Красный Рог, музей Алексея Толстого

Красный Рог

В 2017 году исполняется 200 лет со дня рождения выдающегося писателя Алексея Константиновича Толстого, потомка славных графских родов Толстых и Разумовских, оставивших заметный след в истории Отечества.
Граф А.К.Толстой – уникальное явление в русской литературе: прозаик, поэт, драматург, сатирик, создатель нового литературного жанра – исторической баллады, один из творцов образа Козьмы Пруткова, а также притч, былин и переводов произведений ряда европейских поэтов. Широкий творческий диапазон характеризует одаренность его натуры, а жизненная позиция свидетельствует о незаурядности его личности.
Литературное наследие А.К.Толстого занимает значительное место в русской и мировой литературе.
 

 

                                            Красный Рог, усадьба К.Толстого                                                     
Алексей Константинович современен и в ХХI веке, поскольку вечны идеалы, которым он служил и проповедовал своим творчеством – вечны справедливость, честь и достоинство.
Усадьба в с. Красный Рог – единственная уцелевшая из всех усадеб А.К.Толстого, заслуживает особого внимания в период подготовки празднования юбилея писателя, по праву должна стать центром юбилейных торжеств.
Первостепенной задачей на ближайшие годы для Правительства Брянской области является восстановление исторического облика усадьбы и проведение на высоком уровне мероприятий, посвященных 200-летию со дня рождения А.К.Толстого.
Памятные места
В настоящее время на территории усадьбы сохранились следующие постройки, существовавшие в мемориальный период (1835-1875гг.): Гостевой флигель, флигель С.А. Толстой, прачечная, погреб времен Разумовских.
Главный дом был окружен четырьмя флигелями, но до наших дней сохранился только один. Сейчас здесь размещена экспозиция музея, представлены личные вещи А.К.Толстого и его семьи, книги, мебель, рукописи.
 
Природа в усадьбе
Строения усадьбы окружены великолепным парком, сохранившим старинные аллеи и очаровательные липовые беседки-боскеты. В рощах и ландшафтных группах растут клен и липа, встречаются также темный ясень, болотистый тополь, черная ольха, ель, сосна, осокорь, лиственница, ильм, черемуха, рябина, бузина, лесной орешник, шиповник, а у поймы - чернотал и ива. А.К.Толстой любил этот парк и окрестный пейзаж. Живописные окрестности краснорогской усадьбы вдохновляли на создание поэтических произведений классика отечественной литературы.
 
День поэзии в селе Красный Рог
В селе Красный Рог ,ежегодно, в первую субботу сентября, отмечается День поэзии, посвященный памяти поэта Алексея Константиновича Толстого.
Каждый год в Красном Роге в первую субботу или воскресенье сентября проходит Всероссийский праздник поэзии. Проводятся различные мероприятия, конкурсы, звучат стихи поэтов Брянской области, гостей из Москвы и соседних областей, Белоруссии и Украины.
Раз в два года вручается премия «Серебряная лира», которой награждаются исследователи творчества Толстого, поэты, писатели, актеры.

                                                                      в музее Толстого                                                            

ОБЩАЯ ИНФОРМАЦИЯ
«Красный Рог» — воссозданная в начале 1990-х гг. усадьба поэта и драматурга А. К. Толстого (1817-75) в 2 км к северо-востоку от одноимённого села Почепского района Брянской области (ранее Черниговской губернии).
В царствование Екатерины II окрестные земли, как и сам город Почеп, относились к обширным владениям бывшего малороссийского гетмана Кирилла Разумовского и его сына Алексея. Небольшой усадебный дом называли в обиходе «охотничьим замком», поскольку сюда граф Разумовский выезжал из своей почепской резиденции на охоту. Обстоятельства его возведения неизвестны, равно как и архитектор.
Алексей Разумовский завещал Краснорогскую волость своим детям, рождённым вне брака и получившим фамилию Перовских, — Льву и Василию. В 1825 г. в усадьбах Красный Рог и Погорельцы поселился их брат Алексей — известный литератор, публиковавшийся под псевдонимом «Антоний Погорельский». После разрыва с мужем сюда приехала воспитывать маленького сына и его сестра, графиня Анна Толстая (1799—1857). Вслед за смертью брата она становится в 1837 г. полновластной хозяйкой Красного Рога.

Сын Анны Алексеевны — Алексей Константинович Толстой — своими ранними литературными опытами продолжил «готическую» традицию в русской литературе, основы которой заложил его дядя написанной в этих краях фантастической повестью «Двойник, или мои вечера в Малороссии». В 1841 г. молодой граф публикует под псевдонимом Краснорогский повесть «Упырь», где речь идёт о вампирах, избравших своим логовом дворянскую усадьбу.

Из-за натянутых отношений с матерью Толстой свил невдалеке от Петербурга собственное «дворянское гнездо» с поэтичным названием «Пустынька». Только после смерти матери и выхода в отставку (1861) он переезжает на постоянное жительство в Красный Рог. Здесь он работает над поэмами и драматическими сочинениями на исторические темы.

В 1875 г. граф Толстой, страдавший от страшных головных болей, умер в Красном Роге от передозировки обезболивающего и здесь же, в сельском храме, был похоронен. Его вдова Софья Андреевна вернулась в столицу. А ещё через 2 года (13 и 14 июня) в опустевшем имении побывал философ В. С. Соловьёв.
  
Музей А. К. Толстого
Из строений усадьбы, помимо церкви 1777 года, поэта помнят только флигель и домик хозяйственного двора (бывшая прачечная). Остальные хозяйственные постройки (домик садовника, сторожка и др.) возведены наследниками уже после смерти А. К. Толстого. Сам же «охотничий замок» сгорел во время войны, в ночь на 1 января 1942 года.
Литературно-мемориальный музей А. К. Толстого был открыт 3 сентября 1967 г. в сохранившемся флигеле усадьбы. Рядом установлен в 1972 г. бюст поэта. Экспозиция музея состоит из вещей, которые удалось собрать в окрестностях. Это личные вещи поэта, предметы быта его эпохи, копии портретов его знакомых, старинные книги. Со времени своего создания ежегодно в последнее воскресенье августа музей проводит в Красном Роге областной день поэзии «Серебряная лира».

Проект воссоздания главного дома усадьбы брянский архитектор В. Н. Городков подготовил ещё в 1960-е годы. Однако реализовать его удалось лишь в 1988-93 гг. при поддержке брянского писателя Н. М. Грибачёва.

В 2014 году Министерством культуры было выделено 40 миллионов рублей для воссоздания оригинального интерьера музея-усадьбы. Часть предметов интерьера XIX века будет выкуплена из частных коллекций. Самым дорогим приобретением для музея может стать шкаф стоимостью 2 миллиона рублей. Директор Елена Ловяго отметила, что доподлинно не известно, как был обставлен дом писателя, поэтому работники музея ориентируются на типичный облик дворянской усадьбы того времени.
В 2017 году всю мебель из усадьбы направят на реставрацию в преддверии юбилея А. К. Толстого.
  
 ИСТОРИЯ УСАДЬБЫ
До 1918 года Красный Рог входил в состав Черниговской губернии Малороссии, поэтому его история тесно связана с историей Украины. Красный Рог был одним из многочисленных селений, относившихся к ранговым гетманским владениям, которыми они пользовались только на время исполнения своей должности. Последним гетманом Украины был брат морганатического мужа императрицы Елизаветы Петровны Григорий Алексеевич Разумовский.
После неудачной попытки графа Разумовского в 1763-1764 годах добиться признания гетманства наследственным в своей фамилии, императрица Екатерина II упраздняет звание и должность малороссийского гетмана, а затем ликвидирует и автономию Малороссии. В качестве компенсации Разумовскому были пожалованы в наследственную собственность город Почеп с бывшими гетманскими владениями, в том числе и с селом Красный Рог, в котором насчитывалось 140 дворов.
В 1777 году на месте ранее существовавшей и пришедшей в полную ветхость сельской церкви на средства крестьян Красного Рога  - 

была построена сохранившаяся до наших дней деревянная церковь Успения Пресвятой Богородицы.
В начале 1780-х годов граф Разумовский покидает Петербург и удаляется в свои малороссийские земли, избрав Почеп, где к тому времени были закончено строительство Воскресенского собора и дворца, местом своего постоянного пребывания.
В относящихся к 1805 году записках фон Гунна — имеется косвенное подтверждение того, что, по крайней мере, за 10 лет до указанной даты (то есть в середине 1790- х годов) господский дом и некоторые другие сооружения в усадьбе Красного Рога уже имелись. Нет, однако, каких-либо достоверных свидетельств, что это были именно те постройки, которые существовали в имении к моменту появления в нём А. К. Толстого, то есть к началу мемориального периода, а впоследствии соответственно сохранялись или перестраивались до второй четверти ХХ века. Одновременно с возведением строений в имении был разбит боскетный голландский сад.
В 1803 году граф К. Г. Разумовский умирает и новым владельцем Почепа и Красного Рога становится его сын Алексей, вскоре ставший министром народного просвещения. Нет каких–либо данных о строительной активности А. К. Разумовского в усадьбе, хотя в период с 1817 по 1822 год, выйдя в отставку и поселившись, подобно своему отцу, в Почепе, граф Алексей Кириллович мог часто бывать в имении, в связи с чем, последнее должно было поддерживаться в соответствующем состоянии. К этому времени относятся зафиксированные Л. М. Жемчужниковым воспоминания побочной дочери А. К. Разумовского и матери А. К. Толстого, графини Анны Алексеевны Толстой, об устроенной её отцом псовой охоте с большим количеством приглашённых гостей. Именно эти устные рассказы стали причиной закрепления, уже в более поздние времена за главным домом усадьбы, названия «охотничий дом».
В 1822 году А. К. Разумовский умирает, оставив состояние своему многочисленному потомству – законным и побочным детям. В число последних, как уже отмечалось, входила мать будущего поэта, вышедшая в конце 1816 года замуж за графа К. П. Толстого, и её братья, получившие фамилию Перовских. Красный Рог с окрестностями (около 26 тыс. десятин) переходит в собственность Льва и Василия Алексеевичей Перовских.
Василий и Лев Перовские также сыграли определённую роль в жизни поэта. Лев Перовский стал впоследствии министром внутренних дел, а затем – министром уделов. Благодаря его связям Алеша Толстой был допущен в круг друзей цесаревича Александра, навсегда сохранившего расположение к поэту. Василий Перовский, оренбургский генерал-губернатор, был известным колониальным деятелем, способствовавшим началу марша России на Туркестан, завершившегося покорением последнего при Александре II. За свои заслуги Василий и Лев были пожалованы в графское достоинство.


В 1835 году,  имение Красный Рог переходит от Перовских к Анне Алексеевне Толстой. С этого момента начинается так называемый «мемориальный период» в истории усадьбы Красный Рог, период непосредственно связанный с жизнью и творчеством А. К. Толстого.
К концу 1830-х годов относятся первые документально зафиксированные факты пребывания А. К. Толстого в Красном Роге. Литературные плоды этих посещений не заставили себя долго ждать – в 1841 году в печати появляется повесть «Упырь», подписанная псевдонимом «Краснорогский». Однако, судя по всему, вплоть до середины 1860-х годов Толстой в своих черниговских имениях бывал нечасто и, появляясь, останавливался порой не в Красном Роге, а в Погорельцах. Обустройством и хозяйственным управлением Красного Рога активно занималась А. А. Толстая.
О внешнем виде усадьбы по состоянию на 1869 год можно судить только по найденному в РГАДА межевому плану имения графа А. К. Толстого в Красном Роге.
Главный усадебный дом во времена А. К. Толстого представлял собой одноэтажный деревянный дом с бельведером, несимметричный по осям главных фасадов и своим обликом больше напоминавший садовый павильон, что не мешало, однако, некоторым современникам (А. А. Фет, Е. М. Муханова) отзываться с похвалой о его эстетических достоинствах. Уже тогда главный дом носил следы нескольких перестроек. Здание, по всей видимости, было обшито тёсом и, возможно, выбелено.
О внутреннем облике дома в 1870-1880-х гг. свидетельствуют воспоминания Е. М. Мухановой — внучатой племянницы жены А. К. Толстого графини Софии Андреевны (урожд. Бахметевой, в первом браке — Миллер). Основным помещением здания был восьмиугольный зал, освещавшийся сверху и представлявший собой композиционный центр внутреннего объёма дома. В доме имелись также гостиная, столовая, кабинеты и спальни хозяев, буфетная и другие помещения.


Четыре деревянных флигеля, окружавшие главный дом, были, по информации самого Толстого, в письме к Л. Жемчужникову (написанном, предположительно, в 1845 году) перемещены и расширены в конце 1830-начале 1840-х годов.После этой перестройки западный и восточный флигели оказались расположенными параллельно торцевым фасадам главного дома, приблизительно на его продольной оси. Северо-западный и северо-восточный флигели были вынесены дальше на север, причём северо-западный стоял несколько дальше от дома, чем северо-восточный.
Западный флигель — единственный сохранившийся до наших дней — иногда условно именуется «гостевым». Часть флигеля, возможно, занимала баня. Ранее, согласно рисунку самого Толстого, флигели располагались на равном расстоянии от главного дома, были ориентированы центральными осями фасадов на его углы и образовывали подобие круга, что обнаруживает в их первоначальном размещении строгое следования классицистическим канонам. Дом, согласно рисунку Толстого, также имел строго симметричный план, впоследствии, вероятно, изменённый. А.К. Толстой с похвалой отзывается в указанном письме о произведённых изменениях, хотя стройности плану усадьбы таковые, мягко говоря, не добавили.
Северо-восточный флигель, располагавшийся на одной оси с восточным, был при А. К. Толстом местом проживания главного управляющего имением, брата графини Софии Андреевны – Н. А. Бахметева. После смерти мужа в этом флигеле поселилась сама София Андреевна.
Назначение северо-западного флигеля, располагавшегося дальше других от дома, неизвестно. Возможно это был флигель управляющего. Здание могло использоваться также в качестве сторожки.Ещё одним объектом, находившимся в жилой зоне усадьбы, являлась прачечная, сооружённая к северу от северо-восточного флигеля.
Главный дом окружал липовый в своей основе, с большим количеством сосен и разного рода экзотических деревьев, парк, в северо-западной части - регулярный «голландский», датируемый Подъяпольским концом XVIII века — а с юга и юго-востока — пейзажный английский, разбитый, видимо, при младшем Разумовском, возможно, с участием интересовавшегося ботаникой А. А. Перовского. Между парками обоих типов, в западной части усадьбы, имелся небольшой плодовый сад.
Восточнее жилой зоны усадьбы располагался хозяйственный двор, сформированный в период управления усадьбой матери поэта.
В планировочном отношении усадьба, видимо, уже тогда обнаруживала искажение некоего, вероятно, изначально существовавшего единого замысла. Наиболее заметным следом этого замысла являлись проложенные в западной части парка три аллеи, сходящиеся у существовавшего тогда главного въезда в усадьбу со стороны села и церкви. Вдоль аллей располагались посадки сосен, елей, берёз и тополей (некоторые деревья сохранились). Недалеко от главного въезда по южной стороне центральной аллеи был вырыт колодец для кухни.
Территория усадьбы, по всей видимости, всегда имела чёткие искусственные границы, обозначенные на местности обваловкой, рвами и посадками шиповника.


После смерти в 1857 матери владельцем Красного Рога становится Алексей Константинович. Жизнь Толстого в Красном Роге в период его постоянного пребывания в имении – то есть с 1865-1868 гг., на основании его переписки и воспоминаний близких поэта и его гостей реконструируется. Следует отметить, что в опубликованной части эпистолярного наследия А. К. Толстого весьма немного замечаний о конкретных условиях его пребывания в усадьбе и её обстановке. Гораздо чаще встречаются красочно-эмоциональные описания окрестностей.
Известно, что Красный Рог стал местом воплощения целого ряда творческих замыслов А. К. Толстого, среди которых драма «Царь Борис», «Посадник», многочисленные лирические стихотворения и баллады. Предаваясь литературным трудам, граф Толстой не забывал и о просвещении своих людей. В Красном Роге, также , как и в Погорельцах, А.К. Толстой открыл школы для крестьян. При этом следует отметить, что взаимоотношения А. К. Толстого и его «вассалов», как он иронически именует своих бывших крепостных в одном из писем к Каролине Павловой, отнюдь не были идиллическими. Это проявилось уже в период осуществления реформы 19 февраля 1861 года. В дальнейшем между Толстым и сельским обществом Красного Рога также возникали всякого рода пререкания, поведение же крестьян порой вызывало резкое недовольство и осуждение графа – «…крестьяне предпочитают умирать с голода, чем работать…».
С другой стороны, нет оснований полагать, что между краснорогским землевладельцем и его бывшими крепостными существовала какая-то взаимная враждебность – помимо построенной Толстым школы имеются и другие свидетельства того, что такой антагонизм отсутствовал. Например, усадебные постройки совсем не охранялись и даже не запирались, так как в этом не усматривали необходимости – краж и, тем более, грабежей не было вовсе.
В 1875 году А. К. Толстой умирает. Похоронен он был в Красном Роге на погосте Успенской церкви. Над могилой поэта стараниями его вдовы была возведена кирпичная часовня-склеп, представляющая в настоящее время главный мемориальный объект Красного Рога.
После кончины поэта усадьбой, согласно завещанию Толстого, владела его вдова С. А. Толстая (до 1892 года). В гостях у Софьи Андреевны в этот период в Красном Роге были такие выдающиеся деятели русской культуры, как философ Владимир Соловьев, композитор М. Ипполитов-Иванов, поэт Афанасий Фет.
Во время владения усадьбой С. А. Толстой какой-либо серьёзной строительной деятельности в имении вестись не могло ввиду огромных долгов хозяйки.Поэтому облик усадьбы, характерный для мемориального периода, при жизни вдовы поэта не изменялся. После смерти графини Софии Андреевны в 1892 году имение Красный Рог, в соответствии с майоратным правом, наследует двоюродный брат А. К. Толстого и родной брат известных в своё время литераторов, принимавших вместе с Толстым участие в создании образа Козьмы Пруткова Н. М. Жемчужников, также являвшийся потомком Разумовских.


Согласно устоявшемуся представлению, Н. М. Жемчужников, не имевший семьи и отличавшийся, кроме того, весьма своеобразным характером, постоянно жил не в главном доме на территории парка, а в «Заречной слободе» и не проявлял какой-либо строительной активности в имении, стремясь сохранить усадьбу как мемориальный объект. Исключением стало сооружение при Н. М. Жемчужникове, по данным Инвентаризационной описи, сторожки при въезде в усадьбу со стороны села и садовницкой юго-восточнее главного дома. Другим строительным начинанием Н. М. Жемчужникова явилось возведение высокой деревянной ограды («заплота») вдоль северной границы усадьбы (приблизительно по трассе существующей в настоящее время ограды), дощатых заборов по западной и восточной границам и плетня – по южной.
После смерти Н. М. Жемчужникова в 1908 году имение переходит к его племяннику М. А. Жемчужникову, явившемуся в Красный Рог из усадьбы своей жены О. А. Воронцовой-Вельяминовой Бортники под Бобруйском Минской губернии. При М. А. Жемчужникове, постоянно проживавшем в усадьбе и обременённом заботами о семействе, в поместье возобновилась строительная активность, одним из отражений которой стала обкладка главного дома кирпичом. К числу других мероприятий М. А. Жемчужникова относились:
1) пристройка к главному дому веранды и крыльца;
2) сооружение в линии заплота Н. М. Жемчужникова, на месте существующего сейчас главного входа в усадьбу, амбара и погреба;
3) возведение урядницкой у западного въезда в усадьбу;
4) новое строительство и перестройки на территории хозяйственного двора и прилегающей к усадьбе местности;
5) строительство школы, сохранившейся в полуразрушенном состоянии до нашего времени.
Невзирая на свою интенсивную деятельность в поместье, М. А. Жемчужников, бережно относился к постройкам, мемориально-связанным с Толстым, осознавая их значение для сохранения памяти своего выдающегося родственника.
Последним владельцем Красного Рога стал сын М. А. Жемчужникова – Юрий, наследовавший имение в 1914 году и навсегда покинувший его в ноябре 1917 года.

 


После 1917 года в поместье недолгое время существовала коммуна местных крестьян, вскоре распавшаяся. Затем, с 1920 по 1927 год, в усадьбе находилась еврейская коммуна «Лениндорф», после чего, вплоть до войны 1941 года, в усадьбе располагался «Дом отдыха им. ВЛКСМ». В указанном году Красный Рог оказался в зоне оккупации быстро наступавшего Вермахта. Военные действия добавили к разрушениям и утратам периода гражданской смуты 1917 и последующих лет новые: в рождественскую ночь с 1941 на 1942 год сгорел главный дом и некоторые другие постройки, пострадал парк.
После войны дом отдыха на территории усадьбы был возобновлён и существовал до недавнего времени, как пансионат с лечением «Красный Рог». Активность руководства дома отдыха – пансионата привела к тому, что в границах усадьбы появилось множество сооружений, не соответствующих мемориальному характеру комплекса. Некоторые исторические постройки, используемые пансионатом, подверглись искажениям. Тем не менее, многолетние функционирование на территории усадьбы дома отдыха объективно способствовало сохранению парка Разумовских-Толстых.
В 1960 году за усыпальницей супругов Толстых на погосте Успенской церкви был закреплён статус памятника истории республиканского (в настоящее время – федерального) значения.
В 1974 году аналогичный статус был присвоен самой усадьбе, как комплексу, включающему западный флигель и парк.
Ещё ранее – в 1967 году к 150-летию со дня рождения А. К. Толстого в западном флигеле открылся мемориальный музей поэта.
В начале 1980-х годов архитектором В. Н. Городковым был разработан проект воссоздания главного дома усадьбы.
В 1993 в восстановленном главном усадебном доме была открыта новая экспозиция литературно-мемориального музея. В 1995 году число объектов культурного наследия федерального значения на территории Красного Рога пополнилось за счёт церкви Успения Богородицы, получившей соответствующий статус согласно указу Президента РФ.
В 2007 году начата реставрация парка по уже упоминавшемуся проекту мастерской «Русский Сад».
Мемориальный музей А.К. Толстого, место захоронения писателя и его супруги, включены в экскурсионный маршрут Брянщины «По местам жизни и творчества А.К. Толстого».
Ежегодно, в первую субботу сентября, в селе Красный Рог проводится День поэзии «Серебряная лира».
В настоящее время музею передана вся территория усадьбы, на территории которой до недавнего времени вместе с мемориальным музеем находились корпуса пансионата, часть из которых была перестроена из мемориальных усадебных построек.
Музей может и должен развиваться и повышать свой статус на основании Федерального закона №73-ФЗ от 25.06.02 г. Статья 57. Глава XI. Историко-культурные заповедники, а именно: «В отношении достопримечательного места, представляющего собой выдающийся целостный историко-культурный и природный комплекс, нуждающийся в особом режиме содержания, на основании заключения историко-культурной экспертизы может быть принято решение об отнесении данного достопримечательного места к историко-культурным заповедникам».
2017 год для музея юбилейный - 200 лет со дня рождения А.К. Толстого.

 

                                                                 часовня-усыпальница Толстого                                             

ЭКСКУРСИИ
К церкви Успения Пресвятой Богородицы
Старинная церковь, построенная в 1777 г. в стиле позднего украинского барокко, а рядом с ней – усыпальница А.К. Толстого и его жены, Софьи Андреевны. Алексей Константинович в 1875 г. был похоронен рядом со своей любимой усадьбой, где почти постоянно жил последние годы своей жизни. Софья Андреевна завещала похоронить себя рядом с мужем.
По аллеям старинного парка…
Усадебный парк, заложенный еще во времена Разумовских, в XVIII веке, делится на две части – регулярную и ландшафтную. Вас ждут великолепные липовые аллеи, старые сосны, беседки-боскеты, деревья, которые видели А.К. Толстого и его знаменитых гостей, среди которых А. Фет, Б. Маркевич, Я. Полонский и многие другие.
Жизнь и творчество А.К. Толстого
Экскурсия проходит в главном доме усадьбы, вам расскажут о семье поэта, об эпохе, в которую он жил, о его судьбе, а также о его произведениях – поэзии, прозе, драматургии. Вы сможете увидеть подлинные вещи, принадлежавшие семье Алексея Константиновича, в том числе его рабочий стол.
К.П. Прутков. Его жизнь и творчество
Вымышленный чиновник и писатель Козьма Прутков, создание фантазии Алексея Константиновича и его двоюродных братьев – Жемчужниковых, в музее предстает реальной личностью. У него есть родители и жена, интереснейшая биография, а его творчество живет самостоятельной жизнью.
 

                                                      Алексей Толстой на охоте                                                                

Где находится, как доехать:
Мемориальный музей А.К. Толстого в селе Красный Рог
Охотничий дом, здание музея
Телефон: (48345) 5-34-60, 5-32-10
Адрес: 243403, Брянская область, Почепский р-н, с. Красный Рог       

Проезд: 
От автовокзала г. Брянска - автобус "Брянск-Почеп" до ост. "село Красный Рог"
 
РЕЖИМ РАБОТЫ
Режим работы:* Вторник-пятница - с 9.00 до 18.00, суббота - с 9.00 до 21.00 (летний период), до 19.00 (остальное время), воскресенье - с 9.00 до 18.00. Понедельник - выходной
Памятные даты и ежегодные мероприятия:
    дата открытия   - 03.09.1967
    18 мая    - Международный день музеев
    сентябрь    - Праздник поэзии «Серебряная лира»

Уголок гостиной
Круглый зал, большой обеденный зал в Охотничьем доме
Описание:
    В 45 км от Брянска в сторону Гомеля расположено село Красный Рог, где много лет жил и творил выдающийся русский поэт и драматург А.К. Толстой (1817-1875). Музей расположен в восстановленном здании «Охотничьего замка», построенного в стиле барокко в XVIII веке, где размещена литературно-мемориальная экспозиция, посвященная жизни и творчеству А.К. Толстого, его двоюродным братьям Жемчужниковым, создателям Козьмы Пруткова, другим гостям: А. Фету, великому русскому философу В. Соловьеву.
    В экспозиции музея широко представлены личные вещи поэта, предметы мебели, книги, портреты писателя и его современников

Литературно-мемориальный музей А.К. Толстого
Здание(я):
    Музей реставрирован по проекту В.Н. Городкова – доцента Брянского технологического института
Фамильный склеп  А.К. Толстого и С.А. Толстой
Основные экскурсии:
    А.К. Толстой - поэт, писатель, драматург
Туристические маршруты:
    Тютчевский Овстуг
Местные достопримечательности:
    На территории парка-музея расположен ряд мемориальных построек, сохранившихся со времен А.К. Толстого: флигель, сторожка, контора управляющего, птичник, погреб, частично сохранилась планировка парка, площадь которого 50 га. В своем любимом Красном Роге, рядом с древней деревянной Успенской церковью, похоронен А.К. Толстой

Праздник в усадьбе
Основные должностные лица:*
    Директор: Мехедова Галина Михайловна, тел. (4832) 64-63-98
    Зам. директора по развитию: Ловяго Елена Борисовна, тел. (48345) 5-34-60
Тел. дирекции:
    (48345) 5-34-60, Факс: (48345) 5-34-60 
Адрес дирекции:
    241011, г. Брянск, пл. Партизан, 6 
Даты открытия и основания:
    открыт: 03.09.1967
Тип организации:
    культурно-массовая,    исследовательская 
Классификация организации:
    литературная , персональная или мемориальная 
Литературно-мемориальный музей  А.К.Толстого
Площади организации:
    экспозиционно-выставочная 331м2
    парковая 12,4га
Количество сотрудников:
    13, из них 2 научных 
В структуре организации имеются:
    научная библиотека 
Вышестоящая организация:
    Брянский государственный краеведческий музей - M671
Единиц хранения:
    2000, из них 1600 предметов основного фонда    
Наиболее ценные (уникальные) коллекции:
    Коллекция гравюр и рисунков 
    Коллекция антикварной мебели 
    Коллекция посуды 
    Коллекция прижизненных изданий А.К. Толстого 
    Коллекция антикварных книг 
    Коллекция скульптуры
 
 
ТАЙНА РОЖДЕНИЯ И ЖИЗНИ ТОЛСТОГО

автор статьи Ольга Бугримова - сайт: http://www.proza.ru/2015/07/29/1745 

Предки Толстого

Поэт А.К. Толстой – правнук Кириллы Разумовского, последнего гетмана Украины. Известно, что императрица Елизавета жаловала младшего брата своего  мужа сверх всякой меры, даже сосватала ему свою богатую родственницу – Елизавету Нарышкину и была посаженой матерью на их свадьбе. В качестве подарка 22-летний граф Кирилл получил « Малыя России обеих сторон Днепра и Войска запорожского гетманом», город Батурин с уездом,  город Почеп с уездом и другие «маетности», бывшие владения петровского любимца Меншикова.

Дед Толстого по матери – старший сын гетмана Алексей Кириллович, был в своё время женат на самой богатой невесте России Варваре Шереметевой, но не ужился с нею и расстался, хотя она родила ему четверых детей. 
При нём неотлучно жила мещанка Мария Соболевская (бабушка Толстого по матери), которая родила  десять  детей – пять мальчиков и пять девочек. Незаконнорожденные дети числились в доме  «воспитанниками». Граф был нелюдим, редко виделся с детьми, а с гувернанткой общался только письменно.

Мария Михайловна хлопотала о получении  дворянского звания, не жалея денег на взятки чиновникам, которые придумали ей покойного мужа из знатной польской фамилии, Алексея  Перовского, погибшего под Варшавой. Лет пять добивалась она внесения Перовских в дворянскую родословную книгу и получила выписку из неё и грамоту с приложением герба «рода Перовских». Однако дворянское звание царь дал детям, а Мария Соболевская так и осталась мещанкой.

Все дети графа получили образование, а дочек выдали за видных людей. Он давал такое приданое, что сомнительное дворянство забывалось.
Анну Алексеевну, будущую мать писателя, выдали замуж за вдовца  графа Константина Петровича Толстого, Государственного Ассигнационного банка советника, отставного полковника.
В метрических книгах за № 178 Санктпетербургской Симеоновской церкви значится, что сын граф Алексей родился 24 августа 1817 года.
Вскоре между Анной Алексеевной и Константином Петровичем произошёл разрыв, и она, взяв шестинедельного сына, уехала в одно из своих имений. Близкие уверяли, что несходство характеров и блестящий ум молодой жены стали причиной этого разрыва.
После смерти последнего украинского гетмана дети унаследовали его бесчисленные имения. Алексею Перовскому, брату матери и воспитателю Толстого, достался Красный Рог, куда  они все и переехали. Перовский ушёл в отставку, чтобы полностью посвятить себя литературным занятиям и воспитанию племянника. Отсюда и родилась легенда, что родным отцом А.К.Толстого  был  Алексей Перовский.

           Тайна рождения поэта

«К числу таких легенд относится усердно повторяемый слух о романтическом происхождении поэта. В одной из своих статей В. В. Розанов, указывая на то, что А. К. Толстой нигде не упоминает даже имени своего «фамильного отца», а говорит в своем «длинном теплом, сыновнем рассказе» исключительно о матери и «дяде по матери»,— видит в этом одно из доказательств происхождения графа «от супружеских отношений брата и сестры». 

Конечно, о таком происхождении Ал. К. Толстого писали и до Розанова. Одним из первых указал на Алексея Алексеевича Перовского, как на вероятного отца поэта, — Никитин («Русский вестник», 1894 г., февраль). Мнение последнего разделяется рядом ученых, в том числе и С. А. Венгеровым, напечатавшим в биографии поэта (издание Маркса), что мать последнего, красавица Анна Алексеевна Перовская, «вышла замуж за пожилого и весьма мало привлекательного вдовца, графа Константина Петровича Толстого» и далее, что «рождение Алексея Константиновича привело к домашней катастрофе и открытому разрыву». Устно передаваемая легенда идет еще дальше и повествует, что самый брак А. А. Перовской и К. П. Толстого имел фиктивный характер и заключен был для покрытия последствия неосторожной связи между Алексеем Алексеевичем Перовским и его сестрой Анной.

Посмотрим теперь, насколько все это вероятно. Благодаря изысканиям профессора Лилльского университета (Франция) г. А. Лиронделя, можно считать установленным день свадьбы родителей поэта. Государственного ассигнационного банка советник, отставной полковник гр. Константин Петрович Толстой был обвенчан с дворянкой девицей Анною Алексеевной Перовской 13 ноября 1816 г. в Симеоновской церкви г. С.-Петербурга. Поручителями — по жениху — был «отец его родной, генерал-майор и кавалер гр. Петр Толстой», по невесте — действительный тайный советник и кавалер гр. Алексей Кириллович Разумовский и уланского полка штабс-ротмистр и кавалер Алексей Перовский. Присутствие на свадьбе человека с такою безукоризненной репутацией, как гр. Петр Андреевич Толстой, устраняет всякое сомнение в том, чтобы брак этот мог носить поспешный характер или мог бросить хотя бы малейшую тень на достоинство его сына. Ранняя свадьба молодой шестнадцатилетней девушки объясняется господствовавшим в то время обычаем, а равно желанием А. К. Разумовского выдать свою побочную дочь за лицо титулованное и тем дать ей определенное положение в обществе.

Константину Петровичу Толстому было в то время 36 лет, так что его отнюдь нельзя было назвать пожилым. Семнадцатилетним юношей окончил он Шляхетский кадетский корпус, поступил во Фридрихсгамский полк, участвовал в шведской и французской кампаниях и получил несколько наград и отличий за выдающуюся храбрость. Рана в ногу помешала ему продолжать военную карьеру и заставила перейти на гражданскую службу. В полку гр. К. П. Толстой считался лучшим танцором, и имеется указание, что однажды на балу его избрала своим кавалером шведская королева... В детстве, как это часто случается у детей в Петербурге, у Константина Петровича была несколько велика голова, но ни в одном из источников не имеется указаний на непривлекательность наружности графа.
Что касается до нравственных его качеств, то большинство печатных источников указывает почти исключительно на положительные стороны его души. «Да, вполне прекраснейший был человек дядя мой Константин», заключает его характеристику М. О. Каменская (дочь известного скульптора гр. О. П. Толстого, брата Константина Петровича Толстого).

Алексей Толстой родился 24-го августа 1817 г., т.е. по истечении законного срока со дня свадьбы своих родителей. Мы не располагаем данными, чтобы утверждать, будто сам факт рождения поэта «привел к домашней катастрофе и открытому разрыву», как о том пишет в биографии Толстого С. А. Венгеров, тем более что, по словам последнего, симпатии даже самых близких графу Константину Толстому лиц были не на его стороне, чего, по всей вероятности, не было бы, если бы Анна Алексеевна изменяла своему мужу.
Причина семейного разрыва остается, таким образом, для нас неизвестной. По всей вероятности, она заключалась в полном несоответствии характеров не подходивших друг к другу супругов.

    Сам: Алексей Толстой, по-видимому, долго не был посвящен в подробности семейной драмы. Драма эта от него так хорошо скрывалась, что все первые годы жизни своей он искренно считал и называл своим отцом Алексея Перовского. Последний не считал себя вправе огорчать маленького племянника, к которому сам сердечно привязался и, в свою очередь, называл его сыном. Это обстоятельство и подало, по всей вероятности, повод к той сплетне, которой поверило немало даже серьезных людей. Возможно, что в самой ранней переписке своей Алексей Перовский и его племянник называли друг друга «папочкой» и «сыном», хотя в письмах, нам известных, дядя называет будущего поэта Алешей, Алешенькой, Алиханчиком и другими ласкательными именами. Когда Алексей Толстой подрос, ему, очевидно, объяснено было, кто приходится ему отцом, ибо в дошедших до нас письмах он называет Перовского не отцом, а дядей. Всякий изучавший характер Толстого знает, какою благородною прямотою он обладал, как противна была ему всякая ложь и как, поэтому, невероятно, чтобы он мог в письмах к любимому и любящему его человеку употреблять фальшивое обращение.

В пользу того, что поэт искренно считал себя не Перовским, а Толстым, имеется много доказательств. Например, он всю жизнь свою носил на пальце перстень с резным изображением родового герба графов Толстых, чего ни за что не стал бы делать, если бы хоть сколько-нибудь сомневался в своем происхождении. По словам лица, его близко знавшего, поэт с жаром доказывал в одном споре талантливость, присущую фамилии Толстых. Он поддерживал отношения с дядей своим, известным скульптором О. П. Толстым, и позволял своей жене и ее племянницам ездить к самому К. П. Толстому.

В обстоятельства, вызвавшие разрыв его родителей, Толстой был посвящен одною из заинтересованных сторон, и, по-видимому, объяснения матери носили весьма пристрастный характер. Следствием таких объяснений было то, что поэт почти всю свою жизнь избегал встречаться с отцом. Они помирились уже перед самою смертью последнего.
Несмотря на то, что Алексей Толстой считал отца виновником семейного разрыва и не мог ему простить какого-то проступка перед графиней Анной Алексеевной, мы имеем, однако, сведения, что он оказывал гр. Константину Петровичу материальную поддержку. Отец поэта был человек слабохарактерный, мягкосердечный, религиозный и никому не отказывавший в денежной помощи. Поэтому он сам постоянно нуждался и не мог отказаться от той пенсии, которую ему назначил его богатый сын.

Портрета К. П. Толстого до нас, к сожалению, пока не дошло (сейчас он опубликован - прим.О.Б.)  Чертами лица своего поэт походил на родственников как той, так и другой стороны. Глаза, например, у него были голубые, как у Перовских, нос — как у Толстых. Характером своим он также напоминал во многом родственников своих со стороны отца. Артистические же наклонности и художественный вкус были присущи представителям обеих фамилий. Поэтический дар Алексей Константинович мог унаследовать от своего дяди гр. Петра Андреевича Толстого, который, по словам М. О. Каменской... отличаясь веселым нравом, не чужд был импровизаторских способностей и, даже готовясь покинуть этот мир, приветствовал шутливым экспромтом пришедших к нему проститься родственников...
Все эти данные заставляют думать, что легенда о романтическом происхождении поэта в лучшем случае представляет собою плод недоразумения...» - пишет Кондратьев А. А. в книге «Граф А. К. Толстой: Материалы для истории жизни и творчества. СПб., 1912»

О тайне рождения писал и П.Гнедич:
«От Гончарова же я слышал подтверждение того, о чем так горячо стали писать в последнее время в печати, — о происхождении графа Алексея Константиновича Толстого.
Не знаю, в каких отношениях был Гончаров с А. К., но то, что граф сделал для «Обрыва» перевод гейневской пьески, как бы указывает на их близость. Не знаю нарочно или нет, но перевод действительно сделан по-дилетантски, и его скорее можно приписать Райскому, чем Толстому. Но Гончаров вот в какой форме передавал при мне легенду о Перовском.
Перовский был уже немолодым важным сановником, когда получил сообщение о смертельной болезни своей матери, поехавшей лечиться в Италию со своей младшей дочерью. Приехав к матери, он уже не застал ее в живых и нашел у ее тела только свою сестру — семнадцатилетнюю красавицу, которой он никогда в жизни не видел, так как она была младшей из сестер и родилась на Украине, когда Перовский уже уехал оттуда.
Общее горе — потеря матери, ум Перовского, красота девушки, совместное путешествие в Петербург, родственная близость и в то же время новизна отношений — сделали то, 
Граф Константин Толстой — из захудалых членов обширного рода Толстых — не отличался никакими талантами и служил в сенате как подчиненный Перовского. На нем остановил свое внимание Перовский как на человеке годном для его целей. Сестра после венчания с Толстым воротилась в дом брата.

Красавец Алеша в детстве не знал Толстого и дядю считал отцом. Отношения Перовского к императору Николаю сделали то, что Алеша рос вместе с будущим освободителем крестьян — так как был его однолеток. Для двух этих мальчиков и была написана очаровательная сказка «Черная курица», автор которой, Перовский, был скрыт под псевдонимом Погорельского.

Б. М. Маркевич, с которым мое знакомство было случайно и поверхностно, — уклонялся от прямого ответа на мой вопрос. Он был один из ближайших друзей Алексея Константиновича и, вероятно, был хорошо осведомлен о его детстве. Он только указывал, что А. К. был натура исключительная: при его красоте, уме и таланте, при большой физической силе, он умер сравнительно нестарым человеком и в страшных мучениях. Никакие впрыскивания морфия не помогли ему во время припадков, когда он на куски разламывал дубовые стулья в своем кабинете. Слияние родственной крови дает часто обостренность наследственных недугов.
Детей у него никогда не было».

В этой же книге автор вновь опровергает  данную версию:
 «Легенда о романтическом происхождении А. К. Толстого, переданная П. П. Гнедичу Гончаровым, представляет собой плод недоразумения. А. А. Кондратьев, подвергший ее подробному анализу, доказывает, что А. Толстой родился «по истечении законного срока со дня свадьбы своих родителей», что сам поэт считал себя не Перовским, а Толстым, что большинство печатных источников указывает на положительные стороны души его отца графа К. Толстого, исключающие возможность таких сделок, как фиктивный брак для покрытия последствий чужой неосторожной связи».  А. Кондратьев. Граф А. К. Толстой. Материалы для истории жизни и творчества. СПб., 1912 г., стр. 4 – 7.
Итак, с рождением  истина как будто установлена. Перейдём к не менее интересной теме, как любовь писателя к своей супруге. 
  
                   Выстраданная любовь

В жизни колебаний не было: Толстой полюбил сразу и навечно, точнее говоря, на весь срок земной жизни, отмеренный ему судьбой. Но повенчались они лишь 12 лет спустя. Почему? Толстой обладал смелостью и огромной физической силой: заламывал на охоте медведя, перебрасывал двухпудовую гирю через флигель, гнул подковы. Но был абсолютно бессилен против собственной матери. Строптивая и Он — знатный вельможа, видный чиновник, церемониймейстер императорского двора, статный, красивый мужчина, к тому же богатый и талантливый, известный поэт и писатель. Она — рядовая дворянка из старинного, но обедневшего рода Бахметьевых, жена ротмистра, не красавица, но блещущая умом женщина, знаток литературы и музыки. Некрасива (очень высокий лоб, тяжелый волевой подбородок), но в ней есть что-то притягательное, манящее. 

Они встретились в январе 1851 года, ему было 33 года, ей чуть меньше. Уезжая с бал маскарада, Алексей Константинович повторял про себя пришедшие вдруг слова: "Средь шумного бала, случайно..." Так родилось гениальное стихотворение: "Люблю ли тебя — я не знаю, но кажется мне, что люблю!"
  
Черты лица Софьи Андреевны были несколько крупноваты, тяжеловаты – это видно на дагерротипах и особенно на живописном портрете, который всегда висел в имении А.К. Толстого Красный Рог. Зато глаза были прекрасны – живые, блестящие, умные. Так что маскарадная чёрная маска ("...и тайна твои покрывала черты"), в которой её впервые увидел Толстой, пришлась ей кстати. Обладала она и редкостно красивым ("как зов отдалённой свирели"), "проникающим в душу голосом ангела".
Любопытно, что на том же балу с Софьей Миллер познакомился и другой наш классик — Тургенев, но не нашел в ней ничего примечательного ("Лицо чухонского солдата в юбке"). Но они долго переписывались, и Иван Сергеевич позже признавался: "Из числа счастливых случаев, которые я десятками выпускал из своих рук, особенно мне памятен тот, который свел меня с Вами и которым я так дурно воспользовался".
Когда мать узнала о появлении в жизни Алексея женщины, которой он безумно увлекся, она вознегодовала и сделала все, чтобы не допустить этого брака.  Придумывала болезни, лечилась за границей и настаивала на том, чтобы сын был рядом.   Но были препятствия и со стороны Софьи Андреевны. В ее памяти были живы трагические события, предшествовавшие первому замужеству… 
 
Среди друзей ее любимого брата Юрия, гвардейского офицера, выделялись двое: конногвардеец Лев Миллер и прапорщик князь Григорий Вяземский. Он отдала предпочтение второму, тем более что он князь, а кому из тогдашних девушек не хотелось стать княгиней?

Вяземский не устоял перед хотя и некрасивой, но обаятельной Софьей и попросил ее руки. Она согласилась и с нетерпением стала ждать согласия родителей жениха. Хотя она и была дворянкой, но стояла на иерархической лестнице несколькими ступенями ниже, да и приданое за ней давали крохотное. Родители жениха встревожились и настоятельно посоветовали влюбленному сыну поостыть и не решать свою судьбу «слишком поспешно и неосмотрительно». Но мать Софьи не захотела смириться с потерей такой выгодной партии для дочери и бросилась уговаривать родителей жениха. Те заупрямились окончательно и быстро подыскали сыну невесту из своего круга. 
 
Софья решает сыграть ва-банк. Она едет к матери Вяземского и бросается ей в ноги. Но та непреклонна. И тут появляется последний довод: Софья Бахметьева беременна от князя Вяземского. Но и это ничего не изменило. Долгий скандал закончился трагедией. Юрий Бахметьев, желая отомстить за поруганную честь сестры, вызвал князя на дуэль и был убит.

Чтобы избежать скандала, ребёнок был записан на другого брата Петра. 
В отчаянии Софья выходит замуж за Льва Миллера. Но любви нет, и вскоре они расходятся, однако формально, не разводясь. Она стала часто появляться в свете, демонстрируя свои замечательные таланты. Исполняла Перголези, Баха, Глюка, Шопена. Пела. Голос у нее был чарующий.  
Зимой 1851 года ей сделал предложение Алексей Константинович Толстой, но и в этом случае последовали возражения со стороны матери жениха. История повторялась! Тем не менее, их встречи не прекращались.

 А Софья, не лишенная практицизма, тем временем заготавливала запасной вариант с писателем Дмитрием Григоровичем. Они даже вместе путешествовали по Европе. 
«ДорОгой употреблялись страстно, до изнеможения…Она была необыкновенно страстная и всё просила нового»,- писал Григорович. 
Допускаю, что  он мог и придумать это, т.к. часто фантазировал.
В дневнике знавшего их Суворина есть запись: „Когда Григорович возвратился к Бахметьевым, то он застал госпожу Миллер лежащею, слабою. У ног ее сидел граф А. К. Толстой, страстно в нее влюбленный..." „Я не хотел мешать, — рассказывал Григорович, — и мы расстались".
Кстати, она могла уехать с бала с каким-нибудь офицером.

Возможно, повышенный эротизм, сексуальность и свобода нравов Софьи, в сочетании с умом и талантом певицы, и завлекли поэта в сладостные сети.
Софья Андреевна исповедовалась Толстому в ошибках молодости, рассказала всё о  своей жизни, но искренние ли были её слова, никто не знает. Зато он был мучительно счастлив. И после долгого разговора тет-а-тет, сразу же пишет:

«Дороги мне твои слёзы и дорого каждое слово!
Бедное вижу в тебе я дитя, без отца, без опоры;
Рано познала ты горе, обман и людское злословье,
Рано под тяжестью бед твои преломилися силы!»

Они встречались тайно, лишь во время Крымской войны, когда он заболеет тифом, Софья, не таясь, приезжает выхаживать его. За это Алексей Константинович до конца дней будет ей благодарен.
Выздоровление еще более укрепило любовь Толстого, а смерть матери устранила главное препятствие к их союзу. Это был почти идеальный брак. Алексей Константинович нашел в Софье Андреевне новую "мамочку", к тому же энциклопедически образованную. Она знала более десяти иностранных языков, легко цитировала Гете, Шекспира. У нее был отменный литературный вкус, которому полностью доверял Толстой. Она много читала и ложилась спать только под утро. Они встречались за чаем во втором часу дня, и он обычно говорил: "Ну, Софочка, слушай и критикуй" и  читал ей вслух, написанное за ночь.

 Вскоре после знакомства Алексей Константинович Толстой писал Софье Андреевне: „Я еще ничего не сделал — меня никогда не поддерживали и всегда обескураживали, я очень ленив, это правда, но я чувствую, что я мог бы сделать что-то хорошее — лишь бы мне быть уверенным, что я найду артистическое эхо, — и теперь я его нашел... это ты".
Анна Алексеевна сделала всё, чтобы скомпрометировать подругу сына и отвлечь Алексея от связи, длившейся уже много лет. Сын не решился идти против воли матери и лишь после её внезапной смерти, Софья Андреевна привезла осиротевших семерых детей брата  в имение Толстого.
Но любил поэт больше всех племянника жены, Андрейку (так ласково называл он  мальчика).
Тогда же в доме А.К.Толстого появилась любимая «племянница» Софьи Андреевны и приёмная дочь Алексея Константиновича, тоже Софья. Кроме них, появилось бесчисленное количество нянек, гувернанток, поваров, прислуги.

Софье Андреевне не довелось иметь детей (А как же младшая Софья? -прим.О.Б.). Возможно, поэтому она питала особую привязанность к детям чужим. Всегда была окружена детишками своих многочисленных родственников, а в деревне Погорельцы недалеко от имения Красный Рог (на Брянщине) она открыла школу для крестьянских девочек, где их обучали грамоте и рукоделию.

 После долгожданного развода любящие обвенчались в Дрездене в 1863 году, и Софья Андреевна Миллер стала графиней Софьей Андреевной Толстой. Под этим именем она вошла в историю литературного ХIХ века, хотя надо заметить, что её в дальнейшем будет всегда отодвигать в тень полное совпадение имен с младшей Софьей Андреевной, знаменитой супругой Л.Н. Толстого и хозяйкой Ясной Поляны.
Софья пишет матери в Смальково: «…Невозможно, мама, рассказать Вам, какой это друг для меня, и за шесть лет, которые я его знаю, мне кажется, что его привязанность делается всё сильней».

Почувствовав себя полноправной хозяйкой,  она вызвала к себе брата Николая, назначив его главным управляющим, родственниц из Смалькова.
Толстой был удивлён, как бесцеремонно ведут себя родственники жены, попытался призвать к порядку, но тут показала свой крутой нрав Софья Андреевна, и Толстой  понял, что с ней лучше не связываться. Он пообещал заниматься только поэзией.
И если поначалу жизнь молодожёнов складывалась гармонично,  то со временем он всё чаще раздражал жену. Теперь она звала его только по фамилии: «Какие глупости ты говоришь, Толстой!»

Софья Андреевна имела обыкновение разбирать произведения тоном, не терпящим возражения, считала себя истиной в последней инстанции, не снисходя до подробного анализа. Это задевало авторское самолюбие писателя, но он шуткой разряжал обстановку и уходил от споров. 
Она даже не скрывала, что ставит Тургенева намного выше его.
Алексей Константинович стал часто болеть и выезжал на лечение за границу. Оттуда он присылал ей удивительно тёплые, полные любви письма:
«Дрезден, 10 июля 1870 г.

Вот я здесь опять, и мне тяжело на сердце, когда вижу опять эти улицы, эту гостиницу и эту комнату без тебя. Я только что приехал в З 1/4 ч. утра, и не могу лечь, не сказав тебе то, что говорю тебе уже 20 лет, - что я не могу жить без тебя, что ты мое единственное сокровище на земле, и я плачу над этим письмом, как плакал 20 лет тому назад. Кровь застывает в сердце при одной мысли, что я могу тебя потерять, и я себе говорю: как ужасно глупо расставаться! Думая о тебе, я в твоем образе не вижу ни одной тени, ни одной, все - лишь свет и счастье...»
И следующее:
«Дрезден, 25 июля 1871 г.
...Мне очень грустно и очень скучно, и глуп я был, что думал, что будет здесь приятно.
Если б у меня был Бог знает какой успех литературный, если б мне где-нибудь на площади поставили статую, все это не стоило бы четверти часа - быть с тобой, и держать твою руку, и видеть твое милое, доброе лицо! Что бы со мной было, если б ты умерла? А все-таки пусть лучше я после тебя умру, потому что я не хочу, чтоб тебе было тяжело после меня...
И тяжело слушать музыку без тебя; я будто через нее сближаюсь с тобой!»

                          Последние дни

Сентябрь 1875 года полыхал всеми красками осени. Золотистые листья берёз оттеняли багровость дубов. Липовая аллея, по которой супруги любили гулять, отливала пурпуром и  ещё больше манила таинственным шепотом листвы. Но буйство красок уже не радовали Толстого. В последние дни он был настолько слаб, что попросил открыть балкон и изредка подходил к двери. В комнатах стояли кадки с водой, в которых были свежесрубленные молодые сосенки. Дозы морфия, назначенные ещё в Карлсбаде, результата почти не давали. Николай Жемчужников, гостивший у брата, видел изнурённый вид Алексея и просил его прекратить работу хотя бы на время. 
Толстой, бодрясь, отвечал, что благодаря морфию он чувствует себя нормально. После изобретения  англичанином Вудом подкожного впрыскивания морфий стали усиленно применять в терапии. Но вскоре врачи осознали страшные последствия употребления наркотика. За временным облегчением наступали ещё более жестокие мучения, дозы всё увеличивались.

Ещё  несколько лет назад Фет, гостивший в имении Толстого, был удивлён переменам в друге. Лицо Алексея Константиновича было багровым от прилива крови к голове. Спасаясь от головной боли, он старался побольше гулять, но это мало помогало.  Тогда и пришлось обратиться к немецкому доктору Зегену, который приписал ему морфий.

Двоюродная сестра писателя Елизавета Матвеева вспоминала, что лицо Алексея Константиновича было постоянно багровым, пронизанным синими жилами. На него было мучительно смотреть, но как только боль утихала, он снова шутил и смеялся.
Матвеева очень ревниво относилась к Софье Андреевне, подозревая её в неискренности. Ей  был странен девиз, который заставлял Толстого страдать во время болезни: « Я ищу, но всё подвергаю сомнению».
Но кто может судить любовь?  
                                                        
24 сентября 1875 года друг Толстого Маркевич писал А.Н.Аксакову из Красного Рога: « Но если бы Вы видели, в каком состоянии мой бедный Толстой, Вы бы поняли то чувство, которое удерживает меня здесь… Человек живёт только с помощью морфия, и морфий в то же время подтачивает ему жизнь - вот тот заколдованный круг, из которого он уже выйти не может. Я присутствовал при   отравлении его морфием, от которого он едва спасся, и теперь опять начинается это отравление, потому что иначе он бы был задушен астмой».
28 сентября в половине девятого вечера Софья Андреевна, войдя в кабинет, нашла его лежащим в кресле. Она думала, что муж заснул, но все попытки разбудить оказались тщетными. 
Алексей Константинович наказывал, чтобы его похоронили в дубовом гробу, но когда из Брянска привезли заказанный, оказалось, что он мал для богатырского тела. Сколотили сосновый, и похоронили на сельском кладбище возле Успенской церкви, которая сохранилась до сир пор. Впоследствии прибыл из Парижа металлический саркофаг, в который поместили сосновый гроб. Когда умерла через 20 лет в Португалии Софья Андреевна на руках своей любимой Софьи, её тело положили рядом с мужем.

______________________________________________________________________________________________
ИСТОЧНИК ИНФОРМАЦИИ И ФОТО:
Команда Кочующие

статья Ольги Бугримовой - сайт: http://www.proza.ru/2015/07/29/1745 
http://krasnyrog.bryansk-museum.ru
http://www.museum.ru/M1793
Музеи России: Путеводитель / А. В. Лаврентьев, И. Б. Пуришев, А. А. Турилов; составитель Ю. М. Кириллова.. — М.: Профиздат, 1984. — 352 с. — (Сто путей — сто дорог). — 100 000 экз. (в пер.)
http://img4.tourbina.ru/
Сайт фотосайт.
http://www.culture.ru/

ВложениеРазмер
01646_2015101 (1).gif323.37 КБ
01646_2015101 (1).jpg333.32 КБ
01646_2015101 (2).jpg133.96 КБ
01646_2015101 (3).jpg168.79 КБ
01646_2015101 (4).jpg228.99 КБ
01646_2015101 (5).jpg250.25 КБ
01646_2015101 (6).jpg149.01 КБ
01646_2015101 (7).jpg177.23 КБ
01646_2015101 (8).jpg94.41 КБ
01646_2015101 (9).jpg275.67 КБ
01646_2015101 (10).JPG190.14 КБ

Комментарии

аватар: Кэп

о дружбе русского и украинского народа!

Иль влетим мы в светлый град
    Со кремлем престольным?
Чудно улицы гудят
    Гулом колокольным,
И на площади народ,
    В шумном ожиданье
Видит: с запада идет
    Светлое посланье.

В кунтушах и в чекменях,
    С чубами, с усами,
Гости едут на конях,
    Машут булавами,
Подбочась, за строем строй
    Чинно выступает,
Рукава их за спиной
    Ветер раздувает.

И хозяин на крыльцо
    Вышел величавый;
Его светлое лицо
    Блещет новой славой;
Всех его исполнил вид
    И любви и страха,
На челе его горит
    Шапка Мономаха.

"Хлеб да соль! И в добрый час!-
    Говорит державный.-
Долго, дети, ждал я вас
    В город православный!"
И они ему в ответ:
    "Наша кровь едина,
И в тебе мы с давних лет
    Чаем господина!"

Громче звон колоколов,
    Гусли раздаются,
Гости сели вкруг столов,
    Мед и брага льются,
Шум летит на дальний юг
    К турке и к венгерцу -
И ковшей славянских звук
    Немцам не по сердцу!

Отправить комментарий

Фотографии на сайте размещены в качестве научного, информационного, учебного и культурного материала без цели извлечения прибыли.

Контактная информация:

Капитан команды Кочующих (он же главный по сайту):
Хафизов Ахат - Hafizow@yandex.ru

Администрирование и продвижение сайта в интернете:

Лоцман команды Кочующих
Бортяков Андрей - abortyakov@yandex.ru