Нукратские (Каринские) татары

Нукратские (Каринские) татары

Нукратские (чепецкие, нухратские, каринские) татары (тат. нократ татарлары) — этнографическая группа казанских татар. Название происходит от наименования села «Нократ» (ныне с. Карино), бывшего весьма крупным татарским населенным пунктом с укрепленным городищем — центром Каринского княжества.
В 1920-х гг. насчитывалось около 15 тысяч человек.
Живут в основном в Удмуртской Республике (Юкаменском, Глазовском, Балезинском, Ярском районах), Кировской области (Слободской район).
Делятся на подгруппы: нукратских (каринских, с. Карино) и чепецких или верхнечепецких — потомков населения булгарской колонии на реке Чепце. В формировании чепецких татар оказали большое влияние удмурты и бесермяне. К чепецким татарам иногда также причисляют самих бесермян.
Говорят на татарском языке с некоторыми особенностями, характерными для южно-удмуртского языка, называемом нукратским говором казанского диалекта.

 

                                             Сабантуй в селе Карино,  нукратские татары                   
Нукратские (Каринские) татары

Нукратские (Каринские) татары

Нукратские (Каринские) татары

 

Ка́ринское кня́жество (тат. Нократ йере) — небольшое феодальное владение при впадении реки Чепцы в Вятку.

Первое упоминание о вятских арских (то есть владеющих удмуртами) или (позднее) каринских (по названию центра владений) князьях, как представителях правящей элиты Вятской земли, относится к 1489, когда войска Ивана III принудили вятчан признать власть великого князя. Вывезенные в Москву, арские князья в 1490 были отпущены в «свою землю», под которой подразумевались земельные владения по р. Чепце с центром в селении Карино (тат. Нукрат, то есть ‘Вятское’, удм. Карагурт, то есть ‘селение, основанное человеком по имени Кара’). В русских грамотах XVI в. «княжество» известно под названием Каринского стана или волости, которое сами каринские арские князья называли «Нократ йире» (Нукратская земля), то есть ‘земля, центром которой было селение Нукрат’. 
На основе имеющихся генеалогических росписей (шежере) каринских князей, сохранившихся данных жалованных грамот и эпитафий, представляется возможным утверждать, что владение по р. Чепце было пожаловано не ранее 1460-х Иваном III Кара-беку (ср. удмуртское название Карино) — выходцу из Ногайской Орды, который до того, как перейти на службу к великому князю, кочевал со своими братьями в низовьях р. Белой. Таким образом, нет никаких оснований у широко распространенного в литературе утверждения о связи первых каринских князей с князьями города Арска — центра Арской земли, впервые упоминаемыми в 1496. 
Напротив, документально зафиксирован переход каринских князей на сторону князей Арска (например, «государев изменник» князь Явуш — правнук Кара-бека — был активным участником обороны Казани и Арской земли в период Казанской войны 1552 года).

Нукратские (Каринские) татары

Потомки Кара-бека, в зависимости которых находилось североудмуртское население, сохраняли свои права до 1588, когда в результате проведенной реформы северные удмурты были окончательно освобождены от зависимости каринских князей. Взаимоотношения арских князей и удмуртов отнюдь не были мирными и дружественными. 
Даже после 1588 они продолжали эксплуатировать удмуртских крестьян, опираясь на представителей воеводской власти и захватывая любыми способами руководящие позиции в удмуртских общинах (долях). В XVII в. земельные захваты на территории удмуртских долей вызвали упорный протест удмуртов, в результате чего на Вятке прошли два правительственных сыска, отчасти сократившие татарское землевладение. Однако даже после генерального межевания каринским татарам удалось закрепить за собой часть захваченных удмуртских земель.

 

                                          открытие мемориала памяти погибшим солдатам, Карино             Нукратские (Каринские) татары

История вятских (нукратских, каринских)  татар (М. Худяков)
В 1361 году столица Болгарии г. Булгар подверглась разгрому со стороны Тимура, и в связи с этим произошел усиленный отлив болгарских переселенцев в лесную полосу на правом берегу р. Камы. К этому времени относится возвышение Казани, основание болгарских колоний на р. Бур (Бурбаш, Ишменево и т.д.), и в этот же период болгары предприняли в крупных размерах колонизацию Вотского края
Естественно, что они тяготели к этой местности, богатой пушными мехами и составлявшей основу их материального благосостояния. Болгарские предприниматели могли легче расстаться со своими насиженными местами, чем с источниками своего существования — с северными лесами, обильными пушниной.

                                                 бассейн реки Вятка и  реки Чепца                              

Таким образом, в связи с разрушением Булгара и в виду надвигавшейся русской колонизации часть болгарских промышленников решилась переселиться в Вотский край, чтобы быть ближе к лесным богатствам. Болгарская колонизация облюбовала себе местность близ слияния Чепцы с рекой Вяткой, и здесь возникло болгаро-татарское Каринское княжество, которое у самих татар называлось Арским, т.е. Вотским. Каринские князья отличались хозяйственными наклонностями и не старались навязать вотскому населению ни своей политической власти, ни тяжелых повинностей. Поэтому отношения между вотяками и Каринским княжеством установились мирные и дружественные, окрепшие в общих торговых сделках и промышленных предприятиях.

Вотяки сохранили немало преданий о владычестве татар, установленном при Туктамыше. Рассказывают, что вотяки были в подчинении у татар, которыми правил «кун», т. е. хан. «Сначала татары брали с вотяков только оброк — известную часть снопов с поля, известную часть птицы и зверя из леса и известную же часть рыбы из воды, и вотяки на это не были в большой обиде. Но потом татары стали требовать, чтобы вотяк, став на четвереньки, подставлял свою спину, когда татарину нужно было влезать на лошадь, и не позволяли жениться ни одному парню на девушке ранее, нежели девушка эта пробудет у татарина наложницею 4—5 дней».

Сохранились воспоминания о том, как дань с вотских земель свозилась по вотским 
дорогам в Казань. Следы вотских дорог, ведущих к Казани, указывают в различных местностях. Однако татарскому торговому капиталу, закрепившему за собою русские земли и Волжско-Камский край, вскоре оказалось не под силу сохранять единство государственной организации. Усложнившаяся торговля вызвала стремление крупных районов к обособлению и к самостоятельности.

 

                                                     День Победы в селе Карино                       Нукратские (Каринские) татары

В начале XV столетия Сарайское ханство распалось на три независимых части: 
1) степной район, примыкающий к побережью Черного моря; главную роль здесь играли большие торговые города, расположенные в Крыму (Кафа, Судак и др.), 
2) верхневолжский (русский) район, тесно связанный торговым путем с Нижним Поволжьем, и 
3) Волжско-Камский район с его лесными богатствами. 
Так образовались самостоятельные ханства Крымское и Казанское, а русские земли
сохранили свои торговые и политические связи с Нижним Поволжьем.

В XV веке обособленность торгово-промышленных районов возрастала, и самостоятельность окраин все более крепла, тогда, как прежний центр Сарайского ханства склонился к упадку. Русские земли окончательно потеряли связь с Золотой Ордой, и Казанское ханство объединило значительную часть Нижнего Поволжья со Средним, и от Сарайского ханства остался лишь небольшой клочок территории в низовьях Волги.

Нукратские (Каринские) татары
Родословие арских князей в XVI в.
Самое раннее упоминание вятских арских князей в памятниках письменности относится к 1489 г., когда московские воеводы, завоевав Вятскую землю, «самихъ Вятчанъ къ целованию приведоша, а Арянь къ роте приведоша», после чего вятчан и арских князей доставили в Москву, где «Арскихъ князей пожаловалъ князъ великый, отпоустилъ въ свою землю…»1. Архангелогородский летописец уточняет: «И писалися вятченя в слуги великому князю» Ивану III2. В этом и заключается суть великокняжеского пожалования: арские князья перешли на московскую службу, предотвратив, тем самым, разорение московской ратью своего небольшого государства3.

Арские татары жили (и многие из них ныне живут) вокруг крупного населённого пункта Карино, отчего и прозываются с XVII в. «каринскими». Карино расположено в нижнем течении р. Чепцы, левого притока Вятки, в 23-х км к юго-востоку от г. Слободского и в 20-и км от устья Чепцы. В XVI в. Карино, сохраняя автономное управление, входило в состав Хлыновского уезда. Под названием «Карино» понимается ряд селений: Ильясово, Арасланово, Абашево, Касимово (относятся к Нижнему Карино), Девятьярово, Митюково (входят в Верхнее Карино). В трёх километрах от Карино находится д. Иламардинова, где тоже жили (и живут) татары. Они также населяли деревни Кокир и Боронский.

Ещё в конце XIX в. было высказано наблюдение, что арские (каринские) татары «имеют фамилии, и это отличает их от татар казанских и уржумских, которые фамилий не имеют». Ныне данная мысль обрела научное обоснование: «Татарские фамилии причепецкого края отличаются от фамилий татар других местностей: они узаконены искони, т. е. как и у русских, у них утверждена одна фамилия в родстве, которая передаётся по наследству». Указанная особенность чепецких татар (в том числе и каринских) позволяет реконструировать их родословную, прежде всего потомков местных княжеских родов.
Первая попытка выяснить генеалогию некоторых фамилий арских (каринских) князей принадлежит Ф. Корнилову и А. Спицыну6. П. Сорокин, в отличие от предшественников, привлёк наряду с известным в конце XIX в. актовым материалом и фольклорные источники, что позволило ему расширить список княжеских арских фамилий7. Как видно, изучаемая тема не подвергалась специальному исследованию. К тому же круг актовых документов за последние годы стал более (чем ранее) представительным.

По родословной XVIII в. население Карино связывало своё происхождение с тремя князьями (биями): Девлетьяром, Касимом и Кара-бием. Потомки Девлетьяра (Девятьяровы) жили в Верхнем Карино, часть потомков Кара-бия (Сетяковы, Бузиковы, Арслановы) – в Нижнем Карино, а другая (Зянчурины, Байшихины, Дуняшевы, Долгоаршинные) – в Ильясово, потомки Касима (Касимовы) – в Нижнем Карино8. По сведениям П. Сорокина, у каринских князей «старейшая фамилия Касимовы»9.

 

                                                    краеведческий музей в Карино                          Нукратские (Каринские) татары

18 декабря 1510 г. Василий III «пожаловал есми Девлечяра Магмет Казыева сына. Что за ним наше жалованье в нашей отчине на Вятке в Хлыновском уезде в Чепетском стану ловля Ивановская Оникиева да деревня Васильевская Юрьчакова, и те де их деревни запустели; да за ним же де жили наши люди чюваша на Якимцове и на Иштиникове.
И ож будет так, и яз, князь великий, пожаловал Девлечяра: звати ему в те деревни к себе жити людей из зарубежья, а не из моей вотчины великого княжества. И кого к себе Девлечьяр в те деревни призовет жити людей, и тем людем не надобе моя великого князя дань до письма, доколе Вяцкую землю писцы наши опишут.
А наместницы наши хылыновские и их тиуны кормов своих у них не емлют до письма. А кому будет чего искати на Девлечьяре или на его приказщикох и на его слобожанех, ино их судит наш наместник хылыновский сам, а тиун его их не судит».
Из текста грамоты следует, что «ловля» И. Оникеева и деревня В. Юрчакова были пожалованы Девлечяру Магмет Казыеву сыну еще до 1510 г., но к декабрю того года их поместные дачи запустели и Василий III разрешил «звати ему в те деревни к себе жити людей из зарубежья». В начале XVI в. «зарубежным» для Вятки могло быть, как верно подметила М. В. Гришкина, лишь территория «соседнего Казанского ханства».
Обращает на себя внимание то обстоятельство, что пожалованные до 1510 г. Девлечяру деревни принадлежали до 1 сентября 1489 г. вятским «сведенцам»: «ловля» – Ивану Оникееву, одному из трёх последних «земских воевод», повешенному в Москве в конце 1489 г. по приказу Ивана III12, а деревня – Василию Юрчакову, вятскому землевладельцу периода независимости.

Кстати сказать, другое владение В. Юрчакова власти передали Хлыновскому Успенскому монастырю. В дозорной книге 1601 г. на основе дозора 1595 г. отмечена в Спенцынском стану Хлыновского уезда «деревня, что была пустошь Васильевская Юрчакова»13. В списке дозорной книги 1615 г. указана та же самая «деревня, что была пустошь Васильевская Юрчакова». 
Список писцовой книги 1628 г. зафиксировал смену топонима: «Деревня Празниковская, и Васильевская Юрчакова тож»15. Тот факт, что в поместном владении Девлечяра находились две деревни вятских «сведенцов», один из которых был последним вятским земским воеводой, главным «коромольником» Москвы, а другой – известным на Вятке земледельцем, позволяет догадываться, что Казы/Газы (дед Девлечяра) занимал среди арских князей ведущее положение и получил это великокняжеское пожалование ещё в конце 1489 г. после казни И. Оникеева, ибо летописи прямо говорят, что доставленные в Москву арские князья были не только приняты на московскую службу, но и получили какое-то пожалование. К Девлечяру деревни «сведенцов» перешли, скорее всего, после смерти его отца Магмета Казыева сына, которого он сменил на великокняжеской службе.

Жалованная несудимая грамота Василия III каринцу Девлечяру от 20 сентября 1520 г. называет наследников последнего: «Се яз, князь великий Василей Иванович всеа Русии, пожаловал есми татарина Довлечьяра Магмет Казыева сына да его детей Семенца да Иванца на Вятке половиною Карина, арян, татар и вотяков, что было за Шептяком за Агзяновым сыном да за его детми, да за Шептяковым братом за Момачем, да за его сыном за Шагабам, опричь другие половины, что за Тахтамышем да за Тонешом, со всем по тому, как была та половина за Шептяком да за его братом и за их детми». Далее определялся судебный и фискальный иммунитет. На обороте грамоты 18 июня 1534 г. московский дьяк Фёдор Мишурин удостоверил, что Иван IV «по сеи грамоте пожаловал Семенца да Иванца Девлечьяровых детей на Вятке половиною Карина, арян, татар и отяков, что было за отцом за их и за ними, со всем по тому, что в сей грамоте писано, сее у них грамоты рушити не велел никому ничем. А наместником хылыновским и их тиуном и всем пошлинником у них ходить по тому, как в сей грамоте написано»16.

 

                                              место исламских молений в Карино                                   Нукратские (Каринские) татары

Ещё один сын Девлечяра упоминается в жалованной грамоте от 24 января 1551 г. Это – «Матвей Девельяров», имевший (на паях) «вверхъ Чепцы оброчные бобровые реки и озера на Чепце»17. В марте 1553 г. Иван IV «пожаловалъ есми Вятчанъ, Арскихъ князей, Ивана да Матфея Деветьяровыхъ». Царское пожалование им выразилось в том, что Иван получил за службу бобровые реки и озёра на Чепце реке в Хлыновском уезде, «выть» (долю) «по старине» умершего к этому времени старшего брата Семена, а Матвей добился подтверждения прежней грамоты на его бобровую «выть», которая сгорела «въ Слободскомъ городке»18. 20 января 1556 г. Иван IV пожаловал «Вятскихъ князей Матфейка Деветлиярова да Шомайка Казыева» и приказал выдать им подтвердительную жалованную грамоту, взамен сгоревшего в Слободском акта Василия III на слободские деревни Шептяковская и Желтиковская. Ныне этот документ Василия III (1505 г. октября – 1503 (?) г. декабря) «вятским князьям» М. Деветлиярову и Ш. Казыеву на д. в Слободском уезде обнаружен в архиве. По всей вероятности, Матвей Девятьяров и Шомай Казыев – родственники: первый – племянник второго, отцом которого был Казы/Газы.
Как видим, актовые материалы зафиксировали следующих представителей рода арских (каринских) князей Казыевых-Девятьяровых, проживавших во второй половине XV–XVI вв.: Казы/Газы (вторая половина XV в.), его сыновья Магмет (конец XV–XVI в.) и Шомай (уп. между 1505 г. и 1533 г. и 20 января 1556 г.), внук Девлечяр Магметов сын (уп. 18 декабря 1510 и умер до июня 1534 г.), правнуки Семён (уп. 20 сентября 1520 г. – умер до марта 1553 г.), Иван (уп. 20 сентября 1520 г. и в марте 1553 г.) и Матвей (уп. 24 января 1551 г. и 20 января 1556 г.). Девлечяр Магметов сын дал своим потомкам фамильное прозвание Девятьяровых.

Нукратские (Каринские) татары

Отмеченный в акте от 20 сентября 1520 г. факт владения обоими «половинами» Карина, одна из которых (принадлежавших прежде Шептяку Агзямову сыну и детям, его брату Момачу и сыну последнего Шагабу) перешла в собственность князю Девлечяру Магмет Казыеву сыну и его сыновьям Семёну и Ивану, а другая «половина» осталась у Тахтамыша и Тонеша, можно расценить как косвенное удостоверение княжеского статуса каринцев Шептяка Агзянова сына, его детей, брата и племянника, а также Тахтамыша и Тонеша. В таком случае реконструируется следующая фамильная линия: Агзян (живший, очевидно, во второй половине XV – начале XVI в.), сыновья Шептяк (уп. 20 сентября 1520 г.) и Момач (уп. 20 сентября 1520г.) и внуки (от первого сына не названы по имени) и Шагаб Момачев сын (уп. 20 сентября 1520 г.). Предки и потомки Тахтамыша и Тонеша источникам не известны. Думается, что Казы/Газы (дед Девлечяра) и Агзям (отец Шептяка) находились в числе тех арских князей, которые в конце 1489 г. поступили на московскую службу и получили от Ивана III великокняжеское «жалование».
6 мая 1542 г. Иван IV предоставил «с Вятки» арским князьям Сяйтяку Алисуфову, Касыму Газыеву и Шеисламу Мурзеитову право «на мое великого князя имя вольно» призывать «из казанских мест казанских людей, которые похотят вотяки и чюваша идти жити на Вятку» и разрешил тем, которые старые «вятцкие каринские вотяки и чювашене ходят в казанские места своего полона жон и детей окупати, да откупит жону и дети, приходят опять на Вятку жити»21. Важные сведения для родословия данной ветви арских князей донесла до нас грамота от 23 марта 1544 г. Акт адресован «на Вятку в Слободу Сеитяку Алисуфову», а основанием для его написания явилась челобитная «арского татарина Кайсыма Казыева» (он же, по майской 1542 г. грамоте, Касым Газыев).

                                                   село Карино, Кировская область                  Нукратские (Каринские) татары

Из текста следует, что великокняжеский писец Григорий Коробьин дал «на оброк отцу его Газыю Шахмансурову да Алисуфу Алееву, да Малышке Олешину, да Мурсеитю Ильясову» бобровые ловли. «И как де отцов их не стало, и теми де реками владели после их отцов своих дети их Касым Газыев, да ты, Сейтяк Алисуфов, да Аруслан Мурсеитов, да Чюра Малышкин по ся места повытно, на четыре жеребья, как было за отцы…» Однако зимой 1543/1544 г. Сейтяк Алисуфов получил обманом новую великокняжескую грамоту, в которую, по его навету, четыре жеребья были переделены на пять долей, из которых К. Газыеву, А. Мурсеитову и Ч. Малышкину досталось каждому «по жеребью», а С. Алисуфову и его сыну Исупу (не имевшему ранее здесь «выти») – «два жеребья». Иван IV повелел ведать «на четыре жеребья по вытно по старине, по тому же, как те реки и угодья отданы отцы ваши»22, что лишало Исупа Сейтякова сына права самостоятельного пользования долевым участком. «Кайсам Газыев» обозначен также в грамоте от 24 января 1551 г.23 28 января 1551 г. была составлена указная с прочетом грамота Ивана IV «на Вятку, в Хлынов и в Слободу», по поводу челобитья «арских татар Сейтяка Алисуфова и в детей своих место, да Кайсыма Газыева и в брата своего место»24.

 

Нукратские (Каринские) татары
Ещё 20 июля 1548 г. Иван IV «пожаловалъ есми Арскихъ князей с Вятки, Шаислама, да Нураслама, да Дюняша, да Агиша, да Муртузу Мурсеитовыхъ детей». В челобитной братьев Мурсеитовых говорилось, «что де у нихъ былъ братъ Муса», которого во время боя «полонили Казанские татаровя, и былъ де онъ в полону двенадцать летъ». Когда братья находились в казанском походе с воеводой князем Василием Семёновичем Серебряным, Шаислам и Муртаза «поимали» в бою вятчан с казанцами «татарина Беляка, имянного человека» и доставили его в Москву25.
Действительно, в апреле 1545 г. Иван IV повелел армии «Семена Ивановича Пункова съ товарищи» идти к Казани «легъхкымъ деломъ въ струзехъ, съ Вятки послалъ воевод своихъ х Казани же князя Василия Семеновича Серебряного съ товарыщи. И Вятьцкие въеводы сошлися со княземъ Семеномъ съ Пунковымъ на Казаньскомъ устие въ неделю (в воскресение. – В. Н.) на Сшествие Святаго Духа (24 мая. – В. Н.) въ единъ часъ, яко же изъ единаго двора; а идучи князь Василий Вяткой и Камою, многихъ людей Казаньскыхъ побиль». В. С. Серебряный происходил из рода князей Щепиных-Оболенских.

Нукратские (Каринские) татары

Иван IV позволил Шаисламу Мурсеитову и Башканде Карачурову «того татарина Казанского Беляка на мену» и Шаислам обменял «изъ полону на того татарина брата своего Мусу, а Башканда матерь». Освобождённый из плена Муса прибыл в Москву, где стал бить челом «о жалованье, да здесь на Москве и умеръ». По челобитной Шаислама Мурсеитова, он с братьями получил «поместье» умершего Мусы, а его единственную дочь «взялъ Башканда Карачюрин со всеми животы», после чего прибыл в Москву и, царских казначеев оболгав, заявил, что Мусу «изъ полону выкупилъ онъ», а не братья пленного, за что был пожалован поместьем Мусы. Братья Мурсеитовы обратились к царю с жалобой и добились справедливости: поместье Мусы им вернули.

Некоторые известные персонажи зафиксированы в царской грамоте от 24 января 1551 г., когда Иван IV пожаловал «съ Вятки Каринскихъ татаръ Чукаву Азегметева сына да сына его Езикеша», что «было за Чукавою отца нашего великого князя Василья Ивановича всеа Русии (1505–1533. – В. Н.) поместье въ Карине, и то де ихъ поместье запустело отъ воинскихъ отъ казанскихъ людей, и Чукава деи да сын его Езикешь охудали и одолжали, а службы мои государя и великого князя всякия служатъ, а угодий за ними» нет. Царь повелел Чукаве Азегметеву сыну и сыну его Езикешу с Башкандой Карачюриным «съ братомъ», с Матвеем «Девельяровымъ» «быти въ четвертом жеребье» («выти»), а с Кайсымом, с «Унърюслам» («Нурасламомъ») Мурсеитовым, с Чурою Малышкиным «вверхъ Чепцы оброчные бобровые рекы и озера на Чепце… быти въ пятомъ жеребье» («выти»)29. На обороте грамоты написано, что 2 февраля 1556 г. 
Иван IV «по сей грамоте, пожаловалъ Вятского татарина Махмата Чукавина сына вверхъ Чепцы реки бобровыми реками и озеры, вместе с Казымом съ Казыевымъ, отца его Чукавы жеребьемъ, ...опричь техъ урочищь, которые на Чепецкой реке и съ падучими реками на оброце за Шеломомъ за Есиповымъ съ товарыщи»30. Жалованная грамота от марта 1553 г. называет «жеребьи» Башканды Карачюрина и его детей31.

 

                                   село Карино,  место компактного проживания нукратских татар           Нукратские (Каринские) татары

Таким образом, рассмотренные документы свидетельствуют о проживании в XVI в. в Каринской волости представителей нескольких фамильных линий местных князей. Это, во-первых, Шахмансур (живший, видимо, в конце XV – начале XVI в.), его сын Газы/Казы (умерший до 23 марта 1544 г.) и внуки Касым/Кайсым (упомянутый в актах от 6 мая 1542 г. и 2 февраля 1566 г.; не от него ли пошли Касимовы?) и его неназванный по имени «брат» (зафиксированный грамотой от 28 января 1551 г.); во-вторых, Али (живший, скорее всего, во второй половине XV – начале XVI в.), сын Алисуф (умерший до 23 марта 1544 г.), внук Сяйтяк/Сейтяк (известный грамоте от 6 мая 1542 г.), правнук Исуп (упомянутый актом от 23 марта 1544 г.); в-третьих, Ильяс (живший, вероятно, в конце XV – начале XVI), сын Мурсеит (умерший до 23 марта 1544 г.), внуки Муса (умерший до 20 июля 1548 г. после возвращения из 12-летнего казанского плена), Шеислам (уп. в актах от 6 мая 1542 г. и 20 июля 1548 г.), Аруслан/Нураслам (уп. в документах от 23 марта 1544 г. и 20 июля 1548 г.; не он ли стал основателем Арслановых?), Дюняша (уп. 20 июля 1548 г.; не от него ли Дюняшевы?), Агиша (уп. 20 июля 1548 г.) и Муртуза (уп. 20 июля 1548 г.); в-четвёртых Олеша (живший, очевидно, в конце XV – начале XVI в.), сын Малышка (умерший до 23 марта 1544 г.), внук Чюр/Чур (уп. 23 марта 1544 г.); в-пятых, Азегмет (уп. 24 января 1551 г.), сын Чукава (уп. 24 января 1551 г. и умерший до 2 февраля 1566 г.) и внуки Езикеш (умерший до 2 февраля 1566 г.) и Махмет (уп. 2 февраля 1566 г.) и, в-шестых, Карачур с неназванной по имени женой (уп. 20 июля 1548 г.), их сын Башканда (уп. 20 июля 1548 г. и марте 1553 г.) и неизвестные по именам внуки (уп. в марте 1553 г.). Не исключено, что поместья и угодья в бассейне реки Чепцы, которыми владели поименованные в изученных документах арские князья, получили их предки ещё в конце 1489 г. во время перехода на московскую службу.

 

___________________________________________________________________________________________________________________

ИСТОЧНИК ИНФОРМАЦИИ И ФОТО:
Команда Кочующие.
История села Карино
Татарский энциклопедический словарь. — Казань: Институт Татарской энциклопедии АН РТ, 1998—703 с., илл.
Д. Б. Рамазанова «К формированию нукратского говора татарского языка в иноязычном окружении». Ижевск, 2005. — С. 170—174.
Д. Г. Касимова «Чепецкие татары: особенности культуры, языка и религии». Ижевск, 2005. — С. 158—164.
Гришкина М. В. Служилое землевладение арских князей в Удмуртии XVI-1-й пол. XVIII вв. // Проблемы аграрной истории Удмуртии. Ижевск, 1988. С. 5-25.
От служилых татар к татарскому дворянству / И. Р. Габдуллин. М., 2006. 320 с.
Исхаков Д. М. К вопросу об этносоциальной структуре татарских ханств (на примере Казанского и Касимовского ханств XV — сер. XVI вв.) // Панорама-форум. 1995. № 3. С. 95—107.
Исхаков Д. М. Родословные и эпические произведения как источник изучения истории сословий Улуса Джучи и татарских ханств // Источниковедение Улуса Джучи (Золотой Орды). От Калки до Астрахани. 1223—1556. Казань, 2002. С. 329—366
ХУДЯКОВ Михаил Георгиевич «ИСТОРИЯ КАМСКО-ВЯТСКОГО КРАЯ»

Комментарии

аватар: Кэп

как обещалось...

одна из первых статей про вятских татар,

точнее это даже про древних булгар, ушедших в давние времена на север по реке Вятка,

часть татар из этой волны осела  в Марий Эл...

аватар: Гость

А почему ни слова про

А почему ни слова про бесермян живших по соседству и ушедших вверх по Чепце по Лекме,Леме и Убыти?

аватар: Гость

Молодцы!

Молодцы!

Отправить комментарий

Фотографии на сайте размещены в качестве научного, информационного, учебного и культурного материала без цели извлечения прибыли.

Контактная информация:

Капитан команды Кочующих (он же главный по сайту):
Хафизов Ахат - Hafizow@yandex.ru

Продвижение сайта в интернете:

Лоцман команды Кочующих
Бортяков Андрей - abortyakov@yandex.ru