Клады Санкт-Петербурга

О кладах Санкт-Петербурга известно давно. В этом плане город стоит в одном ряду с таким богатым на находки городом, как Москва. 
Но если многие московские клады насчитывают века, то основная масса наших кладов появилась в городе с момента великих потрясений - 1917 года. 
И конечно, петербургские клады - это не флинтовские сундуки, набитые золотыми монетами и драгоценными камнями, но тем не менее отдельные из находок весьма впечатляют.
 

 

Клады Санкт-Петербурга

В настоящей сводке учтено 55 кладов и случайных находок, сделанных на территории Большого Петербурга за последние 200 лет. Сведения за более ранний период истории города у нас отсутствуют. Среди находок безусловно преобладают монетные клады (35 монетных и 2 монетно-вещевых), далее по частоте следуют находки оружия, находки погребений или скелетов, различные предметы и сооружения. Также на территории Большого Петербурга были сделаны находки вещей и погребений каменного века. Их рассмотрение - отдельная тема, выходящая за рамки данной работы.

 
По времени можно выделить три периода выпадения кладов на территории Санкт-Петербурга. Первый период - древнеруссский, с ним связаны клад западноевропейских (№ 54) и два клада восточных монет (№ 1 и 50). Все три клада тяготеют, по всей видимости, к средневековому торговому пути, проходившему по Финскому заливу и Неве, и связаны с кратковременными остановками путешественников; во всяком случае на основании этих находок мы не можем говорить о стабильном заселении дельты Невы и прилегающего побережья залива в домонгольское время.
Находок артефактов, относящихся к средним векам, на территории Петербурга сделано не было, за исключением кольчуги, найденной у кинотеатра \"Юность\" в Новой деревне. На сегодняшний день, она практически единственное археологическое свидетельство шведско-новгородских контактов в этом районе.

Второй крупный всплеск в выпадении кладов произошел во времена шведского владычества - в начале - середине XVII века. В этот период выпадает 13 монетных кладов; в составе которых в основном представлены медные и мелкие серебряные монеты чеканки короля Густава II Адольфа и королевы Кристины. Среди кладов этого времени преобладают небольшие, в пределах 50 монет, но есть и более крупные, число монет в которых измеряется тысячами, а вес достигает нескольких пудов (например, № 20 и № 44). Самый крупный из них был найден 1915 г. в районе Пороховых. Он был сокрыт в двух дубовых бочках, а вес этого клада достигал 13 пудов 20 фунтов (№ 44).

 
Третий период выпадения кладов непосредственно связан с началом строительства города Санкт-Петербурга и жизнью Северной столицы. Самые ранние из них, по всей видимости, могут быть связаны с людьми, переселенными в Петербург, и захватившими с собой свои сбережения. Таков может быть клад, найденные в 1908 г. близ Сестрорецка (№ 28), в состав которого входили в основном копейки Петра I; кроме них были найдены монеты Ивана III и Ивана IV, клад копеек, найденный в \"селении Колпинской волости\" в поле (№ 18), или клад, найденный при постройке моста Петра Великого в 1911 г (№ 33).

К этому же периоду относится и начало создания системы подземных ходов, которые по всей видимости функционировали очень недолгое время и были забыты уже к последней четверти прошлого века. Разветвленная сеть подземелий под зданиями на Стрелке Васильевского острова, связывающая здание таможни со зданием Двенадцати Коллегий, в которых были найдены останки людей, кандалы и орудия пыток, и находка человеческих останков и кандалов возле второго пакгауза Таможни, наводят на мысль об очень решительных методах борьбы с контрабандистами или о работе под прикрытием таможни спецслужб.

 Аномальные зоны Санкт-Петербурга
Находки оружия на территории Санкт-Петербурга, напротив, можно очень четко разделить на две группы. К первой из них относятся находки легкого личного оружия и метательные снаряды (ядра), которые по-видимому относятся ко времени Северной войны, и находки тяжелого стрелкового оружия, являющиеся свидетельствами обычной российской бесхозяйственности. Только таким образом можно объяснить попадение в землю двух русских пушек, найденных в начале ХХ в. в районе Адмиралтейства (№ 25 и № 43). Этой же причиной можно объяснить находку двух деревянных ящиков с монетами Петра I, во времена которого на территорий Сестрорецкого оружейного завода существовал монетный двор (№ 39).

С какой целью ящики были зарыты и почему забыты, неизвестно. Интересная находка была сделана в марте 1902 года в архиве пристава I стана в Стрельне (№ 22). На рассмотрение Археологической комиссии был прислан клинок с гравированной надписью \"Vivat tzaer Peter Alexeius. Solingen. 1710\", обнаруженный в архиве. Откуда он взялся в архиве, выяснить так и не удалось, но с его обнаружением связана довольно оживленная газетная дискуссия. Была высказана версия, что это меч Петра I. Однако в результате было выяснено, что это кавалерийский палаш, состоявший на вооружении русской армии в конце XVII - начале XVIII в. Палаши такого типа, ук-рашенные именем царя, массово завозились из Германии и отнюдь не являются редкостью; дальнейшая его судьбы не известна.
Аномальные зоны Санкт-Петербурга

Человеческие останки, найденные на территории Петербурга, делятся на три категории. В первую входят погребальные памятники значительно более раннего времени (№ 4 и № 42). Часть из них относится в эпохе неолита и никак не связаны с городом. Во вторую категорию входят криминальные захоронения, такие как скелеты, обнаруженные под полом корчмы на Петроградской сторне (№ 34) или жертвы заплечных дел мастеров, останки которых были находимы закованными в кандалы в заброшенных подземных ходах. К третьей категории можно отнести городские кладбища. С ростом территории города старые более нефункционирующие кладбища забрасываются, их места забываются или они преднамеренно включаются в черту городской застройки. Такова судьба некрополей Ниена, мест захоронения первых строителей Петербурга, одно из которых находилось на месте нынешней Дворцовой площади, и кладбища пригородных деревень, вошедших в черту города (например, на месте жилых домов возле ж/д платформы \"Проспект Славы\"). Примером кладбища, вошедшего в городскую застройку может служить Митрофаньевское или Малоохтинское кладбища. Практически все старые кладбища, включая и функционирующие ныне (например, в Александро-Невской Лавре) являются объектами грабительских раскопок.
 

Формирование культурного слоя города наглядно иллюстрирует находка в Царском Селе при устройстве канализации закладного камня, сообщающего о строительстве церкви \"во имя Святого Великого князя и равноапостольного Константина\" в 1783 г. (№ 26). По какой-то причине строительство дальше закладного камня не продвинулось, а находка закладного камня в начале ХХ в. вызвала удивление, рассеянное после обращения к епархиальным архивам.

 
Чисто вещевые клады на территории Петербурга связаны практически исключительно с событиями 1917-1920-х гг.; в данной сводке они не учтены и не рассматриваются.

1.    В 1797 г. на Васильевском острове, в Галерной гавани, был найден клад, включавший сосуд с восточ-ными монетами, одна из которых датирована 780 г. Точное местонахождение не известно.
[Марков А.К. Топография кладов восточных монет. СПб., 1910].
 

2.    В 1817 г. на территории Царскосельского дворцового ведомства было обнаружено 36 шведских сереб-ряных монет 1660 - 1690 гг.
[АГЭ. Опись I. 1804 г. Д. 5. Л. 9].
 
3.    В 1839 г. при строительстве Пулковской обсерватории был найден клад шведских медных монет, всего 880 экз. Из них 850 экз. в 1 эре, среди монет - чеканенные в 1629 г. Остальные монеты меньшего диа-метра - очевидно, в 1/2 и 1/4 эре. Клад возвращен находчикам.
[АИИМК. Ф. 6. Д. 63].
 
4.    Летом, во время маневров войск Петербургского военного округа возле Красного села, при рытье рва для постройки батареи на невысоком холме было найдено множество костей и черепов, медные коль-ца, топор с узким лезвием и плохо сохранившийся нож с костяной ручкой.. \"Найденные черепа имели все признаки черепов монгольской расы\" Вещи были переданы в музей вел. кн. Николая Николаевича.
[Савельев А.И. О насыпях и кургане в Петербургской губернии // Изв. РАО. Т.VII., 1877. Стб. 58-59]
 
5.    В 1871 г. крестьянин Федор Степанов при чистке канав на артиллерийском плаце Охтенского порохо-вого завода нашел клад из 460 монет, круглой бляхи, серег и медной трубки. В Эрмитаж были переда-ны 2 немецких талера - Вильгельма Брауншвейг-Люнебургского 1622 г. и Августа Ратценбургского 1635 г. и 2 шведские монеты 1626 и 1644 гг.
[АГЭ. Опись V., 1871 г Д. 13. Л.. 27-37].
 
6.    Новодеревенское полицейское управление Санкт-Петербургской пригородной полиции 11 сентября 1873 года направило в Археологическую комиссию 28 монет, прося их оценить и предоставить оце-ночную стоимость в полицейское управление. Состав и происхождение монет не указаны. Оценочная стоимость составила 75 коп.
[АИИМК. Ф. 1. 1873. Д. 4. Л. 13].
 
7.    Департамент водных и шоссейных дорог Министерства Путей Сообщения сообщил о находке при рас-чистке дна Малой Невы 13 медных монет, шпаги, ружейного ствола и картечи.
5 коп. 1766 г. - 1 экз.    5 коп. 1803 г. - 1 экз.
5 коп. 1770 г. - 1 экз.    2 коп. 1801 г. - 1 экз.
5 коп. 1776 г. - 1 экз.    2 коп. 1812 г. - 1 экз.
5 коп. 1780 г. - 1 экз.    2 коп. 1813 г. - 1 экз.
5 коп. 1800 г. - 1 экз.    3 коп. 1843 г. - 1 экз.
[АИИМК. Ф. 1. 1873. Д. 4. Л. 26].
 
8.    В 1878 г. при обработке земли в 2 верстах от Гатчины были найдены 3 шведских монеты в 2 далера 1671 г.
[АГЭ. Опись V. 1878. Д. 7. Л. 5-7].
 
9.    Канцелярия Санкт-Петербургского градоначальника при отношении от 7 сентября 1884 г. за № 30.536 доставила в Археологическую комиссию 11 серебряных и 61 медную монеты, найденные в Санкт-Петербурге. Место и обстоятельства находки не указаны.
[АИИМК. Ф. 1. 1884. Д. 51. Л. 75].
 
10.    Канцелярия Санкт-Петербургского градоначальника при отношении от 7 сентября 1884 г. за № 30.539 доставила в Археологическую комиссию 3 серебряных монеты, найденные в Санкт-Петербурге. Место и обстоятельства находки не указаны. Монеты возвращены в канцелярию
[АИИМК. Ф. 1. 1884. Д. 51. Л. 76].
 
11.    Канцелярия Санкт-Петербургского градоначальника при отношении от 25 сентября 1884 г. за № 32.736 доставила в Археологическую комиссию 4 медные монеты, принадлежащие солдатке Павловой, про-живающей в Санкт-Петербурге. Монеты, достоинство которых не указано, возвращены владелице.
[АИИМК. Ф. 1. 1884. Д. 51. Л. 81].
 
12.    Канцелярия Санкт-Петербургского градоначальника при отношении от доставила в Археологическую комиссию серебряные и медные монеты неизвестного достоинства, найденные в Санкт-Петербурге. Место находки и обстоятельства не указаны. Монеты, как не представляющие научной ценности, воз-вращены в канцелярию
[АИИМК. Ф. 1. 1884. Д. 45. Л. 1, 3, 5].
 
13.    16 октября 1884 г. при прокладке подземных водопроводных труб в здании Санкт-Петербургской Пор-товой таможни в подземном туннеле были найдены человеческие кости и цепи. Во времена царствова-ния Петра I в этой местности находилось здание секретной канцелярии, из которого подземные ходы шли по всей местности, занимаемой ныне Портовой таможней, Биржевым сквером и шли в Универси-тет (в здание 12-ти коллегий). \"Еще в 1876 году при прокладке труб были находимы своды, ходы, ком-наты, в которых закованные в цепи скелеты и некоторые орудия пыток. Все было отправлено в музей\". (какой - не указано)
[АИИМК. Ф. 1. 1884. Д. 45. Л. 16].
 
14.    В октябре 1892 г. в Археологическую комиссию обратилась домовладелица дома № 27 по Большому Сампсониевсому проспекту с просьбой осмотреть каменные надгробные плиты, найденные при снятии грунта близ церкви св. Сампсония. Плиты осмотрел А.А. Спицын. Он установил, что это обломки мо-гильных плит середины XVIII в., надписи на которых в основном немецкие. Плиты переданы владели-цей безвозмездно в Археологическую комиссию, которая предложила их Смоленскому лютеранскому кладбищу. Смоленское кладбище не нашло возможности для хранения надгробий, которые и были уничтожены в августе 1901 г.
[АИИМК. Ф. 1. 1892. Д. 186].
 
15.    5 сентября 1894 г. у перестраивающегося здания второго пакгауза Таможни напротив Биржевого моста на углу Екатерининского канала и Демидова переулка на глубине ок. 2 арш. крестьянин Ф. Михайлов нашел 3 черепа, 8 костей и железные ручные и ножные кандалы. Черепа отправлены в Антропологиче-ский кабинет Санкт-Петербургского Университета, кандалы хранились при Таможне.
[АИИМК. Ф. 1. 1894. Д. 159. Л. 2].
 
16.    Крестьяне А. Сидоров и Я. Ковалев при рытье ямы для люка во дворе дома № 50 по реке Пряжке на-шли горшок с 69 медными монетами чеканки 1777, 1797, 1798 и 1803 г. Из них были определены:
5 коп. Екатерины II    1 коп. Павла I
2 коп. Павла I    5 коп. Александра I
[АИИМК. Ф. 1., 1896. Д. 221. Л. 1-2].
 
17.    22 июня Губернское правление препроводило в Археологическую комиссию \"сто тридцать девять экземпляров мелкой серебряной монеты\", найденные \"крестьянкой Прасковьей Романовой в селении Сестрорецк\". Клад, определенный в Эрмитаже, состоял из денег и копеек Ивана III и Ивана IV.
[АИИМК. Ф. 1. 1896. Д. 122].
 
18.    Санкт-Петербургское губернское правление препроводило в Археологическую комиссию на рассмотрение \"найденные крестьянином Андреем Евстафиевым в селении Колпинской волости, в поле, 714 монет\". Вес клада составил 44 золотника 60 долей; он был отправлен на определение в Эрмитаж. Определение сделано А.К.Марковым: клад копеек Петра Великого. За него уплачено 10 руб., на хранение он отправлен в Археологический институт, где, кроме 714 петровских копеек, в составе клада была обнаружена \"одна восточная монета\".
[АИИМК. Ф. 1. 1897. Д. 155].
 
19.    28 сентября 1900 г. крестьянин Вас. Анисимов доставил в участок клад медных монет весом в 1 пуд 37 фунтов (после просушки вес клада составил 1 пуд 31 фунт), найденный им при вспахивании огорода дачи № 2 по Царскосельской железной дороге. Клад был отправлен Археологической комиссией для определения в Эрмитаж, определение А.К. Маркова. Клад состоял из монет достоинством в 1 и 1/4 эре шведского короля Густава II Адольфа и королевы Кристины. Монеты были отчеканены между 1627 и 1653 гг. Клад, как не представляющий нумизматической ценности, возвращен Эрмитажем в Археологическую комиссию, а той - находчику.
[АИИМК. Ф. 1. 1900. Д. 224].
 
20.    16 августа 1901 г. сыскная полиция Санкт-Петербурга прислала для определения и оценки в Археологическую комиссию старинную серебряную монету, место и обстоятельства находки которой не сообщались. Монета была передана для определения в Эрмитаж А.К. Маркову, который атрибутировал ее как поддельную медаль Дмитрия Самозванца. Как не имеющая художественной и исторической ценности медаль возвращена Археологической комиссией в сыскную полицию.
[АИИМК. Ф. 1. 1901. Д. 193].
 
21.    В марте 1902 г. на рассмотрение Археологической комиссии приставом I стана был доставлен клинок с гравированной надписью, обнаруженный в архиве пристава в Стрельне. С присылкой связаны сообщения в газете \"Биржевые ведомости\" № 183 и № 185 за июнь 1902 г., где высказывалось предположение, что это меч Петра I. Присланное оружие оказалось кавалерийским палашом, бывшим в употреблении с 1680 г. по 1720 г. Палаш был произведен в Германии, в Золингене. Оружие этого типа массово ввозилось в Россию. Представленный экземпляр был украшен грубой гравировкой - двуглавым орлом и надписью \"Vivat tzaer Peter Alexeius. Solingen. 1710\". Происхождение палаша в архиве пристава осталось не выясненным. Палаш редкостью не являлся, и его дальнейшая судьба не известна.
[АИИМК. Ф. 1. 1902. Д. 53; \"Биржевые ведомости\" № 183 и 185 за 1902 г.].
 
22.    В мае 1904 г. крестьянин дер. Редикюль Захар Тигоне нашел 69 шведских монет. Медные монеты были направлены на рассмотрение в Археологическую комиссию, которая передала их для определения А.К. Маркову. Клад состоял из монет королевы Кристины:
1 эре 1638 г. 5 экз.    1 эре 1645 г. 14 экз.
1 эре 1639 г. 2 экз.    1 эре 1646 г. 19 экз.
1 эре 1640 г. 10 экз.    1 эре 1647 г. 3 экз.
1 эре 1644 г. 5 экз.    1 эре год стерт 11 экз.
Клад возвращен находчику как не имеющий научной ценности.
[АИИМК. Ф. 1. 1901. Д. 193].
 
23.    16 сентября 1905 г. во дворе Главного Адмиралтейства в Санкт-Петербурге при земляных работах была найдена \"громадная пушка петровского времени\".
\"Биржевые ведомости\", 17.09.1905 № 475; ИАК, прибавл. к вып. 14. СПб., 1905. С. 36.
 
24.    В Царском Селе 10 июля рабочие при устройстве канализации , при прокладке труб в Софийской части города, по Артиллерийской ул. между Кадетским бульваром и Софийской ул., против бань Кирасирского Его Императорского Величества полка, на глубине около 1.5 арш. от поверхности земли открыли фундамент. При нем был каменный ящик в виде куба величиной 0.75 арш. с пирамидальной крышкой вершка в 2 высотой, на которой надпись:
Сия церковь
Во имя Святого Великого князя и равноапостольного Константина
Заложена
Санкт-Петербургской губернии в городе Софии
Июля 11 дня
В лето от создания мира ЗСЦА, от Р.Х. 1783
Царствования же благочестивейшей Самодержавнейшей Великой
Государыни Императрицы Всероссийской
Екатерины Второй.
ИАК, прибавл. к вып. 14. СПб., 1905. С. 36-37.
 
25.    1 мая 1907 г. при производстве земляных работ при доме г.Голунова на Калашниковском проспекте, на месте деревянных магазинов, на глубине около 2 саж. землекопы наткнулись на массу шведских медных монет, \"а углубившись немного более, они наткнулись на громадные деревья с сучьями\". Были ли определены найденные монеты и какова их дальнейшая судьба, не известно.
[Петербургская газета. 02.05.1907 № 118; ИАК, прибавл. к вып. 22. СПб., 1907. С. 22].
 
26.    Стол находок Санкт-Петербургской сыскной полиции препроводил в Археологическую комиссию 80 серебряных русских монет для определения. Монеты были найдены в лесу близ Сестрорецка крестьянином при корчевке леса. Клад был определен А.К.Марковым: Деньга Ивана III 1 экз.    Деньга Ивана IV 2 экз. 1 копейка Петра I 75 экз.    Алтын 1704 г. 1 экз. Гривенник 1704 г. 1 экз. (Московский монетный двор)
Клад, как не имеющий нумизматической ценности, возвращен полицией находчику.
[АИИМК. Ф. 1. 1908. Д. 62].
 
27.    В местности, занимаемой Императорским фарфоровым и стеклянным заводом, в саду директора, найден подземный ход, который разделяется на 3 части. Одна идет параллельно шоссе, вторая - к заводу, а третья - к Неве. Завод был основан при Елизавете Петровне в 1756 г., очевидно, подземный ход относится примерно к этому же времени.
[ИАК, прибавл. к вып. 26. СПб., 1908. С. 45-46].
 
28.    28 медных русских пятаков 1758-1792 гг. были найдены в Санкт-Петербурге, по Таврической улице, на глубине около 2 арш., при прокладке канализационной трубы.
[ОАК за 1909-1910 гг. СПб., 1913. С. 196].
 
29.    Во время проведения земляных работ по сооружению коллектора в местности, примыкающей к Калашниковскому берегу Невы найдено много старинных монет, подков и других металлических предметов. Монеты определены не были.
[\"Свет\"; \"Новое время\" 12.09.1910 № 12304; \"Ведомости Санкт-Петербургского градоначальника\" 12.09. 1910 № 195; ИАК, прибавл. к вып. 34. СПб., 1910. С. 124].
 
30.    26 мая 1910 г. рабочие при земляных работах во дворе дома № 11-9 по 7-й Рождественской ул. нашли массивный котел красной меди, на 3/4 заполненный монетами. Всего монет было 178 шт., по всей видимости, определены они не были.
[\"Свет\" 29.05.1910 № 139; \"Новое время\" 28.05.1910 № 12287; \"Всеобщая газета\" 28.05.1910 № 255; \"Копейка\" 28.05.1910 № 665; \"Санкт-Петербургские ведомости\" 29.05. 1910 № 119; \"Колокол\" 29.05.1910 №1256; \"Россия\" 28.05.1910 №1286; \"Петербургский листок\" 28.05.1910 № 144; ИАК, прибавл. к вып. 37. СПб., 1910. С. 176].
 
31.    При постройке моста им. Петра Великого при земляных работах была найдена кубышка с серебряными и бронзовыми монетами, как русскими, так и иностранными. Позднее было найдено еще около 200 монет времени Петра I, штык и \"другие вещи прошлых столетий\". Всего клад содержал более 600 монет. Клад был распродан.
[\"Свет\" 19.08.1911 № 216; \"Всеобщая газета\" 18.08.1911 № 336; \"Копейка\" 18.08.1911 № 746; ИАК, прибавл. к вып. 39. СПб., 1911. С. 130].
 
32.    На углу Кронверкской ул. и Церковной ул. Петроградской стороны во дворе дома № 17 при возведении вместо старого деревянного дома нового, при рытье котлована на глубине 2-2,5 арш. было найдено около 20 человеческих скелетов, медные кресты и монеты. Старый дом относился к петровскому времени. Было высказано два предположения:
- это солдаты времен войны со Швецией:
- это жертвы ограбления.
\"В стоявшей здесь корчме ограбленные постояльцы находили вечный приют под полом. Корчма была обнаружена и закрыта полицией\". Жертвы были перезахоронены, \"деньги и кресты переданы в музей\" (какой - не известно).
[\"Русские ведомости\" 26.06.1911 № 172; \"Новое время\" 18.06.1911 № 12667; \"Новое время\" 21.06.1911 № 12669; \"Русское чтиво\" 20.06.1911 № 132; \"Раннее утро\" 21.06.1911 № 141; \"Санкт-Петербургские ведомости\" 22.06.1911 № 137; \"Петербургский листок\" 20.06.1911 № 166; ИАК, прибавл. к вып. 42. СПб., 1911. С. 124-125].
 Аномальные зоны Санкт-Петербурга
33.    706 русских серебряных монет XVI века (от Иоанна IV до Бориса Годунова) было найдено в трактире \"Стрелка\" в доме № 2-11 по 10-й Рождественской ул. Монеты как не имеющие нумизматической ценности возвращены находчику.
[ОАК за 1911 г. Пг., 1914. С. 72].
 
34.    В кессоне, при постройке ж/д моста через Неву, на глубине 5.6 саж. от уровня воды, был найден клинок шпаги длиной около 14 вершков. Шпага, по всей вероятности, шведская, датирована XVII-XVIII вв., передана на хранение в Артиллерийский музей.
[ОАК за 1911 г. Пг., 1914. С. 72].
 
35.    На земле крестьян села Ржевки, арендуемой Охтенским заводом взрывчатых веществ, на левом берегу реки Охты, при рытье канавы были найдены 240 шведских монет, завязанных в истлевшую тряпку. Медные монеты королевы Кристины, датируемые 1633-1653 гг., как не представляющие нумизматической ценности возвращены находчикам.
[ОАК за 1912 г. Пг., 1916. С. 78].
 
36.    При устройстве фундамента одного из устоев моста Петра Великого в реке Неве на левом ее берегу было найдено 6 чугунных ядер диаметром 5-5,5 дюйма. Находка передана в Артиллерийский музей.
[ОАК за 1911 г. Пг., 1914. С. 73].
 
37.    В Сестрорецке 18 июля 1913 г., в казенном заводе, найден клад. На территории оружейного завода во время строительных работ, при выемке грунта для строительства новых корпусов, найден клад монет императора Петра I, во времена которого существовал Сестрорецкий монетный двор. Клад содержался в двух деревянных ящиках, его состав не сообщается. Клад должен был храниться в заводском музее.
[\"Биржевые ведомости\" 20.07.1913 № 13050; \"Колокол\" 21.07.1913 № 1885; \"Русское чтиво\" 24.07.1913 № 161; \"Сельский вестник\" 26.07.1913 № 165; \"Голос ,Москвы\" 21.07.1913 № 168; \"Свет\" 23.07.1913 № 193; \"Санкт-Петербургские ведомости\" 21.07.1913 № 164; \"Раннее утро\" 21.07.1913 № 168; ИАК, прибавл. к вып. 48. СПб., 1913. С. 143].
 
38.    На станции Раздельная Приморской ж/д по дороге к Лисьему Носу, при производстве земляных работ при строительстве ряда дач 27 июля был открыт клад монет времен Петра I и Екатерины II, всего около 300 монет.
[\"Биржевые ведомости\" 27.07.1913 № 13062; \"Земщина\" 28.07.1913 № 1057; \"Санкт-Петербургские ведомости\" 28.07.1913 № 170; ИАК, прибавл. к вып. 48. СПб., 1913. С. 143].
 
39.    При сносе старого здания Сального буяна на левом берегу Невы, против Балтийского судостроительного завода, помещавшегося на отдельном острове, соединенном мостами с Корабельной набережной и Лоцманской ул., при разборке одного из углов фундамента был найден железный ящик, наполненный золотыми и серебряными монетами. Общая стоимость клада достигала 10 000 руб. Монетный состав клада не указывается.
[\"Биржевые ведомости\" 09.04.1914 № 14091; \"Петербургская газета\" 09.04.1914 № 95; \"Санкт-Петербургские ведомости\" 10.04.1914 № 79; \"Русское чтиво\" 11.04.1914 № 78; ИАК, прибавл. к вып. 56. СПб., 1914. С. 117].
 
40.    В Сестрорецке, во время проведения земляных работ по постройке нового здания на территории Оружейного завода, на глубине 1,5 арш. был найден человеческий череп. Череп был определен С.С. Гамченко как принадлежавший женщине 40-50 лет, жившей в эпоху неолита, \"видимо, желтой расы\".
[\"Ведомости Санкт-Петербургского градоначальника\" 24.05.1914 № 110; ИАК, прибавл. к вып. 56. СПб., 1914. С. 120-121].
 
41.    При производстве земляных работ по прокладке канализации на Адмиралтейской наб. напротив Черноморского переулка на глубине 1.5 арш. рабочие наткнулись на чугунную пушку. Пушка имела длину 1,75 арш, изготовлена из литого чугуна, на ее поверхности видны литые изображения якоря, молотка и лаврового венка и дата \"1711\"; под ней надпись \"Olonez\", у жерла резная надпись \"185\" и дата \"1835\". Вес пушки более 15 пудов.
[\"Новое время\" 09.08.1914 № 13437; \"Россия\" 09.08.1914 № 2372; \"Русское чтиво\" 10.08.1914 № 170; \"Современное слово\" 08.08.1914 № 2005; \"Русская молва\" 09.08.1914 № 036; \"Свет\" 10.08.1914 № 209; \"Русское слово\" 09.08.1914 № 183; \"День\" 09.08.1914 № 212; \"Санкт-Петербургские ведомости\" 21.07.1913 № 164; \"Раннее утро\" 21.07.1913 № 168; ИАК, прибавл. к вып. 48. СПб., 1913. С. 143].
 
42.    В селении Пороховые по II линии (угол Жеребяческого пр., д. 22) во время проведения земляных работ при постройке пожарного депо, на глубине немногим более 1 арш. были найдены две дубовые бочки, в которых содержалось 13 пудов 20 фунтов медных монет первой половины XVII в. Монеты принадлежали шведским правителям Густаву Адольфу и Кристине; как не имеющие нумизматической ценности возвращены Археологической комиссией находчикам.
[\"Биржевые ведомости\" 04.06.1915 № 14883; \"Новое время\" 04.06.1915 № 14091; \"Вечернее время\" 03.06.1915 № 1136; \"Петроградские ведомости\" 04.06.1915 № 122; ИАК, прибавл. к вып. 58. Пг., 1915. С. 73; ОАК за 1913-1915 гг. Пг., 1918. С. 181].
 
43.    А.С. Раевский в местности, \"примыкающей к Дудергофу\", случайно нашел большой новгородский каменный крест, относящийся к концу XIII-XIV вв. Дальнейшая судьба находки не известна.
[\"Петроградский листок\" 18.09.1916 № 258; \"Колокол\" 19.09.1916 № 2808; \"Петроградский курьер\" 18.09.1916 № 594; \"Земщина\" 19.09.1916 № 2138; ИАК, прибавл. к вып. 59. Пг., 1916. С. 34-35].
 
44.    При работах по постройке Дворцового моста было найдено значительное количество монет - медных, серебряных и даже золотых. Монеты относятся к \"последним царствованиям\", золотые - в основном ко времени Екатерины II . Под берегом Невы со стороны Дворцового въезда найдено почти 90 пудов олова в слитках-пластинах. Водолазы со стороны Дворцового въезда обнаружили свайное сооружение, укреплявшее набережную и берег.
[\"Земщина\" 31.12.1917 № 333; \"Копейка\" 30.12.1917 № 3043; \"Русское чтиво\" 30.12.1917 № 276; ИАК, прибавл. к вып. 64. Пг., 1917. С. 50-51].
45.    Летом 1926 г. на территории Пулковской обсерватории был найден клад из нескольких западноевропейских монет, среди которых 1/4 эре 1534 и 1535 гг.
[Р.Р.Фасмер. Список монетных находок. II. Сообщ. ГАИМК т. II. Л., 1929. С. 317 № 141].
 Аномальные зоны Санкт-Петербурга
46.    В 1936 г. в Пулково был найден клад из 1471 экз. русских монет и копеек (денингов) датского короля Кристиана IV, а также 40 западноевропейских талеров и полуталеров. Среди последних шведский далер королевы Кристины 1645 г.
[Потин. Пулковский клад. С. 56; ГЭ, кн. пост. 583, № 494].
 
47.    В Петродворце найден клад арабских серебряных монет IX в. Точное местонахождение не известно.
[Мельникова Е.А., Никитин А.Б., Фомин А.В. Граффити на куфических монетах Петергофского клада начала IX в. // Древнейшие государства на территории СССР. М., 1984 ].
 
48.    В мае 1961 г. примерно в 0.5 км на запад от Пулкова, на склоне холма, при выкладке земли из котлована, вырытого экскаватором, был найден клад талеров. Находчики сдали в Эрмитаж 5 монет:
1. Бавария, курфюст Максимилиан (1597-1651 гг.) талер 1623 г.
2. Зальцбург, архиепископ Парис граф Лодрон (1619-1653 гг.) талер 1621 г.
3. Нидерланды, пров. Гельдерн, риксдалер 1651 г.
4. Нидерланды, пров. Голландия, риксдалер 1650 г.
5. Польша, Сигизмунд II (1587-1632 гг.) талер 1631 г.
[ Потин. Пулковский клад. С. 56; ГЭ, кн. пост. 583, № 494].
 
49.    В Ленинграде в 1961 г. был найден клад из 1184 медных шведских монет (1/4 эре) короля Густава II Адольфа и королевы Кристины:
1629 г. - 2 экз.    1633 г. - 8 экз.
1634 г. - 177 экз.    1635 г. - 250 экз.
1636 г. - 171 экз.    1636 (?) г. - 5 экз.
1637 г. - 130 экз.    1638 г. - 72 экз.
163.? г. - 43 экз.    1640 г. - 6 экз.
1641 г. - 41 экз.    1642 г. - 30 экз.
1644 г. - 5 экз.    1645 г. - 7 экз.
164. ? г. - 12 экз.    год стерт - 225 экз.
[ ГЭ, кн. пост. 583, № 1270].
 
50.    В Новой деревне, у кинотеатра \"Юность\" была найдена средневековая кольчуга. Точное место находки не известно.
 
51.    В 1962 г. в Пулково был найден клад из 77 шведских медных монет в 1 эре короля Густава II Адольфа:
1627 г. - 8 экз.    1628 г. - 20 экз.
1629 г. - 20 экз.    1630 г. - 5 экз.
год стерт - 24 экз.
[ ГЭ, квит. кн. № 64/Н].

52.    В Мартышкино был найден клад из 107 западноевропейских серебряных монет, который был сокрыт около 1070 - 1075 г. Точное местонахождение не известно.
[Потин В.М. Топография находок западноевропейских монет X-XIII вв. на территории Древней Руси // Труды Государственного Эрмитажа, т. IX. Л., 1967].
 
52.    В 1980-х гг. при прокладке траншей у д. 15 по Разъезжей улице было найдено несколько сот красноглиняных курительных трубок XVIII в. Находятся в фонде археологии Гос. музея истории С.-Петербурга.
 
Принятые в таблице сокращения:
АГЭ - Архив Государственного Эрмитажа
АИИМК - Рукописный архив Института истории материальной культуры РАН
ИАК - Известия Имп. Археологической комиссии [СПб.] ОАК - Отчеты Имп. Археологической комиссии [СПб.]

 
КЛАД В ИСААКИЕВСКОМ СОБОРЕ
  При масштабном обследовании Исаакиевского собора в одной из стен здания обнаружили тайный сейф, в котором находились документы 1930-х годов. В целом сообщения о найденных в России кладах появляются в среднем раз в полгода.
На самом деле находят их гораздо чаще, однако взаимоотношения кладоискателей с законом в нашей стране не способствуют гласности в этой области, сообщает Forbes.
По закону найденный клад должен быть разделен пополам между нашедшим и владельцем земли. В случае же если клад содержит вещи, относящиеся к памятникам истории или культуры — а так чаще всего и бывает, — половина стоимости идет государству, а делить пополам надо оставшиеся 50%, как правило, опять же с государством. При этом процедура оценки найденного не отработана, из-за чего нашедшему чаще достается лишь малый процент реальной стоимости клада. Санкт-Петербург.ру рассказывает о кладах в России, которые ищут, но никак не могут найти.
   
Чемодан с боспорским золотом
 Строго говоря, чемодан, который  кладоискатели часто называют золотым, был черным, а по документам проходил как «спецгруз №15». Но за счет содержимого чемодан более чем оправдывает свое название. Семьдесят серебряных понтийских и боспорских монет митридатовского времени, пантикапейские монеты червонного золота, золотые боспорские монеты, генуэзские, византийские, турецкие монеты, медали, золотые бляшки, древние ювелирные украшения — эти и многие другие сокровища III-V веков н. э. были найдены в готском захоронении и переданы Керченскому историко-археологическому музею в 1926 году.
Потеряны они были всего 15 лет спустя. В сентябре 1941 года, когда немецкие части прорывались в Крым, директор музея Юрий Юльевич Марти вместе с секретарем местного горкома Иваненко сложили готскую коллекцию в фанерный чемодан, обитый дерматином. С чемоданом они сначала отправились через Керченский пролив на пароме, а потом на грузовике через Краснодар в Армавир, где и сдали его вместе с остальными эвакуированными экспонатами. Однако здание, где хранились ценности, было полностью разбомблено при авианалете и сгорело. Ходили слухи, что «золотой чемодан», как представляющий особую ценность, хранился отдельно, в горисполкоме, и поэтому уцелел. Лишь в 1982 году историки и исследователи выяснили, что впоследствии чемодан все же был вывезен в станицу Спокойную и попал к партизанам. Все это происходило уже в тот момент, когда район был полностью окружен гитлеровцами. Считается, что они знали о ценном грузе, однако так и не смогли его найти. Теперь это время от времени пытаются сделать заезжие кладоискатели. Ищут, помимо прочего, в горах и около станицы, где когда-то и располагался партизанский отряд, — пока без результата.
Что искать: 719 древних предметов из золота и серебра общим весом около 80 кг.
Где искать: 
Отрадненский район Краснодарского края, станица Спокойная.
  

Клад Леньки Пантелеева
 
Карьера знаменитого питерского вора Леньки Пантелеева делится на три этапа, один другого короче. До 1922 года Леонид Пантелеев был красноармейцем и чекистом. После загадочного увольнения из органов Пантелеев стал эдаким Робин Гудом, грабящим исключительно нэпманов и прожигающим «заработанное» с истинно русским размахом. Довольно быстро Пантелеев был пойман, однако уже в ноябре 1922-го организовал единственный в истории Крестов удачный побег. Освободившись таким образом из заключения, Ленька решил поработать ударно, а потом уйти за границу. В течение двух месяцев он совершил около 35 вооруженных налетов с убийствами; у жертв забирали деньги, цепочки, браслеты, серьги, кольца и прочие малогабаритные ценности. Выехать из страны Леньке не удалось. В ночь на 12 февраля 1923 года оперативники выследили его и застрелили при задержании. Однако накопленное Пантелеевым богатство как сквозь землю провалилось. По крайней мере, именно в такой версии уверены питерские диггеры, продолжающие искать его по сей день в многочисленных подземных ходах города. Время от времени они натыкаются на бандитские схроны, состоящие из оружия, инструментов и прочих элементов воровского быта, но гран-при пока так и не взят.
Что искать: золотые монеты, ювелирные изделия. Ориентировочная стоимость на сегодняшний день — 150 тыс. долларов
Где искать: 
Санкт-Петербург; подвалы Александро-Невской лавры, Лиговские катакомбы и прочие подземелья в центре города.

 

КЛАД В САНКТ-ПЕТЕРБУРГЕ
Очередная историческая находка в Северной столице обнажила застарелую проблему

Петербург прирастает кладами. Их находят здесь регулярно. Совсем недавно, например, в одном из зданий бывшего Пажеского корпуса - Кавалерском доме Царского Села (г. Пушкин, ближний пригород Северной столицы) - был обнаружен неизвестный портрет цесаревича Алексея, сына последнего русского императора Николая Второго.

В старом здании полным ходом идет реконструкция. Во время строительных работ, в оконной нише у лестницы, рабочие наткнулись на странный сверток. Сначала не обратили на него особого внимания, просто отложили в сторону. Позже, развернув, обнаружили в нем живописный портрет наследника царского дома.

Специалистам ещё предстоит определить как автора этого полотна, так, не исключено, и владельца необычного схрона. Известно, что одним из последних «досоветских» жильцов Кавалерского дома был Борис Герарди, начальник Царскосельской дворцовой полиции, и его семья.

Данная находка, дошедшая к нам через десятилетия, заметно скромнее, чем сокровища особняка Нарышкиных на улице Чайковского в самом Петербурге, где весной прошлого года был найден клад фамильного столового серебра, посуды и драгоценностей. И, возможно, не столь ценна, как икона Богородицы, обнаруженная прошлым летом в кафе у Московского вокзала – ею закрывали окно в стене, выходящей во двор. А также других кладов, время о времени «всплывающих» из небытия. Но, безусловно, она не менее важна с исторической и культурной точек зрения.

Сам портрет был завернут в газеты, датированные 1917-м годом. Стало быть, прятали «царевича» в горячие революционные годы. Прятали потому, что именно царевич (мальчик изображен десятилетним, как на известных в начале ХХ-го века открытках)? Или дорогого стоит имя портретиста? Размеры полотна, кстати, 60х75 см, то есть, оно сравнительно небольшое. При желании его можно было спокойно вынести, увезти с собой. Почему этого не сделали? Вот сколько сходу возникает вопросов!

А главный из них – почему в этом старом доме прежде ничего не находили? Ни в этом, ни в тех, что упомянуты мною выше, ни во многих других, коими изобилует (пока ещё!) Питер и его окрестности?..
 
Ответ корреспондент «СП» искала вместе с заинтересованными горожанами из числа специалистов, депутатов и просто любящих свой город людей.

Начну с Кавалерского дома в Пушкине. Он и ещё несколько его «сородичей» был возведен в середине ХVIII века знаменитым архитектором Саввой Чевакинским «для управителя Царского Села и для приезжающих в село Царское господ кавалеров». В ХIХ веке здания подвергались перестройке, но большинство деталей фасадов при этом были сохранены, их тщательно, всеми известными тогда способами, оберегали. Благодаря чему они (вместе с домом) и дожили до нынешних дней.

Чтобы теперь, в ХХI-м веке, быть уничтоженными? Ведь Кавалерский дом, как выяснилось, продан местной администрацией в частные руки. Его приобрел некий московский бизнесмен. Едва купив особняк, он оперативно взялся за масштабный передел всего и вся.

- О том, что это здание продано, мы в музее, конечно, знали, - рассказала «СП» Лариса Бардовская, главный хранитель музея-заповедника «Царское Село». – Как и соседняя постройка, известная как «Дом Карамзиной», в котором неоднократно бывали Александр Пушкин, Василий Жуковский, многие другие представители великой русской культуры. Мимо них я ежедневно, не один год, хожу на работу. С улицы их фасады и сегодня выглядят привычно. Но вот случилась находка в Кавалерском доме. Я с коллегами помчалась туда, и была буквально сражена открывшейся неприглядной картиной: со стороны двора исторический особняк, как оказалось, практически полностью разрушен. Снесена, в частности, терраса, где в теплое время года оборудовались комнаты для гостей.
 
«СП»: - Не знаете, что было в этих зданиях до их продажи?

- Они числились на балансе жилого фонда района, в них обитали рядовые горожане, большинство из них не имели никакого отношения к нашему Царскосельскому заповеднику. Что, в общем, не отменяет, на мой взгляд, значимости зданий для истории и культуры Петербурга. Их видел Пушкин! В них бывали многие известные россияне, они описаны в литературе. Но что получается - в Кавалерском доме перед началом нынешней реконструкции, похоже, не провели обязательных, я считаю, в таких случаях археологических изысканиях. А ведь дом легендарный! Уже хотя бы тем, что дожил до нашего времени. Не удивлюсь, если вслед за найденным в его оконной нише живописным портретом цесаревича обнаружатся и какие-нибудь другие клады.
 
«СП»: - А в Екатерининском дворце музея-заповедника «Царское Село» случались неожиданные находки?

- Дворец практически полностью был разрушен в годы Великой Отечественной войны. Так что о каких-то тайниках, кладах говорить не приходится. Это одна причина. Другая, главная, в том, что ни одной работы, связанной, в частности, с ремонтом, мы никогда не начинаем без всесторонней экспертизы. Потому, если что и находим, то для нас это ожидаемо.

С многопрофильной экспертизы всегда начинают ремонт и в музее-заповеднике «Петергоф». Он тоже сильно пострадал в Великую Отечественную. По словам его президента Вадима Знаменова, подвергся в годы войны «просто тотальному разрушению».

Вадим Валентинович не один десяток лет служит в Петергофе. До того, как стать президентом, был генеральным директором заповедника. Его имя хорошо известно зарубежным специалистам, он нередко выступает экспертом при решении музейных, парковых проблем.

Когда в послевоенные годы началось восстановление Большого Петергофского дворца и других зданий заповедника, сотрудникам активно помогали рядовые петербуржцы, тогда, впрочем, ленинградцы, - рассказывает Вадим Знаменов, - Много чего интересного находили они на свалках, и сразу несли в музей. В частности, предметы уникальной дворцовой мебели работы лучших русских мастеров. Позже интересные (и важные для нашего заповедника) находки случались на антикварных аукционах, на «блошиных» рынках. В том числе, зарубежных.

Находили ли в Петергофе клады? За последние лет тридцать не слышал об этом ни разу. Но в старых домах исторического Петербурга, уверен, разного рода схронов немало до сих пор. В советские годы эти дома редко ремонтировались, что могло способствовать сохранности их тайников.
 
«СП»: - В центре города старинных домов в первозданном их виде сейчас днем с огнем не найдешь. Их продают или сдают в аренду на десятки лет вперед, новые владельцы тут же начинают всё внутри перестраивать, сохраняя от былых времен лишь фасад…

- Но есть ещё так называемые «фоновые» здания. Архитектурной ценности они, как правило, не представляют. Значимы именно тем, что создают общий облик города, его, если хотите, ауру. Иные их них известны именами бывавших там знаменитостей. Как, скажем, здание в Городском переулке, где Федор Достоевский написал одно из лучших произведений, свой первый роман «Бедные люди». К нему сюда, поприветствовать «нового Гоголя», приходил, потрясенный романом Некрасов… Иной раз, проходя мимо этого здания, я ловлю себя на мысли: а что если в его старых стенах Фёдор Михайлович спрятал какую-нибудь, на его взгляд, неудачную рукопись?..

Или комплекс зданий Апраксина двора. Как его сейчас незаслуженно уничижительно называют «Апрашка». Не многие знают, что в ХIХ веке на территории комплекса располагался знаменитый на всю Россию «Щукин двор», где можно было купить буквально все на свете. А сейчас там торгует разный непонятный люд. Корпуса комплекса обветшали, он сам приобрел криминальную «славу». Кто-нибудь обследовал его хоть раз за последние лет девяносто на предмет исторических ценностей? Запускаем в старые стены всех без разбору, а потом удивляемся, если там вдруг обнаруживается что-то «эдакое».

Хорошо, если обнаруживается и обнародуется. Как случилось весной прошлого года с «Кладом Нарышкиных», ставшим настоящей сенсацией. При этом за поднятой вокруг находки шумихой как-то быстро забылось, что нашли-то клад несколько раньше, чем об этом узнали компетентные органы, горожане.

Двое рабочих, наткнувшихся при работах в бывшем княжеском особняке на потайную, без окон и дверей, комнатку, обомлели, увидев поистине сказочное богатство. И несколько дней понемногу, потихоньку, в мусорных мешках, выносили серебро и драгоценности за пределы строительной площадки. Пока в очередной раз их не остановил у ворот добросовестный охранник – что за мусор несете? Куда...

Нет уверенности в том, что в других реконструируемых старых зданиях охрана столь же бдительна. А новые хозяева пекутся о достоянии страны больше, нежели о своем. Что ж, и защиты нет никакой от таких вот «добросовестных приобретателей»?

Ну, а какая защита? Известно же, не пойман – не вор, - говорит генерал-майор МВД в отставке Аркадий Крамарев. – За всем не уследишь, на все случаи, коих всё больше в нашей жизни, законы не предусмотришь. Честно сказать, я и сам мальчишкой любил искать клады на чердаках «развалюх». О них много ходило легенд в городе.

Знаю, что и сейчас есть люди, которые активно занимаются поисками кладов. Шастают по домам в центре города, копают (буквально!) под заводскими стенами тех предприятий, что были отстроены ещё в петровские времена.

На одного из таких «копальщиков» корреспондент «СП» вышла «по цепочке» через своих знакомых. Ему 29 лет, зовут Алексей, у него неоконченное высшее образование (филфак педагогического университета), он член одного из многочисленных в Петербурге поисково-исторических клубов. «Специализируется» на каминах.

- Искать клады на чердаках и в подвалах старых домов бесполезно, их там давно нет, - откровенничает Алексей. – Другое дело, камины в особняках центра города. Бывшие владельцы прятали в них свои драгоценности. Почему именно там? В революцию камины нечем было топить. А потом на смену им пришло центральное отопление, и камины стали закрывать кирпичом. Их до сих пор никто всерьез не исследовал…

- Меры надо принимать к тем, кто передает здания в центре города новым хозяевам, не удосужившись убедиться в их добросовестности, - убежден депутат законодательного собрания Петербурга Виталий Милонов. – С другой стороны, а как убедиться, что инвестор, например, честен перед своим государством? Реконструкцию проведет по всем правилам, если что найдет, то не утаит? Никак… Всё на честном слове. Проще вообще остановить передачу старых зданий в исторической части города. Самим, силами администрации, проводить необходимые экспертизы.

А вообще проблему вы затронули интересную и важную. У нас над ней, по-моему, никто особо не задумывался. Надо будет заняться!
 
Справка «СП»

За последнее столетие в историческом центре Петербурга было найдено как минимум 55 ценных кладов. Преобладают среди них монетные. Далее следуют находки оружия.

До прошлого года особо «урожайным» считался 1985 год. Тогда в марте при ремонте бывшего доходного дома на 2-й Красноармейской улице, 16, в межэтажных его перекрытиях была обнаружена потайная комната площадью 2х2 м, а в ней – более тысячи старинных предметов, включая посуду и одежду.

В октябре того же года в Гостином дворе на Невском проспекте было найдено восемь золотых слитков общим весом 114,5 кг. До революции 1917 года в «Гостинке» размещался дом ювелира Морозова.

 
 
КЛАДОИСКАТЕЛИ САНКТ-ПЕТЕРБУРГА 
О кладах Санкт-Петербурга известно давно. В этом плане город стоит в одном ряду с таким богатым на находки городом, как Москва. Но если многие московские клады насчитывают века, то основная масса наших кладов появилась в городе с момента великих потрясений - 1917 года. И конечно, петербургские клады - это не флинтовские сундуки, набитые золотыми монетами и драгоценными камнями, но тем не менее отдельные из находок весьма впечатляют.
 
СТРАСТЬ И РЕМЕСЛО

В конце 80-х годов во время капитального ремонта жилого дома по одной из Красноармейских улиц строители, ломая кирпичную перегородку, нашли золотой слиток весом почти в один килограмм. В другом случае, также во время ремонта старого дома, за фальшивой стеной была обнаружена целая кладовка с предметами быта, одеждой и даже бутылками с вином начала XX века. О чем, кстати, сообщалось в газетах. Однако то находки случайные, случайных людей. Наш разговор о другом: о тех, для кого поиск городских кладов стал своего рода страстью и ремеслом. Круг петербургских кладоискателей достаточно узок и доступен далеко не каждому. Деятельность этих людей происходит без излишней огласки. О находках последних возможно по большей части лишь строить предположения и догадки, но то, что находки эти бывают и представляют собой значительную ценность, - вот это вне всякого сомнения. В противном случае едва ли кто-либо стал бы что-то искать. Пик кладоискательства в городе на Неве пришелся на времена брежневского застоя. Понятно, что при этом никто не носился по улицам с кирками и лопатами, отыскивая спрятанные сокровища, подобно итальянцам из известного кинофильма. Напротив, все происходило намного прозаичней, а главное, незаметней. Кладоискатели работали по «капам», то есть домам, поставленным на капитальный ремонт. Благо, в те годы капитальные ремонты жилых домов были делом обычным и происходили регулярно. Для большинства горожан расселенный дом представляется мрачной, безжизненной громадой. А между тем за стенами такого дома происходит своеобразная, бурная жизнь, скрытая от посторонних глаз. Точнее сказать, происходила, поскольку в настоящий момент капитальные ремонты случаются редко и, соответственно, тайная жизнь расселенных домов также пришла в упадок, хотя это совершенно не значит, что прекратилась совсем.
 Аномальные зоны Санкт-Петербурга
КЛАДОИСКАТЕЛИ ПРИХОДИЛИ ПОСЛЕДНИМИ

«После того, как жильцы выезжали из квартир, в такой дом приходили любители поживиться. Первыми появлялись квартирные воры, которые взламывали двери квартир, где еще оставались какие-то неперевезенные веши. Затем приходили те, кто снимал сантехнику, счетчики, выключатели, розетки, водогреи, детали от газовых плит. Часто это были работники жилконтор или же дачники. Кое-кто довольствовался сбором пустых бутылок, банок, тряпья. Находились люди, интересующиеся старыми дверями, бронзовыми ручками, крючками, задвижками, паркетом. Особый разговор о каминах. Были умельцы, работающие на заказ: разбирали камин и собирали его в доме заказчика. Через определенное время дворники из жилконторы начинали готовить дом к приходу строителей. Обходили этаж за этажом и выкидывали через окна во двор оставшийся хлам. И вот когда в квартирах уже ничего не оставалось, появлялись совершенно особые люди. Те, кто занимался поиском предметов, которые находились в потаенных местах и тайниках», - так рассказывает об этой стороне жизни старых домов кладоискатель Павел Васильев (фамилия изменена), на счету которого не один десяток отработанных «капов». По словам Павла, городских кладоискателей следует разделять на две категории. К первой относятся люди, ведущие поиск мелочевки: монет, мелких ювелирных украшений, предметов домашнего обихода из драгоценных металлов. Вторая категория состоит из людей узкой специализации, работающих исключительно по тайникам, содержимое которых несравнимо ценнее серебряной ложки или золотого кольца. Отношение этих категорий друг к другу открыто враждебное, при встречах нередки конфликтные ситуации.
 
ГДЕ ИСКАТЬ - В «КАПАХ»?

Специфика работы на «капах» следующая. Прежде всего обследуются те места квартир, где наиболее вероятна находка каких-либо вещей или тайника. А подобных мест в квартирах старого петербургского фонда немало. Во-первых, полы. Под полом могли устроить тайник, однако гораздо чаще кладоискателю, вскрывающему полы, приходится довольствоваться находками случайных предметов - старых монет, значков, пуговиц, ювелирной мелочи, которые проваливались под пол через щели досок, поскольку изначально полы в петербургских квартирах были дощатыми. Во-вторых, подоконники. Сложно сказать, почему, но именно подоконники в старых домах являются местом достаточно частого обнаружения спрятанных кладов. Вероятно, в прошлом подоконник считался удобным и надежным местом для сокрытия ценностей. Находки здесь бывают значительными: золотые и серебряные монеты, драгоценные камни, ювелирные украшения, ордена. Выломанные подоконники скажут кладоискателю не о действиях каких-то психов-подоконникофобов, а о том, что в данном доме его опередили более резвые конкуренты. В-третьих, комнатные двери и дверные косяки, вентиляционые отверстия, камины. Филенчатые двери - еще одно излюбленное место для устройства тайников. Опытные люди ножовкой делают на дверях несколько пропилов, чтобы, легко выломав дверной брус, можно было бы удостовериться в присутствии либо, напротив, отсутствии предмета поиска, как правило, старинных монет или изделий из белого и желтого металла. Дверные косяки также, бывает, хранят тайны прежних жильцов. По большей части за ними находят бумажные банкноты, причем иногда в довольно изрядных количествах. Находки в вентиляционных отверстиях, за прошедшие годы заклеенные не одним слоем обоев, не балуют кладоискателя широким разнообразием. Обычно здесь бывают покрытые слоем сажи серебряные ложки. Ложки прятались в этих отверстиях благодаря старинному городскому поверью о домовом, которого надлежало как-то задобрить, чтобы не шкодничал в доме. Правда, не так давно из одного вентиляционного отверстия был извлечен увесистый серебряный черпак, что в свою очередь натолкнуло на мысль о том, что в доме по 6-й Советской улице проживал наиболее вредный из городских домовых. Комнатные камины тоже скрывают немало сюрпризов: от замаскированных плиткой тайников до спрятанных на самом верху чьих-то денежных заначек и различных вещей, типа древнего зонтика или немецкого штыка.
 
В СТАРЫХ СТЕНАХ СКРЫТЫ НЕ ТОЛЬКО ГВОЗДИ

Однако самые богатые петербургские клады надежно сокрыты в стенах. Поиск таких кладов дело непростое. Армейские миноискатели или даже хваленые зарубежные металлоискатели, на которые делают основной упор малосведущие люди, помощники в этом случае плохие. В старых стенах много железа: балки, трубы, гвозди и т. д. Поэтому работать с металлоискателем в квартирах надо уметь, иначе долбить стены с сомнительным результатом придется как дятлу - упорно и много. Опытные кладоискатели больше полагаются на собственную интуицию и банальное простукивание стен. На памяти Павла есть пара случаев, когда лично ему приходилось встречаться со следами нескольких вскрытых кем-то стенных тайников. Судя по количеству газетных обрывков и бумаги, в которые были обернуты предметы из кладов, содержимое тайников имело весьма и весьма высокую ценность. Необходимо также отметить, что каждый из кладоискателей имеет свои небольшие секреты, полезные в поисках. Так, к примеру, точное определение квартир, где раньше жили состоятельные люди, серьезно увеличивает вероятность находок. Немалую роль в этом играет этаж и географическое расположение сторон дома. Казалось бы, мелочь, но благодаря именно таким вот мелочам люди находят клады.
 
НАХОДЯТ И ОРУЖИЕ

Еще одним местом Санкт-Петербурга, где работают кладоискатели, являются чердаки и подвалы старого фонда. При этом поиски ведутся в жилых домах и в настоящее время. Хотя находки сейчас стали происходить реже, чем прежде, но все же иной раз случаются. А ищут на чердаках и в подвалах по большей части не клады, а спрятанное оружие, как холодное, так и огнестрельное. Откуда такие вещи оказались в подобных местах? По этому поводу интересно выслушать мнение профессионала Павла Васильева: «До революции оружие имелось во многих домах. В частности, холодное оружие было деталью форменной одежды не только военных, но и гражданских чинов. Кто-то хранил семейную реликвию - старый кортик, шпагу, саблю. После 1917 года иметь в доме оружие стало смертельно опасно, поскольку при обыске могли обнаружить и обвинить в контрреволюционных намерениях. И тогда горожане начали избавляться от подобного компромата. Одни топили оружие в реках и каналах, но большинство прятали на чердаках и в подвалах. Заворачивали в промасленную бумагу или тряпки и засовывали за стреху, закапывали в чердачную засыпку или в подвальный грунт. Кто-то прятал таким образом холодное и огнестрельное оружие, А кто-то и банку с золотыми монетами». Из последних находок здесь стоит упомянуть австрийскую шпагу в ножнах, обнаруженную на одном из чердаков жилого дома в районе Владимирской площади. О других находках, представляющих интерес, известий в настоящее время нет.
 
ЗАНЯТИЕ НЕБЕЗОПАСНОЕ

Стоит также заметить, что ремесло городского кладоискателя - занятие далеко небезопасное, сопряженное с долей риска. Помимо злобных конкурентов в местах поиска гарантированы встречи с неприятной во всех отношениях и крайне опасной публикой: уголовниками, шпаной, гопниками и бомжами. Уцелеть в уединенном месте после подобной встречи не всякому по плечу. 
И кроме того, кладоискательство - это еще постоянная грязь, пыль, сырость, вонь, темень и находки сокрытых следов преступлений - человеческих трупов. А также реальная возможность заработать по шее вначале от бдительных граждан, а затем и милиции. Во избежание чего приходится тщательно маскироваться под неопрятного работягу. По тому, согласитесь, романтики в городском кладоискательстве не так уж и много, гораздо больше проблем. И, наконец, последнее, о чем необходимо знать. Слово профессионалу: «Не стоит думать, что все старые дома набиты спрятанными сокровищами. Большинство кладов уже обнаружено. Те, что остались, скорее достанутся строителям, нежели мне и таким же, как я, либо не будут найдены никогда», - таково мнение городского кладоискателя Павла Васильева. Сомневаться в правильности его слов едва ли возможно.

 

_________________________________________________________________________________________
ИСТОЧНИК ИНФОРМАЦИИ И ФОТО:
Команда Кочующие
АГЭ - Архив Государственного Эрмитажа
АИИМК - Рукописный архив Института истории материальной культуры РАН
ИАК - Известия Имп. Археологической комиссии [СПб.] ОАК - Отчеты Имп. Археологической комиссии [СПб.]
В. Степаков.  «Волжская магистраль», 28.11.1997.
С сокращениями из научно-популярного альманаха «Не может быть», № 9/1997.
СТАТЬЯ Александра Бабицкого
http://obzor-novostei.ru/
группа кладоискатели Вконтакте
Г. В. Корзухина. Русские клады IX- XIII вв. М.-Л., 1954 г.

Савельев А.И. О насыпях и кургане в Петербургской губернии // Изв. РАО. Т.VII., 1877. Стб. 58-59

 

ВложениеРазмер
ph33452 (1).jpg186.47 КБ
ph33452 (2).jpg72.42 КБ
ph33452.jpg60.65 КБ

Комментарии

аватар: Кэп

клад в Низино

Довольно часто кладоискатели ищут старинные монеты на территории недействующих монастырей, разрушенных и до настоящего времени не восстановленных церквей. Привлекают их монастырские колодцы, куда паломники по традиции бросали монетки. Кроме того, случаются находки в закладных церковных столбах, где обычно располагалась потайная ниша, в которую складывались щедрые подношения прихожан.

Известно, например, что император Александр III лично присутствовал при закладке нового храма в деревне Низино под Петербургом и преподнес ему в дар около трех килограммов монет, которые были замурованы в закладной столб. В советское время здесь располагались картофельные склады, которые не раз навещали охотники за сокровищами, но обнаружить им так ничего и не удалось. Возможно, императорский дар давно похищен - а может, до сих пор ждет своего часа.

Кроме того, многие монастырские клады были спрятаны в «смутные» времена Октябрьской революции, Гражданской и Великой Отечественной войн. Часть из них найдена, но некоторые еще остаются загадкой и самой желанной находкой и для ученых, и для кладоискателей. Например, таким кладом-призраком являются сокровища монастыря Сурб-Хач в Крыму, в котором еще в XIV веке был основан Епархиальный престол Армянской Апостольской Церкви. В 1918 году большинство армян, живших в этой местности, спрятали свои накопления в районе монастыря. В середине XX века в Ростове-на-Дону была обнаружена карта этого клада, но даже с ее помощью найти сокровища пока не удалось.

Отправить комментарий

Фотографии на сайте размещены в качестве научного, информационного, учебного и культурного материала без цели извлечения прибыли.