Почитаемые камни Ивановской области

Среди исследователей, обративших, в разное время, свое внимание на проблему изучения культовых камней, сложилось устойчивое мнение, что частота встречаемости таких памятников имеет устойчивую динамику к снижению при движении от Балтийского моря к Востоку европейской части континента. 
Предпринятые учеными попытки ведения статистики сакральных валунов дают следующую картину. В Эстонии к концу 80-х гг. 20 в. насчитывалось около 1100 культовых камней. В республике Беларусь на момент 1998 г. известно было более 300 культовых валунов. В настоящее время там описано уже более 500 объектов. В Северо — Западном регионе России на территории Ленинградской, Псковской, Новгородской областей взяты на учет не менее 250 объектов. Большое количество к.к. известно на территории современной Тверской области. На этом фоне весьма неоднозначным является вопрос о распространенности к.к. на территории Верхней Волги в Костромской, Ярославской и Ивановской области. 
 

 
Долгое время бытовало мнение, что поклонение камням здесь встречается лишь в единичных случаях. Например, один из «пионеров» изучения к.к. — С. Н. Ильин (автор этих строк имела честь знать его лично), искренне и убежденно считал, что на территории Ивановской области их просто нет. Будучи жителем г. Шуи (Ивановская область) он проводил свои изыскания в Тверской, Ленинградской, Новгородской, Псковской и др. областях, считая другие регионы малоперспективными в этом отношении. 

В настоящий момент на территории Ивановского Поволжья известно около 30 культовых валунов. Один из самых интересных и редких по типу к.к. (хотя вопрос о классификации и типологизации к.к. остается открытым) находился в д. Арсеново Ильинского р-на Ивановской области. Он представляет собой обломок грубой гранитной плиты с изображением неясного происхождения в виде лабиринта из выпуклых полос, находящих одна на другую. Даже внешнее описание этого камня наталкивает на проведение аналогий с некоторыми тверскими камнями, описанных Ф. Н. Глинкою, но утраченных для науки. Арсеновский валун цел и находится сейчас в музее поселка Ильинское-Хованское. 

Камни-следовики в Ивановской области известны в селах, расположенных по берегу р. Волги. Доподлинно известно, что 1970 г., камень с отпечатком «Божьей ножки» находися в с. Новописцово. Камень находился на берегу ручья и был уничтожен в конце 60-х годов во время строительства дороги. Еще один следовик находится в с. Совитово Вичугского района. В народе камень известен как левая «Ножка Божьей матери». Камень этот чтится местным населением и считается лечебным. Известен и следовик у д. Пичугино в окрестностях г. Решмы. Камни с цветовой символикой — Синие, Белые, Черные встречаются здесь гораздо реже всех остальных групп культовых камней. Имеется множество сведений о нахождении в Ивановской области «камней с надписями», каменных баб, межевых камней. Известны предания о камне с изображением всадника на Колягином болоте в Ильинском районе. Известно немало к.к. и в Костромской области. Нами был описан интересный камень «Медведь» у с. Антоновское. Не сохранился до наших дней камень-следовик у с. Сторожево. Камень этот лежал у Ю-В стены небольшой часовни. По сведениям, которые были записаны нами в конце 80-х гг., часовня эта специально была поставлена с определенной целью «нейтрализации» широкой известности целительных свойств камня. В годы советской власти часовня была уничтожена. 
 
Спустя некоторое время был уничтожен и сам камень. Была замечена интересная взаимосвязь между «Медведь» камнем и следовиком у д. Сторожево. Фактически они находились в 0,5 км. друг от друга на т.н. «Марфиной тропке». Имеются сведения о значительном распространении топонимических названий «Синие камни» на территории, расположенной севернее Костромы [8]. В Нерехтском районе у с. Бортниково на р. Солонице в местности расположенной за т.н. Егорьевской горой находятся два культовых валуна. Один является типичным следовиком и несет на себе изображение стопы человека, а на другом имеется выдолбленное изображение креста правильной «геометрической» формы. 
В архиве Костромской области есть любопытный документ, который гласит, что «…у священника Богословского уезда есть камень, обтесанный, длиной в 1 1/4 вершка, шириной в 1 вершок … с четырьмя углублениями в виде точек, под которыми проведена черта. От точек вырезаны линии через весь камень». В этом же документе упоминается и «…камень величиной с барана, серый, как бы опоясаный крестообразно кругом веревкой», в конце 19 века камень этот находился в одном из храмов Чухломы. 
В с. Большое Боброково Нерехтинского района в начале ХХ в. рядом с деревянной церковью находились три обтесанных валуна. По нашим, непроверенным пока, сведениям на камнях имелись надписи, прочитать которые никто из местного населения не мог. По свидетельству выходцев из этого села, камни эти составлены в форме стола. 
 
В ходе полевых сборов, проводимых в 1989—2004 гг. Академией Финляндии, в рамках проекта по исследованию финно-угорского языкового субстрата Ярославской области под руководством Арьи Альквист, в научный оборот было введено большое количество фактического материала. В рамках этого проекта было зафиксировано не менее сорока четырех объектов носящих название «Синий камень». 
 
В связи с этим нельзя не отметить некоторые параллели с соседней Ивановской областью, где известно несколько мест с аналогичными (и другими цветовыми!) названиями, но в большинстве случаев это только топонимические названия без наличия самих к.к. Еще одним очень важным, на наш взгляд, результатом этого проекта является выявление целой группы уникальных памятников. 
Речь идет о камнях названных в работе А. Альквист — Мирскими камнями, а точнее — о камнях- чашечниках. Как, совершенно справедливо, утверждает финская исследовательница, ранее они не были известны на данной территории.
 
   

Камень в селе Никольское                                                                                                                 

Камень лежит в меридиональном направлении, тонким концом на юг, посреди села Никольское, у дороги, рядом со зданием клуба. Через дорогу напротив камня расположена Никольская церковь (заложена в 1804 году, открыта в 1913-м).

В июне 2011 года краевед из г. Комсомольск Ивановской области В.В. Торгов сообщил о находке интересного камня в селе Никольское Комсомольского района. По его описанию и мнению камень своим видом похож на каменную бабу. На представленных нам фотографиях камень имел вытянутую втулкообразную форму с круговым пропилом в верхней расширяющейся части. Уже по фотографии можно было определить, что порода камня - гранитоид.

Размеры камня составляют: длина 160 см, наибольшая ширина 80 см, высота 60 см. Сечение близко к прямоугольнику. Один конец имеет плавное сужение. В широкой части на расстоянии 45 см от края расположен круговой неровный пропил переменной глубины в 2-7 см. Камень утоплен на глубину 15 см (расчистка проведена до основания камня, под которым находятся корни рядом растущей липы).

Был проведён опрос местного населения по истории этого камня. В сельской библиотеке села предоставили историческое исследование местных краеведов, "Историю села Никольское". В нём была важная информация о данном камне: "Однажды господин Голенкин прогуливался по берегам речки Дубровки и ему понравился огромный камень, лежавший там. Крестьяне привезли этот камень к дому помещика. Помещик щедро заплатил за труд. Этот камень лежит у лип и сейчас". Речка Дубровка протекает в 3 км к югу от села Никольского и впадает в Вязьму у деревни Устье.

История села и камняКамень был принесён на современное месторасположение не позднее 1861 года, до отмены крепостного права, так как выше в тексте о Голенкине говорится следующее: "Половина жителей сельца Никольское принадлежала помещику Голенкину. Он был богаче и Нелюдова, и Бабкина, а особенно Кошкинихина, проигравшего своих крестьян в карты".
На месте дома помещика Голенкина в 1957 году был построен клуб. Никольская церковь, расположенная напротив камня, за это время успела побывать храмом, тюрьмой, складом, а сейчас находится в запустении. В советское время около камня был построен памятник односельчанам - участникам войны.
Из рукописного варианта "Истории села" - Камень зарос травой и не вызывал интереса у местных жителей, так как не вписывался "в интерьер социалистического менталитета". Позднее, в 1990-е годы, была попытка ввести камень в ритуальную сферу. На нем рисовали краской христианские кресты, и, возможно, около камня во время религиозных праздников (например, 22 мая, в Николин день) совершались обряды.
 

 Кочкаровский камень — каменная баба                                                                                                        

В фабричной многотиражке "Текстильщик на посту" №39 от 2 октября 1990 года Смирнов, тогда главный редактор этой газеты, опубликовал заметку "Вот так баба!" с фотографией этого камня. Внимание Смирнова на камень обратили косцы. Он сделал несколько снимков камня. В последующие годы Михаил Владимирович неоднократно приезжал к камню. Но, к сожалению, в начале 2000-х годов, в очередное свое посещение камня, он его не обнаружил.

 По словам Смирнова, камень стоял на берегу пруда у бывшей деревни Кочкарово. На камне было выбито человеческое лицо, скрещенные руки, изображение уточки. Нам была представлена всего одна фотография (фрагмент той, что была опубликована в газете) очень плохого качества. Остальные фотографии камня, как сообщил Смирнов, были утеряны.
После этого были организованы экспедиции по поиску камня. Единственное, что смущало исследователей - район, о котором говорил Смирнов, всегда был плотно заселен, но никаких свидетельств о культовых камнях, кроме смирновского сообщения, зафиксировано не было. Отсутствовала информация и в других источниках.

Поисковые работы проводились в 2005, 2006 и 2009 году. Количество участников - от пяти до восьми человек. Данный регион был тщательно осмотрен и изучен. Были найдены старый кочкаровский пруд, о котором говорил Смирнов, липовая аллея, остатки деревни (фундаменты, горелые бревна, кирпичи и т.д.). Важно отметить, что местность была осмотрена осенью и весной, когда отсутствие растительности позволяло тщательно исследовать территорию. Помимо самой деревни были обследованы близлежащие поля и кромки леса, а также заброшенные сады камвольного комбината. К сожалению, результаты поиска были отрицательными.

Параллельно с экспедиционной работой активно изучались другие источники и осуществлялись попытки найти как можно больше информации о деревне Кочкарово и близлежащем регионе.
К сожалению, никаких сведений о культовых и примечательных камнях в районе деревни Кочкарово в этом "Описании" не приведено.
За последние 200 лет местность в районе Кочкарова и близлежащих деревень всегда была относительно плотно заселена. А начиная с 1960-х годов, когда выросли города Иваново и Кохма, этот район стал излюбленным местом для отдыхающих, грибников и ягодников. Один из авторов статьи сам долгое время регулярно собирал в этом районе грибы и ягоды, а с конца 80-х годов водил сюда группы учащихся в учебные походы. Но никаких свидетельств о кочкаровской "каменной бабе" не встречалось.
В этой связи интересно привести фрагменты переписки с одним из откликнувшихся на наши запросы в интернете о Кочкарове и камне. В.Е. Набилков из Иванова пишет следующее:
"У меня дед из Кочкарова (между Ломами и Кохмой). Информации по камню у меня нет. Но я спрашивал у отца (он в юности приезжал в гости к своей бабушке туда) и дяди (все детство там провел), и они ничего подобного припомнить не могут. Это по ситуации на 1950-60 годы. В начале 70-х деревни не стало. Я там был в начале 80-х, отец водил. У пруда я тоже ничего подобного не увидел. Дело в том, что садов там тогда не было, и отец показывал остов дома своей бабушки, а дом располагался у пруда" (сообщения за октябрь-ноябрь 2011 г).

Но в 2012 году Набилков прислал нам еще одно сообщение:
"В начале осени показал вашу интересную статью своему дяде, которому те места очень близки. Он вспомнил, что в конце 80-х (как я понял, годах в 88-90-м) ему звонил дальний наш родственник (из тех же мест) и сказал, что, собирая грибы у Кочкарова, на берегу пруда видел "камень здоровый на бабу вроде похожий". Родственника, к сожалению, нет уже в живых, так что уточнять не у кого и информации ноль. Дядя за давностью лет тоже больше ничего не припомнит".
Кочкаровский пруд
Согласно другому, устному свидетельству местных жителей (сообщила В.В. Соловьева), они, будучи детьми, ныряли с некоего большого камня в кочкаровский пруд.
Как видим, свидетельства жителей бывшей деревни Кочкарово противоречивы: одни утверждают, что некий камень был, другие утверждают, что на пруду возможно вообще никаких камней не было.
Анализ топонимики деревень в данной местности также не выявил никакой информации о наличии здесь какого-либо культа камня. Единственное, что стоит отметить, что до нас не дошли названия местных оврагов, болот, урочищ, где возможно было упоминание камня. Название самой деревни может происходить либо от слов "кач", "качка" - топкое место, трясина, зыбкое болото, либо от слова "кочка" - бугорок, холмик на болоте ("кочкарник - нетопкое, просыхающее в жару болото с возвышенными кочками, на которых растет болотная трава, а иногда и ягоды", а также "кочкарьё, кочкари - кочковатое болотистое место" (Мурзаев Э.М. "Словарь народных географических терминов", 1984, с. 265, 297-298)). Оба варианта происхождения топонима напрямую связывают название деревни с окружавшими ее до сих пор существующими болотами. Кстати заметим, что в заметке Смирнова деревня, вероятно ошибочно, названа Кочкарево.

Теперь проанализируем ту самую единственную фотографию, что сохранилась и была напечатана в газете "Текстильщик на посту". Утверждать о том, какая горная порода представлена, мы не можем ввиду черно-белого характера снимка и его низкого качества, но можно предположить по характерному выветриванию, что это гранитоид (из трех составляющих гранита слюда подвержена большему разрушению и оставляет специфические выщерблины). На снимке камень лежит и имеет приблизительные размеры одной из сторон относительно травы около 70 см. Судить об изображении лица по черно-белой фотографии, где всегда присутствует игра теней, довольно сложно, тем более у гранитоида, где сами составляющие имеют разные цветовые оттенки. Проведя маленький эксперимент (показ фотографии нескольким людям), мы получили противоречивые результаты: одни видят лицо на камне, другие - нет. К тому же по форме камень не подходит под классические каноны "каменных баб". Что касается изображений уточки и скрещенных рук, то на представленных снимках они не прослеживаются в принципе - информация о них только со слов Смирнова. Если бы это изображение действительно имело место быть, то можно было бы провести параллель с древне славянской мифологией, в которой уточка - творец мира.

Из всего вышесказанного можно сделать следующие выводы. Нет причин не доверять сообщению Смирнова М.В., который многие годы занимается краеведением. Камень был. Но относительно изображения лица и тем более наименования его каменной бабой рассуждать сейчас, когда камень пропал, не имеет смысла. Собранный фактический материал положительного результата не дал. Судьба самого камня могла быть разной: от забутовки проходящей мимо бывшей деревни дороги до использования частными лицами камня в популярном сейчас ландшафтном дизайне.
 
 
Новописцовский камень                                                                                                               

Камень находится в черте современного посёлка в районе улицы Маёвка (ранее - деревня Колокольцово), на дне глубокого оврага. Эрозионные процессы активно продолжаются и по сей день, четко читаются террасы, а дома по улице Маёвка, с западного берега оврага, уже стоят в опасной близости от его края. Поэтому современное местоположение валуна вряд ли является изначальным.

Надземная часть камня - полусферическая неправильная возвышенность размерами около 3,5х4 м и высотой около 1,6 м над поверхностью земли. С северной стороны камня имеются три неравные ступеньки, искусственное происхождение которых сомнительно. Почти на вершине камня расположено вытянутое углубление, заполненное влажным перегноем.
Три ступеньки с северной стороны камня. Согласно сообщениям местных жителей, ступеньки имеют искусственное происхождение, а их количество изначально насчитывало двенадцать или четырнадцать. Остальные скрыты в земле за счёт постепенного погружения камня в землю. Поэтому можно предположить, что наружная часть камня составляет около 30% по высоте, и тогда его предполагаемый размер может достигать 5 м в высоту, что довольно сомнительно.
Легендарно-культовая история камня достаточно богата, но требует дальнейшего изучения. Валун хорошо известен в поселке и является местной достопримечательностью, которую обязательно показывают приезжим и рассказывают ее историю.

Несомненно, история почитания камня уходит в дохристианскую эпоху. Имеются подтвержденные местными жителями сведения о существовании в окрестностях еще двух культовых камней.
 
 
Ревякинский валун                                                                                                                     

Главная достопримечательность несуществующей ныне деревни Ревякино - большой гранитный камень - Ревякинский валун.

Валун находится в 3х километрах от посёлка Мыт, в Верхнеландеховском районе.
 
 

Сват–камень — Плесский камень — Камень Любви — Велеший камень — Валун Дедова шишка — Камень Чиркун

Фаллический камень под Больничной горой долгое время был частью городского пейзажа Плёса. Он прочно сросся с городской мифологией, историей и культурой. В последнее время культовый камень стал очень популярен у туристов. Благодаря своей весьма недвусмысленной и крайне реалистичной конфигурации он оброс массой амурных анекдотов и преданий. Современные названия камня - «Камень-гриб», «Камень любви», гораздо реже сейчас употребляется название – «Шаляпинский камень», но оно достаточно часто употреблялось ещё в 90-е г.г. ХХ вв. Название «Камень любви» появилось в Плесе только в конце ХХ века. Скорее всего, появление нового топонима можно связать с развитием туристического бизнеса и его инфраструктуры, появлением большого количества частных музеев и новых, нетрадиционных для Плёса, туристических маршрутов. Камень стал позиционироваться как местная достопримечательность наряду с «деревом любви».

В 90-е г.г. XX в. у старожилов Плёса были зафиксированы и другие чрезвычайно интересные и более древние названия, ныне практически вышедшие из речевого оборота горожан: «Сват–камень», «Дедова шишка», «Чиркун», «Велеший».

Все современные легенды, связанные с ним, по главному персонажу можно условно разделить на несколько групп, хотя сюжет во всех случаях очень сходен. Большое разнообразие поздних легенд, очевидно, имеет одну цель – объяснить причину нахождения фаллического камня именно на этом месте, у этого дома.

Женщины, посещающие камень и в настоящее время считают, что он лечит бесплодие. Чтобы достигнуть цели, необходимо посидеть на камне.

На территории Европейской части России плесский камень – один из немногих сохранившихся фаллических камней-идолов.

Как камень из Плёса, так и все фаллические камни Ярославского Поволжья, называются местным населением «грибами». Семантическое значение образа грибов в мифологических представлениях традиционных обществ изучено мало, но они самым тесным образом связаны со всеми тремя элементами известного комплекса: с м е р т ь – п л о д о р о д и е – ж и з н ь.

В июне 2011 г. плесский фаллический камень с разрешения городской администрации был перемещен к зданию ювелирных мастерских «Алмаз-холдинга» (г. Плес, ул. Советская, 57/2), где он был установлен в качестве рекламы ювелирного магазина. По этому факту было заведено судебное дело. Истица – хозяйка дома, рядом с которым до этого находился камень, претендовала на него как на свое имущество. Археолог Г.В. Панченко вступила в дело как третье лицо с требованием передать камень на хранение в Плесский музей-заповедник как объект культурного наследия, являющийся собственностью государства. В результате истица забрала свое заявление, а камень был помещён на постоянное хранение в Плесский музей-заповедник. В настоящее время есть планы включить его в состав создающейся исторической экспозиции «Плес у реки времени». Фаллический камень предполагается использовать в разделе экспозиции, посвящённом дохристинскому периоду истории Плеса.

Таким образом, в ряде случаев музеефикация стала единственным средством спасения и сохранения культовых объектов.
 
 
 
Мало-Давыдовское городище - Ирмес                                                                                                      
 
  
Основные проблемы мегалитики Ивановской области

По сравнению с областями Северо-Запада России, как научное направление мегалитика в Ивановской области развита довольно слабо. В основном она представлена редкими публикациями в научных и популярных журналах, в прессе. Объяснить это недостаточностью материала нельзя. Ивановским обществом любителей камня при Музее камня школы-музея "Литос-КЛИО" каталогизировано свыше 40 камней и каменных комплексов, расположенных в области, которые вправе считаться мегалитическими памятниками. Среди них многочисленные следовики, чашечники, лабиринтовики, кладовики, крестовики, цветные и фигурные камни, камни с изображениями и надписями, камни с богатым фольклором. Поэтому есть все предпосылки для тщательного системного изучения "мегалитической культуры" Ивановской области.
Вначале определим, какие камни относятся к мегалитическим памятникам. Таковыми являются камни природного происхождения с уникальными физическими характеристиками (размер, цвет, форма, необычное местоположение), со следами целенаправленной обработки человеком или без оных, а также имеющие или утратившие фольклорно-ритуальную составляющую, представляющие в связи с этим историческую ценность. Естественно, необходимо обозначить временные рамки. Современные могильные камни и памятные знаки (например, камень на площади Пушкина в Иванове) мегалитическими памятниками не являются.
Поэтому мегалитические памятники можно разделить на две основные категории: природные и природно-исторические.
Ревякинский валунТипичным представителем второй категории может считаться так называемый Ревякинский валун близ бывшей деревни Ревякино Верхнеландеховского района. Это серый гранитный валун ледникового происхождения. Приблизительные размеры 5х3 м. Камень лежит ниже уровня поля, видимая часть над землей - не выше 30 см. По рассказам старожилов он был выше человеческого роста, и на нем могла развернуться запряженная тройка лошадей. Камень имеет обширный культурно-мифологический пласт. Якобы после разорения Луха в XIV веке татары спрятали под камнем награбленные сокровища. Местные жители много раз пытались эти сокровища отыскать. Следы подкопов, траншей и водоотводов сохранились до сих пор. Рассказывают о мерцающих над камнем огоньках, что является одной из типичных мегалитических легенд. Камень пользуется уважением у местных жителей. Он обихожен, поставлены лавочки, на соседних деревьях развешаны иконки, а сам камень посвящен обретению мощей Серафима Саровского. Т.е. языческий ритуальный пласт замещен христианским. Таким образом, это не только уникальное по своим размерам для нашей местности геологическое образование, но и носитель сложившихся устойчивых преданий и легенд. Эти две характеристики дают полное право называть Ревякинский валун историко-природным мегалитическим памятником.

Синий камень у ПАТП-1 в г. Иваново                                                                                                 
К первой категории (природные мегалитические памятники) можно отнести Синий камень на проспекте Текстильщиков, напротив ПАТП-1 в городе Иваново. Никаких легенд вокруг него не сложилось или они уже утрачены. Но этот камень парный. Второй камень, красный кварцит, к сожалению утерян. Сам Синий камень имеет уникальное расположение в черте города и городской застройки, большую величину (свыше метра в диаметре), особый цвет, ухоженность территории вокруг него. Все это обязывает отнести этот валун к указанной категории.
С какими же проблемами сталкивается исследователь мегалитов в Ивановской области?
Во-первых, это недостаточная изученность и обрывочность сведений. Хотя наш каталог насчитывает свыше 40 камней, их наверняка в несколько раз больше. Часто информация приходит от случайных лиц. Но любая информация, даже самая необычная или краткая, очень важна. В любом случае мы стараемся ее перепроверить, по возможности выехать на место, сделать замеры, фотоснимки, опросить жителей.
Во-вторых, существует проблема потери информации. Близлежащие деревни и поселения вымирают. Камни становятся безымянными и немыми, утрачиваются легенды, исчезают ритуалы. Историко-природные мегалитические памятники, если на них нет следов антропогенного влияния (изображений, надписей, выемок), становятся обычными ледниковыми валунами. Своевременное изучение фольклора и широкие опросы жителей вымирающих деревень позволяют сохранять камни в качестве мегалитических памятников.
Третья важная проблема - физическая потеря валунов. Согласно имеющимся у нас данным, многие камни, представляющие историческую ценность (с надписями, изображениями, уникальными элементами рельефа), были физически утеряны. Некоторые были расколоты и пошли на забутовку прокладываемых дорог (Новописцовский следовик в Вичугском районе). Другие свезены в частные владения, использованы в качестве модных ныне элементов садового украшения и более не доступны для глубокого изучения (предположительно Кочкаровский каменный идол в Ивановском районе, Кузнечихский Синий камень в Савинском районе). 
Третьи исчезли по неизвестным причинам (Красный камень около ПАТП-1 в Иванове). К физическому уничтожению или порче можно отнести и результаты физического воздействия при самодеятельных исследованиях (нарушение целостности Порздневского Синего камня школьниками-исследователями в Лухском районе, расколотые Конь-камень у деревни Строевая Гора в Комсомольском районе, Тайманихский Синий камень в Родниковском районе, Лабиринтовый камень в Ильинском музее).
Многие камни, как известно, были использованы при строительстве культовых и гражданских сооружений (Каменная баба в фундаменте церкви в Ильинском районе, большой камень под административным зданием в Юрьевце и т.д.). Эти камни также в настоящее время недоступны.
Но существуют и природообусловленные процессы потери камней. Ревякинский валун, Порздневский Синий камень, Синий камень у ПАТП-1 в Иванове уходят в землю, "тонут". Известно, что ранее они располагались над землей гораздо выше, а, например, Порздневский камень еще в середине ХХ века полностью находился на поверхности.

Палехский камень-идол                                                                                                                   
Зачастую судьба многих камней становится неопределенной. Так называемый "Палехский Перун", который оберегался ныне покойным художником из Палеха М. Ларионовым, теперь бесхозен. Историческая ценность его сомнительна, однако сложившаяся вокруг него современная мифология, а также необычная антропоморфная форма, обязывают уверенно отнести его к мегалитическим памятникам. Что с ним будет после смерти "хозяина" - не известно.
Четвертая проблема - случайность находок. Есть многочисленные свидетельства о случайном обнаружении туристами или грибниками в лесной глуши обработанных камней или каменных комплексов (жальников, хенджей и т.д.). Но все попытки целенаправленного поиска оказывались безрезультатными.
 
"Адтарный" камень у д. Заливенки Юрьевецкого района                                                                             
Пятая проблема - труднодоступность или недоступность для изучения. Как пример можно привести перспективный для изучения каменный куб со ступенькой, обнаруженный нами в 2005 г. в овраге у деревни Заливенки Юрьевецкого района. Культурно-мифологическая составляющая неизвестна. Однако явные следы обработки камня, многочисленные находки керамики, в том числе финской и раннеславянской, а также фигурных известковых конкреций, которые зачастую использовались в ритуальных целях, нахождение родника, благоприятный для устройства святилища рельеф (высокий берег Волги) и пр. позволяют говорить об утраченной ныне ритуально-мифологической составляющей. К сожалению, камень находится в глинистом овраге недалеко от берега Волги и ежегодно во время весеннего таяния заносится глиной. Целиком его раскопать так и не удалось. Поэтому окончательных выводов о назначении камня сделать нельзя.
Шестая проблема - мифические камни. Существует несколько занесенных в наш каталог камней, которые можно отнести к мифическим, несуществующим, либо их точное местоположение неизвестно. Например, местоположение большого серого следовика неясно. По одним источникам он расположен в деревне Совитово или Соитово Вичугского района, по другим - в деревне Савитово Заволжского района.
Чрезвычайно мало информации о так называемой "Обезовой скрижали" - каменном четырехгранном идоле с лицами и надписями, находившемся в селе Обезово Тейковского района. Все, что нам известно, - на уровне домыслов и слухов.
Как другой пример можно указать на Черный камень около Луха. Существуют многочисленные свидетельства о его существовании в урочище Камень. Его видели и описывали как большой, в рост человека, черный валун с искусственными выемками. Однако опрос местных егерей показал, что те ничего о камне не знают. Сложилась даже легенда, что камень "прячется", не всем показывается. Обнаружению камня препятствуют местные условия - заболоченность, густота леса.
Таковы основные проблемы ивановской мегалитики. Для их решения необходим целенаправленный поиск и опросы местного населения, паспортизация и каталогизация находок, анализ "каменной" и "языческой" топонимии, историческое просвещение и привитие культуры камня у простого населения.
Решение этих проблем позволит расширить наши знания об истории, фольклоре и природно-культурных памятниках области.
 
 

ИВАНОВО ГОРОДИЩЕ – МЕСТО СИЛЫ                                                                                                   Аномальные зоны Ивановской области

Место: Россия, Ивановская область, 
Шуйский р-н, район д. Клочково, берег р. Теза.

Иваново городище, или, более верно, Клочковский археологический комплекс, это крупное поселение представителей протофинской культуры VI-V вв. до н.э., а так же мерянское поселение I-II вв. н.э.
В  V – IV вв. до н.э. на этом месте проживали носители дьяковской культуры – оседлые земледельцы и скотоводы. Жилища их были небольшими, прямоугольной или овальной формы, с очагом в центре.
Городище располагалось на крутом склоне в месте впадения в р. Тезу небольшой речки, вытекавшей из озера (в настоящее время озеро превратилось в болото, речка отсутствует) и было защищено оборонительными сооружениями (валами). Недалеко от городища, так же на возвышенности, располагалось селище, валами не защищенное, жители которого в случае опасности укрывались в городище.
Первые раскопки на месте городища были проведены в 2003 году, с тех пор археологи посещают место регулярно. В самом нижнем культурном слое обнаружены предметы, датируемые серединой каменного века (обработанный кремень: наконечники, резцы, скребки и пр.). Выше найдены предметы, датируемые скифским периодом – VI век до н.э. (в том числе несколько наконечников стрел, в том числе боевые). В этот период шло освоение железа, которое выплавлялось из болотной руды. Месторождение такой руды обнаружено вблизи городища. На месте городища встречаются фрагменты т.н. «сетчатой керамики» (узор, сделанный при помощи оттиска грубой ткани на глине). Во многих горшках сделаны мелкие сквозные отверстия под венчиком, что, как считают, носило ритуальный характер. Часть предметов (например, веретённые грузики) свидетельствует о наличии ткацкого производства. Найдены и предметы, относящиеся к более поздним периодам.
До настоящего времени не обнаружено место, где поселенцы захоранивали останки своих умерших.
Аномальные зоны Ивановской области

 

КАПИЩЕ ВЕЛЕСУ

Многое я про него уже написала в альбоме. Можно почитать там. Для ленивых сообщаю: этот камень был обнаружен в прошлом году "Литосом". Они подтвердили, что камень с искусственной обработкой, сколы под прямым углом сделаны человеком. При чём - самым примитивным образом. О древности алтаря говорит и керамика, найденная в окрестностях. Некоторые изделия из глины не обожжены. Максимум - на солнце. Про древность капища и примерном возрасте я сужу по установленным поселениям, которые существовали вдоль Волги. А это, как раз - VII-VIII века. Я вполне допускаю, что керамика и алтарь относятся к разным периодам, это дело исследователей. Я, к сожалению, не стала археологом. Далее: то, что это алтарь принадлежал Велесу, даже если исходить от противного, можно понять по костям, найденным в овраге. Велес был самым популярным мужским богом в наших краях. Ему приносили в качестве жертв бычков, коз и овец. Он покровительстовал скотоводам, купцам и воинам. А, поскольку, добраться от Волги было по руслам рек и речушек к алтарям в низинах было довольно просто, их там и строили. По одной из версий, Велес относился так же к подземному пантеону богов. Один из его тотемов и образов - змей. Велес противопоставлялся Перуну, чьи капища строились на холмах и возвышенностях. Как покровитель воинов Велес мог быть популярен из-за большого количества ушкуйников (речных пиратов) в этих местах... Местным жителям нужно было обороняться от них, а купцам - благополучно пройти

 

 

______________________________________________________________________________________________
ИСТОЧНИК ИНФОРМАЦИИ И ФОТО:
Команда Кочующие
Энциклопедия Космопоиска – Вадим Чернобров.
https://megalithica.ru/
Кудрявцев Ф. Ф. Золотое кольцо. — Л., Аврора, 1974. — 232 с. (Переславль-Залесский, Ростов, Борисоглебские слободы, Никола-Улейма, Углич, Тутаев, Ярославль, Кострома, Красное-на-Волге, Плёс, Суздаль, Боголюбово, Владимир, Юрьев-Польский, Александрова слобода, Загорск).
Золотое кольцо России: Путеводитель / А. В. Лаврентьев, И. Б. Пуришев, А. А. Турилов; составитель Ю. М. Кириллова.. — М.: Профиздат, 1984. — 352 с. — (Сто путей — сто дорог). — 100 000 экз. (в пер.)
Достопримечательности Ивановской области.

ВложениеРазмер
134525467 (1).jpg89.14 КБ
134525467 (2).jpg133.48 КБ
134525467 (3).jpg437.89 КБ
134525467 (4).jpg86.18 КБ
134525467 (5).jpg96.68 КБ
134525467 (6).jpg201.41 КБ
134525467 (7).jpg122.42 КБ
134525467 (8).jpg132 КБ
134525467 (9).jpg240.82 КБ
134525467 (10).jpg169.65 КБ

Комментарии

аватар: Кэп

почитание камней племени меря

Через века до нас дошли отголоски мерянского культа священных камней, закрепленные и в русской топонимии. Этому, конечно, способствовали монументальность и прочность камня, его «вечность» по сравнению с кратким сроком, отпущенным человеку и другим живым существам.

Культ священных камней хорошо известен и у других финно-угорских народов, особенно у саамов, которые поклонялись так называемым сейдам - естественным камням (см. [Манюхин 1996]) . У мерян культ священных камней также был широко распространен.

В деревне Карельское Плесецкого района Архангельской области ТЭ зафиксировала слово бабка в значении "валун". Представляет интерес следующий контекст:

«Валун у нас был посреди поляны, бабкой его называли. Мы этой бабке поклонялись и матери наши поклонялись, вроде как святой камень. Кто цветочки приносил, кто хлебушка. Еще одна бабка у нас была в речке. Мы с нее ныряли».

Мамка, камень на левом берегу реки Сога. «Большой камень на берегу стоял. Все ребятишки грелись на этом камне. Он теплый был. Когда купались - грелись. Мамкой и звали».

В последнее время дополнительные сведения о мерянских культовых камнях были собраны, изучены и систематизированы А. Альквист [Альквист 1996; 2006].

В статье 1996 г. Альквист выделяет две группы среди мерянских священных камней - Мирские и Синие, указывая, что зона их распространения - Переславский и Ростовский районы Ярославской области, т.е. территория двух важнейших по данным русской летописи центров мерянской земли. Однако из текста ее статьи следует, что эта ареальная характеристика справедлива только по отношению к Синим камням, тогда как Мирские камни фиксируются в Ростовском и примыкающем к нему с северо-запада Борисоглебском районе.

Мирские камни встречаются на территории населенных пунктов. Пока их выявлено 8 [Алквист 1996: 248]. Альквист осторожно сравнивает это название со словом меря, основываясь на том, что ударение здесь на первом слоге - мирский, а обычно - мирской (сход и т.п.). Она предполагает, что эти камни связаны с поклонением предкам.

В большинстве случаев Мирские камни имеют многочисленные ямки, углубления искусственного происхождения. Считается, что они служили для сбора дождевой воды, которой приписывалась целительная сила, или для жертвоприношений. Местное русское население сохраняет элементы традиционного почитания этих камней, во всяком случае в рассказах о прошлом, но оно решительно связывает их наименования со словом мир "сельская община", т.е. Мирские камни являются общими для всех жителей деревни, всего «мира».

Вполне возможно, что меря поклонялась этим камням.

Более интересна география: о скоплениях Мирских камней в других районах нет информации. Следовательно, предположение об изменении мерский > мирский на почве народной этимологии к слову мир тоже не лишено оснований. В отношении звукового колебания е ~ и также есть интересные данные, интерпретация которых, однако, затруднительна.

В Галичском районе Костромской области несколько раз фиксировалось распространенное в прошлом акцентированное обращение священников к прихожанам «меряне» (ТЭ). Казалось бы, следует думать о сохранившемся в этом обращении этнониме, ср. «во времена же Кия и Щока и Хорива новгородстии людие и с ними словени, и кривичи, и меряны» [УЛС: 20].

Но ввиду возможного миряне > меряне считать факт, засвидетельствованный ТЭ, сколько-нибудь надежным реликтом нельзя. Любопытно и наименование поля Мерщины близ д. Черемисское и с. Георгиевское «что в Мерском» (КК). Учитывая рус. диал. мерщик ‘землемер’ (Вят, Костр, Яр) и мерщша ‘участок луга, где косят сообща’ (Киров) [СРНГ 18: 124], можно думать, что мерщша исконно русское образование от слова мерить. Но оно может быть связано и с распространенным в диалектах многозначным мирщина ‘мирские дела’, ‘общая работа в деревне’, ‘работа миром, помощь’ и т.п. [СРНГ 18: 174-175].

Контаминация образований от этнонима меря и слов мир и мерить вполне возможна, но использование фактов такого рода в лингвоэтнических исследованиях не может дать надежных результатов, и вопрос о их происхождении остается открытым.

Синие камни встречаются чаще: 14 по [Алквист 1996: 247], свыше 30 по [Альквист 2000б: 85], 43 по новейшим данным [Алквист 2006: 4]. По величине они обычно больше, чем Мирские. По цвету Синие камни совсем не обязательно синие или сине-серые. Эти камни в большинстве своем находятся в стороне от селений, часто около воды. Названия Синий камень, возможно, являются особого рода калькой с мерянского языка, в которой камень — калькированный термин, а синий - адаптированное в русской речи мерянское прилагательное, родственное фин. sininen, морд. sen ‘синий’ (подробнее см. СТРС III, 138— 139).

Священный характер таких камней связан, видимо, с символическим значением синего цвета, особенно с учетом того, что обычно Синие камни находятся близ водоемов. Считается, что синий цвет — атрибут высших божеств, в том числе и водяных, а основные культовые центры мерян были связаны со значительными для ростовоярославского края озерами. Поэтому можно допустить, что Синие камни были посвящены местным водяным божествам.

 

аватар: Гость

Здравствуйте. Могу скинуть

Здравствуйте.
Могу скинуть фото синего камня у ручья в Тейковском районе

аватар: Кэп

посылайте сюда

да, можно выслать фото сюда - 

Хафизов Ахат -

Hafizow@yandex.ru

ваше авторство обязательно укажем!

Отправить комментарий

Фотографии на сайте размещены в качестве научного, информационного, учебного и культурного материала без цели извлечения прибыли.

Контактная информация:

Капитан команды Кочующих (он же главный по сайту):
Хафизов Ахат - Hafizow@yandex.ru

Продвижение сайта в интернете:

Лоцман команды Кочующих
Бортяков Андрей - abortyakov@yandex.ru