Клады Мордовии

Во все времена и эпохи людям присущ азарт кладоискательства.

Как ни странно, до сих пор некоторым счастливчикам удается находить зарытые в землю сокровища.

И, между прочим, на территории нынешней Мордовии нередко обнаруживаются любопытные захоронения драгоценностей.

         АНОМАЛЬНЫЕ МЕСТА МОРДОВИИ - ТУТ!

 

Река Инсар
Случайные находки
- Чаще всего, как свидетельствует многолетний опыт, люди прятали деньги, - поясняет заведующая историческим отделом Республиканского краеведческого музея Светлана Телина. - Коллекция нашего музея начала формироваться с 1918 года. Сейчас в музейных фондах хранятся и описано семнадцать «денежных» кладов. По зрелищности они однотипны, поэтому, может, и не столь привлекательны для посетителей. Бесспорно, визуально гораздо интереснее бытовые предметы, хозяйственная утварь, церковное убранство. Поэтому в экспозицию «Клады земли мордовской» наряду с монетами мы включили вещевые клады – серебряные изделия.Собственно, чаще всего «на схрон» прятали именно деньги и ювелирные украшения. Вот и на открывшейся сейчас выставке демонстрируются экспонаты 13 кладов, из них 9 - монетные, два - бытовые серебряные предметы и ещё два - церковной утвари.

- Почему-то на этой музейной выставке нет ювелирных украшений.

- Видимо, ювелирные украшения не пользовались популярностью у населения здешних мест, - шутит Светлана Анатольевна. - По крайней мере, никто ещё не сообщал, что ему удалось вырыть на дачной грядке шкатулочку с золотыми сережками или серебряным колье. Или такое счастье пока просто никому не улыбнулось.

- А вот любопытно, при каких обстоятельствах людям везёт отыскать драгоценности?

- Ну, прежде всего, человеку надо взять в руки лопату, - открывает нехитрый секрет Светлана Телина. - Кстати, необходимо уточнить: на выставке демонстрируются именно «случайно» найденные клады. Мы намеренно не брали находки, добытые историками-профессионалами в ходе археологических экспедиций. А при «случайных раскопках» обычно драгоценности ненароком «травмируются». Ведь даже драгоценный металл от продолжительного нахождения в неблагоприятных условиях подвергается эрозии, становится хрупким. Допустим, во время копки лопата ненароком ударила по серебряному окладу иконы и разрубила его на две части.


Не прячьте ваши денежки…

По словам заведующей историческим отделом Светланы Телиной, гордостью этой выставки является клад серебряных монет XIV – XV вв., найденный у с. Черная Промза Большеберезниковского района в 1961 году. Всего в нем насчитывалось 2547 монет конца XIV – XV вв. По мнению специалистов, зарыт он был около 1409 года.

Между прочим, это самый большой не только из найденных на территории современной Мордовии, но вообще из известных русских ранних монетных кладов. Его изучал профессор Московского госуниверситета, доктор исторических наук Г.А. Федоров-Давыдов, чьи исследования легли в основу научного труда «Монеты Московской Руси».

- Светлана Анатольевна, с обывательской точки зрения деньги нужны чисто в практических целях – для приобретения каких-либо вещей или благ. Зачем же их хоронить в землю? Какой с того прок?
- Всё дело в том, что деньгам тоже свойственно обесцениваться, что неоднократно наблюдалось в отечественной истории.


К примеру, осенью 1655 года российское правительство начало чеканку медной копейки такого же вида, как серебряная. Серебряная копейка приравнивалась к такой же примерно по весу медной монете, а соотношение цен меди и серебра было совсем иное. Медную копейку чеканили в очень больших количествах. Кроме того, распространилось много фальшивых медных копеек. При том что налоги продолжали взимать серебром, а народ не хотел его отдавать, так как перестал верить медным монетам и вообще считать их за деньги. Население стало прятать, зарывать в землю старые серебряные деньги.

В 1704 году Петр приказал выпустить серебряный рубль и к нему медную копеечку стоимостью в 1/100 рубля. Вес рубля (28 г) был равен ста бывшим в обращении серебряным копейкам старого образца. А старые серебряные копейки тоже не изымались из обращения и чеканились вплоть до 1718 года. Постепенно старая, чеканенная на проволоке серебряная копейка, бывшая на Руси основой денежного оборота в течение XVI и XVII вв., навсегда исчезла с отечественного финансового рынка. Ей на смену пришли медные копейки, полушки (1/4 коп.) и полуполушки (1/8 часть коп.)

Однако доходы, вначале заметно возросшие вследствие Петровской денежной реформы, вскоре стали резко падать. Подати в казну поступали уже не в виде серебра, а в виде медных монет, тогда как серебро… Правильно - оседало в клады.

В 1756 году Елизавета подписала указ, согласно которому из пуда меди стали чеканить 16 рублей вместо прежних 8 рублей, а в 1761 году было предложено чеканить по 32 рубля из пуда. Это не дало того эффекта оздоровления денежного дела, какое ожидалось, скорее, даже нанесло финансам ущерб. В казну стали поступать легковесные монеты, собираемые в виде налогов, а полновесные население придерживало и прятало. В 1961 году в с. Жуково Торбеевского района нашли клад из 420 полновесных медных пятаков, каковые чеканились до денежных реформ Елизаветы Петровны 1756-1761 гг., после чего произошло обесценивание наличности.

 
Монетки в борозде

В конце послевоенных 1940-х колхозник кочкуровского села Турдаки Трофим Нескаев нечаянно откопал черную круглую кубышку с 700 серебряными копейками, чеканившимися ещё в середине XVII века при царе Алексее Михайловиче. Поскольку в середине века XX платежной способности те денежки не имели, Трофим Петрович честно отдал свою находку государству.

На выставке также демонстрируются монеты, извлеченные из земли в 1977 году близ с. Морд. Юнки Торбеевского района. При вспашке поля тракторист Иван Никифорович Рухмеев вдруг наткнулся на целое состояние - 109 серебряных рублей, бывших в обращении в разное время и при Петре I, и во времена правления Анны, Елизаветы и Петра II.

 аномальные зоны Мордовии
Столовое серебро с фамильным вензелем

Среди хранящихся в музейных фондах «случайных кладов», кроме обесценившихся рублей и копеек, есть и предметы церковной атрибутики, вероятно, зарытые в период репрессий, гонения и разорения христианских храмов и православных монастырей.

А в 1980 году на месте бывшего помещичьего дома в Лямбирском районе ученики Александровской сельской школы на глубине одного метра разыскали клад из 36 серебряных столовых приборов общим весом около 2 кг. Причем каждый предмет был обёрнут газетной бумагой и облит смолой, что гарантировало им надежную сохранность. По оценкам специалистов, «возраст клада» отсчитывается от второй половины XIX в.

Кроме традиционных ложек-вилок, отмеченных фамильными инициалами владельцев «МП», там были и весьма непривычные для нас серебряные рожки - для кормления малышей, увенчанные надписью «Бог милует и питает младенца своего».

А спустя три года тоже при вспашке поля около с. Кашаево Инсарского района были найдены серебряные изделия общим весом более 9 кг.

 
Историческая справка

Древнейшие клады на территории Мордовии относятся к эпохе неолита. Они содержали орудия труда и оружие. Киржеманский и Нижнеборковский клады содержали железные орудия эпохи средневековья. Клады серебряных монет: римских I – III вв. (у д. Шильниково Ромодановского р-на), золотоордынских XII – XIV вв. (у с. Малое Маресево Чамзинского, Старые Пичуры Торбеевского, Троицк Ковылкинского р-нов и др.), русских XIV – XVII вв. Клады характеризуют хозяйственную деятельность населения, торговые связи и денежное обращение в прошлом.
 
Сабанчеевский клад — вещевой клад, найденный в 1890 х гг. крестьянами с. Сабанчеева. Содержал бронзовые изделия: 4 ножа, 3 втульчатых топора-кельта, наконечник копья, гривну (шейное украшение в виде обруча), булавку со спиральной головкой. Полагают, что некоторые предметы изготовлены на территории Правобережной Украины. Сабанчеевский клад свидетельствует о занятиях и широких связях населения Среднего Поволжья в конце бронзового века (11 — 9 вв. до н. э.).

 

Киржеманский клад — вещевой клад, обнаруженный в 1965 г. у с. Киржеманы Атяшевского района. Киржеманский клад содержал 3 плужных лемеха, 3 чересла, 9 серпов, 3 косы-горбуши, 6 колец для крепления кос, долото, 2 зубила, пробойник, железную пряжку, часть конских удил. Он даёт представление о хозяйственной деятельности населения Мордовии в эпоху средневековья (14—16 вв.).

Нижнеборковский клад — вещевой клад, найденный в 1968 г. у д. Нижние Борки Темниковского района: 4 сошника, серп, тесло, долото, двуручный скобель, сверло, 5 наконечников стрел, цепь с пробоем. Нижнеборковский клад характеризует хозяйственную деятельность мордвы в эпоху средневековья (12—13 вв.).

Паракинский клад — монетный клад, найденный в 1961 г. у с. Чёрная Промза А. Л. Лукьяновым, жителем с. Паракина. Изучал Г. А. Фёдоров-Давыдов. По месту основного хранения (МРОКМ) известен также под названием «Саранский». Был зарыт около 1409 г. Состоит из 2 547 монет. Большинство из них чеканено в русских княжествах: Дмитровском, Можайском, Московском, Нижегородском, Ростовском, Серпуховском, Ярославском. 109 монет — золотоордынской чеканки. Является важным источником изучения денежного обращения Северо-Восточной Руси в конце 14 — начале 15 в.

  
Клад серебряных монет XIV - начала XV в. Обнаружен у с. Черная Промза Большеберезниковского района в 1961 г. Клад состоит из 2547 монет. Один из крупнейших кладов Восточной Европы. 109 штук - джучидские (золотоордынские) монеты. 2438 штук - монеты русских княжеств. Общий вес 1 кг 528 г. В литературе этот клад по месту своего главного хранения получил название Большого Саранского клада. 1714 монет хранятся в Мордовском Республиканском объединенном краеведческом музее, 833 монеты - в Государственном историческом музее (г. Москва).

Клад серебряных монет первой половины XVIII в. Найден в с. Мордовские Юнки Торбеевского района в 1976 г. Клад состоит из 109 монет номиналом 1 руб. Общий вес 2 кг 813 г.
 
 
МОРДОВСКИЕ КЛАДЫ В АНОМАЛЬНЫХ ЗОНАХ
«Здесь птицы не поют...» — Сивиньские овраги в Краснослободском районе давно получили негласный статус аномальной зоны. Почему сивиньцы считают их проклятым местом? Что ищут здесь черные археологи? Куда бесследно пропадают местные жители? Вооружившись картой, радиационным дозиметром и, на всякий случай, иконой, сталкеры «С» отправились в экспедицию. Тайны сивиньских оврагов — в расследовании ЕЛЕНЫ КИРЕЕВОЙ.
 
  
Разбойники
  «В сивиньские овраги? Это вам проводника надо, да только вряд ли найдете... Мы туда не ходим!» — жители старинного села встретили чужаков не очень-то приветливо. По словам местных жителей, к ним частенько наведываются «кладоискатели» — крепкие парни на иномарках. Они с пристрастием допрашивают старожилов об истории села, прочесывают все овраги, но через неделю, измотанные, убираются восвояси.
 
«Журналисты? Да кто вас знает... Все бандюги так говорят, а сами золотишко ищут!» Краснослободские краеведы называют эти места «островом сокровищ». С начала XVIII века, когда в окрестностях прошел уездный тракт Саранск—Краснослободск, сивиньские овраги прославились как разбойничье гнездо. Жители села подавались в шайки от рабского крестьянского труда и тяжелой доли на местном железоделательном заводе. Лихие людишки грабили проезжих и прятали здесь клады. В оврагах делили добычу, дрались на ножах за лишнюю монету, хоронили убитых в потасовках. Так продолжалось почти два столетия.
 
«Однажды мне поступил интересный заказ, — рассказывает местный краевед, учитель истории краснослободской школы № 1 Анатолий Лютов. — Заявились как-то «гости». Солидные парни, представляться не стали, но за очень большие деньги предложили составить карту клада золотых монет». В 1870-х годах сивиньские разбойники ограбили обоз, который вез в Сибирь солдатское жалованье за несколько лет. Там было почти 20 бочек золотых монет достоинством в три рубля. Грабителей сгубила жадность. Атаман раздал своим людям по горсти, а основную добычу увез куда-то на лошадях с пятью помощниками. Наутро вернулся один и скоро бежал в Харбин... Шайка на время разошлась, чтобы отсидеться после громкого дела. Но поодиночке разбойников перебили. В 1930-е годы в Сивини объявился сын атамана, но разыскать сокровища ему не дали чекисты... «Составить карту не сложно, но опасно даже спустя столько лет, — признается краевед. — Как меня ни упрашивали, я не согласился. Зачем? Чтобы потом ходить оглядываясь? Никаких денег не надо!»
 
Следы кладоискателей заметны уже в ближайшем грузнолейском овраге. Сверху видно, как склоны изрыты ямами разной глубины. На сыпучих откосах нога то и дело теряет опору. Чтобы не упасть, рука хватается за крепкие на вид стволы, но они оказываются усохшими гнилушками. Вокруг повисает мертвая тишина. Лишь огромные комары набрасываются на редкую добычу. В глаза бросаются невиданные заросли папоротника. Сразу вспоминаются байки сивиньских стариков: «Эта трава не простая! Цветет раз в году в ночь на Ивана Купалу. Кто цветок увидит, тому клад в руки дастся! А попусту на папоротник лучше не глядеть. В оврагах он потому и растет, что разбойничья добыча кругом!»
 
Впрочем, научное объяснение тоже имеется: папоротник любит сырость, а на дне оврага протекает ручей Грузнолейка. Эту чистейшую воду местные жители не используют даже для скота. «Почему? А вы в руки наберите и понюхайте — тогда поймете». Прежде чем рискнуть здоровьем, пускаем в ход радиационный дозиметр. Получасовые измерения показывают: радиационный фон в пределах нормы, но все-таки завышен. 13 микрорентген — среди лесов, где до ближайшей промзоны десятки километров! Успокоившись, решаемся попробовать воду на вкус. Прохладная жидкость из ручья оставляет на пальцах неприятное ощущение липкости...
 
«Она жирная, потому что по могилам течет! Здесь же столько разбойничков лежат». И правда, на склонах то и дело попадаются невысокие холмики...

  Кулаки
 Проводить нас в кулацкий овраг согласился лесник Сергей Пшеничников. Проклятые места он вынужден обходить чуть ли не каждый день по долгу службы. «Нет, не страшно... — говорит. — Я в мистику не верю. Хотя... сейчас фокус покажу!» За лесником увязывается немолодая охотничья собака.

«Туман, за мной! — командует Пшеничников, и продолжает: — Вот загадка: пес повсюду за мной ходит, и в болото лезет, и в реку. А в овраги — не затащишь! Я даже опыты ставил, костью приманивал — не идет! Вдоль грузнолейского оврага еще сопровождает меня на безопасном расстоянии, а к кулацкому близко не подходит!»

Прибыв на место, хочется согласиться с Туманом: заросший и запутанный кулацкий овраг, кажется, хранит еще больше зловещих тайн...

«Сюда в 1930-е годы отселяли кулаков и единоличников, не желавших идти в колхоз, — поясняет Лютов. — А во время войны здесь прятались дезертиры. Жили они в землянках — видите, до сих пор остались их следы. По ночам воровали скотину у местных жителей. Те жестоко мстили. Здесь тоже полно безымянных могил...»

Кроме того, в кулацком овраге скрывались беглецы из лагеря близ деревеньки Кивчей. В 1930-е годы там сидели враги народа, в войну — предатели, полицаи, каратели. После победы привезли пленных немцев, они изготавливали ложи для винтовок. Сейчас от лагеря почти ничего не осталось, но его память хранит Кулацкий овраг.

Несмотря на близость к селу, в сивиньских оврагах — непривычная чистота: ни окурка, ни бутылок, ни смятых оберток... Люди здесь не ходят. Оказывается, местная молодежь отправляется на шашлыки в дальний лес, совершая крюк в несколько километров. Дети с малых лет усваивают строгий запрет ходить в овраги. «Здесь очень легко заблудиться: перешел ручей — считай, сбился с пути, — говорят местные. — Одному вообще туда соваться нельзя: бес закрутит, заведет, так и сгинет человек!» Байки байками, но в прошлом году ушла собирать грибы и бесследно пропала 71-летняя пенсионерка Вера Курбатова. Тело так и не нашли.

По преданию, в разинском овраге побывал сам Стенька Разин, о чем свидетельствует его название. Говорят, атаман зарыл там клад с награбленным церковным золотом. Но обследовать третий овраг нам уже не удалось. К нему теперь ни пройти ни проехать. Песчаную дорогу дожди окончательно размыли. Некоторые сельчане вспоминают, как в советские годы учитель истории водил их в овраг на раскопки. Школьники находили обломки сабель, старинные монеты и даже пушечные ядра. «Но вот стенькиного клада до сих пор не нашли... И Бог с ним! Нажитое на крови богатство все равно прахом пойдет», — крестятся сивинцы.

 
КЛАД У РЕКИ ИЛОВЛЯ
Вот в процессе наших поездок иногда встречаются интересные предания
Одно из них, побудило мужа вернуться на таинственное место, где по преданию лежат клады разбойника Саломата. Клад он конечно не нашел, но привез нечто более ценное: посмотрите сами, а заодно почитайте само предание об этих местах со слов старожилов.

В пещере у с. Саломатина говорят, старообрядцы жили. Еще в пещере над рекой Иловлей жил разбойник Саломат. Не щадил он ни старого, ни малого, ни бедного, ни богатого. По легенде разбойника поймали и повесили, но богатства лежащие в его пещере никому не даются. До сих пор все добытчики проклятого клада гибнут. Время от времени на месте засыпанного входа в пещеру находят монетки и мелкие золотые украшения, некоторые видели даже железную дверь, которая ведет в пещеру к кладу, но взявшие хотя бы монетку, из найденного сокровища, гибнут или пропадают. В селе Саломатино, существует поверье, что и род погибшего тоже будет проклят. Потому, родственники жертвы клада стараются покинуть родное село, как можно скорей. Если семья не успевала быстро уехать после происшествия, то умирал кто-нибудь из членов семьи.
В 2000 г. трое парней жителей с. Саломатино (два брата и их друг) решили раскопать клад. Вскоре парни докопались до железной двери, о которой столько приходилось им слышать. Рядом нашли золотую брошь с зеленым камнем. Решив передохнуть, один из братьев с приятелем вылезли из выкопанной траншеи, перекурить и рассмотреть находку получше. Но не успели докурить и по одной, как раскоп схлопнулся, похоронив под породой их приятеля. Сначала парни пытались сами раскопать своего товарища, но скоро поняли, что своими силами не обойдутся и побежали за помощью в село. Люди раскопали парня, который был уже мертв. Через неделю после похорон семья погибшего вместе со вторым братом покинули село. Брошь осталась у третьего кладоискателя. Через неделю после их отъезда у приятеля загорелся дом. Пожар начался с того места, где лежала брошь. К счастью обошлось без жертв, но в пожаре пропала брошь. Погорельцы также покинули село. (Записано 2003 г.).

P.S.: Приблизительно ту же историю мы услышали от старой женщины, жительницы этого же села, но она отказалась представиться. Больше никто не захотел говорить с нами о произошедшей трагедии. При первых вопросах о пещере, люди сразу замыкались, часто даже отрицали сам факт существования пещеры. Как выяснилось, люди считают, что даже разговор об этой пещере приводит к несчастью.
 
САРАНСКИЙ КЛАД МОНЕТ
Саранский клад русских монет XIV — начала XV в.
(Работа подготовлена в рамках проекта РГНФ № 03-01-00 100а)
Изд.: 12-я Всероссийская нумизматическая конференция. Москва, 19-24 апреля 2004 г.
Тез. докл. и сообщений. Москва, 2004. С.138-140.
     
    В 1980-х гг. Г.А. Федоров-Давыдов в двух монографиях издал клад монет, найденный в 1961 г. близ с. Черная Промза Больше-Березниковского р-на Мордовской АССР и по месту своего основного хранения названный Саранским (Федоров-Давыдов. 1981; 1989). Саранский клад оказался самым большим из всех известных кладов русских монет XIV -начала XV в. Он был зарыт около 1409 г. и насчитывает 2547 монет: 2438 русских и 109 джучидских. Монеты систематизированы и описаны Г.А. Федоровым-Давыдовым под 1035 номерами.

 

Список русских монет клада:

        * Московское княжество - 429 экз.;
        * Серпуховское княжество - 22 экз.;
        * Дмитровское княжество - 41 экз.;
        * Можайское княжество - 4 экз.;
        * Ростовское княжество - 51;
        * Ярославское княжество - 3 экз.;
        * Нижегородское княжество - 896 экз.;
        * монеты, чеканенные в Нижнем Новгороде при московских властях - 472 экз.;
        * неопределимые по месту чеканки - 340 экз.;
        * заготовки - 2 экз.;
        * полностью стертые - 178 экз.

    Клад разделен на две части и хранится в двух государственных собраниях: в ГИМ (№ 31600, 833 экз.) и Мордовском республиканском краеведческом музее (ОФ № 2835, 1714 экз.).
    Издание книг о Саранском кладе стало большим событием в русской нумизматике. Впервые в распоряжение исследователей попал профессионально опубликованный массив кладовых монет двух крупнейших русских княжеств конца XIV в. — Московского и Нижегородского. Кроме чисто нумизматической работы — создания своего принципа хронологической последовательности и описания монетных типов, а также научно-обоснованного заключения их в рамки единого каталога — автор параллельно провел огромное историческое исследование. Он изучил центральный вопрос политической жизни Руси той поры — первые шаги освободительной борьбы русских княжеств за национальную независимость и начало их консолидации в единое централизованное государство. В книгах Г.А. Федорова-Давыдова впервые в полной мере была раскрыта идеологическая, прокламативная роль первых русских монет в этот переломный момент русской истории. Это позволило поставить русские монеты в ряд важнейших первоисточников по истории образования русского централизованного государства и русской народности.
    В конце 1990-х гг. на месте находки Саранского клада было обнаружено еще около 1000 серебряных денег, которые оказались в нескольких частных собраниях. Авторам доклада удалось изучить и документировать около 700 монет. Список монет второй части клада: 

        * Золотая Орда — около 60 экз.;
        * Московское княжество — около 160 экз.;
        * Серпуховское княжество — 19 экз.;
        * Дмитровское княжество — 12 экз.;
        * Можайское княжество — 6 экз.;
        * Галичское княжество — 2 экз.;
        * Ростовское княжество — 24 экз.;
        * Ярославское княжество — 1 экз.;
        * Нижегородское княжество — около 340 экз.;
        * монеты, чеканенные в Нижнем Новгороде при московских властях — около 190 экз.;
        * неопределимые по месту чеканки — около 150 экз.;
        * стертые или плохо прочеканенные — около 40 экз.

    Здесь среди монет практически всех княжеств оказалось несколько денег новых типов, не представленных в первой части клада вообще. Выявлено также две денги Юрия Дмитриевича галичского.
    Изучение и скорейшее введение в научный оборот второй части клада представляется весьма актуальным. Однако первоначальное решение об ее отдельной публикации пришлось отложить. Внимательное изучение изданных печатных материалов Саранского клада показало, что двухтомное издание наряду с бесспорными достоинствами имеет и серьезные недостатки. Они касаются, в основном, чисто нумизматической части — каталога и иллюстраций, которые уже не соответствуют современным требованиям к анализу и изданию нумизматического источника. Так, к примеру, в первой книге («Монеты Московской Руси») в каталоге под 272 номерами описано 550 русских монет. Только 178 номеров сопровождены графическими прорисовками, а фото даны лишь для 110 монет. У многих монет проиллюстрирована лишь одна сторона. Как прорисовки, так и фото в издании недостаточно четкие, что делает затруднительным, а иногда и просто невозможным их использование для точной идентификации подобных монет.
    Отмеченные недостатки уже изданной первоначальной части привели авторов к мысли о необходимости нового изучения и издания всего этого монетного комплекса. Основная задача - систематизация всех монет Саранского клада и создание единого каталога с полным набором иллюстраций. Особое внимание уделяется изготовлению точных прорисовок всех штемпелей, а также качественных фотографий.
 
КЛАД У СЕЛА НОВОЕ ПШЕНОВО
Никак не думали мордовские князья, что татаро-монгольское нашествие каким-то образом коснется их. Но коснулось. На горе, что возвышается над селом Новое Пшенево, находилась ставка небольшого отряда, отставшего от основных сил завоевателей Руси.
    Иноземцы чувствовали себя хозяевами. Всякий путник попадал в руки иноверцев и расплачивался за “проезд”, как правило, собственной жизнью. Трупы несчастных сбрасывали в ров под горой. Их даже не засыпали. Об этом заботилась сама природа. Время от времени со склона горы срывались огромные камни, которые и становились своеобразными могильными плитами. А вот своих татаро-монголы хоронили с почестями. На выступе соседней горы была вырыта одна “братская” могила, куда после обещания отомстить укладывали покойников в полной амуниции. Несколько необычно проходили поминки. Все напивались и начинали метать топоры. Согласно легенде, самые удачливые умудрялись добрасывать их до лесополосы. А это ни много ни мало около полутора километров.

аномальные зоны Мордовии
    Пришло время покинуть мордовские земли. Шатры погрузили на повозки, колодцы, уходившие в глубь горы, присыпали землей и двинулись на Восток. Последним уходил старый мурза. В надежде вернуться обратно и не веря больше своим воинам, он доверху наполнил дубовую бочку награбленными сокровищами и утопил ее в болоте, на глубину около 10-ти метров.
    Но намерениям старого мурзы не суждено было сбыться. Назад татаро-монголы не вернулись, а утопленный в болоте клад стал притчей во языцех. Сказало свое веское слово и время.
    Услышав о несметных сокровищах, многие новопшеневцы бросились на поиски. Но власть быстро “надавала по рукам” кладоискателям и распорядилась засыпать это место землей.
    До сегодняшних дней легенды о захоронениях иноверцев передаются из поколения в поколение, обрастая невероятными подробностями. Однако пребыванию татаро-монгол на мордовской земле существует и материальное подтверждение. Когда в 1956 году пожар спалил большую половину Нового Пшенева, народ, отстраивая село заново, использовал под фундаменты новых домов валуны с горы. Огромные камни дробили с помощью динамита. Взрыв выбрасывал на поверхность многочисленные предметы татарской амуниции: куски одежды, топоры, сабли, копья. Тронутые временем, они рассыпались от первого прикосновения.
    А гора жива до сих пор. На местном диалекте ее название звучит как Татаронь кштима пря. Улыбаясь, местные жители говорят, что такое имя гора получила оттого, что на ней плясали татары. Уже в наши дни легендарную гору окрестили Шишкан-горой. Наверное, из-за того, что ее форма напоминает шишку, а высота просто шокирует. Кстати, все наши попытки подняться на вершину заканчивались неудачей.
    ...Финская война стала одним из этапов жизни многих пшеневских мужиков. Некоторым из них пришлось побывать и в плену. Рассказывают забавный случай. Однажды к закованным в кандалы мордовским мужикам подошел средних лет финн и поинтересовался, откуда они родом. Пленники прекрасно поняли его, благо, мордовский и финский языки схожи, и ответили, что из Мордовии. Финн присел рядом и поделился своими планами. После войны он собирается поехать на их родину за сокровищами, что зарыты на огромной горе в землях Арапова (ныне Ковылкино). Пленники поняли, речь идет об их родине. Более того, о селе, где остались их жены и дети.
    Напрасно надеялся финн, что пленники сгинут в лагерях, унося тайну с собой. Освободившись после войны, они вернулись в Новое Пшенево. Сельчанам было как-то странно наблюдать, что прошедшие через плен однополчане сторонились друг друга. Мало кто знал, какую тайну они привезли с войны. Случалось, по ночам на Шишкан-горе видели загадочный свет и слышали шум. Кто-то что-то искал. Но только что? Самые любопытные поднимались на гору и лицезрели свежевырытые ямы. По селу поползли нездоровые слухи. Народ очень быстро связал воедино нелюдимость бывших солдат и ночные раскопки.
    О кладе стали говорить все, и каждый видел себя его обладателем. Ажиотаж стих после загадочного происшествия. В одну из ночей ушел и не вернулся домой сельчанин. Он пропал навсегда. Перестали говорить и о сокровищах. Изредка, когда о них все-таки заходил разговор, можно было услышать такие слова: “Золото - это кровь.” А потом началась война и стало вообще не до кладов.
    Но несметные богатства горы до сих пор не дают спать спокойно обитателям Нового Пшенева. Молодое поколение узнало о них от стариков. Умирая, Антон Прохорович Пиксайкин набросал внукам примерный план, согласно которому клад зарыт недалеко (три лаптя вправо) от огромного дуба на склоне. Старик говорил, что там лежат слитки золота и масса драгоценных камней.
    По слухам, могут быть в Новом Пшеневе залежи и природного золота. Несколько лет назад на улицах села появились ученые из Ленинграда. Их спецмашины и снаряжение говорили о том, что жители Северной Пальмиры собираются здесь что-то искать. При отъезде они по секрету (возможно, в шутку) сказали своему проводнику из местных, что в недрах новопшеневской земли покоятся залежи золота, но только очень глубоко. Так или иначе, пшеневцы восприняли слова всерьез.
    Приезжали и другие ученые, на сей раз из Рязани. Они обнаружили в окрестностях Нового Пшенева еще одни сокровища - точнее, полезные ископаемые. Недалеко от села ученые наткнулись на белую глину. Та лежала в два слоя: первый - 50 сантиметров, второй - полтора метра. Провожатым у них подрабатывал местный житель, тот, что и у ленинградцев. На селе его знают как Яшку.
    Яков Михайлович известен как страстный путешественник. Однажды в пойме речушки он наткнулся на необычный камень. На черной поверхности булыжника поблескивали “звездочки”. Камень был на удивление тяжел и с легкостью резал стекло. Свою находку Яков Михайлович отдал ученым, а те спустя три месяца прислали ему триста рублей (сумма по тем временам внушительная).
    Известен Яков Михайлович и другим. Он единственный, кто за последнее десятилетие смог отыскать вход в легенду Ковылкинского района - подземную церковь Нового Пшенева. А было это в 1946 году. В тот день Яшка гулял с собакой в лесу. У подножия склона Шишкан-горы, рядом с родником (более известным как пещерный колодец) пес заметался и ринулся куда-то вверх. Яшка рванул за ним. Чуть выше колодца, примерно в 20-ти метрах влево в земле чернело небольшое отверстие. Паренек принял его за лисью нору и запустил пса внутрь. Оттуда раздалось раскатистое эхо собачьего лая. Мальчуган тут же смекнул, что это вовсе не нора, а что-то иное. Тут же он вспомнил рассказ дедушки о скрытой в лесу пещере. Он сбегал домой за лопатой и, не говоря никому ни слова, вернулся обратно.
    Зрелище, открывшееся Яшке внутри, просто шокировало. Помещение было округлой формы, в разные стороны уходили несколько ходов. Но идти туда Яшка не решился, побоялся темноты. Он собирался было уже уходить, как заметил в углу пещеры необычный предмет. На поверку оказалось, что это мраморная плита с письменами, закрепленная в наклонном положении. Забегая вперед, скажем, что по прошествии лет Яков Михайлович неоднократно пытался отыскать пещеру, но всякий раз это заканчивалось неудачей. Природа спрятала пещеру от людских глаз...
    Версии о возникновении пещеры существуют две, но все они сходятся в одном, что рыли ее под подземную церковь. Начало работ датировано 1884 годом.
    Согласно первой версии, в Новое Пшенево пришли два монаха-отшельника и стали агитировать сельский люд на работы. Расплатиться за труд обещали духовной пищей. На призывы откликнулось все село. На склоне горы люди рыли землю и таскали ее в плетеных корзинах за реку. Под руководством монахов была построена подземная церковь, а люди, принимавшие участие в работе, стали ее прихожанами.
    Но уже известный нам Яков Михайлович трактует события иначе. Он утверждает, что идея создания пещеры принадлежит молодому человеку, не имеющему никакого отношения к церкви. Якобы этот молодой человек, отучившийся в Петербургской Академии и получивший диплом инженера, задался целью соединить между собой два села: Новое Пшенево и Паево. В качестве рабсилы он привлек женщин-монахинь. Те день и ночь рыли на горе землю и сбрасывали ее к подножию. Помогали монашкам и местные. В конечном итоге все работы были завершены в несколько месяцев. Длина пещеры составила более 50-ти метров. Из главной комнаты вели три развилки, которые в конце между собой соединялись.
    А засыпали пещеру, по данным местных “историков”, в 1914 году, и что самое удивительное, по приказу патриарха. Пещеру “замуровывало” все село. Людей торопили и советовали поскорее обо всем забыть. Многие склонны считать, что духовенство не имело никакого отношения к \"смерти\" подземной церкви. Просто-напросто местная власть побоялась, что ретивый инженер не остановится на достигнутом и постепенно захватит все окрестности. Словом, до сих пор остается неизвестным, почему легенду района стерли с лица земли.
    В пещере осталось множество икон и прочей церковной утвари, но брать тогда ничего не разрешали. Любопытная деталь. Последний из тех, кто принимал участие в работе, покончил с собой в 1985 году при загадочных обстоятельствах. Однажды, несколько лет назад, в Новое Пшенево на микроавтобусе приехали несколько человек и начали расспрашивать местный люд о пещере, даже предлагали деньги тому, кто укажет вход. Но... местные отказались. Незнакомцы какое-то время побродили по окрестностям и уехали.
 
ПОЛЕ С МОНЕТАМИ
Добрый день, уважаемые копатели нашей республики, открыто новое интересное место!!!
Село Потижский острог, около села Латышовка(инсарский район)!
Ровно за церковью находится покошенное поле, причём копать надо всё, можно зайти на картофельные поля близлежащих построек(заброшено). Там живёт местный краевед по прозвищу «Пузырь, не пьёт, лучше шоколад», живёт около церкви, спросить у жителей, покажут его дом. Тов. «Пузырь» с интересом показывает места пропавших порядков , к стати согласно топонимечискому словарю село в 1500-ых годах было завоевано кочевыми татарами. Сигналы привычные нам всем не соответствуют целям, видимо виноваты удобрения. Если вы спросите: «Почему я сдаю такое сладкое место-?», всё очень просто, копают все, кроме мордвы, москвичи, пензюки, нижегородцы!!! Обидно!!! Прошу прошения у всех ниже перечисленных!

Поправлю коллегу. Село не Потижский острог, а Потижская слобода. Местные жители вполне благожелательны, за исключением этого самого Пузыря (пузо у мужика знатное, отсюда видимо и прозвище). Покопать на поле нам предложила бабулька местная, увидев, как мы с bnn1 мучаемся на заросших неудобьях. Рассказала, что пару лет назад там копался ее племянник, “нашел несколько старинных крестиков”. Она же и предупредила насчет Пузыря. До его появления мы там часа два успели все-таки походить, одним из плодов поиска стала крестовая копейка. Сам же этот Пузырь шуганул нас с поля под крики о том, что “задолбался о ваши ямки спотыкаться”. И действительно, с десяток незакопанных ямок лично я на поле видел.
Barrakuda, абсолютно ничего сами не натворяли.
Из общения с местными также узнали, что там время от времени появляются и москвичи, и нижегородцы, и пензяки, но – родня аборигенов, потому и копают свободно, Пузырь в таких случаях помалкивает.
Собственно, сдавать место не жалко – монеты все реально убитые.
 

 
МОРДОВСКАЯ КУЛЬТУРА И НАХОДКИ В ТАМБОВСКОЙ ОБЛАСТИ
Мордва (среднецнинская мордва) – народность финноугорских народов Поволжья. Основные группы мордвы – эрзя и мокша, сохранившие племенные и этнические самоназвания и говорящие на разных, хотя и близких языках. Формирование мордвы происходило в междуречьях Оки, Волги, Цны, Суры, Алатыря. Древнейшая область обитания эрзи – бассейн Суры, мокши – бассейн Мокши. Традиционным типом поселений являлись городища. Большинство их относится к городецкой культуре раннего железного века (Давыдовское, Горельское, Тригуляйское и др.). Почти все городища мысовые, с незначительным и бедным культурным слоем, находятся вдали от крупных рек, в верховьях оврагов. Средневековые селища мордвы разведаны в большом количестве, но раскапывались мало. Наиболее ранние погребальные памятники, относящиеся к первой половине I тысячелетия н.э. представлены грунтовыми
могильниками. Кладбища средневековой мордвы второй половины I тысячелетия н.э. бескурганные, рядовые. Наиболее крупный – Крюково-Кужновский могильник VIII – XI вв., в котором исследовано около 700 погребений. Могильники I тысячелетия н.э. в основном биритуальны (трупоположение и сожжение). Трупоположения являются преобладающими. Обычное положение покойных – на спине с вытянутыми вдоль туловища или сложенными на груди руками. В могилах встречаются подстилки из луба и
досок, иногда – следы гробов. Покойных в некоторых случаях заворачивали в луб или ткань. Северная
ориентировка погребенных связывается с памятниками эрзи, а южная – с мокшей. На территории Тамбовской области выявлены 12 мордовских могильников, из них только один имеет северную ориентировку, в остальных покойники ориентированы головами на юг.
Обряд трупосожжения появился у мордвы уже в первой половине I тысячелетия н.э. Кремация умерших всегда совершалась на стороне, кальцинированные кости ссыпались в могилу. Вещи раскладывались на дне ямы в порядке ношения при жизни умершего. Типичными для среднецнинской мордвы являются находки височных привесок с грузиком и спиралью, шумящих привесок в виде гусиных ла-
пок, застёжек-сюльгам. Мордва занималась скотоводством, пашенным земледелием, охотой, рыболовством и в больших масштабах бортничеством. Из ремёсел, особенно были развиты чёрная и цветная металлургия, кузнечное и ювелирное дело, плотничество, гончарство.
Больше-кашменский могильник расположен на песчаной дюне правого берега р. Кашма, в 7 км к  востоку от г. Моршанска. Открыт в 1931 г. П.П. Ивановым, который датировал его IX – XI вв. н.э. В пяти мордовских погребениях найдены железные орудия труда и бронзовые украшения.
Давыдовский могильник расположен на левом берегу р. Серп, у южной окраины с. Давыдово (Моршанский р-н), датируется VIII – XII вв. н.э. Впервые упоминается в «Известиях ТУАК» (1890). В 1892 г. А.А. Спицын произвёл частичные раскопки. Обнаружено четыре мордовских погребения. С костяками найдены бронзовые украшения, железные детали конской упряжи.
Елизавето-Михайловский могильник расположен на правом берегу р. Морша, на дюне между селами Михайловка и Елизаветино (Моршанский р-н). Открыт П.П. Ивановым в 1911 г. Раскопки велись им в 1927–1928 гг. Исследованы 136 мордовских погребений. Выявлены трупоположения и трупосожжения. С костяками найдены железные орудия труда, оружие, бронзовые украшения, керамика. Погребённые лежали в грунтовых ямах с закруглёнными углами, рядами, головой на юг, что является этническим признаком мордвы-мокши. Археологи А.Е. Алихова и Р.Ф. Воронина датируют могильник VIII–XI вв. н.э.
Кёршинско-Вьюнский могильник расположен на правом берегу Цны, при впадении в неё р. Кёрша, в 3,5 км к востоку от с. Кёршинские Борки (Моршанский р-н). Открыт в 1932 г. во время хозяйственных работ. В 1939 г. произведены раскопки П.П. Ивановым, датировавшим могильник VIII – X вв. н.э.
Крюково-Кужновский могильник расположен на дюне правого берега р. Цна, к востоку от с. Крюково (Моршанский р-н). Открыт в 1928 г. при строительстве дороги. В 1929 – 30 гг. и 1932 – 36 гг. раскопки могильника производил П.П. Иванов. Обнаружено 586 мордовских погребений и слой более ранней стоянки, содержащий керамику неолита и эпохи бронзы. В 1956 г. Т.Б. Попова раскопала 30 погре-
бений, в 1968-1969 гг. Р.Ф. Воронина – 37 погребений и место кремации покойников. Всего на могильнике раскопано 653 погребения, в которых обнаружен богатый инвентарь в виде оружия, железных орудий труда, бронзовых и серебряных украшений, монет, посуды. Одно из них содержало материалы славянского облика. П.П. Иванов и Р.Ф. Воронина датировали могильник VIII–XI вв. н.э., А.П. Смирнов – VII–XII вв. н. э., Т.Б. Попова – IX-X вв. н.э.
Лядинский могильник расположен на левом берегу р. Ляда у с. Новая Ляда (Тамбовский р-н). Открыт при железнодорожном строительстве в 1869 г. Вещи из могильника в 1877 г. были частично описаны И.Р. Аспелиным. В 1888 г. по заданию Императорской Археологической комиссии раскопки произвёл В.Н. Ястребов. Им обнаружены 143 мордовских погребения.
Вместе с костяками найдены железные орудия и оружие, бронзовые и серебряные украшения, керамика. В 1889 г. раскопки продолжил П.И. Пискарёв, в 1983 – 1985 гг. – Р.Ф. Воронина, которая выявила 83 погребения, богатый инвентарь. Памятник датирован В.Н. Ястребовым, а также Ю.В. Готье и А.И. Яковлевым X – XI вв. н.э., Р.Ф. Ворониной – IX – XI вв. н.э.
Серповский могильник расположен на правом берегу р. Цна, в 2 км к востоку от с. Серповое (Моршанский р-н), на дюне с местным названием «Воскресенский бугор», по которой получил своё второе
название. Впервые упоминается в «Известиях ТУАК» (1890). В 1892 г. А.А. Спицин обследовал могильник, выявив 37 мордовских погребений, в которых найдены железные копья, медные и серебряные пряжки, гривны с подвесками в виде колец, а также пояс, украшенный 12 золотыми византийскими монетами VII в. н.э. Погребённые располагались в грунтовых ямах с закруглёнными углами, головой, в основном, на север, в отличие от других могильников среднецнинской мордвы, с южной ориентировкой  погребённых. Археологи считают это этническим признаком мордвы-эрзи. В Серповском могильнике
особенно много трупосожжений. Памятник датируется VI–VII вв. н.э.
Томниковский могильник расположен на левом берегу Цны, к востоку от с. Новотомниково (Моршанский р-н). Открыт в 1890 г. во время строительных работ. В 1890 г. раскопки вели В.Н. Ястребов и И.И. Воронцов-Дашков, в 1908 г. – Д.С. Шереметьев, в 1910 г. – Н.Е. Макаренко. Всего обнаружено 57 погребений, в том числе 12 трупосожжений. В могилах с костяками найдены железные орудия труда и оружие, бронзовые и серебряные украшения, керамика, изделия из стекла, кремня, кости. Большая часть из них передана в Эрмитаж. В.Н. Ястребов датировал памятник IX в. н.э., отнеся его к древней мордве.
 
ЛЯДИНСКИЙ МОГИЛЬНИК
Лядинский могильник — археологический памятник древней мордвы 8—11 вв. у села Н. Ляда Тамбовского района Тамбовской области. Обнаружен в 1869 при стротельстве железной дороги. Рисунки некоторых находок опубликованы в 1878. Позднее лядинский могильник раскапывали В.Н. Ястребов (1888) и Р.Ф. Воронина (1983—85). Исследовано 221 захоронение. Находки характеризуют погребальные обычаи и материальную культуру среднецнинской мордвы в эпоху раннего средневековья.

По преобладанию ориентировки погребённых головой на юг (иногда с отклонением к западу или востоку) лядинский могильник соотносится с более поздними могильниками мордвы-мокши. 18% захоронений совершено по обряду кремации. Во многих женских могилах обнаружены характерные для мордвы украшения: височные подвески с бипирамидальным или каплевидным грузиком, накосники-пулокери, сюлгамы и др.

Хозяйственный инвентарь представлен рабочими топорами, тёслами, гарпунами, вязальными крючками, пряслицами, льячками — литейными ковшиками. Разнообразны предметы вооружения и охоты: сабля, боевые топоры, наконечники копий и стрел. О торговых связях древней мордвы свидетельствуют восточные серебряные монеты, бронзовое ведёрко с арабской надписью, богатые поясные наборы.
 
 КОШИБЕЕВСКИЙ МОГИЛЬНИК
Кошибеевский могильник, — археологический памятник 3—5 вв. у села Кошибеева Сасовского района Рязанской области. Исследовали А. А. Спицын (1895) и В. Н. Глазов (1902). Изучено 206 погребений. Происхождение и племенная принадлежность населения, оставившего кошибеевский могильник, неясны. Отмечается его близость к древней мордве и, в большей мере, к рязанско-окским племенам. В некоторых захоронениях найдены височные подвески, характерные для последних.

Среди находок кошибеевского могильника — височные кольца с лопастью на одном конце, проволочные шейные гривны, нагрудные бляхи с концентрическими валиками, ножи с «горбатой» спинкой. Встречаются предметы западного происхождения (фибулы, гривна с красной эмалью, шпоры и др.). К археологическим памятникам типа кошибеевского могильника относятся Польно-Ялтуновский могильник на реке Цне и ранние погребения Шатрищенского могильника на Средней Оке.
 

   

_________________________________________________________________________________________
ИСТОЧНИК ИНФОРМАЦИИ И ФОТО:
Команда Кочующие
1947 Классификация русских монет XVI и начала XVII в.: Тез. дис. …канд. ист. наук // Гос. Эрмитаж. 4 с.
Г. В. Корзухина. Русские клады IX- XIII вв. М.-Л., 1954 г., стр. 99
Пуб.: Программа Отделения историко-филологических наук РАН «История, языки и литературы славянских народов в мировом социокультурном контексте», напр.1 «Историческая роль славян в судьбах Европы в средневековье и раннее Новое время»; Институт археологии РАН.
http://obzor-novostei.ru/
Обзор кладов в Мордовии – статья Пекшеева Н.Ф.

Муромская дорожка

Как-то, будучи в Темникове (это в Мордовии), мы записями о разбойничьих кладах порядочно листов испещрили. Все говорят, клады — мифы, но не скажите...

В 1891 году на речке Мокше в одном из разбойничьих станов нашли глиняный горшок с мелкими золотыми бусинами. Еще один горшок, но уже с серебряными монетами, был найден на другом разбойничьем становище.

В 1900 году в обрыве у старого городища случайно обнаружили клад монет.

Темниковская земля будто напичкана кладами. Эту сторону местной истории невозможно обойти. 

“Поиски разбойничьих кладов в здешних местах особенно активно начались после того, как в 1875 году в лесу вблизи реки Пушта на озере Убогий Стан был случайно найден брус с надписью, в которой говорилось о зарытом в лесу золоте и серебре. На берегу озера были видны следы земляного городка — становища разбойников. Клад этот неоднократно пытались найти, но никто не добился успеха. Зато в других лесных местах то тут, то там кладоискатели и случайные находчики натыкались на укрытую до поры разбойничью добычу...”

Почему мы вдруг о Темникове заговорили? Очень просто: этот городок рядом с Нижегородчиной — десятка три километров от знаменитой Саровской пустыни. Улавливаете? Дорога через Темников большая шла. Теперь уловили?

Вот и нам надо отыскать место, где шла большая торговая дорога. При ней рэкетиру раздолье, без добычи не останется.

И стали мы вспоминать названия старых дорог и трактов. Дороги имперского значения во внимание решили не брать. Они все-таки многолюдными были, там сложнее разбойничкам своим черным делом заниматься. Надо брать дороги местного значения. Они поглуше и потише... Да ведь что гадать — Муромская дорога! Как же мы сразу-то... Карту сюда! Муром стоит на Оке, через нее перевоз, дальше дорога в торговый Арзамас... Самое место для лихих людей...

Отправить комментарий