Памятники археологии Курганской области

Археологические памятники Зауралья разделяются на несколько групп.

Древние поселения (стоянка, селище, городище) — места постоянного или временного поселения человека.

Городище – укрепленное поселение, в древности огороженное рвом и валом, а иногда поверху — забором или каменными стенами.

Селища — это обычно памятники того же времени, что и городища, но не имеющие оборонительных сооружений.

Курганы — захоронения. В древности поверх могилы, углубленной в грунт и засыпанной землей, делалась высокая насыпь, так называемая «шапка кургана».

 

 СТАТЬИ И ССЫЛКИ ПРО КУРГАНСКУЮ ОБЛАСТЬ - ТУТ!

 РОДНИКИ И ИСТОЧНИКИ КУРГАНСКОЙ ОБЛАСТИ - ТУТ!

 СТАТЬЯ ПРО ГОРОД КУРГАН - ТУТ!

 ПАМЯТНИКИ ПРИРОДЫ КУРГАНСКОЙ ОБЛАСТИ - ТУТ!

РЕКИ КУРГАНСКОЙ ОБЛАСТИ - ТУТ!

КЛАДЫ КУРГАНСКОЙ ОБЛАСТИ - ТУТ!

АНОМАЛЬНЫЕ ЗОНЫ КУРГАНСКОЙ ОБЛАСТИ - ТУТ!

ГЕОГРАФИЯ КУРГАНСКОЙ ОБЛАСТИ - ТУТ!

Наиболее многочисленная группа археологических памятников Зауралья – остатки древних поселений. Другие группы памятников представлены курганными и бескурганными могильниками.

Жертвенные места лесного Зауралья располагаются в глухих уголках и обычно далеко от воды, на подножиях и вершинах скал, обычно с плоскими площадками. Здесь совершались ритуальные обряды.

 

В Курганской области 10 объектов относятся к археологическим памятникам. Большая часть их находится в Юргамышском и Белозерском районах.

 

Городище «Чудаки» (Юргамышский район).

Гороховское городище (городище «Чудаки») – памятник гороховской археологической культуры раннего железного века Зауралья (V–II вв. до н.э.).

Представляет собой памятник довольно сложной архитектуры, уходящей корнями в мир государств Средней Азии. Основным занятием обитателей городища было полукочевое скотоводство.

Гороховское городище впервые описано в 1871 г. Оно находится на возвышенности левого коренного берега р. Юргамыш на высоте до 20 м от уровня воды. Общая площадь культурного комплекса достигает 20 000 кв. м.

Это система оборонительных укреплений. К ним примыкают два селища и еще одно городище, укрепленное рвом и валом.

Ров городища имел глубину до 3 м, а стена имела вид деревянных срубов, заполненных землей.

Жилые постройки были прямоугольные, слегка заглубленные, двухкамерные – с очагом, тамбуром и хозяйственной частью, соединённые длинными переходами. Расположены в линию вдоль внутренней стороны оборонительных укреплений.

Гороховское городище является объектом культурного наследия федерального значения.

 

Вохменское городище-1 (Юргамышский район).

Памятник эпохи раннего железного века. О памятнике впервые стало известно в 1903 г. Хорошо сохранившийся, не потревоженный культурный слой является ценным источником информации о населении Зауралья в эпоху раннего железного века.

Городище располагается на возвышенности между озерами, на высоте 7,5–10 м от уровня воды, в сосновом бору. Два вала и ров ограничивают подтреугольную площадку городища. С двух сторон в оборонительных сооружениях фиксируются проходы.

Вохменское городище – объект культурного наследия регионального значения.

 

Кипель, поселение-I (Кипельское селище) (Юргамышский район).

Памятник эпохи бронзы. Состояние хорошее.

Кипельское селище-1 расположено на возвышенности, в пойме р. Юргамыш, на высоте до 2, 5 м от уровня воды. В 1938–39 гг. были изучены остатки двух прямоугольных полуземляночных строений, пространство между ними.

Объект культурного наследия регионального значения.

 

Культовое место Савин-1 (Белозерский район).

Памятник эпохи энеолита. Состояние хорошее.

Святилище Савин находится в 1,5 км к северо-востоку от с.Бузан Белозерского района, Курганской области. Объект датируется эпохой энеолита.
В качестве объектов археологического наследия, обладающих уникальным историко-культурным потенциалом, можно рассматривать святилище Савин – древнюю обсерваторию, с помощью которой люди эпохи энеолита могли измерять время и предсказывать сезонные изменения в природе.   

 Святилище располагается возле деревни Бузан Белозерского района. Памятник находится в районе широкой поймы р. Тобол на песчаном возвышении высотой около 2 м от уровня воды. На площади раскопа 1 (1104 кв.м) выявлено сооружение из двух примыкающих друг к другу колец с внутренним диаметром 14 – 16 м, в форме восьмерки, образованных рвом глубиной 0,6 – 0,8 м и шириной 0,9 – 1,8 м. В заполнении рва слои углей, прокала, костей животных, фрагменты керамики. Культовое место Савин-1 является уникальным историко-культурным объектом, имеет большое значение в изучении истории индоевропейцев и их контактов с другими этническими группами, зарождения мифологии, древней астрономии и астрологии, становления производящего хозяйства, в частности, приручения лошади.  


История открытия Савина характерна для многих археологических памятников. Заметное в пойме реки Тобол возвышение (350 х 60 м), окруженное заболоченной старицей, издавна вызывало страх у населения ближайших деревень. Взрослые сами туда не ходили и детям категорически запрещали — пугали "громовыми стрелами", "злыми духами". Однако любопытство оказалось сильнее страха. В начале 80-х годов местный житель Василий Бабушкин посетил запретное место и нашел там глиняные черепки и изделия из камня. Находки были переданы в областной краеведческий музей.
Уже в ходе первых раскопок, которые были организованы Курганским краеведческим музеем и Курганским пединститутом совместно с Институтом археологии РАН в 1982-1985 годах, стало понятно, что в этом месте располагалось некое культовое сооружение, святилище.
 
Сооружения святилища представляли собой два соприкасающихся круга диаметром 14 и 16 м, очерченных рвами шириной до 1,5 м, в плане напоминающих восьмерку. Во рвах, вокруг кругов и в центре находилось более 100 ям, в которых, как предположили ученые, когда-то стояли столбы. В таком же порядке располагались кострища и ямы, заполненные костями жертвенных животных вперемешку с черепками и каменными орудиями. Были проведены масштабные археологические работы, а потом и астрономические расчеты. Выяснилось, что столбы и скопления находок привязаны к конкретным солнечным и лунным ориентирам, и тогда возникли весомые основания утверждать, что Савин — это древняя обсерватория, подобная Стоунхенджу и относящаяся к тому же времени. Но российские археологические круги отнюдь не спешили признать эту новость, выглядевшую совершенно нетрадиционно и, можно сказать, сенсационно.
 
Прошло 12 лет, прежде чем Институту археологии совместно с Курганским университетом удалось (на средства Курганской администрации) организовать новую экспедицию к Савину. Работа летней экспедиции 1997 года была захватывающей и неординарной. Задача ставилась так: попытаться максимально приблизиться к условиям и методам наблюдения за солнцем и луной, практиковавшимся во времена функционирования этого святилища. Заново и предельно точно было размечено расположение рвов, столбов-мет, основных скоплений находок. Затем поставили и сами столбы. После чего с тех же точек, что и в древние времена, наблюдали восходы и заходы солнца и луны в дни, близкие к летнему солнцестоянию. 
Прослеживали работу "солнечных часов" и многое другое, стараясь понять, что и как происходило здесь 4500 лет назад. Впервые за много лет раскопок члены экспедиции смотрели на небо и землю глазами древнего человека. И смогли увидеть то, чего не видели раньше. Прежде всего — два земляных вала (больший из них — длиной 150 м и высотой 1 м), которые указывали направление на восход солнца в дни равноденствий. Эти валы были сооружены на более поздних этапах существования святилища для получения более точных, устойчивых и заметных линий визирования. Примерно такие же валы давно уже были обнаружены в Стоунхендже. Савин был не только святилищем, но и обсерваторией — после обнаружения валов отрицать это стало уже невозможно.
 Неспециалисту нелегко понять масштаб этого открытия, но для археологов и историков это прозвучало как гром среди ясного неба: валы для астрономических наблюдений на территории Руси в каменном веке! До сих пор наиболее ранние валы на нашей территории, по крайней мере в Поволжско-Урало-Сибирском регионе, были известны только на памятниках бронзового века, где они использовались как укрепления.
 Савин на Зауральской земле уже не один. Спустя несколько лет километром западнее курганские археологи обнаружили сходный памятник Слободчики и его исследование привело к следующим выводам: здесь, несомненно, находится площадка, очерченная кольцевым рвом, с земляночным сооружением в центре, ямами от столбов, с костями жертвенных животных и следами многократного разведения огня во рве.


Где находится, как доехать:
Святилище Савин (ударение на «И»). Это святилище, называемое порой — «Зауральский Стоунхендж», находится в Белозерском районе Курганской области в Зауралье (400 км от Екатеринбурга). Это древняя обсерватория, датируется серединой третьего тысячелетия до нашей эры. Похоже, что в древности у нас на Южном Урале эти обсерватории стояли, как грибы после дождя.
Святилище расположено в широкой пройме реки на возвышении длиной 355 метров и шириной 60 метров, занимающей господствующее положение на местности. Вокруг этого холма — болото!
Святилище Савин находится в 1,5 км к северо-востоку от с.Бузан Белозерского района, Курганской области.

 

Курганы у д. Шмаково (Белозерский район).

Курганная группа включает 8 курганов диаметром от 18 до 0,9 м, высотой от 10 до 1, 6 м. Состояние хорошее.

В 1961–1962 гг. были исследованы курганы №№ 1–6. Все они оказались ограбленными, однако, впервые для Зауралья дали пример оригинальных бревенчатых «шатровых» конструкций надмогильных сооружений.

Погребальный инвентарь представлен в виде костяных панцирных пластинок, обломков шлема и меча, бронзовых и костяных наконечников стрел, бронзовых блях с изображением животных, фрагментов сосудов «гороховской» культуры.

Курганы 4, 5, 8 по основанию насыпи окружены кольцевыми ровиками.

Курганная группа является объектом культурного наследия регионального значения.

 

Каменный жертвенник с изображением головы барана (гороховская культура)                             

Гагарье, курганная группа (Гарьевой) (Белозерский район).

Памятник эпохи раннего железного века.

Курганная группа располагается на пашне в пойме р. Тобол и состоит из трех насыпей.

Диаметр кургана № 1 — 95 м, высота 9 м. Он окружен рвом шириной 4 м, глубиной 1–1,2 м. Очевидно, вокруг кургана был вал высотой примерно 1 м, но он подвергся распашке, и в настоящее время сравнялся с окружающей пашней.

Курган № 2: диаметр — 12 м, высота – 1 м.

Курган № 3: диаметр — 60 м, высота — 5,5 м.

Состояние курганов хорошее. Курганная группа является объектом культурного наследия регионального значения.

 

Мыльниковское Большое городище (Шадринский район).

Находится на возвышенности в излучине крутого коренного берега р. Исеть, на высоте 8,5 м от уровня воды. Общая площадь памятника – более 3 000 кв.м.

Памятник впервые упоминается в 1762 г., позднее в 1838 г. В 1912 г. был снят план памятника.

Городище имело две линии укреплений. Внешний ров подтреугольной формы с башнеобразным выступом в углу, проходом вдоль берега. Ширина рва – до 3,5 м, глубина – до 0,8 м. За рвом остатки вала шириной до 3 м.

Внутренний ров шириной 3 м, глубиной до 1,2 м, опоясывал площадку по дуге.

За внутренним рвом находился невыраженный вал. Мощность культурного слоя по данным Ю.П. Аргентовского – от 0,7 – 1, 1 м.

На территории Городища население, судя по керамике, проживало как в раннем железном веке так и в средние века.

Несмотря на большую степень разрушения, Большое Мыльниковское городище продолжает оставаться ценным источником сведений об особенностях культуры населения долины р. Исеть в раннем железном веке.

Является объектом культурного наследия регионального значения.

 

 

Раскопки неолитической стоянки в пойме на левом берегу реки Исети у разъезда Гать.

 

Курган «Камыши» (Бабий бугор) (Куртамышский район).

Бабий бугор – один из немногочисленных «царских» курганов в Зауралье, известный с XVIII века. Курган назван по озеру Бабье. По легенде, на водоёме обитали пеликаны, - их именовали «бабами». Впервые о курганах «у озера Бабьего, где некогда сыскивали серебряные конские уборы», в 1786 году сообщает П.С. Паллас.

Примерно в это же время более полные сведения дает И.П. Фальк, называющий памятник Чоглой. Он же упоминает и «перерытые могилы» вокруг кургана. В 1824 году в журнале «Отечественные записки выходит статья о Бабьем бугре; краеведы и археологи продолжают его исследование в XIX – XX веках.


Бабий бугор - это насыпь, диаметром около 80 метров и высотой до 9,8 м хорошо задернована, в центральной ее части – довольно большой провал(вокруг заметны и грабительские ямы). Окружает курган кольцевой ров шириной до 4,5 метров (31).

Дорога со стороны с. Шмакова до «бугра» не впечатляет: комары, болотистые места и кочки. И так до самого озера Бабьего, где и находится курган. Лучше заезжать на него со стороны деревни Степное: прямая накатанная грунтовая дорога почти до самого места назначения. Степное находится вдоль трассы Курган-Куртаиыш. Координаты кургана: 55.136504, 64.920470.

 

Курганный могильник с. Шмаково (Кетовский район).

Памятник археологии эпохи раннего железного века. Состояние хорошее.

Состоит из трех курганов. Курган № 1: диаметр 25 м, высота 2, 5 м, курган № 2 (Орловский): диаметр 150 м, высота 9 м, курган № 3: диаметр 24 м, высота 2 м.

Материалы кургана расширяют представления о погребальном обряде и идеологических представлениях древнего населения Среднего Притоболья в эпоху раннего железного века.

Является объектом культурного наследия регионального значения.

 

Курган — 2 Орловский с. Шмаково (Кетовский район).

Эпоха раннего железного века. Впервые о памятнике упоминает И.-П. Фальк в1768–1774 гг. Материалы кургана расширяют представления о погребальном обряде и идеологических представлениях древнего населения Среднего Притоболья в эпоху раннего железного века.

Состояние хорошее, он является объектом культурного наследия регионального значения

СЕНСАЦИЯ КУРГАНСКОЙ ОБЛАСТИ

Отсутствие находок древнекаменного века заставило наших ученых считать, что территория Западно-Сибирской низменности, на которой расположена и Курганская область, была заселена поздно: не ранее 10 тысяч лет назад. Ведь на севере ее, утверждали они, в то время господствовал ледник, поэтому вся остальная территория была заболочена, и человек на ней существовать не мог. 
Долгое время эта точка зрения считалась единственно правильной, неопровержимой. 
И вдруг - сенсация! Совершается великое открытие в археологической науке. В Варгашинском районе Курганской области, у деревни Шикаевки, в отложениях западного берега озера Слободчиково, обнаружен новый археологический памятник! Он опроверг "неопровержимую" точку зрения и дал основательный материал для другой версии. Причем, это научное открытие сделал не ученый-археолог, а простой крестьянин, житель Шикаевки А. И. Маслов. Летом 1971г. он копал погреб возле своего дома.

На глубине двух метров лопата наткнулась на что-то твердое. Разрыл. Это оказались кости и бивень сибирского мамонта, существовавшего в ледниковый период. 
О находке в Шикаевке узнали в Кургане, в областном краеведческом музее. Туда выехала группа археологов Курганского педагогического института, во главе с преподавателем Тамиллой Михайловной Потемкиной. Хозяин дома любезно разрешил им расширить погреб, и курганские археологи разрыли в этом месте большое количество костей давно вымерших животных: древнего волка, северного оленя, сайги, зайца, степной пеструшки. Но основная часть костей принадлежала мамонту. 
Братское кладбище заинтересовало археологов. Как оно могло образоваться без участия человека? Но ведь человек не мог существовать среди болот и озер в ледниковый период! 
Однако в скопище костей были обнаружены изделия из камня, представленные 35-ю предметами из зелено-красной яшмы южно-уральского происхождения. За редким исключением, это каменные орудия, изготовленные первобытным человеком: кремневые ножевидные пластики с угловым резцовым сколом и скоблевидной выемкой на борту. Ученые определили, что такими каменными орудиями человек пользовался как резцом примерно 20-30 тысяч лет назад - в древнем и среднем каменном веке. Значит, уже в то время в Южном Зауралье появился человек современного антропологического типа с развитым мышлением. 
Так, благодаря находке крестьянина Маслова из деревни Шикаевки, весь научный мир узнал, что в юго-западной части Западно-Сибирской низменности - величайшей и самой ровной на земном шаре - первый человек появился не 10 тысяч лет назад, как считали ученые, а гораздо раньше - 20-30 тысяч лет назад, в верхнем палеолите (на исходе ледникового периода). 
Заинтересовались открытием курганских археологов и ученые Москвы. Они тоже заявили, что находки эти являются самыми древними из всех археологических памятников Зауралья, что это для данной местности первый палеолический памятник, то есть памятник древнекаменного века.

Древности Курганского Притоболья
Современная территория города Кургана была освоена нашими предками еще в незапамятные времена и с тех пор была обитаема всегда, о чем свидетельствуют памятники археологии, зафиксированные как на территории города, так и в его окрестностях. В разные периоды истории для проживания и отправления обрядов предпочтение отдавалось одинаковым местам – возвышенным, прилегающим к водоемам. С памятниками археологии это порой играет злую шутку, ведь удобные для проживания места заселялись и русскими первопоселенцами, на месте обитания которых впоследствии вырастали деревни и города, стирая следы пребывания тысячелетней давности. Не исключением является и территория г. Кургана, где обнаружение археологических объектов является делом крайне сложным и подчас носит случайный характер.

Главными транспортными артериями древности выступали речные и озерные системы. Основная масса памятников археологии Зауралья сконцентрирована именно вдоль рек. Центральной магистралью нашего региона в древности, соединявшей север и юг, была река Тобол и  ее приток река Убаган.  Реки Миасс, Исеть, Уй прочно объединяли территорию лесостепного Притоболья с Уралом. С завершением последнего ледникового периода от 10 до 12 тысяч лет назад территория будущего города оказалась в лесостепи. С древности кромка леса и степи служила своего рода границей между двумя мирами, дорогой по которой шли миграции во всех направлениях.  

Самые ранние следы пребывания человека на этой территории можно отнести к периоду неолита (V-IV тыс. до н.э). В неолитическую эпоху появляются многие достижения человечества, однако важнейшим из них можно назвать изобретение керамики, поскольку это первый, искусственно созданный материал. Все, чем пользовался человек ранее, были обработанные, приспособленные дары природы. Использование керамика открывало перед людьми новые горизонты, а для науки стало важнейшим инструментом датировки и этнокультурной атрибутации  археологических материалов.

Широкие поймы рек вдоволь снабжали небольшие коллективы первобытных охотников всем необходимым. Остеологические материалы и комплекс орудий, полученные в ходе раскопок поселений неолита, свидетельствуют о присваивающем типе хозяйства с преобладающей долей охоты. Орнамент на дошедших до нас керамических сосудах демонстрирует богатство духовного мира, а также широту культурных связей населения лесостепного Притоболья. Подчас схожие орнаменты и форма сосудов фиксируются на памятниках, находящихся за сотни километров друг от друга. Остродонные и круглодонные керамические сосуды этого времени свидетельствуют о подвижном образе жизни, в то время как плоскодонные сосуды следующей эпохи бронзы – один из признаков оседлости. Первобытные охотники, зависимые от  сезонных миграций животных, передвигались на значительные расстояния в пределах контролируемой территории, взаимодействуя при этом со своими соседями. Одним из факторов, стимулирующих древних охотников к контактам с соседями, был запрет на близкородственные браки. С учетом закрепления в каждом коллективе определенных канонов изготовления и украшения керамических сосудов он фиксируется в специфике передачи этих традиций. Керамическое производство являлось женской отраслью труда, и, совершая переход в другую группу, женщина привносила традиции другого рода, что проявлялось в способах нанесения и композиции орнаментов, при этом форма сосудов была более консервативной.

Население каменного века создавало крупные, долговременные поселения, которые фиксируются на берегах и в долинах рек. Они состояли из нескольких землянок или полуземлянок, пригодных для проживания в зимний период времени. В благоприятное время года, когда необходимость в совместном проживании большого количества людей отпадала, коллектив расходился небольшими группами по мелким притокам рек, озерным системам, создавая в пригодных для проживания местах небольшие кратковременные стоянки, с целью освоения прилегающей территории. Учитывая мягкость климата, необходимость в создании полноценного в нашем понимании жилища была минимальна, поэтому зачастую подобные стоянки фиксируются лишь посредством подъемных сборов с поверхности, однако порой и такие скудные материалы позволяют дополнить представление о древних жителей Притоболья.

На территории города Кургана исследован раскопками только один памятник каменного века – поселение «Лисья Гора», расположенное на берегу старицы «Малокараульное озеро», в пойме реки Тобол, на возвышенности 7-8 метров. Отряд под руководством первого руководителя археологической экспедиции Курганского государственного педагогического и института Т.М. Потемкиной в1970 г. вскрыл двумя раскопами200 кв. м. Нижний слой памятника с двумя кострищами и пятью хозяйственными ямами был датирован эпохой неолита. Полученные керамические материалы были отнесены к кошкинской культуре. Помимо керамики, на поселении были обнаружены каменные орудия: скребки, служившие для обработки шкур, дерева, кости, и отщепы, которые могли являться как отходами производства, так и заготовками для орудий. Ценность каменного сырья была очень высока. Ближайшее местонахождение качественного сырья, из которого делали практически все дошедшие до наших дней орудия труда каменного века, находится в уральских горах.

В бронзовом веке на территории Притоболья происходят значительные изменения: меняется климат, который становится более засушливым, приходит новое население, несущее с собой новые способы хозяйствования (скотоводство) и активно использующее металлические орудия. Изменение климата в сторону более засушливого повлекло за собой изменение границ степи и лесостепи. В этот период общение родоплеменных групп  приводит к складыванию однородных элементов культуры, что повлияло на формирование гигантской культурно-исторической общности, которую в археологии называют андроновской. Она занимала лесостепные и степные территории от Уральских гор до Минусинской котловины.

Способ хозяйствования населения бронзового века кардинально отличается от предшествующей эпохи. Многоотраслевое животноводство  позволило человеку меньше зависеть от капризов природы и более уверенно осваивать новые территории,  не обращая внимания на естественные регуляторы. Благодаря этому начинается рост населения, что проявляется в большем количестве памятников этой эпохи. Значительная их часть привязана к поймам рек, чаще всего к первым надпойменным террасам, что связано с засушливым климатом и низким уровнем воды.

Примером таких поселений может служить выявленное Т.М. Потемкиной селище бронзового века на южном берегу уже упомянутой нами старицы «Малокараульное озеро» на правобережье Тобола. Оно находилось на высоте2 мот уреза воды. Подъемными сборами были получены фрагменты керамики, кости и каменные орудия. Памятник по керамике был отнесен к алакульской и черкаскульской культурам. Кроме того, были обнаружены два каменных песта, которые, по всей видимости, использовались в процессе металлообработки.

Население лесостепного Притоболья было активным потребителем металла, доставляемого с Уральских гор. Многочисленные изделия из металла демонстрируют нам высокий уровень металлообработки. Металл на нашу территорию, по всей видимости, доставлялся уже в готовом виде, т.е. в слитках либо в изделиях. Набор орудий с течением эпохи претерпевает изменения в связи с милитаризацией и выраженной социальной стратификацией. Это фиксируется в элитарных погребальных памятниках и укрепленных поселениях  начала позднего бронзового века (XX-XVIII вв. до н.э.) и последующем явном преобладании хозяйственного инвентаря и украшений в  конце этого периода (XVI-XIV вв. до н.э.).

Помимо коренного перелома в хозяйстве, в эпоху бронзового века  у населения лесостепного Притоболья происходят изменения в культовой сфере. Появляются новые, ранее неизвестные формы организации погребального обряда – подкурганные захоронения, принесенные в наш регион из степей.

Курган был культовым местом, состоявшим из могил, жертвенников, надмогильных сооружений. В центре кургана находилось основное захоронение, часто окруженное кострищами (по всей видимости, площадка первоначально освящалась огнем), следами от столбов, часто идущих по кругу. Стенки погребений  были укреплены деревянной рамой. Вокруг основного захоронения располагаются периферийные – детские погребения, образующие круг вокруг центрального погребения.  К интересным элементам погребального обряда бронзового века можно отнести случаи намеренного ограбления могил. До того как труп погребенного скелетировался, совершалось ритуальное ограбление могилы и частичное ее разрушение.

Дошедшие до наших времен оплывшие, часто разрушенные земляные насыпи не могут передать заложенной древними строителями формы. Погребальное сооружение в виде кургана в представлениях древнего населения воспринималось не только как место захоронения умерших родственников. Курганные могильники выполняли, помимо своей основной функции, еще и роль маркеров территории: расположенные на доминирующих возвышенностях, они были видны на большом удалении, однако ни один могильник бронзового века не располагается в непосредственной близости от поселенческих комплексов этого же периода, их отделяет какая-либо естественная преграда: река, озеро, лог и т.д.

Начало позднего бронзового века на территории лесостепного Притоболья связывают с бытованием ситаштинской и ташковской культур. Эти культуры занимали различные экологические ниши: ташковская - южную границу леса, синташтинская - степные и лесостепные территории. Обе культуры по сей день считаются в региональной археологии наиболее интересными и дискуссионными.

Основной центр синташтинской культуры находился на Южном Урале, где ее носители занимались добычей металла и создавали необычные для того времени фортификационные сооружения.  При этом не только города-крепости свидетельствуют о тревожности того времени, захоронения людей этого периода демонстрируют нам социально стратифицированное общество, в котором немаловажную роль занимала каста воинов. Одной из наиболее ярких категорий находок того времени можно назвать колесничные комплексы, в которые входят собственно колесницы и элементы упряжи лошади. Колесничный транспорт позволил синташтинцам за небольшой период времени подчинить себе значительную территорию степи и лесостепи к востоку от Уральских гор, однако, кроме погребальных памятников с элементами синташтинского обряда, они на нашей территории после себя ничего не оставили.

На смену синташтинской культуре приходит андроновская культурно-историческая общность, в рамках которой функционировал целый ряд археологических культур: петровская, алакульская, федоровская.

Основной центр петровской культуры (XVIII-XVI вв. до н.э.) располагался на территории современного Казахстана, где население этой культуры  разрабатывало местные медные месторождения. Петровцы создавали укрепленные поселения и курганные могильники. На нашей территории петровское присутствие фиксируется на многослойных поселениях бронзового века, а также в погребальных комплексах. Петровская культура являлась ранним этапом алакульской культуры, функционирующей на территории Зауралья.

Алакульская культура (XVI-XIV вв. до н.э.) существовала в период наиболее стабильного развития андроновской общности. Происходит отказ от сооружения оборонительных укреплений вокруг поселений, уходят в прошлое погребения с колесницами, хотя лошадь активно используется как транспорт, что фиксируется находками костяных элементов конской упряжи для взнуздывания лошади – псалиев. Получает дальнейшее развитие скотоводство, развиваются бронзолитейные технологии, ткачество, гончарство и другие домашние промыслы. В отличие от населения предыдущих культур, занимавших главным образом степные районы и южную часть лесостепи, алакульцы продвинулись во всех направлениях, вплоть до кромки леса.

Удобные возвышенные площадки с течением времени использовались неоднократно, в результате на высоком левом берегу р. Тобол, на окраине  микрорайона «Энергетики» современного города, был сооружен курганный могильник, функционировавший как в период бронзы, так и в раннем железном веке. Одна из впечатляющих насыпей этого могильника получила название «Царев курган», дав имя и став символом нашего города.

Первые упоминания этого погребального сооружения встречаются еще на чертежах С.У.Ремезова в 1690-х гг. О курганах вокруг нашего города писали такие исследователи и путешественники XVIII-XIX века как П.С.Паллас, И.П.Фальк, О.Солунов, Н.А. Абрамов, Р.Г. Игнатьев, И.Я. Словцов, А.О Гейкель. О них упоминали бывшие на поселении в Кургане декабрист А.Е.Розен и связанный с этим движением И.И.Завалишин. Р.Г. Игнатьев в «Тобольских губернских ведомостях» от 1873 года писал по поводу названия города и изображения курганов на его гербе, что «не один город, а все его окрестности, - весь округ по этому множеству памятников так называемого «курганного периода истории народов», вполне заслуживает своего настоящего названия».

Однако, точное число курганов рядом с городом так и остается не выясненным. Так, например, по данным Тобольского губернского статистического комитета, по решению которого составлялась археологическая карта  Курганского округа в 1872 году, известно, что «рядом с Царевым курганом лежали еще два кургана, диаметром до 10 сажен, вышиною до 2,5 аршин, а третий, находящийся к северу, расстоянием в 650 сажень, в окружности до 52 сажень, в диаметре 27 сажень и вышиною до 1,5 сажень».

Впервые эти курганы были исследованы раскопками в1894 г. финским археологом и этнографом Акселем Олаем Гейкелем, входившим в состав императорской археологической комиссии. Им было раскопано две курганные насыпи могильника №8 и №9. Они были исследованы частично перпендикулярными траншеями, как это было принято по методике раскопок того времени. Он сообщает, что эта  территория ежегодно затапливалась и сложно «… представить, какое огромное количество курганов было затоплено, если учесть тот факт, что там, где сейчас течет река, несколько десятилетий назад между курганом и берегом проходила дорога». Кроме того, исследователь пишет, что рядом с раскопанными им курганами, «также несколько других, меньшего размера, не были упомянуты в каталоге Словцова». Он также говорит о находках остатков скелетов в разных местах берега, который был разрушен рекой и наводнениями. Другие исследователи (П.С. Паллас, И.П. Фальк), описывая Царев курган, также упоминают, что вокруг него были расположены невысокие насыпи других курганов.

Еще К.В. Сальников отмечал, что непосредственно рядом с Царевым курганом, по свидетельству местных жителей, был еще один курган (поэтому на гербе изображены два кургана, а не один), но он был смыт рекой во время наводнения за несколько десятилетий до начала раскопок.

В 1959-1960 гг. один из самых авторитетных уральских археологов К.В. Сальников продолжил исследование могильника, раскопав насыпь огромного Царева кургана высотой около5,5 ми диаметром92 м. Оказалось, что колоссальная насыпь раннего железного века перекрывала курган бронзового века. Во время его раскопок было исследовано 13 могил бронзового времени. Керамический материал 12 могил позволил отнести их к петровской (раннеалакульской) культуре андроновской общности. Все они, кроме одной, были ограблены. Неограбленное захоронение содержало в себе пять андроновских сосудов, бронзовый вислообушный топор, шило и кинжал.

Одна из исследованных под курганной насыпью могил была отнесена К.В. Сальниковым по формальным признакам к абашевской культуре, однако позднее с выделением синташтинской культуры ученые изменили и культурную атрибутацию этого погребения. Захоронение было совершено в могильной яме глубиной более2,5 мот уровня древней поверхности. Форма могильной ямы была сильно деформирована в результате последующих ограблений и обвалов. Ее размеры были близки к 3,5 на2 метра, при этом она была вытянута по направлению северо-запад – юго-восток. Погребение было перекрыто практически полностью разрушенным бревенчатым накатником. На его краю  обнаружены останки жертвенных животных: кости ног и черепа пяти коров и черепа двух овец. На дне могильной ямы были обнаружены фрагменты человеческих костей, каменный наконечник стрелы, четыре копыта лошади, фрагменты керамики синташтинского типа, у северной стенки погребения найдены останки костяка ребенка и череп коровы.

В1,5 мк северо-востоку от этой могилы находилась жертвенная яма овальной формы 2 на1 м, глубиной1 м. В ее заполнении были зафиксированы рассеченные кости ног и черепа нескольких особей коров и одной овцы. Поверх фрагментов костяков животных лежал целый костяк собаки. В отличие от поселенческих комплексов, где кости животных обнаруживают в фрагментированных, зачастую обугленных фрагментах, поскольку туша животного, включая кости, использовалась почти полностью, остеологические коллекции могильников доходят до нас практически в нетронутом виде.  В процессе формирования погребального обряда андроновской культуры претерпевал эволюцию и обряд жертвоприношения. Так,  носители синташтинской и петровской культур зачастую использовали в жертвоприношениях целые туши животных, но с течением времени в обрядах стали использовать части животных, а именно одну конечность и голову, что, по сути, является упрощением, формализацией обряда жертвоприношения. За пределами насыпи бронзового времени также были найдены скопление костей и фрагментов керамики, аналогичных обнаруженным в синташтинском погребении.

Наиболее поздние материалы бронзового века представлены отдельными фрагментами керамики на селище «Малокараульное озеро», которые отнесены к приходящей на смену алакульской черкаскульской культуре XV-XIII вв. до н.э.

В эпоху раннего железного века (середина - вторая половина I тысячелетия до н.э.) на территории современного города Кургана обитали полукочевые племена, относящиеся к гороховской культуре, которая была распространена в этот период  вдоль течения рек Тобол и Исеть. Родственными племенами, заселявшими эту территорию, были племена саргатской культуры, которые пришли на территорию Притоболья в IV-III веке до н.э. из  Прииртышья. Эти племена были очень похожи как по традициям погребального обряда, так и по хозяйственному укладу и образу жизни. Это облегчало связи между ними, в том числе и в сфере брачной обрядности, поскольку в жилищах на некоторых поселениях этого времени найдены сосуды двух этих культур совместно.

Их основным способом хозяйствования было полукочевое скотоводство, стада в течение пастбищного сезона выпасали вдали от основного места проживания, перекочевывая с места на место и устраивая временные жилища. В результате от племен, проживавших на данной территории, чаще всего остаются только погребальные памятники в виде отдельных курганов и могильников. Такие памятники были обнаружены в большом количестве как на самой территории города (могильник Маврин Увал в поселке Заозерный, курганы у станции Курганской и Царев курган в поселке Энергетики), так и вокруг города (курганная группа Зайково I, Хохловатский курган, Орловский курганный могильник, курганы у станции Затвор).

Поселенческие памятники встречаются крайне редко, что объясняется указанными особенностями хозяйствования. Поселения в эпоху раннего железного века в Притоболье часто устраивались на месте, где уже были поселения в эпоху неолита и энеолита, обычно на высоких берегах рек и озер. Это говорит о том, что климат и некоторые географические особенности местности (в частности уровень реки) были одинаковыми в эти эпохи. Причем «времянки» в некоторых случаях  практически не углублялись в землю, поэтому о том, что в данную эпоху на поселении обитали люди часто можно узнать лишь по  немногочисленным фрагментам керамических сосудов и обломкам орудий труда.

Среди возможных поселений этого времени, обнаруженных в районе города, можно упомянуть уже указанное выше поселение «Лисья гора». Однако, наличие разрушенных погребений на его территории, возможно, указывает на то, что это был  курган. Из находок раннего железного века на территории памятника были обнаружены орнаментированные фрагменты керамики гороховской культуры, высверленные из стенок сосудов заготовки для пряслиц, железные предметы конской упряжи - удила и псалии. Эти немногочисленные находки свидетельствуют о том, что проживавшие (или захороненные) здесь люди использовали лошадь как средство передвижения, изготовляли керамическую посуду, украшали ее орнаментом в соответствии со своими представлениями и использовали шерсть животных для прядения и, возможно, ткачества.

Учитывая не слишком большую информативность поселений этого времени как на территории города, так и в его окрестностях, гораздо более значимые сведения о мировоззрении людей того времени, их занятиях и межкультурных связях, торговых контактах можно получить из погребальных памятников – курганов и могильников, число которых на рассматриваемой территории несравнимо больше. Уже во второй половине XX века исследованиями курганных памятников занимались К.В. Сальников, Т.М. Потемкина, А.Д. Таиров, М.П. Вохменцев. К сожалению, большая часть курганов обследована только визуально, без проведения раскопок. Но даже они, как и те курганы, которые были полностью исследованы раскопками (непосредственно в черте города), дают достаточно много информации, важной для понимания некоторых аспектов мировоззрения людей того времени, живших на территории современного города около 2,5 тысяч лет назад. Исследованные памятники также принадлежали полукочевому населению гороховской культуры.

В целом представления о курганном погребальном обряде мало изменились с эпохи бронзы. Отметим, что в эпоху раннего железного века кочевые и полукочевые группы  достаточно часто сооружали свои погребальные комплексы поверх курганных насыпей  эпохи бронзового века. Таким образом, изначально использовалась насыпь имеющегося кургана, которая потом достраивалась из дерна или досыпалась. Показательным примером в этом отношении является исследованный Курганской археологической экспедицией под руководством С.Н.Шилова в 2005-2006 гг. курган № 5 могильника Озерное-1 в Звериноголовском районе Курганской области.

Однако в случае Царева кургана трудозатраты по сооружению даже этой «дополнительной» насыпи все равно были колоссальными. Некоторые из курганных насыпей раннего железного века были окружены круговыми рвами (Царев курган и курган, расположенный рядом, курган на Маврином увале, Хохловатский курган). Тем самым в представлении древних проводилась символическая граница, отделяющая территорию захоронения – «мир мертвых» предков от «живого» мира людей.

Наибольший интерес, конечно же, представляет так называемый «Царев курган», окончательно раскопанный в 1960 году К.В. Сальниковым. Размеры Царева кургана на момент описания его в 1860 году Н.А. Абрамовым составляли 7 сажень (почти15 м) в высоту и 80 сажень (около170 м) в окружности. По сведениям П.С.Палласа курган был окружен земляным валом и рвом (по свидетельству И.Я. Словцова, двумя высокими валами, разделенными рвом). Размеры рва на момент раскопок также были достаточно внушительные – ширина до13 метрови глубиной до1 метра. При этом еще в конце XVIII века вершина кургана была снесена по приказу князя Мещерского, что позволило П.С.Палласу писать о том, что «холм сей имел сперва вид конический, и был гораздо выше, нежели теперь». По всей видимости, какие-то работы, возможно, связанные с постройкой Троицкой часовни, велись здесь и в дальнейшем. По этой причине перед началом раскопок К.В.Сальников фиксировал высоту насыпи всего в5,5 м.  

Под насыпью была обнаружена сложная шатровая конструкция, встречающаяся в других курганах гороховской культуры Зауралья (например, Шмаковский могильник в Приисетье). Могильная яма размерами 9х10 метров при глубине3 метрабыла вдоль стен обшита специально обработанными деревянными бревнами. Вдоль стен находились остатки от столбов и горизонтальных досок, по мнению К.В. Сальникова, возможно для нар. В результате получился своего рода «дом мертвых» со стенами, крышей и полками. Перед помещением умершего в могилу внутреннее пространство погребения было ритуально очищено с помощью разжигания огня, который с древнейших времен у большинства народов являлся одним из главных очистительных средств. После этого, по мнению исследователя, умерший был помещен в подобие деревянного саркофага, который был установлен в центральной части могилы. Кроме того в могиле были обнаружены остатки деревянной конструкции, которая могла быть, по мнению К.В. Сальникова, погребальной колесницей. В то же время в эпоху раннего железного века на данной территории колесницы не встречаются, помимо этого, достаточная массивность конструкции позволяет предположить, что скорее это было что-то типа погребального ложа или саней, на которых располагался умерший.

К сожалению, погребение неоднократно и практически полностью разграблено. Сохранились только фрагменты изделий, наконечник стрелы, фрагменты железных и деревянных изделий. Ограбление привело и к затруднениям в определении датировки данного погребального комплекса, который приблизительно можно отнести ко второй половине I тыс. до н.э.

Царев курган являлся незаурядным памятником. О подобных курганах Р.Г. Игнатьев в одном из выпусков  Тобольских губернских ведомостей от 1873 года сообщает, что «по преданию людей значительных хоронили особо, и чем, кажется, выше было земное значение покойника, тем более делали над прахом его насыпь… народное предание, в этом случае, нисколько не ошибается, приписывая большие курганныя насыпи или могилам воинов, убитых в сражении, или же могилам царей, князей и вообще людей знаменитых. Курганы же небольшаго размера были вообще могильными насыпями, и поэтому встречаются наиболее группами, как принадлежности общих кладбищ».

В пользу этой же точки зрения свидетельствуют и особенности погребального обряда. Несмотря на то, что курган почти полностью разграблен, тем не менее, сохранились следы проведенных сложных и очень трудозатратных ритуалов, которые должны были надолго задействовать всю имеющуюся рабочую силу. По мнению исследователей, сооружение насыпи кургана в виде усеченной пирамиды из нарезанных пластов дерна растянулось на несколько лет. В процессе сооружения насыпи совершались жертвоприношения, поминки, тризны. Значительные даже на момент раскопок размеры (высота5,5 метровпри диаметре92 метра), сложный погребальный обряд (сооружение из надмогильных конструкций, настилов, перекрытий, нар, возможно использование погребального ложа в процессе погребения, разжигание очищающего костра в могиле перед погребением) свидетельствуют о том, что в кургане был захоронен очень значимый для древнего коллектива человек, возможно племенной вождь, «царь».

Один из соседних курганов, раскопанных  А.О. Гейкелем, также содержал сложные деревянные конструкции. В кургане № 8 были обнаружены вкопанные столбы, которые, по мнению исследователя, поддерживали деревянную крышу или настил и, возможно, являлись вариацией шатрового перекрытия, схожие с подобным перекрытиям из других курганов этой эпохи. В ходе раскопок исследователь обнаружил, что, как и другие курганы этого могильника, данный погребальный памятник также был сооружен на месте древнего захоронения эпохи бронзового века. В результате, когда впоследствии курган был ограблен, то погребения были сильно повреждены, а находки двух периодов, как и фрагменты костей погребенных людей, были сильно перемешаны. Погребение раннего железного века (или несколько) было практически полностью ограблено. Из находок эпохи раннего железного века был обнаружен только наконечник стрелы и фрагменты керамических сосудов. Скорее всего, этот курган был сооружен в период V-IV веков до н.э.

Среди исследованных памятников, находящихся непосредственно в черте города,  нельзя не упомянуть могильник Маврин увал, раскопанный в 1985 году челябинским археологом А.Д. Таировым в поселке Заозерный. При раскопках двух курганов были найдены захоронения, некоторые ограбленные, которые сопровождались традиционными для данного населения керамическими сосудами. Найденные при раскопках памятника предметы защитного (костяные панцирные пластины) и наступательного вооружения свидетельствуют о том, что одна из могил принадлежала представителю воинской прослойки, который, по-видимому, занимал высокое место в обществе. Обнаруженные здесь же украшения из золота и бронзы, а также разнообразные бусины указывают на определенные эстетические представления древнего населения, а также на широкие межкультурные и торговые связи с окрестными и отдаленными племенами. Исследователь отнес некоторые погребения этого памятника к III-II векам до н.э.

Мир средневековых кочевников-скотоводов со всеми его этнополитическими изменениями фактически не оставил никаких археологических следов на территории нашего города. Лишь очень условно по аналогам с соседней территорией мы можем восстановить смену народов и племен. В раннее средневековье лесостепи Притоболья осваивались мадьярскими племенами, обитавшими здесь до своего ухода в Приуралье и тесно связанными со степными Тюркскими каганатами. К концу I тысячелетия местное население попало под одновременное влияние мигрирующих из таежной зоны представителей юдинской культуры (предки манси) и  степных кочевых племен (скорее всего, кыпчаков). В результате в Притоболье происходят процессы тюркизации, закладывающие основы для формирования групп сибирских татар. В начале XIII века эти земли вошли в состав Монгольской империи и уже в 1240-е г. оказались в составе улуса Шибана, правнука Чингисхана и одного из младших братьев  правителя Золотой Орды Бату. Именно потомки Шибана властвовали здесь на протяжении последующих столетий, основав Тюменское и Сибирское ханство, могущественные государства XV-XVI веков. Расцвет местной татарской государственности приходится на правление хана Кучума, которому табынские племена Притоболья оказывали полную поддержку. Потомки этого хана – Кучумовичи – после поражения отца от русских в битве на  реке Оби в 1598 году продолжали рассматривать Притоболье как свои исконные кочевья, в частности перемещаясь по речке Черной. Пребывание здесь союзников Кучумовичей из числа калмыков и групп сибирских татар из племен табын, аялы, сынрян вплоть до 1670-х г. не позволяло проникнуть в курганское Притоболье русскому населению. Даже после этого  русские первопоселенцы здесь постоянно сталкивались с угрозой уже от казахских племен.

Несмотря на то, что все это не оставило следов в археологии, русские поселенцы, видимо, пытались осмыслить окружающие их памятники древности, очень часто связывая их с единственной знакомой им группой предшественников – татарами. В результате на протяжении XVIII-XIX века среди курганцев имели хождение две легенды. Одна из них гласила, что Царев курган был погребальным памятником дочери татарского хана и хорошо известна благодаря рассказу Н.А.Абрамова. Однако параллельно с ней существовало представление о том, что колоссальная насыпь этого сооружения была остатками старой татарской крепости. В косвенной форме об этом впервые написал еще И.П.Фальк, который к тому же указал, что все курганы в этой местности «… имущества прежних жителей, вероятно кочующих татар… Хан Кучум истребил здесь последних жителей незадолго до его изгнания». Эта легенда и ее версии, скорее всего, были очень популярны среди местных жителей и неоднократно использовались в краеведческих работах и мемуарах на протяжении XIX века, а затем стали частью историографической традиции уже в XX веке. По всей видимости, эта легенда была основана на неправильном восприятии колоссальной курганной насыпи, окруженной значительными по размеру рвами и валами. Отсутствие собственно археологического опыта у местных жителей и краеведов привело к интерпретации этих сооружений как татарской крепости, что затем стало основой для попыток обоснования даты появления города еще в XVI веке.

Раскопки А.О.Гейкеля ставят перед современными археологами и еще одну загадку местной истории. В ходе своих работ он обнаружил несколько скелетов, которые  были захоронены в уже готовые насыпи курганов, а также располагались между ними. Как минимум одно из таких захоронений он интерпретировал как погребение раба. Однако обнаруженные  четыре погребения (а судя по рассказам крестьян, таких скелетов было гораздо больше) объединяет небольшая глубина (от 70 до100 смот поверхности), вытянутое положение костяка с руками, сложенными вдоль тела или скрещенными на животе, ориентировка головой на северо-запад или запад, отсутствие инвентаря при наличии в двух могилах остатков гробов. Большинство этих признаков, особенно каноническая для православного обряда западная с сезонными отклонениями ориентировка, были характерны для русских кладбищ на Урале и в Сибири в XVII-XVIII вв. Не должно удивлять и отсутствие у погребенных крестов-тельников, поскольку в этот период они, скорее всего, изготавливались из недолговечных материалов. При этом сибирские первопоселенцы очень часто хоронили своих умерших недалеко от поселений, а иногда прямо рядом с домами. Вероятно, в 1894 году А.О.Гейкелю удалось зафиксировать остатки кладбища первых русских поселенцев, находившегося на окраине  слободы Царево Городище. По всей видимости, уже в XIX веке местные жители не помнили о его существовании или в силу отличий от принятого позднее погребального канона не соотносили  эти захоронения со своими «предками».   

Курганское Притоболье почти 7 тысяч лет уже привлекает людей, которые осваивают этот регион, живут и умирают здесь. Оставленные ими памятники археологии, в основном курганы, - это часть нашего культурного наследия и своеобразного ресурса развития, дающего нам представление о наших корнях. Несомненно, памятники  археологии Курганского Притоболья еще таят многие свои тайны, которые смогут раскрыть будущие исследователи и помочь нам узнать что-то новое о древней истории нашего города.

 

________________________________________________________________________________________________________________________________

Список литературы

Науменко, Н. И. Особо охраняемые территории Курганской области : справочно-методическое пособие / Н. И. Науменко, А. В. Зырянов, Н. А. Огнева. – Курган, 2001. – 150 с.2.     

Особо охраняемые территории Курганской области : справочник / под. ред. И. Н. Некрасова. – Курган, 2014. – 188 с.
   [Археологические памятники Курганской области] [Электронный ресурс] // Про Зауралье: достопримечательности, памятники природы, культурное наследие, охота, рыбалка в Курганской области : проект В. Осадчего и А. Вагина. – Режим доступа. –  Zaural.Pro. – Загол. с экрана.
  Берс, Е.. Археологические памятники лесного Зауралья / Елизавета Берс [Электронный ресурс] // Археологические памятники Свердловска и его окрестностей. 

Новиков И.К., Рябинина Е.А., Маслюженко Д.Н. (Курганский госуниверситет)

Опубликовано: Древности Курганского Притоболья // Альманах «Тобольск и вся Сибирь». Курган. XXIII том / составитель Д.Н.Маслюженко. Тобольск: Издательский отдел Общественного благотворительного фонда «Возрождение Тобольска», 2014. С.249-260.

 

 

ВложениеРазмер
5246565677 (1).jpg326.01 КБ
5246565677 (2).jpg342.03 КБ
5246565677 (3).jpg329.7 КБ
5246565677 (4).jpg14.31 КБ
5246565677 (5).jpg22.08 КБ
5246565677 (6).jpg116.2 КБ

Комментарии

аватар: Кэп

Доисторические времена Зауралья

Шигирская культура
Но некоторые исследователи считают, что шигирцы были не такими уж «дикими». Академик В.А. Чудинов считает, что уже в эти времена шигирцы имели свою письменность (в виде древнерусских рун), это подтверждает находка Шигирского идола. Чудинов считает, что надписи их сильно похожи на древнеславянские (древнерусские) слова. Он даже дал им свое название – аркто-русы (по моему мнению я бы лучше присвоил им название гиперборейцы, бореи, биармийцы).

Сами гиперборейцы являются далекими предками славян, иногда в древние времена древних славян соседние народы называли бореями, среди древних князей встречаются имена Боревой, Борей). Я тоже считаю, что мы мало еще знаем о шигирских племенах и история их хранит много загадок.

Потомками племен шигирской культуры были племена разных групп (археологических культур), но нас будут интересовать только те культуры, которые выделились из этой культуры из восточных шигирцев (на территории Зауралья).

Чтобы лучше понимать эту информацию, поясним для себя, что же означает слово «археологическая культура». Эти культуры обнаруживаются в процессе археологических раскопок – на определенной территории находят похожие археологические находки (керамические изделия, жилища, одежду, оружие), это означает, что в определенное время на определенной территории жили древние племена которые имели одинаковую культуру (чаще всего эти племена являются родственными по происхождению).

Ну а мы продолжим повествование о дальнейших этнических процессах, происходивших на территории Зауралья.

Маханджарская культура
Примерно в 6200 году до н.э.на юге и юго-востоке Зауралья возникла новая культура – маханджарская, эта культура возникла в основном на основе предыдущей янгельской культуры. Эта культура существовала примерно до 4700 г.до н.э.

Культура развивалась в Степном Притоболье. Основной район скопления памятников — Тургайская впадина (Костанайская область). На территории Торгайского прогиба известно двадцать памятников, в коллекциях которых содержатся материалы маханджарской культуры. В эпоху неолита ландшафт Торгайского прогиба представлял собой степь с островными лесами, а климатические условия примерно соответствовали современным, но c гораздо большей увлажненностью. Для маханджарского населения характерна типично присваивающая экономика древнейших охотников-собирателей-рыболовов. В основе производства каменных орудий труда лежала призматическая техника скалывания пластин как основного типа заготовки. Экономической основой социокульта были охота, рыбная ловля, собирательство. Ловили в основном сайгу, лошадь Пржевальского, куланов, водоплавающих птиц. Преобладала такая форма охоты, как загонная, с применением ловчих ям на путях водопоя. Маханджарцы активно занимались сбором незерновых растений. Родовая община культуры представляла собой материнский род. На орудия и средства производства сохранялась общественная собственность. Соблюдалось равенство всех членов рода. Дела решал родовой совет.

Эпоха неолита
Эпоха неолита (позднекаменный век, 6-5 тысяч лет до н.э.) в южной части Уральского региона характеризуется началом перехода от присваивающей к производящей экономике. Идет процесс одомашнивания скота: кости домашних животных – мелкого и крупного рогатого скота, лошади, — найдены на Ивановской стоянке. Сохраняются и традиционные для каменного века отрасли – охота, сетевое рыболовство и собирательство. На неолитических стоянках найдены каменные мотыги и зернотерки. В эпоху неолита фиксируется появление нового вида изделий – керамической посуды, предназначенной в большей степени для хранения пищевых запасов, нежели приготовления пищи.

В эпоху неолита получают распространения такие приемы обработки камня, как шлифование, пиление и сверление. Ассортимент сырья, из которого изготавливались каменные орудия, расширяется. Употребляются кремень, яшма, кварц, кварцит, гранит, тальк, сланец, халцедон, горный хрусталь и др.

В эпоху неолита начинают проявляться различия в развитии хозяйства разных областей Урала. Северный Урал с его климатом и животным миром диктует занятия охотой с сезонными перекочевками, на побережье Ледовитого океана в Приполярном Урале развивается охота на морского зверя. В лесном Прикамье жили оседлые охотничье-рыболовные племена.

К неолиту относится женское погребение в Бурановской пещере, в котором костяк женщины лежал на спине в вытянутом положении головой к югу, а череп помещался в новскойобласти таза и ног находились 35 подвесок в виде плоских пластинок из зеленого змеевика овальной формы с одной отшлифованной стороной. Второе погребение подобного рода было обнаружено на стоянке в скалистом навесе Старичный гребень в 1,5 км ниже по реке Юрюзань от Бурановской пещеры. Эти погребения сходны по характеру погребения с захоронениями на Южном Оленьем острове Онежского озера, в могильнике в урочище Караваиха на правом берегу реки Еломы в Вологодской области, в неолитических могильниках Сибири на реке Ангаре. В всех погребениях применялась присыпка красной охрой и даже с привесками на нижней части костяка.

Примерно с 5500 года до н.э. территория Западной Сибири и Урала начала заселяться немногочисленными неолитическими племенами. Эти переселенцы пришли туда как с территории, населенной племенами шигирской культуры (с запада), так и с территорий, населенных племенами восточных европеоидов (с юга и юго-востока).

 Неолит Урала
5-4 тысяч до н.э. — заключительная стадия каменного века — неолит — протекала в условиях теплого и влажного климата. Граница между степью и лесом установилась в положении, близком к современному. Неолитические памятники Южного Зауралья объединены в чебаркульскую культуру. Ведущими отраслями хозяйствава оставались охота и рыболовство. Большинство населения Южного Зауралья использовало каменное сырье из месторождений «яшмового пояса». В технике обработки камня применялись шлифование, пиление, сверление. Возникло гончарство. Дальнейшее развитие получили связи с племенами, населявшими территорию между Аральским и Каспийским морями.

Рыболовство и охота в условиях возникшей технической оснащенности и благоприятной географической среды оставались наиболее рациональными видами деятельности. Только на южной окраине лесостепной зоны (современной Оренбургской области) осваивается живвотноводство. Кости домашних животных (мелкого, крупного рогатого скота, лошади) найдены в неолитическом слое Ивановской стоянки (река Ток).

аватар: Кэп

находки в Курганской области

Завершилась очередная экспедиция уральских дайверов в Курганскую область. Со дна реки Тобол было поднято несколько десятков килограммов костей различных доисторических существ, относимых к периоду ледникового периода, возраст которых превышал десятки тысяч лет. Исследователям удалось пополнить поисковую коллекцию и другими, не менее интересными находками - зубами древних акул, обитавших в водах Западно-Сибирского моря, плескавшегося на территории современной Курганской области миллионы лет назад.

Историко-краеведческая экспедиция уральских исследователей из дайвинг-клуба «Тритон», при поддержке исследовательской группы «След» Сысертского отделения РГО (Свердловская область), проходила в окрестностях поселка Вороновка, расположенного на окраине города Курган. Палеонтологические изыскания проходят на этом участке реки уже шестнадцатый год подряд, но при этом каждый сезон преподносит новые сюрпризы. Не обошлось без неожиданных находок и в этот раз. процессе поисковых работ.

Впервые уникальная локация была обнаружена в 2004 году, когда свердловские дайверы подняли со дна реки многочисленные фрагменты скелетов представителей доисторической фауны. Судя по огромному обилию костных останков, специалисты заключили, что в данном месте была обнаружена одна из так называемых "костяных линз" - место большого скопления костных оcтaнкoв. Ученые предполагают, что подобные локации образуются в тех местах, близ которых в древности лежал путь пересечения водной преграды. Животные переходили русло реки, однако некоторых из них, слабых и больных, попросту смывало течением. При этом костные останки концентрировались в складках рельефа, намываемые подводным течением.

По оценкам специалистов, локация в окрестностях поселка Вороновка – одна из крупнейших из ныне обнаруженных "костяных линз"на территории Евразии.
Специфика подводных поисков такова, что ежегодно, исследуя одну и ту же локацию, можно находить все новые и новые артефакты. В период паводка рельеф меняется, обнажая костные фрагменты из-под векового слоя илистых отложений и песка.

"Наша задача как можно больше собрать палеонтологических образцов, так как в дальнейшем они могут быть разрушены от воздействия течения реки и утеряны для науки", - сообщил один из руководителей экспедиции Дербышев В.В.

Судьба всех обнаруженных находок – музейные полки. Найденные артефакты вначале передадут в палеонтологическую лабораторию УрО РАН, а после того, как будет научно установлена видовая принадлежность того или иного фрагмента, все находки будет переданы в экспозиции краеведческих и научных музеев.

Основной "добычей" дайверов стали костные останки животных ледникового периода: бизона, мамонта, сайги, пещерного льва, оленя и шерстистого носорога. По причине своей неординарной внешности данный вид плейстоценовой фауны получил довольно необычное название – Сибирский единорог.

Огромное существо было покрыто густой шерстью, а на лбу, до полутора метров, вырастал костяной рог – главное оружие для защиты, нападения и выяснения отношений с нерадивыми сородичами. Изначально считалось, что этот вид навсегда исчез 200 тысяч лет назад, однако находка фрагментов костей «единорога», сделанная на Южном Урале несколько лет назад, отодвинула срок вымирания популяции до 35 тысяч лет. Когда во всех остальных уголках планеты шерстистые носороги уже стали частью истории эволюционного пути, то на территории Южного Урала они вполне себе здравствовали. В этом году дайверам посчастливилось обнаружить на дне реки верхний коренной зуб доисторического исполина.

Помимо сбора фрагментов костей представителей мамонтовой фауны, исследователи провели поиск окаменевших зубов ископаемых акул, обитавших здесь в период геологической эпохи - палеоген (34 млн лет назад). В принципе, подобные находки не редкость для Южного Урала и при должном старании заветные окаменелости можно найти на дне любого проточного водоема, расположенного на территории бывшей акватории Тургайского пролива древнего Западно-Сибирского моря (границы "уральского моря" простирались по современным Челябинской, Свердловской и Курганской области). В наше время реки промывают породы мягких отложений, обнажая тем самым участки древнего морского дна, так что окаменевшие зубы акул и частички костей ископаемых рыб можно отыскать в нескольких сантиметрах слоя современного грунта.

Отправить комментарий

Фотографии на сайте размещены в качестве научного, информационного, учебного и культурного материала без цели извлечения прибыли.

Контактная информация:

Капитан команды Кочующих (он же главный по сайту):
Хафизов Ахат - Hafizow@yandex.ru

Продвижение сайта в интернете:

Лоцман команды Кочующих
Бортяков Андрей - abortyakov@yandex.ru