Клады северной Руси

Полон загадок и тайн русский Север!
В данной статье расскажем про клады и археологические находки Севера европейской части России и Урала (Северного, Полярного и Приполярного). Пояс этот растянулся почти на три тысячи километров и содержит в себе много исторических памятников, памятников археологии, древних торговых путей и других интересных мест, которые привлекают к себе исследователей, археологов и кладоискателей.

 

АРХЕОЛОГИЯ СЕВЕРНОЙ РУСИ
В «Повести временных лет» призвание варягов во главе с Рюриком датируется 862 годом, а проникновение в Приднепровье и захват Олегом Киева — ровно 20 годами позже, 882 годом. Современные археологические исследования, в настоящий момент, полностью подтверждают датировки летописных источников.
В большинстве списков «Повести временных лет», включая ипатьевский, первоначальной столицей Рюрика названа Ладога. «Срубиша» крепость в Ладоге, Рюрик через 2 года спускается вниз по Волхову к озеру Ильмень, где в истоке реки основывает «новый город» — Новгород. В традиции же новгородского летописания Рюрик изначально избирает своей резиденцией Новгород, сообщения о закладке им каких бы то ни было городов отсутствуют.
Вопрос о том, какая из двух версий является приоритетной, дискутируется со времён В. Н. Татищева. Наиболее активно тезис о Ладоге как о «первой столице Руси» в новейшее время отстаивали Д. А. Мачинский и Н.А. Кирпичников[]. В то же время авторы специальных текстологических исследований ПВЛ, А. А. Шахматов и А. А. Гиппиус (равно как Д. С. Лихачёв и В. О. Ключевский), убеждены в первичности новгородского варианта[]. Сопоставление различных изводов летописи приводит Гиппиуса к выводу о том, что в Начальном своде XI века в качестве столицы Рюрика был указан Новгород, а данные о Ладоге вместе с другими свидетельствами об этом городе были внесены в 1117 г. после поездки летописца к ладожанам. При этом нельзя исключать, что сведения о Рюриковой резиденции в Ладоге были почерпнуты летописцем из разговора с местным посадником из числа потомков Регнвальда Ульвсона и отражают древнюю местную традицию, заслуживающую не меньшего доверия, чем данные киевского Начального свода.
С археологической точки зрения Ладога выглядит более предпочтительным кандидатом на роль первой столицы Рюрика, чем названное в XIX веке его именем Городище[]. Омельян Прицак разрешает спор однозначно в пользу Ладоги как древнейшего города на северо-востоке Европы; археологические свидетельства существования Новгорода (за пределами Городища) в рассматриваемый период отсутствуют.
Ладога возникла не позднее середины VIII века как поселение скандинавов[7][8]. Это было маленькое поселение которое не было торговым, в нём скорее всего проживал один род. Домостроение, металлообработка, всё указывает на скандинавский характер поселения. Но не позднее начала 770-х годов, скандинавское поселение полностью исчезает. Новое население с резко отличной техникой домостроения (дома с отапливаемыми печами-каменками расположенными в углу дома, планированием городов), заселяет данное место. Изменяется техника обработки металлов. Это новое население было славянским, одновременно, поселение становится торговым, ведущим торговлю с арабским Востоком и странами Балтики. Появляются первые клады серебряных монет, древнейший из которых относится к 786 году. Около 780-го года происходит первый пожар, уничтоживший предшествующие постройки, но никаких изменений он не приносит. Около 840 года поселение постигла катастрофа в результате вражеского вторжения. В период около 840 — около 865 годов, значительная часть поселения превращается в пустырь. Другая часть отстраивается в скандинавских традициях североевропейского халле. Норманнское население привносит свои традиции (молоточки Тора и др.). Не позднее 865-го года поселение вновь подвергается полнейшему разгрому. Население вновь становится славянским, но при этом четко видно присутствие иных коллективов. Поселение видимо сильно возрастает в размерах. Несмотря на археологическое фиксирование присутствия норманнов (по артефактам), не было найдено никаких признаков их компактного проживания на данной территории. После пожара около 950-го года (который связывают с приходом на север Руси княгини Ольги (в летописи под 947 г.)) никаких изменений не произошло. Ладога, как крупное поселение, временно прекращает своё существование в течение XI века, после того как там на границе X-XI веков происходит ряд крупных пожаров в результате набегов норвежских ярлов Эйрика (997 г.) и Свейна(1016 г.).
По современным данным дендрохронологии в 881 году строится так называемый «большой дом», данный дом (как и ряд других таких же домов) как таковым большим домом в североевропейском и скандинавском смысле не является, это просто усадьба крупнее всех остальных, являющаяся одной из первых построек подобного типа типичных для всей древнего Новгородской земли (Псков, Белоозеро и т. д.)[]. Подобные дома строились и значительно ранее, один из самых ранних в 811 году (по дендрохронологической дате). Примерно с 850 года по 950 год в урочище Плакун функционировало небольшое обособленное кладбище (по счёту 1940 г. 13 курганов) норманнских пришельцев с нехарактерном для скандинавов бедным погребальным обрядом. С норманнской деятельностью также связывают погребальную камеру сопковидного некрополя Плакун под Ладогой (ок. 900 г.), или, как выразился А. Н. Кирпичников, «стража и двор конунга». На вершине сопки захоронен воин в корабле с конём — ближайшие аналоги такого могильника происходят из Ютландии (район Хедебю).

Некоторые центры Поволховья середины IX века в этот период вовсе не возрождаются (Любшанская крепость, Холопий Городок), другие возрождаются в гораздо более скромном виде (Новые Дубовики). Появляются новые центры вроде Гнёздова, возобновляется активная торговля с Востоком, прерванная межплеменными волнениями 840-х — 865-х годов, когда количество арабских монетных кладов упало до 10 (за 840—859 годы) с 21 (за 820—839 годы) и далее выросло до 23 (за 860—879 годы)[]. В Ладоге, ставшей, по выражению А. Н. Кирпичникова, «кратковременной столицей Верхней или Внешней Руси», на рубеже IX—X веков строится каменная крепость (открыта раскопками 1974—1975 годов):
В 780-х начинается Волжский торговый путь: первые находки арабских серебряных дирхемов датируются этим десятилетием (древнейший клад в Ладоге датируется 786 годом). Число ранних кладов (до 833 г.) на территории будущей Новгородской земли сильно превышает количество аналогичных кладов в Скандинавии, то есть изначально Волго-Балтийский путь обслуживал местные потребности. А основные потоки арабских дирхемов через бассейн Дона, Верхнего Днепра, Немана и Западной Двины поступали в Пруссию и Южную Балтику, а также на острова Рюген, Борнхольм и Готланд, где обнаружены самые богатые в регионе клады того времени.

В середине IX века через Ладогу арабское серебро стало поступать также в Среднюю Швецию. После пожара Ладоги около 860-го года примерно на десятилетие прерывается поступление серебра в Швецию и на остров Готланд.

Согласно исследованиям Т. Нунана во 2-й половине IX века количество кладов восточных монет на Готланде и в Швеции возросло в 8 раз по сравнению с 1-й половиной, что свидетельствует об установлении и стабильном функционировании торгового пути из Северной Руси в Скандинавию. Клады того времени найдены в Новгородской земле (водный путь Волхов—Нева), по Западной Двине, по Оке и верхней Волге.

В исследовании Т. Нунана учитывались 82 клада VIII—IX вв. (1992 г.)[26], А. Н. Кирпичникова (2002 г.) — 7 кладов VIII в. (1156 монет) и 75 кладов IX в. (22551 монета), В. Н. Седых (2003 г.) — 4 клада 780—799 гг. (986 монет) и 72 клада 800—899 гг. (24636 монет), И. В. Петрова (2011 г.) — 179 кладов (в том числе 135 восточноевропейских) и 34017 монет до 900 г.

Волжский торговый путь связывал северную Русь с Волжской Булгарией и Каспием.

Один из ранних кладов, найденных в Петергофе (младшая монета датируется 805 годом), содержит большое число надписей-граффити на монетах, по которым стало возможным определить этнический состав их владельцев. Среди граффити единственная надпись на греческом языке (имя Захариас), скандинавские руны и рунические надписи (скандинавские имена и магические знаки), тюркские (хазарские) руны и собственно арабские граффити.

В лесостепи между Доном и Днепром в 780-е — 830-е годы чеканились местные монеты — т. н. «подражания дирхемам», имевшие хождение среди славян волынцевской культуры (позднее роменская и боршевская) и алан салтовско-маяцкой культуры верховий Северского Донца. Через эту же территорию проходил наиболее интенсивный поток дирхемов раннего периода (до 833 года). Здесь по мнению ряда историков располагался центр Русского каганата в первой половине IX века. В середине IX века чеканка местных монет прекратилась после разгрома этого центра венграми, по версии Е. С. Галкиной, относящей к этому времени и приход венгров под Киев. Другие исследователи связывают конец салтово-маяцкой культуры (как и уход венгров на запад) с вторжением печенегов на рубеже IX-X веков.

Датировка кладов по-разному трактуется исследователями. Одни (Янин В. Л.[], Цукерман К.[]) считают увеличение количества монет в кладах признаком активизации торговли на соответствующем направлении, а сокращение — признаком упадка торговли, в том числе по причине блокирования торговых путей. Противоположная версия (Седых В. Н.[], Толочко П. П.[]) заключается в том, что клады «в период экономического упадка помещались в землю „до лучших времён“». В частности, первая точка зрения лежит в основе версии о том, что торговый «путь из варяг в греки» в IX веке ещё не функционировал, будучи перекрыт кочевниками-венграми, и в основе сдвига датировки межплеменной войны на севере Руси и последующего призвания Рюрика на несколько десятилетий вперёд относительно датировки «Повести временных лет». Между тем Седых В. Н. связывает северные клады 860—870-х годов именно с межплеменной войной, указывая, что большинство содержащихся в них монет попали на Русь в предшествующий период. Кроме того, функционирование торгового пути Днепр—Чёрное море (и далее Дон—нижняя Волга—Каспий) подтверждается первоисточниками уже для IX века (Ибн Хордадбех, «Книга путей и стран»).

 
Все находки и клады расположим по областям и республикам России.
Начнем с самого Севера России!

 

КЛАДЫ И КЛАДОИСКАТЕЛЬСТВО В КАРЕЛИИ

Наследство викингов
Петрозаводский археолог Андрей Спиридонов подсчитал количество обнаруженных кладов в республике и составил примерную схему их расположения. Ученый просто заносил случайные сведения о них в картотеку. Со временем у него накопилась информация о 30 достаточно полно документированных кладах X-начала XIX веков. Сравнительный анализ показал, что кладами чаще становились сбережения наших зажиточных предков, которые прятали свое «богатство» в момент опасности. Нередко «удобряли» почву сокровищами скандинавы. Викинги твердо верили: все, что они зароют в землю при своей жизни, будет с ними в мире ином. Самым богатым на сокровища сегодня по праву является район реки Свирь, чуть пониже речных порогов. Именно здесь в разное время были найдены сразу несколько кладов. Это и неудивительно, полагают археологи. Ведь само место обнаружения этих кладов указывает на их связь с пушным промыслом и торговлей в Прионежье. На этом же участке течения Свири в курганных могильниках X-XI веков изучены несколько богатых захоронений купцов и воинов. Например, горшок с 3280 арабскими, западно — и северно-европейскими монетами, выкопанный из земли в Лодейном Поле в 1878 году, весил четыре с половиной килограмма. 
А лодейнопольский клад из почти трех тысяч и нескольких обломков серебряных изделий, найденный в 1949 году при земляных работах, весил три с половиной килограмма. По ценам, общим для прибалтийских стран XI века, за марку серебра (около 200 граммов) можно было купить рабыню или двух коров, за полторы марки — раба, хорошую лошадь или десять свиней. Наконец, стоит упомянуть о  двух наиболее известных кладах, обнаруженных в свое время в Петрозаводске. Один из них был найден в середине XIX века в устье реки Неглинки солдатами при строительстве казармы, другой — в 1957 году на улице Свирской: 300 монет XVI-XVII веков. 
Монеты — на граммы
Впрочем, большая часть «карельских» кладов включает в себя не более 200 граммов монет. Скорее всего, эти деньги припрятали когда-то зажиточные крестьяне. Например, в 1874 году в семи километрах от Колатсельги на берегу реки Колаги был найден клад из 355 серебряных монет весом 150 граммов. Большая часть из них относилась ко времени царствования Михаила Федоровича Романова. В 1932 году в Нюрала рыли яму, и обнаружили 300 серебряных монет, относившихся к царствованию от Ивана Грозного до Михаила Федоровича. Эти экспонаты можно было увидеть в Карельском государственном краеведческом музее, пока в 1952 году их не похитили из фондов. А вот 300 монет эпохи Ивана Грозного, найденные в 1957 году в деревне Реболы на берегу Ледмозера, до сих пор хранятся в краеведческом музее.
 
МОНЕТНЫЕ КЛАДЫ КАРЕЛИИ
В Карелии было найдено 30 монетных кладов

Раз в жизни фортуна стучится в дверь каждого человека, но человек в это время нередко сидит в ближайшей пивной и никакого стука не слышит\», — говорил Марк Твен. Как минимум 30 жителей Карелии оказались дома, когда к ним решила заглянуть госпожа Удача — в республике в разное время найдено 30 кладов X—начала XIX веков.
 


Котел с деньгами
Губернская краеведческая литература прошлого века сообщала о таких находках: в Повенецком уезде в д. Каччиевой, в четверти версты от церкви, в поле, до сих пор еще находят маленькие продолговатые серебряные монеты… В д.Манниевой, в одной версте от церкви, также находят в земле деньги, между деревнями Петелнаволоком и Маселгой, на пожне, каждую весну приносит водою на дорогу маленькие серебряные продолговатые монетки…», в Вытегорском уезде »один крестьянин д.Лемы сохой вытащил на поле из земли котел с деньгами\».

Следы былых находок хранились в мюнц-кабинете при губернской гимназии в Петрозаводске — в этой коллекции были серебряные деньги Великого Новгорода и Пскова, денежки великого князя московского Василия Дмитриевича, Бориса Годунова, Михаила Федоровича Романова и Алексея Михайловича.

Наиболее же точный учет счастливых находок велся только во второй половине XIX века. Именно тогда местные любители старины активно развернули свою деятельность, а в России была создана Императорская археологическая комиссия, на которую возложили функцию регистрации монетных кладов.

— Специально я не занимался темой кладов, — говорит петрозаводский археолог Андрей Спиридонов, — и никогда, к сожалению, сам клады не находил. Но случайные сведения о них заносил в картотеку. К 95-му году у меня уже была информация о 30 достаточно полно документированных кладах X—начала XIX веков. Тогда я и сделал обзор этих находок.

Оказывается, все карельские \»сокровища\» были найдены случайно. Никаких таинственных карт с указанием мест, где денежки зарыты, не существовало. А кладами чаще становились сбережения наших зажиточных предков, которые прятали свое \»богатство\» в момент опасности. Нередко удобряли почву сокровищами скандинавы. Викинги твердо верили: все, что они зароют в землю при своей жизни, будет с ними в мире ином. И зарывали. В основном монеты. Драгоценности, видимо, мужчины и в те времена предпочитали дарить женщинам, а не земле.

Аномальные зоны и места силы Карелии
 
Четыре килограмма серебра

Самым щедрым на сокровища XI века оказался двадцатикилометровый участок реки Свирь, выше которого начинались опасные для судоходства речные пороги. Здесь найдены аж шесть кладов, четыре из которых обнаружили в Лодейном Поле, два — в Свирьстрое.

— Само место обнаружения этих кладов на естественном водном пути сообщения между Ладожским и Онежским озерами указывает на связь сокровищ с пушным промыслом и торговлей в Прионежье, — рассказал Андрей Михайлович. — На этом же участке течения Свири в курганных могильниках X-XI веков изучены несколько богатых захоронений купцов и воинов. О широком размахе торговли с Прионежьем говорят размеры некоторых из свирских сокровищ. Например, горшок с 3280 арабскими, западно— и северно-европейскими монетами, выкопанный из земли в Лодейном Поле в 1878 году, весил четыре с половиной килограмма. А лодейнопольский клад из почти трех тысяч и нескольких обломков серебряных изделий, найденный в 1949 году при земляных работах, весил три с половиной килограмма. По ценам, общим для прибалтийских стран XI века, за марку серебра (около 200 граммов) можно было купить рабыню или двух коров, за полторы марки — раба, хорошую лошадь или десять свиней.

Увы, таким состоянием обладали далеко не все наши предки. Большая часть находок — девять кладов — включает в себя не более 200 граммов монет. Эти денежки, видимо, припрятали зажиточные крестьяне. Например, в 1874 году в семи километрах от Колатсельги на берегу реки Колаги был найден клад из 355 серебряных монет весом 150 граммов. Большая часть из них относилась ко времени царствования Михаила Федоровича Романова. В 1932 году в Нюрала рыли яму, а обнаружили 300 серебряных монет, относившихся к царствованию от Ивана Грозного до Михаила Федоровича. Эти денежки можно было увидеть в Карельском государственном краеведческом музее, пока в 1952 году их не похитили из фондов. А вот 300 монеток эпохи Ивана Грозного, найденные в 1957 году в деревне Реболы на берегу Ледмозера, до сих пор хранятся в краеведческом музее.

Посолиднее выглядят находки из Винниц и Лижмы. В 1937 году в селе Винницы был найден клад из двух тысяч монет, чеканенных в правления от Ивана Грозного до Михаила Федоровича. Сокровища были захоронены в начале XVII века и принадлежали явно купцу. А в 1909 году при строительстве железной дороги в селе Лижма обнаружили клад из полутора тысяч серебряных монет. Большая часть этих сокровищ тогда же и разошлась по рукам.
  
Из-под носа губернатора

Собственно, по рукам разошлась большая часть добытого. Народ умудрялся утянуть даже из-под носа губернатора. Так, в Петрозаводске в 1849 году \»близ впадения речки Неглинки в Онежское озеро при очистке места для постройки зданий, принадлежавших гарнизонному батальону\», нашли клад серебряных монет. Из него только менее 60 штук попали к тогдашнему начальнику губернии Писареву. Остальные денежки уплыли в неизвестном направлении. Одну из монет начальник Олонецких горных заводов Бутенев переслал в Императорское археологическое общество. Она оказалась дирхемом, чеканенным в Бухаре примерно в 946 году. Так что клад, видимо, был весьма ценным. Хотя никто из специалистов до сих пор не оценивал рыночной стоимости карельских кладов.

Но не всегда жители республики были столь алчными. Самой последней находкой считается клад с острова Сандал. В 1972 году на безымянном островке недалеко от канала между озерами Нигозеро и Сандал была собрана 71 серебряная монета. Они были во что-то завернуты и положены в ямку между небольшими валунами. На западно-европейские динарии X-XI века, арабские дирхемы VIII-X веков рыбаки, нашедшие клад, спрятанный около 10-15 века, не позарились. Все отдали Карельскому краеведческому музею и никакого вознаграждения не потребовали.

— Думаю, что в Карелии найдут еще немало кладов, — говорит Андрей Спиридонов, — которые расскажут много нового об истории нашего края. Но произойдет это только в том случае, если монеты изучат специалисты-нумизматы. И если новые находки не разойдутся по рукам, а будут переданы в музеи.

Остров Кижи
   
 ДЕВИЧИЙ ОСТРОВ.
В народных преданияхъ Олонецкой Губернии, замечательны набеги Литвы на здешний край. В некоторых Уездах, есть места, которыя носятъ названия, полученныя во  время этих набегов.
Мы упоминали однажды о Девичьей-Горе, в Пудожском Уезде, называемой так с того времени, как крестьянская девушка, преследуемая панами (так называютъ здесь  Литву) бросилась в реку Водлу с крутаго берега Девичьей-Горы.
Подобное название носит остров, на Онежском-Озере, в пяти верстах от села Деревяннаго:   Девичий-Остров. Предание говорит, что название это получил он во время  Литовских набегов. Толпа неприятелей, ограбив соседния деревни и схватив одну девушку, связала ее в лодке и отправилась праздновать на вышесказанный остров. В  то время, как Литовцы предавались пиршеству, пленница их, качая лодку, заставила ее отплыт от острова. Литовцы не обратили на то внимания, полагая, что добыче их  спастись не возможно; между-тем лодку принесло к берегу и девица спаслась.
Предание не говорит, что сделалось потом с шумною толпою; присоединяет только, что будто-бы на острове находятся клады, зарытыя некогда Литовцами.
Олонецкие губернские ведомости. 1883 г

КЛАДЫ АРХАНГЕЛЬСКОЙ ОБЛАСТИ

В Архангельской области издревле считали, что ни один клад не обходится без участия нечистой силы. И есть особый дух - «кладовик», который стережет клад.
Подручные «кладовика» назывались «кладенцами». Эти «кладенцы» существовали не просто так. По преданиям, они и добывают «кладовику» жертвы в виде человеческих жизней или душ. Вот так вот. Как избежать происков «кладенцов», повсеместно не разглашается, но, говорят, когда срок кладу проявиться подходит, то и «кладовик» и «кладенцы» сами найти клад помогают.
  СТАТЬЯ ПРО ГИПЕРБОРЕЮ И АРКТИДУ - ТУТ!

СТАТЬИ И ССЫЛКИ ПРО АРХАНГЕЛЬСКУЮ ОБЛАСТЬ - ТУТ!

АНОМАЛЬНЫЕ ЗОНЫ АРХАНГЕЛЬСКОЙ ОБЛАСТИ - ТУТ!

                                                            клады Архангельской области                                                   

Поэтому у каждого есть шанс найти свой клад. Давайте посмотрим, где это можно сделать в Архангельской области. Сразу оговоримся, что несметных богатств, конечно, не отыскать: торговые пути по территории не проходили. Среди местного населения в ходу было больше серебро, чем золото. Однако намеки на кое-какие клады сохранились.
 
1. Биармские украшения.
Обратимся к древним источникам. Снорри Стурулсон, скальд, историограф, политик и просто автор книги, известной как «Младшая Эдда». Кроме того, написал множество других произведений, основанных на реальных событиях. Есть среди них и «Сага об Олафе Святом». В ней подробно описывается поход викингов в Бьярмаланд, за северные моря.
Если кратко, дело было так. Викинги поехали торговать. Затем Торир Собака выведал, что неподалеку от торжища есть храм бога Йомала. И еще кое-что узнал об обычаях местного населения: в случае смерти бьярма половина его денег относилось в этот храм! Викинг не смог пройти мимо богатств и пробраться мимо стражи. 
Торир зацепился боевым топором за ограду, пролез внутрь, впустил подельников и они начали грабеж. Нашли много монет, забрали, сколько могли вытащить, а Торир прихватил драгоценную чашу. И цепь с изображения бога хотел утащить, но промахнулся, и вместо того, чтобы топром перерубить золотую цепь, отрубил идолу голову. Сбежалась стража, викинги рванули в леса.

Ториру и подельникам удалось выйти к своим кораблям и уплыть. На корабле, чтобы не делиться сокровищами, Торир убил подручных, с которыми грабил храм. Такая вот простая история.
Однако, все указывает на то, что дело происходило в той местности, которая сегодня называется «Русским Севером». И биармы — это местное население, чудь. И их скоровища точно существовали. Так что имеет смысл искать на побережье Белого моря, в 40-50 км от него по рекам. Там, кстати, часто находят большие клады с монетами 11-12 веков. Особенно в Холмогорских краях.


 
2. И снова чудь.
В Шенкурском районе старожилами до сих пор рассказывается история о враждебно настроенном чудском племени. «Черная чудь» или «чудь заволочская» проживала внутри холмов, и никогда они не пускали к себе чужаков. Тут как раз нагрянули ушкуйники из Великого Новгорода, и стали штурмовать поселение. Городище чуди было окружено. Осажденные, не желая сдаваться, подбили подпорки из бревен и погребли себя, со всем своим добром и сокровищами, внутри холма. Поскольку ушкуйники лопат с собой как-то не имели, на этом все и закончилось. Кладоискатели все еще обшаривают холмы.

 

3. Библиотека Ивана Грозного.
Легендарная коллекция книг и документов, последним владельцем которой предположительно был царь Иван IV Грозный, называется еще «Либерея» (от лат. «либер» - книга). Согласно легенде, библиотека изначально принадлежала византийским императорам и собиралась на протяжении многих веков. Последним из императоров, владевших библиотекой, называют Константина XI. После падения Константинополя книжное собрание было вывезено в Рим, а затем переместилось в Москву в качестве приданого византийской царевны Софьи Палеолог, выданной замуж за московского князя Ивана III. Последним владельцем чудесного собрания свитков в драгоценных футлярах считался Грозный.
Одним из главных доказательств существования Либереи считается свидетельство протестантского пастора Иоганна Веттермана из Дерпта, которого Грозный пригласил в 1570 году для перевода книг. Его слова приводит в своей «Ливонской хронике» Франц Ниенштедт (XVI век): «книги, драгоценное сокровище, хранились замурованными в двух сводчатых подвалах».

По одной из версий, знаменитое собрание книг может быть спрятано где-то в районе Сольвычегодска. Якобы купцы Строгановы по просьбе царя вывезли часть книг туда. Так или иначе, в 1995 году мультимиллионер Герман Стерлигов искал данную библиотеку на Русском Севере, но не нашел.

 

4. Золотой полой.
Многие в России ищут клад Ермака. У известного смутьяна наверняка было много золота. И вот, молва приписывает и ему клады, схороненные поблизости Красноборска. От остальных преданий архангельские отличаются тем, что Ермак якобы сбросил свои богатства в колодец — Золотой полой. Однажды эпидемия поиска клада Ермака накрыла целую деревню в Красноборском районе. Один из краеведов рассказывает, что, пытаясь отрыть колодец Ермака, несколько работников чуть не утопили трактор, под которым вдруг стала разъезжаться земля.

 

5. Деньги периода медных бунтов.
Распространены под Архангельском также легенды о кладах, относящихся ко времени Медного бунта XVII века. Русь тогда начала чеканить медную монету и выдавать ею жалованье, причем налоги собиралась серебром. Отсюда пошло резкое обесценивание рубля и копеек, и люди активно начали прятать серебро (чаще всего это серебряная «чешуя»). Не так давно клад чешуи был найден в Каргопольском районе.
 
6. «Пожертвования» паломников.
На Русском Севере было множество монастырей, скитов и прочих святых мест. При Совесткой бласти их порушили. Местные кладоискатели, работающие с архивными документами, знают немало мест — старых урочищ на бывших монастырских землях. Говорят, самое перспективное место для поиска монет — монастырские колодцы. Паломники много десятков (если не сотен) лет кидали туда монетки, радея за отпущение грехов. Такая была традиция. В колодцах могут встретиться настоящие залежи старинных монет. Хотя, как передают местные кладоискатели, сегодня довольно трудно что-то хорошее найти: с металлоискателями люди ходят по таким местам уже около десятка лет. И найти 7-8 царских монет — большая удача.

  7. Сталинское наследие.
Известно, что в Сольвычегодске Иосиф Джугашвили (Сталин) был в ссылке два раза. Вроде бы, говорят, что он постоянно ездил за 20 километров в деревню Пожарище, где происходили соборы волхвов. Говорят, можно в лесах около этой деревеньки найти много чего интересного. В том числе и «ведовские» регалии будущего Вождя Народов (тогда, в 1910 году, он им еще не был).
 
8. Белое море и его тайны.
Здесь уже работа для подводных кладоискателей. В Белом море довольно часто плавали корабли викингов и прочих морских разбойников. А, поскольку воды холодные, остовы древних кораблей могли сохраниться очень хорошо: здесь нет корабельных червей, поедающих древесину.

Сюда же стоит отнести и сведения о кладе на Кузовском архипелаге. Его нашел в прошлом веке Николай Гумилев. Вот как описывал сам Гумилев эту находку: «Для раскопок мы выбрали каменную пирамиду на острове, который носит название Немецкий Кузов. К сожалению, пирамида оказалась пустой, и мы уже собирались закончить работу на острове, когда я попросил рабочих, ни на что особенно не рассчитывая, разобрать небольшую пирамиду, которая находилась метрах в десяти от первой. 
Там, к моей неимоверной радости оказались плотно подогнанные друг к другу камни. Уже на следующий день мы сумели вскрыть это захоронение, сделанное в форме склепа. Викинги не хоронили своих умерших и не строили каменные усыпальницы, поэтому я сделал вывод, что это захоронение относится к более древней цивилизации. В могиле был скелет женщины, никаких предметов, кроме одного-единственного. Около черепа женщины находился золотой гребень удивительной работы, наверху которого девушка в облегающей тунике сидела на спинах двух несущих ее дельфинов».

Отметим, что сегодня за такую находку и за расхищение археологического памятника россиянину может грозить тюремное заключение сроком до 3 лет, а также большой штраф.

 

9. Самородное золото.
По утверждениям геологов, золото есть везде, вопрос только в его количестве, в проценте содержания. В Архангельской области, особенно на ее северо-западе, есть все признаки наличия золота. Кстати, в прошлом году в Карелии, совсем недалеко от границы с Архангельской областью, как раз было найдено золотое месторождение.

 

 

КЛАДЫ ВОЛОГОДСКОЙ ОБЛАСТИ

В Вологодской области огромное количество памятников археологии, где были сделаны интересные находки, проливающие свет на историю Северной Руси.
Есть легенды о кладах и сокровищах чуди, которая ушла под землю, а по многим преданиям – до сих пор обитает под землей, напоминая гномов, которые ищут подземные богатства.
В Вологодском крае пересекались многие торговые водные пути, на которых водились лихие разбойники, оставившие легенды о зарытых кладах. 

СТАТЬИ И ССЫЛКИ ПРО ВОЛОГОДСКУЮ ОБЛАСТЬ - ТУТ!
АНОМАЛЬНЫЕ ЗОНЫ ВОЛОГОДСКОЙ ОБЛАСТИ - ТУТ!

ВОЛОГОДСКИЙ ФОНД АРХЕОЛОГИИ
Фонд археологии насчитывает более 80 тысяч единиц хранения. В фонде хранятся предметы и коллекции, характеризующие развитие производственной культуры и общественных отношений от мезолита до позднего средневековья. Это материал из раскопок известных археологов, работавших в крае: А.Н.Брюсова, А.В. Никитина, Л.А.Голубевой, Н.А.Тухтиной, С.В.Ошибкиной, И.Ф.Никитинского, Н.Г.Недомолкиной.

 
Собрание нумизматики, фалеристики и бонистики насчитывает 96527 единиц хранения. К безусловным достоинствам коллекции следует отнести ее краеведческий характер, что позволяет судить о денежном обращении на территории Вологодского края в разные исторические периоды. Основную часть собрания составляют кладовые комплексы XV - XX вв. (26 серебряных и 10 медных кладов), в т.ч. один из крупнейших в России кладов серебряных монет XVII в., насчитывающий 47 тысяч единиц хранения. Наиболее древними в коллекции являются монеты Боспорского царства III-II вв. до н. э. 
Среди античных монет выделяются монеты Римской империи. Средневековье представлено византийскими монетами, монетами Арабского Халифата и государств Западной Европы. Достаточно полно в коллекции представлены монеты Российского государства XVIII - XX вв. Самые ранние банкноты в коллекции относятся ко времени правления Александра I. Особый интерес представляет клад бумажных денег, состоящий из ассигнаций дореволюционного периода и первых лет советской власти, найденный при разборке дома на территории города в 1954 году.

  
ЦЕННАЯ НАХОДКА В ВОЛОГДЕ
В Вологде сделана находка, которая может внести серьезные изменения в историю отдельно взятого региона. В одном из старинных городских особняков обнаружен редкий архив: императорские указы, отчеты о народных волнениях, секретная переписка вельмож и чиновников. Всего несколько тысяч важных бумаг.
Краеведы уже в замешательстве. Современное представление о многих событиях оказалось ошибочным. C подробностями - корреспондент телекомпании НТВ Ольга Башилова.

 
Указы императорской канцелярии, донесения чиновников Вологодской губернии, епархиальные грамоты XVIII века. Такой архив случайно обнаружили рабочие в одном из старинных особняков города. В свинцовых ящиках были запаяны около двух тысяч документов, которые историки теперь называют уникальной находкой.
В отдельной папке с гербовой печатью извещение для вологжан о смерти императрицы Екатерины Второй и указ о восшествии на престол Павла Первого. Некоторые архивы стали настоящим открытием. Например, крестьянских бунтов в Вологодской губернии было не шесть, а около ста.
Михаил Суров, историк-краевед: «Не просто был бунт обездоленных, но и священнослужители помогали, поддерживали, а иногда и возглавляли такие волнения, что представить было совершенно невозможно: ведь церковь не была отделена от государства».

Белое озеро

Царю-батюшке докладывали даже о незначительных происшествиях в Вологодской губернии. Вот прихожане пожаловались императору на воровство священника Михаила Огнёва, и тут же пришел царский указ «Ворованные рожь, вино и шляпу вернуть владельцу, а на народном сходе учинить раскаяние виновного».
Указом от 17 июля 1797 года была наказана просвирница Варвара: за незаконнорожденного сына ей полагалось тысяча поклонов и строгий пост.
Андрей Вытнов, историк-краевед: «Обнаружена была именно дотошность царской машины по учету, контролю, можно сказать, въедливости по любому, малозначительному факту. То есть, как мы установили, судьба священника, пьющего в епархии Вологодской, интересует батюшку-царя, и это отражено в документе».

За чистоту и увеличение русского рода отдельные указы. Ссыльным на Север мужчинам запрещалось еще раз жениться, а вот жены ссыльных могли снова выходить замуж и рожать детей на благо Отечества. Красными чернилами - указ о запрещении ранних браков. Этот документ обязательно должен был знать любой житель волости или уезда.

Переписка баронессы Строгановой с приказчиком ее вотчины в Вологодской губернии, русско-прусская война и гонения на старообрядцев. Расшифровка этих документов начала XIX века станет последним этапом в работе исследователей.

Почти все рукописные тексты уже расшифрованы и готовятся к изданию. Специалисты говорят, что эти документы императорской канцелярии изменят трактовку многих исторических событий, а некоторые в учебной литературе вообще придется переписать.

КЛАДЫ ВОЛОГОДСКОЙ ОБЛАСТИ
Некоторые подробности о находке одного из крупнейших кладов монет в Вологодской области

И.А. Смирнов, зам. директора по науке.
Весной 1968 года группой школьников Сидоровской средней школы (среди которых был и автор данной статьи) был найден уникальный клад серебряных монет ХV–начала ХVI столетий. В этом кладе присутствовали монеты Московского, Тверского княжеств, монеты городов Великого Новгорода, Пскова, удельного княжества Верейского. Наличие монет различной чеканки свидетельствовали с одной стороны о заключительном процессе объединения русских земель, с другой — о том, что в денежном обращении Руси еще долго сохранялись монеты различных, часто уже не существующих княжеств.
Подробности находок кладов довольно редко освещаются в печати. В связи с этим, по прошествии сорока лет, хотелось бы сообщить читателям некоторые подробности.
Солнечным весенним днем 1968 года мы возвращались из школы домой. Наша группа (5-7 человек) состояла из учащихся 6-8 классов проживавших в деревнях, расположенных на правом и левых берегах реки Лежи: Гридино, Степаново, Илюшкино, Черняево. Деревни входили в состав Сидоровского сельского совета Грязовецкого района.
 К настоящему времени часть деталей этого события уже исчезла из моей памяти, но я отчетливо помню некоторые имена участников этого события: Михаил Крылов, Сергей Постнов. Наши деревни отстояли от школы на расстоянии пяти-семи километров. И это расстояние мы преодолевали каждый день, утром и днем, в любую погоду. Особенно тяжело добираться до школы было зимой, когда заметало снегом дороги и тропинки, значительно сокращающие нам путь до школы, или в период весенней распутицы, когда раскисали грунтовые дороги и широко разливалась река, преграждавшая нам прямой путь к дому. 
Современному читателю необходимо пояснить, что в то время Сидоровская средняя школа размещалась на левом берегу реки в старых зданиях, стоявших рядом с д. Бекренево (через десяток лет после описываемых событий, школа переехала в новое здание, выстроенное на правом берегу реки в центре села Сидорово). В связи с этим приходилось делать еще приличный крюк, проходя через редкие мосты. Зато как мы радовались приходу весны, когда подсыхала почва и можно было пройти по тропинкам напрямик к школе по полям и лугам. Кое-где наш путь совпадал с проселочными дорогами, которые соединяли с. Сидорово с многочисленными деревнями, расположенными, как правило, по берегам реки Лежи. Одна из таких дорог шла параллельно левому берегу реки мимо деревни Рындино по направлению к деревне Гридино.
По этой дороге, еще по — настоящему непросохшей от весенней распутицы, мы и возвращались из школы. Напротив деревни Полухино, стоявшей на другом берегу реки, дорога проходила по высокому речному берегу. На этой горке, как гласило народное предание, стояла когда-то усадьба богатого помещика. 
Правда, от неё к тому времени не осталось никаких следов. Мои сверстники, жившие в деревне Полухино, рассказывали, что дно реки рядом с этой усадьбой было гладким – видимо, было выложено каменными плитами, и по тому же преданию, в этом месте купался помещик.

За несколько минут до нашего появления на горке по дороге проехал трактор с навесным плугом. Местами плуг задевал рыхлую весеннюю почву. Лемехами плуга, видимо, и была задета часть глиняного сосуда с серебряными монетами, спрятанного в земле на этой горке. Этим же плугом часть монет вместе с влажной землей была разнесена по дороге на расстоянии нескольких метров. Блестящие мелкие предметы, хорошо видимые в черной влажной почве, взрытой плугом, привлекли внимание одного из ребят нашей группы. 
Подняв одну из находок и очистив её от налипшей земли, он показал её всем.
Обучаясь в средних классах школы, мы с уроков истории уже имели некоторые понятия о монетном обращении на Руси, поэтому после некоторых споров было высказано предположение, что это монета. Обрадовавшись необычной находке, мы решили поискать еще на этом месте. Рассредоточившись по дороге, мы начали поиски монет, и они увенчались успехом. За короткое время, мы насобирали их по несколько десятков каждый. 
С удовольствием мы рассматривали свои находки. На одних монетах были надписи, на других изображения людей и предметов. По размерам и форме они также различались и были мало похожи на те круглые монетки, которыми мы привыкли расплачиваться за чай и булочки в школьном буфете. Найденные монеты были очень тонкими и имели необычную форму. Положив интересные находки в карманы, мы отправились домой. Ребята, проживавшие в д. Гридино, добравшись первыми до дома, рассказали о своей находке взрослым.

Весть о находке монет быстро облетела всю деревню. И двое взрослых мужчин, кстати, один из них был за рулем проехавшего по этой дороге трактора, отправились к месту находки. Вооруженные лопатой мужчины нашли в земле остаток глиняного сосуда и собрали еще на дороге значительное количество монет клада. На следующий день мы вновь отправились в школу. 
С восторгом мы рассказывали своим друзьям о необычной находке, показывали монеты. Весть о находке быстро облетела всю школу и достигла ушей наших преподавателей. Среди них был учитель труда и рисования Богачев Александр Васильевич, который интересовался нумизматикой и имел свою коллекцию старинных монет. Её он нам показывал на уроках, и благодаря ему, а не только урокам истории, мы имели более полное представление об облике старинных монет. Несмотря на преподавание не очень «серьезных» предметов Александр Васильевич был очень строгим преподавателем. 
На его уроках царила строжайшая дисциплина, при его появлении в классе замирали даже самые дерзкие ученики. В связи с этим Александру Васильевичу без большого труда удалось быстро собрать всю нашу группу — невольных кладоискателей и выведать у нас все подробности находки клада и отобрать в добровольно-принудительном порядке все монетки. Активную помощь в этом ему оказывал и Николай Анатольевич Шибарев, возможно уже в то время занимавший пост директора школы (директоров за мои шесть лет обучения в средних и старших классах Сидоровской средней школы сменилось несколько, и сейчас я уже не помню, когда они именно руководили школой). 
Мы с глубоким сожалением расстались со своими находками, но и ослушаться грозного школьного начальства не могли. На следующий день выяснилось, что наши учителя не только проявили оперативность в сборе монет, но и сообщили о ценной находке в Вологодский областной краеведческий музей. Приехавшие оттуда научные сотрудники сумели оценить важность находки, собрали монеты  в школе и в д. Гридино и перевезли их в музей. В фонды Вологодского музея-заповедника поступило 783 монеты.
Так, благодаря нашей находке и оперативной грамотной работе учителей Сидоровской средней школы, один из крупнейших средневековых кладов монет, обнаруженных на Вологодчине, был спасен для истории и нумизматической науки.

  
КЛАД ДРЕВНЕГО МОНАСТЫРЯ
  «…На реке Вычугда, в Сольвычигодском уезде, там где в неё впадает река Чекулки, когда то затонул корабль, который принадлежал разбойникам. После этого, место, где затонул корабль (рядом с берегом) был насыпан холм в несколько сажен высотой. Потом рядом с этим холмом (местные прозвали этот холм «корабликом») образовалось озёро»
    «…В деревне Конская Ярского уезда, Тургинской волости, проживал некий генерал Жеребковский, который намеревался создать новое поселение на реке Выми. Для этого дела он собрал золото, но произошёл крестьянский бунт. Крестьяне убили генерала и разграбили его дом, но золота так и не нашли. По слухам золото было спрятано в тайнике в подвале этого дома»
 
УСТЮЖЕНСКИЙ КЛАД
В 1936 году в соборе Рождества Богородицы г.Устюжны Вологодской области (ныне в нем находится краеведческий музей) был найден клад.
Медные монеты общим весом около 1,5 ТОННЫ и 2,5кг серебра.
Содержимое клада было помещено в мешки, которые стояли под полом, в кладовой собора.
Состав клада: основная масса монеты Николая 1 и 2,Екатерины 2, небольшое количество денег и полушек Анны Иоановны,копейки Павла 1, пятаки Елизаветы Петровны, русско-финские монеты последних двух столетий.
Интересна причина,по которой скапливались такие объемы монет.
Это разный курс на серебряные монеты и ассигнации,которые обеспечивались медной монетой.
Например, в 1823 году в тех краях за серебряный рубль давали 4,2 рубля ассигнациями(медью). В меняльных лавках даже такой курс пределом не был.
Так как церковь не испытывала особой нужды в деньгах, по всей видимости, медные монеты хранились в ожидании благоприятных времен.

Интересна судьба клада: небольшая часть осталась в Устюженском краеведческом музее.
Куда делось все остальное-точного ответа нет. Считается,что было сдано в Госфонд.
  
КЛАДЫ ДРЕВНЕЙ ЧУДИ
Чудью в Древней Руси называли финские племена, обитавшие к востоку от Онежского озера, по рекам Онеге и Северной Двине. Позднее чудью белоглазой стали называть все народы, которые жили на территории Серверной Руси, на Северном Урале и в Сибири до прихода туда русских. Согласно преданиям, эти люди умели добывать золото и серебро в рудниках. До сих пор в Сибири старые, заброшенные рудники называют «чудскими копями». B приполярном Урале находят чудские могилы и следы поселений. Русское слово «чудак» произошло от названия древнего народа. 

Согласно уральским преданиям, у чуди были шаманы, жрецы или вожди, которые назывались панами. Их можно назвать волшебниками, так как они владели тайными знаниями, благодаря которым держали в повиновении свой народ. Они жили в укрепленных домах-крепостях и владели сокровищами, которые умели добывать в рудниках. Сокровища паны прятали в священных местах в лесах, под камнями. 
У народности коми в языке сохранилось слово «пан», которое означает «волшебник». Известно, что Стефан Пермский, миссионер-просветитель в землях коми, с 1379 года общался с неким Паном, жрецом языческой религии коми. Паны могли повелевать ветром, дождем, бураном. Безлунными ночами они уходили в глухие леса, где страшным, трубным голосом сзывали лесных духов. Духи рассказывали панам о прошлом и будущем и тайнах мироздания. 
Панами во времена шведского нашествия называли разбойничьи шайки и всякого рода лихой люд, рыскавший по дорогам. Таким образом, это обобщенное понятие, каким наши предки называли всех инородцев, от которых приходилось отстаивать свое имущество и которые владели неведомой магической силой. 

По легендам, когда русские пришли на север, чудь «ушла в землю». Делали они это так. Вырывали огромную яму, по периметру которой ставили деревянные бревна, на них настилали крышу. Сверху засыпали крышу землей, дерном и камнями. Потом сходили в яму вместе со скотом и имуществом, подпиливали бревна и таким образом погибали. Зачем они это делали, неясно. До сих пор на севере России много таких курганов. Иногда в абсолютно темные, беззвездные ночи над курганами вьется синее пламя, из-под земли слышатся стоны и причитания на непонятном языке. Эти курганы называют на севре могилами панов, или панками. Если ударить по такому кургану железным прутом, то слышится гул. Говорят, чудь иногда выходит из-под земли, чтобы глотнуть воздуха и напиться родниковой воды. Происходит это раз в году. Зверье в лесах всегда предчувствует выход чуди и убегает из лесов на открытые места, жмется к человеческому жилью. Это делают даже волки, поскольку очень боятся подземных обитателей. За волками чудь всегда охотится, так как мясо волка считается у них деликатесом. Чудские женщины делают себе украшения из волчьих зубов. 
Издавна находились смельчаки, пытавшиеся разрыть холмы, под которыми якобы скрывается чудь. Эти люди бесследно исчезали. Возможно, их забрали к себе под землю паны в вечное услужение. 

Там, где раньше жили чудь и паны, осталось множество их кладов. Находятся клады в святых местах, в лесах, на дне озер и болот. Часто места схронов обозначены большими камнями-валунами с выбитыми на них знаками. Иногда рядом валяются ожерелья из волчьих зубов. 
Все клады заговорены, чтобы взять их, нужно произнести священную формулу, заклинание на языке чуди. Существует множество легенд об этих кладах, и даже указываются конкретные места. Например, в Вологодской области течет небольшая речка Вьюжка. На ней есть гранитный утес, издалека напоминающий голову бородача. На дне Вьюжки под утесом якобы лежит панский клад. 
Находились смельчаки, которые ныряли в быстрые воды Вьюжки, но ничего не нашли. Объясняется все тем, что клад заговоренный. Некоторые ныряльщики утонули. 
На Вологодчине есть озеро Красное - небольшое, идеально круглое, словно какой-то гигант очертил его берега циркулем. Озеро очень глубокое, а вода в нем ледяная даже жарким летом. По легенде, в озере есть лестница, которая уходит под дно. Там паны оставили свой золотой клад и «самоцветных каменьев россыпи неоглядные». В Красном периодически тонут даже хорошие пловцы. 
В Приполярном Урале есть порожистая река Мерзавка. На берегу реки стоит заброшенное селение Перевозное. На этом месте еще до того, как туда пришли русские, жила когда-то чудь. Предводителем этой общины был злой и могущественный пан Сахдияр. Он умел добывать из земли золото и серебро. В окрестностях Перевозного до сих пор находят большие камни с вырезанными на них непонятными знаками. Камням, возможно, тысячи лет. Однако знаки есть и на стволах деревьев. Знаки на деревьях иногда исчезают, иногда появляются вновь. Кто их вырезает, неизвестно. 

 

 

КЛАДЫ ЛЕНИНГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ

Клады ЛЕНИНГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ
у деревни Горки в 1875 году был найден средневековый вещевой клад, состоявший из трёх серебряных шейных гривен, каждая из которых обладала своими художественными особенностями, заключавшимися как в разной конструкции замка, так и в оформлении самого обруча. Предметы поступи в коллекцию Государственного Эрмитажа;
в 1889 году на пахотном поле у деревни Узьмина был найден клад, в состав которого также входили гривны: это были три серебряные шейные гривны, выполненные с различным оформлением, а также пять фрагментов шейных серебряных грив, покрытые мелкой «нарезкой», имитирующей витьё. Часть клада была передана в Государственный Эрмитаж, часть поступила в Исторический музей в Москве;

крупный клад был найден в 1913 году в приходе Шпаньково - в глиняном горшке были вкопаны несколько ценных предметов и около 1850 монет и их обломков. Все предметы были серебряными и представляли собой различные украшения (пряжка, лунница, медальоны, бусы, височные кольца), а также куски серебряной проволоки и пластины. Монеты по своему составу были весьма разнообразны: здесь и обломок римской монеты III века, и византийские монеты X столетия, и англосаксонские, датские и норвежские монеты X-XI веков. Основная часть - немецкие монеты X-XII веков в количестве 1800 штук;


монетно-вещевой клад был обнаружен в 1914 году в районе деревни Забельская. При этом клад, закопанный в глиняном горшке, сохранился лишь частично, так как многие ценности разошлись среди жителей деревни. Из того, что всё же сохранилось и поступило на хранение в Эрмитаж, известны серебряная лунница, трое серебряных бус и две серебряные подвески в форме утиных голов. Кроме того, описаны 128 монет, датированные периодом середины X - конца XI веков, из которых 120 монет немецкие, 4 монеты англосаксонские, 4 монеты арабские;
в 1920 году в Старой Ладоге был найден монетно-вещевой клад. В его состав входили два медальона, три фрагмента серебряных украшений, два фрагмента серебряных пластин и два слитка, весом 101 и 118 грамм соответственно. Также в кладе содержались 67 монет, отчеканенные в период с 936 по 1025 годы, включавшие в себя византийские, западноевропейские и в основном куфические (арабские с характерным куфическим шрифтом) монеты;
осенью 2010 года на севере Ленинградской области кладоискателями-любителями с помощью металлоискателей были найдены два монетных клада.

Первый из них представлял собой свёрток из 152 серебряных монет, помещённых в кусок ткани, залегавший на глубине около 40 сантиметров. В основном это серебряные рубли XVIII века, от Петра I до Екатерины II, встречаются также монеты по 10 и 15 копеек. Второй клад включал в себя около 200 серебряных монет конца XVIII - начала XX веков. В основном это были монеты номиналом по 10, 15 и 20 копеек (1893 - 1916), однако встречались и рублёвые монеты, а также германская марка 1883 года и 50 финских пенни 1870 года. Также были обнаружены два золотых обручальных кольца позапрошлого столетия;

вещевой клад был найден в Кингисепском районе Ленинградской области в 2011 году. В котелке, запечатанном сверху глиняным «блином», содержалось женское платье местной крестьянки XVII века, относившейся к народности водь. Платье было обильно украшено бусами, однако его ценность, прежде всего, в редкости подобного наряда - подобных образцов нет ни в музеях России, ни в музеях Финляндии. Нашедший клад первоначально пытался сдать его в Государственный Эрмитаж, однако там информацию о находке восприняли без энтузиазма. После этого поступали предложения о продаже с «чёрного рынка», однако нашедший клад отнёс его в Кингисеппский краеведческий музей, где его оценили по достоинству.

КЛАД В СТАРОЙ ЛАДОГЕ
В ходе археологических раскопок на территории древнерусской крепости Старая Ладога в Ленинградской области был обнаружен клад из сотни серебряных монет времен Ивана Грозного, сообщает пресс-служба Института истории материальной культуры (ИИМК) РАН.

Это первый клад, обнаруженный за всю историю археологических раскопок на территории крепости. Найден он был при исследовании развалин Тайничной башни. Арехологи считают, что серебро мог спрятать какой-то военачальник из служивших в Ладоге – перед нападением шведских войск.

«Деньги в матерчатом мешочке были спрятаны у восточной стены крепости. Изначально была выдвинута версия о связи этого клада с Ливонской войной, а наличие рядом земляных валов, насыпанных, вероятнее всего, именно в это время, указывает на финальный этап войны», - цитирует РИА «Новости»сообщение пресс-службы Института истории материальной культуры РАН.

«Наиболее вероятная дата, когда эти монеты были спрятаны - 1582 год, когда шведские войска, идя на Новгород, осаждали пограничные крепости Орешек и Ладога», - предположил директор ИИМК РАН Владимир Лапшин.

Он также сообщил, что предыдущие археологические экспедиции обнаруживали на территории Старой Ладоги клады арабских монет IX-Х века, но нынешняя находка – беспрецедентная.

«Монеты из клада не имеют года чеканки, это типично для русских монет той поры, но изображения на них указывают, что они были выпущены в царствование Ивана Грозного. Сейчас мы передаем их на изучение специалистам по нумизматике», - пояснил Лапшин.

Крепость Старая Ладога впервые упоминается в летописи в связи с призванием на Русь варяжского конунга Рюрика (862 год). Она стала первым местом раскопок в истории отечественной археологии: первые исследования начались там в 1708 году, а с 1973 года в крепости постоянно работает археологическая экспедиция ИИМК РАН.

Напомним, в среду (12 августа 2015 г)  клад с монетами был обнаружен в Москве, в ходе археологических раскопок Кадашевской слободы. Находка представляет собой 1087 монет времен правления царя Алексея Михайловича, в основном – медные копейки ручной чеканки.

Кроме того, при охранных археологических работах были вскрыты остатки производственного комплекса, связанного с обработкой цветного металла, что указывает на существование вблизи этой территории Монетного двора.
  
 
КЛАД В САНКТ-ПЕТЕРБУРГЕ
Очередная историческая находка в Северной столице обнажила застарелую проблему

Петербург прирастает кладами. Их находят здесь регулярно. Совсем недавно, например, в одном из зданий бывшего Пажеского корпуса - Кавалерском доме Царского Села (г. Пушкин, ближний пригород Северной столицы) - был обнаружен неизвестный портрет цесаревича Алексея, сына последнего русского императора Николая Второго.

В старом здании полным ходом идет реконструкция. Во время строительных работ, в оконной нише у лестницы, рабочие наткнулись на странный сверток. Сначала не обратили на него особого внимания, просто отложили в сторону. Позже, развернув, обнаружили в нем живописный портрет наследника царского дома.

Специалистам ещё предстоит определить как автора этого полотна, так, не исключено, и владельца необычного схрона. Известно, что одним из последних «досоветских» жильцов Кавалерского дома был Борис Герарди, начальник Царскосельской дворцовой полиции, и его семья.

Данная находка, дошедшая к нам через десятилетия, заметно скромнее, чем сокровища особняка Нарышкиных на улице Чайковского в самом Петербурге, где весной прошлого года был найден клад фамильного столового серебра, посуды и драгоценностей. И, возможно, не столь ценна, как икона Богородицы, обнаруженная прошлым летом в кафе у Московского вокзала – ею закрывали окно в стене, выходящей во двор. А также других кладов, время о времени «всплывающих» из небытия. Но, безусловно, она не менее важна с исторической и культурной точек зрения.

Сам портрет был завернут в газеты, датированные 1917-м годом. Стало быть, прятали «царевича» в горячие революционные годы. Прятали потому, что именно царевич (мальчик изображен десятилетним, как на известных в начале ХХ-го века открытках)? Или дорогого стоит имя портретиста? Размеры полотна, кстати, 60х75 см, то есть, оно сравнительно небольшое. При желании его можно было спокойно вынести, увезти с собой. Почему этого не сделали? Вот сколько сходу возникает вопросов!

А главный из них – почему в этом старом доме прежде ничего не находили? Ни в этом, ни в тех, что упомянуты мною выше, ни во многих других, коими изобилует (пока ещё!) Питер и его окрестности?..
 
Ответ корреспондент «СП» искала вместе с заинтересованными горожанами из числа специалистов, депутатов и просто любящих свой город людей.

Начну с Кавалерского дома в Пушкине. Он и ещё несколько его «сородичей» был возведен в середине ХVIII века знаменитым архитектором Саввой Чевакинским «для управителя Царского Села и для приезжающих в село Царское господ кавалеров». В ХIХ веке здания подвергались перестройке, но большинство деталей фасадов при этом были сохранены, их тщательно, всеми известными тогда способами, оберегали. Благодаря чему они (вместе с домом) и дожили до нынешних дней.

Чтобы теперь, в ХХI-м веке, быть уничтоженными? Ведь Кавалерский дом, как выяснилось, продан местной администрацией в частные руки. Его приобрел некий московский бизнесмен. Едва купив особняк, он оперативно взялся за масштабный передел всего и вся.

- О том, что это здание продано, мы в музее, конечно, знали, - рассказала «СП» Лариса Бардовская, главный хранитель музея-заповедника «Царское Село». – Как и соседняя постройка, известная как «Дом Карамзиной», в котором неоднократно бывали Александр Пушкин, Василий Жуковский, многие другие представители великой русской культуры. Мимо них я ежедневно, не один год, хожу на работу. С улицы их фасады и сегодня выглядят привычно. Но вот случилась находка в Кавалерском доме. Я с коллегами помчалась туда, и была буквально сражена открывшейся неприглядной картиной: со стороны двора исторический особняк, как оказалось, практически полностью разрушен. Снесена, в частности, терраса, где в теплое время года оборудовались комнаты для гостей.
 
«СП»: - Не знаете, что было в этих зданиях до их продажи?

- Они числились на балансе жилого фонда района, в них обитали рядовые горожане, большинство из них не имели никакого отношения к нашему Царскосельскому заповеднику. Что, в общем, не отменяет, на мой взгляд, значимости зданий для истории и культуры Петербурга. Их видел Пушкин! В них бывали многие известные россияне, они описаны в литературе. Но что получается - в Кавалерском доме перед началом нынешней реконструкции, похоже, не провели обязательных, я считаю, в таких случаях археологических изысканиях. А ведь дом легендарный! Уже хотя бы тем, что дожил до нашего времени. Не удивлюсь, если вслед за найденным в его оконной нише живописным портретом цесаревича обнаружатся и какие-нибудь другие клады.
 
«СП»: - А в Екатерининском дворце музея-заповедника «Царское Село» случались неожиданные находки?

- Дворец практически полностью был разрушен в годы Великой Отечественной войны. Так что о каких-то тайниках, кладах говорить не приходится. Это одна причина. Другая, главная, в том, что ни одной работы, связанной, в частности, с ремонтом, мы никогда не начинаем без всесторонней экспертизы. Потому, если что и находим, то для нас это ожидаемо.

С многопрофильной экспертизы всегда начинают ремонт и в музее-заповеднике «Петергоф». Он тоже сильно пострадал в Великую Отечественную. По словам его президента Вадима Знаменова, подвергся в годы войны «просто тотальному разрушению».

Аномальные зоны Ленинградской области

Вадим Валентинович не один десяток лет служит в Петергофе. До того, как стать президентом, был генеральным директором заповедника. Его имя хорошо известно зарубежным специалистам, он нередко выступает экспертом при решении музейных, парковых проблем.

Когда в послевоенные годы началось восстановление Большого Петергофского дворца и других зданий заповедника, сотрудникам активно помогали рядовые петербуржцы, тогда, впрочем, ленинградцы, - рассказывает Вадим Знаменов, - Много чего интересного находили они на свалках, и сразу несли в музей. В частности, предметы уникальной дворцовой мебели работы лучших русских мастеров. Позже интересные (и важные для нашего заповедника) находки случались на антикварных аукционах, на «блошиных» рынках. В том числе, зарубежных.

Находили ли в Петергофе клады? За последние лет тридцать не слышал об этом ни разу. Но в старых домах исторического Петербурга, уверен, разного рода схронов немало до сих пор. В советские годы эти дома редко ремонтировались, что могло способствовать сохранности их тайников.
 
«СП»: - В центре города старинных домов в первозданном их виде сейчас днем с огнем не найдешь. Их продают или сдают в аренду на десятки лет вперед, новые владельцы тут же начинают всё внутри перестраивать, сохраняя от былых времен лишь фасад…

- Но есть ещё так называемые «фоновые» здания. Архитектурной ценности они, как правило, не представляют. Значимы именно тем, что создают общий облик города, его, если хотите, ауру. Иные их них известны именами бывавших там знаменитостей. Как, скажем, здание в Городском переулке, где Федор Достоевский написал одно из лучших произведений, свой первый роман «Бедные люди». К нему сюда, поприветствовать «нового Гоголя», приходил, потрясенный романом Некрасов… Иной раз, проходя мимо этого здания, я ловлю себя на мысли: а что если в его старых стенах Фёдор Михайлович спрятал какую-нибудь, на его взгляд, неудачную рукопись?..

Или комплекс зданий Апраксина двора. Как его сейчас незаслуженно уничижительно называют «Апрашка». Не многие знают, что в ХIХ веке на территории комплекса располагался знаменитый на всю Россию «Щукин двор», где можно было купить буквально все на свете. А сейчас там торгует разный непонятный люд. Корпуса комплекса обветшали, он сам приобрел криминальную «славу». Кто-нибудь обследовал его хоть раз за последние лет девяносто на предмет исторических ценностей? Запускаем в старые стены всех без разбору, а потом удивляемся, если там вдруг обнаруживается что-то «эдакое».

Хорошо, если обнаруживается и обнародуется. Как случилось весной прошлого года с «Кладом Нарышкиных», ставшим настоящей сенсацией. При этом за поднятой вокруг находки шумихой как-то быстро забылось, что нашли-то клад несколько раньше, чем об этом узнали компетентные органы, горожане.

Двое рабочих, наткнувшихся при работах в бывшем княжеском особняке на потайную, без окон и дверей, комнатку, обомлели, увидев поистине сказочное богатство. И несколько дней понемногу, потихоньку, в мусорных мешках, выносили серебро и драгоценности за пределы строительной площадки. Пока в очередной раз их не остановил у ворот добросовестный охранник – что за мусор несете? Куда...

Нет уверенности в том, что в других реконструируемых старых зданиях охрана столь же бдительна. А новые хозяева пекутся о достоянии страны больше, нежели о своем. Что ж, и защиты нет никакой от таких вот «добросовестных приобретателей»?

Ну, а какая защита? Известно же, не пойман – не вор, - говорит генерал-майор МВД в отставке Аркадий Крамарев. – За всем не уследишь, на все случаи, коих всё больше в нашей жизни, законы не предусмотришь. Честно сказать, я и сам мальчишкой любил искать клады на чердаках «развалюх». О них много ходило легенд в городе.

Знаю, что и сейчас есть люди, которые активно занимаются поисками кладов. Шастают по домам в центре города, копают (буквально!) под заводскими стенами тех предприятий, что были отстроены ещё в петровские времена.

На одного из таких «копальщиков» корреспондент «СП» вышла «по цепочке» через своих знакомых. Ему 29 лет, зовут Алексей, у него неоконченное высшее образование (филфак педагогического университета), он член одного из многочисленных в Петербурге поисково-исторических клубов. «Специализируется» на каминах.

- Искать клады на чердаках и в подвалах старых домов бесполезно, их там давно нет, - откровенничает Алексей. – Другое дело, камины в особняках центра города. Бывшие владельцы прятали в них свои драгоценности. Почему именно там? В революцию камины нечем было топить. А потом на смену им пришло центральное отопление, и камины стали закрывать кирпичом. Их до сих пор никто всерьез не исследовал…

- Меры надо принимать к тем, кто передает здания в центре города новым хозяевам, не удосужившись убедиться в их добросовестности, - убежден депутат законодательного собрания Петербурга Виталий Милонов. – С другой стороны, а как убедиться, что инвестор, например, честен перед своим государством? Реконструкцию проведет по всем правилам, если что найдет, то не утаит? Никак… Всё на честном слове. Проще вообще остановить передачу старых зданий в исторической части города. Самим, силами администрации, проводить необходимые экспертизы.

А вообще проблему вы затронули интересную и важную. У нас над ней, по-моему, никто особо не задумывался. Надо будет заняться!

 

КЛАДЫ ПСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ

Псков — город-памятник — до сих пор хранит немало тайн и загадок. Его клады, реальные и легендарные, лишнее тому подтверждение.
 Старинные монеты, украшения и даже меч Александра Невского — чего только не находили жители региона буквально у себя под ногами. 
Между тем кладоискатели и археологи ждут новых открытий. Мы узнали о возможных находках и об уже обнаруженных ценностях. 
АНОМАЛЬНЫЕ ЗОНЫ ПСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ - ТУТ! 

Слово «клад» обладает романтической притягательностью. 
Самое ценное всегда прятали от посторонних глаз. Эта традиция существовала у всех народов с давних времен. Псков с его более чем тысячелетней историей не исключение. До наших времен дошли многочисленных легенды, которые до сих пор щекочут воображение многочисленных гостей города. 
Самая популярная — это легенда о Гремячей башне, где сокрыты немыслимые сокровища. Дескать, в тайном, спрятанном глубоко под землей склепе Гремячей башни стоит гроб, в котором лежит княжеская дочь. 
Лежит она теперь без движения в золоченом саркофаге в самом расцвете девичьих сил, с открытыми глазами и ярким румянцем на щеках, не в силах вымолвить ни звука, а кто ее расколдует, тому и достанется клад. 
 К другим (уже современным!) легендам о кладах можно отнести и… монумент вождю мирового пролетариата, открытый в 1945 году. Он установлен прямо перед входом в областную администрацию и сработан был по эскизам знаменитого в те годы скульптора Матвея Манизера. На черном рынке нумизматики и антиквариата до сих пор ходят упорные слухи о том, что Матвей Генрихович, как придворный ваятель, имел барскую привычку закладывать под пяту каждого своего творения золотую пластину с автографом. 
Проверить это сейчас не представляется возможным, но если слухи имеют под собой реальную основу, то под одним из ботинок вождя («наше дело — правое?») до сих пор лежит грамм сто червонного золота. Может быть, поэтому он внесен в реестр памятников федерального значения? Напомним, что памятник был открыт 7 ноября 1945 года и до сих пор так и не сходил с постамента. 
 Если говорить о реальных кладах, то, по словам работников областного музея-заповедника, всего на территории региона было обнаружено около ста кладов. 
Из них 38 хранятся в Золотой кладовой самого музея. 
В фондах Псковского музея-заповедника хранится более 600 тыс. экспонатов. При этом его так называемая Золотая кладовая располагает более 40 тыс. предметов из драгоценных металлов. Однако в экспозиции из-за ограниченной площади вниманию посетителей представлено всего 214 уникальных предметов. 
Самая ранняя зафиксированная документально находка датируется 1885 годом. Этот клад был найден на территории Псковского кремля и состоял из 138 монет Московского, Новгородского и Псковского монетных дворов. 
Специалисты относят его ко времени Ивана Грозного и Феодора Иоанновича. 
 
Большинство кладов, хранящихся в Золотой кладовой, происходят именно из Пскова, а не из районов области. Это связано с тем, что земляные и строительные работы, археологические раскопки в большинстве своем проводятся в областном центре. По словам хранительницы кладовой Ирины Галицкой, находки носят случайный характер, но порой встречаются любопытные экспонаты и в деревнях — чаще всего во время сельскохозяйственной обработки земли. 
Так, приблизительно в 1920 году в Печорском районе (до 1940 года он входил в состав Эстонии) жителями деревни Кузнечихи недалеко от дороги в кубышке были найдены серебряные монеты. 88 из них поступили в Псковский музей только в 1955 году, остальные находятся в Таллине в нумизматическом собрании Института истории Академии наук Эстонии. 
Это, в частности, первые псковские монеты периода вечевой республики. 
Иногда счастливые обладатели случайной находки не представляют ее ценности. Тогда случаются истории, подобные той, что произошла в Усвятах в 50-е годы XX века.

Клад дирхемов (арабских монет VIII–IX веков) был разобран местными рыбаками на мормышки. И только четыре монеты из них, которые отобрал у жителей партийный секретарь, достались музею. В последнее время попадаются не бог весть какие сокровища, но порой встречаются действительно ценные вещи, как, например, украшения из алмазов, бриллиантов, сапфиров, александритов, найденные в составе клада из 55 предметов конца XIX — начала XX века. 
Эта находка была обнаружена в самом центре Пскова Находка была сделана в 1974 году чуть ли не в самом центре Пскова (на улице Горького) при строительстве котельной. Рабочие лопатами ровняли площадку после работы экскаватора. 
Вдруг лопата одного из них выбросила на поверхность земли серебряные столовые приборы, а затем были найдены остальные предметы и остатки сильно коррозированной банки, в которой они находились. Сейчас они выставлены на всеобщее обозрение в нашей Золотой кладовой, и люди, узнав, при каких обстоятельствах были найдены предметы, искренне изумляются: кто бы мог подумать, что клады у нас находятся порой буквально под ногами! 
Возвращаясь же к привычным, монетным кладам, следует подчеркнуть, что многие из них, как показывает практика, собирались долго и кропотливо. 
 
Например, самый большой клад из хранящихся в Золотой кладовой насчитывает 9306 серебряных монет. Он весит более 32 кг и состоит из российских и советских серебряных монет XIX–ХХ столетий. Его история тоже по-своему уникальна. Его обнаружили в 1987 году, когда рыли колодец в деревне Скугры Дновского района на месте бывшей усадьбы священника. 
Обычно об обстоятельствах захоронения и о владельце клада мало что бывает известно, но, на счастье, оказалась жива правнучка человека, схоронившего эти монеты. Она-то и рассказала трагическую историю своей семьи, столь типичную для России XX столетия. Этого священника звали Михаил Прокопьевич Успенский. 
До своего ареста 28 августа 1930 года он служил в погосте Скугры. О том, каким он был пастырем, косвенно говорит то, что во время отправки арестованного собралась «толпа, которая предъявила требование освободить из-под стражи священника». Людей было так много, что останавливалось уличное движение. 
Вскоре в Псковское ГПУ поступило заявление «от граждан прихода Скугорского сельского совета», где 925 человек прихода просили «взять его на поруки». Однако народное требование не было выполнено, и священника осудили. Ему было предъявлено для того времени стандартное обвинение — собирание серебряной и медной монеты с целью «дезорганизации правильного денежного обращения». 
При этом при обыске у него нашли 15 рублей в серебряных монетах и т. д. 
После семилетнего заточения священник вернулся домой, и хотя его семья жила в большой бедности, отец Михаил никого не посвятил в существование клада и сам не прикоснулся к нему, считая эти деньги принадлежащими церкви. Можно предположить, что он намеревался истратить эти средства на ремонт и украшение храма. Но этого не случилось, и сейчас этот клад хранится в Золотой кладовой, еще раз напоминая о бренности всего земного, но, как выясняется, не ржавеют только клады…

КЛАДЫ ПСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ
78. Псков. Под городом, на месте лагеря Стефана Батория (во время осады 1581 г. ) находят единичные экземпляры псковских денег.
Толстой, Монеты Псковские, 22.
 
79. Псков. Близ р. Псковы, на земле Сарафановых, где находился их кожевеный завод, в пятидесятых годах прошлого столетия был найден клад псковских монет, из которых у известного собирателя Плюшкина хранилось 6 псковских денег, одна Василия Васильевича Темного и деньга Ивана Васильевича III (Орешников, тбл. XI, 495).
Толстой, Монеты Псковские, 22.
 
80. Псков. По Великолуцкой улице в 1901 г. были найдены в глиняном кувшине псковские деньги в количестве около ста экземпляров, времени самобытности, и одна монета Василия Ивановича.
  

81. Псков. В р. Пскове против Дмитриевского кладбища было найдено медное тверское пуло. ТПАО, 1911—1912, в. 8, 226.
 Аномальные зоны Псковской области
82. Псков. У Мирожского монастыря был найден клад из 65 серебряных пластинок, имеющих одностороннее изображение. На большинстве пластинок изображение представляет из себя человеческое лицо впрямь (en face), в короне о трех шипах. На остальных тоже изображение едва намечено. На некоторых пластинках рядом с изображением помещены
буквы: д, э и е. Весом и размером их можно разделить на три группы
а) одна наибольшая весит 59, 25 д., большинство весит от 7—16 д. и несколько экземпляров весят от 3—8 д. Тождественных экземпляров в кладе не оказалось. А. К. Марков их назвал «псковскими брактеатами». Клад был
приобретен Плюшкиным, от которого со всем собранием поступил в Эрмитаж.
Доклад А. А. Ильина в Нумиз. Отд. Русс. Арх. Общ. 1-го Августа 1922 г.
  
83. Псковский у. В д. Семионщине, на берегу р. Великой, против Выползовой слободы 1 найден клад русских серебряных монет Василия Ивановича III, Ивана IV и Бориса Федоровича Годунова.
Проток Псков. Арх. Ком., 4 зас., 5 Iюня 1873 г., 12.
 
84. Псковский у. В Прудской вол., Козловичского прихода, д. Новинье в 1875 г. были найдены псковские деньги у опушки леса, на низком месте, при посеве ржи на пашне.
Толстой, Монеты Псковские, 22.
Слобода Пскова.

 

 

КЛАДЫ НОВГОРОДСКОЙ ОБЛАСТИ

Во времена Российской Империи территории области составляли западную часть Новгородской губернии. Земли Новгородской области пережили монголо-татарское нашествие, междоусобные войны, шведскую и немецкую агрессию и другие тяжелые периоды в истории России.

Все это отразилось на количестве и составе кладов, которые периодически находят в Новгородской области. Ниже представлены некоторые из таких кладов.
АНОМАЛЬНЫЕ ЗОНЫ НОВГОРОДСКОЙ ОБЛАСТИ - ТУТ!

                                                  Господин Великий Новгород                                               река Волхов

 

КЛАДЫ НОВГОРОДСКОЙ ОБЛАСТИ

Монетные клады Новгородского музея

Настоящая публикация содержит основные сведения о составе коллекции монетных кладов, собранной в пределах Новгорода и Новгородской области и принадлежащей Новгородскому историко-художественному музею. Лишь отдельные клады этого собрания нашли отражение в литературе. Что касается большей части коллекции, то сведения о ней ни разу не проникали за пределы Новгорода, несмотря на их бесспорную научную ценность.
Нам уже приходилось писать о важности областных монетных коллекций для изучения истории местного края. Состав областных комплексов монетных кладов отражает не только общие закономерности денежного обращения на значительных территориях, но и местные особенности обращения тех небольших районов, сокровища которых собираются в областных и районных музеях.

В этом отношении Новгород способен дать в руки исследователя интереснейшие материалы, так как Новгородская земля, будучи средоточием экономически развитого населения, на протяжении длительных периодов была заметно обособлена от центральных территорий Руси. Исследователь вправе ожидать от новгородских кладов ответа на многие и разнообразные вопросы.

В Новгороде на протяжении веков сменилось несколько систем денежного обращения. Здесь имели хождение восточные дирхемы, замененные в XI в. западноевропейскими денариями. В XV в. здесь возник оригинальный тип собственной монеты, последние периоды бытования которой изучены очень слабо. В XVI в. новгородское денежное обращение сделалось частью общерусского монетного рынка, но питалось оно продукцией местного денежного двора. В начале XVII в. Новгород на короткий период был оккупирован шведами, организовавшими здесь чеканку копеек. Во время реформы Алексея Михайловича Новгород был одним из основных центров проведения новых мероприятий в денежном деле. Однако история новгородского монетного обращения до настоящего времени изучалась главным образом на материалах кладов из других русских областей.

К сожалению, нумизматические коллекции русских областных и районных музеев до сих пор остаются вне поля зрения нумизматов и историков. До самого последнего времени не существовало даже кратких публикаций областных собраний монетных кладов. Предлагаемая заметка является второй публикацией такого характера, и мы надеемся, что это начинание будет продолжено другими нумизматами и работниками краеведческих музеев.

* * *
В состав собрания Новгородского музея входит 19 монетных кладов. Все они собраны в советское время. В 1920-х годах в музей были доставлены три клада, в 1930-х, по-видимому, семь. Три из них утратили паспорт в тяжелый год эвакуации (1941 г.), но поскольку ни в дореволюционных сводках, ни в сводках Р. Р. Фасмера за 20-е годы они не упоминаются, то можно уверенно относить их к предвоенным находкам. После 1945 г. музейное собрание пополнилось еще девятью кладами.
 
По дате зарытия эти клады распределяются следующим образом:
В предлагаемом описании клады получили номера в порядке хронологических дат их зарытия. Клад 1 разобран и определен А. А. Быковым, клад 2 – Р. Р. Фасмером, остальные – автором настоящей публикации. Металл монет в описании не указывается в тех случаях, когда монеты серебряные.
 

                                             река Волхов, древние курганы                                   река Волхов

 

Клад 1.

Найден в 1927 г. на хуторе Шумилово б. Демянской волости и уезда Новгородского округа крестьянином П. А. Багровым. 1 326 монет, в том числе 331 обломок, общий вес 3370 г.

Клад 2.

Найден в августе 1924 г. на Новой Мельнице в 6 км от Новгорода. 62 монеты, в том числе 38 обломков, общий вес 120 г.

Клад 3.

Найден летом 1930 г. при рытье могилы на Рождественском кладбище в Новгороде. 1811 монет общим весом 1411 г

Клад 5.
Происхождение неизвестно. 495 монет общим весом 366 г. Инв. № 215. Состав:
Новгород, время самостоятельности, 1420–1478 гг. 494 экз.
Новгород, великокняжеская денга 1»


Клад 6.

 Происхождение неизвестно. 897 монет общим весом 700,6 г. Сверх того, 10 монет из этого клада хранятся в Боровичском музее. Инв. № 217. Состав:
Новгород, время самостоятельности, 1420–1478 гг. 896 экз.
Новгород, великокняжеская денга 1»
Несмотря на то что паспорт клада 6 не сохранился, он может быть восстановлен с достаточной достоверностью. В сводке Р. Р. Фасмера[370] зафиксирован найденный в 1924 г. близ деревни Емельяхново б. Боровичского уезда клад, включавший в свой состав около 920 новгородок времени самобытности и имевший общий вес около 13/4 фунта (около 715 г).
Близкое совпадение всех цифр и какое-то отношение клада к Боровичам, смысл которого утрачен с потерей старых инвентарных книг Новгородского музея, дают возможность отождествить беспаспортный клад 6 с Емельяхновским кладом 1924 г.
Последние два клада, чрезвычайно близкие по своему составу, позволяют поставить очень интересный вопрос о судьбах новгородской чеканки во второй половине XV в.
Определяя год прекращения выпуска новгородских денег времени самостоятельности, исследователи, как правило, оперируют двумя датами, Чаще всего время самостоятельной чеканки определяют 1420–1478 гг., а к 1478 г. относят начало чеканки денег обычного новгородского типа, но с надписью «Денга великого князя». Однако существует и другое мнение, на котором особенно настаивал А. В. Орешников.

Последним годом самостоятельной новгородской чеканки он признавал 1456 г., так как одним из пунктов заключенного между Москвой и Новгородом Яжелбицкого мира было: «А печати быти князей великих». То же требование было повторено в договорной грамоте Ивана III с Новгородом, заключенной в 1471 г., что создает впечатление традиционности употребления печати московских князей при новгородских документах после 1456 г. А. В. Орешников полагал, что требование об исключительном употреблении при новгородских грамотах великокняжеской печати должно было распространяться и на монеты, поскольку право монетной чеканки было одним из основных признаков самостоятельности.
Между тем состояние фактического материала новгородской нумизматики плохо согласуется и с тем и с другим построением. Новгородские великокняжеские денги с изображением Софии и денежного мастера принадлежат к числу очень редких монет. И. И. Толстой, например, в своей работе о монетах Великого Новгорода мог оперировать только 34 экземплярами таких денег, тогда как монет времени самостоятельности в его руках было 1160 экземпляров. Поэтому приняв за начальную дату их чеканки 1456 г., мы ни в коей мере не сможем заполнить ими весь длительный промежуток между 1456 и 1478 гг. С другой стороны, для И. И. Толстого не могло существовать проблемы чеканки таких денег после 1478 г., так как в изображениях на новгородских денгах даже времени самостоятельности он видел художественное выражение покорности Новгорода перед московским великим князем. Между тем в настоящее время доказано, что на новгородских монетах изображалась София, т. е. принципиально отличный от предположенного И. И. Толстым символ новгородской независимости. Появление его хотя бы на короткий срок после 1478 г. совершенно не согласуется со смыслом мероприятий Ивана III, предпринятых в годы покорения Новгорода.
Во всяком случае, очевидно, что чеканка великокняжеских денег обычного новгородского типа осуществлялась на протяжении очень короткого времени. В целях устранения отмеченных противоречий следует обратиться к истории печати при новгородских грамотах после 1456 г., так как именно печати признаны основным аргументом для датировки монет. Договорная грамота о перемирии Новгорода с ганзейскими городами составлена в 1466 г., т. е. спустя 10 лет после заключения Яжелбицкого мира, однако ее концовка упоминает печати посадника, тысяцкого и купеческих старост, привешенные по приговору «Всего Новгорода», и ничего не сообщает о великокняжеской печати.

Договорная грамота Великого Новгорода и Пскова с епископом юрьевским о перемирии на 30 лет заключена в 1474 г., т. е. спустя всего три года после повторного требования Ивана III о великокняжеской печати, однако и в ней о печати великого князя нет ни слова. Напротив, «а воевода Великого Новагорода, посадник Новгородский Фома Андреевич, а посол Великого Новагорода Онъкипа Васильевич крест поцеловали за Великий Новгород и за всю Новгородскую державу и печать Великого Новгорода прыложити». Мы видим, что требование Москвы относительно печати выполнялось в Новгороде эпизодически и только под непосредственным впечатлением от этого требования. Поэтому можно думать, что если условия, касающиеся печати грамот, распространялись на монетный чекан, что вполне закономерно, то новый тип с надписью «Денга великого князя» возник ненадолго или после 1456 г. или же после 1471 г., а затем снова был вытеснен денгой обычного для времени новгородской самостоятельности типа. 1456 год кажется более возможной датой для краткосрочного появления великокняжеских денег, так как впечатление от первого требования должно было быть более сильным.
Анализируя наши клады 5 и 6, мы только при условии принятия высказанного выше предположения сможем объяснить их странный состав. Действительно, в каждом из этих кладов имеется только по одной великокняжеской денге, сопровождаемой набором весьма разнообразных типов самостоятельного чекана. Если датировать оба этих клада 1478 г. и полагать, что великокняжеские монеты чеканены в 1478 г., то исключительность таких денег в кладах станет непонятной. Получится, что клады зарыты уже после того, как великокняжеский чекан наладился в Новгороде, а в этом случае следовало бы ждать более заметного количества новейших монет. Признав же в этих монетах продукцию 1456 г., мы перестанем удивляться их исключительности.
Можно думать, что с 1478 г. на Новгородском денежном дворе началась чеканка монет совершенно иного типа – денег с изображением московского ездеца и надписью «Осподарь всея Руси», что вполне соответствует духу мероприятий Ивана III, направленных к полной унификации русской денежной системы. Сами события 1478 г. таковы, что вряд ли следует всерьез настаивать на возможности употребления в Новгороде монет иного типа, сохраняющего эмблемы новгородской независимости вопреки выражающей вассалитет надписи.
По-видимому, весь промежуток между 1478 и 1533 гг. в Новгороде заполняется чеканкой денег, несущих надпись «Осподарь всея Руси». Напомним, что эти денги в быту Московской Руси носили название новгородок, а стилистически и палеографически они весьма отличаются от несомненных образцов московского чекана – денег в 0,40 г.
Все высказанные выше предположения возможно будет проверить лишь после детального изучения новгородских и московских монет второй половины XV – первой трети XVI в. и анализа их штемпелей. Однако сама проблема возникает уже при общем знакомстве с изложенными материалами.
 
 
Клад 7.
Найден в июле 1956 г. при прокладке новой шоссейной дороги около Тихвинского кладбища на окраине Новгорода. 2505 монет общим весом 1669 г. Инв. № 10532. Состав:
Псков, после 1510 г. 3 экз.
Москва, Иван III или Василий III 9»
Иван IV 2493»
В числе монет Ивана IV имеются следующие типы: денга с надписью «Осподарь» (1 экз.), денга с надписью вязью «Государь» (1 экз.), анонимные великокняжеские копейки (640 экз.), псковские мечевые копейки 1533–1547 гг. (634 экз.), великокняжеские копейки с обозначением ФС (278 экз.), царские копейки с обозначением ПС (656 экз.), с обозначением АЛ (241 экз.), с обозначением IBA (20 экз.), с обозначением ГР (16 экз.), с обозначением Юр (5 экз.) и один незаштампованный кружок, имеющий вес копейки Ивана Грозного.
Особенности состава клада таковы, что можно с уверенностью говорить о сложении его комплекса в Пскове. Из общего числа 2505 монет 1293, т. е. больше половины, чеканены на псковском денежном дворе. В остальной части среди великокняжеских монет преобладают новгородские, а среди царских – московские.
Что касается даты клада, то зарытие его можно относить к началу 1550-х годов, так как, во-первых, ранние типы, чеканенные до 1547 г., резко преобладают над более поздними (1554 экз. из 250, т. е. 62 %), а точно датированные царские копейки чеканены до условной даты – 1555 г.
Из многочисленных безусловно московских типов царского чекана Ивана IV в кладе имеются только копейки с обозначениями АЛ и Юр, которые, таким образом, относятся к наиболее ранним образцам царского чекана Москвы.

 

  

КЛАДЫ РЕСПУБЛИКИ КОМИ

10 САМЫХ ЛЕГЕНДАРНЫХ КЛАДОВ КОМИ
1. Наследие чуди
В каждом комяцком селе есть предание, где именно обитал странный народ - «чудь белоглазая». Странные это были люди, ездили на неких «петухах-лошадях», а застрелить их можно было только «пулей с хлебом». Оставим исторические изыскания специалистам. Считается, что чудь оставила после себя множество кладов. Старожилы отдаленных деревень рассказывают о сундуках золота, которые утащили с собой в леса не желающие принимать христианскую веру язычники.

Если кратко, то «чудские клады» можно искать вот где: в деревнях Черныб, Селиб, Мучкас и Чернутьево Удорского района, у деревни Мелентьево около холма Яранкыр (тот же Удорский район), на реке Подчерье, в селе Большелуг Корткересского района, возле озера Чуб (Чуд), в деревне Лывма возле Чудского холма (Корткересский район). В том же районе — село Богородск, Нившера (возле реки Нившера), в верховьях реки Печора и возле реки Вычегда. В селе Керчомья Усть-Куломского района есть сказание о большом кладе под сосной.
 
2. Золотая баба (с.Вотча Сысольского района)

Согласно "Церковно-историческому описанию Вотчинского прихода Устьсысольского уезда, Вологодской губернии" от 1911 года говорится: "От 1032 года уже известен поход Нормана Улеба, родственника Ярослава Мудрого по жене, к железным воротам и последние находились неподалеку от села Вотчи и неподалеку от одной из возвышенностей – что носит название «Кар – ил» (по – русски город-холм) будто бы находится чудский клад. Что за клад и из чего он состоит, народ не дает точного ответа на эти вопросы. Одни утверждают, что зарыто в горе чудское идолище – золотая или серебряная баба, имеющая до двенадцати рук и вооруженная какими-то орудиями". Здесь напрямую указывается Вотча как одно из местоположений утерянного языческого идола, имевшего центральное положение среди народов коми и зырян. А именно Зарни-ань - что в переводе означает Золотая баба.
 
3. Сухановские сокровища

Торговая династия князей Сухановых обитала в Сыктывкаре, тогда еще — в Усть-Сысольске, несколько столетий. Слухи о сухановских кладах и подземельях будоражат народ с начала XX века. Один из потомков княжеского рода, бывший геолог Николай Владимирович Суханов, несколько лет назад сообщил о сухановском кладе. Будто бы он был зарыт под могучим кедровым пнем, стоявшим во дворе сухановского дома. Дом этот до 1969 года находился на высоком берегу Сысолы.

Сейчас на этом месте в Сыктывкаре территория детского парка. Глубоко зарытые сокровища так и не нашли.


4. Клад миллионеров Рябушинских

В лесах Усть-Цилемского района, на реке Умбе, в 1921 году было зарыто золото известных российских миллионеров Рябушинских. С 1921 года и до самой смерти сокровища охранял старовер из деревни Скитская Сидор Нилович Антонов. Он шестьдесят лет прожил в лесной избушке на реке Умба, неподалеку от того места, где до сих пор могут хранится бочки с золотыми монетами, которые привезли на север Рябушинские. Считается, что золото так и хранится в лесах на Умбе. Здесь на берегу много небольших пещерок, леса глухие, поэтому найти сокровища миллионеров практически невозможно.
 
5. Церковное золото (Усть-Куломский равон)

В Усть-Куломском районе, в окрестностях бывшего Стефано-Ульяновского монастыря, должен находиться клад, спрятанный в годы революции старшим духовенством. Перед тем, как до обители, расположенной в 160 км от Сыктывкара, добрались красные, монахи вывезли монастрыскую казну, золото и иконы в леса. Пока что никому этот клад не открылся. Косвенно на богатства духовенства указывает небольшой клад, найденный уже после Великой отечественной в бревнах дома казначея Троицкого Стефано-Ульяновского монастыря отца Мелетия. Там было 116 российских монет достоинством 3 и 5 копеек с 1832 по 1915 г. Даже если это были «закладные» деньги, такое количество указывает на достаточную обеспеченность казначея.
 
6. Екатерининский тракт и купеческие «схроны» (Прилузский район).

Из архивов доподлинно известно, что через Прилузский район в 18-ом веке пролегал Екатерининский тракт. Купцы на лошадях из разных уголков государства возили на ярмарки свои товары, а золото и драгоценности, опасаясь разбойников по пути, как гласит предание, зарывали как раз в тех местах. Искать клад имеет смысл на территориях вымерших окрестных деревушек Былатовка, Прошкино, Лавровка и других, говорят старожилы Прилузья.
 
7. Княжпогостские захоронения

По реке Емва (Вымь) и вокруг озера Синдор располагаются сотни стоянок, поселений, погребений, святилищ. Здесь найдено большое количество памятников старины и уникальных кладов. Что до древности, то уже более 400 лет существуют деревни Кони, Весляна и Раковицы, село Серегово. А селам Княжпогост и Туръя свыше пяти веков. Там поиск тоже должен быть удачным.
 
8. Речной клад Тыл Пур Яка

Разбойник с таким замысловатым имечком по некоторым данным, был крестьянином в Усть-Сысольском уезде. Потом он завел небольшую банду и повадился грабить торговые суда, плававшие по рекам Малая Печора и Ылыдзь. Этот и другие разбойники деньги хранить не умели, и зарывали в землю свои сокровища. Искать можно в устьях небольших речек, впадающих в Ылыдзь (р.Дац, р.Юксо). Данные из «Вологодского сборника» конца XIX века.
 
9. Лоемский городок

Лоемские старики донесли до нашего поколения легенду о Юрьине — большом сгинувшем городище. Давным-давно, в десятом веке (может быть, и позже), существовало Лоемское или, как еще его называют, Юрьино городище. Существует народное предание о битве воинства князя Юрия, правителя городка, с полчищами чуди. Место, где расположено это поселение, до сих пор учеными и не установлено, хотя экспедиции туда определенно посылали.
 

10. Царская казна

Древний путь через Уральские горы имел название Зырянская дорога, так как первыми о ней прознали зыряне, народ, населявший территорию современной Республики Коми. Позже тракт был назван Сибиряковским - по имени русского предпринимателя Сибирякова, попытавшегося сделать дорогу основной торговой магистралью, связывающей Сибирь и Европу. Начинается древняя дорога от деревни Усть-Щугер в Республике Коми. Есть рассказ о том, что во времена постоянных стычек красных и белых по данному тракту куда-то из города Саранпуль вывезли часть царской казны. Может быть, довезли до Коми, а, может, стоит отправиться за золотом вдоль по бывшему тракту.

Ну и в завершение статьи можно упомянуть, что в районе деревень Додзь и Нёбдино в больших количествах встречаются «куль чунь» - чертовы пальцы, окаменевшие моллюски белемниты. В интернете купить их предлагают по 150 рублей за штуку. Также находят в болотах на севере Коми бивни мамонта. Но уже без металлоискателей.

 

 

 

КЛАДЫ ПЕРМСКОГО КРАЯ

СЕРЕБРО ДРЕВНИХ ПЕРСОВ
Речь пойдёт, прежде всего, о сасанидском серебре, в былые века буквально валявшемся под ногами: оно объявлялось вдруг то под корнями рухнувшего от старости дерева, то на пашне поднятое отвалом плуга, то на дне водоёмов. Серебра было столько, что о нём грезили и викинги, и новгородцы, и московский великий князь, а позже — царь. Отправляли целые экспедиции добывать «закамское» серебро. Причём учёта ему не было никакого — всё шло в лом и переплавку, и лишь позже, уже при Екатерине Великой, драгоценные свидетельства древнего торгового оборота Прикамья и Персии стали пополнять сасанидскую коллекцию Эрмитажа. Сейчас она на 70% состоит из сокровищ, найденных в Пермской губернии.

В книге известного археолога и нумизмата Алексея Маркова «Топография кладов восточных монет» часто упоминаются Строгановы и их имение. Вероятно, кроме находок, попавших в «список Маркова», могли быть и другие: захотели хозяева сдать древнее добро в музей — отослали, не захотели — себе оставили, чтоб гости завидовали. Тем более попадались не только деньги, но и кухонная утварь, и женские украшения. Например, в 1895 году найденные в Майкоре золотые кольца с уточкой тогдашний олигарх распорядился переделать в брошь и серьги для одной из дочерей. А по свидетельству известного лесовода, археолога и краеведа Александра Теплоухова, получившего от Строгановых вольную, ежегодно в Вятке переплавляли до 30 кг серебра и 20 кг золота из прикамских кладов: из сасанидских сокровищ делали крестики. 

Находили клады чаще всего по берегам рек, поэтому остаётся только вздохнуть, представив, сколько сокровищ затоплено водами Камского водохранилища. 
Под ними и легендарное место рождения Заратустры, пророка и основателя государственной религии в Персии при Сасанидах — зороастризма. Согласно мифу, Заратустра пришёл в мир на стрелке Камы и Чусовой. Сейчас стрелка напротив Банной Горы, а до строительства КамГЭС была напротив Лёвшино, но закопаны ли там драгоценные жертвы персов родине своего кумира — это смогут теперь узнать лишь подводные археологи.
До революции клады находили на Вишере у деревни Сыпучей, у Чердыни и южнее — у Гудбора (ныне Губдор. — «МВ») и Редикора, у Керчево и Клепкиной, Григоровского и Половодово, деревни Занина (уже Коми-округ. — «МВ») и Майкора, Климово и Пешнигорта, Мальцева и Кудымкара, у Гутово, Волгино, Печище, возле Строгановского имения Ильинское, в Большевисимском могильнике под Чёрмозом, под Суксуном, в Вереино на Чусовой и в Асовском на Барде, под Кунгуром.                                                                        
КРУПНЕЙШИЕ НАХОДКИ

В 1872 году в 1,25 версты от села на косогоре возле чудского городища вешними водами были вымыты несколько серебряных предметов, закопанных в землю в деревянном или берестяном футляре. Клад состоял из: 1) блюда 25 см в диаметре с изображением охоты сасанидского царя на кабанов; 2) блюда около 17 см в диаметре с аллегорической сценой; 3) сосуда в форме чашки с набитой сценой охоты трёх всадников на львов; 4) монеты царя Хосроя II; 5) браслета и трёх колец из серебра; 6) золотого кольца и золотого обломка.
Двадцатью годами ранее крепостной Иннокентий Ужегов пахал с сыном Евгением целинное поле в верховьях ручья Лаштовки у деревни Волчиной Соликамского уезда, и плуг выворотил двенадцать предметов из серебра общей массой около двух килограммов. Наиболее крупной из всех была тарелка с изображением оленя в окружении цветочного орнамента. А в 1860-м в Чердынском уезде обнаружили клад из шести тысяч монет. С таким уловом сравнима разве что находка под Редикором в 1883-м: 34 серебряные шейные гривны в серебряном ведре — все вещи made in Волжская Булгария. Позже, кстати, в 1908 году, у этого села был также найден крупный серебряный клад из монет и гривен.
Большое количество предметов было и в находке, сделанной в 1899 году в деревне Аниковской Чердынского уезда — 796 серебряных изделий. А через десятилетие там же неподалеку обнаружились блюдо с изображением на военный сюжет, две чашки, два слитка серебра и три гривны. Отметились в списке местонахождений и Березники — причём уже в середине XX века. В 1959 году житель деревни Чупино ковырялся на огороде и выкопал три шейных витых гривны, два массивных браслета и хорезмийский сосуд с флористическим орнаментом. Все эти булгарские вещи были переданы в местный краеведческий музей. Впрочем, по иной версии, всё случилось при строительстве дороги в долине реки Быгель.
Много украшений булгарского производства было и в кладе, найденном в селе Вильгорт Чердынского района в 1927 году: 26 ювелирных и искусно сделанных изделий из серебра и золота со вставками из красного сердолика и бирюзы. Вообще, на Чердынский район приходится 59 крупных находок, сделанных в разное время: две сотни предметов.
Из-за обилия количества и ассортимента серебряные артефакты, обнаруженные в Прикамье, в ряде научных трудов даже названы «дальним импортом в Предуралье в VII — начале IX века нашей эры». Классическими в этом смысле являются Бартымские клады, обнаруженные в окрестностях деревни Бартым Берёзовского района Пермского края, — византийские, сасанидские, хорезмийские сосуды и монеты, а также византийская застёжка от ожерелья. Предполагается, что вещи эти попали в бассейн реки Сылва из Средней Азии через Башкирию по пути на север через Вишеру к берегам Печоры.
 
ПО СЛЕДАМ ГРАБИТЕЛЕЙ

Бартымские клады — целая череда находок: сначала в 1925, 1947, 1949 и 1950 годах — к северу от деревни, а затем в 1951, 1952 и 1957 годах — к юго-западу от древнего селища. Первые относятся к VII веку, вторые — к VIII, а возле Бартыма на месте слияния одноимённой речки и Шаквы, очевидно, было торговище, если не таможня или не прообраз сбербанка: проезжие зарывали своё имущество, получая взамен расписки, которыми могли рассчитываться уже на Вишере и Печоре. Ну и, конечно, монеты — те шли в наш регион нескончаемым потоком и оседали в бассейне Сылвы: деньги древние путешествующие торговцы тратили где-то в районе Кунгура.
Кстати, оттого там было и несколько небезопасно. Во всяком случае известно, что посёлок на слиянии Бартыма и Шаквы погиб в результате разбойного нападения неизвестной группы людей. Ну точно — первое в прикамской истории ограбление банка! А недалеко от впадения Сылвы в Чусовую на Усть-Сылвенском жертвенном месте вообще найдены серебряные слитки в форме прямоугольных брусков: четыре слитка, 200 бусин из сердолика, стекла и хрусталя, женские подвески и другие украшения. Причём бруски из ценного металла предназначались для изготовления денег: от слитка отрубались куски, плющились молотом и чеканились при помощи штемпеля. Добрались ли бандиты и до этого монетного двора — науке пока не известно.
Зато ей известно, сколько тонн золота и миллионов каратов лучших в мире алмазов хранят прикамские недра, есть ли самородки и бриллианты под толщей пластов соляного месторождения, как они там появились и правда ли, что свои алмазные копи Дмитрий Рыболовлев подарил дочери. Но об этом уже — в следующих номерах «Местного времени».
 
 
СПИСОК МАРКОВА

Выдержка из книги известного археолога и нумизмата Алексея Маркова, в каталоге пермские находки приведены под номерами от 162 до 170:
162. Близ Кунгура при реке Сылве найдены 1 серебряная куфическая монета VIII века и две серебряные сасанидские.
163. В Кунгурском уезде в 1887 году была найдена сильно потёртая сасанидская монета приблизительно VI века.
164. В 18 верстах от города Чердыни близ деревни Аниковой в размоине ручья найден в 1860 году клад в 50 монет. Одна монета из этого клада оказалась диргемом Исмаила с. Ахмеда, битым (чеканенным. — «МВ») в Самарканде в 908 году.
165. В Красноуфимском уезде близ деревни Шестаковой около реки Иргени в конце 1851 года крестьянином были найдены различные вещи восточного происхождения и при них 21 монета, из которых десять принадлежали византийскому императору Гераклию и его сыну Гераклию Константину, чеканились в 613–641 годах. десять монет было сасанидских, из которых древнейшие принадлежали Перозу, царствовавшему с 458 по 485 год, а новейшая — Варахрану VI, царствовавшему в 590–591 годах, и одна монета была бактрийская, до сего времени точно не определённая. Все эти монеты в 1852 году поступили в Эрмитаж.
166. В Пермской губернии в окрестностях Донды-Кара, Весья Коза и Игна-Кара (сейчас Кировская область. — «МВ») в 1886–1887 годах найдены были омайядский диргем, чеканенный в Васите в 103 году (=721) и аббасидский диргем 146 года (=763), чеканенный в Басре. 
167. В имении графа Строганова на берегу Камы в 1846 году был найден серебряный сосуд в виде леканы с изображением четверорукой женщины в короне, окружённой надписью на неизвестном языке. Вместе с этим сосудом было найдено одиннадцать серебряных монет, которые, по рассмотрении их академиком Дорном, оказались сасанидскими, битыми в 441–594 годах. Три монеты принадлежали, как думает Дорн, вероятно, Иездегерду II (441–557), четвёртая, вероятно, а пять ещё наверняка — Каваду I (491–532), и одиннадцатая — Хосрою II (590–628).
168. В Пермской губернии неизвестно в каком уезде открыты омайядский диргем 125 года (=742) и аббасидский диргем 166 года (=782), находящиеся в коллекции графа Строганова.
169. По словам Штраленберга, около Чердыни находят много халифских монет. Справедливость этого известия подтвердилась находкою там же в 1861 году куфических монет 282–295 годов гиджры (=895–908).
170. В Чердынском уезде в 1893 году был найден клад из серебряных вещей и 12 монет; из последних две штуки были пересланы секретарём местного статистического комитета Д. Д. Смышляевым директору Археологического института А. Н. Труворову, и им показаны мне. Обе они оказались сасанидскими: одна — Хосроя I, чеканенная в Мейбуде в четвёртый год его царствования (=534), а другая — неизвестного сасанидского царя без всякой легенды.    
  

 

КЛАДЫ ТВЕРСКОЙ ОБЛАСТИ

С 1996 года в периодической печати стали регулярно появляться публикации о том, что  на западе Тверской области в озере Бросно Андреапольского района и местные жители, и туристы не раз видели неизвестное существо, которое здесь якобы  обитает.

Из собранных воедино описаний можно сделать вывод, что здесь обитает, скорее всего, чудом сохранившийся водоплавающий динозавр, или семья динозавров.

 Тверская область богата озерами. Всего  здесь насчитывается 1769 озер с акваторией более одного гектара. Среди них особую группу занимают, так называемые эворзионные озера, которые являются самыми глубокими.

«Интересное происхождение имеют озера Долосец, Бросно, Долгое и некоторые другие. Они занимают глубокие «ямы», образовавшиеся в результате эродирующего действия талой ледниковой воды» («География Тверской области» Тверь, 1992 г.)

Еще одной отличительной чертой некоторых озер, в том числе и озеро Бросно, является то, что в нем водится сельдь.

Ледниковое происхождение, большая глубина, наличие редкой в этих местах сельди, а также многочисленные свидетельства очевидцев – все это говорит о том, что озеро Бросно вполне может хранить тайну…

 
Библиотека Ивана Грозного.

Поиски библиотеки Ивана Грозного активно ведутся на территории Московского кремля с XVII –го века, но результатов так и не дали. Объяснение здесь может быть только одно – не там ищут. Напомним, что основой знаменитого собрания стали, как считается, редкие рукописи римских и греческих авторов, которые попали в Россию вместе с приданом Зои (Софьи) Палеолог - племянницы последнего императора Византии - будущей жены Ивана III. В подтверждение того, что библиотека Грозного существует, говорит тот факт, что в 1826 г. в архиве г. Пернова (Пярну) профессором Х.Х. Дабеловым был обнаружен черновик описи книг царской библиотеки.

Сегодня поиски уникальной библиотеки значительно расширены и высказываются предположения, что она может находиться за пределами не только Московского кремля, но и Москвы. Если же учесть, что одним из немногочисленный излюбленных мест Ивана Грозного была Старица, где он неоднократно бывал и которую он в 1569 году сделал своей «удельной столицей», то вполне возможно, что  и библиотеку искать нужно на Старицкой земле. Тем более, что надежно спрятать ее можно было не только в подземельях древних монастырей, но и в Старицких пещерах.

Иван Грозный, скорее всего, страдал  серьезным психическим расстройством. О его жестокости и кровавых злодеяниях хорошо известно. Порой они кажутся бессмысленными, но только не в нашем случае. С маниакальной целеустремленностью, не останавливаясь не перед чем, Грозный стремиться к единоличному обладанию Старицей. С начала в 1566 году он сделал владельцу этих земель предложение, о которого невозможно было отказаться – совершенно необъяснимый и совершенно насильственный обмен землями. Вместо своих исконных земель Владимир Старицкий получает Дмитров, Боровск,  Звенигород и… большое место в Московском Кремле. А спустя три года он и вовсе уничтожает, практически,  всю семью своего двоюродного брата, может быть и ради того, чтобы устранить законных наследников Старицких земель. А превращение Старицы в свою удельную столицу красноречиво говорит, что с этим городом у Ивана Грозного связана какая-то особая страница его жизни. Тем боле, что «удельной столицей» Старица оставалась до 1584года вплоть до смерти царя – целых 15 лет…

Клад Наполеона
Клад Наполеона – огромное количество серебра и золота, которое французы награбили в захваченной Москве и которое вывезли из покинутого города, отступая. Многие годы поиска этого клада также не дали никаких результатов. Почему? Ответ может быть только один - не там ищут.

Сегодня М. Бурносов на страницах журнала «Реноме» выдвинул новую гипотезу возможного  местонахождения «клада Наполеона». Автор считает, что  сокровища вполне могут находиться на территории Зубцовского или Оленинского районов Тверской области, не в непосредственной близости от старой смоленской дороги, по которой отступали французы, немного в стороне от нее…

 
Чудовище из озера Бросно, или как его называют «Бросни», библиотека Ивана Грозного и клад Наполеона – это то, что сегодня на слуху у многих, но, разумеется, далеко не все…

Если вас судьба занесет в Тверскую глубинку на север области в поселок Молоково  (административный центр Молоковского района), то здесь некоторые  местные жители могут рассказать вам удивительную историю о людях-гигантах ростом более 2,5 метром, чьи захоронения не раз находили в этих местах. Сейчас трудно утверждать, жили эти люди здесь постоянно или лишь мигрировали через эти земли, остановившись здесь лишь на время.

А если вы решите подняться на север Тверской области еще немного выше, то окажитесь в соседнем Сандовском районе, где вас ждет еще одна загадка – здесь в д. Городище Лукинского сельского округа находится крупный археологический комплекс, включающий средневековую крепость, 50 сопок и 2 древних городища. Кто мог создать столь значительное поселение в Тверской глуши. Может быть удивительные люди-гиганты?..

На территории Тверской области находится былинный, в самом прямом смысле этого слова, «Оковский лес», который впервые упоминается в «Повести временных лет». Не менее интерес и другой природный объект – никем не изученные непроходимые Оршинские болота. Можно лишь догадываться ,сколько тайн они еще хранят.
 
 
КЛАД В ОКРЕСТНОСТИ ТВЕРИ
В 2002 г. нам представилась возможность изучить небольшой клад (28 экземпляров), обнаруженный, по словам нашедших его, в 2001 г. в окрестностях г. Тверь.
    Все монеты были покрыты толстым слоем окислов и первоначально их было трудно идентифицировать. После очистки оказалось, что это деньги Великого княжества Тверского, причем одного и самого распространенного типа: на лицевой стороне - изображение всадника с птицей (соколом) в руке, едущего вправо, у ног коня - голова змеи; круговая надпись между линейными ободками, на оборотной стороне - «грубое изображение Самсона (или Геракла), раздирающего пасть льву; круговая надпись между двумя линейными ободками» (Орешников, 1896, № 243-247, табл. III, рис. 114-118). О распространенности этого типа монет говорит и их количество в Волоколамском кладе - 111 экземпляров. Орешников особенно отмечал большое разнообразие в надписях на обеих сторонах, из-за чего идентификация монет вызывала определенные сложности.
    В своих работах исследователи, как правило, относят данные монеты к правлению великого князя Бориса Александровича (1425-1461) и лишь единичные - великого князя Михаила Борисовича (1461 — 1486) (Орешников, 1896, № 259; Спасский, 1970, с. 90, № 13).
    Данный клад кроме однотипности состава был необычен еще и именами князей, которые читаются на обеих сторонах монет. Так, 17 экземпляров содержали имя в.к. Бориса Александровича, причем у трех из них был общий лицевой штемпель. 8 монет имели на лицевой стороне имя в.к. Бориса Александровича, а на оборотной — имя в.к. Михаила Борисовича. Еще 3 монеты содержали имя в.к. Михаила Борисовича на лицевой и оборотной сторонах. Кроме того, две монеты Бориса Александровича имели общий лицевой штемпель с некоторыми с двойными именами.
    Легенды на монетах в.к. Бориса Александровича очень разнообразны. Их перечисление здесь не имеет смысла. Следует лишь обратить внимание на легенду лицевой стороны монеты, которая переходит на двуименные монеты: ПЕКНЯ ВЕЛИКОГО Б ОЛ . НДРОВИЧА. На двуименных монетах на оборотной стороне была легенда: КНЯ . Я ВЕЛИКОГО МИХ (либо одна буква М).

 

КЛАДЫ КОСТРОМСКОЙ ОБЛАСТИ

немало в Костромской области заброшенных торговых путей, заросших старинных городищ и курганов. По народным поверьям, в таких местах нередко скрыты клады. 
Многие кладоискатели считают, что есть в Костромской области и легендарные клады, например, Степана Разина. О некоторых из них рассказал этнограф Василий Смирнов в труде «Клады, паны и разбойники», ставшем настольной книгой для пытливых копателей. 
Кроме того, некоторые местные краеведы утверждают: где-то в подвалах Ипатьевского монастыря спрятана часть легендарной библиотеки Ивана Грозного, в которой собраны уникальные памятники письменности Древней Руси, Византии, Греции и Рима. Ценность библиотеки в том, что она собиралась веками. Больше тридцати телег с книгами везли как приданое византийской царевны Софьи Палеолог.
АНОМАЛЬНЫЕ ЗОНЫ КОСТРОМСКОЙ ОБЛАСТИ - ТУТ!

 Впрочем, в свое время писатель Владимир Шпанченко высказывал версию, что библиотека Ивана Грозного находится не в Ипатии, а покоится под фундаментом взорванного в 1934 году кафедрального собора костромского кремля.
А еще нередко клады «привязывают» к лесам и старым деревьям. 
Предания о том, как «стояла когда-то старая сосна на горе и около нее был схоронен клад», есть, наверное, в любой местности. Например, существует легенда, что около реки Сендеги у деревни Семенково есть яма, и около нее под одной из елей зарыт трехведерный горшок с деньгами. А еще в Ветлужском уезде разбойничал атаман Шапкин, который, по преданию, закопал клад в 10 верстах от села Пыщуг.

«Особенно часто легенды о кладе связаны с древним курганом или городищем. В костромском селе Унорожье, например, ходит много легенд о кладах кургана «Журавец». В кургане, что на «Мышьем враге» у реки Костромы, по рассказам, также имеется клад. Указывают и на озеро близ Парфентьева посада, на месте бывшего монастыря. В этом озере, говорят, находится бочка с золотом, опущенная монахами при нападении на обитель разбойников. В другом озере, у деревни Ледино, под Кологривом, лежат бочки с золотом и драгоценностями. Их бросил живший на горе над озером помещик, когда на него напали разбойники. В Пеузском озере близ города Макарьева также есть клад - бочка с деньгами на якоре...  

                                                           ГАЛИЧСКОЕ ОЗЕРО                                                   Галичское озеро
ПРЕДАНИЯ О ГАЛИЧСКИХ КЛАДАХ
1. Про зарытие первенца и 12 кораблей с золотом, Галичское озеро. 
2. В реке Тебзе, в омуте Огоревом (так сказано) есть бочка с золотом. Туда надо опустить двойню - брата с сестрой, обязательно Ивана и Марью, тогда бочка найдется. 
3. Была сосна под деревней Лихарево Галичского уезда, под которой по преданию был клад. Сосна не рубилась топором и земля под ней не подавалась. Тогда сосну сожгли, но клада под ней не нашли. 
4. В усадьбе Скалозубово или Елизаветино по Галичскому тракту был холм, внутри которого были ходы, и там скрывалась шайка разбойника Ивана Фадеева. Там разбойники могли спрятать награбленное. Ходы начинались, будто, от бочага, а наверху холма была труба, и на том месте потом росла рябина. 
5. В усадьбе Селиваново, Галичского уезда, удушили барыню, а ценности ее зарыли. 
6. В селе Туровском и деревне Вахнецы когда-то рассказывали про клад у речки Лыкшанки.
  
КЛАДЫ КОСТРОМЫ

Подобно печерским монахам и попу Елисееву, не брезговали заниматься поисками кладов и лица духовного звания. Этому весьма способствовало поверье, что при кладоискании желательно присутствие священника, так как клады зарывались со страшными заклятиями и охранялись нечистыми духами. В 1890-х годах, недалеко от деревни Большие Угоры в Костромской губернии, клад собралась рыть целая толпа крестьян во главе со священником, дававшим указания, как надо, благословясь, рыть и брать клад. Потребовалось вмешательство полицейской власти, чтобы разогнать охваченную «золотой лихорадкой» толпу. А в 1752 году священник села Помаева Буинского уезда Симбирской губернии Кирилл Михайлов решил во что бы то ни стало добыть клад, зарытый в овраге между Помаевым и деревней Атяшкиной. Вооружившись крестом и Евангелием от бесовского наваждения, священник, отличавшийся необыкновенной смелостью, отправился на предполагаемое место клада и принялся копать, но страшные привидения так напугали его, что он бежал, со страху забыв на месте и крест, и Евангелие.

Как свидетельствуют материалы Костромской ученой архивной комиссии, около сорока крестьян копали клад на берегу Палажного озера, но ничего не нашли, зато их последователю позже удалось найти здесь несколько золотых монет. По кладовой записи копали клад у села Петиньева. Нашли серебряную сбрую, какие-то старинные предметы и «костей да черепьев много вырыли». Добился своего и упорный кладоискатель из деревни Ерыкалихи — после долгих поисков ему удалось откопать корчагу серебра, из которого один из членов Костромской ученой архивной комиссии приобрел две серебряные рублевые монеты Петра I и Петра II.

Из 44 кладов, найденных до 1917 года в Костромской губернии, только в одном находились золотые монеты — 16 штук.

Часть знаменитой библиотеки Ивана Грозного так же может оказаться совсем недалеко. После извлечения из подвалов московского Кремля, царь задумал разбить библиотеку на части и перепрятать ее в Ярославле, Вологде и Костроме. Не поэтому ли под рекой Костромой по августейшему приказу был прорыт подземный ход? В земле Ипатьевского монастыря, как только оттуда выселили музейщиков, монахи, сразу нашли кувшины третьего тысячелетия до нашей эры. Однако, даже с божьей помощью углубиться в сенсационное расследование не получилось. Власти запретили. Причем странный запрет длится по сей день.
В бывшем доме Корсаковых (что возле так же бывшей «Лакомки»), при реконструкции обнаружены дуэльные пистолеты и еще кое-какие старинные вещички. Может, антикварный магазин, ныне работающий в этом здании, пополняется напрямую из древних подвалов?
Сегодняшний хозяин старинного дома с колоннами (Советская, 24), при ремонте архитектурного шедевра нашел занятные старинные аптекарские склянки. Возможно, находка и не имеет валютного эквивалента, но зато украшает шкаф в офисе Андрея Петровича.
Торговые ряды в центре Костромы так же хранят немало тайн. Они появились не вдруг. Купцы поднимались с Волги на высокий берег, и приступали к бойкой торговле. Не дремали и «рэкетиры». Неспроста же Кострома в ту пору считалась криминальной столицей. Торговцы боялись возвращаться домой с большой выручкой. Поэтому многие прятали денежки прямо на рабочем месте. Точнее – под ним. Так что выводы делайте сами...
Немало богатств, кроме Ипатия хранит Богоявленско-Анастасиин монастырь, валы разрушенного костромского Кремля. Да и склон под зданием областной администрации, похоже, разрыт далеко неспроста.
Свою корыстную экскурсию мы завершили на улице Островского (бывшей Мшанской). Один только дом Акатовых, до сих пор стоящий там, чего стоит. Причем, во всех смыслах.

КОСТРОМСКОЙ КЛАД В БУТЫЛКЕ
Не так давно, обследовав один из старых, заброшенных домов в Костромской области мне посчастливилось найти, если можно сказать так – клад страны советов, мирно покоящийся в углу одной из комнат «хрущевки».
 На старую бутылку из под шампанского, до кроев наполненную 10 копеечными монетами периода чеканки 1961-91 года видимо никто не обратил должного внимания (хотя в наше время это очень странно выглядит), или просто в этом здании давно не было души человеческой.

Такой клад, в своем количестве монет – внешне, выглядел скудно, и на первый взгляд казалось, что в бутыли, используемой как копилка – набралось лишь 300-400 монет.

   Прибыв домой, я стал, что называется вытряхивать 10 копеечные монеты из горла, так как бить бутылку я посчитал далеко не разумной идеей. «Этот Рог изобилия» не иссекал минут 5-10 и при пересчете  «выпавшей массы медно-никелевого сплава», оказалось, что я далеко заблуждался с определением количества. Бутыль принесла мне 2500 тыс. 10 копеечных монет, как регулярного чекана, так и юбилейных.

Редкие года (1965;66;67;68;90М;91бМ) найти так и не удалось, но относительно редкие монеты 1969, 75, да что там говорить все остальные набрались сполна, сформировав не полную пяти и десятикратную погодовку номинала 10 копеек.

Общая стоимость всех экземпляров (на Январь 2010) составила 2700 рублей, как считаю я – сумма вполне приличная для монет той далекой от нас эпохи. 

  В заключение хочется сказать о редкости монет и их ценности. Со временем, а следовательно и с оседанием, накоплением монет в частных коллекциях, цена будет расти, причем очень даже активно.

В связи с этим, выбрасывать старые деньги, в каком бы качестве сохранности они не были – просто негуманно и не правильно. В старой консервной банке может оказаться раритет, стоимость которого на самом деле высока так же как спрос и, конечно же – историческая ценность.  
 
КЛАД В РАКЕТНОЙ ШАХТЕ
Недавно вся округа возле полузаброшенной деревеньки Асаново оказалась покрытой денежными купюрами. Рубли, десятки и даже сотенные буквально валяются под ногами. Правда, собирать их никто не торопится. Пользы от них никакой. Наоборот, неожиданно явившееся из-под земли богатство грозит экологической катастрофой.

Экологи первыми подняли тогда тревогу. На основании того, что собранные в одном месте тонны советских бумажных рублей могут содержать серьезную опасность. Красители и специальная пропитка купюр, придававшая им стойкость, - есть не что иное, как химические отравляющие вещества, утверждали специалисты. Кроме того, никто не мог дать гарантии сохранности неожиданно свалившегося на костромичей \"богатства\". Несмотря на то что шахты, каждая глубиной по нескольку десятков метров, тщательно замуровали после сброса внутрь отработавших сроки эксплуатации купюр.

 Буквально на днях тема денежных захоронений вновь стала актуальной. Возле полузаброшенной деревеньки Асаново в Судиславском районе охотники за металлом вскрыли одну из законсервированных после взрыва шахт. Стало известно об этом почти случайно. Лишь через неделю с лишним на месте происшествия появились работники районного отдела внутренних дел.

 Вопрос о возможной токсичности оказавшихся на поверхности купюр остается, однако, открытым. Неожиданно для себя обнаруживший их при производстве раскопок предприниматель, похоже, не готов самостоятельно решать столь сложную сопутствующую проблему.

Галичский клад
Галичский клад
 свидетельствует о том, что Галич - самый древний город Костромской области. Галичский идол.
Согласно официальным данным, возраст Галича, датированынй по письменным источникам, составляет не более 900 лет, данные археологии говорят о том, что люди с достаточно развитой культурой жили здесь еще 1300 лет до нашей эры. Галичский клад, клад медных изделий культового назначения (около 13 в. до н. э.). Найден в 1835 вблизи г. Галича. В состав клада входили медные статуэтки мужчин (солнечное божество и лунное божество), фигурки ящериц, топор, кинжал, ножи, браслеты и т.п.
Тип цивилизации, создавшей галичский клад, относится к Абашевской культуре, широко представленной в Европейской части России и Южном Урале. Абашевская культура родственна Срубной и Андроновской культурам. Ее представители одними из перых стали применять боевые колесницы, владели искусством выплавления меди и бронзы. По антропологическому типу  это были европеоиды с широким лицом и выдающимся носом (это хорошо заметно по галичской скульптуре).
Абашевцы относились скорее к палеоевропеоидам, чем к финно-уграм, чьи приедки пришли в Европу позднее.
 Галичский клад является современником египетского фараона Рамзеса II
Египтяне, изображенные на этой картинке, жили в то же время, когда неизвестный галичанин зарыл свое добро к северу от озера. Мы не знаем ни причин, ни обствоятельств этого события, а климат нашей северной не позволяет сохраниться большинству артефактов... 
 Галичский клад до сих пор остается загадкой для ученых. Одним из вопросов, на которые нет пока что ответа является его удаленность от основных памятниов Абашевской культуры при несомненном сходстве с ними.

 

_____________________________________________________________________________________ 

ИСТОЧНИК МАТЕРИАЛОВ И ФОТО:
Команда Кочующие.

Кирпичников А. Н. Раннесредневековая Ладога (итоги археологических исследований). // Средневековая Ладога. Новые археологические открытия и исследования. — Л., 1985.

 Рябинин Е. А., Черных Н. Б. Стратиграфия, застройка и хронология нижнего слоя староладожского Земляного городища в свете новых исследований // Советская археология. — 1988. Вып. 1. — С. 72-10.

Клады Северной России

 Назаренко В. А. Могильник в урочище Плакун. // Средневековая Ладога. — Л., 1985. — С. 156—169.

 Михайлов К. А. Южноскандинавские черты в погребальном обряде Плакунского могильника. // Новгород и Новгородская земля. / вып. 10. — Новгород, 1996. Михайлов К. А. Захоронение воина с конями на вершине плакунской сопковидной насыпи в свете погребальных традиций эпохи викингов. // Новгород и Новгородская Земля. / вып. 9. — Новгород, 1995.

 Седых В. Н. Клады эпохи Рюрика: археолого-нумизматический аспект. // 13-я Всероссийская нумизматическая конференция: Москва, 11-15 апреля 2005 г.: Тез. докл. и сообщений. — М.:"Альфа-Принт", 2005. — С.106-107

 Седых В. Н. Русь эпохи Рюрика: археолого-нумизматический аспект. // Ладога — первая столица Руси. 1250 лет непрерывной жизни. Сборник статей. — СПб., 2003. — С. 68-72

Клады Новгородского края.

 Седых В. Н. Северная Русь в эпоху Рюрика по данным археологии и нумизматики // Ладога и истоки российской государственности и культуры. — СПб., 2003. — С. 84-96

 Кирпичников А. Н. Новооткрытая Ладожская каменная крепость IX—X вв. // Памятники культуры. Новые открытия. — Л., 1980. — С. 452, 453.

Клады Костромской области.

Археологические находки Древней Руси.

 

Комментарии

аватар: Кэп

легенды о кладах

Дьячок Евлампеич из деревни Ульково, Костромской губернии, рассказывал, как его дедушка искал с артелью клад на Бараньих горах, верстах в семи от деревни. По преданию, лежал там большущий белый камень, а под ним — сундук.
Одна партия копала, а другая сидела дома с каким-то странником-«ворожцом», который читал в то время по книге заклинания. Подкопались, ощупали сундук со скобами и тут вдруг заспорили. Дедушка дьячка говорит: «Я и на сына Евлашку часть денег возьму». А другой говорит: «Как же, сейчас! Держи карман!» Сундук-то как застучит, загремит да из рук-то и ушел — так и не поймали. А «ворожец» в те поры читал, читал, да как хлопнет книгой: «Нет, — говорит, —толку не будет!» — и ушел. Бабы тоже потом ездили туда, ковыряли землю — «На нас-де не выйдет ли?» Так и не вышел.
В Костромской губернии около деревни Фоминцы Коряковской волости, на расстоянии около версты от деревни была найдена толстая каменная плита длиною около двух сажен со знаком «гусиной лапы». Эта находка породила среди местного населения слух о том, что под этой плитой укрыт зачарованный клад. Еще две подобных плиты находились в Со-лигаличском уезде, у села Кадникова. В Межевых книгах по Костромскому краю XVI и XVII столетий нередко упоминаются родовые знаки на камнях, отмечающих границы угодий и покосов, — «тетеревина нога», «сорочья нога».
О некоторых камнях-«следовиках» рассказывают легенды, связанные с мистикой. Был один такой камень, говорят, в Ростовском уезде, лежал на склоне горы, а мимо дорога шла. Ночью боялись по ней ездить. Говорили, под камнем клад зарыт. По ночам сколько раз видели, как около камня синий огонь горит — так и светится по земле. Раз один парень захотел ночью ехать по этой дороге, мимо камня, так мать его вцепилась в него: «Родимый, не езди!» И рассказала ему, что несколько лет назад баба одна из деревни шла мимо камня ночью, видит — появилась на камне тетерка. Сидит и светится, как золотая. Только баба захотела ее схватить, как вдруг, словно из-под земли, выскочила конная охота, вся в старинных одеждах, и начали они все стрелять — баба едва ноги унесла.
Множество легенд повествуют о том, что под «дивьими камнями» спрятаны зачарованные клады. В урочище Тусыня около села Пушкина Костромского уезда на лугу врос в землю большой камень с явственно вырезанной на нем лапой гуся. «Под этим камнем зарыто невесть сколько денег», — считают местные жители. То же самое говорят о большом, в полторы сажени, белом камне в урочище Бараньи Горы — под ним спрятан «сундук золота». Особенно был известен огромный камень по прозванию «Кобыла», некогда находившийся под Минским (Чертовым) городищем на Волге, а затем разбитый и отвезенный в Кострому под фундамент для часовни. На этом камне в свое время происходило крещение бурлаков-новичков, и о нем сложено множество легенд. По одной из них, черт задумал жениться на поповой дочери и решил устроить дом для молодой; понес туда камень, да сил не хватило — уронил. Так камень под горой и остался, а городище стали называть «Чертовым». Позднее разбойники Ванька Каин и Васька Гусь якобы закопали под этим камнем заговоренный клад, а на камне вырезали «гусиную лапу».
Но ведь мистический символизм клада — «спрятанная сила», то есть скрытый источник энергии. Не кроется ли в этом иносказании разгадка геомагнитного феномена Шушмора? Воистину, «серые камни чудесами полны».
Давно отмечено, что знаки, выбитые на камнях, не имеют никакой системы и никакой связи с окружающим миром. Некоторые из них напоминают буквы какого-то рунического алфавита. Со многими из камней-«следовиков» связаны легенды и предания, народная молва приписывала им различные чудесные свойства. Наиболее распространено мнение о том, что камни со знаками — не обычные, а «дивные», «дивьи». По поверьям, у этих камней обитают добрые или злые духи, они отмечают собой «благоприятные» и «неблагоприятные» места. У таких камней нередко строились скиты и часовни, селились отшельники.

Отправить комментарий

Фотографии на сайте размещены в качестве научного, информационного, учебного и культурного материала без цели извлечения прибыли.

Контактная информация:

Капитан команды Кочующих (он же главный по сайту):
Хафизов Ахат - Hafizow@yandex.ru

Администрирование и продвижение сайта в интернете:

Лоцман команды Кочующих
Бортяков Андрей - abortyakov@yandex.ru