Клады Ростовской области

Река Чир

Донские степи всегда считались богатыми на драгоценные захоронения и золотые находки. Кладоискательством на территории региона занимались еще казаки. 
Сегодня краеведы и геологи в один голос говорят: началась новая волна кладоискательства, подогреваемая популяризацией народной археологии в социальных сетях. На юге страны поиски кладов превратились в настоящее народное хобби. 
  

АНОМАЛЬНЫЕ ЗОНЫ РОСТОВСКОЙ ОБЛАСТИ - ТУТ!

 

 


Люди покупают металлоискатели, снаряжаются лопатами и едут копать на необъятные просторы донских степей.   
В ростовской блогосфере работает сразу несколько крупных форумов и сообществ кладоискателей, сосредоточенных на трех основных зонах: Танаис, Кобяково городище и Елизаветинское городище. 
На форумах кладоискатели обмениваются информацией и хвастают находками, которые представляют из себя как просто драгметалл, так и историческую ценность. К примеру, только за последний месяц в Ростовской области были найдены копейки времен Николая II, Петра I и пятаки эпохи Екатерины II. Объектами поиска, как правило, становятся места, где находились древние городища или же проходили крупные сражения. 
Помимо денег, чаще всего попадаются ювелирные украшения, боны, ордена, медали, знаки, значки, жетоны. Но всё это остается в частных коллекциях кладоискателей или идет под обмен на другие находки. 
 
Одна из самых значительных находок была обнаружена на Дону в 1864 году в Новочеркасске. 
В кургане Хохлач нашли диадему из листового золота, золотые украшения, браслеты, флаконы, фольгу, множество бляшек, серебряный сосуд, жемчуг и многое другое — объекты, как тогда посчитали, достойные императорского Эрмитажа. 
 В Ростовской области можно выделить три наиболее богатых для ценных раскопок зоны: Танаис (хутор Недвиговка), Елизаветинское городище (вблизи станицы Елизаветинской Азовского района) и богатое на мифы Кобяково городище (город Аксай). Старинные монеты - довольно часто встречаются в Ростове-на-Дону. 
В Танаисе покоится памятник античной цивилизации, в связи с чем там постоянно находят ценные захоронения, только раскопками занимаются профессиональные археологи. 
И ценность эти находки имеют в большей степени историческую. Раскопки Елизаветнского скифского городища Елизаветинское городище прославилось еще в 1959 году, когда в елизаветинских курганах было найдено захоронение молодого скифского царя в воинских доспехах, украшениях из золота и драгоценных камней кавказского происхождения. 
Наибольшую ценность представляли золотые перстни с резным изображением фантастических существ — грифонов, клюющих голову барана, золотая пластина с изо­бражением животных, зверей и массовых сцен из жизни греческого героя Ахилла, железные наконечники копий и др. 

Сегодня за ценную находку полагается получить 25% комиссионных от ее стоимости. Но четкой схемы выплаты как не было, так и нет. Как правило, получается так, что нашедший клад ходит по различным инстанциям, где чиновники предлагают оформить не один десяток документов. Нередко бывает, что после бюрократической волокиты кладоискатель отдает свою находку государству за «спасибо».
 
  
ЗАПОРОЖСКИЙ КЛАД ДЛЯ ЕКАТЕРИНЫ
Как казаки казну спасали
Рассказы о сокровищах, зарытых в донскую землю запорожцами, которые спасались от немилости Екатерины Великой, во многом кажутся легендарными. В них переплелись вымыслы и конкретные исторические факты более чем двухвековой давности. И хотя туманные описания приводятся рядом с указанием точных географических координат, но вот прошли столетия, а обоз тот \"денежный\" до сих пор и не найден.
 

Камни для императрицы
В 1775 году великая самодержица Российской империи прекратила существование вольницы Запорожской Сечи. Сечь была обречена давно. И знала об этом. Теснимая и гонимая, исподволь готовилась она к \"исходу\" за пределы досягаемости самодержавия. И потому пуще собственного глаза берегли сечевые казаки свою казну — \"золотой запас\". Строя планы уйти за пределы России, они мечтали возродить \"вольную республику\", выкупив \"кусок\" территории в одной из стран Востока, Австралии, а то и Американского континента. И во всех таких планах вопрос средств был ключевым.
Необыкновенно тщательно была продумана эвакуация казны. В дорогу ушло два обоза. Один — на Каспий, другой — в южном направлении, к Черному морю. В каждом обозе было по три подводы, запряженные волами и охраняемые десятками всадников.
Обозы увозили по 32 залитых смолой бочонка, которые, по преданию, были доверху заполнены золотыми дукатами, венецианскими и флорентийскими цехинами, драгоценностями. Охрана была доверена молодым, но закаленным в сражениях бойцам войска запорожского, в преданности которых не сомневались атаманы. Но лишь самые поверенные в тайну казачьей казны атаманы знали, что \"южный\" обоз обречен на встречу с неприятелем и гибель. Его бочонки вместо злата и камней были заполнены песком и камнем. Расчет был на то, что перехваченный груз будет нераспечатанным отправлен в Северную столицу, и, пока туда дойдет, будет выиграно достаточно времени, чтобы основной груз ушел благополучно.
А путь казачьей казне предстоял не близкий: через Дон — на Каспий, а там морем — в Персию. Пройти незамеченным к Черному морю было очень сложно, слишком много стояло там российских войск. А дорога через Дон казалась соблазнительной еще и потому, что был здесь расчет на братьев-казаков, чьи основные войска к тому же ушли к берегам крымским.
…Но редели запорожские дозоры в стычках с верными матушке государыне донскими казаками. И кони донские были резвее запорожских, и воины — не менее храбры. Поняв, что братья-казаки их добром не пропустят, запорожцы решили переждать зиму в глухих урочищах и балках правого, \"горного\", как тогда называли, берега Дона. Но расчет оказался ошибочным. За зиму часть ослабевших от холода и голода казаков погибла в многочисленных стычках, другие попали в плен. А сам обоз исчез бесследно. Даже лютые пытки не смогли вырвать у пленников тайны его захоронения. Предполагается, что оставшиеся в живых запорожцы, вероятнее всего, схоронили ценный груз в надежном месте, а сами ушли налегке на Тамань к казакам-некрасовцам с надеждой в скором времени вернуться за ним. Дошел ли кто из них до далекой Тамани, неизвестно. Самим же некрасовцам уже через год пришлось бежать в Турцию.

Так и осталась та тайна нераскрытой, до сих пор будоража воображение слушателей этой легенды. Тем более что слухи о несметных сокровищах, дразня кладоискателей, время от времени вроде бы подтверждались неожиданными находками. Находились пещеры с запутанными таинственными ходами, но в них, увы, встречались только древние предметы. А в балке Сухой Чалтырь (недалеко от Ростова) даже были обнаружены кости нескольких волов. По остаткам упряжи находку отнесли к украинско-запорожскому происхождению. И поиски долго велись именно в этом районе.

 
\"Золотая\" татуировка
Новые искатели запорожского клада пополняли списки неудачников, словно и впрямь клад, как утверждает донской краевед Эдуард Чистов, был заговоренным. По его данным, к поиску золота запорожского в конце XIX века приступило даже специально созданное в Ростове акционерное общество. Оно подошло к поискам основательно. В результате аналитических исследований, архивных и иных изысканий, свидетельствует Эдуард Чистов, было установлено: казна запорожцев действительно существовала и исчезла в нижнем течении Дона на его правом берегу; казна состояла из 32 дубовых бочонков, весом 2 пуда каждый; половина бочонков была заполнена золотыми флорентийскими и венецианскими дукатами и цехинами, причем их количество было настолько значительным, что если бы они \"всплыли\" в какой-либо стране мира, то непременно были бы отмечены нумизматами; общий вес золота и драгоценных камней казны составлял одну тонну.

В начале XX века в распоряжение акционерного общества попал любопытный документ — карта места предполагаемого клада. Увлекательная и таинственная история этого документа составила бы сюжет отличного детектива. Предание говорит о том, что в конце XVIII века, когда на Дон пришли крымские армяне и начали обживать окрестности крепости Димитрия Ростовского, заложив свой город Нахичевань, прибился к ним мастеровой человек не их роду-племени, но хорошо знавший Крым. Откуда он пришел, никто не знал. Говорят, что именно он выбрал место под строительство монастыря Сурб-Хач и активно участвовал в его возведении, да там и поселился. Не раз намекал этот человек настоятелю монастыря, что владеет большой тайной, обет о сокрытии которой дал в молодости. Предполагалось, что откроется он перед смертью. Но в одну из зим вместе с монастырскими работниками человек тот отправился за дровами для обители. В пути их застала пурга, и они вынуждены были переждать непогоду в балке. Там на них напала стая волков. Когда истекающего кровью старика привезли в монастырь, он был уже без сознания. Обмывая коченеющее тело, монахи обнаружили на нем странную татуировку. Присмотревшись, поняли, что это довольно-таки точная карта. Ее скопировали, но
разгадать тогда не смогли. К разгадке приблизились члены акционерного общества, но довершить дело до конца не успели: грянула война, затем революция. В Гражданскую войну карта ушла за границу и вернулась в Ростов, как утверждает Эдуард Чистов, спустя 20 лет вместе с оккупантами, захватившими город.

 
Воры-кладоискатели
…В один из дней 1942 года несколько румынских военнослужащих, находившихся в составе оккупационных войск в Ростове, были задержаны при странных обстоятельствах: в каком-то месте они усиленно шарили миноискателем. В руках у них была странная карта, рисунок на которой напоминал женский силуэт. Миноискатель оказался украден на немецком складе. Немцы воровство карали беспощадно. Румын расстреляли, а их карту вместе с \"делом\" вернули румынскому командованию. Картой оно заинтересовалось. Но карта до этого уже побывала в руках гражданского сотрудника немецкой администрации, который, будучи местным жителем, поделился своим мнением со знакомым приятелем-краеведом, хорошо знавшим историю поисков запорожского клада. Приятелям хватило времени на то, чтобы изъять из дела подлинник, а на его место положить подделку. По словам Эдуарда Чистова, этот человек остался жив и, пройдя через суровые испытания, сохранил карту, но до сих пор молчит об этом…
  


 РОСТОВСКИЕ КЛАДЫ ИНДИАБУ
В 1450 году венецианский купец Иосафат Барбаро написал книгу о своем пребывании в генуэзско-венецианской фактории Тана (ныне Азов)…
В то время в устье Дона находился оживленный перекресток торговых путей между Европой и Азией. Барбаро провел в Тане 16 лет. Но удерживала его в этих местах не тяга к торговле…

Местные жители из уст в уста передавали легенду о сокровищах аланского царя Индиабу. Когда тот узнал, что на него идет войной татарский хан, решил спрятать свои сокровища. Под предлогом похорон одного из воинов выкопали могилу, куда сложили ценности, насыпав сверху огромный курган.

Барбаро был не первым иностранцем, искавшим сокровища на Дону: еще в бытность Пьетро Ландо консулом в Тане туда прибыл человек из Каира по имени Гулдебин. Приметы кургана Контеббе с сокровищами ему указала каирская татарка, в чьем роду из поколения в поколение передавали тайну Индиабу.

Это еще больше укрепило Барбаро в намерениях отыскать сокровища. Осенью 1437 года с шестью товарищами венецианец приступил к раскопкам кургана на берегу реки в шестидесяти милях от Таны. Были наняты сотня рабочих, но из-за наступивших холодов поиски приостановили. Весной же, по заверениям Барбаро, были «найдены признаки клада», после чего старания были удвоены.
Итальянцы уехали, оставив на месте раскопок огромные ямы и два подземных хода, ведущих в глубь кургана
По официальной версии, Барбаро не нашел клад. Итальянцы уехали, оставив на месте раскопок огромные ямы и два подземных хода, ведущих в глубь кургана. Однако слова в дневнике венецианца говорят об ином: «Мы нашли все, как было предсказано…»
По другой версии, Барбаро искал сокровища иного рода. Археологами доказано, что Контеббе — это Кобяково городище, по всем приметам совпадающее с местом итальянских раскопок. В бюллетенях Северо-Кавказского бюро краеведения Ростова-на-Дону за 1927 год отмечено следующее: «В 1926 году последовала случайная находка земляной пещеры, обнаруженной на крайнем по направлению к устью Кобяковской балки холме… По мнению экспедиции, обследование найденной пещеры, обладавшей земляным сводом и пилястрами, позволяет определить ее как помещение византийской крипты — подземной часовни».
В 1949 году в Кобяковой балке планировалось разместить подземный штаб СКВО (в 57-м году построенный в Мухиной балке и известный ныне как Военно-исторический музей города Аксая). Обследовать подземелья Кобякова городища отправили двух солдат. Первая разведка прошла благополучно: обнаружены пещера и ряд разветвленных подземных галерей. Из второй вылазки солдаты не вернулись. Когда нашли их растерзанные тела, стало ясно, что это не несчастный случай: у одного была оторвана голова, у другого искромсана нижняя половина туловища. Нанести такие раны могло только крупное хищное животное, каких не водится в пойме Дона.
Какому таинственному культу поклонялись в средневековых подземельях Кобякова городища?
Хранитель аксайского подземного музея-крепости «Таможенная застава XVIII века» Вячеслав Запорожцев утверждает, что ходил по подземным ходам Кобякова городища и обнаружил, что один из них выходит на берег озера. Конечно, предполагать, что в наших краях живет неизвестное чудовище, сложно. Но, возможно, эта история и не поддается реальным объяснениям.
 
 
КЛАДЫ СТЕНЬКИ РАЗИНА
Во второй половине семнадцатого века Донской край, Дон, напоминал бурлящий котел. Сюда, в казачью вольницу, стекался беглый люд. На всех уже не хватало хлеба и места. Весной 1667 года казачий вожак Стенька Разин с ватагой из полутора тысяч человек двинулся в поход «за зипунами», то есть за богатыми трофеями.

Разин и его «детушки» были далеко не первыми из тех, кто ходил «за зипунами». Известны были и наиболее предпочтительные пути походов — по Волге и Яику, в Черном и Каспийском морях. В официальных бумагах лихие донцы назывались не иначе как «воровскими людьми».
Взяв на абордаж купеческие струги, разинское войско отправилось вниз по течению Волги и вышло на просторы «моря Хвалынского», как тогда именовался Каспий. Высадка на побережье была стремительной. Персы не ждали этого набега. Началось разграбление шахских дворцов, купеческих лавок и складов с товарами «от Дербента до земли туркмен».
Персидский поход Разина оказался необычайно успешным. Атаману удалось даже захватить в плен сына одного из ханов, а по преданию — и его красавицу дочь, ту самую, которую потом он щедро «подарил» Волге.

Завалив доверху дорогими восточными товарами и драгоценностями свои струги, казаки направились к родным берегам. Весть о сказочной добыче донцов неслась впереди них. Один иностранец, видевший разинцев в Астрахани, писал: «Казаки были одеты, как короли, — в шелк, бархат и дорогие одежды, отделанные золотом». Поражал иностранцев и величественный вид Разина, его осанка: «Он обладал способностью внушать страх и, вместе с тем, любовь. Что бы ни приказал он, исполнялось беспрекословно и безропотно».
На Дон разинцы возвратились со славой и богатством. Огромный отряд встал лагерем около Кагальницкого городка. Скоро этот городок превзошел по значению столицу казачьего края — Черкасск.
 

Река Калитва (Белая Калитва)
Новый поход

Долго на Дону честолюбивый атаман оставаться не собирался. Он и его войско рвались в новый поход. Аппетиты Степана Разина росли, и уже не только богатая добыча привлекала его, но и государственная власть.
Он выступил в новый поход с семитысячным войском. Дойдя до Царицына, легко взял его. Вскоре штурмом захватил и Астрахань. И опять имущество, деньги, золото, драгоценности бояр, дворян, военных чинов оказались в руках разинской голытьбы. Конечно, Разин не мог не думать о будущем своего воинства. Богатство, награбленное в походах, использовать ему было некогда. Оставалось зарывать сокровища в землю с расчетом на будущее.

Первое крупное поражение Разин потерпел в октябре 1670 года в бою под Симбирском. В том сражении он был тяжело ранен. Атамана, истекающего кровью, вынесли с поля битвы казаки. Разин вернулся на Дон, в Кагальницкий городок, надеясь там залечить раны, но отнюдь не смирился. Напротив, начал строить планы новых походов.
Однако в середине апреля 1671 года на городок напал отряд из нескольких тысяч «домовитых», то есть зажиточных, казаков и захватил отчаянно отбивавшегося атамана. Немного позже пленили и его сподвижника, брата Фрола.
 
На дыбе
Летом того же года обоих смутьянов, закованных в кандалы, доставили в Москву и подвергли жесточайшим пыткам в приказе Тайных дел. Перед дознавателями стояла задача выяснить, где спрятаны награбленные сокровища. Однако и «на дыбе, и под клещами» ни Степан, ни Фрол тайны не выдали.
Казнь братьев-разбойников была назначена на 6 июня 1671 года. В тот день на Красной площади вокруг Лобного места собралось множество людей. Смерть братьям предстояло принять лютую.
Степан до конца держался стойко. Попросив у народа прощения, он трижды поклонился и положил правую руку на плаху. Палач взмахнул топором, и рука отлетела прочь. Затем была отрублена левая нога и только в последнюю очередь — голова.
Фрол Разин видел эту ужасную картину и дрогнул, не выдержал, выкрикнул в последний момент : «Государево слово и дело!». Это означало, что он хочет сообщить какую-то важную тайну. Казнь остановили. Оказалось, что Фрол обещал показать места, где находятся разинские клады с сокровищами.
 
В надежде на спасение
Фрола повезли на Дон, на Волгу. Быть может, он рассчитывал в родных местах совершить побег, но сделать это не удалось. «Поиски» продолжались долго.
Наконец власти поняли, что Фрол Разин просто водит их за нос. Его вернули в Москву. Снова начались пытки, и опять безрезультатные. Так продолжалось около пяти лет. 28 мая 1676 года Фрола казнили, отрубив голову, на Болотной площади.
 

                                                                     река Белая Калитва                                     Река Калитва (Белая Калитва)
«Кладовая запись»
Много воды утекло с тех далеких времен, но до сих пор жива молва о разинских кладах. Таких преданий насчитывают добрый десяток. Согласно одним слухам, существует клад возле поселка Добринки у Жигулевских гор, в пещере. По другим, разинский клад надо искать выше города Камышина, в ущелье под названием Дурман. Третье предание утверждает, что один из своих кладов Степан Разин спрятал в Настиной горе (то ли на Дону, то ли на Волге). В этой горе он будто бы похоронил свою любовницу, а вместе с ней зарыл и драгоценности. Или вот клад, который вроде бы находился в Симбирской губернии, недалеко от села Шатроманы. В народе говорили, что одного золота в нем столько, что можно сорок раз всю губернию спалить и сорок раз вновь отстроить.
Еще один «адрес» клада — знаменитый Царев курган близ устья реки Сок, притока Волги. Огромный холм поднимается на высоту ста метров, и в нем есть таинственные подземные ходы.

Наконец, известно предание, согласно которому клад надо искать на реке Увековке (в Саратовской области), в Стенькиной пещере. Некогда эту пещеру осматривал историк В. Крестовский. Оказалось, что стены ее были обмурованы кирпичом. Удалось также найти старинные монеты. Первая попытка найти клад, описанная в документах, относится к 1893 году. Тогда ротмистр Гатчинского кирасирского полка Ящеров на свой страх и риск предпринял поиски в Лукояновском уезде Нижегородской губернии. Занялся ротмистр этим необычным делом случайно, став обладателем «кладовой записи» с подробным описанием местности, где Разин спрятал сокровища. По некоторым сведениям, замечательный документ Ящеров нашел, роясь в старинных бумагах своей бабки.
 
Надо искать!

Однажды в имение его отца пришел странник — старый больной человек. Его приютили, а через несколько дней странник умер. Перед смертью он призвал к себе Ящерова-старшего и открыл секрет, сказав, что на шее у него висит ладанка с «кладовой записью» Степана Разина. Но предпринятые тогда поиски ничего не дали. Только в 1904 году ротмистр снова занялся этим делом. Кое-какие успехи на этот раз были достигнуты. Например, обнаружены приметы клада, указанные в «кладовой записи»: камень с высеченным на нем знаком, остатки плотины, близ которой, согласно «записи», должна была находиться затопленная лодка с золотом. Но и здесь Ящерову не повезло.
Последние поиски разинских сокровищ проходили в 1914 году, но уже в Царицыне, близ церкви Святой Троицы. Тогда там образовался провал глубиной в четыре метра. На дне его оказались гробы и скелеты. Старики вспомнили, что как раз тут был подземный ход, прорытый еще во времена Степана Разина и шедший от церкви до Волги, к месту, куда приставали струги грозного атамана, груженные дорогими трофеями. Начали искать клад, но безрезультатно.
  
 
КЛАДЫ РОСТОВА
В одной из частных коллекций в Ростове бережно хранится копия старинной карты с координатами одного из знаменитых кладов Дона – казны запорожских казаков. Согласно легенде 32 залитых смолой бочонка, доверху заполненные золотыми дукатами, венецианскими и флорентийскими цехинами, а также драгоценностями, были спрятаны недалеко от Ростова во времена Екатерины II.
 
          Легенды о кладах, зарытых в землю, и по сей день ходят по Дону. Они связаны со скифскими курганами, турецкими сокровищами (в частности, с золотым конем, якобы закопанным в донской земле), с тайниками Стеньки Разина… Но если раньше распаленные рассказами о сказочных богатствах поисковики выходили в степи с одной лопатой, теперь же они активно кинулись приобретать металлодетекторы, глубоко, до трех метров, глядящие в глубь земли. Приобрести такую технику в Ростове не составляет труда, она продается во многих специализированных магазинах электронной техники. Есть приборы, которые помогают по звуку определить тип металла: на цветной металл детектор дает четкий и ясный сигнал, на железо – прерывистый. Стоит такая техника до 10 тыс. долл. А так как кладоискательский азарт не обошел и состоятельных людей, они с легкостью покупают эту технику.

          Намного дешевле стоит армейский вариант – обычный миноискатель. Простой прибор с электронным блоком в прочном металлическом корпусе оценивается в 15 тыс. руб., а в пластмассовом – на 3 тыс. дешевле.
 
          Как рассказал «НГ» 42-летний Валерий К., один из весьма состоятельных жителей Ростова, в последнее время он каждый свой отпуск проводит в поисках кладов. По словам собеседника «НГ», для него это стало своеобразным допингом, без которого он уже не может обходиться: «Я даже беру с собой металлоискатель, отправляясь на дачу в деревню. Все хочется что-то найти, и чтобы было, как в сказке… Хотя по большому счету мне никакие богатства не нужны».

          А вот ростовчанину Виктору Жукову, наоборот, очень нужны эти подземные сокровища: «Я бы квартиру купил, с тещей жить надоело. Поехал бы с семьей на море, да и не считал бы деньги до зарплаты».
 
          Но найти серьезный клад мало кому удается. Казалось бы, чего проще найти богатства татарского хана, закопанные вблизи станицы Вешенской, тем более что и «метка» есть – дуб-великан, которому более 400 лет. По преданию, закопав клад, хан, чтобы его обозначить, посадил это дерево. Сколько раз с того времени приходили к дубу казаки, прихватив с собой лопаты. Знали, что надо отсчитать от дуба пятьсот шагов, а вот в какую сторону – неизвестно. Вот и ищут они до сих пор этот клад, и даже дорогостоящая техника не помогает.
 
          Так что все новые и новые кладоискатели пополняют списки неудачников, словно и впрямь клады, как утверждает донской краевед Эдуард Чистов, были заговоренными. В конце XIX века в поиске, к примеру, казны запорожцев участвовало даже специально созданное в Ростове акционерное общество, была изготовлена и карта места предполагаемого клада. Довести дело до конца акционеры не успели: грянула война, затем революция.

          Как рассказали «НГ» в Ростовском краеведческом музее, к ним постоянно обращаются люди, предлагая объединиться для поиска сокровищ. Они приносят какие-то карты с подробным описанием места клада и гарантируют успех дела.

          По словам краеведов, ряды жаждущих найти таящиеся в земле богатства пополняются людьми разных профессий, имущественного и социального положения. Всех их, говорят краеведы, «объединяет желание взять много, сразу и чтобы за это ничего не было». От подобного энтузиазма в первую очередь страдают памятники археологии, которых сегодня на Дону около 8 тыс., – курганы и могильники. Археологи постоянно натыкаются на десятки варварски разграбленных захоронений.

 
 
Клады Ростова - обзор
 
 
          Впрочем, курганы на Дону начали грабить еще в VII–VI веках до н.э. и до сих не перестают. Среди находок черных следопытов есть как украшения, так и бытовые предметы, добытые из могильников. Попадается и оружие: сабли, мечи, наконечники копий и стрел. Ценные находки сдаются перекупщикам. Ни с какими антикварными магазинами и тем более комиссионками чернокопатели не работают.
          «Люди, занятые разграблением курганов, обязательно понесут кару, – убежден донской археолог Игорь Гордин, – ибо золото мертвых – проклятое золото».

          Игорь знает, что говорит. В свое время он нашел немало кладов, которые вошли в том числе и в знаменитое на весь мир собрание скифского золота. Но после самой крупной своей находки он на 10 лет «выпал» из археологии, его постоянно преследовали несчастья. Гордин до сих удивляется, как он выжил. А вот его коллега после подобного открытия внезапно умер.
 

                                                                                река Дон                                            Река Дон
 
ПИРАТЫ ДОНСКИХ СТЕПЕЙ
Банды «степных пиратов» — потрошителей древних курганов, могильников и городищ, без устали грабят богатейшую на археологические находки донскую землю.
 
Под флагом степных флибустьеров

В Ростовской области насчитывается 7796 памятников археологии, состоящих на государственной охране. Это примерно треть от всех существующих на донской земле курганов, могильников, древних стоянок и кочевий. Сколько из них уже разграблены, стерты с лица земли и безвозвратно утеряны для ученых, остается только гадать. Такой статистики никто не ведет.

Донские археологи то и дело натыкаются на десятки разграбленных захоронений. Если ученые осторожно, с помощью щеточек, снимают один культурный слой за другим, то современные «гробокопатели», работающие под пиратским флагом, оставляют после себя в земле лишь «чёрную дыру» для науки.

Ведь достаточно извлечь монету или наконечник стрелы, чтобы исказить всю картину, а возможно лишить современную науку важного открытия.

По этому поводу археологи говорят так: «Опустошенный курган, — это как человек, которого лишили памяти, поскольку он уже больше ничего нам не сможет рассказать».

А некоторые даже сравнивают разграбленный раскоп с убийством или нанесением тяжких телесных повреждений.
 
Впрочем, «зачисткой» могильников не гнушались и наши предки.

Курганы начали грабить еще со времен их появления на донской земле — в VII-VI веках до н.э. Спустя столетия — в XVII-XIX веках — в этом деле весьма преуспели донские казачки. Когда в 1909 году на месте древнегреческой колонии Танаис археологи обнаружили множество золотых украшений, сотни казаков устремились сюда на изыскательские работы. До сих пор археологи натыкаются на разграбленные курганы, в которых они обнаруживают глиняную казачью посуду и пуговицы.

 
По словам заместителя начальника областной инспекции по охране и эксплуатации памятников истории и культуры Михаила Власкина, существует целый ряд признаков, по которым можно вычислить приблизительное время «вторжения». Если археологи натыкаются на разграбленную гряду могильников салтово-маяцкой культуры, оставленных после хазар в IX веке, но при этом видят, что нетронуты расположенные по соседству могильники времен Золотой Орды, датированные XIII веком, можно делать вывод: разграбление произошло как раз в этом временном промежутке. Ну а то, что не успели или не смогли извлечь из недр далекие предки, сегодня подчистую выгребают наши более экипированные современники.

  
Корреспонденту Агентства национальных новостей удалось разыскать одного из таких «следопытов», который уже более пяти лет орудует на территории Ростовской области и соседнего Краснодарского края.

Говоря о специфике своей деятельности, этот человек, представившийся Евгением, подчеркивает: при поиске мест для раскопок он обращает внимание на целый ряд факторов. В случае с курганами имеет значение, где они находятся: в лесу или на поле, распаханы или нет. Если здесь уже копали, то важно понять, когда и кем? Но если курган можно определить визуально, то место древней стоянки отыскать, порой, бывает очень сложно. Их поиск сводится к догадкам, расчётам и штудированию специальной литературы, которую можно найти в любой более или менее крупной библиотеке. Координаты исторических памятников можно также почерпнуть из археологической карты, составленной несколько лет назад по инициативе Академии наук, и вобравшей многолетний труд ученых.
 
«В любом случае, перед тем, как приступить к раскопкам, нужно много ходить и искать — говорит Евгений. — Есть, конечно, прописанные закономерности местонахождения курганов, но обычно в книге написано одно, а на местности выходит совсем по-другому. Как говорится, гладко было на бумаге, да забыли про овраги».

Сам процесс «изыскательских работ», по словам Евгения, сводится к тому, чтобы быстро раскопать, забрать всё ценное и моментально исчезнуть.

Как правило, все члены подпольного сообщества экипированы металлоискателями, которые сегодня можно приобрести без какого-либо разрешения. Их стоимость колеблется от 400 до 10 тысяч долларов, а глубина сканирования — от 30 сантиметров до 3 метров. Правда, используется металлоискатель в основном только на поле. В лесистой местности он зачастую бывает бесполезен.

Работают «черные археологи», как поодиночке, так и группами. По словам Евгения, в каждой ситуации все зависит от его возможностей, объекта раскопок и от того, насколько можно доверять своим «коллегам». В любом случае, группа «черных археологов» обычно насчитывает не более четырёх человек. Так лучше при дележе добычи.

«Хотя, очень часто делить, оказывается, просто нечего – сожалеет «пират». — Это занятие не может служить постоянным источником дохода, даже на богатейшей археологическими находками кубанской земле».

На мой вопрос о конкретных районах ведения раскопок Евгений отвечать напрочь отказался: мол, конкурентов и так хватает.

Что касается находок, то в его активе есть и золото, и серебро, и бронза. Причем, как украшения, так и бытовые предметы. Реже попадаются монеты. Зато часто он находит различные бляшки и пуговицы с орнаментом, а уж осколков керамических амфор и вовсе не счесть. Среди его находок было немало оружия, которое представлено преимущественно саблями, акинаками, наконечниками копий и стрел, шлемами, остатками щитов и луков. Самая ранняя из его ценных находок датируется III-IV веками до нашей эры, самая поздняя — XV-XVI веками.

 
Выясняеется, что все более ли менее ценные находки «пираты» сдают перекупщикам. Ни с какими антикварными магазинами и, тем более, комиссионками они не работают. Каких-либо условных каталогов на «черном рынке» не существует. Сумма вознаграждения зависит от того, как договоришься с перекупщиком. Что касается доходов от этой незаконной деятельности, то, по словам Евгения, за день можно получить месячную зарплату директора крупной фирмы, но перед этим полгода потратить на поиски места будущих раскопок. Раз на раз не приходится.
 
Мой собеседник прекрасно отдает отчет в том, что его деятельность незаконна и наносит непоправимый урон науке.

 
Но при этом уверен в своей безнаказанности: « Сложно все это доказать. Даже если тебя «берут» на кургане с лопатой и металлоискателем, всегда есть варианты. И мздоимство со стороны милиционеров в том числе.
 

                                                              река Чир                                                 Река Чир

На бульдозере – по скифам
За разграбление памятников археологии теоретически может последовать наказание по статье 243 УК РФ («Уничтожение или повреждение памятников истории и культуры»), которая предусматривает наказание — от штрафа до двух лет, а в отношении особо ценных объектов или памятников общероссийского значения — и до пяти лет лишения свободы. Но, несмотря на то, что подобные факты фиксируются в последнее время с пугающей регулярностью, возмездие наступает крайне редко. «Черных» копателей очень тяжело взять, что называется, с поличным. А если и удается, то крайне сложно доказать их вину.
Сотрудники инспекции по охране памятников и управления федеральной службы «Росохранкультуры», вооруженные лишь законами, не могут самостоятельно бороться с копателями-нелегалами.
Борьбу с грабительскими раскопками по «наводкам» населения и инспекции должна вести милиция. Однако положительных примеров сотрудничества органов внутренних дел с органами охраны памятников практически нет.
В ГУВД Ростовской области сообщили, что в их структуре нет специального отдела, занимающегося подобными проблемами. Зато известен случай, когда сотрудники милиции задержали под Ростовом археологическую экспедицию Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПиК), которая производила раскопки на курганном могильнике «Валовый» и одноимённом кочевье, оказавшихся на пути строительных работ по расширению трассы Ростов — Таганрог.
У археологов отсутствовал «Открытый лист», разрешающий ведение работ и выдающийся только Институтом археологии РАН на раскопки в определенном месте и объеме.
Сотрудники инспекции по охране памятников уже неоднократно сигнализировали в районные ОВД о случаях варварского отношения к памятникам археологии.
Пару лет назад в станице Старочеркасской все же были задержаны три «черных» копателя. При себе у них был металлоискатель и найденные с его помощью две монеты XVIII века. Несмотря на прямые улики, дело так ничем и не закончилось, а «черных археологов» отпустили с миром.

 
Единственный судебный прецедент, имевший место в Ростовской области по факту разрушения памятников археологии, был зафиксирован два года назад в Азовском районе. Здесь осудили председателя рыболовецкого колхоза из станицы Елизаветовская, который распорядился вывезти с территории городища скифской эпохи, датированного V веком до н.э., несколько тонн грунта. Таким образом, был уничтожен культурный слой площадью 500 квадратных метров и глубиной три метра.
 
 
Показательно, что местная милиция долгое время отказывалась заводить дело, ссылаясь на отсутствие состава преступления. Стражами порядка была проигнорирована не только статья 243 УК РФ, но и Федеральный закон об охране и использовании памятников истории и культуры от 25 июня 2002 года, который гласит, что в зонах охраны памятников запрещено проведение земляных, строительных и других работ, а также ведение какой-либо хозяйственной деятельности без разрешения государственных органов охраны памятников. Дело сдвинулось с мертвой точки, только после того, как его взяла под свой контроль прокуратура. Правда, решение суда было несоизмеримо с нанесенным ущербом: председателя колхоза оштрафовали всего на 12 тысяч рублей.

 
Не лучше обстоят дела и в других регионах юга России. По данным управления федеральной службы «Росохранкультуры» по ЮФО, в Карачаево-Черкессии разграблены до 90% всех могильников. Причем ни один из «черных археологов» так и не понес наказание. Хотя и здесь бывают свои редкие исключения. Так, например, три года назад Красногвардейским районным судом Адыгеи за разрушение кургана был осужден житель Краснодара Александр Санков. В поисках сокровищ он с помощью бульдозера сравнял с землей 6-метровый курган в окрестностях аула Уляп — одно из 34 сохранившихся в этих местах скифских захоронений III в. до н.э.

 
Суд оштрафовал «черного археолога» на 30 тысяч рублей, а также предписал, что исследование или восстановление памятника будет осуществлено за счет виновного. Пока что это один из самых жестких и немногочисленных приговоров, вынесенных по факту разграбления памятников археологии на юге России.
 
Тайны Кобякова городища

Если проблеме разграбления памятников археологии не уделяют должного внимания правоохранительные органы, то, чего уж тогда говорить о простом населении, в сознании которого осквернители могильников, как правило, выступают этакими романтиками-кладоискателями.

В прошлом году замначальника инспекции по охране и эксплуатации памятников истории и культуры Ростовской области Михаил Власкин участвовал в телепередаче Александра Гордона «Стресс», где его оппонентом выступал ростовский адвокат Александр Чумак. Предметом дискуссии стала найденная адвокатом якобы на размытом кургане, в районе Елизаветовского городища, бронзовая бляха IV — III в до н. э., на которой была запечатлена битва древних греков с амазонками. Ценная находка должна была занять почетное место в коллекции археолога-любителя. Он напрочь отказался отдавать ее в музейный фонд, мотивировав это тем, что находки, переданные в ростовские музеи, хранятся в жутком беспорядке и часто теряются.
Примечательно, что зрительский зал оказался на стороне Чумака, который победил Власкина с подавляющим перевесом голосом. Никакие доводы о том, что все вещи, относящиеся к памятникам истории и культуры, подлежат обязательной передаче в государственную собственность, не возымели действия. По прибытию в Ростов Михаил Власкин уже было собирался подать заявление в прокуратуру. Однако, сам коллекционер-«победитель», видимо, предвидевший этот шаг, добровольно передал ценную бляху в краеведческий музей.
Подобных археологов-любителей и кладоискателей в Ростовской области хватало всегда. Благо, донская земля, даже, несмотря на усилия «черных» копателей, еще хранит множество реликвий и неразгаданных тайн.

 
Многие из легенд до сих пор будоражат умы охотников за сокровищами. Большинство кладоискательских преданий связано с Кобяковым городищем. По преданию в этом городище в 1185 году в стане половецкого хана Кобяка томился плененный Новгородский князь Игорь Святославович – герой легендарного «Слова о полку Игореве». Спустя столетия на этом месте проходила граница между Россией и Турцией, владевшей тогда городом-крепостью Азов. Ходят десятки историй о припрятанных здесь сокровищах монголо-татар и турков, схронах офицеров-корниловцев, «общаке» бандитов с Задонского почтового тракта и прочих тайниках.

Одна из них повествует о сечевой казне запорожских казаков, припрятанной где-то в районе Кобякова городища.

Как известно, в 1775 году Екатерина II прекратила существование Запорожской Сечи. Вольница была обречена давно и казаки, зная об этом, загодя готовилась к исходу за пределы Российской империи. Они собирались возродить вольную республику, выкупив кусок территории в одной из стран Востока. Но путь казаков проходил по донской земле, на которой запорожцы успели потерять много людей в стычках с верными государыне донскими казаками. Предполагается, что оставшиеся в живых припрятали свой золотой запас из 32 бочонков, доверху заполненных золотыми дукатами и венецианскими цехинами, в надежном месте, а сами ушли налегке на Тамань, к казакам-некрасовцам.
 
Но прошли столетия, а «денежный» обоз так до сих пор и не найден.

Другая легенда повествует о коне из чистого золота, якобы похищенном донскими казаками у турок и припрятанном где-то в катакомбах Кобякова городища на окраине Ростова. Как гласит легенда, в конце XVII века донские казаки неожиданно напали на турецкую крепость, похитив из нее золотого коня. Турки отправились за казаками в погоню, но более ста человек вместе с лодками, доверху нагруженными богатством, куда-то исчезли, а через 10 дней, как гласят исторические документы, казачья дружина со всем своим добром прибыла в станицу Старочеркасскую. Турецкий султан посулил за возвращение золотого коня немалую награду, и поэтому казаки, от греха подальше, решили надежно припрятать его в подвалах Кобякова городища до лучших времен.

Не «проехал» мимо этого места, столь богатого на легенды, и клад Стеньки Разина. Считается, что казацкий атаман спрятал здесь богатую добычу, доставшуюся ему после походов в 1667-1669 годах на Волгу, Яик и в Персию.

В архиве краеведческого музея Аксая даже хранится запись о том, что в 1940 году один из местных казаков сообщил в городской отдел культуры, будто его дед рассказывал о месте стенькиного клада, спрятанного под одним из холмов. Кстати, директор музея Владимира Гладченко утверждает, что раньше эти подвалы назывались «погребком Степана Разина».
 
Между тем, самые ценные «ископаемые» были обнаружены здесь в 1987 году в одном из курганов Кобяковского некрополя. Из погребения сарматской царицы археологи извлекли тогда золотую гривну, диадему с изображением оленя и множество других золотых ювелирных украшений. Позже здесь находили предметы, представляющие интерес лишь для археологов и антропологов.

 
Не обошли Кобяково городище стороной и «черные археологи». Археологическая экспедиция, работавшая три года назад на некрополе, обнаружила здесь 116 захоронений, большая часть из которых (примерно 80%), была разграблена. Кстати, поводом для начала раскопок стала современная застройка территории городища, которая поначалу проходила без всякого согласования с органами охраны памятников.
 
Раскопки на опережение
Чтобы хоть как-то пресечь бурную деятельность осквернителей гробниц, по мнению донских археологов, необходимо ужесточить законодательную базу, которая пока очень далека от совершенства.
Об этом шла речь и на последнем Всероссийском съезде органов охраны памятников истории и культуры, делегаты которого обратили внимание на необоснованно затянувшееся принятие подзаконных актов к федеральному закону «Об объектах культурного наследия народов Российской Федерации» и констатировали разобщенность всех служб и организаций, которые ведают памятниками.
Кроме того, поступило предложение поставить на учет все металлоискатели, а при приобретении их предупреждать покупателей о возможных последствиях в случае их незаконного применения. Кстати, с недавних пор сотрудники органов охраны памятников уже начали разбрасывать в местах, где есть чем «поживиться», гвозди, пробки от бутылок и прочие металлические предметы, пытаясь осложнить тем самым «черным археологам» их работу.
Другое предложение было связано с необходимостью запретить несанкционированную продажу археологических находок. В Краснодарском крае, Адыгее, Карачаево-Черкессии и Дагестане промысел нелегалов поставлен на промышленную основу. Есть свой черный рынок и в Ростове-на-Дону. Каждое воскресенье в парке им. Горького собираются коллекционеры, перекупщики и сами копатели со всего юга России. В дополнение к этому существуют многочисленные комиссионки, антикварные магазины и барахолки, где то и дело всплывают ценные находки.

 
Между тем некоторые из копателей-нелегалов наивно полагают, что, порой, они даже приносят пользу науке. И действительно — о многих захоронениях ученые, у которых нет ни денег, ни достаточного количества сотрудников, способных охватить весь фронт работ, узнают именно от «черных археологов», которые, опережая специалистов, продолжают вести свои грабительские раскопки, лишая нас возможности постигать свою историю.//РОСТОВ-НА-ДОНУ, Корр. АНН Александр Ростовцев.
 
 
ТАЙНЫ АКСАЙСКИХ ЛАБИРИНТОВ
В небольшом городке Аксае Ростовской области имеется достопримечательность, вызывающая у местных жителей суеверный ужас. Это — уникальная система подземных ходов. Первые местные катакомбы, вырытые в культовых целях обитателями древнего Кобякова городища в начале нашей эры, последующие поколения усердно опутывали сетью новых лабиринтов. В результате под современным Аксаем и его окрестностями раскинулся настоящий подземный город, наполненный всевозможной аномальщиной. Корреспонденту «Тайной власти» довелось узнать о жутких загадках Аксая от хранителя фондов местного музея-крепости «Таможенная застава XVIII века», историка и краеведа Вячеслава Запорожцева. Вячеслав Борисович знает о тайнах подземелий не понаслышке.
 
Женщина-призрак
— Однажды смотрю, а из подвального окошка музея-крепости пробивается свет. Я — в полнейшем недоумении. Помню же: несколько минут назад собственноручно вырубил в подвале электричество! Отпираю подвальную дверь, заглядываю вниз… — начал свой рассказ Вячеслав Запорожцев.

Кот, увязавшийся за ним следом, вздыбил шерсть и с диким воем шарахнулся из подвала. Но музейный работник не обратил особого внимания на странное поведение животного. Его больше интересовало другое: несмотря на щелканье выключателя, свет не гас. Тогда хранитель фондов осторожно спустился в мрачные подземелья Таможенной заставы.
…Женщины, что бродила по обходной галерее, быть там попросту не могло — кроме Вячеслава Запорожцева, в крепости на ночь не оставался никто. Тем не менее странная особа бесшумно скользнула мимо, едва не задев остолбеневшего музейщика. Распущенные черные волосы скрывали лицо незнакомки, зато одежду ее Вячеслав Борисович прекрасно разглядел: белое платье с широким подолом и изящный корсет. Профессиональному историку не составило труда узнать наряд, в котором щеголяли модницы середины XIX века. Запорожцев медленно попятился назад, а женщина вошла в стену и исчезла… Когда хранитель фондов выскочил из подвала, свет погас сам по себе.
— Это не первое явление призрака, — вспоминает Вячеслав Борисович. — Женщину в белом здесь видели и раньше. Я сам несколько лет назад сталкивался с ней в той же галерее. Кроме того, в музее из-под стен частенько раздается загадочный стук. Не иначе, поселилась в наших подземельях чья-то невинно убиенная и неупокоенная душа.
 
Клады хранят тайну

Впрочем, по аксайским катакомбам призрак запросто мог забрести в подвалы Таможенной заставы с другого конца города. Там расположен печально известный лаз, выходящий прямо в Дон. Немало жертв, согласно преданиям, отправил в последний путь через эту нору местный душегуб Ефим Колупаев, зазывавший в 60-е годы XIX века к себе на постой богатых путешественников.
 
Деньги своих жертв он тоже хранил где-то под здешней землей.
По другой версии, призрак крепости связан с неуловимой ватагой, что грабила проезжих купцов пару десятилетий позже. Говорят, что лиходеи спрятали свой воровской общак в подземельях Аксая, а беречь клад поручили дочери атамана. И та, возможно, исправно выполняет свою миссию даже после смерти.
Ростовский историк Николай Карпов в своей книге «Донские кладоискатели» рассказывает, что в Аксайский райком партии в 50-е годы прошлого века приходила древняя старуха, которая призналась, что ее дед был в знаменитой банде кашеваром и передал ей секрет клада. Старушка была готова поделиться им с властями при условии, что ее устроят в «цековский дом для престарелых». Бабку поначалу сочли сумасшедшей, а когда спохватились, той уже не стало: возраст.
 
Тайны Аксайских лабиринтов
Еще одна легенда гласит: богатый владелец местного винзавода, уезжая за границу, обмолвился, будто спрятал в одной из оставленных в подземельях винных бочек драгоценности, которые по возвращении обеспечат безбедное существование ему самому, его детям и внукам. Причем этот клад якобы тоже сторожит женщина-призрак.
Винодел так и не вернулся в Россию, зато его тайный подвал недавно нашли. Там до сих пор хранятся четыре дубовые бочки — высотой почти в человеческий рост. Каждая наполнена вином урожая 1900 года. Однако вскрыть их не разрешает хозяин подворья, на чьей территории обнаружилось такое сокровище.

 
Война под землей
Скрытыми от любопытных глаз лабиринтами Аксая вплотную интересовались и военные. Например, в районе Мухиной балки, что находится неподалеку от Таможенной заставы, под землей прятался укрепленный КП и бункер для партруководителей, построенные на случай атомной войны. Здесь же до недавнего времени проводились секретные испытания пороховых имитаторов ядерных взрывов. Как рассказывают очевидцы, подобные эксперименты сопровождались оглушительным грохотом и 200-метровым столбом пламени. При этом в ближайших дворах под землю уходили целые сараи и дома. Однажды неуправляемая взрывная волна снесла с машин приехавших на испытания генералов капоты и крыши, а сами автомобили отбросила в сторону метров на пятнадцать.

Иногда с полигона вывозили тяжелую бронетехнику, прожженную насквозь — от лобовой брони до кормы. Но то было уже результатом испытания новых снарядов. В длинный подземный ход загоняли танк или самоходку, закрывали за ней тяжелую бронированную дверь и расстреливали из пушки. Нередко суперснаряд, поражая цель, высаживал заодно и массивную дверь.
Еще более невероятные слухи ходят о военной технике, которая вообще не возвращалась из-под земли. Говорят, расположенная на нижних ярусах сверхсекретная лаборатория проводила опыты по… телепортации танков из Аксая в Подмосковье. Впрочем, есть и другое объяснение: бронетехника терялась под землей сама по себе, без участия людей.
Вообще-то, первоначально для своих нужд военные планировали использовать не Мухину балку, а древние катакомбы Кобякова городища. Но жуткая трагедия заставила отказаться от этой идеи. Началось все с пропажи солдата, обследовавшего неизвестный ход. Поисковая группа, отправленная следом, тоже понесла потери: на этот раз исчезли два бойца.

Позднее поисковиков все-таки нашли. Вернее, то, что от них осталось — нижние части тела. Обоих перерезало на уровне груди чем-то необычайно острым. Перерезало чисто, словно гигантской бритвой. Под таинственный нож попали и рации солдат. Когда их разобрали, в микросхемах не нашли ни единой трещинки или выщерблины: столь аккуратным получился срез.

Дальнейшие поиски прекратили, информацию о гибели солдат засекретили, дабы не поднимать панику, а саперы, взорвав стометровый участок, наглухо замуровали опасный ход.

Вскоре, однако, в подземельях произошла еще одна загадочная смерть. Местного самодеятельного исследователя катакомб Олега Бурлакова тоже обнаружили перерезанного пополам. На этот раз, правда, нашли и нижнюю, и верхнюю часть. Только от верхней почему-то остались одни кости.

Недавно заезжие дигеры пытались «прогуляться» по аксайским катакомбам с собакой. На одном из поворотов псина вдруг заскулила и в панике бросилась назад. Дигеры попятились за ней. Невероятное зрелище предстало их глазам. Стены прохода на том месте, где только что были люди, стали быстро сходиться. А потом разошлись обратно. В другой раз дигеры едва успели отскочить с проваливающегося пола. «Обвалившийся» ход тут же принял первоначальное положение.

Все это наводит на мысль о древних ловушках. Но вот кого они должны были резать, кромсать и давить? Не исключено, что их установили, чтобы не дать чему-то или кому-то выбраться из глубин на поверхность земли.
 

Река Чир
Чудеса продолжаются…
Легенды о жутких подземных тварях здешних мест тоже имеют многовековую историю. Согласно древним источникам, еще жители Кобякова городища приносили человеческие жертвы некоему Дракону, периодически выползавшему из земных недр. Образ загадочного бога-ящера многократно встречается среди памятников культуры и археологии европейской части России. Академик Б.А.Рыбаков посвятил ему целую главу в своей книге «Язычество Древней Руси», где, в частности, приводит фрагмент рукописи, в которой сообщается о нападении «крокодилов» на людей: «В лето 7090 (1582)… изыдоша коркодили лютии звери из реки и путь затвориша; людей много поядоша. И ужасошася людие и молиши Бога по всеи земли. И паки спряташася, а иних избиша». Ученый не сомневается в правдивости летописца, сетуя, что «современная зоология плохо помогает нам в поиске прообраза ящера».

Неизвестную науке зверюгу в Аксае последний раз видели не так давно — девять лет назад. Во время обвала в подвале склада местного консервного завода открылся подземный лаз. Сторожа с собаками заглянули было туда, но злобный рык и чье-то огромное тело, быстро передвигающееся в темноте, заставили их бежать без оглядки. Сторож рискнул вернуться лишь утром, а перепуганные собаки не подходили к складу еще неделю. Проход замуровали от греха подальше.
Не исключено, таинственная аксайская «Несси» выползает даже не из-под земли, а из… воды. Как показала геологическая разведка, на глубине около 40 метров под Аксаем находится подземное озеро, а на 250-метровой глубине плещется море. Под руслом Дона, на берегу которого расположился городок, также течет еще одна река. Не случайно машины и прицепы, падавшие несколько раз со старого аксайского моста, исчезали бесследно. Вместо пропавшего транспорта водолазы обнаружили в русле Дона бездонную воронку, куда вода затягивает свою добычу с чудовищной силой. Подводников же от гибели спас только стальной страховочный трос.
Есть в Аксае и еще одно таинство. Известно, что согласно версии, высказываемой некоторыми уфологами, НЛО на самом деле являются неопознанными подземными объектами, которые лишь на короткое время взмывают в небо. Согласны с этим и специалисты-геофизики. Например, Андрей Ольховатов, научный эксперт Ассоциации «Экология непознанного», считает, что НЛО могут представлять собой порожденные тектоническими процессами шаровые молнии.

Аксайский феномен подтверждает эту теорию. «Летающие тарелки» здесь — явление обыденное. По словам очевидцев, они внезапно появляются, будто из-под земли, и туда же возвращаются.
Однажды, например, над городом медленно проплыло нечто похожее на понтон с прозрачным куполом, где копошились человекообразные фигуры. Другой объект ослепил ночной Аксай необычайно ярким потоком света. Когда под этот луч попала база военных кораблей на берегу Дона, там поднялась жуткая паника. По «тарелке» даже открыли огонь из крупнокалиберных пулеметов. Впрочем, безрезультатно.
Был и еще случай: сразу три шарообразных НЛО бешено вертелись вокруг старого Аксайского моста. Иллюминация получилась такая, что движение на трассе застопорилось. Водители, не желая ехать дальше, смотрели на бесплатное представление с раскрытыми ртами, а отчаявшиеся гаишники вынуждены были вызвать подмогу из города.
 
Между тем выдвинутая Андреем Ольховатовым гипотеза тектонической активности позволяет объяснить и некоторые другие аксайские «жутики». В первую очередь это, конечно, пляшущие стены катакомб, которые могут быть результатом локальных подземных землетрясений. А ревом подземного «дракона» в таком случае окажется вполне обычный для тектонически активных областей подземный гул магмы, норовящей вырваться на волю. И еще неизвестно, что страшнее: полумифическая потаенная жизнь привидений или реальное землетрясение, а то и выплеск лавы из новорожденного ростовского вулкана.
 
Впрочем, никакие современные научные версии все равно не объясняют появление в катакомбах Кобякова городища женских призраков и мистическую кончину отчаянных исследователей подземных галерей. Одно ясно: призрачные хозяйки аксайских лабиринтов, будь они привидениями или отблесками природных стихий, не потерпят людской суеты в своих владениях.
 
 
ПЕЩЕРЫ САРМАТСКИХ ГОР
Горы Белой Калитвы овеяны легендами. Одна из них — об Авиловой пещере, что находится в одноимённых горах.
 Местные экскурсоводы и сейчас водят туристов в небольшую пещерку, где когда-то жил монах-отшельник…

 
Здесь можно увидеть своё будущее  
Авиловы горы — лишь малая часть большого Донецкого кряжа, известного в древности под названием Сарматские горы. Авиловы горы расположены на живописном берегу реки Калитва. Они довольно высоки и со стороны реки обрываются отвесной скальной стеной, отражаясь в зеркальной глади воды.
 
У самой вершины скал находится Авилова пещера. Пройти к ней непросто: по самому краю обрыва вьётся настолько узкая тропка, что не везде можно поставить ступню. Поэтому подниматься приходится долго, местами всем телом прижимаясь к отвесной стене, чтобы не сорваться.. — Вниз не смотреть, — пред.упреждает гид-экскурсовод Александр Забродин. — Упадёшь — костей не соберёшь.  
 
Сарматы
Вход в пещеру снаружи практически незаметен: так сильно он зарос кустарником. Внутри — небольшая пещерка, по всей вероятности, вытесанная с помощью железного инструмента. — Названа она по имени старца Авилы, — рассказывает Александр. — Он пришёл с верховьев Донца, до этого жил под Каменскими скалами. В этой пещере прожил около двадцати лет. А потом внезапно исчез. По словам старожилов, был этот муж «весьма тогда знаем», то есть известен. Старообрядец и вещун Авила предсказывал людям будущее. Многие жители станицы Усть-Белокалитвинской ходили к старцу за советами. Так и протоптали тропинку среди скал.  
В царствование Петра I, во время великого наводнения, старца забрали из пещеры. Куда он делся потом, история умалчивает. Однако сохранилось предание, что проводить его вышло великое множество народа. Авила громко выкрикивал с плота, что станица будет богата хлебом, но деньги в ней не будут водиться. Белокалитвинцы шутят, что это предсказание до сих пор остаётся в силе: миллионерами Белая Калитва не славится…  

— От Авиловых гор до самого Введенского храма, что в центре Калитвы, тянется подземный ход, — продолжает Александр. — Кто и когда его прокопал, неизвестно. Но ведь как правило все старинные храмы имели подземелья, чтобы верующие могли уйти оттуда, скрыться. Мне батюшка Владимир показывал этот ход, но сейчас он завален песком. В советские годы храм был закрыт, заброшен, потом в нём находился Дворец пионеров: вот тогда-то вход и засыпали, чтобы детишки по нему не ходили.  
Местные жители уверяют, что в Авиловой пещере до сих пор обитает дух загадочного старца. Некоторые туристы слышат шаги кого-то невидимого, бродящего по пещере, другие даже видят призрак. А экстрасенсы искренне верят, что если остаться здесь ночевать, то во сне можно увидеть своё будущее.
 

Диковинный зверь  
Интересно, что пещеры Авиловых гор упоминаются ещё в старинных письменных источниках. Один из путешественников писал, что «с левой стороны Донца есть довольно высокие горы, называющиеся Авиловы; в них существуют пещеры или углубления — признаки жилищ, а в окрестностях их — различные монеты, глиняные черепки и другие вещи. В одной из пещер задавлен большим обвалившимся камнем какой-то необыкновенный зверь, кожа которого чрезвычайно толста, и эту кожу ещё недавно многие отрезывали из любопытства».
 
Более поздние исследователи предполагают, что диковинным зверем был не кто иной, как… пещерный носорог. Ведь когда-то климат в наших краях был совсем другим и водились у нас и носороги, и мамонты, и много прочей экзотики. Теперь уже не найдёшь, в какой именно из здешних пещер лежал диковинный зверь: большинство пещер разрушено камнеломами.
 
Сокровища разбойников и рисунки пещерных людей  
Когда-то была в этих горах и другая пещера — Бездонная. В XIX веке туда на верёвках спускали охотников посмотреть, что там находится. Они нашли там оружие и старинные вещи. Так подтвердилась другая легенда — о разбойниках, живших на Авиловых горах и грабивших проезжавших по шляху купцов. По преданиям, всё награбленное богатство разбойники прятали в пещере. К сожалению, эта пещера не сохранилась: её засыпало обломками скалы, взорванной добытчиками флюса. Возможно, вместе с припрятанными сокровищами.

 А вот другая белокалитвинская пещера и сегодня может стать экскурсионным объектом. Находится она близ хутора Верхний Попов. Руко.творная пещера-лабиринт поражает своими размерами и высотой потолков: такое впечатление, что её вытесали люди-гиганты. Вход в неё когда-то был настолько широк, что туда свободно въезжал всадник на коне. А сейчас можно пробраться лишь полз.ком, не поднимая головы. Зато в самой пещере полное .раздолье. По всей вероятности пещера эта очень древняя: на стенах здесь находили неизвестно кем созданные изображения, напоминающие рисунки пещерных людей. Ныне их отыскать под силу только специалистам: высоченные своды закопчены кострами и факелами.
Впрочем, исследование пещер — дело небезопасное. В хуторе Виноградном под одной из скал есть труднодо.ступный лаз в пещеру. Попасть туда можно только с помощью акваланга, нырнув в небольшое подземное озерцо. Дальше находятся живописный грот и… волчьи ямы-ловушки, сооружённые ещё людьми турецкого султаната. Преследователи, не зная о том, что их ждёт, бежали за турками и неожиданно проваливались в ямы, усеянные острыми пиками. Возможно, в наше время некоторые из этих подземных ловушек ещё сохранились. Поэтому путешествовать по белокалитвинским пещерам в одиночку, без опытного проводника, просто-напросто опасно. Зато если вы побываете в этих краях да ещё и в сопровождении человека, знающего легенды этих мест, впечатления будут незабываемыми.
 
 
   

_________________________________________________________________________________________
ИСТОЧНИК ИНФОРМАЦИИ И ФОТО:
Команда Кочующие
Памятники археологии Ростовской области
Алфавитный список селений Ростовской области, где были найдены клады - Составлен
М.Б. Оленевым - 2009 г.
1947 Классификация русских монет XVI и начала XVII в.: Тез. дис. …канд. ист. наук // Гос. Эрмитаж. 4 с.
Г. В. Корзухина. Русские клады IX- XIII вв. М.-Л., 1954 г., стр. 99
http://obzor-novostei.ru/
Обзор кладов в Ростовской области – статья Пекшеева Н.Ф.

 

аватар: Гость

Хорошая статья!

Особенно понравилась информация про клады Степана Разина и клады ИНДИАБУ. Статья была очень полезной. Спасибо!

аватар: Кэп

Сокровища курганов

Группа курганов «Пять братьев», об одном из которых мы поведем речь, еще совсем недавно гордо возвышалась на берегу Дона в его дельте, возле хутора Колузаево, неда­леко от известного Елизаветовского городища. Своими раз­мерами (высота их достигала 7—12 м, а диаметр 60— 70 м) эти курганы заметно выделялись среди окружаю­щего их множества более мелких, придавая неповторимый колорит простирающейся вокруг плоской равнине. Плыву­щему по широкому извилистому Дону за каждым пово­ротом реки, на протяжении многих километров, эти огром­ные курганы открывались с разных сторон, постоянно меняя свое «лицо», неизменно вызывая восхищение своей суровой красотой. Теперь, в результате раскопок и стро­ительных работ, почти все они исчезли. Сиротливо про­должает нести свою тысячелетнюю вахту лишь один, са­мый большой из них. На нем расположено современное кладбище, и он все еще ждет разгадки погребенных под его гигантской шапкой тайн.

К раскопкам Пятибратных курганов в 1871 г. престу­пил сотрудник Археологической комиссии Петр Иванович Хицунов, живший в Таганроге и имевший уже опыт рас­копок курганов в Крыму, а на Таманском полуострове. Раскопки его затронули два больших кургана в группе и четыре маленьких. Как было принято в то время, Хицу­нов копал их «глухой траншеей», как бы вырезая кусок кургана до его центра. В своей работе он столкнулся с большими трудностями. Был ноябрь, шли проливные дожди, ощущалась постоянная нехватка рабочих. Для раскопок нанимались главным образом пришлые из сред­ней России рабочие, а у них, как пишет Хицунов в своем отчете, был «обычай наниматься на сроки до Покрова, Михайлова или Филиппова дня». Эти затруднения во мно­гом предопределили неудачу работ Хицунова — его рас­копки не были доведены до конца и не дали достойных упоминания результатов.

 О раскопках интересующего нас большого кургана Хицунов писал в своем отчете: «Когда в глубину достигли еще 3 саженей (т. е. 6.4 м,) при самой трудной и опасной работе, то показались толстые, совершенно ис­тлевшие пласты тростника, куги и камыша, которыми, вероятно, покрыта была гробница, она действительно вскоре и обнаружилась под тростниковой настилкой; за­метны были деревянные перекладины на бывшем потолке гробницы, представлявшиеся, впрочем, в виде мельчайших кусочков или комков красноватого порошка.

Итак, на глу­бине 41/3 саженей (9.6 м, — И. Б.) от поверхности курга­на, не в центре, однако же, оного, а на окружности, на ма­терике, оказалась обширная каменная гробница... Грубо, без цемента сложенные стенки ее из дикарного камня, вероятно, от тяжести налегавших верхних слоев кургана местами покосились и разрушились. Вся правая сторона этой гробницы и середина оказались пустою и ничего, кроме песка и глины, перемешанных с истлевшим дере­вом и камышом, не содержащей, даже костей человеческих и лошадиных не оказалось, между тем как в левой сто­роне ее собрано несколько лошадиных костей и при них беспорядочно раскиданных бронзовых, более похожих на медные, украшений от конской сбруи». Решив, что гроб­ница ограблена, Хицунов прекратил раскопки и, как уви­дим, ошибся.

В 1954 г., в том же году, когда был раскопан и Мели­топольский курган, в дельте Дона начала работать экспе­диция Ленинградского отделения Института археологии Академии паук СССР и Ростовского областного музея кра­еведения, которую возглавил Валентна Павлович Шилов. Решав приступить к раскопкам «Пяти братьев», В. П. Ши­лов прежде всего занялся детальным изучением всех ма­териалов об этих курганах, всего того, что было сделано его предшественниками.

В 1954 г. экспедиция В. П. Шилова раскопала семь не­больших курганов в Пяти братией группе, не трогая пока больших — самих «братьев». В число этих семи курганов входили и четыре раскапывавшиеся некогда П. И. Хицуновым. И сразу Шилову бросилось в глаза чрезвычайно важное обстоятельство: все курганы, копанные Хицуновым, содержали значительное число находок — раздавлен­ные винные амфоры, железные и бронзовые наконечники стрел, обломки медных котлов и т. д. Стало совершенно очевидно: Хицунов ни в одном случав не довел исследо­вания раскапывавшихся им курганов до конца, все они требовали доследования.

 Раскопки кургана начались лишь пять лет спустя: осенью 1959 г. в его насыпь начали вгрызаться бульдозер и скрепер. Еще до раскопок кургана на нем была отчет­ливо видна огромная заплывшая грабительская воронка. Но воронка была несколько смещена от центра кургана (грабитель чуть-чуть ошибся), и оставалась, хотя и сла­бая, надежда, что эта ошибка могла спасти погребение от полного разграбления. Как мы увидим, надежда эта оп­равдалась: значительная часть погребальной камеры ока­залась нетронутой грабителями.

Раскопки велись в чрезвычайно сложных условиях: шли проливные осенние дожди, подула «низовка» — за­падный ветер, нагоняющий воду из Азовского моря в Дон, в результате чего он широко разливается и затопляет все низменные части дельты. Часто лишь с трудом удавалось пешком подойти к кургану — кругом все было залито во­дой; бывало, и лодкой приходилось пользоваться. Тем не менее работа продвигалась успешно.

Когда была снята насыпь толщиной 6.75 м, показался верхний край каменного склепа. Здесь бульдозер и скре­пер уже сделали свое дело, дальше начиналась более «тон­кая» работа. На смену бульдозерному ножу пришла ло­пата. Самая кропотливая работа — при помощи скаль­пеля и кисточки — была еще впереди.

Склеп представлял собой большую квадратную камеру, к которой примыкал длинный коридор — дромос. Степы, сложенные из необработанных камней известняка, имели высоту до 2 м. Пол был выложен такими же необработан­ными плитами, а сверху все сооружение было некогда пе­рекрыто накатом из толстых дубовых бревен. Одно из частично сохранившихся бровей имело в диаметре 60 см!

Когда камера была расчищена, археологи увидели, что здесь был похоронен пожилой мужчина, от скелета которого сохранились лишь череп (он-то и позволил оп­ределить его возраст) и разбросанные рядом кости ног. Вся южная часть склепа была начисто ограблена. Граби­тели орудовали в склепе в то время, когда перекрытие уже рухнуло внутрь камеры, и это спасло ее от полного ограбления. Возможно, кладоискатели, откопав человече­ский скелет и захватив богатую добычу, решили, что больше в склепе искать нечего и что не стоит дальше рис­ковать. Возможно, их спугнуло что-то и они решили удо­вольствоваться захваченным: ведь грабителям всегда при­ходилось действовать в крайне опасных условиях, еже­минутно рискуя жизнью — в любой момент они могли быть пойманы с поличным, а то показаться погребенными заживо под многометровой толщей земли. Не довел до конца раскопки и П. И. Хицунов, обманутый своим оши­бочным заключением. В. П. Шилов так поступить не мог: непременным и обязательным правилом современной ар­хеологии, как мы уже говорили, является полное иссле­дование  раскапываемого памятника, каковыми бы ни были предварительные заключения археолога о вероят­ных результатах, к которым он может прийти в ходе работы. И раскопки Пятибратнего кургана лишний раз подтвердили справедливость этого требования.

После полной расчистки погребальной камеры оказа­лось, что в ее северной части было второе, совершенно пе потревоженное захоронение: здесь лежали останки моло­дого воина в роскошном царском убранстве. Все здесь со­ответствовало уже известному нам по другим царским курганам погребальному инвентарю скифских вождей: роскошный наряд и драгоценные украшения, парадное оружие, богатые культовые сосуды...

 От парадной одежды «царя» сохранились многочислен­ные золотые нашивные бляшки, украшавшие ее; на них были изображения лани и борющихся варваров. Один лишь головной убор был украшен семьюдесятью восемью золотыми бляшками. На шее погребенного была массив­ная золотая гривна, украшенная на концах фигурками лежащих барсов, а кроме того, золотое ожерелье, на паль­цах — золотые перстни и т. д.

Возле погребенного, как обычно у скифов, лежало его оружие. В разных местах лежали остатки колчанных наборов — бронзовые наконечники стрел: всего их било соб­рано 827 штук! У левого бедра царственного покойника лежали золотая обкладка горита, в которой оказался пу­чок на 108 наконечников стрел, и железный меч в дере­вянных ножнах, обложенных золотым листом; так же ук­рашена и рукоять меча. И горит, и ножны идентичны най­денным в Чертомлыцком кургане; идентичные гориты, как мы уже говорили, были найдены также в Ильинецком и Мелитопольском курганах. Сцены, изображенные на золотой обкладке горита, рассмотрены выше. Остано­вимся подробнее на ножнах меча, которые оказались лучшей сохранности, чем в Чертомлыке.

Вся поверхность золотой обкладки ножен покрыта рельефными изображениями. Здесь представлено пять сцен битвы скифов с греками. Сражение в самом разгаре я складывается, судя по всему, не в пользу греков; их во­еначальник в шлеме и панцире (он стоит первым слева) обернулся назад с вытянутой рукой и, очевидно, при­зывает на помощь подкрепление. Он не замечает опас­ности, грозящей ему со стороны предводителя скифов, который уже занес над ним свой короткий меч — акинак.

Все изображения на ножнах очень реалистичны, де­тально переданы особенности скифского и греческого во­оружения, одежды и т. д. Скорее всего, па ножнах изобра­жены сцены скифского героического эпоса в передаче гре­ческого мастера, но в основе этого изображения лежит хо­рошее знание особенностей ведения боя как греками, так и скифами. Весьма вероятно, что греческий художник, создавший это замечательное произведение искусства, сам участвовал в военных столкновениях со скифами и вос­произвел боевые эпизоды, виденные им воочию.

Помимо перечисленного оружия, в могилу были поло­жены три копья, дротики и кинжал. Там были найдены греческие бронзовые кнемиды и другие предметы воору­жения, в частности два длинных боевых пояса, состояв­ших из бронзовых пластинок, прикрепленных к кожаному ремню. Все указывало на то, что покойный был очень знатным воином.

В могилу были также положены драгоценные серебря­ные сосуды: ваза, схожая по форме со знаменитой куль-обской и другими аналогичными ритуальными сосудами. Около входа в камеру на небольшом простран­стве пола в беспорядке лежала целая куча драгоценных предметов: золотых пластинок и бляшек с различными рельефными изображениями, разнообразных бус и т. д. Всего здесь было найдено 1273 золотых предмета. По мне­нию В. П. Шилова, здесь стоял деревянный ларец, в ко­торый были уложены парадная одежда, головные уборы и украшения.

Как и в других скифских курганах, в могилу были по­ложены запасы пищи и вина: в дромосе, по обе стороны входа в склеп, стояли 14 амфор, вмещавших около 120 л вина. Вино было привезено из южночерноморских горо­дов Гераклен и Синопы. На большинстве амфор имеются клейма мастерских, в которых они были изготовлены, по­зволяющие достаточно точно определить дату захороне­ния: оно было совершено в последней трети IV в. до н. э.

Отправить комментарий

Фотографии на сайте размещены в качестве научного, информационного, учебного и культурного материала без цели извлечения прибыли.

Контактная информация:

Капитан команды Кочующих (он же главный по сайту):
Хафизов Ахат - Hafizow@yandex.ru


Продвижение сайта в интернете:

Лоцман команды Кочующих
Бортяков Андрей - abortyakov@yandex.ru