Памятники археологии Новгородской области

Новгородская область – регион России, богатый на исторические достопримечательности. Свидетельства прошлого можно встретить в ряде поселений, но особенно много их в Великом Новгороде – ключевом городе для Руси. Детинец, соборы и монастыри сохранены практически в неизменном виде. Есть и воссозданные славянские поселения, например, в Лубытино.  Обилие знаковых объектов сказалось и на туризме, столица области входит в популярный туристический маршрут «Серебряное кольцо».  

 

ДОСТОПРИМЕЧАТЕЛЬНОСТИ НОВГОРОДСКОЙ ОБЛАСТИ - ТУТ!

ПАМЯТНИКИ ПРИРОДЫ НОВГОРОДСКОЙ ОБЛАСТИ - ТУТ!

ГЕОГРАФИЯ НОВГОРОДСКОЙ ОБЛАСТИ - ТУТ!

СТАТЬИ И ССЫЛКИ ПО НОВГОРОДСКОЙ ОБЛАСТИ - ТУТ!

ОЗЕРА НОВГОРОДСКОЙ ОБЛАСТИ -  ТУТ!

КЛАДЫ НОВГОРОДСКОЙ ОБЛАСТИ - ТУТ!

АНОМАЛЬНЫЕ ЗОНЫ НОВГОРОДСКОЙ ОБЛАСТИ - ТУТ!

Археология Великого Новгорода является культурным и научным явлением европейского масштаба, что связано с великолепной сохранностью археологических сооружений и предметов, а также с той ролью, которую город играл в средневековой Европе. Географическое положение Новгорода между Севером и Югом, Востоком и Западом Европы заложило основы уникальной материальной и духовной культуры новгородцев. Экономическая активность новгородцев и их активная торговля с окружающими странами и народами позволила городу стать одним из наиболее процветающих торговых центров Восточной Европы. Это отразилось в замечательных памятниках архитектуры и живописи, в особой форме республиканского управления, а также же в археологических следах повседневной жизни города – столицы громадной Новгородской республики.

 

Благодаря начавшимся в 1932 году систематическим раскопкам города и окрестностей, его археологические древности стали эталонными для изучения широкого диапазона истории Руси и Европы в период от эпохи викингов (VIII-XI вв.) до городской жизни позднего Средневековья (XV-XVI вв.). Широкая известность новгородской археологии в научных и культурных кругах явилась поводом для включения археологического наследия средневекового Новгорода в Список Всемирного культурного наследия ЮНЕСКО, где культурный слой Великого Новгорода открывает перечень из 37 городских памятников и ансамблей.

 

За 75 лет археологического изучения в Великом Новгороде исследовано свыше 30 тысяч кв. метров, что составляет около 2 процентов от общей площади средневекового города. Мощность культурного слоя города просто поражает – в некоторых местах она достигает от 2 до 5 метров, а в отдельных местах превышает 8 метров. В  раскопках, проводившихся в разных частях города, обнаружено свыше 100 тысяч археологических находок, изучено несколько тысяч построек и сооружений, открыты десятки уличных мостовых. Наиболее важным открытие новгородской археологии является обнаружение берестяных грамот – текстов, связавших летописную истории Руси с повседневной жизнью новгородцев.

Памятники археологии Новгородской области

Информационные и зрелищные возможности новгородской археологии, позволяют говорить о необходимости включения в экскурсионные программы посещения действующего археологического раскопа. Подобная практика широко использовалась в конце 1950-х годов, в период празднования 1100-летия Новгорода, а также в наиболее упрощённом виде (вид из-за ограды или окна автобуса) была частью обзорных экскурсий в 1970-1980-х гг.

В настоящее время одним из наиболее перспективных участков для организации туристского показа является территория Троицкого раскопа, находящаяся на маршруте, связывающем южные окрестности города (Перынь, Юрьево, Витославлицы) с центром города и Кремлём.

Здесь, начиная с 1973 года, исследованиями охвачена территория более 6 тыс. кв. м и обнаружено более 20 городских усадеб X-XV веков, включая знаменитую мастерскую художника XII века Олисея Гречина – предположительно, автора знаменитых фресок ц. Спаса на Нередице. Отсюда происходят более 400 берестяных грамот, а также знаменитая Новгородская Псалтирь начала XI века – древнейшая славянская восковая книга, найденная на Троицком раскопе в год Миллениума.

 

С 2001 года ведутся работы на Троицком XIII-м и XIV-м раскопах, общая площадь которых составляет около 830 кв. м. В июле 2004 года эти раскопки посетил Президент РФ В.В. Путин, после чего было принято правительственное решение о создании в Великом Новгороде археологического музея-раскопа. В сезоне 2008 и 2009 гг. предстоит завершить  раскопки этих участков Людина конца средневекового города, закончив исследования слоёв X-XI вв. – самого начала истории Новгорода.

Именно здесь открыты для показа археологические раскопки Великого Новгорода. Площадка для ознакомления с действующим раскопом примыкает к Троицкому раскопу, что позволит участникам экскурсии в деталях ознакомиться с процессом раскопок, а также ощутить себя в атмосфере X-XI веков, спустившись на уровень раскопа.

На специально подготовленной площадке рядом с раскопом оборудован смотровой павильон для обзора и фото-, видеосъёмки раскопок. По возможности, предоставляется услуга по непосредственному общению с участниками раскопок – как с учёными, так и с работниками-землекопами, а также знакомство с только что сделанными находками. Далее экскурсанты имеют возможность спуститься по безопасному трапу на уровень ведения работ и буквально «погрузиться» в раннее Средневековье.

    

Памятники археологии Новгородской области

«Центр по организации и обеспечению археологических исследований» является структурным подразделением Новгородского музея-заповедника.

Целью создания Центра археологических исследований (далее – Центра) является выполнение научных исследований и прикладных разработок в области археологии.

Основными направлениями деятельности Центра являются:

– изучение и сохранение объектов археологического наследия, выявление и систематизация археологических источников на территории Великого Новгорода и Новгородской области;

– проведение научно-исследовательских работ в рамках мероприятий по обеспечению сохранности объектов археологического наследия, в том числе, спасательных археологических раскопок;

– комплектование фондов Новгородского музея-заповедника археологическими и архитектурно-археологическими коллекциями, материалами по истории и историографии археологического изучения Великого Новгорода и Новгородской земли;

– сбор и систематизация данных по археологии Великого Новгорода, в том числе с использованием компьютерных методов (базы данных, цифровые изображения, геоинформационные технологии и др.);

– координация полевой и камеральной практики студентов и аспирантов высших учебных заведений;

– популяризации археологического наследия Великого Новгорода и Новгородской земли.

Центр осуществляет свою деятельность на основе ежегодных планов научно-исследовательской, научно-фондовой и научно-просветительской работы, утверждаемых Генеральным директором Новгородского музея-заповедника.

Деятельность Центра по организации и обеспечению археологических исследований в 2010 году

Основными направлениями в деятельности ЦООАИ, как и в прежние годы, оставались организационное, кадровое, финансовое и научное сопровождение археологических исследований на территории Великого Новгорода. В 2010 г. сфера активности сотрудников Центра значительно расширилась, как за счёт новых объектов научных исследований на территории областного центра (например, поддержка подводно-археологических раскопок Великого моста), так и в связи с проведением археологических экспертиз и обследований на территории Новгородской области, и даже за её пределами.

 

Новшества проявились и в привлечении научного персонала Центра к развитию проектов музеефикации археологических объектов и к проведению крупных археологических форумов. В частности, ряд сотрудников активно включились в проектирование музейного комплекса на Рюриковом Городище, а также приступили к подготовительной работе по проведению III (XIX) Всероссийского Археологического съезда в 2011 г. в составе Оргкомитета.

Заметным событием в ходе полевого археологического сезона стала полуторачасовая беседа руководства Новгородской археологической экспедиции (НАЭ) и ведущих археологических учреждений России (Институт археологии РАН, Институт истории материальной культуры РАН, МГУ, СПбГУ, НовГУ) с председателем правительства РФ В.В. Путиным. Встреча проходила на Троицком раскопе 26 июля в знаменитый новгородский праздник – День бересты. Её результатом стало более 10 конкретных поручений премьер-министра по важнейшим направлениям развития археологической науки и образования в стране, получивших дальнейшее развитие в документах Правительства страны. В отношении Великого Новгорода результатом общения с В.В. Путиным стало обещание с его стороны выделить запрошенные средства в объёме 15 млн. руб. на проект организации мониторинга состояния уникального объекта археологического наследия «Культурный слой средневекового Новгорода». Работы по этому проекту планируется начать уже в 2011 г.

    Важным нюансом в организации археологических работ 2010 г. стало изменение порядка выдачи Открытых листов, с середины XIX века, то есть со времён Императорской Археологической комиссии, являющихся официальными разрешениями исследователям на проведение раскопок. С ноября 2009 г. право выдачи Открытых листов перешло от Института археологии РАН к Федеральной службе по надзору за соблюдением законодательства в области охраны культурного наследия (Росохранкультура). Несмотря на значительное усложнение процедуры получения этого документа, четырём научным сотрудникам Центра удалось получить Открытые листы на свои исследования.

Главным полем активности с момента создания в 1992 году для ЦООАИ остаются научные исследования – полевые и камеральные.

В 2014 году в городе были исследованы 8 объектов, в окрестностях – 7 объектов.

Всего не менее 15 объектов исследований.

   

                                                              Город Великий Новгород                                                              
река Волхов

 

 

Великий Новгород – родина русской государственности
Только на новгородской земле вы вдохнете глоток воздуха, которым дышала зарождающаяся Русь. Великий Новгород дал России первый опыт республиканского государства, и его исторический пример всегда привлекал сторонников демократического развития нашей страны.

Обязательно посетите древнее Рюриково городище – с этим местом, которое Д.С. Лихачев называл одним из прекраснейших в мире, напрямую связаны истоки русской государственности. Здесь в IX веке стоял князь Рюрик со своей дружиной, призванный на княжение славянами. Он основал династию Рюриковичей, стоявшей во главе русского государства более 700 лет, и дал новым землям имя «Русь».
С XII века Новгород стал «волен во князьях» - князей стали приглашать на «работу по контракту». Если князь не соответствовал ожиданиям, то его могли изгнать. Этой участи не избежал даже Александр Невский, но когда к Новгороду приблизились тевтонские рыцари, Александра вернули на княжение.
Летописное сказание о призвании Рюрика в Новгород стало официальным поводом для празднования тысячелетнего юбилея России. В честь этого события по инициативе императора Александра II в 1862 году в центре Новгородского Кремля был воздвигнут грандиозный монумент "Тысячелетию России". Он и сейчас украшает Новгородский Кремль, напоминая о том, что Новгород по праву является отцом городов русских.

                                                               Храм Иоанна Предтечи на Опоках                                                        Город Великий Новгород

Великий Новгород – родина русского православия
Православные паломники со всей России стремятся в Великий Новгород, чтобы прикоснуться к издревле чтимым христианским святыням. Стены намоленных храмов Новгорода дышат мудростью веков, а чудотворные иконы, и поныне хранящие город, источают благодать.
В Новгороде еще в Х веке был возведен величественный Софийский собор, древнейший русский каменный храм, с которым всегда была связана не только религиозная и гражданская жизнь Новгорода, но и сама духовная суть города. Недаром сказал в XIII веке князь Мстислав Удалой: «Где святая София, там и Новгород». Голубь на кресте золотого купола собора, согласно преданию, хранит город от напастей, а в летописях сказано о том, что Великий Новгород находится под особым покровительством Святой Софии, Премудрости Божией.
Ныне в действующем кафедральном Софийском соборе находится святыня Новгорода - икона Знамения Божией Матери. По легенде, в XII веке она даровала победу новгородцам в битве с суздальцами, попавшими выпущенной стрелой в ее изображение. Богохульство не осталось безнаказанным - врагов Новгорода «покрыла тьма» и в страхе они перебили друг друга.

А сама икона «Битва новгородцев с суздальцами» представлена в крупнейшей в мире экспозиции русской средневековой иконописи собрания Новгородского государственного объединенного музея-заповедника в Новгородском Кремле в здании Присутственных мест. Там же вы увидите первое изображение русских святых – икону св. Бориса и Глеба, и величественного Спаса Ярое Око.
Важнейшие события русской истории связаны с новгородскими монастырями, кольцом опоясывающими Великий Новгород и знаменитыми подвигами своих святых основателей. В Георгиевском соборе Свято-Юрьева монастыря коленопреклоненно молился о победе над тевтонцами князь Александр Невский. Святой Варлаамий Хутынский, основатель и первый настоятель Варлаамо-Хутынского монастыря, предсказал Иоанну III победу над Литвою и крымским ханом Гиреем. Чудотворным мощам преподобного Варлаамия можно поклониться и сегодня.

                                        Город Великий Новгород                                                                                               озеро Ильмень

Великий Новгород – родина грамотности
Первая книга на русском языке… Первая на Руси школа…
 Одна из крупнейших библиотек средневековой Руси… Стопроцентная грамотность населения уже в те времена, когда большинство жителей Европы вместо подписи ставили крест… Известно, что Анна, королева Франции – дочь князя Ярослава Мудрого – в одном из своих писем жаловалась отцу: «В какую варварскую страну ты меня послал: здесь жилища мрачны, церкви безобразны и нравы ужасны».
Издревле Великий Новгород является центром летописания и книжности. На Новгородчине писали не только официальные документы – даже крестьяне вели активную переписку, касавшуюся не только бытовых вопросов, но и дел амурных…  
И сегодня вы можете увидеть и прочитать послания древних новгородцев друг другу – археологами найдено около 1000 берестяных грамот, многие из которых находятся в собрании Новгородского государственного объединенного музея-заповедника. Среди них – удивительные трогательные рисунки новгородского мальчика Онфима, постигавшего книжную премудрость.

Величественные стены Софийского Собора десять веков назад были испещрены изнутри молитвенными обращениями новгородцев, записями различных событий церковной и политической жизни города,  впечатлениями прихожан о богослужениях и выслушанных проповедях - можно сказать, что это была первая в Европе книга отзывов. Часть этих надписей сохранилась по сегодняшний день.
Обязательно прогуляйтесь по набережной, и через живописный тенистый парк вы выйдете к Антониеву монастырю – знаменитой обители святого Антония, который, согласно легенде, приплыл в Новгород из Италии на камне. Этот камень и сейчас можно увидеть в Соборе Рождества Богородицы, а еще в стенах монастыря жил и работал знаменитый Кирик Новгородец, первый русский математик, систематизировавший основы календарного счета и астрономии.

Великий Новгород – родина демократии
Дерзкий и непокорный северянин Великий Новгород всегда отличался вольностью мышления и независимостью характера его жителей. В национальном сознании прочно закрепился образ «вольного», то есть свободного Новгорода – Новгородская республика является одним из древнейших примеров воплощения демократического строя. При князе Ярославе Мудром потомки племенных вождей, осевших в Новгороде, получили особые права и налоговые льготы, а в конце XI в. - самоуправление. Гулкие звуки вечевого колокола собирали древних новгородцев на вече, где важнейшие государственные решения принимались на сходе жителей города.
С XII века новгородцы взяли волю избирать себе князя. С каждым новым князем они оговаривали круг его полномочий и величину доходов. Власть делилась между князем и посадником, которого также выбирали «лучшие люди» на вече. Даже суд вершить и волости отдавать в управление новгородский князь обязан был, только посовещавшись с посадником. На вече жители Новгорода могли выбирать даже архиепископа. Недаром наш город всегда именовали не иначе как «вольный». Новгородская республика, великая, славная и процветающая, и сегодня интересует сторонников гражданских свобод.
Мощь Господина Государя Великого Новгорода, а именно так звучало полное имя города, и его свободомыслие были настолько сильны, что после своего кровавого похода на Новгород Иван IV Грозный первым делом повелел снять вечевой колокол и прилюдно высечь, а после вырвать ему язык, чтобы заставить голос свободы замолкнуть.

                                                              Никольский кафедральный собор                                            Город Великий Новгород

 Великий Новгород – город музей
Ничто не доставит вам такой спокойной радости и эстетического удовольствия как пешая прогулка по улицам Великого Новгорода. Ведь в Новгороде находятся истинные жемчужины российского зодчества. Архитектура древнего города поистине уникальна – здесь представлено потрясающее разнообразие стилей и времен, которые, несмотря на эклектику, находятся в изумительной гармонии.
Единственное в России место, где на небольшом участке земли расположены семь разностильных храмов – это Ярославово Дворище. Новгородские, византийские, московские тенденции прослеживаются в удивительных постройках на месте древнего Торга. Согласно летописи, один из храмов – Никольский собор – первым русским зодчим, которого звали Петр.  
Пройдите немного дальше Ярославова Дворища – и вы увидите гармоничную церковь Спаса Преображения на Ильине улице, ее потрясающие фрески знаменитого византийского художника Феофана Грека.

В Новгородском Кремле находится уникальное здание, одна из загадок архитектуры Великого Новгорода – Грановитая (или Владычная) палата. Это первое в России здание в готическом стиле «о тридцати трех дверях». 
Рядом с Грановитой палатой у кремлевской стены находится место, где в XV веке стоял Владычный дворец, резиденция Новгородского архиепископа, – «дворец с чудесами», славившийся хитрой отлаженной системой водопровода и канализации, сравнимой с современной.  Буквально прикоснуться к застывшему времени, оказаться в центре истории можно на новом объекте показа «Театр времени: Троицкий раскоп», который историки справедливо называют «русской Троей». У вас есть уникальный шанс стать зрителями театра, где декорации в сотни раз старше зрителей, и увидеть сенсационные находки археологов.

Один из любимейших новгородцами и гостями города живописных уголков – музей народного деревянного зодчества «Витославлицы», где собраны шедевры деревянной архитектуры. За оградой музея-заповедника под открытым небом видны шатры и купола церквей и колоколен, угадывается какая-то совсем иная жизнь. Дважды в год, на святки и масленицу, новгородцы устраивают здесь широкие народные гуляния, яркие и веселые, которые позволяют вам окунуться в атмосферу неповторимого праздника.

                                                                      храм св. князей Бориса и Глеба                                               Город Великий Новгород

Новгородский детинец
Иначе называется Новгородским кремлём. Впервые упомянут в летописях в 1044 году. Стоит на возвышении на левом берегу Волхва. Площадь территории внутри стен более 12 га. Из 12 башен сохранилось 9. Есть собор, церкви, одна из которых стала лекторием. Туристов также привлекают всевозможные памятники, звонница, владычный двор, часовня. Входит в список всемирного наследия ЮНЕСКО. Кремлёвский парк окружает детинец полукольцом с трёх сторон. Его начали обустраивать в начале XIX века, убрав насыпные укрепления. Площадь – 25 га. Там есть фонтаны, скульптуры, шахматный домик, теннисные корты, кафе и прочее для досуга и прогулок.

Город Великий Новгород
 
Софийский собор
Находится внутри Новгородского детинца. Построен к 1050 году. Прошлые росписи сохранились фрагментарно. Имеет три иконостаса, некоторые иконы старинные, в том числе «Богоматерь Знамение», датированная XII веком. Здесь хранятся мощи более чем десятка святых. Магдебургские врата – ещё одна особенность собора. В прошлом они стояли на главном входе, теперь перенесены и открываются по праздникам.
 Ð“ород Великий Новгород

Памятник «Тысячелетие России»
Установлен в 1862 году внутри новгородского детинца. Повод – тысячелетие с момента приглашения варягов на русский престол. Делится на три яруса, у каждого своя смысловая нагрузка и композиция. Общее количество фигур – 129. Они использованы, чтобы показать все важные для страны события: крещение Руси, изгнание татар, основание империи. В нижней части изображены многие видные государственные и церковные деятели.

 

  

Кремлевский раскоп

Кремлевский раскоп 2010-I – на площади 36 кв. м являлся окончанием работ 2008-2009 годов. В 2009 г. мощность исследованного культурного слоя на площади 60 кв. м составила 60 см (11-13 пласты). Выявленная на раскопе застройка возникла после того, как на исследуемой территории были проведены достаточно масштабные работы по ее планировке, в результате которых появился мощный насыпной слой глины. В раскопах 2009 г. было обнаружено 656 индивидуальных находок, среди которых 4 западноевропейских серебряных денария, 7 свинцовых пломб, 2 эмалевых бляшки, деревянное орнаментированное навершие плети. Собрана также обширная коллекция массового и строительного материалов (плинф и поливных плиток).

Хронологические рамки исследованных в 2010 г. слоев могут быть предварительно помещены в рамки 2-й пол. Х – сер. ХII вв. В ходе исследований собрана коллекция индивидуальных находок 307 ед., а также значительная коллекция массового и строительных материалов.

Город Великий Новгород

Холопий городок на Волхове

Холопий городок — городище VIII—XIII веков. Находится в Новгородском районе Новгородской области, на территории Савинского сельского поселения, неподалёку от Новгорода, на правом берегу реки Волхов, напротив микрорайона города Кречевицы и деревни Стрелка, к западу от деревни Новониколаевское, и к северу от Хутынского монастыря. Расположено на холме с крутыми склонами в 14 км от озера Ильмень при слиянии Волхова с протокой Малый Волховец у южного берега Холопьего озера. Древнейшие слои городища относятся к периоду не позднее рубежа VIII—IX веков.

Состоял Холопий городок из городища (20х100 м, высота 5—7 метров) и примыкающего к нему селища. Холопий городок в ІХ веке имел площадь менее 1 га. В 1979 году здесь открыт клад восточных куфических монет с младшей монетой 810 года, а также клад сельхозинвентаря, бутылковидные женские подвески (в слое IX века) и др. Найденные здесь железные удила с эсовидными псалиями и зооморфными головками, инкрустированными латунными пластинами с глазками-вставками из синего стекла, имеют точные аналогии в славяно-аварских могильниках Среднего Подунавья.

В договоре 1270 года Новгорода с Ганзейским союзом городов упомянута пристань нем. Drelleborch (ср. скан. trelleborg, букв. Холопий Городок), как место последней остановки при движении вверх по Волхову перед Новгородом.

На северном берегу Холопьего озера, у реки Робейка, на холме где сейчас находится деревня Слутка в 1418 году была построена деревянная церковь Святого Николая Чудотворца, здесь существовал монастырь — Ксенофонтов Николаевский монастырь (Николаевская Ксенофонтова пустынь, Селифонтова пустынь). 

В «Житии преподобного Ксенофонта Робейского» связывается основание пустыни с ним, то есть XIII век, а самое раннее упоминание о монастыре в летописи Авраамки, где он назван Селифонтовой пустынью, о строительстве деревянной церкви Святого Николая Чудотворца в 1418 году, которая являлась главным храмом монастыря до XVIII века. В писцовой книге Обонежской пятины, на территории где был расположен монастырь, в 1582—1583 годах числится церковь Святого Николая Чудотворца с приделом Сретения Господня. В описи 1617 года церковь Святого Николая Чудотворца упомянута как единственная каменная церковь Селифонтовой пустыни, в 1764 году монастырь был упразднён, а церковь преобразована в приходскую.

Посол римского папы Сигизмунд Герберштейн, посещавший Новгород в 1517 и 1526 годах, записал легенду:

Новгородские жёны устав от многолетнего отсутствия мужей, занятых осадой греческого города Корсуни, вышли замуж за рабов. А когда мужья вернулись, рабы попытались не пустить их в город. Новгородцы изгнали их без оружия, взяв дубинки и плётки. Тогда рабы укрылись в месте, которое называлось Холопий городок, но потерпели поражение и понесли от господ заслуженную кару.

Здесь же на мысу Холопий городок и окрестностях найдены остатки поселений позднего каменного века. Поселения располагались при впадении Малого Волховца в Волхов, в местах мелководных лиманов расположенных чуть восточнее (в сторону деревень Робейка и Новониколаевское) и южнее, у подножия холма на котором стоит ныне Хутынский монастырь. В 2006 году здесь также проводились археологические раскопки, как городища так и селища.

Указом Президента РФ от 20 февраля 1995 года № 176 «Об утверждении Перечня объектов исторического и культурного наследия федерального (общероссийского) значения» в перечень внесены два археологических памятника городища:

Городище «Холопий городок» (VIII—X века);

«Сопка» (VIII-X века, культура псковских длинных курганов).

    

Город Великий Новгород

Троицкий раскоп

На предварительном этапе, в мае – начале июня, на площади раскопа была проведена откачка воды, осушение поверхности культурного слоя, а также расконсервация ещё не полностью исследованных древних сооружений. Существенные коррективы в организацию работ 2010 г. внесла погода: из-за аномальной жары почти весь июль и часть августа работа на Троицком раскопе начиналась в 7 ч. утра и завершалась к 13 ч. Таким образом, удалось избежать тепловых ударов сотрудников, а также добиться необходимой интенсивности труда от землекопов, поскольку в утренние часы они были в состоянии полноценно трудиться.

На протяжении июня – августа на Троицком XIII раскопе, где работы продолжаются на небольшой по площади «прирезке» в северо-западном углу раскопа,  исследованы напластования общей мощностью пять пластов (100 см). Здесь найдено около 1300 находок, в том числе 42 берестяных грамоты (№№ 972-1015). 

Долгожданным событием для всего состава Новгородской археологической экспедиции стало обнаружение 21 июля 1000-й грамоты на бересте, оказавшейся не только юбилейной, но и интересной по содержанию. Уже в первых комментариях к находке, руководитель НАЭ, академик В.Л. Янин сообщал, что грамота «представляет собой письмо к неким Твердяте и Ивану от Кыяса и Жирочки, в котором корреспонденты сообщают, что с ними все в порядке. Из 4 названных в грамоте имен 1 — христианское, 2 — исконные славянские, это сокращенные формы имен Жирослав и Твердислав, и одно — тюркское: Кыяс мог быть, например, крещеным половцем». Примечательно, что общественно-политический журнал «Огонёк» (ИД «Коммерсант») определил находку 1000-й грамоты, как один из 10 прорывов года в области мировой науки. 

В этот же день на раскопе находкой ещё одной грамоты был открыт счёт второй тысяче новгородских берестяных документов. В целом, концентрация берестяных грамот на «прирезке» Троицкого XIII раскопа (усадьба «Ж»), по мнению академика А.А. Зализняка, является беспрецедентной и даёт редчайший материал для анализа особенностей берестяной переписки в средневековом Новгороде.

На Троицком XIV раскопе, где работы велись в древнейших новгородских слоях, после летних месяцев работы продолжились и в сентябре. В результате исследованы напластования мощностью от четырех до пяти пластов (80-100 см), собрана коллекция из почти 1000  индивидуальных находок, в основном X-го века.

Проведена первичная обработка массового материала, часть керамики и костей животных отобраны для дальнейшей работы. В следующем году этот раскоп планируется завершить.

  Город Великий Новгород

Великий мост

Исследования Великого моста на дне р. Волхов начаты в 2005 году на средства международного фонда ИНТАС. С 2010 года подводно-археологические работы проводятся водолазными специалистами Новгородской областной федерации подводной деятельности при научной и финансовой поддержке ЦООАИ и Европейского университета в Санкт-Петербурге. В 2010 г. было продолжено углубление и продолжение шурфа заложенного в 2007-2009 гг. году на участке, в котором были обнаружены деревянные сваи ледорезов, расположенных несколько выше опор последнего деревянного моста XVIII – нач. XIX века. Здесь же были встречены дубовые сваи и фрагменты деревянных конструкций, датированных XII – XIII вв.

Участок подводных исследований 2010 года приходился на левую кромку фарватера реки Волхов, в 55 метрах выше существующего пешеходного моста. Зимне-весенний период для проведения работ выбран исходя из гидрологических особенностей реки Волхов. Разрабатывался грунт на продолжении продольной линии шурфа вверх по течению, до глубины 2,4 метров от уровня дна. Раскопки в основном касались поиска и обследования древнейших мостовых конструкций (XII в.). Значительно пополнена коллекция индивидуальных находок (св. 300 единиц), множество фрагментов керамики, взяты образцы для радиоуглеродного и дендрохронологического анализов. Из наиболее ярких находок можно выделить две свинцовые печати XIV-XV вв., а также бронзовую иконку Святого Георгия Победоносца на деревянной основе, предварительно датируемую XV-XVI вв.

Логическим продолжением результатов раскопок на дне р. Волхов, а также параллельно ведущихся подводных работ по локализации военных событий 1470-х гг. на р. Шелонь и у д. Коростынь, должно стать создание музейной экспозиции, посвящённой подводной новгородской археологии. Работа над научной концепцией этой экспозиции ведётся ЦООАИ совестно с Новгородской областной федерацией подводной деятельности.

 

                                                  Храм Фёдора Стратилата         Город Великий Новгород                                Город Великий Новгород

 

Курско

Курско — историческая деревня в Поддорском муниципальном районе Новгородской области, относится к Селеевскому сельскому поселению. Близ деревни, на высоком правом берегу Ловати — древнее городище; выше по течению Ловати — деревня Старокурско, а ниже — деревня Теребыни.

В средневековье близ деревни располагался город Курск, ныне — археологический объект Курское городище XIV—XVI вв. Это место былом центром Курского погоста Деревской пятины Новгородской земли и Курской десятины Новгородской епархии, также было и центром Курского присуда в который входили Рамушевский, Петровский, Устьянский и Налючский погосты. Упоминается в Новгородской первой летописи, в списке «А се имена всЂм градом Рускым, далним и ближним.»:

« ... ДЂмяна, МолвотицЂ, Березовечь, Стержь, Морева, Велиль, Лукы, Руса, Куръ на Ловоти... »

В 1495 году в писцовых книгах назван как городок Курске[3], также позже называли и Курецк. На этом месте довольно часто производили попытки археологических исследований, первое подробно описанное рекогносцировочное обследование местности было выполнено во второй половине XIX в. Л. К. Ивановским. Тогда, в XIX веке, и начале XX века, это место (Курское городище) относилось к Губинской волости Старорусского уезда Новгородской губернии.

    

 

Людин конец

Лю́дин (Гончарский) конец — один из пяти концов (районов) древнего Новгорода. В раннее время — один из трёх, с Неревским и Славенским, древнейших концов, на основе которых в последующем сформировался город. Располагался с южной—юго-западной стороны новгородского Детинца.

Впервые конец упомянут в летописи в 1194 году.

В 2005 году на Троицком раскопе была найдена берестяная грамота № 954[1][2], где есть фраза: «А еси посоромилъ коньць въхъ Людинь», то есть «ты посрамил весь Людин конец»[3]. Она удревняет данное название примерно на 70 лет (предварительная дата грамоты — 1-я четверть XII века). Древнейшая форма названия — Людинь, с -ь на конце, она встречается и в летописи; это притяжательное прилагательное от слова людинъ 'человек'. Название Людин(ь) восходит к глубокой древности, когда словом люди, в противовес знатному сословию, называли обычных свободных горожан.

Район раскопа Троицкий XI заселяется в начале X века, население проживало здесь постоянно.

Одной из главных улиц Людина конца являлась существующая и сегодня улица Прусская. Старейшими улицами Людина конца являются: Добрыня, Волосова, Черницына, Рядитина, Воздвиженская, Лукина. Из Детинца через проезжую Спасскую башню в Людин конец выходила улица Пискупля.

По мнению Б. А. Рыбакова, в устойчивом наименовании Волосовой улицы сохранилась «память о языческом Волосе»[5]. Согласно другой версии, улица названа по церкви св. Власия, поскольку Волос — это народная восточнославянская форма имени Власий[6]. М. Х. Алешковский считает, что Волосова улица древнее Власьевской церкви, которая стоит в конце, а не в начале улицы. Поэтому название улицы восходит к антропониму Волос, широко распространённому среди новгородцев. С М. Х. Алешковским согласен В. Л. Васильев.

В. Л. Янин утверждает, что, как и в случае с другими языческими капищами древнего Новгорода, упомянутая под 1111 годом деревянная церковь Власия была построена на месте славянского капища Велеса, от которого христианский Власий унаследовал основные черты. Обосновывая свою точку зрения, Янин ссылается лишь на «декорум христианизации», включающий «идею торжества над поверженным язычеством». В. Л. Васильев пишет, что наличие здесь языческого капища археологически до сих пор не прослежено.

Вече Людина конца собиралось у церкви Бориса и Глеба в Детинце.

Настоящее время

Сегодня на территории Людина конца расположены: Десятинный монастырь, Алексеевская башня; церкви: Троицкая, Власия. Основные улицы: Прусская, Мерецкова-Волосова, Троицкая-Пробойная, Десятинная, Каберова-Власьевская, Орловская.

На территории Людина конца находится Троицкий раскоп — действующая площадка археологических изысканий, а также «Театр времени» — музей под открытым небом, доступный для посещения.

   

 

Великий Новгород

 Посольский раскоп. 

Археологические исследования на раскопе Посольский-2008 носили охранный характер и проводились на участке, предназначенном под строительство индивидуального жилого дома по адресу ул. Посольская, 17.

Исследованный участок располагается в юго-восточной части Славенского конца средневекового Новгорода. Исследованная площадь составила 240 кв.м.. Общая мощность культурного слоя на этом участке варьируется от 1,5 до 2 м, при этом мощность средневековых напластований не превышает 120см.

Окрестности участка исследованы археологами в достаточной степени: в 30 метрах к юго-востоку располагался Посольский раскоп 1999 года, в 150 метрах к югу в 1932-38гг. А.В.Арциховский проводил масштабные исследования на Славне. Поставленные задачи, кроме собственно охранных работ, включали уточнение топографии района, получение информации о времени освоения этой территории и характере ее использования, выявление датировки культурных напластований. В ходе работ были вскрыты и зафиксированы остатки 15 сооружений, проведена зачистка и фиксация предматериковых и материковых напластований. Археологи обнаружили около 400 находок, в основном это стеклянные браслеты, бытовые предметы, складные весы, весовые гирьки, фибула скандинавского круга и т.д..

Территория раскопа, в особенности восточная часть, в значительной степени повреждена поздними вторжениями: 10 сооружений представляют собой остатки нескольких дренажных систем XVIII-XIX вв.. Средневековые сооружения, большинство из которых сохранились лишь частично, образуют несколько ярусов застройки, которые относятся к рубежу XII-XIII - концу XIII века. Однако характер вещевого комплекса в предматериковых напластованиях позволяет предполагать более раннее освоение этого участка - возможно, вторая половина XI столетия.

Значительный интерес территория раскопа представляет для изучения топографии юго-восточной части Славенского конца. Раскопками А.В.Арциховского в 30-х годах XX века была выявлена "стена посадника Федора" 1335 года, трасса которой была уточнена работами 1996 года. Посольский раскоп 2008 года располагается "внутри" стены, в отличие от раскопа 1999 года. Обращает на себя внимание резкий перепад отметок материка: в раскопе 2008 года они располагаются почти на 2 метра выше, чем в раскопе 1999 года. Вероятно, стена прошла по подошве древнего холма, который был сглажен антропогенными отложениями более позднего времени.

 

Неревский конец

Не́ревский коне́ц — жилой район средневекового Новгорода, на севере Софийской стороны, вдоль левого берега реки Волхов, за ним начиналась Водская пятина Новгородской земли.

Неревский конец в XV веке стал наряду со Славенским считаться «великим», по-видимому, это было обусловлено успешной колонизацией двинских земель преимущественно боярством Неревского конца и политической деятельности Исака Андреевича Борецкого.

Упоминания в летописях сравнительно нечастые, тяготеющие к позднему Средневековью, например:

« В лето 6922 (1414 год)…

месяца августа погоре Неревский конец от

святого Володимера и до Гзени» »

Неревский конец упоминается в летописях раньше, чем другие концы Новгорода, а именно в 4-й Новгородской летописи — с 1067 года, в 1-й Новгородской летописи — с 1172 года. Для сравнения можно указать, что Людин конец упоминается с 1194 года (помимо летописи, также в берестяной грамоте № 954 1-й четверти XII века), Славенский конец, — если не считать поздних летописей, — с 1231 года (Славно — с 1105 года). Плотницкий конец (с той же оговоркой) — с 1368 года. (Плотники — с 1197 года, Плотницкий ручей — с 1134 года), Загородский конец — с 1384 года (Загородцы — с 1218 г.). Но отсутствие ранних упоминаний о других концах, не позволяет ещё утверждать, что Неревский конец был древнейшим.

Предполагается, что Неревский конец назван по имени племени нерева[2] или финно-угорской народности меря. Существуют также множество гипотез о происхождении этнонима нерева, например от реки Нарова (Нарва), или нерева-славяне, пришедшие с реки Нарев, на территории современной восточной Польши, также нерева — неизвестное балтское племя, и что название более древнее и происходит от праиндоевропейского языка (подобно Нарва, Неретва, Нерис, Нерль, Неро, Нарев) и означает место у воды и множество других предположений ни одно из которых не нашло своего убедительного подтверждения.

 

 

Плотницкий конец

Плотницкий конец или «Плотники» — один из пяти концов (районов) древнего Новгорода.

Плотницкий конец выделился в XII веке из Славенского конца. Располагается в северной части Торговой стороны.

Как и в других городских концах, общественно значимые вопросы решались горожанами на вече, но о том, где собиралось вече Плотницкого конца, ничего не известно.

По территории Плотницкого конца до 1954 года протекал древний Фёдоровский ручей, до постройки церкви Фёдора Стратилата называвшийся Плотницким.

Памятники архитектуры

Церковь Бориса и Глеба в Плотниках

Церковь Никиты Мученика (Великий Новгород)

Церковь Фёдора Стратилата на Ручью

Церковь Дмитрия Солунского на Славкове улице

Церковь Рождества Богородицы на Михалице

   

 

 Борисоглебский раскоп

С 1 июля по 15 октября 2008 г. на участке планируемого строительства по ул. Т.Фрунзе- Оловянка Центром по организации и обеспечению археологических исследований Новгородского музея-заповедника проведены полномасштабные археологические исследования культурного слоя. Руководитель работ - А.М. Степанов.

Культурный слой в котловане исследован на площади 465 кв. м полностью, на глубину до материкового грунта (озёрно-ледниковые глины). Материалы исследований, включая графическую и фотофиксацию, коллекцию дендрохронологических образцов и археологических находок, в настоящее время находятся в стадии научной обработки.

Круг находок достаточно традиционен: берестяные грамоты, изделия из дерева и кожи, ювелирные украшения.

 

 Нутный раскоп

Ну́тный раскоп — место археологических изысканий в районе Нутной и Славной улиц в Великом Новгороде (Славенский конец).

В 1979—1981 годах отрядом Новгородской археологической экспедиции под руководством Б. Д. Ершевского проводились изыскания на Нутном раскопе, площадь которого составила 1206 м². Археологами были полностью исследованы напластования на площади 348 м², вскрыты остатки каменных построек XVII—XVIII веков, остатки каменного терема XIV века, выявлены остатки 25-ти ярусов настилов мостовой древней Нутной улицы. 

Были также изучены остатки жилых и хозяйственных построек. Позднейший исследованный ярус на раскопе Нутный-IV датируется началом XV столетия (порубочная дата — 1401—1405 годы).

Среди множества находок было найдено 12 берестяных грамот, игральные фигурки и клюшки, гусли, пряслица (в том числе овручские шиферные, деревянный цилиндр-пломба.

 

 

Раскопки на Владычном дворе в Новгородском кремле.

Центр по организации и обеспечению археологических исследований Новгородского государственного объединенного музея-заповедника в июле-сентябре 2008 года проводил охранные раскопки в северо-западной части кремля на Владычном дворе.

Проведение таких исследований связано с проектом планировки и благоустройства территории вокруг реставрируемой Грановитой палаты. Раскоп заложен у западного фасада Грановитой палаты. Площадь раскопа 60 кв.м. Мощность исследованного культурного слоя составляла 2 м. В раскопе вскрыты 7 поздних впускных сооружений (известковая яма; дренажный лоток; водоотводная система, состоящая из 3-х соединительных колодцев и деревянных желобов), датируемых концом Х I Х в. Все средневековые сооружения и постройки распределялись на 5 строительных ярусов, которые датируются в пределах Х III - первой четверти Х V вв.

К 1-му строительному ярусу относится настил в восточной части раскопа, время существования которого- рубеж Х IV - Х V - первая четверть Х V в.

Настил 2-го строительного яруса датируется в пределах второй половины Х IV в.

3-й строительный ярус связан с сооружениями 9,10,11. Сооружение 9 и 10 представляют собой жилую постройку с сенями. Дендродата- 1302 г. Постройка существовала в пределах первой половины Х IV в.

К 4-му строительному ярусу относится плохо сохранившийся угол сруба в юго-восточной части раскопа. Стратиграфическая датировка этой постройки- конец Х III в.

5-й строительный ярус представлен многогранным срубом, вскрытым частично в восточной части раскопа. Дендродата этого сооружения- 1280-е годы.

На протяжении этого хронологического периода на исследованной территории прослеживались 4 этапа перепланировки.

В процессе раскопок обнаружено 600 индивидуальных находок, среди которых- 7 берестяных грамот, 3 вислые свинцовые печати, византийская медная монета - фоллис.

Раскоп законсервирован на уровне 11 пласта. Исследование ранних слоев будет продолжено в 2009 году.

   Раскопки на площадке у западного фасада Софийского собора и во Владычной палате в Новгородском кремле.

Новгородский отряд Архитектурно-археологической экспедиции СПбГУ (А.В. Антипов и А.В. Жервэ) проводил исследования трех построек. Общая площадь исследований составила около 100 кв.м:

1) на площади перед Софийским собором раскрыты остатки подвального этажа постройки середины XIV в., частично сохранились арки и своды;

2) в южной части площади найдена стена здания Шпалерных келий XVII - XVIII вв.;

3) внутри Владычной палаты и у ее стен выполнено 6 шурфов, получены новые материалы по строительной истории памятника.

  

 Десятинный 1, 3, 4 раскопы Великого Новгорода

В 2008 г. начаты работы в северо-западной части Людина конца Великого Новгорода напротив Десятинного монастыря (перекресток Добрыни улицы и улицы Десятинной). Руководители работ - сотрудники Института археологии РАН О. Олейников и Н. Фараджева. Общая площадь раскопов составила около 2000 кв. м.

Мощность культурного слоя X - XVIII вв. составляет здесь около 2 м. Исследования в этой части города дали новые сведения по исторической топографии Людина конца.

В X в. здесь произошло деление территории на прямоугольные наделы канавками. Они располагались вдоль грунтовых дорог, ширина которых в то время была около 5-6 м. Вдоль этих дорог (будущих улиц Добрыни и Власьевской) были вырыты широкие и глубокие канавы, в заполнении которых обнаружено большое количество костей животных и раннекруговая керамика. Можно предположить, что данное средневековое межевание из-за удаленности от воды не было востребовано и данную землю отдали под пашню.

В 30 -е годы XI в. возле Власьевской улицы было построено довольно сложное сооружение, которое можно соотнести с порубом (темницей). От неё сохранилась только подземная часть в виде ямы диаметром 4 м, глубиной 3 м, в которую был опущен сруб в 28-30 венцов. На дне располагались две грубых лавки, от которых сохранились только копылообразные столбы и отхожее место в виде ямы. Пол ямы чистили, т.к. не обнаружено культурных наслоений. Данное сооружение было обнесено водоотводной канавой и просуществовало около 20 лет, после чего верхняя часть его из-за ветхости была разобрана, а яма заполнена навозом. В этом навозе обнаружены фрагменты арабских монет, амфор и круговой керамики XI в.

Во второй половине XI в . на изучаемой территории был высажен сад, который огораживался плетнём. Между яблонями возделывался огород. Обнаружены в этом слое западноевропейские монеты, лопаты, ременные накладки, нательные кресты и пр.

В конце XI в . пространство к востоку от Десятинного монастыря по улицам Добрыня и Власьевской было поделено на участки под усадьбы. Прослежено несколько ярусов построек и мостовых. Обнаружено множество находок, характеризующих хозяйство и быт новгородцев, предметы культа и украшения, печати и пломбы. Печати и пломбы имели четкую привязанность к слоям, которые датировались по монетам и дендродатам. Так, здесь была обнаружена ранняя печать Владимира Мономаха. К сожалению, верхние ярусы были перемешаны огородом XIII в.

В конце XII в . изучаемая территория запустела. Это можно связать с мором (1187 или 1216 годов), или с битвой с суздальцами 1172 г.. С этого времени данная территория была занята огородами. Улицы Власьевская и Добрыня прекратили своё существование.

Только во второй половине XIII в по бывшим трассам этих улиц были проложены деревянные мостовые, которые имели небольшое отклонение на север от предыдущих. Вдоль улиц возникли богатые усадьбы, дворы которых были вымощены плахами. Обнаружено множество вещей, характеризующих хозяйство и быт проживавших здесь новгородцев. В результате раскопок археологами собрана довольно представительная коллекция печатей, прослежено 7 строительных ярусов.

Слои XV - XVIII вв. сильно перемешаны огородами XVIII - XIX вв, но дали богатый вещевой материал того времени - монеты, кресты, предметы быта, украшения, керамика.

Завершить работы на Десятинном раскопе ученые планируют в археологическом сезоне 2009 года.

  Памятники археологии Новгородской области

Рюриково Городище

В сезоне 2008 года продолжились раскопки на Рюриковом городище. Раскопки на древнем новгородском поселении проводит археологическая экспедиция Института истории материальной культуры РАН под руководством Е.Н. Носова. В этом году продолжались исследования рва, окружавшего раннюю часть поселения и засыпанного уже в конце X в. В нижней части заполнения рва расчищались слои X в., сброшенные туда при нивелировке площади городища в великокняжеское время. В слоях найдены многочисленные находки, связанные с ремесленным производством: куски железных криц, фрагменты тигельков - миниатюрных сосудиков для переплавки цветного металла, ювелирные инструменты. Уникальной находкой являются ювелирные клещи. Среди прочих находок- разнообразные бусы из стекла и полудрагоценных камней, грузики от вертикальных ткацких станков, ладейные заклепки и др. Следует отметить находку фрагмента равноплечной скандинавской фибулы с позолотой. Представлена многочисленная лепная и раннегончарная керамика.

В верхней части заполнения рва открыто основание части постройки XIII в., входивший в комплекс строений княжеского двора. Прослежена деревянная облицовка стен, зафиксированы следы рухнувших перекрытий и печи. Строение, очевидно, имело как минимум два этажа. Постройка была перекрыта материалами разборки церкви Благовещения 1103 г. (плинфа, известь, отдельные фрески). Этот горизонт датируется серединой XIV в., когда на месте разобранного храма был построен новый. Найдено 18 вислых свинцовых печатей, в основном домонгольского времени, а также средневековые русские монеты и два арабских дирхема.

Аномальные зоны Новгородской области

  

Исследование руин Входоиерусалимского собора XIV в. в Кремле

Необходимость проведения архитектурно-археологических исследований у южного фасада Входоиерусалимского собора возникла в связи с обнаружением при производстве земляных работ остатков кладки одноименного древнего храма ХIV в.

При фиксации архитектурных остатков прослежены контуры храма и отдельные элементы кладки, обнаружены остатки живописи. Основные итоги архитектурно-археологических исследований заключаются в следующем:

1) Зафиксированы размеры храма в направлении запад-восток – 16 м по внешнему контуру и 12 м по внутреннему.

2) Прослежены контуры апсиды церкви, сложенной из плитняка и ракушечника. Толщина стены апсиды составляла 1,6 м.

3) Выявлено, что изнутри к стене апсиды приложена кирпичная прикладка, в которой использован кирпич ХIV и ХV вв. Предположительно, это остатки синтрона.

4) На внутренней стене апсиды обнаружена живопись.

5) На расстоянии 2,7 м от внутреннего контура апсиды расчищены остатки кирпичного столба, по всей видимости, престола.

6) В западной части траншеи на протяжении 6 м прослежен кирпичный пол «в елочку».

7) Выявлены контуры западной наружной стены храма. Толщина стены 2,3 м.

8) При зачистке престольного столба под кирпичным полом выявлен слой строительного мусора домонгольского времени, в котором в большом количестве встречались фрагменты цемянки, плинф и фресок.

На основании этих наблюдений предварительно выделены 3 строительных периода:

1 строительный период соотносится со временем сооружения храма;

2 строительный период связан с сооружением кирпичной прикладки (синтрона) к апсиде;

3 строительный период – устройство позднего кирпичного пола.

При исследовании архитектурных остатков собрана коллекция кирпичей и фрагментов фресок.

Памятники археологии Новгородской области

 Ильменский раскоп

Проведены охранные археологические раскопки на ул. Ильменская. Раскоп площадью 270 кв. м дал свыше 500 индивидуальных находок. Вручную разобран культурный слой мощностью 100-120 см, вскрыты и зафиксированы остатки 2-х ярусов уличного настил, предположительно, средневековой Бардовой улицы. Вскрыты и зафиксированы остатки 23 разновременных сооружений. Отобраны коллекции образцов для дендрохронологического анализа, химического анализа грунтов, остеологические и керамические материалы (М.И. Петров).

 

 Подводно-археологические исследования

Исследования Великого моста на дне р. Волхов начаты в 2005 году на средства Фонда ИНТАС. С тех пор подводно-археологические работы проводятся ежегодно силами и средствами ЗАО «Искатель», Новгородской областной федерации подводной деятельности при финансовой поддержке Европейского Университета в Санкт-Петербурге и технической помощи Новгородского поисково-спасательного отряда МЧС и ГУ Облводобъект.

Участок подводных исследований 2009 года приходится на левую кромку фарватера реки Волхов в 55 метрах выше существующего пешеходного моста. В 2009 г. было продолжено углубление и продолжение шурфа заложенного в 2007-2008 гг. году на участке, в котором были обнаружены хвойные сваи ледорезов стоящих выше по течению от опор позднего периода существования моста и дубовые сваи и фрагменты деревянных конструкций, датированных XII – XIII вв.. Углублялось окончания шурфа 2008 года - 16 м2. Разрабатывался грунт на новом участке, размером 4 на 3 метра, глубиной до 2,4 метров от поверхности грунта.

Обнаружено более 600 индивидуальных находок. Из них наиболее значимыми находками являются:

- Печать «Великого Новгорода» (XVв.) Это третья свинцовая вислая печать в шурфе.

- Половина новгородской гривны – полтина (XIII - XIVв.в.).

- 138 монетных находок, из которых подавляющее большинство (130 - пуло, «новгородка», ливонские «артиги», четвертцы и «серебряные копейки» относятся к (XV - XVI в.в.).

- Ювелирное дело представлено, как изделиями – нательными крестами и их фрагментами (8 экз.), перстнями и их фрагментами (6 экз.), пуговицами и бубенчиками (15 экз.), так и средствами производства – слитком серебра весом 13,5 гр., литейной формой.

- Находки из железных изделий представлены ломом, топорами, ножами и стопой из девяти полотен кос.

Керамический материал представлен как фрагментами, так и целыми формами сосудов XII-XVII вв. и не выбивается из рамок, установленных типологией Новгородской керамики. Помимо указанных типов встречены фрагменты керамики, характерные для тарных сосудов (амфоры), и керамика явно не Новгородского ремесленного производства.

  

  

Парфинский район

 Раскопки городища Городок на Маяте

В 2008 г. Восточно- Приильменский отряд ИИМК РАН продолжил здесь археологические раскопки. Исследования велись в восточной части площадки городища и на открытом поселении у подножия городищенского вала.

Наиболее ценным открытием стали остатки трех построек, относящихся к раннеславянскому времени. На площадке городища были изучены два квадратных котлована жилищ V - VII вв.н.э. Еще одна постройка, относящаяся примерно к этому же времени, изучена на селище - это круглая яма с развалом печи-каменки. К V - VII вв. относятся немногочисленные находки: железная кольцевидная фибула, серп, ножи с прямой спинкой, глиняные биконические пряслица с широким отверстием (в том числе - лощеные), обломки лепных слабопрофилированных сосудов.

Более многочисленны на поселении следы жизни IX - начала Х вв. От этого времени до нас дошли многочисленные овальные в плане ямы, служившие некогда подпольями срубным наземным постройкам. Из поздних слоев происходят стеклянные бусы и бисер, обломки бронзовых украшений, фрагменты лепной керамики. Интересной находкой стал обломок копья, свидетельствующий, возможно, о штурме городища в древности. Находки и стратиграфия говорят о том, что городок существовал на протяжении IX в. и погиб в пожаре не позднее середины десятого столетия.

Небольшие раскопки (исследовано всего 16 м2) были произведены на селище Наволок на южной оконечности Бронницкой гряды. Выявлен мощный (до 1 м) культурный слой с лепной и гончарной древнерусской керамикой.

 

Любытинский район

 Городище середины Х века у д. Малышево

Работы вела областная археологическая экспедиция НовГУ в июле 2008 года (начальник- В.Я. Конецкий, кандидат исторических наук, доцент кафедры отечественной истории).

В течение ряда предшествовавших сезонов идет изучение городища середины Х века у д. Малышево. В 2008 году исследовалось примыкающее к городищу селище. Было заложено три раскопа общей площадью 460 кв. м.

Обнаружены остатки ряда жилых и хозяйственных построек. Среди вещевых находок - бытовые железные предметы, оселок, наконечник стрелы, фрагменты жерновов. Основным результатом раскопок селища стало установление его синхронности с примыкающим городищем.

В 2008 году раскопаны также два кургана из могильника, расположенного в 300 м к юго-востоку от исследованного селища. Отличительной особенностью раскопанных курганов является значительный размер могильных ям (до 3 х 5 м). При этом инвентарь погребений не оказался столь же ярким. Мужское погребение сопровождалось лишь железным ножом, топором и бронзовой фибулой. Исследованное в другом кургане женское захоронение содержало бронзовую фибулу, браслет, серебряные височные кольца, достаточно многочисленные, хотя и низкокачественные, шейные украшения (бусы, бисер).

В результате раскопок курганов установлено, что они не составляют единого хронологического комплекса с исследованными городищем и селищем, а относятся к более позднему времени - середине XI века. К этому времени поселенческий центр данного микрорегиона сместился на место современной д. Малышево, где встречаются многочисленные выходы раннегончарной керамики.

 

Городище Георгий

Георгий — мысовое городище VIII—XI веков в Новгородской области. Находится на территории Ракомского сельского поселения Новгородского района, на левом берегу реки Веряжа, в 1,2 км к югу от деревни Георгий и в 300 метрах вверх по течению Веряжи от селища Васильевское 1. Предполагается, что городище Георгий прикрывало селища Васильевское 1, Васильевское 2, Георгий 1 и Георгий 2[1]. Всхолмление, на котором располагаются городище Георгий и селище Васильевское 1, в весенне-летний период половодья превращается в остров. Первоначальный облик поселения и его укреплений, вероятнее всего, был близок Сергову Городку, расположенному в низовьях Веряжи.

Впервые вал городища у ныне не существующей деревни Заостровье упомянут в работе И. С. Романцева в 1911 году. В середине 1950 годов городище было осмотрено М. М. Аксёновым, а в 1958 и в 1979 году раскопки на площади 166 м² проводил С. Н. Орлов. В культурном слое и в хозяйственных ямах, углублённых в материк, была обнаружена исключительно лепная керамика, представленная как горшками «ладожского типа» с чёткими ребристыми плечиками, так и горшками с плавным переходом от слабопрофилированного горла к расширяющемуся тулову. При раскопках на городище, как и на селище Васильевское 1, был обнаружен железный нож, рукоять которого завершалась двумя волютами. Подобные ножи трактуют как предметы жреческого языческого культа и связывают с расселением разрозненных групп дунайских славян на восточнославянской территории[2]. 

М. М. Аксёновым и С. Н. Орлов отнесли основной слой поселения к VIII—IX векам. Этот слой уходит под насыпь вала, строительство которого, по мнению С. Н. Орлов и В. В. Мавродина, связано с устройством на этом месте усадьбы феодала в X или XI—XII веках. В 1983 году городище было обследовано Новгородской областной экспедицией. В 1989—1993 годах экспедицией было вскрыто 444 м². Были обнаружены при промывке янтарная, сердоликовая, четыре глиняных, 248 стеклянных бусин (из них — 246 бисерин), бронзовые трапециевидные браслеты, калачевидное кресало, костяной амулет, обломок сланцевого тесла, части льячек и тиглей, оселки, пряслица и многое другое. В одной из хозяйственных ям было найдено несколько монет, среди которых И. Г. Добровольскому удалось определить арабо-сасанидскую драхму второй половины VII века, омайядский дирхем 713/714 годов чеканки и аббасидский дирхем второй пол. VIII века—нач. IX века, чеканенный в Мадинат ас-Салам. Раскопки показали, что посёлок сначала не был укреплён, о чём свидетельствует культурный слой плотного серого гумуса под валом толщиной 0,26 метра.

На следующем этапе существования поселения (не позднее первой половины X века[3] по данным радиоуглеродного анализа) оно было обнесён валом высотой 0,6—0,7 метра и шириной ок. 5 метров, который минимум трижды досыпался в X веке. До того как появилось поселение, этот участок распахивался. Палинологический анализ, проведённый в 1991 году Г. М. Левковской показал господство пыльцы травяно-кустарниковых растений — 75,5 %. Древесных пород было 17,8 %, спор — 6,7 %. Немецкие палеоботаники из Института до- и протоистории Кильского университета выявили среди возделываемых культур все виды зерновых: ячмень, просо, пшеница, рожь и овёс. 

Преобладали просо и ячмень — 26,1 % и 18,1 % соответственно, три вида пшеницы — 17 %, начинала возрастать роль ржи — 6,6 %. Среди бобовых растений преобладал горох огородный, возделывание которого было характерно для славянского населения[4][5]. По данным английских остеологов, наибольшее количество костей, встреченных на поселении, принадлежит останкам свиней — 47 % и крупного рогатого скота — чуть менее 38 %. Костей лошадей и мелкого рогатого скота — 9 % и 6 % соответственно. Останков диких животных на городище 4,3 % (кости лося, бобра, медведя, рыси и белки). 

Птицы представлены только гусями и утками. В уловах жителей поселения Георгий преобладали лещ, судак, щука и окунь. Городище сильно подмыто со стороны реки Веряжи. Городище Георгий, как единственное укреплённое поселение в центре поозерской поселенческой зоны, было административным и, вероятно, военным центром. Однако, к концу X века — в начале XI века, в период интенсивного укрепления новгородской административной системы и государственности, городище потеряло своё значение и было заброшено[6].

Городище Георгий, как и городища Рюриково городище и Сергов городок, фактически представляют собой укреплённые корабельные стоянки. Георгий возник на руинах сожжённого поселения — под его валом в слое пожара была найдена сгоревшая срубная постройка с рассыпанными в ней наконечниками стрел. Вероятно, городища Поозерья являются вторичными и внешними по отношению к системе расселения V—IX веков и отражают отнюдь не мирное появление в сложившихся аграрных округах какой-то экстрарегиональной силы.

   

 

Городок на Маяте

Городо́к на Маяте — небольшое балтское и славянское городище в юго-восточном Приильменье.

Городище с культурным слоем 40—60 см расположено у деревни Городок на реке Маята в Парфинском районе Новгородской области, рядом с деревней Лажины.

По данным раскопок, проведённых Восточно-Приильменским отрядом Института истории материальной культуры РАН в 2006—2008 годах, Городок на Маяте возник в V веке.

В 2008 году исследования велись в восточной части площадки городища и на открытом поселении у подножия городищенского вала.

Наиболее ценным открытием стали обнаруженные в 2005 году остатки трёх построек, относящихся к дославянскому времени. На площадке городища были изучены два квадратных котлована жилищ V—VII веков. Еще одна постройка, относящаяся примерно к этому же времени, изучена на селище — это круглая яма с развалом печи-каменки. К V—VII векам относятся немногочисленные находки: железная кольцевидная фибула, серп, ножи с прямой спинкой, глиняные биконические пряслица с широким отверстием (в том числе — лощёные), обломки лепных слабопрофилированных сосудов.

«Городок на Маяте» в этот период мало чем отличался от сотен других городищ Тушемлинской культуры балтов Верхнего Днепра. Топонимическое изучение окрестностей городища выявило выразительный ареал названий древнебалтийского происхождения.

Более многочисленны на поселении следы жизни IX — начала X веков. От этого времени до нас дошли многочисленные овальные в плане ямы, служившие некогда подпольями срубным наземным постройкам. Из поздних слоёв происходят стеклянные бусы и бисер, обломки бронзовых украшений, фрагменты лепной керамики. Интересной находкой стал обломок копья, свидетельствующий, возможно, о штурме городища в древности. Находки и стратиграфия говорят о том, что городок существовал на протяжении IX века и погиб в пожаре не позднее середины X века.

  

 

г. Старая Русса

 Исследования культурного слоя средневековой Руссы

В полевом сезоне 2008 года Старорусская археологическая экспедиция Нов ГУ им . Я . Мудрого при поддержке Российского гуманитарного научного фонда и Администрации Старорусского муниципального района продолжила начатые в 2002 г. исследования на Пятницком-I раскопе, заложенном на ул. Минеральной, в древнейшей части города. В 2008 году работы велись на уровне напластований, датируемых 2-й пол. XIII в. Было продолжено исследование участков двух дворов, разделенных межусадебным частоколом.

Первая усадьба принадлежала, судя по находкам, состоятельному рушанину. Среди наиболее ярких артефактов следует отметить серебряную новгородскую гривну. Это первая подобная находка в Старой Руссе. На сегодняшний день известно несколько сотен новгородских гривен, однако при раскопках культурного слоя в Великом Новгороде были обнаружены только пять из них (включая фрагменты), остальные происходят из кладов. Появление новгородских гривен относится к XIII в. и связано с так называемым "безмонетным периодом", когда из денежного обращения исчезают монеты. Гривны применялись только при крупных денежных операциях, что свидетельствует о состоятельности владельца усадьбы.

Следует упомянуть еще одну редкую находку, происходящую из этой усадьбы- это амулет-змеевик. На лицевой стороне амулета изображен архангел Михаил, а на оборотной- женская голова с отходящими от нее семью змеиными туловищами. Змеевидная композиция, как и сам тип амулета-змеевика, имеет византийские истоки. На лицевой стороне, по краю амулета расположена круговая надпись - искаженный греческий текст ангельского славословия, а на оборотной - заклинание против болезней.

Также на территории усадьбы были найдены изделия из бересты, воска, глины, дерева, камня, кожи, кости, стекла, текстиля, цветного и черного металлов, янтаря и прочих материалов.

  

Пятницкий раскоп

В 2009 г. в Старой Руссе были продолжены археологические исследования на Пятницком раскопе. Этот участок расположен на территории исторического ядра Старой Руссы – средневекового конца Середка.

В 2009 году работы проводились на территории усадьбы «А».

В течение полевого сезона был изучен культурный слой глубиной до 0,4 м. Таким образом, общая мощность вскрытых напластований составила 4 м при предполагаемой мощности культурного слоя около 6,5 м. В Пятницком раскопе в 2009 г. были открыты или доисследованы остатки 6-ти различных сооружений (продолжено изучение четырех срубов, линии межусадебного частокола, а также открыты остатки еще одной линии межусадебного частокола). Среди построек следует особо отметить сруб ПС-19 (первая половина XIII в.), с которым связан значительный комплекс индивидуальных находок, в том числе свинцовая вислая печать новгородского архиепископа Мартирия (1193–1199 гг.).

Материальная культура представлена значительной коллекцией индивидуальных находок, насчитывающей 667 единиц (предметы из кожи, черного и цветных металлов, дерева, текстиля, стекла, бересты,  кости, камня, глины и прочих материалов. Среди наиболее интересных находок полевого сезона 2009 года – уже упомянутая вислая свинцовая печать новгородского архиепископа Мартирия и берестяная грамота № 41.  

Исследованные культурные напластования, на основании интерпретации вещевой коллекции, стратиграфических наблюдений, а также данных дендрохронологического анализа, датируются XIII в.

Планируется продолжение изучения нижележащих культурных напластований в полевом сезоне 2010 г.

  

 Раскопки у церкви Св. Великомученика Мины

В сезоне 2008 года продолжены работы у церкви Св. Великомученика Мины в Старой Руссе, связанные с проектируемым благоустройством прилегающей территории. Интересные данные были получены в шурфах у ц. Св. Николая. Под существующим храмом 1710 г. были обнаружены нижние части кладок стен и фундаменты храма-предшественника, который предварительно датирован XVI в..

 

Княжна гора

Княжна гора — городище в виде холма, находится на правом берегу реки Явонь, в 8 км от посёлка Демянск вблизи деревни Пески. По результатам раскопок 1980 года было установлено, что, впервые поселение возникло здесь в конце первого тысячелетия нашей эры. Высота горы − 29 м, длина верхней площадки − 86 м, ширина верхней площадки − 50 м, длина окружности верхней площадки − 331 м. 

По результатам раскопок и исследований на Княжной горе и по найденным здесь предметам X века, предполагают, что на этом месте существовало древнее городище Демон, вокруг которого в XI веке построили деревянную крепость, которая защищала подходы к Новгороду по воде и суше, но В XVI веке поселение было перемещено с Княжьей горы, примерно на 8 км на запад, на место нынешнего Демянска[3]. В годы Великой Отечественной войны в окрестностях проходили ожесточённые сражения (Демянская наступательная операция) — на вершине Княжей Горы стоит православный крест с надписью «Сим Победиши».

Легенда

« Давным давно жил в нашей местности князь с молодой княгиней. Хорошо и счастливо они жили, но случилась война. Отправился князь с дружиной своей в поход. Прошла неделя, другая — нет от князя вестей. Попечалилась, погрустила княгиня, забыла своего суженого. Полюбила она добра молодца. Уходила с ним на берег реки Явонь тешиться, миловаться. Нежданно — негаданно воротился из похода князь. Прослышал он от слуг верных об измене княгини. Опечалился горькой своей участи и велел позвать её к себе. Не заключил он её в темницу, не отдал в монастырь, а велел ей носить в рукаве своём песок на то место, где оставила свою верность. День за днём носила княгиня туда песок. На месте том вырос холм, а затем гора. Прошли годы, многое изменилось с тех пор, а гора всё стоит и называют её в народе Княжной горой».

  

 

Окуловский район

 Раскопки селища Снарево I

Работы вела областная археологическая экспедиция Новгородского университета, начальник - А. Ю. Иванов, сотрудник лаборатории археологии НовГУ, директор Любытинского краеведческого музея. Раскопки носили охранный характер и были вызваны намечавшимся строительством моста через р. Перетну.

Всего было заложено три раскопа общей площадью 1200 кв. м. Проведенные исследования показали, что культурный слой на селище практически полностью переотложен при распашке и перемешан с материковым песком. На площади раскопов зафиксировано 102 материковые ямы различных форм и размеров, в основном являющихся остатками хозяйственных построек позднесредневековой деревни. При разборке пахотного слоя и заполнения ям встречены находки, прежде всего керамика, связанные с различными историческими эпохами: от каменного века до позднего Средневековья.

В числе находок каменного века- кремневые скребки, ножевидные пластины, сланцевый полированный топор, фрагменты керамики с ямочно-гребенчатым орнаментом. Встречено также несколько фрагментов керамики раннего железного века с сетчатым и штрихованным орнаментом, а также обломки грубой неорнаментированной посуды второй половины I тысячелетия н.э. Среди индивидуальных находок Средневековья и Нового времени- бытовые железные предметы (гвозди, ножи, шило, ледоходный шип), наконечники стрел, медный нательный крест. Основная масса керамики принадлежит гончарным белоглиняным горшкам, датируемым XV - началом XVII в. В ряде комплексов встречены развалы целых сосудов этого времени.

  

Сергов городок

Сергов Городок или Городок на острове — раннеславянское городище VIII—X веков в Новгородской области. Находится на территории Борковского сельского поселения Новгородского района, на западном берегу острова Городок посреди русла реки Веряжа, напротив деревни Завал и в 0,5 км к северу от деревни Сергово.

Предполагается, что Сергов Городок выполнял в Поозерье функции своеобразной крепости для защиты Веряжи от проникновения врагов со стороны озера Ильмень, а городище Георгий, расположенное в среднем поверяжье, прикрывало селища Васильевское 1, Васильевское 2, Георгий 1 и Георгий 2.

Площадка городища окружена подковообразным земляным валом, отсутствующим со стороны реки Веряжи. Длина вала достигает 100 метров, ширина — 10—12 метров, наибольшая высота со стороны площадки — 2 метра. С напольной стороны за валом прослеживается заплывший ров шириной 5—10 метров и глубиной 0,7—1 метра. Городище было самым крупным укреплённым поселением в Поозерье — 70×30 м (0,21 га). 

Культурные отложения на поселении слабо выражены в виде тонкого гумусированного слоя с обломками лепной керамики, типичной для славян. Особо заслуживает внимания внешний облик городища, расположенного на низменном острове и окружённого валом, что подтверждает роль Сергова Городка как сторожевого пункта и возможного убежища на случай военной опасности. Сергов Городок по характеру своего устройства и топографии не имеет аналогий в Приильменье. Сходные городища с мощными кольцевыми валами на низких местах, мысах или островах хорошо известны у западных славян. Для последних была весьма характерна модель расселения, когда освоение новой территории начиналось с постройки городища. Западные аналогии Сергова Городка — ещё одно свидетельство культурных связей славян ильменской группы с западнославянским миром.

Сергов городок, как и городища Георгий и Рюриково городище, фактически представляют собой укреплённые корабельные стоянки.

 

 

 Памятники археологии Валдая

Неолит (V-III тыс. до н. э.)

Здешняя природа подарила всё, что требуется человеку: величавые, богатые зверем леса, рыбные озера и реки, заливные луга, удобные для сельского хозяйства поймы рек и озёр, целебные источники и полезные ископаемые.

И вот 5 тыс. лет назад, на стыке двух эпох – позднего каменного и меднокаменного веков, здесь появились первые поселенцы, чтобы, максимально используя природные богатства, адаптироваться к местным условиям.

В эпоху неолита, когда первобытные люди еще не знали металла, они пользовались сподручным материалом — кремнем, который в достатке находили на выходах залежей в обрывах берегов крупных рек и их притоков. Порой создавались целые мастерские по изготовлению орудий труда и охоты. Это — сопредельный район порожистой Мсты. Здесь среди известняковых отложений имеются выходы слоёв желтоватого по цвету кремня. На правом берегу реки, в южной оконечности деревни Ёгла  обнаружено место древнейшей неолитической мастерской. В небольшом раскопе археологи собрали около 40 тыс. крупных осколков кремня, сотни испорченных заготовок топоров. Кроме того, были найдены отбойники и наковальни, которыми пользовались первобытные люди при обработке орудий. Многие тысячи каменных топоров мстинского происхождения пополнили уникальную археологическую коллекцию государственного Эрмитажа. Это пока единственный в своём роде крупнейший центр горно-рудных разработок эпохи каменного века в северных районах нашей страны.

Каменными топорами первобытные охотники и рыболовы вырубали деревья,  строили шалаши-жилища. Сноровисто метали в диких животных остро отточенные  стрелы, копья и дротики. Крупную дичь добивали в глубоких ямах-ловушках. Рыбу били  гарпунами и стрелами. Позднее научились изготавливать сети. В лесах собирали коренья, плоды, ягоды и яйца птиц. Постепенно освоили гончарное производство.

Одним из специфических признаков в орнаментации керамики этой эпохи стало преобладание ямочных вдавлений. Специалисты связывают происхождение Валдайской неолитической культуры с более ранними культурами верхнего Поднепровья и более западных районов.

По берегам рек и ледниковых озер (Боровно, Валдайское, Ужин, Велье, Селигер, р. Валдайка) возникают первые поселения. Они представляют собой жилища полуземляночного и шалашевидного типа с очагом внутри. Орудия труда и охоты изготавливаются из пестроцветного валунного камня, кости, дерева и, наконец, кремня. Керамика украшается ямочно-гребёнчатым орнаментом. Вещевые находки указывают на существование двух археологических культур: валдайской и мстинской. В этот период воздействие человека на природную среду было минимальным.

На территории парка выявлено 18 неолитических стоянок. Они датированы III – II тыс. до н. э. Погребальные памятники этого периода встречаются крайне редко. В лесной зоне умерших хоронили в грунтовых ямах с охристой подсыпкой. Ямы копали очень мелкие, глубиной до 40-50 см. Скелеты, естественно, не сохранились. Погребения удаётся восстановить по контурам могильных ям и тем украшениям, которые были нашиты на одежду. Материалом служили кость, камень и янтарь. От скелетов иногда сохраняются только зубы.  Могильники располагались вблизи стойбищ.

 

Ранний железный век (кон. I тыс. до н. э. – первая  половина I тыс. н. э.)

С появлением железных орудий труда интенсивность природопользования возрастает. Первобытные формы хозяйствования уступают место земледелию и скотоводству. Поселения обносятся валом и рвом. В культурных отложениях встречаются фрагменты керамики с отпечатками грубой ткани. Такой тип городищ относят к дьяковской культуре. Остатки немногочисленных древних поселений зафиксированы у д. Боровно-Погост, Подбереза, в с. Едрово, на р. Еглинка и у истока р. Явонь. Этнически население принадлежит к финно-угорской языковой группе. Погребальные памятники раннего железного века неизвестны. Остается предположить, что это были грунтовые захоронения в виде трупосожжения без каких-либо отличительных внешних признаков.

Памятники археологии Новгородской области

Культура длинных курганов (VI-IX вв.)

Местное население осваивает новые приёмы землепользования. Широкое распространение получает подсечно-огневая система земледелия. Она прочно входит в быт и сохраняется веками. Это имело существенное значение в изменении девственной природной среды. Суть технологии заключалась в следующем. Поселенцы выжигали лес. Идеальной экологической системой служили сосновые боры на легкой песчаной почве. Под посев освобождались значительные площади с одновременным удобрением золой. Семена заделывали вручную при помощи примитивных орудий (борон-суковаток и т.д.). На первых порах урожайность злаковых была очень высокой. Но вскоре участки зарастали, и урожайность резко падала. Население бросало землю и уходило в другие места.

Жилища представляли собой большие (6х8) или малые (4х4 метра) наземные дома. Внутри соответственно были очаг или печь.  Культура длинных курганов (КДК) наиболее характерна для парка. Отличительной особенностью стала привязка к сосновым борам. Своё название археологическая культура получила от длинных валообразных насыпей с кремированными останками умёрших. Однако в границах парка чаще встречаются полусферические формы диаметром 6-15, высотой – до 1-1,5 метров. Возле курганов — грунтовые захоронения без каких-либо отличительных признаков. Курганные могильники встречаются в лесу, вдоль старых грунтовых дорог. Поселения редко соотносятся с курганными насыпями, поскольку топографически привязаны больше к водоёмам.

 

Среда обитания носителей  культуры длинных курганов

Особенно высока плотность археологических памятников у озёр Боровно, Ужин, Валдайское, Плотишно, Белое, Уклейнское, Вельё с выходом  на террасы  речных долин Валдайки, Поломети и Сосенки.

Из вещественных находок трудовой деятельности первоначального населения археологи чаще находят серпы, жернова, наконечники стрел, ножи и удила. Среди украшений встречаются бронзовые круглые в сечении браслеты с утолщающимися концами, фрагменты головных венчиков, различного рода накладки и бляшки.

Носители КДК обитали в лесной зоне: от Восточной Эстонии на западе до Вологодской области на востоке, и от верховьев реки Сяси на севере до верховьев Западной Двины на юге.

В последнюю четверть I тыс. н. э. в хозяйственно-культурном типе КДК произошёл существенный кризис. Уменьшение количества осадков сделали подсеку в сосновых борах менее устойчивой. Это в значительной степени затруднило воспроизводство сухих боров как соответствующей экологической системы. В кризисное состояние вошли и животноводческие угодья, приспособленные к условиям повышенной влажности. В конечном  счёте, этот природный фактор сказался на демографической ситуации носителей КДК.

Что касается этнической принадлежности населения, то среди ученых нет единодушного мнения. Считалось, что памятники культуры длинных курганов  относятся к одному из славянских племён – кривичам. В последнее время преобладает мнение о принадлежности археологической культуры к финно-уграм – предкам современных коми, ижорцев, карел, финнов и эстонцев. Основанием служат существенные отличия предметов материальной культуры и особый тип хозяйства, который сформировался еще в эпоху раннего железного века.

 

Предсопочная культура (кон. VII-VIII вв.)

Исключительно важным явлением в этносоциальных процессах  второй половины I тыс. н. э. стала эпоха славянской колонизации северо-западных земель. На протяжении столетий шло сложное взаимодействие двух культур – финно-угров и славян. В дальнейшем это стало определяющим фактором в формировании культуры Верхней Руси XI — XIV вв.

А начиналось всё с проникновения мигрантов в северные районы лесной полосы. Как отмечал историк С. Л. Кузьмин, это были вначале небольшие военизированные группировки, своеобразные  лесные викинги, двигавшиеся на Север по рекам Восточной Европы. Перевалив великий восточноевропейский водораздел (летописный «Оковский лес»), «словене» продвинулись до Приильменья  и Поволховья, столкнувшись с местной «чудью», возможно, поначалу враждебными племенами. В результате они коренным образом изменили ситуацию в центральной части Восточной Европы, связали её южные и северные районы.

На раннем этапе расселения главную роль у славян играли война и сбор дани. Вначале военизированные группировки были сравнительно немногочисленными, но хорошо организованными и закреплялись на обжитых компактных территориях. Славяне «примучивали» финноязычное население, занимались охотничье-промысловой деятельностью. Это позволило на первых порах свести к минимуму занятия земледелием.

Прошли века, прежде чем мигранты обжили эти земли. Они  подняли на порядок выше развитие производительных сил в сельском хозяйстве. Новшеством в хозяйственно-культурном комплексе Северо-Запада стало пашенное земледелие в форме лесного и лугового перелога. Такая система у «словен» была основана, прежде всего, на эксплуатации естественного плодородия почв при многолетней обработке одних и тех же участков. Наиболее притягательными для ведения хозяйства стали плодородные аллювиальные земли. Кроме того, положительным фактором была лёгкость их обработки. Это и определило в дальнейшем конфигурацию славянского расселения.

Топографически памятники раннего славянства привязаны к берегам крупных рек и озёр. Аналоги можно встретить на востоке древней Новгородской земли у оз. Удомля (ныне Тверская область) и в Ильменском Поозерье близ Новгорода. На территории парка предсопочная археологическая культура представлена древними поселениями и грунтовыми могильниками с остатками кремации без внешних признаков. Раннеславянские археологические комплексы зафиксированы на севере национального парка — в Окуловском районе.

 

Культура сопок (VIII-X вв.)

С появлением славян в последней четверти I тыс. изменяется тип ведения хозяйства. Мигранты используют наиболее передовые приёмы в земледелии. Поля распахиваются при помощи скота. Пахотные орудия укрепляются железными рабочими частями. В распашку идут наиболее плодородные почвы. Вводятся лесной и луговой перелог. Многократно эксплуатируются одни и те же участки. Это значительно повысило производительность труда. Природная среда используется рационально и с большей выгодой. Промысловая деятельность уходит на второй план.

Техническая вооружённость носителей культуры сопок была столь велика, что в земледельческий оборот вводились и тяжёлые дерново-карбонатные почвы. Они были наиболее плодородными на Северо-Западе и очень трудными для обработки. Даже в конце XV века составители писцовых книг не относили их к «добрым».

Такая прогрессивная технология возделывания сельскохозяйственных культур была обусловлена, прежде всего, комплексом орудий труда и некоторых типов бытового инвентаря. На вооружении славян в отличие от автохтонного населения были железные наконечники пахотных орудий, серпы  с отогнутой рукояткой, жернова ручных мельниц, втульчатые мотыжки-тесла, косы-горбуши, особые типы ножей, калачевидные кресала, железные детали бондарной посуды, двушипные втульчатые наконечники стрел и др.

По мнению новгородского историка Владимира Яковлевича Конецкого устойчивость и продуктивность такого типа хозяйства в наиболее благоприятный климатический период способствовали интенсивному освоению славянами этих земель, ассимиляции местного населения, созданию к XI веку особой культурной и диалектной древнерусской группировки, обозначаемой в летописи как «новгородцы». В  дальнейшем она  сыграла важную роль в формировании северной ветви великорусской народности.

 

Интересно отметить, что, несмотря на преобладание славянства как носителя наиболее прогрессивных форм жизненного уклада, на Валдае ещё на протяжении длительного времени продолжало сохраняться автохтонное население. В результате сложилась уникальная  ситуация сосуществования и развития в одном регионе казалось бы разных культур: прибалтийско-финской и славянской, русской. Взаимопроникновение и взаимодополнение их, неизбежное в таких условиях усвоение финноязычной группой более развитой системы земледелия  мигрантов, восприятие русским населением навыков местных охотников и рыболовов, а также особенностей приспособленного к северным условиям земледелия и скотоводства, привело к быстрому развитию этих земель.

Одним из проявлений своеобразной культуры «сопочников» стали сакрально-погребальные памятники. В отличие от длинных курганов погребения древних славян представляли собой конусообразные насыпи внушительных размеров. Высота таких сооружений достигала 10 метров и более, а диаметр нижнего основания — до 20-30 метров. В них помещали кремированные останки племенной знати.

Внутреннее устройство сопки было сложным. В. Я. Конецкий выделяет несколько существенных признаков древних погребений: ярусность, наличие ограждений, конструкций из камня и деревянных столбов, а также присутствие костных останков. Примечательно, что наиболее важные из них – ярусность и центральная вертикаль в виде столба, являются важнейшим элементом в семантической нагрузке. Смысл её заключался в создании некой модели вселенной.

Новгородский археолог Алексей Юрьевич Курочкин  усматривает в технологии возведения сопок культовую принадлежность, т. е. служение языческим божествам, и, следовательно, присутствие у славян определённых ритуалов. Возведение подобных сложных конструкций требовало довольно значительных трудозатрат. А это, в свою очередь, не могло не опираться на серьезный идеологический базис.

Наличие культово-меморативных насыпей, имитирующих основные элементы мироздания (три яруса вселенной и вертикаль — древо жизни в виде столба), свидетельствует об использовании славянами сопок в качестве мест для отправления религиозного культа. Поклоняться могли любым богам древнерусского пантеона не только в момент возведения монументальных сооружений, но и на протяжении всего времени существования раннеславянских поселений.

 

С принятием христианства на Руси (в Новгороде новая вера стала распространяться с 989 года) погребальный обряд стал постепенно видоизменяться. Еще долгое  время в народе доминировали старые  религиозные воззрения. Церковь повела беспощадную борьбу с проявлениями языческих верований и, в частности, с трупосожжением. И оно постепенно исчезает. Однако захоронения под курганной насыпью еще оставались в погребальном обряде на раннем этапе становления новой религии.

Сакрально-погребальные памятники раннего славянства встречаются повсюду. Особенно компактно они расположены  у озер Перетно, Боровно, Легоща, Ладово, а также по берегам рек Полометь и Валдайка. Нередко сопки можно увидеть непосредственно на территории современных населённых пунктов: Яжелбицы, Миронеги и Вельё.

Немногочисленные раскопки селищ позволили выявить типы жилищ и вещевых находок носителей культуры сопок в эпоху раннего средневековья. Проживали они в небольших наземных срубных домах с печкой каменкой в углу. Обнаружены предметы, характеризующие хозяйственную деятельность славянства: железные рабочие части пахотных орудий, косы, топоры, наконечники стрел и дротиков и пр. В наборах женских украшений встречаются разнородные предметы с аналогами от Скандинавии до южнорусских степей.

 

Древнерусская культура (XII-XV вв.)

В XI веке происходит переход к новому типу погребальных памятников. Возникает так называемый жальничный обряд погребения. Он являлся компромиссом языческого обряда и христианского. Погребение разрешалось только в виде трупоположения  в  яме, головой умершего на запад. Внешнее оформление также отражало компромисс. Разрешалось делать насыпи. В местах скопления камней валунов и булыжников (что характерно для Валдайской возвышенности) присутствуют каменные обкладки. В головах или ногах умёршего обычно ставили валун или крупный плоский камень, позднее – грубо вытесанный каменный крест. Это было обязательным условием при погребении в соответствии с христианскими верованиями. В ранних жальниках встречаются различные предметы и женские украшения. В ногах иногда ставили горшок с заупокойной пищей.

Место для захоронений отводила церковь. Это были наиболее высокие места возле крупных селений. Здесь высаживали деревья: ель и сосну. Такого рода кладбища стали называть жальниками, от слова «жалеть».

С XII века погребения постепенно становятся безинвентарными. Обкладки из каменных плит ставятся на ребро и принимают более вытянутую форму. Позднее на отдельных жальниках появляются часовни.

 

На территории национального парка и его охранной зоны насчитывается свыше 60 жальников. Они, в основном, располагаются в местах бывших древних поселений и зачастую примыкают к современным сельским населённым пунктам. Например, в северной части парка средневековые могильники расположены у деревень Малая Крестовая, Жилицы, Котчено, Сковородка, Осипово. В центральной части — их подавляющее большинство.

Жальники являлись кладбищами свободного сельского или зависимого от феодала вотчинного населения. Отсюда – бедность захоронений. В сельской местности жальничный обряд погребения сохранялся довольно долго вплоть до XVI века. Позднее древнерусские могильники уступили место христианским кладбищам возле церквей. Вот  почему в настоящее время остатки жальничных могил можно увидеть непосредственно на территории современных кладбищ возле Яжелбиц, Короцко-2, Костково, Рябиновки Валдайского района и деревни Малое Шанёво Демянского района.

  

 

ШУМ-ГОРА И СЛАВЯНСКИЕ КУРГАНЫ
Золотой гроб

Новгородская земля хранит немало памятников старины. Каждый год здесь находят ценные свидетельства прошедшей эпохи, вещи или документы, которые многое рассказывают об истории страны - вещи, украшения, старинные монеты и многое-многое другое. Но все это меркнет перед поисками того, что поистине имеет громадное значение.

Могила князя Рюрика — вот что не дает покоя многим археологам и энтузиастам. Выдвигается множество версий и легенд, где может быть похоронен основатель династии русских царей. Кто-то говорит, что он покоится в Старой Ладоге, кто-то, что в районе крепости Корела в Приозерске.

Самой красивой является легенда, что князь похоронен на дне Ладоги в золотом саркофаге… Но в последнее время все чаще звучит версия, что истинная могила Рюрика находится на знаменитом Передольском погосте, в уникальном кургане под названием Шум-гора.

Передольский погост давно известен археологам. В местности, расположенной между деревнями Подгорье и Заполье Батецкого района Новгородской области, на берегах реки Луги жителям окрестных деревень постоянно попадались и продолжают попадаться интересные находки. Археологи еще позапрошлого века занимались здесь раскопками, собирали местные легенды. По мнению исследователей, здесь тысячелетие назад находился древний город — один из важнейших ремесленных и торговых центов Новгородщины. Как говорят aрхеологи, это поселение погибло при грандиозном пожаре.

Еще одной уникальной особенностью Передольского погоста является то, что на нем находятся семь курганов, которые являются явным творением человеческих рук. На территории погоста также находят множество камней, имеющих на себе следы человеческого воздействия. В окрестностях Подгорья было обнаружено несколько десятков культовых камней — с изображением людей и богов…

Оказалось, что жертвенные крупные камни имеют непосредственную связь с курганами. Обычно такие камни находятся неподалеку от святилищ, где хоронят самых знатных людей….

Аномальные зоны Новгородской области
Мистическая гора

Один из самых знаменитых курганов — знаменитая Шум-гора. Это уникальное сооружение, самый большой курган времен средневековья в Европе (он даже больше знаменитых шведских королевских курганов, где по преданию похоронены боги Тор и Один). Высота Шум-горы — 14,6 метров, а диаметр — 70 метров. По своему строению курган напоминает зиккурат — ярусную пирамиду.

Называют курган Шум-горой потому, что по местным легендам, в осеннее и дождливые дни с вершины кургана доносятся плачущие звуки. По другим преданиям, стоя на горе, можно услышать, как проходит служба в церкви, находящейся в нескольких километрах отсюда. А некоторые легенды вообще утверждaют, что прямо в горе находится церковь, которую закопали вместе с людьми и с тех пор там идет вечная служба…

Вообще эти места изобилуют фольклорными преданиями и легендами. У местных жителей к сопке мистическое отношение, они утверждают, что на ней нельзя шуметь, кричать, прыгать и вообще тревожить тени предков.

Говорят, что в окрестных деревнях не приживались алкоголики и тунеядцы. Кто-то разбился на тракторе, кто-то покончил с собой, кто-то исчез из дома. А один человек, срубивший елку на вершине, тут же заболел и скончался в муках. Это почтительное отношение к Шум-горе идет с самых древних времен — сопка была культовым местом.

Сохранились воспоминания о том, как здесь торжественно отмечали День всех святых, который приходится на следующее воскресенье после Троицы. В этот день происходил крестный ход на Шум-гору.. По рассказам старожилов, до войны священники  проводили службу на вершине сопки, читали молебны.

Аномальные зоны Новгородской области
Битва поздней осенью
Согласно тем же местным легендам, именно в этой горе находится могила Рюрика. Вот как об этом говорили предания: «Была битва поздней осенью, на северном берегу Луги. Рюрик был тяжело ранен и погиб. Холодно было, земля смерзла, тело его засыпали камнями. Остались 12 человек с ним. Весной тело Рюрика перенесли через реку на южный берег Луги, где похоронили в большом кургане, в золотом гробу и с ним 40 бочонков серебряных монет. Похоронили с конем и позолоченным седлом. Вместе с ним похоронили этих 12 человек головами по кругу».

Ученые считают, что Шум-гора — сложное ритуальное сооружение. Если в ней действительно есть захоронение влиятельного лица, то он должен лежать в центре кургана, а в разные стороны от него, подобно лучам, исходящим от солнца, его ратники. Захоронение, скорее всего, тщательно обложено огромными камнями, в венце которых находятся ритуальные камни, расположенные в строго определенной последовательности.

Кстати, по мнению некоторых исследователей, Шум-гора звучит от того, что при сильном ветре потоки воздуха проходят через каменный лабиринт внутри и создают шумовой эффект. Интересно, что в этих краях существует легенда, похожая на легенду о могиле Тамерлана (Тимура) в Узбекистане - нельзя вскрывать этот курган, иначе будет беда. Говорят, что в 1941 году на Шум-гору была послана официальная экспедиция, которая начала работы по вскрытию, но тут-то и грянула и война…

 

 

Исторический контекст появления княжеских укреплений в Новгородской земле в XI—XII вв.

Перераспределение власти и собственности между боярством и князем имело одним из следствий возникновение княжеских домениальных владений. Как считает Н. И. Платонова, «так или иначе к 1130-м г. успел сформироваться некий фонд княжеских владений, преимущественно по окраинам волостей, освоенных в X в. сопочным населением». При этом «князьями „приватизировались“ в первую очередь участки вдоль водных и сухопутных путей, важных в стратегическом отношении». Н. И. Платонова полагает, что земли по Луге имели прямое отношение к данному процессу, поскольку здесь, а именно в районе Передольского погоста, находился важный перекрёсток транзитных путей разного уровня. Следует добавить, что в XI—XII вв. Верхнему Полужью был присуща отчётливо выраженная положительная динамика демографического, и, следовательно, экономического развития на фоне уровня, достигнутого в предшествующую эпоху сопок. В данном отношении Полужье разительно отличается от бассейнов Мсты и Ловати, где в этот период наблюдается резкое сокращение поселенческой сети, связанное с истощением фонда земель, пригодных для ранних форм пашенного земледелия. Всё это указывает на особое значение Полужья для княжеской власти на рубеже XI—XII вв.

Отражением особого статуса Верхнего Полужья в первые века русской истории является летописное сообщение о походах княгини Ольги на Мсту и Лугу и «устроение» этих территорий. Н. И. Платонова предполагает, что появление данного сюжета в летописном своде, составленном в Киеве в начале XII в., было обусловлено существованием традиции, то есть «той самой „стариной“, что лежала в основе княжеских владельческих притязаний».

Однако В. Я. Конецкий, С. В. Трояновский отмечают, что результаты действий Ольги на Мсте и Луге в разных летописях описаны различными формулами. Так, в Новгородской I летописи (НПЛ) Луга вообще не упоминается: «иде Олга Новугороду и устави по Мсте погосты и дань. И ловища её суть по всей земли». В тексте Повести временных лет (ПВЛ) по Лаврентьевскому списку Мста и Луга чётко разграничиваются: по Мсте — погосты и дани, по Луге — дани и оброки. И только в Ипатьевском (южнорусском) списке появляются погосты на Луге: по Мсте — погосты и дани, по Луге — погосты, дани и оброки. Последнее описание производит впечатление избыточного (=компилятивного), то есть типологически более позднего.

Таким образом, согласно письменной традиции, факт установления княгиней Ольгой погостов по Луге нельзя считать бесспорным. Если же следовать выводам Н. И. Платоновой, доказывающей наличие «ольгинских» погостов в Верхнем Полужье, становится непонятным замещение их оброками в ранних редакциях ПВЛ. В таком случае, мы вынуждены признать, что содержанием "той самой «старины» были оброки, а не погосты.

Интересные наблюдения относительно этих летописных разночтений были сделаны Е. А. Шинаковым, который отметил, что именно оброки являются здесь «главной источниковедческой проблемой». Исследователь обратил внимание, что соответствующее сообщение НПЛ, в котором, как уже отмечалось, упоминание Луги вообще отсутствует, попадает в ту часть этой летописи «которая отражает уже не общерусский начальный свод, а новгородскую интерпретацию ПВЛ». "Если, — продолжает он, — «принять версию сознательного, неслучайного исключения „оброков“ из списков повинностей населения, жившего по р. Луге, то есть части Новгородской республики времени составления НПЛ, перед князем, то приходится признать за этим термином какое-то значение, неприемлемое в контексте отношений этого государства с князьями».

Е. А. Шинаков далее ставит вопрос: почему оброк как вид повинностей перед князем "был, возможно, неприемлемым для новгородцев XII—XIII вв., а упоминание его в летописи нежелательно с точки зрения прецедентного во многом характера древнерусского права и любви ссылаться на «старину». Ответ он видит в том, что оброк связан с земельным владением (курсив наш — В. К., С. Т.), а не с собственно использованием права власти. В таком случае, отнесение в летописи оброков ко временам княгини Ольги, по сути, создавало легитимную основу для существования в Новгородской земле системы княжеских вотчин (сёл), доходом от которых распоряжался лично князь. С другой стороны, ярким свидетельством того, что новгородское боярство всячески препятствовало сохранению и развитию княжеского землевладения выступает формула докончаний с князьями, возникновение которой В. Л. Янин относит как раз ко времени княжения Мстислава Владимировича: «княже, тобе, ни твоеи княгыни, ни твоим бояромъ, ни твоимъ дворяномъ селъ не дьржати, ни купити, ни даромъ приимати, и по все волости Новгородьскои».

Время появления традиции установления оброков, то есть, в конечном счёте появления княжеских сёл по Луге не известна, однако не вызывает сомнений, что во времена Мстислава данная территория в экономическом отношении составляла важную часть княжеских интересов в Новгородской земле. Одновременно с этим, для эпохи Мстислава ощутимо просматривается настойчивая боярская политика ограничения княжеских притязаний на земельные владения. В этих обстоятельствах вполне резонной выглядела бы попытка князя и его окружения манифестировать свои властные претензии на территорию, важную для него в различных аспектах.

Как указано выше, присущим эпохе способом выражения этих претензий в европейском средневековье было строительство военно-оборонительных сооружений, проще говоря, замков. Наиболее типичной формой зáмковой архитектуры в XI—XII вв. на пространствах Западной Европы были резиденции феодальной знати, престижность и обороноспособность которых был призваны обеспечить насыпные холмы — motte.

 

Возможный владелец Шум-горы в XI—XII вв.

В том, что на Передольском погосте появилось столь экзотическое для Древней Руси сооружение как motte, проявились не только приметы эпохи, но, прежде всего, культурная ориентация Мстислава Великого, связанная с его происхождением. Примечателен сам факт его рождения от брака Владимира Мономаха и Гиты — дочери последнего англосаксонского правителя Англии Гаральда Гудвинсона. Их первенец, названный Мстиславом, в западноевропейских источниках известен как Гаральд — что сохраняло память о деде по материнской линии. В свою очередь Мстислав-Гаральд в 1095 г. женился на принцессе Христине — дочери шведского короля.

Во время княжения Мстислава (1088—1117 гг. с небольшим перерывом в середине 1090-х гг.) в Новгороде явно фиксируется прозападная ориентация религиозной и культурной жизни. К числу этих проявлений следует отнести строительство Мстиславом грандиозного собора Св. Николая в 1113 г. на Ярославовом дворе, при том, что поклонение этому святому, по мнению М. Ф. Мурьянова, обрело культовый характер в Англии и Ирландии уже в X—XI вв. и было особенно популярным при дворе Гаральда II, отца Гиты.

Столь же знаковым событием, демонстрирующим проникновение в церковную жизнь Новгорода латинского влияния, является легендарное прибытие в город в 1106 г. Антония Римлянина. Развёрнутое им с разрешения епископа Никиты строительство монастыря стало, по мнению того же Мурьянова, «опорным пунктом католического влияния в Новгороде».

Впечатляющим достижением отечественной науки в изучении этого периода стало введение в научной оборот А. В. Назаренко западноевропейского источника под названием: «Похвальное слово св. Пантелеймону», принадлежащее перу известного богослова и проповедника первой трети XII в. Руперта из Дойца. Из него следует, что Гита Гаральдовна поддерживала тесные связи с монастырём Святого Пантелеймона в Кёльне, делая в него щедрые вклады. Благодаря этим связям в «Похвальное слово» был включён пространный рассказ о чудесном исцелении новгородского князя Мстислава, сына Гиты и Владимира Мономаха, которое было приписано заступничеству Св. Пантелеймона.

Гита Гаральдовна, которая по мнению ряда отечественных исследователей провела последние годы жизни в Новгороде при дворе Мстислава, поддерживала связи с обителью Св. Пантелеймона в Кёльне, где она числится среди «щедрых» вкладчиков средств в монастырском синодике. Её кончину связывают с возможным участием в паломничестве в Иерусалим во время Первого крестового похода, одним из предводителей которого был её двоюродный брат Готфрид Бульонский. Сохраняя тесные связи с западным миром, Гита Гаральдовна, несомненно, оказывала сильнейшее влияние на культурные акции своего сына Мстислава в Новгороде. Принимая во внимание отмеченный культурный контекст, следует признать, что появление на Верхней Луге «крепостицы» западноевропейского типа, столь популярного на исторической родине Гиты, в эпоху княжения Мстислава не выглядит таким уж из ряда вон выходящим.

В. Я. Конецкий, С. В. Трояновский отмечают, что гипотеза о фортификационном характере насыпи Шум-горы требует тщательной проверки, в том числе в форме полевых археологических исследований. Они предполагают, что при сооружении в Передольском погосте небольшой крепости по образцу западноевропейских зáмков, могла быть использована насыпь существовавшей здесь к этому времени сопки и таким образом данное сооружение оказалось в составе сопочного могильника. Таким образом строители оборонительного холма просто существенно сократили объём необходимых земляных работ. К тому же, существенный хронологический разрыв — около столетия — между временем создания языческих могильников и возведением крепости снимало тему возможного конфликта с потомками создателей сопок.

Функционирование Шум-горы, как княжеского зáмка в центре Верхнего Полужья и опорного пункта княжеской власти, могло продолжаться всего несколько десятилетий и прекратилось вместе с кардинальными изменениями в отношениях Новгорода с князьями, рубежом в которых стал 1136 год.

 

 

Городище Перынь

Перы́нь — урочище вблизи Новгорода. Предположительно, здесь находилось древнерусское языческое святилище, посвящённое славянскому богу-Громовержцу Перуну. На Перыни располагается Перынский скит.

Исторически Перынь представляла собой остров, находившийся между речками Прость, Ракомка и рекой Волхов у самого его истока из озера Ильмень. В 300 м от Перыни находится Селище на реке Прость, которое, возможно, являлось центром словен Ильменского Поозерья.

После того, как в 1960-х годах водный режим был нарушен строительством насыпной дамбы для прокладки дороги к острову, пойма реки Прость заметно уменьшилась и сильно заболотилась. В результате остров превратился в полуостров, а затем — во всхолмление, превращающееся в полуостров в период весенних паводков. Севернее, вниз по течению находится Юрьев монастырь, далее, в 6 км — Великий Новгород.

На фоне окружающего ландшафта Перынь заметно выделяется благодаря произрастающим на острове соснам. Сосновая роща была посажена в конце XIX века.

 

История

Новгородские летописи сообщает что в 980 году в верховьях Волхова воеводой киевского князя Владимира (во время проводимой им реформы славянского язычества) Добрыней был установлен идол Перуна[1]. Спустя 8 лет, в связи с принятием христианства, князь Владимир приказал привязать Перуна к конским хвостам и скинуть с горы по Боричевскому спуску «на Ручаи». Добрыня вместе с Иоакимом Корсунянином разорил требища, а идол Перуна срубил и сбросил в Волхов. Летопись так сообщает об этом событии:

«В лето 6497 … прииде к Новуграду архиепископ Аким Корсунянин, и требища разруши, и Перуна посече, и повеле влещи его в Волхово; и поверзьше уже, влечаху его по калу, биюще жезлеемъ …».

Позднее в Перыни был основан одноимённый Перынский монастырь (скит), который впервые упоминается в летописи в 1386 году и просуществовал до 1922 года. Однако наиболее древним из сохранившихся его памятников является церковь Рождества Богородицы, построенная на рубеже XII—XIII столетий.

В местных новгородских преданиях вплоть до XX века сохранялась память об этом месте и существовал обычай бросать монету в Волхов проплывая мимо Перыни.

 

Археологическое изучение

Раскопки в Перыни проводились в 1948 (руководитель А. В. Арциховский), и 1951—1952 (руководитель В. В. Седов) годах. В ходе работ на вершине древнего холма была открыта площадка диаметром 21 м, окружённая рвом шириной 5—7 м и глубиной до 1 м. При этом внутренняя граница рва образовывала практически правильный круг, а внешняя была неровной и имела отдельные выступы. На дне рва обнаружены угли, а в центре площадки зафиксирована яма от массивного столба. В стороне от комплекса были обнаружены остатки ещё двух подобных рвов.

Перынское святилище было реконструировано В. В. Седовым в виде находящейся на возвышенности площадки круглой формы диаметром в 21 метр, посередине которого стоял деревянный идол Перуна. Яма при этом была интерпретирована как его основание, диаметром в 65 см. По периметру этого круга был вырыт кольцеобразный ров с 8 дугообразными выступами, служившими для разжигания кострищ. Вокруг идола Перуна находились другие идолы, также окружённые аналогичными рвами.

Данная интерпретация получила широкую известность и вошла в научную литературу. Но при этом она не является единственной и бесспорной. По мнению некоторых авторитетных исследователей (В. Я. Конецкий, Л. С. Клейн) выявленные объекты представляют собой остатки крупных сопок. При их раскопках наблюдаются аналогичные рвы со следами огня и остатки деревянных столбов в центре круглой площадки, служившей основанием насыпи. По мнению вышеупомянутых исследователей в Перыни располагалось группа сопок, которая в какой то момент была срыта (на это указывает то, что центральный ров был единовременно засыпан однородным жёлтым песком, возможно, из срытого кургана).

Однако, каким бы не представлялся внешний облик «святилища», наличие в урочище древнего культового комплекса не вызывает сомнений.

 

Селище на реке Прость — 

селище в Ракомском сельском поселении Новгородского района Новгородской области России, объект культурного наследия регионального значения. Находится близ деревни Юрьево на берегу реки Прость (приток Волхова).

В 1958—1961 годах под руководством С. Н. Орлова и М. М. Аксёнова на берегу Прости были проведены археологические раскопки, в ходе которых было обнаружено древнее крупное славянское селище VIII века. В 1997—1999 годах раскопками руководил Б. Д. Ершевский. Поселение находится в 300 м от главного языческого святилища словен новгородских— урочища Перынь. Среди находок во множестве присутствовали осколки слепленных вручную без применения гончарного круга горшков, скопления обожжённых камней, свидетельствующих о наличии у древних жителей печей-каменок. 

Куски глиняной обмазки использовалась для промазки пазов между брёвнами. Раскопки селища на реке Прость выявили материалы третьей четверти I тысячелетия (возникло в VII веке), то есть самые ранние славянские древности в истоке Волхова, хронологически более ранние, чем напластования в Старой Ладоге. Селище на ручье Прость имело площадь 500×200 м (10 га), из которых исследовано более 1000 м². Здесь нашли ямы, содержащие более раннюю керамику, находки так называемых «крапчатых» бус, которые бытовали в Средней Европе и на юге Восточной Европы в V—VII веках[7], три бронзовые неорнаментированные накладки, широко известные в культурах Прикамья VII—VIII веков (ближайшая подобная бляшка найдена на поселении Чёрный ручей 2 на реке Андога). 

Также найдены серповидные поясные накладки с отверстиями для шпеньков, известные в материалах поломской, ломоватской, неволинской (VII—VIII вв.) культур, стеклянные бусы (в том числе характерная для ломоватовской культуры VIII—IX веков «глазчатая»), лепная керамика, зёрна, мякина ячменя, полбы, мягкой пшеницы, овса, проса, бобы, горох. Ко времени появления более позднего селища у городища Георгий преобладало просо и появилась рожь. Селище Прость было самым крупным неукреплённым поселением раннего средневековья в Приильменье и, возможно, являлось центром словен Ильменского Поозерья. Поселения прекратило существование во второй половине Х века.

   

 

МЕГАЛИТЫ НОВГОРОДСКОЙ ОБЛАСТИ

КУЛЬТОВЫЙ КАМЕНЬ
Валун на горе Ореховна

Крупный валун находится на горе Ореховна в Демянском районе, в паре километров западнее от озера Половец.
В Демянском районе на вершине горы Ореховна археологи обнаружили большой гранитный валун, об этом сообщила на ежегодной научной конференции «Новгород и Новгородская земля. История и археология» начальник Старорусской археологической экспедиции Елена Торопова.
Высота горы Ореховна 288 метров. Это одна из наиболее высоких точек в Новгородской области. Предположительно валун был принесён на возвышенность ледником тысячи лет назад. На поверхности камня высечена надпись на кириллице, также зафиксировано изображение восьмиконечного православного креста.
— С этим камнем связано несколько местных легенд — о его чудесном появлении на вершине горы, говорят, прилетел, — отметила Елена Торопова.
                                                  Достопримечательности Новгородской области                                         
 Ñ€ÐµÐºÐ° Ловать

Камень под Старой Руссой (Валун у деревни Камень)
Валун у деревни Камень — крупный гранитный валугн, находящийся к востоку от деревни Камень Волотовского района Новгородской области, в пойме ручья Шелепский, на его правом берегу.

                                                           памятники археологии Новгородской области

Размеры: высота — 5,1 м, ширина — от 7 до 8,6 м, периметр по верхней кромке — 32 м. При этом он на неопределённую глубину погружён в землю.
Кристаллическая порода валуна относится к группе гранитов рапакиви (питерлит).
10 февраля 2012 года постановлением Правительства Новгородской области валун был объявлен памятником природы регионального значения, а прилегающая к нему территория получила статус «особо охраняемой природной территории».
Площадь памятника природы составляет 0,67 га.
Валун является самым большим на территории Новгородской области и относится к культовым камням, объектам языческого поклонения. Имеет историко-культурное значение. Ежегодно с 6 по 7 июля в день Ивана Купалы около валуна устраиваются гуляния.
Где находится, как доехать:
Добраться до камня не так просто. От Шимска на Волот, до деревни Устицы. Сразу за мостом через речку Псижа поворот налево. На этом повороте даже есть указатель на камень, правда очень незаметный. От Шимска до Устиц асфальтовая дорога средней паршивости. Дальше, по плохой грунтовке, через деревни Сельцо (в деревне налево), Горицы (в деревне прямо) и Парник (перед деревней налево) до деревни Камень. GPS трек. Географические координаты: N58°02'57,6'' E30°52'06,3''.
Прямо на взъезде в деревню овраг с ручьем Шелепский. Где-то в этом месте нужно оставить машину. Дальше направо (на восток), вдоль ручья по дороге через поле. Возможно, в сухое время года по этой дороге можно проехать, если клиренс позволяет. Но судя по всему, ездят по ней на тракторах. Эта дорога ведет к беседке у камня.

Валун находится на дне долины ручья Шелепский. Долина ручья имеет вид оврага: склоны крутые высотой около 5 м относительно русла, ширина долины около 30 м. 
 

Менгир Батецкий район, 
Уникальный камень в виде вертикально поставленной стелы зафиксирован на берегу реки Луги в месте пересечения её старой дорогой. Этот менгир представляет собой валун высотой 2,3 м, длиной 2,5 м и шириной 1,4 м с расчетным весом около 18 т. На вершине камня имеются следы попытки его раскола. Вероятно, раньше он был немного выше, т. к. от него удалось отбить лишь две небольшие части вершины. Намеренная установка камня в вертикальное положение сомнений не вызывает: если бы камень просто убирали с поля, то вряд ли стали сначала устанавливать, а потом пытаться расколоть.

Поставлен камень плоскостью вдоль течения реки и, вероятно, отмечает место пересечения её дорогой. Менгиры, вертикально поставленные камни, являются наиболее редкими памятниками мегалитического наследия в северо-западном регионе России. Ближайшие аналоги можно встретить в Псковской области (Камень-солдат) и Латвии (камень Чертов рог). 
В соседних регионах подобные камни часто связываются с преданиями об окаменевших людях, также иногда считают их «управляющими местностью»; считается, что пока такой камень стоит, в округе все будет нормально, если же камень будет повален — жди бедствий. Подобные легенды имеют определенные пересечения с преданиями о стоящих камнях Западной Европы. Можно предположить, что менгир на берегу Луги, вероятно, не только отмечает важное место пересечения реки дорогой, но и несет другую смысловую нагрузку [36].
   
Камень Щеглец - валун с петроглифами
Валун является одним из самых ярких и знаменитых культовых валунов средней полосы России.
Щеглец — гранитный Камень с петроглифами бронзового века. Находится в 2,5 км к северу от деревни Мытно Новгородского района Новгородской области, на левом берегу реки Вишеры.
Представляет собой отдельно лежащий гранитный Валун размером 1,5 × 2 м. На камне изображены солнечные (солярные) знаки, контуры ладоней и медвежьи стопы.

                                                                      Достопримечательности Новгородской области

Щеглец является самым известным культовым камнем Новгородской области. По оценке исследователя А. А. Формозова возраст петроглифов относится к позднебронзовому веку — II—I тысячелетие до н. э.
Где находится, как доехать:
 Добраться до камня не так просто. Сначала нужно доехать до деревни Мытно (Новгородский район). Там, у моста через реку Вишера оставить машину и начать подниматься вверх по течению, по левому берегу. Первая половина маршрута относительно проста. В этом районе пройдет платная автомагистраль Москва — Санкт-Петербург. До места строительства дороги есть тропинки и наверняка, в ближайшем будущем, появятся дороги для строительной техники.
От М11 идти сложнее. Река делает большой изгиб. Дорог и тропинок там нет. За изгибом начинается относительно прямой участок. Где-то ближе к концу участка в реку впадает ручей Щеглецкий. Камень находится в русле ручья, примерно в 50-70 метрах от реки Вишера. Подобных ручьев там несколько, через них у устья перекинуты тонкие бревна.
С помощью навигатора имеет смысл искать устье ручья, потом пройти 50-70 метров по нему. Камень в низине, с учетом не очень хорошего приема GPS в лесу его можно долго искать.  

 

Камень с крестом Батецкий район,  
Небольшой камень с выбитым глубоким изображением креста был зафиксирован С. Алексашиным в реке Луга. Подобные камни часто являлись межевыми знаками, также отмечали перекрестки дорог (Лунный камень у д. Келлози в Ленинградской области, Крест-камень у д. Кицково в Псковской области). 
С подобными камнями были связаны суеверия и обряды, совершение которых должно было обеспечить удачу в пути. В данном случае камень с крестом, судя по его нахождению, вероятнее всего отмечал, древний брод через Лугу, место, где дорога пересекала реку.
 
 Следовик-подкова Батецкий район, Новгородская область
Небольшой камень с изображением подковы с разрушенного могильника у д. Ручьи. Размеры подковы 10?14 см, сам камень невелик, его длина 54 см, ширина 36 см, высота 40 см. Сравнивая это изображение с аналогичными следовиками, можно предположить, что камень мог играть роль оберега для скота либо быть межевым знаком.
  
  Чашечник со стоком на меже - Батецкий район, 
Довольно нехарактерный образец чашечных камней расположен на меже, разграничивающей два поля. В центре камня, размерами 1,4?1,2 м, имеется одно чашечное углубление, стандартных размеров для подобных памятников. На юг из чашки, по естественной трещине, выбит небольшой сток длиной 0,75 м в сторону одного из полей. Можно предположить, что межевание было произведено по этому камню, как наиболее характерному ориентиру. Версия, что камень мог быть сдвинут с поля, менее вероятна, поскольку камень заглублен в землю [36].
  
Чашечник со стоком у кургана - Батецкий район,  
Камень с четким углублением неправильной формы («следок» 10?5 см) и стоком из него зафиксирован у основания одиночного кургана недалеко от берега реки Луги. Камень стоит с западной стороны кургана, сток из камня направлен в сторону кургана. Рассматривая этот камень, стоит отметить, что в обкладках курганов и в привязке к древним сопкам в Псковской и Новгородской областях также можно встретить камни с крестами и валуны с чашечными углублениями [36].
  
 Каменный круг у д.Коломо (Коломовский Круг)
В 50 метрах от Коломо «стоит» каменный круг. Всемирно известный Коломовский Круг – это камни высотой 0,6-1,5 метра, поставленные по линии идеально правильного эллипса. Размер эллипса по длинной оси составляет 18 метров. Совсем недалеко находятся похожие Сущёвский и Подгощенский круги. А Солоницкий круг раскапывал и изучал ещё Николай Рерих. 


Внутри Коломенского Круга полутораметровый слой золы. Какие же огромные костры горели в этих кругах?! И, видимо, долго горели. Или часто зажигали. Что это за костры? Что это за круги? Кто построил? А, главное, зачем? Никто не знает.
Каменный круг или кромлех, у д. Коломо представляет собой «плоский курган» диаметром чуть меньше 20 метров, обрамлённый рядом вертикально установленных валунов высотой до полутора метров.
По всей внутренней части круга на глубине около метра залегает зольно-угольный слой, свидетельствующий о том, что некогда в круге, занимая всю его площадь, горел огромный костёр, возможно — погребальный. Позднее внутреннее пространство круга было засыпано землей, и на настоящий момент только верхушки стоячих камней выступают над поверхностью земли. Внутри круга найдено несколько обломков лепной керамики и кремневый наконечник стрелы.
Приблизительный возраст кромлеха около 3-5 тысяч лет.
Где находится, как доехать:
Координаты приблизительные; на окраине д. Коломо (Шимский р-н Новгородской области)
   
Чашечник,  Батецкий район
Камень с восемью чашечными метками расположен в поле у д. Подберезье, недалеко от шоссе, идущего вдоль южного берега реки Луги. Чашки сосредоточены в северо-западной части камня. Камень имеет длину 2,2 м., ширину 1,9 м., выступает над уровнем земли на 0,3 м. Размеры чашек и их расположение полностью аналогичны подобным памятникам на Карельском перешейке, в Куммолово и других местах северо-западного региона. Средний диаметр чашек 6 см, глубина до 2 см, дно закругленное. Расположение камня позволяет соотнести его с близлежащим могильником и подтверждает версию об использовании таких камней при обрядах поминовения предков.
   
Расколотый валун с чашей на Луге Лужский район. 
Валун на берегу реки Луга (среднее течение, в районе впадения реки Ящера), вероятно, представляет собой большую гранитную глыбу, расколовшуюся на небольшие части и на данный момент предстающую в виде нескольких крупных обломков. На одном из них сбоку имеется крупная чашечная выемка размером около10?10 см и глубиной порядка 15–20 см. Камень зафиксирован в ходе авторской разведки в 2002 г.
Несмотря на отсутствие мифологического сопровождения объекта, можно предположить, что этот валун также имеет отношение к валунам, разбитым ударом молнии, — Гром-камням. Ближайшим аналогом можно назвать камень Закли (на реке Визла) в Латвии, связанный с культом подземных духов и, по легенде, расколотый ударом молнии.
  

«Алёнушкин камень»
На окраине деревеньки Великая Нива протекает река Волма. И есть на ней место, где сквозь воду проглядывает камень, прозванный «Алёнушкиным». Кажется, что легенду с ним связанную, знает каждый местный житель, даже самый юный. 14-летний сын Веры Григорьевны, Артём, не исключение. Кстати, это паренек уже был героем одного из наших репортажей ( Один парень на деревне ).

- Когда-то в нашей деревне жил очень красивый парень Алёшка. Девки гурьбой за ним бегали, страдали, а он никак не мог подругу себе выбрать. И, как-то раз, Алёшка пошел на речку, сел напротив валуна, - рассказывает Артём. - Сидел пение птиц слушал, размышлял. И вдруг, услышал парень, как вода плещется. Неожиданно перед ним девушка неписанной красоты появилась и уселась она на этот самый камень. Алёшка обомлел тогда. Ведь перед ним настоящая русалка сидела. Влюбился он в нее без памяти. И, с тех пор, он каждый вечер приходил к этому камню, чтобы увидеться с ней. Русалку эту Алёнушка звали. Он с ней до самого рассвета сидел.
Встречались влюбленные тайком, расставались только на день. Вскоре девицы ревнивые стали замечать, что Алёшка перестал на гулянья ходить. И решили тогда любопытные барышни узнать, с кем он зорьку встречает. Когда в полночь Алёшка в очередной раз направился на встречу с любимой, девицы проследили за ним. Увидев его с русалкой, девушки закидали влюбленных камнями, стали угрожать Алёнушки, что созовут всю деревню и выловят ее сетями. Тогда русалка поцеловала милого, крикнула ему на прощанье «Ищи меня в других водах!» и уплыла.
- Через несколько дней Алёшка ушел из деревни искать свою русалку. Нашел он ее или нет, никто не знает, - говорит Артёмка.

  

  

КЛАДЫ НОВГОРОДСКОЙ ОБЛАСТИ

Монетные клады Новгородского музея

Настоящая публикация содержит основные сведения о составе коллекции монетных кладов, собранной в пределах Новгорода и Новгородской области и принадлежащей Новгородскому историко-художественному музею. Лишь отдельные клады этого собрания нашли отражение в литературе. Что касается большей части коллекции, то сведения о ней ни разу не проникали за пределы Новгорода, несмотря на их бесспорную научную ценность.
Нам уже приходилось писать о важности областных монетных коллекций для изучения истории местного края. Состав областных комплексов монетных кладов отражает не только общие закономерности денежного обращения на значительных территориях, но и местные особенности обращения тех небольших районов, сокровища которых собираются в областных и районных музеях.

В этом отношении Новгород способен дать в руки исследователя интереснейшие материалы, так как Новгородская земля, будучи средоточием экономически развитого населения, на протяжении длительных периодов была заметно обособлена от центральных территорий Руси. Исследователь вправе ожидать от новгородских кладов ответа на многие и разнообразные вопросы.

В Новгороде на протяжении веков сменилось несколько систем денежного обращения. Здесь имели хождение восточные дирхемы, замененные в XI в. западноевропейскими денариями. В XV в. здесь возник оригинальный тип собственной монеты, последние периоды бытования которой изучены очень слабо. В XVI в. новгородское денежное обращение сделалось частью общерусского монетного рынка, но питалось оно продукцией местного денежного двора. В начале XVII в. Новгород на короткий период был оккупирован шведами, организовавшими здесь чеканку копеек. Во время реформы Алексея Михайловича Новгород был одним из основных центров проведения новых мероприятий в денежном деле. Однако история новгородского монетного обращения до настоящего времени изучалась главным образом на материалах кладов из других русских областей.

К сожалению, нумизматические коллекции русских областных и районных музеев до сих пор остаются вне поля зрения нумизматов и историков. До самого последнего времени не существовало даже кратких публикаций областных собраний монетных кладов. Предлагаемая заметка является второй публикацией такого характера, и мы надеемся, что это начинание будет продолжено другими нумизматами и работниками краеведческих музеев.

* * *
В состав собрания Новгородского музея входит 19 монетных кладов. Все они собраны в советское время. В 1920-х годах в музей были доставлены три клада, в 1930-х, по-видимому, семь. Три из них утратили паспорт в тяжелый год эвакуации (1941 г.), но поскольку ни в дореволюционных сводках, ни в сводках Р. Р. Фасмера за 20-е годы они не упоминаются, то можно уверенно относить их к предвоенным находкам. После 1945 г. музейное собрание пополнилось еще девятью кладами.
 
По дате зарытия эти клады распределяются следующим образом:
В предлагаемом описании клады получили номера в порядке хронологических дат их зарытия. Клад 1 разобран и определен А. А. Быковым, клад 2 – Р. Р. Фасмером, остальные – автором настоящей публикации. Металл монет в описании не указывается в тех случаях, когда монеты серебряные.
 

                                             река Волхов, древние курганы                                   река Волхов

 

Клад 1.

Найден в 1927 г. на хуторе Шумилово б. Демянской волости и уезда Новгородского округа крестьянином П. А. Багровым. 1 326 монет, в том числе 331 обломок, общий вес 3370 г.

Клад 2.

Найден в августе 1924 г. на Новой Мельнице в 6 км от Новгорода. 62 монеты, в том числе 38 обломков, общий вес 120 г.

Клад 3.

Найден летом 1930 г. при рытье могилы на Рождественском кладбище в Новгороде. 1811 монет общим весом 1411 г

Клад 5.
Происхождение неизвестно. 495 монет общим весом 366 г. Инв. № 215. Состав:
Новгород, время самостоятельности, 1420–1478 гг. 494 экз.
Новгород, великокняжеская денга 1»


Клад 6.

 Происхождение неизвестно. 897 монет общим весом 700,6 г. Сверх того, 10 монет из этого клада хранятся в Боровичском музее. Инв. № 217. Состав:
Новгород, время самостоятельности, 1420–1478 гг. 896 экз.
Новгород, великокняжеская денга 1»
Несмотря на то что паспорт клада 6 не сохранился, он может быть восстановлен с достаточной достоверностью. В сводке Р. Р. Фасмера[370] зафиксирован найденный в 1924 г. близ деревни Емельяхново б. Боровичского уезда клад, включавший в свой состав около 920 новгородок времени самобытности и имевший общий вес около 13/4 фунта (около 715 г).
Близкое совпадение всех цифр и какое-то отношение клада к Боровичам, смысл которого утрачен с потерей старых инвентарных книг Новгородского музея, дают возможность отождествить беспаспортный клад 6 с Емельяхновским кладом 1924 г.
Последние два клада, чрезвычайно близкие по своему составу, позволяют поставить очень интересный вопрос о судьбах новгородской чеканки во второй половине XV в.
Определяя год прекращения выпуска новгородских денег времени самостоятельности, исследователи, как правило, оперируют двумя датами, Чаще всего время самостоятельной чеканки определяют 1420–1478 гг., а к 1478 г. относят начало чеканки денег обычного новгородского типа, но с надписью «Денга великого князя». Однако существует и другое мнение, на котором особенно настаивал А. В. Орешников.

Последним годом самостоятельной новгородской чеканки он признавал 1456 г., так как одним из пунктов заключенного между Москвой и Новгородом Яжелбицкого мира было: «А печати быти князей великих». То же требование было повторено в договорной грамоте Ивана III с Новгородом, заключенной в 1471 г., что создает впечатление традиционности употребления печати московских князей при новгородских документах после 1456 г. А. В. Орешников полагал, что требование об исключительном употреблении при новгородских грамотах великокняжеской печати должно было распространяться и на монеты, поскольку право монетной чеканки было одним из основных признаков самостоятельности.
Между тем состояние фактического материала новгородской нумизматики плохо согласуется и с тем и с другим построением. Новгородские великокняжеские денги с изображением Софии и денежного мастера принадлежат к числу очень редких монет. И. И. Толстой, например, в своей работе о монетах Великого Новгорода мог оперировать только 34 экземплярами таких денег, тогда как монет времени самостоятельности в его руках было 1160 экземпляров. Поэтому приняв за начальную дату их чеканки 1456 г., мы ни в коей мере не сможем заполнить ими весь длительный промежуток между 1456 и 1478 гг. С другой стороны, для И. И. Толстого не могло существовать проблемы чеканки таких денег после 1478 г., так как в изображениях на новгородских денгах даже времени самостоятельности он видел художественное выражение покорности Новгорода перед московским великим князем. Между тем в настоящее время доказано, что на новгородских монетах изображалась София, т. е. принципиально отличный от предположенного И. И. Толстым символ новгородской независимости. Появление его хотя бы на короткий срок после 1478 г. совершенно не согласуется со смыслом мероприятий Ивана III, предпринятых в годы покорения Новгорода.
Во всяком случае, очевидно, что чеканка великокняжеских денег обычного новгородского типа осуществлялась на протяжении очень короткого времени. В целях устранения отмеченных противоречий следует обратиться к истории печати при новгородских грамотах после 1456 г., так как именно печати признаны основным аргументом для датировки монет. Договорная грамота о перемирии Новгорода с ганзейскими городами составлена в 1466 г., т. е. спустя 10 лет после заключения Яжелбицкого мира, однако ее концовка упоминает печати посадника, тысяцкого и купеческих старост, привешенные по приговору «Всего Новгорода», и ничего не сообщает о великокняжеской печати.

Договорная грамота Великого Новгорода и Пскова с епископом юрьевским о перемирии на 30 лет заключена в 1474 г., т. е. спустя всего три года после повторного требования Ивана III о великокняжеской печати, однако и в ней о печати великого князя нет ни слова. Напротив, «а воевода Великого Новагорода, посадник Новгородский Фома Андреевич, а посол Великого Новагорода Онъкипа Васильевич крест поцеловали за Великий Новгород и за всю Новгородскую державу и печать Великого Новгорода прыложити». Мы видим, что требование Москвы относительно печати выполнялось в Новгороде эпизодически и только под непосредственным впечатлением от этого требования. Поэтому можно думать, что если условия, касающиеся печати грамот, распространялись на монетный чекан, что вполне закономерно, то новый тип с надписью «Денга великого князя» возник ненадолго или после 1456 г. или же после 1471 г., а затем снова был вытеснен денгой обычного для времени новгородской самостоятельности типа. 1456 год кажется более возможной датой для краткосрочного появления великокняжеских денег, так как впечатление от первого требования должно было быть более сильным.
Анализируя наши клады 5 и 6, мы только при условии принятия высказанного выше предположения сможем объяснить их странный состав. Действительно, в каждом из этих кладов имеется только по одной великокняжеской денге, сопровождаемой набором весьма разнообразных типов самостоятельного чекана. Если датировать оба этих клада 1478 г. и полагать, что великокняжеские монеты чеканены в 1478 г., то исключительность таких денег в кладах станет непонятной. Получится, что клады зарыты уже после того, как великокняжеский чекан наладился в Новгороде, а в этом случае следовало бы ждать более заметного количества новейших монет. Признав же в этих монетах продукцию 1456 г., мы перестанем удивляться их исключительности.
Можно думать, что с 1478 г. на Новгородском денежном дворе началась чеканка монет совершенно иного типа – денег с изображением московского ездеца и надписью «Осподарь всея Руси», что вполне соответствует духу мероприятий Ивана III, направленных к полной унификации русской денежной системы. Сами события 1478 г. таковы, что вряд ли следует всерьез настаивать на возможности употребления в Новгороде монет иного типа, сохраняющего эмблемы новгородской независимости вопреки выражающей вассалитет надписи.
По-видимому, весь промежуток между 1478 и 1533 гг. в Новгороде заполняется чеканкой денег, несущих надпись «Осподарь всея Руси». Напомним, что эти денги в быту Московской Руси носили название новгородок, а стилистически и палеографически они весьма отличаются от несомненных образцов московского чекана – денег в 0,40 г.
Все высказанные выше предположения возможно будет проверить лишь после детального изучения новгородских и московских монет второй половины XV – первой трети XVI в. и анализа их штемпелей. Однако сама проблема возникает уже при общем знакомстве с изложенными материалами.
 
 
Клад 7.
Найден в июле 1956 г. при прокладке новой шоссейной дороги около Тихвинского кладбища на окраине Новгорода. 2505 монет общим весом 1669 г. Инв. № 10532. Состав:
Псков, после 1510 г. 3 экз.
Москва, Иван III или Василий III 9»
Иван IV 2493»
В числе монет Ивана IV имеются следующие типы: денга с надписью «Осподарь» (1 экз.), денга с надписью вязью «Государь» (1 экз.), анонимные великокняжеские копейки (640 экз.), псковские мечевые копейки 1533–1547 гг. (634 экз.), великокняжеские копейки с обозначением ФС (278 экз.), царские копейки с обозначением ПС (656 экз.), с обозначением АЛ (241 экз.), с обозначением IBA (20 экз.), с обозначением ГР (16 экз.), с обозначением Юр (5 экз.) и один незаштампованный кружок, имеющий вес копейки Ивана Грозного.
Особенности состава клада таковы, что можно с уверенностью говорить о сложении его комплекса в Пскове. Из общего числа 2505 монет 1293, т. е. больше половины, чеканены на псковском денежном дворе. В остальной части среди великокняжеских монет преобладают новгородские, а среди царских – московские.
Что касается даты клада, то зарытие его можно относить к началу 1550-х годов, так как, во-первых, ранние типы, чеканенные до 1547 г., резко преобладают над более поздними (1554 экз. из 250, т. е. 62 %), а точно датированные царские копейки чеканены до условной даты – 1555 г.
Из многочисленных безусловно московских типов царского чекана Ивана IV в кладе имеются только копейки с обозначениями АЛ и Юр, которые, таким образом, относятся к наиболее ранним образцам царского чекана Москвы.

Клад 8.

Происхождение неизвестно. 5100 монет общим весом 3380 г. Инв. № 219. Состав:
Новгород, время самостоятельности, 1420–1478 гг. 3 экз.
Москва, Иван III или Василий III 6»
Псков, после 1510 г 1»
Иван IV 1451»
в том числе: анонимные великокняжеские копейки (279 экз.), великокняжеские копейки с обозначением ФС и псковские мечевые копейки (248 экз.), царские копейки (924 экз.)
Федор Иванович 906 экз.
в том числе: копейки с обозначением отчества (264 экз.), копейки без обозначения отчества (642 экз.)
Борис Федорович 2454 экз.
Дмитрий Иванович 224»
Василий Иванович 41»
Неразборчивые 18»
Под тем же инвентарным номером в составе клада в музее хранятся одна копейка Михаила Федоровича и восемь копеек Петра I, явно выпадающие из общего состава клада и попавшие в него, очевидно, случайно при экспонировании клада в музее. Однако и без этих копеек общее количество монет клада (5104 экз.) превышает цифру, записанную в инвентарной книге (5100 экз.). По-видимому, не имеют отношения к кладу также и все три новгородские денги времени самостоятельности. Что касается еще одной лишней монеты, выделить ее из состава клада не представляется возможным.
Копейки Василия Ивановича, позднейшие в кладе, датированы. На самых поздних из них обозначен 1607 г., что дает возможность точно датировать время зарытия сокровища.

Клад 9.

Найден 28 апреля 1947 г. в 20 м от церкви Спас-Нередица под Новгородом на глубине 1 м. 2359 монет общим весом 1578 г. Инв. № 249. Состав:
Псков, после 1510 г. 1 экз.
Иван IV 384»
в том числе: анонимные великокняжеские копейки (43 экз.), псковские
мечевые копейки и великокняжеские копейки с обозначением ФС (42 экз.), царские копейки (299 экз.)
Федор Иванович 482 экз.
Борис Федорович 298»
Дмитрий Иванович 48»
Василий Иванович 132»
Неразборчивые 14»
Среди монет Василия Шуйского представлены все типы его чекана, исключая копейки 1610 г. Так как копейки Василия с датой 1609 г. вообще неизвестны, клад 9 следует датировать 1608 или 1609 г.

Клад 10.

Найден в 1921 г. в Новгородском кремле, в саду Владычного двора. Монеты клада были обнаружены в трех кувшинах, однако в настоящее время разделение на комплексы ликвидировано, а сами кувшины не сохранились. 6084 монеты (по инвентарным книгам – 6687) общим весом 3680,5 г. Инв. № 22.1. Состав:
Иван III 1 экз.
Иван IV 2973»
в том числе: копейки анонимные великокняжеские (158 экз.), псковские мечевые копейки и великокняжеские копейки с обозначением ФС (160 экз.), денги великокняжеские (2011 экз.), полушка великокняжеская (1 экз.), копейки царские (543 экз.)
Федор Иванович 651 экз.
в том числе: копейки без обозначения отчества (365 экз.), копейки с обозначением отчества (153 экз.), денги (133 экз.)
Борис Федорович 1638 экз.
Дмитрий Иванович 455»
Василий Иванович 784»
в том числе: копейки без обозначений (70 экз.), псковские (181 экз.), новгородские 1606 г. (85 экз.), 1607 г. (124 экз.), 1608 г. (152 экз.), 1610 г. (70 экз.), копейки со сбитыми обозначениями (102 экз.)
Владислав Сигизмундович 23 экз.
в том числе: по стопе 300 копеек (13 экз.), по стопе 360 копеек (6 экз.), по стопе 400 (?) копеек (4 экз. – 0,51 г, 0,51 г, 0,50 г, 0,48 г)
Новгород, шведский чекан 1611–1615 гг. 152 экз.
Михаил Федорович 1»
Неразборчивые (стопа 300 копеек) 6»
Дата клада определяется единственной в нем монетой Михаила Федоровича и падает на 1613 г. В сводке Р. Р. Фасмера приведено неправильное сообщение об этом кладе, так как позднейшими монетами он называет копейки Лжедмитрия[378]. Восстановить первоначальное распределение монет по кувшинам в настоящее время невозможно, однако думается, что многочисленные денги (2144 экз.) были выделены и находились в отдельном кувшине. Весьма показательно, что даже на третий год хищнической деятельности шведов в Новгороде основу местного монетного обращения составляли старые, дореформенные монеты. Из 4379 копеек клада 4216 чеканены по дореформенной стопе и только 153 экземпляра по пониженным нормам.
Клад 11. Найден в августе 1952 г. на территории колхоза «Победа» Мстинского района Новгородской области при тракторной вспашке. 398 монет общим весом 220,3 г. Инв. № 5820. Состав:
Иван IV 13 экз.
в том числе: анонимные великокняжеские копейки (2 экз.), великокняжеская копейка с обозначением ФС (1 экз.), царские копейки (10 экз.)
Федор Иванович 13 экз.
в том числе: копейки без обозначения отчества (4 экз.), с обозначением отчества (9 экз.).
Борис Федорович 12 экз.
Дмитрий Иванович 7»
Василий Иванович 15»
Новгород, шведский чекан 1611–1615 гг. 338»
И. Г. Спасский сообщает, что в 1952 г. в Эрмитаж была предложена находчиком часть клада (около сотни монет), найденного в Мстинском районе. Просмотренная часть оказалась состоящей из копеек 1610 г., «по внешнему виду легковесных». Клад не был приобретен Эрмитажем[379]. Несомненно, здесь речь идет о том же кладе, что хранится ныне в Новгородском музее, однако нет никакой уверенности в том, что показанная в Эрмитаже часть клада сохраняется в числе описанных выше монет.
 
 
Клад 11 
почти синхронен предыдущему кладу 10, так как в нем нет еще монет четырехрублевой стопы, чеканенных в 1615–1617 гг. Однако состав его совершенно иной. В нем дореформенные монеты уже редки (56 из общего числа 398), что говорит о быстром росте шведских монетных злоупотреблений около 1613–1614 гг.

Датируется клад скорее всего 1614 г.
 

Клад 12.

Найден летом 1947 г. при строительных работах на углу ул. Александра Невского и Федоровского ручья в Новгороде (Плотницкий конец). 151 монета и две серебряные ложки общим весом 4155 г. Инв. № 332. Состав (там, где номинал не указан, подразумевается талер):
Нидерланды: Зап. Фризия – 5 (1613 г., 1620 г., 1621 г. – 0,5 талера, 1622 г., 1626 г.), Гельдерн – 2 (1587 г., 1625 г.), Голландия – 2 (1602 г., 1649 г.), Утрехт – 7 (1598 г., 1619 г., 1620 г., 1621 г., 1622 г., 1645 г., 16?? г. – 0,5 талера), Овериссель – 3 (1617 г., 1620 г. – 2 экз.), Зеландия – 20 экз. (1619 г., 1620 г. – 3, 1621 г. – 2, 1622 г., 1623 г. – 2, 1624 г. – 2, 1630 г., 1647 г., 1648 г., 1649 г. – 2, со сбитой датой – 4);
Брабант: Филипп – 1 (1667 г.), Альберт и Изабелла – 1 (без даты – 0,25 талера), Филипп IV – 5 экз. (1623 г., 1623 г. – 0,5 талера, 1624 г., 1627 г., 1636 г.);
Швеция: Карл IX – 1 (1603 г.), Густав-Адольф – 1 (1632 г.), Христина – 3 экз. (1642 – 0,5 талера, 1643 г., 1646 г. – 0,5 талера).
Норвегия: Христиан IV – 6 экз. (1634 г., 1641 г., 1642 г., 1645 г. – 2, 1647 г.);
Польша, коронный чекан: Сигизмунд III – 6 (1628 г. – 2, 1629 г. – 1, 1630 г. – 2, без даты – 1 экз.), Владислав IV – 1 (1636 г.): Торн: Владислав IV – 2 (1635 г., 1640 г.); Гданьск: Ян Казимир – 1 экз. (1649 г.);
Чехия: Максимилиан – 2 (1576 г. – 0,25 талера, 1576 г.), Фердинанд II – 4 экз. (1624 г. – 2, 1625 г., 1627 г.);
Австрия: Максимилиан – 2 (1615 г., 1616 г.), Фердинанд II – 3 (1618 г., без даты, 1624 г.); Леопольд – 4 экз. (1620 г., 1621 г., 1622 г., 1628 г.);
Венгрия: Матвей II – 1 (1611 г.), Габриель Бетлен – 1 (1621 г.), Фердинанд II – 2 экз. (1632 г., 1633 г.);
Саксония: Иоанн Филипп, Фридрих, Иоанн Вильгельм и Фридрих Вильгельм II – 1 (1622 г.), Август – 1 (1569 г.), Иоанн Георг I – 5 экз. (1617 г., 1623 г., 1626 г., 1632 г., 1642 г.);
Брауншвейг-Люнебург: Генрих Юлий – 1 (1610 г.), Фридрих Ульрих – 4 (1617 г., 1624 г., 1628 г., 1634 г.), Христиан – 3 (1624 г., 1625 г., 1632 г.), Август – 1 (1636 г.), Фридрих – 3 экз. (без даты, 1632 г., 1642 г.);
г. Кампен – 1 (1648 г.); г. Браунигвейг —1 (1624 г.); г. Ганновер – 1 (1631 г.); г. Гамбург – 5 (1610 г., 1620 г., 1621 г. – 2, 1636 г.); г. Любек – 5 (1620 г., 1622 г., 1637 г., 1649 г. – 2); г. Росток – 2 (1633 г., 1636 г.); Штральзунд – 2 (без даты, 1638 г.); г. Цволле – 1 (1612 г.); г. Гильдесгейм – 1 (1624 г. – 0,5 талера); г. Гамельн – 1 (1632 г.); г. Кельн – 1 (1636 г.); г. Франкфурт – 3 (1637 г., 1639 г., 1646 г.); г. Нюрнберг – 6 экз. (1625 г., 1627 г. – 2, 1635 г., 1636 г., 1637 г.);
Магдебург: Христиан Вильгельм – 1 экз. (без даты);
Померания: Филипп Юлий – 1 экз. (1621 г.);
Гольштейн: Фридрих III – 1 экз. (1626 г.);
Мекленбург: Иоанн Альбрехт – 1 экз. (1623 г.);
Мансфельд: Кристоф II – 1 экз. (1591 г.);
Трир: Филипп Кристоф – 1 экз. (1624 г.);
Левенштейн-Вертгейм: Иоанн Дитрих – 1 экз. (1623 г.);
Вюртемберг: Иоанн Фридрих – 1 экз. (1624 г.);
Бамберг: Франц – 1 экз. (1632 г.);
Бавария: Максимилиан I – 1 экз. (1625 г.);
Зальцбург: Парис – 4 экз. (1623 г. – 2, 1627 г., 1628 г.);
Женева – 1 экз. (159? г. – 0,5 талера); Хур: Иоанн IV – 1 экз. (год сбит).
Позднейшие монеты клада относятся к 1649 г., а самый клад, будучи зарыт в начале 1650-х годов, возможно, является своеобразным памятником новгородского восстания 1650 г. Краткие сведения об этом кладе были опубликованы И. Г. Спасским, который склоняется к выводу, что здесь нужно видеть сокровище, предназначенное для передела на денежном дворе. Это не клад обращающихся монет, а клад монетного сырья. Интересно отметить, что обе ложки в кладе имеют вес, точно повторяющий норму талера (28–29 г). По своему составу клад принадлежит к числу исключительных сокровищ; единственную аналогию ему составляет часть Пулковского клада 1649 г., включавшего 40 западноевропейских талеров, но в основном состоявшего из русских копеек[381].

 

   

_________________________________________________________________________________________________________________________________________-

ИСТОЧНИК ИНФОРМАЦИИ И ФОТО:

Команда Кочующие

Научные работы Центра археологических исследований НовГУ (ранее - учебно-научная лаборатория "Старорусская археологическая экспедиция" НовГУ, Отдел изучения проблем археологии Новгородской земли НовГУ).

Атлас «Новгородская область» П.Ю Бурбан и др., Великий Новгород, ФГУП Новгород АГП, 2008, — 170 с, 151 цв. карт. 

https://novgorodmuseum.ru/

Памятники археологии Новгородской области.

 Особо охраняемые природные территории Новгородской области 

https://www.novgorod.ru/

достопримечательности Новгородской области.

Гурина Н. Н. Неолитические памятники Валдайской возвышенности. – МИА, 1973,      Вып. 172. С. 162,167.

 Конецкий В. Я. Некоторые вопросы исторической географии Новгородской земли в эпоху средневековья. //НИС. Вып. 3 (13).  Л., 1989. С. 11.

Конецкий В. Я. Новгородские сопки в контексте этносоциальных процессов конца I — нач. II тыс. н. э. //НИС. Вып. 4 (14), СПб.- Новгород, 1993. С. 9-12.

 Кузьмин С. Л. О времени, характере и обстоятельствах славянского расселения на Северо-Западе. Ладога и эпоха викингов. СПб., 1998. С. 13.

 Курочкин А. Ю. Славянское язычество и «культура сопок». //ПН и НЗ. Новгород, 1998.     С. 14 -17.

 Орлов С. Н.  Мастерская каменного века в среднем течении реки Мста. «Советская археология», № 1. М., 1970, С. 87-96.

 Самойлов К. Г. К характеристике хозяйственно-культурного типа носителей культуры длинных курганов. //ПН и НЗ. Новгород, 1997. С. 21-27.

 Седов В. В. Первый этап славянского расселения в бассейнах озер Ильменя и Псковского. Новгородские археологические чтения. Новгород, 1994. С. 131.

 Торопов С. Е. Некоторые проблемы изучения сельского расселения XI-XII веков в центральных районах Новгородской земли. //ПН и НЗ. Новгород, 1998. С. 38.

 

 

 

ВложениеРазмер
Памятники археологии Новгородской области59.28 КБ
Памятники археологии Новгородской области802.81 КБ
археология Новгорода50.1 КБ
Памятники археологии Новгородской области199.86 КБ
Памятники археологии Новгородской области142.38 КБ

Комментарии

Отправить комментарий

Фотографии на сайте размещены в качестве научного, информационного, учебного и культурного материала без цели извлечения прибыли.

Контактная информация:

Капитан команды Кочующих (он же главный по сайту):
Хафизов Ахат - Hafizow@yandex.ru

Продвижение сайта в интернете:

Лоцман команды Кочующих
Бортяков Андрей - abortyakov@yandex.ru