. Но и это не все: до сих пор движение по Финскому заливу, особенно в нашей, восточной части, небезопасно, ведь дно здесь буквально усеяно минами со времен Первой мировой войны. Из примерно 60 тыс. мин, по подсчетам специалистов, уничтожено около четверти. С экологической ситуацией дела обстоят не лучше. Воды залива загрязнены нефтепродуктами и химикатами, через него транспортируют ядерные и радиоактивные отходы, в нем давно поселились патогенные бактерии, а постройка дамб привела к заболачиванию отдельных территорий.
Но и в таком виде он продолжает быть лакомым кусочком: в настоящее время ведется спор о возможности остановки намыва двух новых островов под элитное жилье в Курортном районе Санкт-Петербурга. Финны, напротив, подумывают о намыве нового острова в целях экономии средств и охраны окружающей среды. Под дном залива собираются построить железнодорожный тоннель между Хельсинки и Таллином, а из освободившихся 16 млн м3 грунта насыпать островок площадью около 2 км2.
Несмотря на «изношенность», залив богат рыбой и рыболовство здесь развито в промышленных масштабах.
Однако здесь не только рыбачат и разгружают контейнеры: на берегу Финского залива находится жемчужина дворцово-паркового искусства, Петергоф.
Помимо рук человеческих, здесь в течение сотен миллионов лет немало потрудилась и природа. В одной только Ленинградской области более 130 геологических и множество природных памятников, а за ее пределами еще десятки. Это и Балтийско-Ладожский уступ, который принято считать остатком берега древнего моря: он тянется на сотни километров от шведского острова Эланд до Ладожского озера, а обнаженные архаические породы местами достигают высоты более 55 м. Это и самый большой водопад Эстонии и стран Балтики — Баласте (30,5 м). И наконец, сам ландшафт Финского залива, почвы которого облюбовали сосны, а на берегу в ряде мест образуется мельчайший песок, наметающий живописные «белые дюны».

 

 

___________________________________________________________________________________________________________________________________________
ИСТОЧНИК ИНФОРМАЦИИ И ФОТО:
Команда Кочующие
О гипотезах относительно прибалтийского участка трассы этого торгового пути см.: Цветков С. Э. Русская история. — М.: Центрполиграф, 2004. — Т. 1—2. — 8000 экз. — ISBN 5-9524-0349-2.
 Полабские и прибалтийские славяне. Проверено 12 сентября 2010. Архивировано 21 августа 2011 года.
 История средних веков. Европа / А. Н. Бадак и др.. — Мн.: Харвест, 2000. — С. 363–385. — 15 000 экз. — ISBN 985-433-686-7.
 Римберт. Житие святого Ансгара / Пер., пред. и комм. В. В. Рыбакова. — М.: Наука, 2007. — С. 11—86. — (Швеция и шведы в средневековых источниках).
Тарвел Э. В., Карьяхярм Т. Э. Эстония// БСЭ.
 Джаксон Т. Н. Austr í görðum. Древнерусские топонимы в древнескандинавских источниках. — М.: Языки славянской культуры, 2001. — (Studia historica. Series minor). — ISBN 5-94457-022-9.
 Генрих Латвийский. Хроника Ливонии / Введение, перевод и комментарии С. А. Аннинского. — 2-е изд. — М.-Л.: Изд-во АН СССР, 1938.
 Генрих Латвийский. Хроника Ливонии. — С. 123—127.
 Рига, Первое епископское подворье (недоступная ссылка — история). Проверено 21 сентября 2010. Архивировано 1 декабря 2009 года.
 Дерптское (Тартуское) епископство // Большая советская энциклопедия : [в 30 т.] / гл. ред. А. М. Прохоров. — 3-е изд. — М. : Советская энциклопедия, 1969—1978.
 Карамзин Н. М. Собрание сочинений. — Т. VIII, С. 206.
 Генеалогические таблицы Ольденбургской династии
Штенцель А. История войн на море с древнейших времён до конца XIX века.
 Россия и Европа в XVIII в. (Англия, Испания, Швеция, Германия) / Историко-документальный департамент МИД России.
 Ништадтский мир // Большая советская энциклопедия, 2-е изд : Спр(энц) / Гл.ред.Б.А.Введенский. — М.: Сов. энциклопедия, 1954. — Т. 30: Николаев — Олонки. — С. 656; 52 л. илл. и карт..
Славянская энциклопедия. Киевская Русь — Московия: в 2 т. / Автор-составитель В. В. Богуславский. — М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2001. — Т. 1. — 784 с. — 5000 экз. — ISBN 5-224-02249-5.
Генрих Латвийский. Хроника Ливонии / Введение, перевод и комментарии С. А. Аннинского. — 2-е изд. — М.-Л.: Изд-во АН СССР, 1938. — 185 с.
Джонс Г. Викинги. Потомки Одина и Тора / Пер.с англ. З. Ю. Метлицкой.. — М.: Центрполиграф, 2004.
Прибалтийский экономический район / Гербов В. Р. // Большая советская энциклопедия. — М. : Советская энциклопедия, 1969—1978. — (Большая советская энциклопедия : [в 30 т.] / гл. ред. А. М. Прохоров ; 1969—1978).
Гумилёв Л. Н. От Руси до России. Очерки этнической истории. — М.: Танаис, 1994.
Всемирная история. В десяти томах. — М.: Соцэкгиз, 1958. — Т. 4.
К истории территориальной принадлежности Калининградской области / Историко-документальный департамент МИД России. Архивировано 7 февраля 2007 года.
Корявцев П. М. Прибалтийский гамбит. — СПб., 2005.
Прибалтийский край // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
Россия и Европа в XVIII в. (Англия, Испания, Швеция, Германия) = A.Stenzel - H.Kirchoff. Seekriegsgeschichte in ihren wichtingsten Abschnitten mit Berucksichtigung der Seetaktik, sv. I-VI. Hannover, 1907-1911 / Историко-документальный департамент МИД России. Архивировано 7 февраля 2007 года.
Широкорад А. Б. Северные войны России. Вторжения немцев и датчан в Прибалтику
«Аналитический вестник» Выпуск 30 Торгово-экономические отношения России со странами Балтии и интересы соотечественников Серия: Внешняя политика. Москва: Аппарат Государственной думы, 2002
География СССР.

 

 

Комментарии

аватар: Гость

Финляндия, Эстония, Латвия, Литва

I. Финляндия.
1. А). Финн. Fiini – изящный (прим.: чудный). Vinha – странный, стремительный, сильный (фин.).
Прим. Бесермяне.
Bisarri – причудливый (фин.). Басу – поле. Боз – лёд, бәс – иней, бәсәрү – заиндеветь (тат.).
Мән – некий человек (тат.).
Б). Land – земля, суша (сканд.).
2. А). Вий – сила; инан – надежда, вера. Win – побеждать (англ.).
Б). Мланде – земля (мар.).

Суоми.
1. Suo – болото. Mies – человек (фин.).
2. Су – вода. Йөмум – моря, большие реки (тат.).

г. Хельсинки (швед. Helsingfors).
1. А). Heleys – звонкость, яркость.
Б). Henki – человек, дуща, дух. Jenkka – финский танец. Enkeli – ангел (фин.).
2. А). Кай – вводное слово, употребляемое при удивлении, восторге; кажется (мар.); зачин песни (удм.); какой (тат.).
Йыл-йол – подражание быстрому, прерывистому движению мгновенному действию. Йыл-йыл – подражание слабому сверканию, мерцанию, блеску. Йыл-юл – подражание блеску (огня, глаз) (мар.). Кәл – словно, подобно. Ала – пёстрый (тат.).
Келаш – шагать (мар.). Гел – всегда (тат.).
Г1о – иди (вайнах.). Эла (вайнах.), эльйыр (удм.) – князь.
Гали – высокий, высший. Кәл – словно. Хали – свободный (тат.).
La – изобилие; ila, íli, íl – несущий (шумер.). Иле – влажный, сырой; живой (о деревьях). Ал – сила, дар (мар.). Эл – земля (мар.); эль – мир (удм.). Алэл – дух-покровитель рода (кет.).
Б). Йоҥ – подражание звону, глухому шуму; совершенно, совсем. Еҥ – человек (мар.). Ин (удм.), an (шумер.) – небо (удм.). Өн – явь, действительность; реальность; звук, голос, крик. Өң – свежий цвет (тат.).
Ки – руки; кай – птица (коми). Ки – земля (шумер.).
3. Река Хельсинг (Helsinga, ныне – Вантаа).
Helsing (hals) – узкое место. Fors – порог реки, стремнина (швед.).
Helsing: hel – цельный; sin – свой; ge – дать (швед.).
Прим. В узком месте реки возникают пороги и стремнины. Собранное (целое) своё отдаёт стремнине, порогу реки.
He – они; elää – жить, питаться (чем-либо), дожить (до чего-либо). Sen – его. Ikä – возраст (фин.). Прим.: “они доживут до его возраста”.
Эгеле, эхель – семена, шишка (хвойных деревьев) (мар., горномар.). Синә – грудь (тат.). Ки – руки (коми). Прим.: от груди (собранного, целого) через руки исходят “семена”, человек подобен шишке.

II. Эстония, эсты.
1. Aste – шаг, поступь; ступень (эст.). Osta – гавань, порт (латыш.). Õnn – счастье (эст.).
2. Асты – низ (казах.). Өң – свежий цвет (тат.). Прим.: о воде.

Маарахвас.
Maa-rahvas – народ земли: maa – земля; rahvas – народ (эст.).
“Rahvas”: а) rahu – мир, спокойствие (эст., вод.); б) васыл – соединение (тат.), 1аса – посох, уас (вайнах.).
1. Ару – чистый, светлый; йӱк – голос, звук. Кава – небо. Ош – светлый (мар.).
2. Рух – дух. Һава – воздух. Аяз – ясный (тат.).
Хьаваъ – воздух. Стигал къовкъар – гром (вайнах.).

г. Таллин (Колывань).
1. Talu – усадьба, tala – балка (эст.); talo – дом (фин.). Linn – город (эст.).
2. А). Теле – зима (мар.). Тал – ива, тәләй – счастье, таллану (тармаклану) – ветвление (тат.).
Б). Lidna, lidn, linn, ола – город (вод., вепс., эст., мар.). Илем – поселение (мар.), иләм – уют (тат.). Ил – общество, мир; страна, край (тат., башк.).
3. Тале – отважный. Еҥ – человек (мар.). Толо – вести к победе (вайнах.).

Колывань (эст. Калеван) – город Калева, мифического прародителя эстов.
Калева.
1. А). Kale – жёсткий, твёрдокаменный (эст.).
Кӱ – камень (мар.), кыя – скала (тат.).
Кар (тат.), ло (вайнах.) – снег.
Б). Või (эст.), ӱй (мар.) – масло.
Ва – вода; ув – ветвь (коми). Вий – сила (мар.).
Прим.: о процессе таяния снега, подобного плавлению масла.
2. Кӓл – сила, мочь.
Явала – явление. Уа – ива; уан – надежда (мар.).
3. Г1о – иди (вайнах.). Эла (вайнах.), эльйыр (удм.) – князь.
Гали – высокий, высший. Кәл – словно. Хали – свободный (тат.).

III. Латвия (Леттия).
1. Latakas (эст.), latak (выру) – плоский; огромный. Laďďa – широкий (вод.). Lattia – пол (ижор.). Ulatus – протяжённость, расстояние, широта (эст.).
Lǟʼdõ – ехать; происходить, случаться; вести; продвигаться; вмещаться; следует (лив.).
Латта – земля, суша (вайнах.).
Ло – расстояние; эл – земля. Тӱ – внешнее, наружное (пространство); внешняя, наружная (сторона) (мар.).
Юл – путь. Атау – остров; тау – гора; дәү – большой, огромный (тат.).
2. Lutas – коротконогий (лит.), приземистый. Лудо – утка (мар.). Lė̃tas – медленный, медлительный; тихий, спокойный (лит.).
Lauks – поле. Laukā – вон; наружу; на дворе, на улице. Iet – идти (латыш.).
Лу – десять (мар.). Ат – конь (тат.). Прим.: на ногах 10 пальцев.
Йол – нога; луч. Йӓл – люди, общество (мар.). Ала – быстро, моментально, сразу (хакас.). Ядь – рука; сила, мощь (тат.).
3. Latãkas – лоток, жёлоб; лужа (лит.). Lett – ряд, лоток (эст.). Прим.: Лате – названия ручья, протекающего недалёко от литовской границы.
4. Lat (лив.), latt (эст.), latt' (выру) – жердь, шест. Leta – поднять (вепс.). Ladva – верхушка дерева, крона (вод., ижор.).

г. Рига.
1. Rīkle – пасть (зверя). Rēgs – призрак, видение (латыш.).
А). Ер – озеро (мар.). Jūra – море (латыш., лит.).
Б). Jõgi – река (эст.). Йогаш (мар.), агу (тат.) – течь, литься.
Прим. От речки Рига. Западная Двина впадает в Рижский залив (подобно реке Обь).
2. Riek – путь (лив.). Rõgės (лит.), ragavas (латыш.), rieggõ (лив.), regi (эст.) – сани, дворни.
3. Riigi – государственный(эст.).
4. Rik (норв., швед.); rikas (фин., латыш., эст.); rikāz (лив.) – богатый.
5. А). Рия-рия – подражание звуку волынки; йыр – круг (мар.).
Б). Igaunija – Эстония (латыш.). Iga – возраст, года (эст.); иге – птенец (мар.); egg – яйцо (англ.). Йӱк – голос, звук (мар.).
6. Riiakus – вздорность, задиристость. Riugas – пронырство, изворот (эст.).

IV. Литва.
1. Liẽti – разливать, поливать; лить, отливать, выливать (лит.). Liet – лить (латыш.). Литта – цедить (вайнах.).
Прим. От реки Летавка, притока Няриса. Или связано с металлургией.
2. Littʼ – удар, взмах, толчок, стук (выру).
3. А). Эла – князь (вайнах.); эль – бог (др.-евр.); эль – мир (удм.); эл – земля (мар.); ил (тат., башк.), ел (казах.) – родина.
Б). Итү – сделать, поступить; айда – пойдём (тат.). Iet – идти (латыш.). Итт – десять (вайнах.).

г. Вильнюс (Vilnia, Вильна).
1. Vilnis (латыш., лит.), laine (эст.) – волна. Прим. От речки Вильня, левого притока Вилии.
2. Вий – сила. Иле – влажный, сырой (мар.).
Иле – живой (о деревьях) (мар.). Иләү – сеять (тат.).

аватар: Гость

Балтика

1. А). Vald – мир; сфера, область (эст.). Эл – земля (мар.); эль – мир (удм.).
Вал – волна; поверхность, верх, внешняя сторона чего-либо (мар.).
Буй – длина, протяжённость; рост; убу – поглотить. Ялан – открытое поле (тат.).
Bol – обильный, свободный (турец.).
Бул-бул – просторный, свободный (удм.).
Б). Тӱ – внешнее, наружное (пространство) (мар.).
[Ud] – направленность вверх, наружу (санскрит).
Прим.: Балтийское море.

2. А). Valo – свет (фин.). Валгы – оттенок, отсвет, отлив (мар.). Valgei – белый, светлый, яркий (карел.).
Балку (тат.), بلک [balk] (пушту) – блеск, сияние.
Bu, la – свет (шумер.).
Ялт – подражание вспышке света (тат.).
Б). Ут – свет (тат.); ud – солнце (шумер.).
Прим.: северное сияние.

3. А). Пу (мар.), puu (эст., фин.) – дерево. Ябу – закрыть, убу – поглотить, буй – высота (тат.).
Боя (болг.), буяу (тат., башк.), бояу (казах.) – краска.
Б). Ӄъляйсь – жёлтый (кет.). Кола – буланый, саврасовый; ала – пёстрый (тат.). Кольквиж – жёлтый, цвета яичного желтка; кольк – яйцо; коль – шишка (коми). Кула – саврасовый, светло-рыжий, розовый; эгеле (эхель) – шишка, семена (мар.).
Kuld (вепс.), kuldaine (карел.), kultainen (фин.), golden (ирл.) – золотой; yellow – жёлтый (англ.).
Прим.: цвет янтаря, смолы хвойных деревьев.
Baltegle – пихта (латв., лит.).

4. Балда (коми), балта (бурят.-монг.) – кувалда, молот.
Полт – подражание мгновенному, моментальному действию.
Полдыш – пуговица, застёжка (мар.). Belt – пояс, ремень (англ.).
Балдак – кольцо, перстень (тат.).
Буй – кулак; эла – князь; т1о – булыжник, тоа – хватать, та – тот (вайнах.).
Прим.: удар молота по наковальне, кузнечное дело; князь.

5. Balts (латыш.), báltas (лит.), белы (белар.), бял (болг.) – белый.
Пыяла, быяла – стекло (тат., башк.).
Прим.: лёд.

6. Valaa – лить (фин.). Valada – лить, обливать, поливать (вепс.).
Полт – подражание звуку капающей воды (мар.).
Ба (шумер.), бөлу (казах.) – делить.
Прим.: таяние снега; капель.

7. А). Бай – богатый, изобилующий. Убу – поглотить. Бөя – плотина (тат.).
Aba, ab – озеро, море (шумер).
[Apa] (санскрит), اوبه [obə́], [ubə́] (пушту), ва (коми), а (шумер.) – вода.

Б). La – изобилие; ila, íli, íl – несущий; illu – вода (шумер.).
Иле – влажный, сырой; живой (о деревьях) (мар.).
[Jala] – вода (санскрит). Елга – река (тат.).

В). Water (англ.), вӱд (мар.), [toja] (санскрит) – вода. Ате – вместилище, ёмкость (мар.).

8. А). Пиал – счастье (мар.); бияләй – рукавицы (тат.); [пйа̄лӣ] – чашка (урду).
Балга – глоток; булаг – ключ, источник (бурят.-монг.).
Б). Da – хороший, добрый (валл.). Туя – досыта, вдоволь (тат.).

9. А). Вий – сила (мар.). Бий (бей, бəк) – вождь (тюрк.).
Б). Ал – сила, дар (мар.). Алэл – дух-покровитель рода (кет.).
В). Ti – жизнь (шумер.). Тере – живой, подвижный (тат.).
Жизнь: мысль, слово, поступок.
* Даһи – гениальный.
Уй – мысль. Дәү – большой, огромный. Тау – гора (тат.).
* Дию, әйтү – сказать, промолвить (тат.).
* Үтү – проходить; тию – касаться; итү – делать, поступать; үтәү – выполнять. Ядь – рука; сила, мощь. Айда – пойдём (тат.). Ту – знамя, стяг (мар., тат.). Ta – характер (шумер.).

Отправить комментарий

Фотографии на сайте размещены в качестве научного, информационного, учебного и культурного материала без цели извлечения прибыли.

Контактная информация:

Капитан команды Кочующих (он же главный по сайту):
Хафизов Ахат - Hafizow@yandex.ru

Продвижение сайта в интернете:

Лоцман команды Кочующих
Бортяков Андрей - abortyakov@yandex.ru