Клады Курской области

На территории Курской области до сих пор находят клады. Причем наши предки отличались изобретательностью: не только закапывали свои сокровища в землю, но и вмуровывали их в стены или перекрытия. В Курске при сносе ветхого дома, построенного в ХIХ веке, в стене обнаружили хорошо сохранившуюся коллекцию холодного оружия. 
В 2003 году на Полгоре (улица Дзержинского) сносили старые дома. Каково же было удивление строителей, когда среди обломков увидели саблю с вензелем Николая II. Раритет продали одному курскому коллекционеру. Встречаются на территории области и более древние находки. Знатоки истории сходятся во мнении: богатства спрятаны во всех районах и далеко не все удалось обнаружить.

  

 


Суджанские клады

Первый клад в окрестностях Суджи был найден еще в 1918 году. Это были золотые и серебряные вещи. Из земли подняли нагрудную конскую бляху, нашивные золотые бляшки и серебряный сосуд. Позже известный курский археолог Юрий Липкинг напишет в книге: «Крестьянин собирал в логу камни для хозяйственных построек. Внезапно лошадь провалилась в узкую яму глубиной более метра. В ней оказалось то, что получило известность под именем первого Старосуджанского клада. 
Но о находке этой почти 10 лет не знал никто, кроме местных крестьян. Из предметов, находившихся в яме, сохранились серебряный кувшин византийской работы с изображением 9 муз, серебряный конский нагрудник-фаллар с четырьмя маскаронами – изображениями человеческих лиц, бронзовое ведро, золотые нашивные бляшки на одежде. По рассказам очевидцев были там… золотые браслеты, кольца, гривна (украшение на шею – авт.). О кладе стало известно только в 1927 году, когда в том же селе была обнаружена новая находка. У ручья под холмом перед сельской школой случайно были найдены золотая цепь длиной около 2,5 метра, золотая шейная гривна и два браслета со змеиными головами великолепной работы…»

Тогда к месту находки приехали московские археологи, подключилась и милиция. Именно благодаря представителям власти удалось вернуть некоторые вещи из первого клада. Сейчас они хранятся в Оружейной палате Московского Кремля. В 1947 году около Суджи – очередная находка. На этот раз скромнее: украшения из серебра и бронзы, а также железный меч.
 
Местные жители до сих пор не оставляют попыток найти остальные припрятанные сокровища. Говорят, один суджанец нанял пьянчуг копать фундамент под дом. Когда лопата звякнула обо что-то металлическое, он быстро сориентировался и отправил их со стройки. Спустя какое-то время мужчина приобрел машину и вместо скромного домишки отгрохал себе особняк. Впрочем, это может быть лишь красивая легенда.

Из монет сделали зубы
О зарытых сокровищах не стихают разговоры и в Обоянском районе. Из поколения в поколение передают рассказ о найденном в 1849 году кладе. Тогда часть растащили крестьяне, но кое-что удалось спасти. Золотые бляшки-нашивки, шейная гривна и стеклянная чаша с изображением танцующей девушки хранятся в Государственном историческом музее.
 
Под Обоянью, Рыльском, в Конышевском и Фатежском районах находили клады монет. Например, в Рыльске обнаружили «кругляши» римских императоров Антонина Пия, Марка Аврелия и Коммода. Интересует кладоискателей и бывшее имение князей Барятинских (ныне – санаторий «Марьино»). По легенде, здесь во время Гражданской войны были спрятаны фамильные драгоценности княжеской семьи. В Курчатовском районе неоднократно предпринимались попытки найти «золотую карету» Екатерины Второй, якобы похищенную местными разбойниками и закопанную где-то «под тремя дубами»…
 
Интересна судьба клада в одном из сел Большесолдатского района. В 80-х годах ХХ века там нашли монеты, спрятанные местным священником: около 2 тысяч серебряных копеек и 50 золотых царских червонцев. Местные жители решили не сдавать находку государству, а поделить между собой. В итоге полсела ходило с золотыми вставными зубами. А серебряные монеты пригодились на стройке: их использовали как прокладки под гвозди, когда крышу крыли шифером.

 

Гапоновский клад
В областном археологическом музее хранятся предметы из так называемого Гапоновского клада (обнаружен неподалеку от села Гапоново Кореневского района). В бытовом понимании это даже не клад – много на продаже не заработаешь. Но для археологов эта находка, датированная VI–VII веками нашей эры, бесценна. Именно эти предметы помогли восстановить набор праздничных украшений того времени.

 
Выяснилось, что женщины носили на голове покрывало, которое держал венчик из полосы тонкого серебра. К волосам крепились височные кольца, на шею надевали ожерелья из стеклянных и янтарных бусин. На пальцах носили перстни, а на запястьях – литые браслеты. Мужчин украшали пояса с подвесными ремнями и металлическими накладками.
  

ДРАГОЦЕННАЯ МОНЕТА
Кажется, что быть коллекционером, а нумизматом тем более, очень просто. Нашел старинную копеечку, почистил тряпочкой и прочел на ней всё, что тебе нужно. Но поверьте, это далеко не так.  Монет штамповали по всему миру такое количество и качества, что цифры просто астрономические. И разобраться, что есть что, очень и очень не просто.
Сделав небольшое отступление, хочу рассказать о том, как я стал коллекционером. В каком-то смысле с выбором своего хобби мне повезло. Детские годы я провел в тихом старинном селе, что раскинулось вдоль теплой речки, не далеко от Рыльского шляха. Ещё его называют «Рыльский тракт».
Испокон веков по этому тракту шли и ехали наши предки из Москвы в Киев и дальше. Возили товары, казенные деньги дружинам, выручку и много всякого добра.  Ну, а где деньги там, естественным образом, появляются желающие их иметь. Много  лихого люда обитало в наших лесах. Скорее всего, и выражение «разбойники с большой дороги» появилось где-то здесь. Грабили молодчики и обозы и одиноких путников. И если верить архивным материалам, грабежом промышляли целые поселения.
 
Но романтика воровства, штука переменчивая. Как говорил один популярный персонаж: -Украл, выпил, в тюрьму. Государевы люди регулярно ловили особо разошедшихся урок, и если не вешали на месте, отправляли на каторгу. Постоянно ожидая такого поворота дела, лихой народец прятал свои деньги по оврагам и лесам. Вот по этому,  я и сказал, что мне повезло жить в этом месте. Старинные деньги валялись буквально под ногами. Не надо было копать, ворочать развалины домов, вытаптывать десятки километров в поисках одной старинной монеты. Они были везде.
 
Самое благодатное время для сбора, именно сбора, старинных монет и предметов, была весна. Кто жил в сельской местности знает, что такое бурное таяние снегов и половодье. За несколько солнечных дней масса снега резко тает,  и сотни ручьев промывают себе дорогу через поля, овраги, луга. Что делать нумизмату? Дождаться когда вода уйдет и, выбрав промоину посреди поля поглубже и подлиннее, просто идти и собирать всё, что земля отдает вам даром. В выборе промытого талой водой рва есть некоторые нюансы.
 В не глубокой промоине вашими трофеями будут вещи исторически отдаленные от настоящего времени не далеко. Как правило, во рвах глубиною до 70 см, преобладали патроны, ордена, медали и прочая атрибутика солдат Великой Отечественной Войны. А вот на глубине до полутора метров, кроме перечисленных вещей, уже попадались монеты, церковные крестики, иконки, пуговицы и много всякого старинного от 19  вплоть до 9 веков.
Первая найденная мною монета, которая, кстати, заметить, и определила выбор моих увлечений, была монета российской империи достоинством в 5 копеек 1770. Можете представить мое удивление, когда я поднял с земли круглую болванку весом почти пятьдесят грамм! С орлами и какой-то вязью. За свою жизнь я держал в руках тысячи самых различных монет, но эта была и остается самой дорогой, как первая любовь.
 
За время учебы в школе, 10 лет, я собрал порядка 2000 монет. Самые старые относятся к 9 веку и были штампованы где-то в Византии. Их мне подняли буровики с глубины не менее 3 метров в пойме реки. Коллекция насобиралась довольно приличная. Было и серебро, и золото и бумажные деньги Екатерины. Их почему-то было очень много. Под поветями старых сараев и домов их находили целыми пачками. Аккуратно свернутые рулончики почти новых банкнот. Кладов, как таковых, я не находил. Горшков, сундуков и прочего не было. Ни какой речи не было о промышленных металлоискателях.  Всё открыто, так сказать в свободном доступе.
Уже, наверно классе в 6-м, решил свою коллекцию систематизировать. Простого собирательства любопытному уму уже было мало. Это теперь хорошо. Открыл в интернете каталог монет и считай 80% дела сделано. Всё подробно, о каждой монете, фотографии монет отличного качества, подробное описание. В принципе все, что надо нумизмату. А в те времена я шел в библиотеку и долгими часами перебирал книги на полках, и, пусть в не большом, но хранилище. Работа пыльная, но увлекательная.
 
Много любопытного я узнал о денежном обороте в российской империи. Оказывается, что чеканить монеты в России с помощью станка начали около 1696 года.  До этого времени монеты производились ручной штамповкой.  С 10 по 11 века монеты на руси делали из серебра и золота. Правда период этот был не долгим. Затем по 14 век собственных монет на Руси не штамповали, а пользовались преимущественно привозными. В обиходе были и серебрянные слитки.
 
Более менее регулярный выпуск металлических денег начался в конце 14 века. Да и то они были неким подрожанием 
монгольским дирхемам. Монеты того времени были маленькими, весили не много и их в народе называли чешуйками. Кстати и их я находил в наших благодатных краях. Во времена Петра первого в российской казне появился рубль.  Но выпуск монет массово и централизовано начал Иван Грозный. В 1610 году Василий Шуйский проводит реформу в результате которой появляются на Руси золотые  монеты. Назывались они  \»деньга\» и \»копейка\».
 
В 1654 году, царь Алексей Михайлович начинает чеканить серебрянные рубли. В качестве сырья для них использовали таллеры.

В том же году начинается чеканка  грошей, копеек, алтынов. Затем чеканка монет в российской империи развивается бурно. Каждый монарх чеканил на монетах себя любимого в фас и профиль. При желании можно собрать коллекцию российских царей и цариц на старинных монетах. У меня таких с десяток. 

 

Не знаю почему, но налетов кладоискателей у нас не было. Нет варварски разрытых могил, курганов, которые в окрестностях есть, не было сомнительных личностей с лопатами подмышкой и небритыми физиономиями. Всё было достойно.
До сих пор, а прошло уже 30 лет, я нет-нет да загляну по весне на свою малую родину и с потаенной надеждой отыскать нечто необыкновенное, брожу по черноземным полям. Слушаю песни первых жаворонков, наслаждаюсь ласковым, домашним солнцем и чувствую кровную связь с лихим народцем, что рассыпал здесь когда-то злато и серебро.
  
 
САМЫЙ ДОРОГОЙ КЛАД
Золото гуннов когда-то было достоянием древнего племени, много веков пролежало в могиле воина-вождя, было предметом торга и вещдоком в уголовном деле и, наконец, заняло свое место в музее.

Никакой экономии — таков был принцип вождей племен гуннов, чье оружие, доспехи и украшения выставлены сегодня в Курском археологическом музее. Как выяснила корреспондент НТВ Ольга Чернова, сокровища из могилы древнего воина стоимостью в миллион долларов были перехвачены у контрабандистов, которые планировали вывезти их за границу.

 Золотое убранство оружия V века еще недавно было вещественным доказательством в уголовном деле. Золото гуннов вернулось в Курск после долгих экспертиз. Более ста предметов из золота, серебра и меди, инкрустированных драгоценными камнями и мозаикой, были найдены два года назад «черными копателями». Попытку контрабанды пресекли полиция и ФСБ.

 Пока шло расследование уголовного дела, археологи тщательно изучали разграбленное погребение древнего воина-вождя, который был похоронен вместе со своим конем, украшенным позолоченной сбруей с бубенцами.

 Погребение вождя племени гуннов было вскрыто экскаватором в двух километрах от села Волниковка, когда рыли траншею под сброс отходов сахарного завода. Местный житель, обнаруживший древние украшения, продал их коллекционеру за 50 тысяч рублей. Предприимчивый собиратель старины, по данным спецслужб, планировал вывезти сокровища за границу, где уже договорился продать их за пять миллионов рублей.

По оценкам экспертов, начальная стоимость уникальной коллекции — более одного миллиона долларов. Эту находку ученые называют сенсационной. Раньше клады и захоронения гуннов так далеко на севере не находили. По словам ученых, обнаружить золото эпохи великого переселения народов — большая удача.

 Волниковское погребение стало всего лишь третьим в нашей стране. Сравнивая его с предыдущими находками, исследователи сделали вывод, что гунны скрывали места захоронений, размещая их вдали от поселений.

 За повреждение исторических ценностей кладоискателя приговорили к 150 часам общественных работ. Если бы он сдал золотую находку государству, получил бы 50% от ее стоимости.
   
ГОЧЕВСКОЕ ГОРОДИЩЕ
В 1937 и в 1939 гг. Курским областным музеем, ИИМК и ГИМ совместно с МГУ и МОПИ были проведены под руководством Б.А. Рыбакова раскопки Гочевского городища, расположенного на правом берегу р. Псла (близ его истоков, неподалеку от с. Гочева в Беловском районе Курской области).
            Ранее городище подвергалось раскопкам Д.Я. Самоквасовым и В.Н. Глазовым.
            Основные работы в 1937 и 1939 гг. велись в пункте “Крутой курган”; кроме того, в 1939 г. небольшие работы были проведены в пункте “Царский дворец” и на селище.

 
            1. “Крутой курган”, являясь частью Гочевского городища, представляет собой один из мысов береговой террасы, отделенной в настоящее время от плато глубоким рвом и высоким валом. Здесь было вскрыто 272 кв. м.
            Раскопками установлены три культурных слоя.

 
            Нижний культурный слой, сохранившийся, вследствие многочисленных позднейших перекопов, лишь фрагментарно, относится к первым векам н.э. Для него характерны глиняные лепные сосуды со слабо отогнутыми венчиками и с бородавчатым орнаментальным пояском под шейкой [так называемыми впоследствии “жемчужинами”] (типологически эти сосуды близки к керамике Бельского городища). Ни одного жилого комплекса, связанного с данным слоем, проследить не удалось. Этот слой имеется и на ряде других городищ Курской области, являяясь всегда подстилающим по отношению к слою с так называемой “пославянской” [?] керамикой роменского типа.

  
            Следующий слой, составляющий основное содержание культурных напла-стований “Крутого кургана”, является наиболее насыщенным находками. Большинство жилых и хозяйственных сооружений связано [Л. 2] именно с ним. Верхним хронологическим пределом данного слоя является время крупных фортификационных работ, проводившихся на “Крутом кургане”, которые уничтожили целый ряд жилищ и совершенно видоизменили внешний вид поселка, превратив его в один из бастионов большой крепости.

 
            Третий (верхний) слой связан с существованием на этом месте в XI–XIII вв. пограничного славянского города с обычным инвентарем (гончарная керамика с клеймами, амфоры-корчаги киевского типа, шиферные пряслица, стеклянные браслеты, различные железные вещи и т.д). На “Крутом кургане” этот слой представлен незначительно.

 
            Наибольший интерес представляет второй, средний слой, заполняющий промежуток между культурой сарматского времени и эпохой Киевской Руси. 

курские клады
            В центральной части “Крутого кургана”, вскрывавшейся в 1937 г., все жилища, связанные со вторым слоем, оказались разрушенными при насыпках вала (вал наполовину состоит из культурного слоя). Поэтому в 1939 г. работы были перенесены на край “Крутого кургана”, где после удаления насыпи вала удалось открыть этот слой, консервировайшийся насыпью в течение тысячелетия.

 
            Исследование подошвы вала, т.е. той поверхности, на которой вал был насыпан, показало наличие и грубогончарной керамики с характерным орнаментом роменского типа, бус X в., ручных жерновов, глиняных пряслиц и единственного пряслица из розового шифера. Вся совокупность находок говорит о начале XI века, как о времени сооружения вала. Стеклянных браслетов здесь еще нет, гончарных клейм также нет. Эта дата подтверждается и целым рядом вещей, найденных в насыпи вала, попавших сюда при разрушении середины поселка. Таким образом, второй слой доходит до начала XI в. Необходимо оговориться, что четкая стра [Л. 3] тиграфическая граница была в известной мере условной и не соответствовала внутреннему членению самих находок: инвентарь подошвы вала и инвентарь более позднего селища чрезвычайно близки между собой; второй представляет [собой] развитие первого.

 
            Мощный второй (средний) культурный слой отложился в результате длительного существования поселка. Его можно подразделить на два горизонта. Жилые сооружения этого слоя разновременны и иногда перекрывают друг друга, но никаких стерильных прослоек внутри слоя нет и все элементы бытового инвентаря генетически связаны в одно целое.

 
            Для нижнего горизонта характерны следующие признаки: вся керамика лепная, чрезвычайно грубая, толстостенная с примесью дресвы и шамота. Толщина днищ иногда доходит до 2 см. Горшки по форме напоминают раннеславянскую посуду IX в., но значительно грубее. Орнамента нет совершенно.

 
            Кроме горшков, встречены глиняные сковороды, глиняные пряслица, грузила (ткацкие?). Особым видом керамических изделий являются массовые обрамления очагов или жертвенников, вылепленные из глины с примесью соломы и зерен, и по форме напоминающие закраины огромного блюда.

 
            В качестве единичной находки в этом горизонте встречен фрагмент черного лощеного сосуда типа керамики полей погребений (поле погребений IV–V вв. имеется в 2‑х км от городища [у д. Шмырево]).

 
            Из других находок следует отметить зернотерки, серповидные ножи, костяные проколки (на печах есть следы заточки этих проколок), бронзовые трапециевидные подвески, сердоликовые многогранные бусы (типа бус из полей погребений), амулеты из челюсти волчонка и ряд других предметов.

 
            Жилища, связанные с этим горизонтом, располагаясь уступами по склонам мыса, были наземными сооружениями, совершенно без [Л. 4] углубления в землю. Избы были построены из тонких срубов, густо промазанных глиной и побеленных (?). Характер постройки близок к современным постройкам в Гочеве.

 
            Печи ставились прямо на полу; складывались они из камней, глины и из специальных конических сырцовых кирпичей, обжигавшихся в процессе пользования печью. Конические кирпичи применялись для выкладки свода: сырые глиняные конусы скреплялись лучинками, промежутки между ними заполнялись глиной; таким образом свод приобретал прочность. Наряду с массивными печами существовали легкие очаги летнего типа, располагавшиеся в ямах вне жилищ. Пол жилищ обильно смазывался глиной, иногда с примесью соломы и шелухи проса. На полу много рыбьей чешуи; в одном случае удалось проследить норы грызунов, несколько раз замазывавшиеся свежей глиной.
            Рядом с избами находились зерновые ямы грушевидной или бочковидной формы.
            В одном случае зерна пщеницы и ячменя оказались рассыпанными по полу срубного строения (так как оно раскопано не полностью, трудно сказать, была ли это изба или амбар).
            Древний вал, одновременный нижнему горизонту, нигде не прослежен.
            Датировка этого горизонта может быть условно определена VI–VIII вв. н.э.
            Следующий, верхний горизонт этого же, второго слоя характеризуется появлением гончарных и орнаментированных сосудов. Переход от ручной лепки сосудов к формовке их на круге прослежен по некоторым образцам, имеющим следы круглой подставки на дне, но вылепленным от руки, без равномерного вращения сосуда. Подставка, по всей вероятности, не была еще центрирована. Наряду со старыми формами керамики в верхнем горизонте появляет [Л. 5]ся новый тип горшка: невысокий пузатый сосуд с вертикальными стенками широкого горла*.
            Древнейшим орнаментом, связывающим лепную и гончарную керамику, являются отпечатки палочки, обмотанной веревкой; орнамент наносился на венчики и на плечи сосуда.
            В верхнем горизонте появляется крупноволнистый орнамент. Один широкогорлый сосуд был орнаментирован арочным пояском. Керамика этого горизонта встречена далеко за пределами “Крутого кургана”; есть она и в древнейших курганах Гочевского могильника.

 
            Из других находок горизонта следует указать костяную иглу для плетения (?) в виде змейки. На спине змейки изображен тамгообразный знак и орнамент; голова ее имеет три отверстия в разных направлениях.
            В толще насыпи вала найдено бронзовое височное кольцо с гроздевидным привеском. Поски аналогий уводят нас далеко на запад славянского мира (Богемия, Хорватия, Польша).
            Тип жилища остался прежний. Как уже указывалось, широкая полоса изб, расположенных на краю мыса, была засыпана при постройке вала.
            В нижних ярусах вала встречено несколько кострищ временного типа, связанных, по всей вероятности, с работами по насыпке вала, после сооружения вала “Крутой курган” перестал быть местом поселения.

 
            2. Пробные раскопки на “Царском дворце” установили отсутствие слоя, соответствующего второму слою “Крутого кургана”.

 
            3. На селище определены в общих чертах границы культурного слоя XI–XIII вв. и выявлен район металлургического дела (остатки сыродутных горнов, шлаки, крицы), занимавший площадь в 60х120 м на краю города [Л. 6].

 
            Суммируя данные раскопок городища (1937, 1939 гг.), можно реконструировать следующим образом историю поселения близ Гочева.

 
            1. На мысу “Крутой курган” в начале нашей эры (а может быть, [еще] и в скифское время) возник небольшой поселок, продолжавший существовать и в эпоху полей погребений.

 
            2. В VI–VIII вв. н.э. жители поселка занимались земледелием и рыболовством. На мысу были построены бревенчатые избы. Данный этап совпадает со временем зарождения городищ роменского типа, встреченных и в окрестностях Гочева. Эти городища естественнее всего связывать с племенем северян. К началу данного периода относится ряд ценных кладов византийских вещей, найденных в прилегающих к Гочеву районах.

 
            3. В IX–X вв. население поселка выходит за пределы первоначальной территории и заселяет плато.

 
            4. На рубеже X и XI вв. северянский поселок пополняется новым населением, переведенным сюда из земли радимичей, из мордвы  (и, может быть, из Польши?). Появляются курганы дружинников с оружием. Часть курганов позволяет определить племенное происхождение пришельцев. Это можно связать с летописным указанием: “И рече Владимир: “Се не добро, еже мало город около Кыева”. И нача ставить городы по Дсене, и по Востри, и по Требешеви, и по Суле, и по Стугне. И начал нарубати мужей лушее от словен, и от кривич, и от чуди, и от вятич; и от сих насели грады – бе бо рать от печенег …” **

 
            Гочевское городище находилось на границе со степью, что и могло вызвать его искусственное усиление. Появление западных вещей можно предположительно связать с помещением здесь в 1031 г. пленных поляков [Л. 7].

 
            5. В начале XI в., когда городок неожиданно разросся и занял значительную площадь на плато, в целях его укрепления были проведены следующие работы: огромная площадь селища была обнесена валом, мыс “Крутой курган” был превращен в угловой бастион путем возведения мощных валов высотой в 7 м и шириной в 12 м. Второй подобный бастион был сооружен на незаселенном мысу “Царском дворце”, отстоящем от первого в 400 м. Оба бастиона, связанные между собой обрывистым берегом, защищали город с юга.

 
            6. За время с X в. по XIII в. рядом с городом возник большой курганный могильник, насчитывавший около 3 000 курганов.

 
            7. В середине XIII в. город был взят, по всей видимости, татарами, которые некоторое время там жили, что доказывается находкой литейной формы для стрел татарского типа.
  
 
ГОРОДИЩЕ КРУТОЙ КУРГАН
Отчет о раскопках городища “Крутой курган” близ с. Гочева 
Курской области в 1937 г. *

            Городище “Крутой курган” является частью большого комплекса археологических памятников, находящихся близ селения Гочева Беловского района Курской области.
            Здесь, на высокой террасе реки Псел имеется два небольших городища, отстоящих друг от друга на 400 метров, обширное селище на плато, защищенное с напольной стороны валами и, наконец, огромное курганное кладбище, начинающееся непосредственно за валами.
            Всего курганов насчитывалось около 3 000.  Весь комплекс носит у местного населения название “Гочевок”, а отдельные его части называются: Предгородье (площадь селища), Загородье (мыс, примыкающий к селищу), а два городища, укрепляющие углы поселения, носят названия “Царский дворец” (северное городище) и “Крутой курган” (южное городище).

 
            Гочевские памятники неоднократно привлекали внимание исследователей. Раскапывались преимущественно курганы. Курганы имеют большой хронологический диапазон – от X до XIII вв. и интересны по составу инвентаря. Встречены погребения с оружием. Среди вещей есть северянские, радимические и половецкие. Очевидно, “Гочевок”, расположенный на границе степи, был пограничным городком Курского или Переяславского княжества [Л. 1].

 
            Раскопкам подвергались не только курганы, но и те или иные участки поселения. [Д.Я.] Самоквасов [в 1909 г.] раскопал (в пяти местах) площадь около 400 квадратных метров, но в дневнике лишь перечислены основные находки […].
            Как показывают архивные материалы ИИМК, раскопки на Крутом Кургане производил и [В.Н.] Глазов [в 1913, 1915 гг.], который заложил три параллельные траншеи поперек городища. Следы южной траншеи, оставленной, очевидно, незасыпанной, хорошо видны и теперь (Они отражены в нивелировке). Отчетности о раскопках Глазова нет [в распоряжении Б.А. Рыбакова. См.: Глазов В.Н. Отчеты о раскопках в Обоянском уезде… // Рукописный архив СПб. ИММК. Ф. 1. Оп. 1913 г. Д. 123; Оп. 1915 г. Д. 93]. Шурф, заложенный нашей экспедицией для проверки глазовских раскопок, показал, что Глазов вскрыл только очень незначительную часть культурного слоя и бросил раскопки, не дойдя до древних сооружений, лежавших значительно глубже. Помимо раскопок, ведшихся с научной целью, городище Крутой Курган разрушалось одним религиозным шарлатаном – [слепым] “старцем Ионою” [Никитичем Есиповым], который около 30 лет (до 1927 г.) рыл на территории городища “пещеры”, в которых жил и устраивал молебствия. По счастью, его колодцы и ходы залегали обычно глубже культурного слоя, в грунте и потревожили лишь часть городища (тыльный вал и прилегающие к нему участки).

 
            В одном случае вал городища обвалился из-за подземного хода “старца Ионы”. Этот ход был обнаружен нами при зачистке  [Л. 2] разреза вала (См. восточный угол разреза вала Я).
            Городище “Крутой Курган” представляет собой мыс береговой террасы, вытянутой с С–З на Ю–В. Верхние пласты мыса – плотный песок и глина; подстилающий материал – известняк. Высота над пойменной долиной р. Псел – 40–42 м. Городище имеет седлообразную форму. От плато оно отделено широким рвом глубиной до 6 м. Тыльный вал достигает 8 метров высоты. Боковые валы сохранились неравномерно: на западной стороне вал сильно оплыл, но все же хорошо заметен. На восточной стороне вал разрушен раскопками Самоквасова. Передний вал возвышается над площадью городища на 1 метр. Этот участок вала сильно ополз вниз и, кроме того, наклон площади городища к концу мыса способствовал наплыванию культурного слоя к этой части городища. Площадка внутри валов невелика – длину она имеет 50 метров, а в ширину 15 м. (в средней части). Наклон с С–З вниз к Ю–В – 6 м. Склоны городища очень круты (местами до 60 [градусов]). С городища очень хорошо просматривается окружающая местность. На Юг и Ю–В видимость до 18 километров. Несколько лет назад площадь городища распахивалась под бахчу.
            Экспедиция 1937 г. организована на средства Курского Областного музея.
            Начальник экспедиции – Б.А. Рыбаков (МОГАИМК).
            Сотрудники: И.И. Ляпушкин (аспирант ГАИМК), Е.Т. Гученко (Курский областной музей), П.С. Ткачевский (Курский областной музей) и Л.А. Литошенко (Курский областной музей). Все материалы поступили в Курский областной музей. Раскопки продолжались с 11 июня [Л. 3] по 4 августа.

 

            Всего было вскрыто 160 кв. метров с мощностью культурно слоя от 1,5 до 7 м (в валу).
            Выбор городища “Крутой Курган” из всего комплекса гочевских археологических памятников объясняется следующими причинами: детальное обследование селища с многочисленными шурфами показало, что вся территория селища распахивается глубокой тракторной вспашкой. Культурный слой на селище – 15–20 см и сильно нарушен. Вести раскопки селища было нецелесообразно. Задачей же экспедиции являлось исследование поселения, связанного с хорошо известными уже курганами.

 
            Городище “Царский Дворец” сильно поросло крупным орешником и представляло много затруднений для раскопок. Наиболее благоприятным местом для раскопок оказалось городище “Крутой Курган”, хотя северная часть его и потревожена “старцем” и раскопками Глазова, а северо-восточные склоны – раскопками Самоквасова.

 
            В основу методики раскопок был положен принцип послойной раскопки широких площадей. Раскопка мощного культурного слоя велась пластами по 20 см каждый. Такое математическое членение культурного слоя велось лишь до тех пор, пока не попадались те или иные определенные объекты (печи, ямы, землянки, кострища и т.д.). Тогда производилась зачистка древней поверхности данного объекта и изучалось его взаимоотношение с соседними, налегающими и подстилающими объектами [Л. 4].
            Для получения промежуточных профилей, могущих ускользнуть при раскопке широкой площадью, оставлялись контрольные бровки. Направление и длина бровок определялись в зависимости от обстоятельств: при раскопке перепутанного верхнего слоя бровкой пересекался весь раскоп; при исследовании землянки узкая бровка шла от центра землянки к краю по радиусу (см. фото №  [? номер негатива не указан]).

 
            Объекты, входившие в границы раскопа этого года лишь частично, до конца не исследовались и не разрушались – для того, чтобы в дальнейшем при расширении раскопа детально изучить их.
            До раскопок была проведена тщательная нивелировка местности (превышение измерялось через 1 метр), на основе которой составлена микросъемка с горизонталями, проведенными через 10 см.
            Для раскопок было выбрано непотревоженное место (без видимых следов повреждений) близ вала. Основной раскоп, ориентированный по сторонам света, имел 8х8 метров. В дальнейшем было прирезано еще 32 кв. метра. Помимо основного раскопа, имевшего целью выяснение жилых и хозяйственных комплексов, был заложен шурф 5х2,5 м для контроля траншеи Глазова (шурф 3).
            Вне площадки городища было произведено два разреза вала. Один из них (разрез Я) являлся зачисткой осыпавшегося вала, перерезанного ранее ходом Ионы. Длина этого раскопа – 12 метров. Раскоп имел лишь одну стенку.

 
            Второй разрез (разрез Ю) был осуществлен траншеей шириной в 1,5 м, длиной в 13 метров, глубиной (от вершины вала) в 4 метра [Л. 5].
Основной раскоп (квадраты А, Б, В, Г, Д, Е)
            Глубина 0–20 [см].

 
            1. Характер слоя: чернозем с примесью мелких камней (песчаник) и небольших кусков железной руды.

 
            2. Остатки сооружений: нет.

 
            3. Находки: 1) керамика, лепная и гончарная; 2) кости животных; 3) шлак; 4) куски обожженной глины; 5) серп железный (Г 2).
            Глубина 20–40.

 
            1. Характер слоя: чернозем с включением камней (песчаник, кварцит и др.), постепенно переходящий в чернозем с примесью супеска. На квадрате Б – чернозем, переходящий в супесок с пятнами песка и вкраплениями отдельных угольков.

 
            2. Остатки сооружений: нет.

 
            3. Находки: 1) керамика, лепная и гончарная; на квадрате Г 2 кроме того лепная, тонкостенная с отверстиями на венчике; 2) кости животных и птиц; 3) куски руды (А и Д); 4) шлак; 5) кусок глиняной обмазки (А); 6) куски обожженной глины (Д) [Л. 5].
            Глубина 40–60.

 
            1. Характер слоя: чернозем с примесью песка и супеска; на квадрате Б – супесок с пятнами песка. На кв. А и Б вкраплены угольки. На кв. В и Г с включением камней и кусков железной руды. На кв. А с С–В на Ю–В – узкая песчаная полоса шириной 10 см.

 
            2. Остатки сооружений: на участке Г 2 обнаружено скопление камней (песчаник) и немного углей.

 
            3. Находки: 1) керамика, лепная и гончарная; на квадратах А и Б кроме того лепная, тонкостенная с углублениями на венчике; 1 А — глиняная лепная сковородка с защипным краем; 2) кости животных; на кв. Б кроме того кости птиц; 3) проколка костяная (кв. Б); 4) два железных ножа малых размеров; оба сломанные (кв. Б); 5) кремень (кв. Б); 6) щиток рыбий (кв. Б); 7) рыболовный железный крючок (Г 2); 8) железная стрела (Г 1); 9) кресало (Г 3); 10) нож железный (Д 3) [Л. 7]. 

 
            Глубина 60–80.
            1. Характер слоя: на квадрате В и частично Б 3 – чернозем с примесью супеска и включением мелких камней (песчаники). На квадратах А и Б 1 и частично Б 2 – супесок с песчаными и зольными пятнами и с вкрапленными углями. На квадрате А 1 – А 2 полоса бурой земли. На границе кв. В 1 и В 2 и в юго-зап. углу кв. В – скопления серого песка.

 
            2. Остатки сооружений: на квадрате А 2 среди желтого песка (без какой-либо примеси) – обожженное бревно; слой А 5 как с углями; на квадрате Б в сев.-вост. части его обугленное бревно, а левее его крупные  [линзы] с углями; на кв. Б 1 в западной части остатки кола; на квадратах В 1, В 4 и Г 2 кучи камней, песчаник.

 
            3. Находки: 1) керамика, лепная и гончарная; на квадрате Б кроме того, лепная тонкостенная с отверстиями на венчике и глиняные легкие сковороды с защипными краями; 2) глиняное пряслице (кв. Б 2); 3) шиферное пряслице (кв. Б 4); 4) часть глиняной игрушки (Б 2); 5) железный крючок (Б 2); 6) 2 бочкообразных глиняных грузила (Г 4); 7) железный топор, найден в полосе бурой земли на кв. А 1; 8) на квадратах А 2, Б – рыбья чешуя [Л. 8]; 9) кости животных (кв. Б, В, Г); 10) кусочек обожженной глины (В); 11) бронзовый предмет неизвестного назначения (кв. Е 4); 12) пряслице глиняное (Е 4); 14) кусок обгорелого дерева (Е 2).

 
            Глубина 80–100.
            1. Характер слоя:  чернозем с примесью супеска и песка, с вкрапленными углями; с В на З квадрата А проходит песчаная полоса желто-серого цвета, перебитая в некоторых местах пятнами чернозема (А 4–А 3); посредине квадратов А и Б в северной их части пятно большое серо-желтого песку с глинистыми кусками; в верхней части пятна заметна обожженная земля и спрессованная зола; весь квадрат Г, за исключением северной части кв. Г 1 и Г 2, юго-западной части кв. Г 3 и юго-восточной части кв. Г 4, в нижней части слоя переходит в желто-серый песок, захватывающий восточный угол кв. В 2; в юго-западном углу квадрата В 3 во всех толщах слоя – серый песок; в верхней части квадратов Д и Е слой желтого песка; в кв. Д 4 – нора.

 
            2. Остатки сооружений: на квадрате В 1, в южной его части обнаружена куча камней (песчаник); на квадрате Г 2 найдена подобная же куча камней; в середине квадрате Д, ближе к его восточной части и в северо-западном углу кв. Е обнаружены обожженные бревна и глина  (желтая и красная);  в юго-восточном углу кв. А 1 – кусочки угля на границе квадратов А 1 и А 2 на кромке песчаного пятна – кучка углей [Л. 9]; на квадрате Г 2 на восточной стороне песчаного пятна – угли; на квадрате Г 1 – куски обожженной глины.

 
            3. Находки: 1) керамика, лепная и гочарная; 2) рог оленя; (Б 2); 4) железный крючок (Е 2); 5) глиняное пряслице, недоделанное (Е 4); 6) бронзовая стрелка (Е); 7) 2 железных ножа (Е 1 и Е 4); 8) кости животных и птиц; 9) рыбьи кости (кв. Б); 10) шлак (кв. А и Б); 11) кусочки руды.

 
            Глубина 100–120.
            1. Характер слоя: в основном супесок и чернозем, с вкраплениями мелких углей; северо-восточная часть кв. А 2 и северо-западная часть кв. Б 1 и Б 2 – желтый песок, переходящий на кв. Б 3–4 в пятна; почти весь квадрат Г и северо-восточный угол квадрата В 2 занимает полоса серо-желтого песка, широкая на кв. Г 4 и постепенно суживающаяся к кв. В 2; в юго-западном углу кв. В (В 3 и частично В 1) пятно серого песка; в северной части кв. Д большое пятно желтой земли (Д 1 и Д 2), переходящее на кв. Е в пятно обожженной глины (местами докрасна).

 
            2. Остатки сооружений: вся центральная часть квадрата В – обожжена особенно сильно на квадрате В 1 и северо-восточном углу кв. В 3; здесь же скопления углей, обгоревшие [Л. 10] куски дерева и обожженная глина; в юго-западном углу кв. Б (Б 3) – очаг (груда обгоревших камней с углями и перегоревшие кости); от очага на юг идет кладка длиной 35 см камней песчаника, промазанная желтой, обожженной глиной; около камней обугленная плаха (длина 45 см); в конце плахи и кладки – зола; длина очага 20 см, ширина – 50 см, высота кучи камней до 40 см. Около очага, в южном направлении, разбросаны угли и в небольшом количестве кости; очаг уходит вглубь (подробное описание его см. особо); на квадрате Б 4, захватывая край квадрата Г 2, куча камней песчаника; на южной границе квадрата Д пятно обожженной земли и вблизи куча камней; в восточной части квадрата Ж (Д 2 и Д 4) и Е частью на черноземе с примесью супеска, частью на желтой земле, которая на квадрате Е переходит в слой обожженной глины толщиной в 20–23 см, обожженные бревна и обожженная глина с углями; на квадрате Е, в южной части его, разрушенный очаг – камни, глиняная обмазка на сильно прожженной земле; на квадрате Е 2 на слое пережженной глины – яма; размеры [ее] 1,3 х 1,3 м, глубина 2 м 45 см; на дне ямы, в золе и углях – рыбьи кости, чешуя, кости животных и птиц; поверх этого большое количество битой глиняной посуды (яма № 4); от краев ямы легко отделяется насыпная земля; подробное описание ямы см. особо [Л. 11].

 
            3. Находки: 1) керамика лепная, гончарная в очень небольшом количестве, встречена лишь на квадрате В; на квадрате Б черепок лепной с отверстиями на венчике; 2) глиняное грузило (Б 4); 3) кость со следами обработок; 4) шлак (В); 5) позвонок рыбы и чешуя (Б 4); 6) кости животных (В и Г); 7) куски руды.

 
            Глубина 120–140.
            1. Характер слоя: чернозем с примесью супеска; почти на всем квадрате В чернозем обожжен, за исключением восточной части; в юго-западном углу квадрата В (В 3) – песчано-землистый слой с кусками обожженной глины и угля; восточная часть квадрата Г (Г 2 и Г 4) – полоса желто-серого песка; пятна такого же песка небольшого размера выделяются в середине квадрата Г 3.

 
            2. Остатки сооружений: на границе квадратов А 1 и А 2 (северная часть кв. А) – очаг (обожженные камни и глина); на квадрате Б в юго-западной части его, захватывая небольшую часть северо-западной части квадрата Г 1 (продолжение очага (см. предыдущий слой); подробное описание см. особо; в северо-восточной части квадрата Е – яма ( № 3, оказавшаяся пустой) [Л. 12]; по середине квадратов А – Б – В – Е – яма диаметр[ом] 1,5 х 1,5 м, глубина 65 см от зольного слоя; на дне ямы угли, зола, выше черепки, камни и небольшое количество костей; на границе квадратов Е и Б – яма ( № 11) под камнями (слой которых достигал 25 см); диаметр 1 м, глубина от культурного слоя 25 см; яма пустая.

 
            3. Находки: 1) керамика лепная, кроме одного венчика, сделанного на гончарном кругу (кв. В); 2) олений рог с зарубками и отбитыми концами (кв. А 1); 3) железный предмет (кв. А 1); 4) костяная проколка (кв. А 1); 5) кости животных.

 
            Глубина 140–160 [см].
            1. Характер слоя: чернозем и супесок; квадраты А 1, А 2 и А 4 – желтая земля; почти весь квадрат В занят пережженным черноземом с примесью угля; восточная часть квадрата В и юго-западный угол квадрата Г 3 заняты узкой полосой желтого песка; весь квадрат Г – чернозем с сильной примесью серо-желтого песка, что придает [ему] желтоватую окраску; восточная часть квадрата – желтый песок; весь квадрат насыщен углем и имеет пятна обожженной земли; на кв. А 3 – зольное пятно и угли.

 
            2. Остатки сооружений: на границе квадратов А 1 и А 2 (северная часть квадрата А) продолжение очага, открытого в II слое [Л. 13]; яма, обожженные камни; на квадрате Б в юго-западной его части и кв. Г продолжение печи, открытой в предыдущей слоях; см. [их] описание.

 
            3. Находки: 1) керамика лепная; 2) железный нож; 3) олений рог со следами обработки (В); 3) небольшой точильный брусок (В); 5) кости животных; 6) небольшой лепной горшок (целый) на границе квадратов Г 1 и Г 3 [Л. 14].

                                                                 река Сейм                                                                   
            Фиксация процесса раскопок  производилась поквадратно-послойно. Раскопочной единицей (в смысле учета) являлся квадрат 4х4, имевший литерное обозначение (от А до Е), разделенный в свою очередь на четыре метровых квадрата, обозначавшихся цифрой. Глубина обозначалась цифрой 20-сантиметрового пласта. Так, например, находка в юго-восточном углу квадрата Е на глубине 95 см обозначалась шифром Е 4–5. Для определения глубины более точно (для важных находок) были протянуты через раскоп контрольные шнуры, от которых производились замеры. Форма дневника – карточная. На каждый квадрат – отдельная карточка для пласта 20 см. Карточка имеет план квадрата в масштабе 1/20 на клетчатой бумаге, куда цветными карандашами по разработанной шкале условных обозначений точно наносится каждый предмет, характер слоя, прослойки, сооружения и т.д. Сбоку записывается описание слоя и находок. Профили зарисовываются отдельно и не на 20 см, а на большую глубину. Комплексы, выходящие за пределы отчетных квадратов, описываются особо.

 
            Всего составлено 42 схемы (из дневника), 21 чертеж (обобщающие планы, профили) и сделано 76 фотоснимков. В результате раскопок на квадратах А, Б, В, Г, Д, Е выяснилось, что материк сильно понижается в направлении к острой части мыса, культурный слой несколько сползал вниз к валу и в силу этого заполнял нижнюю часть площадки городища, уменьшая разницу высот между материком и валом. Толщина культурного слоя в северных квадратах 140 см, а в южных – 270, разница в 130 см. должна быть отнесена отчасти за счет оползания слоя [Л. 15]. Необходимо также учесть, что центральная часть городища вычерпывалась во время насыпки валов, когда землю брали с середины городища. Как можно было убедиться, культурный слой был сильно перемещен, дневная поверхность обнаруженных землянок повсеместно нарушена. Здесь необходимо учитывать постройку валов. Интересно отметить, что чем ближе к валу, тем больше в этом месте вычерпано земли. Как увидим ниже, при рассмотрении структуры вала, вал насыпался и из культурного слоя, и даже из материка. Следовательно, уже в давнее время на территории городища происходили такие крупные земляные работы, которые затрагивали материк. Как видно из разрезов вала, сооружение его относится ко времени более позднему, чем основные комплексы городища. Поэтому-то они и пострадали при насыпке довольно мощного вала.

 
            Землянка на квадрате В.  Из поздних сооружений, относимых к X веку, в раскоп попала только одна землянка на квадрате В. Эта землянка прикрывала собою более древнюю землянку с печью, которая была прикрыта песком, глиной, и на этой выравненной площади было создано новое жилище, примыкающее вплотную к валу (землянка сделана после вала и опиралась на него). Окончательно решать вопрос о хронологическом соотношении вала и этой землянки можно будет лишь после исследования вала, который на этот раз раскопок затронут не был.

 
            Блюдообразное дно землянки было покрыто рыбьей чешуей, зернами проса и черепками. Посуда почти вся лепная, толстостенная с гребенчатым орнаментом. Найден лишь один черепок с волнистым орнаментом, сделанный на кругу. Пряслице [Л. 16] здесь найдено глиняное, хорошей выработки; найдена круглая железная пряжка. Наиболее интересная находка – литейная форма (половина, из глины, для медалевидной подвески). Наличие пластичных литейных форм можно было предполагать – исходя из анализа литейной продукции. Данная находка является первой глиняной формой для этого времени. В этой же землянке обнаружено два куска железного шлака. Насколько данная землянка была связана с металлургическим производством, судить трудно. Дата ее устанавливается по глиняному пряслицу и гончарному черепку – рубеж X и XI вв. Против середины XI в. говорит отсутствие шиферных пряслиц и стеклянных браслет[ов].

 
            Других сооружений, одновременных землянке, на территории раскопок нет. Это объясняется тем, что как раз в X веке население городища стало заселять обширное плато. Здесь же были возведены валы и бывший поселок превратился в убежище. Керамики XI–XIII вв. в культурном слое чрезвычайно мало. Единичные находки фрагментов гочарной керамики в других местах едва ли можно связывать с теми комплексами, около которых они найдены.

 
            Жилища, печи, ямы. Основное содержание раскопа составляют остатки жилых сооружений, стратиграфически залегающих ниже землянки X–XI вв. Все они объединены общностью керамики и конструкции. Керамика в них лепная, по форме близкая к позднейшей курганной, но несравненно грубее. Остатки жилищ покрыты горелыми бревнами, лежащими в беспорядке. Возможно, что жилища совсем не были углублены в землю. Очаги и печи этих жилищ расположены очень тесно и близко [Л. 17]. По линии, отделяющей квадраты Д и Е от А и Б на расстоянии 6 метров имеется 4 очага. На границе между АБ и ВГ на протяжении 5 метров имеется 3 печи.

 
            Очевидно, эти сооружения, несмотря на кажущуюся однородность вещей, относятся к разному времени, но хронологическая разница не была особенно велика.

 
            Судя по остаткам пола, присыпанного песком (С–В угол кв. Д и С–З угол кв. Б, а также соответственно углы А и Б), жилище имело четырехугольную форму. Прослеживается эта форма плохо. Внутри жилища (не в центре) помещался сложенный из камней очаг или печь и несколько ям различного назначения. Очаги делались очень примитивной формы из нескольких кусков песчаника. Иногда очаг делали в яме. Ямы имели различную форму: бочковидную или грушевидную. Дно ям всегда плоское, некоторые ямы (например, № 13) имели значение хранилищ. В яме № 8 сохранились зерна проса. Другие ямы предназначались для мусора. Так, например, яма № 4 наполовину была заполнена мусором: кости, камни, черепки. Сюда же попал один вылепленный, но не обожженный глиняный сосуд.
            Назначение некоторых небольших мелких ям (например, № 5, 22) неясно.

 
            Большой интерес представляют найденные печи. Печь на квадрате Б (частично входит и в Г) представляет довольно сложное сооружение. Одна стенка ее сложена из тесаных плит известняка, затем к этой стенке примыкает яйцевидная камера, сделанная из глины и камней. Кроме камней, употреблялись конические глиняные кирпичи. Камера эта сверху закрыта камнями. Внутри яйцевидной камеры найден целый горшок, стоявший на дне в середине. Никаких следов горения внутри камеры нет. Сбоку [Л. 18] камеры вмазан большой кусок толстой глиняной корчаги таким образом, что образует как бы перекресток. Над камерой найдено большое количество обугленных длинных плах, огороженных каменной кладкой, и в стороне куча прокопченных камней. Очевидно, печь эта топилась сверху, а камера играла роль духового шкафа, в который ставили горшки через боковое отверстие, перекрытое вмазанной в печь корчагой. Длина печи – 2 м.
            Рядом с этой печью, на юго-запад от нее имелась другая печь, совершенно иной конструкции. Массивная, четырехугольная, она сложена из небольших камней и глиняных конических кирпичей. Сопло ее и самая топка обмазаны глиной. Под печи также глиняный. Внутренняя часть ее выложена очень ровно с прямыми углами. Высота ее 70 см, длина 130, ширина 120 см. Датировка этих жилищ с печами и хлебными ямами представляется затруднительной. Поскольку часть этих комплексов прямо перекрыта землянкой X – начала XI вв., можно думать, что последним верхним пределом их является IX век. Но учитывая долговременность их существования, древнейшую, нижнюю дату можно отодвинуть предположительно в VII столетие н.э.

 
            Характер керамики, являющейся прототипом позднейшей курганной, конические кирпичи, глиняные сковороды, костяные проколки и ряд других вещей сближают основной слой городища “Крутой курган” с городищами “роменского” типа, известными на Ворскле, Суле, Сейме. Кроме того, есть много точек соприкосновения с Боршевским городищем, раскопанным П.П. Ефименко [Л. 19].

 
            Подстилающим слоем для этих комплексов является керамика баночного типа с отверстиями (или выпуклостями) по венчику. Этой керамики немного, она встречается преимущественно в нижних горизонтах, но связать ее с каким-либо определенным комплексом не удалось. Известный процент такой керамики имеется почти на каждом городище Курской области (материалы Курского музея).
            Возможно, что по времени она не очень далеко отстоит от керамики роменского типа ([и относится к] IV–VI вв.). Древнейшим предметом, найденном при раскопках, является бронзовая втульчатаая стрела скифского типа. Найдена она в верхних слоях (T 3) на 40 см. выше славянских горшков с клеймами XI–XII вв. н.э.

Разрез вала, траншея Ю
            Вал был насыпан на жилую поверхность. В траншее на уровне подножья вала были обнаружены следы плотной обмазки пола, состоявшей из извести и соломы. В пол втоптаны были зерна проса, мелкие угли и чешуя. Всё, что находилось поверх этого древнего пола, является искусственной насыпью. На внешний край вала насыпали культурный слой с городища. Он содержит самые разнообразные находки, включая гончарную керамику. Из находок наиболее интересны медное височное кольцо волынского типа с висячей гроздью крупной зерни (IX–X вв.) и игла для плетения, сделанная в виде змейки **.
            В середине вала насыпан материковый песок, а с внутренней стороны вал укреплен большими массивами и тонкими прослой [Л. 20] ками плотной, утрамбованной, обожженной глины (В 1939 г. выяснилось, что глина необожженная [Приписка к машинописному тексту отчета]). Высота вала от древнего пола до вершины 260 см. То обстоятельство, что удалось проследить подошву вала, является очень важным для датировки сооружения вала. Обмазка пола прослежена на протяжении 8 метров, толщина ее 15–20 см. Местами на этом полу встречены беспорядочно лежащие бревна. Возможно, что это остатки избы, снесенной при постройке укрепления. Под полом имеются крысиные норы. Непосредственно под полом идет культурный слой с грубой гончарной и лепной керамикой. Эта керамика может быть датирована X – началом XI вв.
            Под полом, который датируется XI в., начинается целый ряд различных сооружений. На глубине 230 см от поверхности вала (30 см под полом) была найдена печь сферической формы, сложенная из камней и из конических кирпичей. Здесь впервые удалось установить настоящее назначение этих загадочных [прежде] глиняных конусов. Они служили для конструирования свода. Коническая форма была очень удобна для этого. Промежутки между кирпичей промазывались глиной. Часть кирпичей найдена в самой печи, а часть представляет обрушенный свод.

 
            В центральной части траншеи под стерильной прослойкой материкового песка в углублении находится очаг с керамикой древнейшего (для этого города) типа. Очаг лежит непосредственно на материке. В восточной части траншеи имеется яма глубиной в 180 см. Керамика очага соответствует основному слою площади городища.
            В нижних слоях лепная керамика роменского типа всё больше уступает место керамике с отверстиями по венчику [Л. 21].

 
Разрез вала. Зачистка Я.
            Вал в этом месте мощнее, чем в траншее Ю. Схема конструкции его несколько отличается. Вершина вала также обложена обожженной глиной, но насыпанию самого вала предшествовало создание на краю обрыва мыса деревянных клетей. С внутренней стороны к клетям вплотную был положен большой массив плотной серой глины. В задней части разреза видна деформация слоя, вызванная ходом Ионы.

 
            Под глиной и бревенчатой конструкцией идет слой чернозема. В нем найдена лепная керамика роменского типа. Один горшок имеет присохшие к нему органические остатки. Слой чернозёма чередуется со слоями известняка, наверху оказались более древние слои. Пола, состоящего из специальной смеси, здесь нет, но древний горизонт очень хорошо определяется по слою кострищ.

 
            В основании вала найдены железные ножи, бронзовое височное кольцо, шиферное пряслице, глиняное пряслице, каменный жернов. Керамика гончарная и лепная. Кострище в основании вала датируется XI в. Странно отсутствие стеклянных браслет[ов]. Высота вала от основания до вершины 380 см. На высоту в 340 см вал несомненно насыпался в один прием. Так как в отношении хронологии вещей разрез вала дает “зеркальную”, обратную картину: вещи наиболее близкие ко времени сооружения вала, попали вниз, а вещи более древние, взятые вместе с землей на большой глубине, попадают на вершину вала. Под слоем XI в. – яма, содержащая лепную керамику с отверстиями по венчику [Л. 22].

 
 Шурф 3 (контрольный)
            Шурф заложен поперек глазовской траншеи. Выяснилось, что Глазов провел раскопки на глубину всего лишь 60 см и вскрыл только перепаханный культурный слой.
            В шурф целиком попала большая хозяйственная яма (диаметр – 95 см) бочковидной формы, часть землянки и частично две ямы. Яма в юго-западном углу содержала миниатюрные лепные сосудики.
            Керамика в культурном слое над этими ямами смешанная – лепная и частично гончарная.
            Толщина культурного слоя в шурфе – 213 см.
 

                                                                   река Псёл                                                                
 
КЛАД В ЛУДНАХ
В Археологическую комиссию библиотекаря Комиссии Александра Раевского рапорт 26 (13) апреля 1918 г.

            Ввиду начавшихся переговоров с украинской мирной делегацией и объявленного перемирия на курском фронте я имею честь ходатайствовать о кратковременной поездке на собственный счет в г. Лубны для свидания с эвакуированным туда моим братом, членом Каменецкого окружного суда Алексеем Раевским, на предмет устройства его семьи в связи со смертью моего отца, последовавшею в феврале.
            Так как я интересуюсь последнее время древнерусскими городищами, то я желал бы получить открытый лист на Лубенский уезд, для исследования местонахождения древних Лубен X–XII вв.; кроме того, желал бы посетить урочище Солоницу под Лубнами, где был разбит Наливайко, и село Лазорки для дальнейших, по стопам [В.Г.] Ляскоронского *, розысков Анненковского клада из Десятинной церкви; в самих Лубнах я желал бы сфотографировать предметы этого клада, хранящиеся в мужской гимназии и кое-что в Мгарском монастыре. По всем этим вопросам я просил бы инструкции гг. членов Комиссии Спицына и Покрышкина.
            Так как мне удалось точно определить место древнего города Выри (X–XIII вв.), то я просил бы часть пути в сторону от Бахмача до Ворожбы и обратно до Бахмача принять на счет Комиссии и дать мне открытый лист на Путивльский уезд и небольшую сумму на разведку городища Выри. Прежде на такие разведки выдавалось авансом 100 руб., что по официальному курсу на золото теперь составляет 475 руб. Кроме того, следует просить правление Московско-Курско-Воронежской железной дороги разрешить работать в полосе отчуждения между Гребенкой–Ромаданом и Ворожбой–Тёткино.
                                                                                А. Раевский”.

            [Визы на л. 1: “26 апреля 18 г. (неразборчиво) постановило: просить А.А. Спицына направить это дело”; “Выдать открытый лист на Лубенский и Путивльский уезды и 400 р. на производство археологических разведок. А. Спицын”].
 
 
КЛАД НА МИЛЛИОН ДОЛЛАРОВ
В Курской области был найден крупный клад, состоящий из множества предметов, украшенных золотом, серебром и драгоценными камнями. Стоимость сокровищ оценивается в миллион долларов. По информации правоохранительных органов, предметы старины были спрятаны в Фатежском районе региона.
Первым на артефакты наткнулся житель, приехавший на поиски черного металла. Мужчина выкопал около 100 вещей, изготовленных из чистого золота и серебра и инкрустированных драгоценными камнями и мозаикой, передают «Вести.Ru».
Однако найденные ценности кладоискатель не стал сдавать государству. Вместо этого он продал обнаруженные вещи коллекционерам из Курской и Брянской областей, выручив около 50 тысяч рублей. Затем предметы исторического наследия оказались в поле зрения силовых структур, предотвративших их вызов за границу.
Найденные ценности кладоискатель не стал сдавать государству. Вместо этого он продал обнаруженные вещи коллекционерам из Курской и Брянской областей, выручив около 50 тысяч рублей

Драгоценности были изъяты и переданы специалистам для проведения необходимых исследований. Находки подвергли археологической, искусствоведческой и исторической экспертизам. После этого ученые отправились на то место, где житель Курской области нашел клад. В ходе дополнительных раскопок удалось обнаружить еще множество старинных предметов.

В частности, археологи наткнулись на два поясных набора из серебряных и бронзовых позолоченных накладок, два меча в ножнах, облицованных золотыми пластинами с цветной мозаикой, серебряные удила, украшения конских упряжек из золотых и позолоченных накладок, инкрустированных гранатами, и седло, облицованное золотыми пластинами. Общую стоимость находки специалисты оценили более чем в один миллион долларов США. При содействии милиционеров и сотрудников регионального управления ФСБ ценности были переданы в областной музей.
 
 

  
_________________________________________________________________________________________
ИСТОЧНИК ИНФОРМАЦИИ И ФОТО:
Команда Кочующие
Памятники археологии Курской области
Алфавитный список селений Курской области, где были найдены клады - Составлен
М.Б. Оленевым - 2009 г.
1947 Классификация русских монет XVI и начала XVII в.: Тез. дис. …канд. ист. наук // Гос. Эрмитаж. 4 с.
Г. В. Корзухина. Русские клады IX- XIII вв. М.-Л., 1954 г., стр. 99
http://obzor-novostei.ru/
Обзор кладов в Курской области – статья Пекшеева Н.Ф.

 

ВложениеРазмер
85116551.jpg1.2 МБ
аватар: Гость

Хорошая статья!

Узнала много пооезного про клады Курской области. Статья познавательная и интересная. Спасибо.

Отправить комментарий

Фотографии на сайте размещены в качестве научного, информационного, учебного и культурного материала без цели извлечения прибыли.

Контактная информация:

Капитан команды Кочующих (он же главный по сайту):
Хафизов Ахат - Hafizow@yandex.ru


Продвижение сайта в интернете:

Лоцман команды Кочующих
Бортяков Андрей - abortyakov@yandex.ru